Зевс


1

Не к кому обратиться - дыра в груди,
а по-хорошему коли,
осатанеешь от боли..
Бог не птица: я ему сказал "уходи",
и он ушёл,
прихрамывая на мозоли.

Не таких приручали лаской да хрипотцой
рядом в остывшей бане,
видно ошибка в плане..
Жизнь - отстой.
Видно совсем уж: вылетел за пыльцой
прямо из иордани.

Сидим теперь, пьём чаи:
в сладкую полночь досыта
души макаем, души теперь ничьи..
Нет новых слов - молчи,
старые спят без просыпа.

2

Не забуду и не прощу -
память вызрела колокольцами,
и сплеча уже по плечу
во углах, да углы покоцаны.

Во углах.. Да углы кругом
стали ровными, стали кругом:
il n′y a pas d′amour.. - Арагон,
и опять в покоцанный угол.

И опять на приступ и слом:
оглянуться - все годы комьями,
и за каждым почти углом
небо вспорото колокольнями.

От любви до любви разбег,
да не прыгнуть - к земле надежнее:
в чёрной мороси жёлтый век,
счастье вшито насквозь подкожное.

3

Карамелька тает во рту -
ссучена..
Сколько душ на борту
сколько сук на роду,
сколько писем
недополучено.

Карамелька.. Ты всё искуссней
говоришь, не слова, а дни,
говоришь - не слова, а грузди
вылетают - ну как из кузни
головешки и головни..
Посидим-ка с тобой одни -
во дворе голубые пни..
Карамелька моя.. Да х.. с ней.
Посидим во дворе одни.

4

Экая песнь
выкатила рокотом изо рта
прям с утра:
вот он я весь -
легче пуха, попробуй взвесь -
полечу в твои города..
Ерунда, золотая спесь -
не Москва ли здесь,
не орда? -
То ли резь,
то ли ересь..
Да.

Каждый может как может -
волочит по пятам суму,
на верлибры меняет дольники -
всё по уму..
Вот и я тоже
не пойму:
ехал к Лобне, попал в Сокольники.

Жил в пойме с младости самой,
думал: с богом, да умер бог..
Живу теперь с дамой -
тож не плох.
Если от речки - сразу за пилорамой,
перед волоколамой -
выбирал, как мог.

5

Голубиная мука моя,
голубиный позор,
накопил вас на дни я чёрные:
где несло меня, где везло -
все прямые мои - усечённые.

Сто костей перебитых вслух
для любимой, сведённой со двора,
от детишек - пожалуй, двух -
от мужчины, чья кожа - содрана.

Оказалось: судьба как крест
в тупике пешеходной истины:
и не верю, что это - есть,
и другие уже немыслимы.

Вот, и взят он последний курс
на осеннюю тему горечи -
может, правда, что не вернусь
всепобедным я шагом сволочи.

6

Нет уж, всё, замыкаю тему -
как диадему
снимаю с башки - дО крови
впилась в череп,
зля..
Думал, вершки? - зря..
Это поля -
воры вокруг да вороны
топчут берег -
лобной доли моей края..
Как по заданному: от сих до сих -
шаг чеканя ботфортной плоскостью,
а в ответ - перламутром с росписью -
зреет стих.

Лопается завеса,
кудри ты режешь мои,
как у Самсона, нет, у Зевеса..
Лопается завеса
над зазубринами полыньи -
это выходят дни,
вся ностальгия Эфеса
под ноты Аранхуэса,
всё, что было мной,
извини.

7

И всё-таки не жалею, что ты моя,
именно ты: Гера, Психея - искони
сажали таких в розвальни на края
и увозили к пристани..

К морю чужому, к веку, расцветшему на костях -
в псах шелудивых и в
бриллиантовой ржавчине..
Если узнают кто ты - вряд ли уже простят,
даром полжизни мы на них отышачили.

Нет, не простят.. Да и бог с ними, хочешь, Зевс
громыхнёт от души синусом белой молнии?
Испепеляя всё, что идёт вразрез
с темой оргазма, взросшей в святом безмолвии.

Хочешь одену снова я лоскуты свои
и заплету в косицы матовый отблеск вечера?
И пьяным с Олимпа низвергнусь я до земли,
где кроме тебя больше любить мне нечего..

Хочешь раскрою небо, как лепестки цветка -
губы твои, груди твои, как розы я
буду ласкать - даже печаль сладка
там, где из уст млеком густым - амброзия.

8

Говорит и плачет,
говорит и по капле желчь
с книг его как смола, как опарыши,
ищет, стекая,
место куда бы стечь -
и не находит,
надо же.

Был бы Иваном, голову не ломал:
пил бы по сто, мял в лопухах девичее..
А перед ним каждый раз красная пелена -
зверское что-то или, пожалуй, птичее.

Удавку б ослабить, выбежать в поле за
гроздья домов, деревцев серый выводок:
глядите, по небу - талая бирюза
в спелых зарницах,
вроде когда-то было так.

Глядите, ахейцы, вызвездило этот мир
до лопухов, до редкохвойной елицы -
плачет он, губы кругля, - сатир -
даром, что бог, даром, что..
но не верится.

Жанр этот выцвел: нету ни гор, ни сфер -
бурое что-то в бежевом, то ли палевом;
просто дожить бы как-то на свой манер -
пыль на окне, шторы в полоску, валиум.

Просто дожить бы, пригоршней всей крестясь:
чур меня, чур! Только по ватерлинии
дыры такие, что глохнет твой новояз
в плотном и злом, нежном почти бессилии.

Эхом то ль шёпот, то ли увядший гром:
бог этот мёртв, в звёздной прикопан пажити -
ты помяни его слёз твоих серебром,
может, воскреснет - заново всё расскажете..





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 17
© 05.10.2017 Кирилл Вепринцев

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика любовная
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1