Дар матушки Йогини. Книга 1


Аннотация:

Кто бы мог подумать, что старушка, сидящая рядом с твоим домом на скамейке, есть никто иная как славянская богиня, покровительница детей – матушка Йогиня? Ире, самой обычной девочке-подростку, придется на многое взглянуть по-новому, когда она поймет, что пришла в этот мир не просто так, а для того чтобы стать частью пантеона великого Сварога.

Роман Казимирский
Дар матушки Йогини. Книга 1
Фэнтези. Роман в 4 частях

Мир на мгновение замер, а потом задрожал и рассыпался, как паззл, на огромное количество составляющих частей. За исчезнувшей картинкой оказалась черная мгла, которая, однако, не производила впечатления пустоты – напротив, она имела множество оттенков, каждый из которых пульсировал и выделялся на фоне остальных. В следующий момент великий ветер поднял разбросанные повсюду части развалившегося мира и вновь соединил их, но уже в ином порядке. Все произошло так быстро, что Ира даже не успела испугаться – стоя с раскрытым от удивления ртом, она наблюдала за происходящим. Деревья остались на своих местах, звезды светили, как и прежде, но теперь девочка видела все ярче и объемнее. Звуки, на которые она раньше, скорее всего, не обратила бы никакого внимания, обрели новые значения и наполнились тайным смыслом. Стрекот ночных насекомых, шевеление воздуха, колышущаяся трава – Ира вдруг осознала, что ничего не происходит просто так, что каждое действие имеет свое особенное, значение.
Вся ее жизнь разделилась на две части: до и после. Первая теперь казалась долгим сном, наваждением, подготовкой к чему-то более важному и существенному. Вторая… В этом ей только предстояло разобраться.

***
Ира с самого детства была особенным ребенком. Но не в том смысле, какой каждый родитель хотел бы вложить в эти слова. Дело было в том, что ее раздражало буквально все. Сидя в коляске, она не желала сосать соску, как все нормальные дети, и выражала свои эмоции диким ревом, от которого у прохожих закладывало уши. Достигнув школьного возраста, девочка тут же заявила своим родителям, что в ее классе сплошные дураки, с которыми ей противно общаться.
- А моего соседа сопля из носа висела сегодня! – возмущалась она. – А учительница носит парик, потому что своих волос нет. Фу!
Несчастные родители, которые искренне любили дочь, но уже успели устать от ее не самого стандартного поведения, только вздыхали и переглядывались друг с другом. Возможно, им было стыдно перед соседями и знакомыми за такого невоспитанного ребенка. Какой-то семейный психолог внушил им мысль о том, что Иру ни в коем случае нельзя наказывать – мол, со временем все нормализуется, а пока просто потерпите. И это, конечно, Иру тоже раздражало, даже бесило временами. Может показаться странным, но ей хотелось видеть рядом с собой строгого отца, который временами может прикрикнуть или даже взяться за ремень, и иногда она намеренно пыталась вывести его из себя. К счастью, девочке так ни разу и не удалось добиться желаемого.
В конце концов, ситуация, действительно, изменилась, но произошло это из-за нового ребенка, которого мама носила в себе девять месяцев, чтобы потом гордо презентовать старшей дочери:
- Вот, милая, твой брат. Мы с папой решили назвать его Вячеславом, Славой. Нравится имя? Посмотри, какой он милый. Хочешь подержать его на руках?
- Нет!
Нужно ли говорить о том, что и новорожденный пуп земли тут же стал раздражать Иру, да так, что ей захотелось выкинуть его с балкона? Девочке недавно исполнилось восемь лет, и она привыкла считать себя центром мироздания – именно так ее в шутку называла соседка, баба Маша. Старушка была едва ли единственной, с кем Ира могла нормально общаться. Стоило девочке встретить ее, как она тут же успокаивалась и становилась похожа на нормального ребенка. Впрочем, ничего удивительного в этом не было – просто баба Маша не терпела грубости – и однажды, при первом знакомстве, когда Ира сказала ей какую-то гадость, без лишних слов шлепнула ее по губам. Было совсем не больно, но грубиянка не ожидала такой реакции – все вокруг знали о том, что с ней лучше не связываться, а тут такое… Глядя на спину спокойно удаляющейся соседки, девочка пыталась решить, как себя вести: закатить показательный скандал, чтобы другим неповадно было, или промолчать? Пока она думала об этом, ее обидчица успела скрыться из виду, так что момент был упущен.
Забавно, но на следующий день Ира подошла к старушке, которая сидела на лавочке и мастерила что-то, и попросила у нее прощения за свое поведение. Та улыбнулась в ответ и похлопала рукой по скамейке рядом с собой.
- Садись, поболтаем.
Ира послушно опустилась и с интересом посмотрела на кусок ткани, который баба Маша держала в руках – он был совсем белый, но девочка успела заметить небольшой участок, украшенный разноцветными нитками.
- Что ты делаешь?
- Вышиваю.
- Это сложно?
- Кому как. Мне – нет.
- Покажешь?
- Обязательно покажу, но не сейчас. Позже, когда все будет готово.
- Ну, вот…
Девочка уже приготовилась канючить, но старушка неожиданно строго взглянула на нее, и у Иры отпало всякое желание спорить. Вместо этого она вдруг сильно смутилась и пробормотала слова извинения. Это было забавное и совершенно новое для нее ощущение – признавать свою неправоту и просить прощения. Ире даже оно понравилось, потому что было похоже на щекотание в носу, когда только собираешься чихнуть.
- Ничего страшного, - улыбнулась баба Маша. – Я не могу показать тебе все, но ты можешь наблюдать за тем, как я это делаю. Вот, смотри…
Когда мама Иры, обеспокоенная долгим отсутствием дочери, вышла во двор, то не поверила своим глазам: девочка сидела на скамейке рядом с домом в полном одиночестве и с любопытством рассматривала что-то.
- Что там, милая? – вспомнив о недавней ссоре, женщина решила, что дочка таким образом выражает свой протест, но та только отмахнулась:
- Тише! Не мешай!
Возможно, если бы родители Иры были более наблюдательными людьми, то сразу заметили бы странности дочери – во всяком случае, она не делала секрета из своего общения с бабой Машей. А может, дело было в чем-то другом, сейчас это сложно утверждать наверняка. Так или иначе, но с момента их первой встречи прошло шесть лет, а девочка все никак не желала научиться отличать вымысел от реальности – именно такими словами однажды ее отец охарактеризовал происходящее.
- Ты ведь понимаешь, малышка, что никакой бабы Маши не существует? – однажды он решил поговорить с дочерью, заметив, что на нее начинают косо посматривать их друзья и знакомые.
- Понимаю, конечно, я же не дура, - огрызнулась девочка, которой на тот момент едва исполнилось десять лет. – Это просто игра.
