Прохлада и жар. Стилизация.


Она:

В душе – горечь, тоска, одиночество. Как жестока смерть. А, впрочем – безразлична. Как безразличны были сегодня деревья, дома и люди. Его нет - И НИЧЕГО НЕ ИЗМЕНИЛОСЬ. Та же прихожая, те же стены, книги, картины, зеркала….

А ЕГО НЕТ…Только дождь за окном. Плачет.

А у меня слез нет, да откуда им быть, ведь всё давно ушло, ушло, ушло и забылось, как эти стены…книги…

Только Он никогда не забывал, я знаю. Он помнил тысячу мелочей и писал, писал…. Он говорил, что я ему нужна, как воздух, что я вдохновляю его, что, даже когда меня нет, Он говорит и советуется со мной. Он любил до конца. Но мне было все равно… Зачем Он позвал меня сейчас?...

… Его Душа ещё здесь, живет, я слышу её... (Раздается бой часов)

...Боже, как же удивительно легко было тогда…

...Он - такой смешной, неловкий и бесконечно милый. Может быть, это действительно была любовь?
Он приходил, снимал шляпу, плащ… Я сказала – снимал? Нет, срывал, сбрасывал и взахлёб говорил, говорил. Всё перемешивалось у меня в голове: я, картины, друзья, стихи, я, Он, типография и опять я, люди, которых он увидел в парке, книги, деревья, я, я, Он… и все сначала.

Он был безумно счастлив тогда. Он мог кружиться со мной по комнате, хохотать и разбрасывать свои бумаги, мог забраться на стул и читать только что пришедшие ему в голову стихи. И я любила его. Эти блестящие глаза, улыбка, руки встречали меня каждую минуту, притягивали и не отпускали…

Я смотрела, как Он писал. Видела, как светлое облако опускалось на его голову, и - Он тут же забывал обо всём и уходил в свой мир, в котором не было в те минуты места ни для меня, ни для друзей, ни для кого больше.

Он уходил, а я оставалась одна - опять тоска, горечь, одиночество и обида. Обида на него, на себя, на всех и на всё.
Только тогда всё – это был Он. Для меня. А у него были Стихи и я.

Картины, книги, цветы, артисты на площади, дамы на улице – всё будоражило его воображение, Он видел меня во всём, хотел писать и писал: стихи, стихи, бесконечные стихи...

...Бесконечные стихи…. Я возненавидела их … и его. Я ушла...

Я знала, что убиваю его. Но больше не было сил. Я хотела жить БЕЗ НИХ.

А он сходил с ума, он писал, просил, приходил и ждал…. Мне было безразлично... Я ушла...

Он опять писал. Только стихи кричали отчаянием, свет погас, и погасла любовь.

У меня.

Он продолжал любить и ждать. Он жил без меня, забывался в стихах, картинах и книгах.

Он искал Любовь…



Он:

Я пришёл рано. Её не было. Сегодня я обошёл пол - города в поисках чего-то такого, что смогло бы её удивить. Но нет – нет ничего, достойного даже её мизинца. Ведь Она – необыкновенна. Руки, волосы, глаза, улыбка, голос, походка… Можно сойти с ума, как всё это совершенно.

Наверное, это уже случилось, и я сошёл с ума. Невозможно, чтобы это было правдой, невозможно быть таким счастливым…

Вот сейчас Она войдёт, скинет шубку, поправит свои волосы, посмотрит на меня так внимательно и скажет…, нет Она ничего не успеет сказать, потому что сказать надо мне, потому что это Важно, потому что я не видел её целую вечность…

Как глупо, что нам приходится расставаться, пусть даже на пять минут. Я хочу чувствовать её тепло, её дыхание ежесекундно, мне надо точно знать, что она никуда не исчезнет, как мираж в пустыне…
Мираж, как мило, отличная тема…

Так, где же бумага, скорее, ну же …

И волосы её, и губы, и глаза…
И тень, скользящая над бездной…
Всё зыбко и так призрачно…

Отлично, отлично, хочется писать, писать для неё и только.
...Аааа! - хочется кричать, петь, стоять на голове и прыгать на руках. Я счастлив, я безумно счастлив...

...Я знал, что всё – мираж, всё призрачно и зыбко.
Осталась только смерть со мной, и пустота, и холод…
Как жить теперь, как думать?
Я – мертвец, и эта комната – мой гроб.
Уйти отсюда? Нет, вдруг всё же это сон?
Вот, я проснусь, и будет всё как прежде.
Я и Она, и целый мир для НАС…

Нет, больше ничего не может быть,
зачем всё это? – стены, стулья, книги –
всё сжечь, забыть…. КАК Я МОГУ?
Могу, миллионы ведь живут,
едят, спят, дышат и вновь едят.
А я – такой, как все,
я буду есть и спать, я буду жить…
Нет! я буду ПРОЗЯБАТЬ, я – НОЛЬ, ничто теперь…

Стихи, стихи, стихи… Она сказала, что ненавидит их, что я смешон, я жалок. И это правда. Я жалок, я ничтожен без неё…

Закрыть глаза и не смотреть,
не видеть ничего – вот выход…
и уход… как театрален он.

Я – паяц на сцене.
Смотрите, люди! Пред вами выступит ПАЯЦ!
Ха-Ха… - смешно до тошноты, до рвоты и … до слёз,
как хочется рыдать. Но нет, паяцу надо хохотать,
и он смеётся….
Да, я смеюсь над вами, над собой,
над жизнью и над смертью, я смеюсь….
Я знаю, что сумею выжить…
Зачем? НЕ ЗНАЮ…

Я знаю, на земле Надежда есть, и Вера,
... Любовь была, но умерла теперь…
живут лишь Вера и Надежда,
и я живу, быть может.
Вся жизнь моя – мираж, не более того.
Но он прекрасен…
Закрыв глаза, я ухожу туда,
где было счастье, где была Любовь и Мы,…
Где свет ласкал меня,
а воздух жизнь давал.
Здесь я живу, люблю, пишу, мечтаю…
Здесь я ДОМА – я ЖИВУ…





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 32
© 04.10.2017 Ольга Федотова

Рубрика произведения: Поэзия -> Белый и вольный стих
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1