На этом попытки вразумить непослушного ребенка прекратились. Посовещавшись с детскими психологами, родители решили, что не стоит ломать систему, которую их дочь выстроила в своей голове. Тем более что с тех пор, как в ее жизни появилась воображаемая собеседница, она стала намного спокойнее и иногда даже снисходила до своего младшего брата – возилась с ним, читала ему вслух. Конечно, никто не знал о том, что все это Ира делала по просьбе бабы Маши – старушка постоянно говорила ей о том, что самое дорогое, что есть у человека, кроме него самого, это семья, от которой ни в коем случае нельзя отказываться, что бы ни случилось. Сначала девочка упрямилась и не хотела изменять своим принципам, но потом все же уступила. Наблюдая за тем, как расцвели родители, когда она впервые с момента рождения брата назвала его по имени и подала игрушку, которую тот выронил из рук, Ира пришла к выводу, что ее более опытная подруга была права. Обрадовавшись этому успеху, она стала все чаще прислушиваться к советам наставницы и старалась следовать ее советам во всем. Нельзя сказать, что результат так уж пришелся ей по вкусу – родители, который до этого особо не беспокоили старшую дочь, полностью переключившись на свое второе творение, вдруг вспомнили о том, что Ира вот-вот войдет в подростковый возраст, и стали уделять ей повышенное внимание.
- Ты не представляешь, как они меня достали! – жаловалась девочка собеседнице. – Вчера мама меня таскала по магазинам. По магазинам! Будто не знает о том, как я это ненавижу.
- Купили что-нибудь? – спросила баба Маша, не поднимая головы от рукоделия.
- В том-то и дело, что нет, - проворчала Ира, успокаиваясь. – Только потеряли полдня.
- Считай, что ты отдала своей маме часть энергии, которая была ей необходима, - старушка на секунду взглянула на свою подопечную, и тут же снова опустила глаза вниз. – Время – это тоже энергия, ты не знала?
- Да, я помню, ты говорила об этом.
- Тогда зачем возмущаешься? Я же объясняла тебе, что лишние негативные эмоции, которые, к тому же, не имеют смысла, вредны. Это похоже…
- …на автомобиль, - продолжила Ира, закатывая глаза, - который заехал в грязь. Лучше бы ему остановиться, но он продолжает пытаться выбраться и оттого погружается все глубже. Я же сказала: помню. Не буду больше буксовать.
- Опять дерзишь?
- Прости… Когда ты закончишь свою вышивку?
- Уже скоро.
- Ты всегда так говоришь, - девочка насупилась, но старушка только улыбнулась:
- Теперь, на самом деле, недолго осталось. Тебе ведь скоро исполнится четырнадцать лет.
- И что?
- Вот как раз тебе на День рождения подарок и сделаю, - баба Маша оторвалась от работы и с неожиданной нежностью посмотрела на свою юную собеседницу. – Надеюсь, тебе понравится.
- Ты серьезно это говоришь? А что потом?
Ира вдруг испугалась, хотя и не сразу поняла, чего именно.
- Почему ты молчишь? – девочка прильнула к старушке и попыталась заглянуть ей в глаза. – Ты ведь не уйдешь после этого? Мы и дальше будем общаться?
- Конечно. Не переживай.
- Обещаешь?
- Даю слово.
Гости, сидя за праздничным столом, поздравляли Иру с Днем рождения и старательно делали вид, что все в порядке. На самом же деле родители предупредили всех заранее, что их дочь не в духе, и попросили ни о чем ее не спрашивать. Поэтому праздник проходил в весьма странной атмосфере – девочка была задумчива и почти не принимала участия в происходящем.
Она обманула. Обещала, что они никогда не расстанутся, а сама исчезла. Вручила ей накидку, над которой работала все это время, а потом растворилась в воздухе. Если бы Ире кто-нибудь рассказал о таком, она бы ни за что не поверила – но все случилось на ее глазах, и теперь девочка пыталась осознать тот факт, что впредь ей придется жить без бабы Маши. Конечно, ей уже несколько лет как было известно о том, что никто, кроме нее, не может видеть старушку, но Ире было наплевать на то, кем была ее подруга – плодом воображения, призраком или еще кем-то. Чувство потери было таким всеобъемлющим, что больше всего ей хотелось запереться в своей комнате и рыдать, завернувшись в подарок.
О нем, кстати, стоит сказать отдельно. Кем бы ни являлась баба Маша, но накидка, расшитая странными знаками, была абсолютно реальной - когда Ира принесла ее домой, мама тут же оценила искусно выполненную работу.
- О, какая красота! Где взяла?
- Друзья подарили… - удивившись, неумело соврала девочка.
- Хорошие у тебя друзья, - одобрила мама. – Я бы и сама от такой прелести не отказалась.
Как раз об этом и думала Ира, сидя среди родственников и знакомых и периодически невпопад отвечая на их поздравления.
- Что это у тебя в руках, детка? – Николай, приходившийся Ире дядей по отцовской линии, всегда казался ей скучным очкариком, потому что работал в центральной городской библиотеке и не умел поддерживать разговор, постоянно скатываясь в какие-то научные дебри, которыми она мало интересовалась.
- Ничего особенного, - ответила именинница. – Так, подарок одной знакомой.
- Можно мне взглянуть?
- Наверное…
Поколебавшись несколько секунд, девочка протянула мужчине накидку, и тот тут же с любопытством принялся изучать вышивку. К этому моменту большинство гостей уже закончили с трапезой и теперь разбились на небольшие группы по интересам. До девочки доносились обрывки разговоров о дачных участках, зарплатах, автомобилях и мобильных телефонах, но все это мало занимало ее, так что она с нетерпением ждала, пока Николай вернет ей ее подарок, чтобы поскорее уйти в свою комнату. Однако мужчина не спешил – спустив очки на самый кончик носа, он перебирал пальцами плотную ткань, то отодвигая ее от лица, то приближая. Наконец, библиотекарь оторвался от накидки и взглянул на девочку:
- Очень необычный подарок. Не познакомишь меня с этой своей знакомой?
- Не могу, - Ира почему-то сильно смутилась, но тут же постаралась взять себя в руки. – Она… В общем, ее больше нет.
- Она уехала?
- Можно и так сказать.
Судя по выражению лица Николая, он расстроился. С сожалением покачав головой, он развернул накидку так, чтобы собеседнице была видна большая ее часть, и обвел пальцем вокруг центрального узора.
- Видишь этот знак? Знаешь, что он означает?
- Понятия не имею, - пожала плечами Ира. – Трезубец какой-то. На куриную лапку похож…
- Да? – Николай еще раз взглянул на вышивку и улыбнулся. – Согласен, немного похоже. Но это не куриная лапка, не трезубец и даже не вилка. Это славянская руна, которая называется «Мир». Слышала о ней?
- Нет, - девочка вздохнула, подумав, что сейчас начнется очередная историческая лекция, слушать которую у нее не было ни малейшего желания. – Может, я пойду?
- Неужели тебе совсем не интересно, зачем твоя знакомая вышивала все эти знаки? – воскликнул библиотекарь, удивленно поднимая брови. – Я бы на твоем месте…
- Я очень скучаю по ней.
Ира перебила собеседника и, неожиданно для самой себя, принялась рассказывать ему о том, как она познакомилась с бабой Машей. Девочку словно прорвало – она слишком долго скрывала от всех существование своей подруги и теперь вдруг почувствовала острую необходимость поделиться тем, что накопилось у нее на душе. Николай сначала снисходительно улыбался, но чем детальнее становилось повествование, тем более серьезным и даже озабоченным делалсь его лицо. Наконец, когда девочка закончила рассказ, кивнув в сторону накидки, он поднялся и поманил ее за собой.
- Мы прогуляемся немного, - обратился он к родителям Иры, которые вопросительно взглянули на дочь. – Вы не против?
- Все в порядке, милая? – мама с нежностью обняла дочь, и та улыбнулась в ответ:
- Да, мам. Просто здесь душно.
Выйдя из дома, Николай огляделся по сторонам и, наконец, остановился возле той самой скамейки:
- Здесь все происходило?
- Да…
Девочка с интересом наблюдала за тем, как библиотекарь опустился рядом с лавкой на колени и заглянул под нее.
- Потрясающе! – Николай выпрямился и подозвал племянницу. – Посмотри сама.
Ире он больше не казался скучным ботаником – понимая, что происходит что-то необычное, она присела на корточки и, опираясь рукой о деревянную конструкцию, смогла разглядеть на нижней части досок те же самые символы, которые уже видела на своем подарке. Правда, здесь они были расположены в ином порядке, но на это несовпадение девочка не обратила внимания.
- Что это означает? – она вынырнула из-под лавки и вопросительно взглянула на мужчину, который с задумчивым видом стоял рядом.
- Сложно сказать… - начал было тот, но, заметив разочарование на лице своей юной собеседницы, присел на скамейку и похлопал рукой рядом – совсем так же, как это делала баба Маша. – Видишь ли, у меня очень много свободного времени, и поэтому я почти постоянно читаю. Благо, недостатка в литературе у меня нет. Ты любишь читать?
- Не очень, - призналась Ира.
- Зря, - Николай осуждающе покачал головой. – Но ничего, у тебя еще все впереди. Но сказки-то тебе мама в детстве рассказывала?
- Конечно.
- Хорошо. Баба Яга там была?
- Была.
- Что ты о ней думаешь?
- О бабе Яге? – удивилась девочка такому вопросу. – Ну… Она плохая, детей в печь засовывала, потом ела. К чему эти вопросы?
- А что ты ответишь мне, если я скажу, что все было совсем по-другому? – Николай хитро прищурился и с довольным видом откинулся на спинку скамейки.
Ира не сразу нашлась, что ответить. Она не ожидала, что разговор пойдет в таком русле – все же ей уже было не пять лет. Неужели дядя совсем выжил из ума и решил порадовать ее детскими историями? Девочка уже приготовилась мягко отказаться от такой не слишком заманчивой перспективы, но не успела – библиотекарь, не оставляя ей времени на возражения, заговорил:
- В славянской мифологии не было никакой бабы Яги. Зато была матушка Йогиня. Слышала о такой?
- Нет… Что-то связано с йогой?
- Что? Нет, конечно! – мужчина рассмеялся, услышав такое нелепое предположение, но быстро успокоился и снова заговорил серьезным тоном. – Хотя, интересная ассоциация. Матушка Йогиня – это светлая богиня, покровительница детей. Она появлялась, когда в ней была необходимость: искала сирот, одиноких или просто несчастных детей – и помогала им. Иногда словом, а иногда и делом.
- Не понимаю, при чем здесь тогда баба Яга, - Ира, несмотря на первое неприятие, все же заинтересовалась рассказом собеседника.
- Это долгая история, - Николай как-то странно поджал губы и покачал головой. – За последние несколько веков многое произошло. Люди очернили то, что когда-то виделось светлым, и наоборот. Причин было множество… Но я сейчас не о том хотел поговорить. Видишь ли, знаки, которые твоя баба Маша вышила на накидке, это славянские руны. Посмотри, их ровно восемнадцать, и они расположены в особом порядке.
- И что это значит?
- Возможно, ты сейчас подумаешь, что я спятил, - мужчина смущенно почесал нос и, помолчав пару секунд, продолжил, - но мне кажется, что ты все это время общалась с матушкой Йогиней.
- Что?! – Ира воскликнула это громче, чем намеревалась, и испуганно зажала себе рот. – Ты серьезно?
- Вполне. Наверное, мне не по возрасту верить в сказки, но иногда так хочется… Я перечитал много литературы на эту тему. Даже слишком много. И могу сказать с уверенностью: наши предки искренне верили в то, что нас окружают существа, гораздо более сильные и мудрые, чем мы. Среди них были и добрые, и злые духи, и помощники, и вредители. Ты ведь слышала о домовых, кикиморах, леших и водяных?
- Конечно, слышала, - кивнула Ира, постепенно приходя в себя. – Но это ведь все выдумки, разве нет?
- Не уверен, - с задумчивым видом протянул библиотекарь. – Вернее, мне хочется верить в то, что все это правда. Я кажусь тебе странным, да?
- Немного, - девочка не стала возражать. – Но мне это нравится.
- Вот и хорошо, - обрадовался Николай. – Тогда слушай дальше. Наши предки верили в то, что в их жизни ничего не происходит без причины. Ты, наверное, думаешь, что в древности люди были глупее, чем сейчас, да? Это не так. Да, у них не было компьютеров, автомобилей – и летать они не умели. Хотя, о чем это я? Может быть, и умели, но мы этого не знаем наверняка.
- Какие чудные вещи ты рассказываешь, – улыбнулась Ира, сразу вспомнив о коврах-самолетах, ступах, печках и прочих средствах передвижения сказочных персонажей.
- Да, я знаю, - мужчина нетерпеливо кивнул. – Но ты только подумай. Нам ведь почти ничего не известно о том, как жили древние славяне. Об этом остались только редкие упоминания, которые передаются из уст в уста – это народные сказания, мифы и легенды. Но ведь это и есть самый надежный источник! Историю можно переписывать сколько угодно, добавлять в официальную летопись каких-то угодных персонажей, а неугодных – вычеркивать. И только народная память никогда не обманывает.
- Хорошо, допустим, - согласилась девочка. – И что из этого следует?
- А то, что если бы ты со своим рассказом о несуществующей бабе Маше отправилась к современным врачам, то тебе бы прописали лекарства, - с уверенным видом заявил Николай. – Потому что сегодня у нас есть только наука, для чудес не осталось места. Только подумай: ты шесть лет общалась с собеседницей, которую никто, кроме тебя, не видел. Все это время она вышивала вот это.
Мужчина развернул накидку и продемонстрировал Ире россыпь странных знаков, соединенных друг с другом замысловатым орнаментом.
- Выходит, она на каждый символ тратила около четырех месяцев, верно?
- Наверное…
- Тебе не кажется, что это слишком долго? Даже если на секунду забыть о том, что, по мнению твоих родителей, ты выдумала бабу Машу – откуда взялась эта ткань? Кто, если не она, сделал все это? Я думаю так: матушка Йогиня терпеливо работала с каждой руной, заряжала ее энергией, чтобы преподнести тебе подарок, который сможет тебе помочь в этой жизни. Я всегда знал, что ты необычный ребенок, но и предположить не мог, насколько это так.
- Не понимаю, о чем ты, - Ира нахмурилась, пытаясь уловить мысль собеседника.
- Ты молчаливая, - пояснил тот свои слова, - необщительная. У тебя практически нет друзей, ты ни с кем не играешь. Скажи, у тебя есть парень?
- Вот еще! – презрительно фыркнула девочка.
- Разве это не странно? – Николай покопался в кармане и вытащил небольшое зеркало. – Посмотри на себя, ты ведь настоящая красавица. Да за тобой должны бегать толпы мальчишек! Но оглянись – ты видишь хоть одного? Вот и я не вижу. Тебя будто никто не замечает, как если бы ты была под невидимой защитой. И я думаю, что это твоя подруга постаралась. Другого объяснения у меня нет. Возможно, у нее есть на тебя особые планы.
- Какие еще планы?
Девочка приняла из рук Николая зеркальце и теперь внимательно рассматривала свое отражение. Она словно впервые взглянула на себя со стороны. Большие синие глаза, острые брови, светлая кожа, на которой выделялись яркие губы – почему она раньше не замечала всего этого? Может быть, ее дядя был прав – и баба Маша, на самом деле, все это время оберегала ее? Но зачем? И от кого?
- А вот этого я не знаю, - Николай с некоторым запозданием ответил на вопрос племянницы. – Возможно… Нет, не хочу строить догадки. Думаю, ты сама скоро все поймешь. Это странно…
- Что?
- Мне кажется, что и я имею ко всему происходящему некоторое отношение. Видишь ли, обычно я не беру работу на дом, а сегодня почему-то не удержался, прихватил с собой пару книг. Как раз для тебя.
- Что за книги? – поинтересовалась Ира, у которой голова шла кругом от всего услышанного.
- Вот, взгляни, - Николая достал из сумки, которая все это время висела у него на плече, две книги. – Здесь описаны верования древних славян. Не знаю, будет ли тебе интересно.
- Можно, я посмотрю?
Ира протянула руку и взяла первую книгу. Ожидая увидеть картинки, она была сильно разочарована – по всей видимости, издатели не слишком заботились о визуальной составляющей своего детища, потому что внутри книга представляла собой обычную энциклопедию, какую обычно используют школьники для написания скучных школьных докладов. Вторая книга мало чем отличалась от первой, с тем лишь исключением, что в ней периодически встречались черно-белые изображения плохого качества. Девочка уже хотела захлопнуть и ее, как вдруг в одном изображении узнала центральный символ, который был изображен на подарке бабы Маши. Тут же забыв обо всем на свете, она вцепилась в книгу и взглянула на дядю:
- Я возьму.
- Я знал, что так и будет, - улыбнулся тот. – Читай на здоровье. Только…
- Да?
- Нет, ничего. Держи меня в курсе, хорошо?
- Обещаю.
Николай больше ничего не стал говорить – аккуратно свернув накидку, он положил на нее обе книги и протянул племяннице, после чего они вместе вернулись в квартиру, где гости, обсудив все животрепещущие темы, уже готовились расходиться. У Иры не было никакого желания общаться с ними, тем более что ей не терпелось погрузиться в чтение. Но она решила, что стоит хотя бы попытаться сделать приятно родителям – ведь они старались, организовывая праздник для нее. К счастью, никто из родственников не стал приставать к ней с долгими разговорами, и уже через полчаса она получила возможность запереться в своей комнате и открыла первую книгу, которая больше не казалась ей такой уж скучной. Пробежав глазами предисловие, она перешла к первой главе и сразу буквально растворилась в ней. Образы, скрытые в тексте, в одно мгновение обрели яркость и стали объемными – никогда прежде она не ощущала ничего подобного.
Когда, несколькими часами позже, мама заглянула в комнату дочки, та спала, положив себе на грудь раскрытую книгу. Она улыбнулась и попыталась взять ее, чтобы переложить на стол, но девочка так крепко держала свое сокровище, что женщина, в конце концов, решила оставить ее в покое. Откуда ей было знать о том, что ее дочь, до этого никогда не демонстрировавшая большой любви к чтению, в этот момент была подключена к неведомому энергетическому полю, из которого в ее сознание поступало такое количество информации, что этому потоку позавидовал бы любой опытный историк? Родители еще некоторое время посидели за праздничным столом, вспоминая те времена, когда Ира была совсем малышкой, а потом, решив убрать все утром, отправились спать. Девочка же с жадностью поглощала не только то, что содержала в себе книга – в ее распоряжении оказались все знания, которыми обладал ее автор. Пантеон славянских богов во всем его нетривиальном разнообразии поразил ее воображение, и она полностью погрузилась в этот неизведанный, еще недавно чуждый ей мир.
Девочка стояла в центре зеленой поляны, со всех сторон окруженной густым лесом, в котором, казалось, кипела жизнь – до нее то и дело доносились пересвисты, словно кто-то общался друг с другом, а временами на фоне сочной зеленой растительности возникали фигуры, причем далеко не всегда человеческие. Один раз ей показалось, будто она заметила совсем молодого человека, однако, приглядевшись, с удивлением обнаружила, что нижняя часть его тела была козлиной: мохнатые ноги, копытца – все было на месте. Подивившись такой странности, Ира опустила взгляд еще ниже и чуть не вскрикнула от неожиданности: прямо у ее ног сидел крошечный бородатый человечек и с любопытством рассматривал гостью. В голове девочки прозвучало имя: Чур – и в следующую секунду она уже знала о нем все. Бог родового очага, трудолюбивый и справедливый хранитель земельных границ. Заметив движение сбоку от себя, Ира повернула голову и увидела высокого и статного старика, стоящего на небольшом возвышении и оттуда наблюдающего за происходящим.
- Сварог, - сообщил ей неизвестный рассказчик. – Бог-отец, от которого родились боги стихий.
Почувствовав неожиданный холод, исходящий с противоположной стороны, Ира стремительно обернулась и увидела темную фигуру, весь вид которой говорил о том, что ее обладатель был прямой противоположностью Сварогу.
- Чернобог, - пробормотала девочка, непроизвольно отстраняясь. – Какой ужас…
Темное божество сделало движение в ее сторону, однако тут же перед ним, словно из-под земли, возникли старцы, облаченные в накидки, очень сильно похожие на ту, что подарила девочке баба Маша. Волхвы, поняла девочка. Древние мудрецы взялись за руки и, образовав полукруг, принялись раскачиваться из стороны в сторону. Лицо Чернобога исказила ярость, и он попытался прорваться сквозь невидимый заслон, который организовали волхвы, однако у него ничего не вышло – пробормотав проклятие, властитель преисподней отступил в тень деревьев и исчез из виду.
Мысленно поблагодарив заступников, Ира вздохнула с облегчением и продолжила исследовать окрестности. Образы, возникавшие в ее голове, к сожалению, не были живыми – скорее, они казались искусной иллюзией, выполненной наподобие 3D музея в Санкт-Петербурге, который она однажды посещала с родителями. Несмотря на кажущуюся близость, к ним невозможно было прикоснуться, и сколько девочка ни пыталась заговорить с персонажами книги, они не отвечали. Это было очень обидно, потому что ей казалось, будто она уже целую вечность знакома с Велесом, этим хмурым мужчиной огромного роста и с окладистой бородой. Разглядывая его посох, Ира чувствовала, что стоит только прикоснуться к нему – и весь мир вокруг нее тут же изменится, однако девочке никак не удавалось дотянуться до вожделенного символа власти, потому что божество каждый раз, словно невзначай, отстранялось.
Наконец, поняв, что все эти попытки ни к чему не приведут, Ира с любопытством огляделась по сторонам и постаралась понять, где находится. Мир, в котором она оказалась, казался абсолютно реальным и мог находиться в любой части ее необъятной родины. Зная, что в России до сих пор сохранились огромные массивы девственных лесов, девочка гадала, с какой именно части нужно начинать поиски. Увиденное произвело на нее сильное впечатление, и она сразу поняла, что никогда не забудет об этом – видение нисколько не походило на сон. Подумав, девочка решила, что просто обязана отыскать это место, чего бы ей это ни стоило. Но как быть с родителями? Ей всего четырнадцать, и, понятное дело, мама с папой ни за что не отпустят дочь-подростка в одиночку колесить по стране, какие бы доводы она ни привела. Сбежать? И на это Ира тоже не могла пойти. Несмотря на то, что ее беседы с бабой Машей чаще всего были обычной болтовней, старушка все же сумела внушить ей мысль о том, что семья – это то, чем ни при каких обстоятельствах не стоит жертвовать.
Стоило Ире вспомнить о своей подруге, как пространство вокруг нее задрожало, и из лесной чащи на поляну выступила молодая женщина такой потрясающей красоты, что девочка удивленно моргнула: огромные зеленые глаза, роскошные русые волосы, собранные в косу, стройная фигура – незнакомка была похожа на мечту, и Ира поймала себя на том, что смотрит на нее с открытым от изумления ртом. Придя в себя, девочка помотала головой и сделала несколько шагов навстречу новому персонажу своего видения. Странно, но новоприбывшая смотрела прямо на нее – она казалась настоящей, однако Ира не решилась прикоснуться к ней, даже когда они оказались рядом, на расстоянии вытянутой руки.
- Ну, что же ты? – красавица вдруг заговорила нежным голосом и слегка наклонилась так, что ее глаза оказались на одном уровне с глазами Иры. – Неужели не узнаешь меня?
Девочка нерешительно огляделась по сторонам, не веря, что этот вопрос был обращен к ней. Однако поляна вдруг опустела – кроме нее самой и зеленоглазой гостьи не осталось никого.
- Не узнаешь? – повторила вопрос женщина, улыбаясь.
Прежде чем ответить, Ира отступила на шаг и внимательно присмотрелась к неожиданной собеседнице. Нет, они никогда прежде не встречались – она бы обязательно запомнила. Но все же что-то было в ней родное, знакомое. Внезапно в голове девочки сверкнула догадка, и все сразу встало на свои места.
- Баба Маша? – шепотом спросила она.
- Наконец-то! – воскликнула красавица, заливаясь звонким смехом. – Правда, я теперь выгляжу не так, как ты привыкла меня видеть. Да и зовут меня, как ты, наверное, уже поняла, иначе. Назовешь мое имя? Кажется, твой дядюшка уже понял это, хотя я и не планировала раскрываться так быстро.
- Матушка Йогиня? – пробормотала Ира, в первый момент смутившись от использования непривычной формы слова «мама». – Это ты?
- Конечно, - улыбнулась женщина и с нежностью погладила свою юную собеседницу по щеке.
Ощутив тепло на коже, Ира попыталась ответить на ласку, но не смогла дотронуться до подруги – ее пальцы прошли сквозь тело женщины, и та с сожалением покачала головой:
- Нет, еще рано. К тому же это все-таки иллюзия, не забывай об этом.
- Но как же…
- Почему ты ощутила тепло? Только потому, что нас многое связывает – в том числе мой подарок, который я сделала специально для тебя. Кстати, он тебе понравился?
- Очень! – Ира вспомнила о накидке и на секунду испугалась того, что могла потерять ее, однако Йогиня тут же успокоила ее:
- Не переживай, она там, где ты ее оставила.
- Я не понимаю, - Ира вспомнила обо всем, что узнала о своей подруге. – Дядя говорил мне, что ты приходишь к сиротам и обездоленным детям. Но я ведь… С моими родителями все в порядке? Им ничего не грозит?
- Это ошибка – думать, что я являюсь только осиротевшим детям, - мягко поправила собеседницу богиня. – Для меня важны все. В каждом ребенке есть искра Рода. К сожалению, сегодня об этом мало кто помнит.
- Но почему ты явилась именно ко мне? – продолжала допытываться Ира. – Что во мне такого особенного?
- Вот видишь, даже ты, несмотря на все увиденное, сомневаешься в своей уникальности, - огорчилась Йогиня, но складка между ее бровями, едва появившись, тут же разгладилась, и она улыбнулась. – Я выбрала тебя не случайно, не стоит думать, что на твоем месте мог оказаться любой другой. С одной стороны ты одна из многих, но, с другой, другой такой нет во всем мире. Мне сложно объяснить все тебе сейчас, для этого ты должна все увидеть сама.
- Как? О чем ты говоришь?
Ира почувствовала, что ей не хватает воздуха – она поняла, что в этот момент решается ее судьба, и затаила дыхание. Богиня, заметив состояние собеседницы, удовлетворенно кивнула и широким жестом обвела свои владения:
- Все это может стать твоим. Если ты захочешь, конечно.
- Я хочу!
- Вот и хорошо. Значит, так и будет. Сейчас мы расстанемся, но только чтобы увидеться снова.
- Когда?
- Скоро. Быстрее, чем ты можешь представить себе. С Днем рождения, милая! Держи подарок.
Йогиня сделала жест рукой, словно пыталась захватить в ладонь воздух, и, вытянув руку перед собой, подула на Иру. В тот же момент девочка проснулась и резко села на кровати. Она все еще находилась в своей комнате, а за окном стояло позднее утро. Выходит, все это было всего лишь сном. Испугавшись этой мысли, она вскочила на ноги и стала искать глазами накидку. К счастью, она лежала там, где девочка ее и оставила – на кресле рядом с письменным столом. Схватив свою драгоценность, Ира с нежностью прижала ее к груди и случайно взглянула в зеркало, висевшее на стене – все страхи и сомнения тут же отступили. Отражение было ее собственным, однако глаза… Глаза девочки излучали золотой свет, как если бы внутри ее черепа находилось маленькое солнце. Вспомнив последние мгновения сна, Ира поняла, что это и был подарок, который сделала ей Йогиня. Но что скажет мама?..
Ира не успела обдумать возможную реакцию родителей, потому что в следующую секунду дверь в ее комнату бесшумно открылась, и до нее донесся знакомый голос:
- Проснулась, любовь моя? А мы с папой думали, что ты решила весь год проспать.
Машинально взглянув на мать, Ира тут же испугалась, что раскрыла себя. Но женщина не выказала никакого удивления – она продолжала с улыбкой рассматривать дочь.
- Почему такой ошарашенный вид? – она рассмеялась и поманила ее за собой. – Умойся и пойдем завтракать. У нас с отцом к тебе разговор.
- Что-то случилось? – осторожно поинтересовалась Ира, на всякий случай прикрывая глаза ладонью.
- Да, - кивнула женщина. – Но не волнуйся, все в порядке. Только не возись долго, хорошо? Мы уже за столом.
Как только мама закрыла за собой дверь, Ира побежала в ванную комнату и, приводя себя в порядок, то и дело поглядывала в зеркало. Глаза продолжали светиться, и она казалась себе существом из другого мира. В голове метались самые разные мысли, главная из которых заключалась в том, что она хочет, как можно скорее, снова увидеть свою подругу. Вспомнив старушку, с деловитым видом занимающуюся рукоделием на лавке, девочка на секунду смутилась: как, наверное, смешно она выглядела со стороны, воспринимая богиню как плод своего воображения. Впрочем, долго думать на эту тему ей не пришлось – спустя пару минут в дверь забарабанили, и Ира услышала голос своего младшего брата:
- Я хочу торт, а мама не разрешает есть его без тебя! Ты скоро уже?
Вытерев лицо полотенцем, Ира открыла дверь и столкнулась с мальчиком – шестилетний Слава, как только увидел ее, уставился на нее, а потом с криком убежал в столовую. Не понимая, что происходит, девочка поспешила за ним и успела заметить, как он спрятался за отца, указывая на нее пальцем:
- Папа, у нее глаза, как у робота из мультика!
- О чем ты говоришь, сынок? – мужчина помахал дочери рукой и обратился к Славе. – Ну же, прекрати баловаться. Садись за стол.
- Я боюсь!
- Ты зачем брата пугаешь? – неодобрительно покачала головой мама. – Знаешь же, что он сейчас во все верит.
- Я ничего не делала, - ошарашенно возразила девочка. – Наверное, телевизора пересмотрел.
Это было неприятное открытие – Ира поняла, что ее младший брат видит то же, что и она. Но по понятным причинам она не хотела пускаться в объяснения в присутствии родителей, и поэтому только улыбнулась мальчику и самым нежным голосом, на который только была способна, сообщила:
- Не бойся. Я добрый робот.
Отец одобрительно хмыкнул и вытащил упирающегося малыша из-за стула. Тот несколько секунд подозрительно рассматривал сестру, но потом все же сел на свое место.
- Так о чем вы хотели поговорить? – спросила Ира, поблагодарив мать за чай и торт.
Родители переглянулись, словно спрашивая друг друга, кто будет говорить, и, в итоге, слово взяла мама.
- Доченька, ты теперь большая…
Услышав такое начало, Ира по привычке закатила глаза. Ну, вот, сейчас начнется. Скорее всего, мама придумала для нее очередные обязанности по дому – возможно, теперь ей придется прибираться не только в своей комнате, но и на кухне. Или, еще хуже, в туалете… Фу! Однако девочка ошибалась – речь пошла совсем о другом.
- Ты помнишь свою бабушку Друду? – спросила мама.
- Гермиона Гаррипоттеровна? – рассмеялась Ира. – Конечно, помню!
На самом деле, девочка очень плохо знала свою бабушку – та приезжала к ним в гости всего пару раз и с тех пор постоянно зазывала внуков к себе в гости. Легко сказать! Старушка жила у черта на куличках, в какой-то глуши, где нет ни телевидения, ни интернета – Ира не была уверена в том, что в деревне, куда ее приглашали, на нее не станут охотиться с вилами, как на какое-нибудь чудо-юдо. Даже имя бабушки – Друда – всегда казалось ей ненастоящим, словно вытащенным из далекого прошлого. Поэтому не было ничего удивительного в том, что она устроила настоящий скандал, когда в прошлом году родители попытались отправить детей к этой ходячей древности на летние каникулы. Ой… Что, опять?
- Так вот, - мама покосилась на отца и, вздохнув, продолжила. – Она вчера звонила – говорит, что очень хотела бы, чтобы вы со Славиком к ней приехали. Я знаю, что ты не хочешь… Так что давайте вместе подумаем над тем, как ей отказать. Не все же мне отдуваться за всех!
- Постой!
Ире вдруг пришло в голову, что это и есть та самая скорая встреча, о которой ей говорила Йогиня. Судя по фотографиям, которые ей как-то с гордым видом демонстрировал отец, деревня, в которой жила баба Друда, находилась рядом с лесом. Возможно, именно его она видела во сне. Моментально приняв решение, девочка проглотила кусок торта и согласно закивала:
- Не нужно ничего придумывать. Я с удовольствием съезжу к ней.
- Да? – похоже, родители совсем не ожидали такого поворота, а отец даже привстал со стула от удивления. – Ты уверена? То есть, это прекрасно! Но ты точно не передумаешь?
- Точно, - подтвердила девочка. – Могу отправиться хоть сейчас. Дайте только собраться.
- Это замечательная новость! – воскликнула мама, поднимаясь со своего места и обнимая дочь. – Там свежий воздух, природа! Речка рядом есть спокойная и неглубокая, можно будет купаться. Ягоды…
- Мам, я уже согласилась, не нужно рекламировать, - рассмеялась Ира, и женщина смущенно замолчала.
- Но ты поняла, что ехать придется с братом? – на всякий случай уточнил отец. – Тебе нужно будет за ним следить.
- Ничего страшного, как-нибудь справлюсь, - бодро кивнула Ира, но тут возмутился уже мальчик:
- Не хочу! Она страшная!
- Ну, вот… - всплеснула руками мама, но девочка наклонилась к братику и что-то прошептала ему на ухо, после чего малыш удивленно взглянул на нее и тут же согласился на путешествие.
- Что ты сказала ему? – спросил отец, когда ребенок вышел из-за стола.
- Ничего особенного, - отмахнулась девочка. – Пообещала научить пускать лазерные лучи из глаз.
- Смотри, не перестарайся, - засмеялся мужчина. – Как бы у него от натуги лазерные лучи в другом месте не образовались.
На самом деле Ира, конечно, ничего подобного Славе не обещала. Вместо этого она сообщила брату о том, что его глаза тоже светятся, только он этого не видит, потому что еще слишком маленький. Говоря это, она почти верила своим словам – возможно, именно поэтому они прозвучали достаточно убедительно для того, чтобы ребенок тут же перестал бояться и согласился на поездку. Девочка помнила каждое слово, сказанное ей Йогиней, и поэтому подумала, что, возможно, так все изначально и было запланировано.
На сборы ушли целый день и все следующее утро. Мама то и дело вспоминала об очередной очень важной вещи, без которой ее дети ну никак не могли обойтись. В итоге, помимо личных вещей, которые уместились в одну небольшую дорожную сумку, отец погрузил в багажник автомобиля два внушительных чемодана.
- Надеюсь, это все, дорогая? – поинтересовался он, с насмешливым видом оглядываясь на жену. – Портативный холодильник брать с собой не будем?
- Думаешь, стоит? – встрепенулась та.
- Так! – мужчина подвел супругу к салону. – Мы и так загрузились под завязку. Еще немного – и тебе придется остаться дома. Не волнуйся ты так! Не в другую страну ведь детей отправляем. Если что-то случится, я всегда смогу забрать их.
- Далеко… - протянула женщина.
- Чего далеко-то? – махнул рукой отец. – Всего три часа пути. Если пробок, конечно, не будет.
К счастью, этого оказалось достаточно, и Ира облегченно вздохнула – мама успокоилась, и они, наконец, смогли отправиться «на деревню к бабушке», как выражался ее папа. На протяжении всего пути Слава капризничал, но девочка, вопреки обыкновению, нисколько не сердилась на него за это – все ее мысли были заняты новыми знаниями, с которыми она пока не знала, что делать. Несмотря на ощущение чуда, она сильно боялась, что все это было всего лишь результатом разыгравшегося воображения.
- Ты правду сказала? – младший брат, устав третировать родителей постоянным нытьем, наклонился к сестре и посмотрел ей в глаза, причем его взгляд при этом был совсем не детским.
- О чем? – девочка очнулась от своих мыслей.
- О том, что я тоже волшебный?
Ира уже открыла рот, чтобы возразить: мол, она совсем не это имела в виду – но, подумав, кивнула:
- Правду.
Ей пришло в голову, что Слава не так уж и ошибался, говоря это. Чем еще можно было объяснить все, что с ней произошло, если не волшебством? И пусть ее дядя описал бы это другими словами, это не важно. Девочка ехала к бабушке именно за чудом, которого ей так не хватало после того, как ее подруга исчезла. Она и мысли не хотела допускать о том, что в деревне ее не ждало ничего, кроме орущих по утрам петухов и мошкары.
К тому моменту, когда они прибыли на место, Ира успела задремать, и родителям пришлось ее будить. Выбравшись из салона, девочка поморщилась от яркого солнца и тут же подумала о том, что, возможно, совершила огромную ошибку, согласившись на эту авантюрную поездку. Несколько стареньких домов, дорога, не знакомая с асфальтом, покосившиеся заборы – все это нисколько не напоминало того магического места, что явилось ей во сне. Однако отступать было поздно, потому что в тот момент, когда она разглядывала тощую собачонку, лениво виляющую хвостом, калитка распахнулась, и ей навстречу бросилась баба Друда. Оказавшись в ее могучих объятиях, Ира сразу поняла, что сопротивляться бесполезно – гораздо проще было смириться и терпеливо дождаться, пока поток старушечьей нежности иссякнет сам собой. Она оказалась права – спустя несколько секунд женщина переключилась на Славу, который, как ни старался, так и не смог укрыться за отцовской спиной. Еще пару минут его ноги летали в воздухе, сопровождаемые восхищенным кудахтаньем бабушки, в котором можно было разобрать только отдельные слова: «какой сладенький», «а подрос-то как», «так бы и съела», «весь в отца» - и прочую дребедень. Родители все это время стояли в сторонке и с улыбкой наблюдали за происходящим. Наконец, когда старушка выплеснула накопившиеся эмоции, они по очереди обняли ее и, вытащив из машины сумки и чемоданы, зашли в дом.
- Ой, а вещей-то сколько набрали! – удивилась баба Груда. – На что они вам? У меня все есть.
- На всякий случай, - отозвалась мама.
- Хотя, это даже к лучшему, - хитро прищурилась старушка. – Значит, не на чай заехали. Надолго мне внучков оставляете? До начала учебы?
- Ну… - отец нерешительно почесал затылок и покосился на жену. – Думаю, на первый раз недели достаточно.
- Одна неделя?! – тут же возмутилась баба Груда. – Мы же ничего не успеем!
У Иры не было никакого желания слушать препирательства взрослых, и она, взяв брата за руку, вышла во двор. Видавшая виды лавка, стоявшая под старой яблоней, показалась ей подходящим местом для отдыха, и девочка, отпустив Славу карабкаться на дерево, осторожно опустилась на нее и задумалась. Конечно, воздух здесь, действительно, сильно отличался от городского, но разве это ей было нужно? Лесок, видневшийся неподалеку, совсем не напоминал ту чащу, что показывала ей матушка Йогиня – сложно было представить, чтобы в нем скрывались таинственные существа, описанные в книге. Грустно вздохнув, девочка уже поднялась, чтобы вернуться в дом и как-то намекнуть родителям на то, что неделя – самый подходящий срок, но в этот момент сверху раздался победный вопль ее брата, который, похоже, что-то нашел.
- Смотри, какое большущее!
Ира машинально подняла голову и успела заметить огромное яблоко, летящее ей прямо в лоб. Автоматически выставив перед собой руки, она смогла избежать удара – спелый плод, отскочив от ее ладоней, приземлился на траву и покатился под скамейку.
- Поймала? – поинтересовался Слава.
- Дурак! – рассердилась девочка. – Чуть не убил меня!
- Прости, я не хотел. Ты поймала яблоко? Я хочу его маме показать.
- Сейчас достану, - проворчала Ира, решив сменить гнев на милость – что возьмешь с ребенка?
Опустившись на колени, она протянула руку, чтобы достать яблоко, да так и осталась стоять в этом не самом приличном положении – вся нижняя поверхность лавки была покрыта уже знакомыми ей символами. Ира насчитала, по крайней мере, десять различных рун, но не смогла идентифицировать их – у нее еще не было времени запомнить их названия. Кроме древних письменных знаков, на досках были вырезаны странные знаки, которых она никогда прежде не видела: квадрат, в который были вплетены то ли лучи, то ли стрелы, крест с загнутыми краями – были и другие отметины, но их было сложно рассмотреть. Проведя рукой по деревянной поверхности, Ира пришла к выводу, что этим символам уже много лет, потому что их края были не острыми, а гладкими, как зажившие шрамы.
- Что это ты там делаешь, деточка?
Ира слишком увлеклась разглядыванием таинственных знаков и не заметила, как взрослые вышли из дома и теперь любовались ее пятой точкой, торчавшей из-под скамейки. Ойкнув, она схватила яблоко и выпрямилась. И тут же наткнулась на подозрительный взгляд бабы Друды, которая смотрела на нее, прищурившись.
- Я просто… - приготовилась она оправдываться, но в этот момент сверху донесся возмущенный крик Славы:
- Это я нашел! Мама, посмотри, какое яблоко я для тебя сорвал!
- Да, точно, - Ира подумала, что это было лучшим объяснением ее странной позы, и протянула яблоко родителям. – Славик уронил на меня, я доставала.
- Спасибо, сынок! – мама с улыбкой приняла подарок. – Что, нравится тебе у бабушки? Останешься с сестрой?
- Здесь круто! – отозвался мальчик, все еще играя в Маугли и не желая спускаться на землю.
- Вот и хорошо, - улыбнулся отец. – В общем, Ира, мы решили так: побудете здесь недельку, а потом созвонимся и решим, как быть дальше. Идет? Не передумала еще?
- Нет, все в порядке, - чувствуя, что ее голос предательски дрожит от нетерпения, девочка откашлялась и добавила. – Не волнуйтесь, если что-то пойдет не так, я позвоню.
Наблюдая за тем, как родители нетерпеливо переминаются с ноги на ногу, Ира усмехнулась про себя – судя по всему, им хотелось поскорее вернуться домой. Девочка уже была достаточно большой, чтобы понимать, что взрослым иногда нужно побыть друг с другом без детей. Что ж, она с удовольствием предоставит им такую возможность.
Услышав, что родители собираются уезжать, Славик тут же спустился с дерева, и потом они еще долго стояли возле калитки и махали вслед удаляющейся машине. Только когда она скрылась из виду, баба Друда радостно рассмеялась и повернулась к внукам:
- Ну, с чего начнем? Пойдем на речку? Или блинов напечем?
- Хочу на речку с блинами! – закричал мальчик, пришедший в восторг от открывшихся перспектив.
- Каков хитрец, - старушка с насмешливым видом погрозила ему пальцем, но все же кивнула. – Хорошо, так и сделаем. Но сначала давайте-ка найдем для вас нормальную одежду.
Окинув себя взглядом, Ира пожала плечами: джинсы, майка, кеды – ее собственный вид полностью устраивал. Однако у бабы Друды, похоже, было совсем другое мнение на этот счет. Недовольно покосившись на внучку, она поманила ее за собой и, как только они вошли в дом, кряхтя, полезла на антресоли. Несколько минут она пыхтела и ворчала, пока, наконец, не спустила на пол внушительных размеров сундук. Судя по его внешнему виду, он весил, как минимум, килограммов сорок, и девочке оставалось только гадать, каким образом старушке удалось его поднять.
- Вот это, дружок, для тебя. Примерь-ка!
Баба Друда протянула мальчику какие-то вещи и с удовольствием наблюдала за тем, как он переодевался. Взглянув на младшего брата, Ира охнула и с трудом сдержалась, чтобы не рассмеяться: Слава стал похож на пастушка из какого-нибудь старого советского мультфильма. Однако уже в следующий момент ее веселье куда-то улетучилось – это произошло ровно в ту секунду, когда девочка увидела наряд, который приготовила для нее бабушка.
- Чтобы я надела это? – она отступила на шаг и упрямо замотала головой. – Да никогда в жизни!
- Ты только посмотри, какой материал, какая вышивка! – баба Друда расхваливала одежду с таким видом, будто пыталась продать залежавшийся товар заезжему туристу. – Да я в твоем возрасте за такое платье все бы отдала! К тому же его еще никогда никто не надевал – вещь совершенно новая, только тебя и дожидалась.
- Ну, так и носи его сама, - возразила девочка. – А мне и так хорошо.
- Взгляни на своего брата, - старушка укоризненно покачала головой. – Настоящий мужчина!
- Шут гороховый, ты хотела сказать?
- А ты все равно померь! А я пока блинами займусь.
Насильно всучив внучке наряд, баба Друда недовольно хмыкнула и направилась на кухню, напоследок бросив через плечо безапелляционным тоном:
- Вернусь через пять минут и проверю!
Делать было нечего – поворчав немного, Ира выгнала из комнаты брата, который, казалось, был абсолютно доволен своим новым видом, и разложила перед собой платье. Присмотревшись к вышивке, о которой говорила бабушка, она была вынуждена признать, что та была права: тот, кто делал это, постарался на славу – сложный орнамент выглядел так, словно над ним трудились, как минимум, несколько месяцев. Да и материал, на самом деле, был приятным наощупь. Возможно, наряд даже пойдет ей. Повздыхав для виду, девочка сняла с себя привычную одежду и быстро надела обновку, после чего подошла к зеркалу, мысленно приготовившись к худшему. Однако собственное отражение неожиданно понравилось ей – из зеркала на нее смотрела милая девушка, которой для полной аутентичности не хватало только венка из цветов на голове. Платье было ей впору – казалось, что неизвестный мастер сшил его строго по ее фигуре. Повертевшись перед зеркалом, чтобы подтвердить первое впечатление, Ира вдруг подумала, что зря она все это время упорно носила джинсы. Они, конечно, были удобными, но делали человека бесполым. Теперь же она, возможно, впервые в жизни увидела в себе женщину.

Конец ознакомительного фрагмента. Читать полную версию: https://www.litres.ru/roman-kazimirskiy-9873082/d...





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 37
© 05.10.2017 Роман Казимирский

Метки: Йогиня, Роман Казимирский, роман, фэнтези, фантастика, славяне, славянская мифология, язычество, магия, волхвы,
Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора












1