Переводим Шекспира - 3



.

.

Переводим Шекспира – 3
__________________________________________________

Было бы неверным утверждать, что сонеты Шекспира уступают в чем-то всему остальному творчеству великого поэта и драматурга, автора блестящих комедий и трагедий, вошедших в золотой фонд мировой литературы. Достаточно того, что сонеты Шекспира определили развитие и форму староанглийского сонета, как и классического английского сонета в целом. Построенные на противопоставлении (в отличии от итальянского сонета, ставшего как бы мировой классикой), шекспировский сонет отличается более жесткой формой, как правило перекрестными рифмами и подводящим итог сказанному поэтом «замком» – заключительным двустишием. О преимущественно мужских рифмах можно не говорить, это скорее особенность староанглийского языка, чем прихоть поэта.

Все недостатки, приписываемые сонетам Шекспира можно отнести лишь к недостаткам их переводов. Переводы С.Маршака, прямо скажем, не блещут изяществом, как и не отличаются некой монументальностью барокко. Формально Маршак в большинстве случаев прав, но только в большинстве случаев. Исказить смысл (а не подстрочник) Самуилу Яковлевичу не стоило большого труда, зато форма как бы соответствовала канону. Какому канону? В оригинале все сонеты Шекспира написаны одной 14-строчной строфой, тогда как Самуилу Маршаку, и не ему одному, вольно было разбивать сонет на отдельные строфы.
В переводах (их три) Б.Пастернака выделен замок – две заключительные строки. Этот прием можно считать все-таки оправданным, русский язык более полнозвучен, чем староанглийский, и взаимного влияния заключительных строк приходится избегать.
Гораздо важнее другое, – задайтесь вопросом, а на какой русский язык мы переводим сонеты великого англичанина позднего средневековья? В русском литературном языке его языковые нормы постоянно менялись во времени. Речь русского горожанина XIX века разительно отличалась от разговорного и литературного языка века двадцатого, хотя существенной разницы между разговорным и литературным языком не может быть по определению. Например, беспорядочное и бессмысленное употребления термина «катрен» вне связи с классическим итальянским сонетом, будь то Данте, Петрарка или Микеланджело, говорит, скорее, о бескультурье ритора, нежели о высоком уровне его культуры вообще, и знания литературы в частности. Ни в жизни, ни в поэзии мы не говорим «катренами и терцетами», это довольно узкая специализация.

Самуил Маршак считается классиком перевода сонетов Шекспира. В 1949 году он получил Сталинскую премию I Iстепени за свои переводы, с тех пор С.Маршак как бы вне конкуренции. Так ли это? Нет, к сожалению, это не так.
Переводы Маршака, казалось бы, просты и понятны – так и было и для вернувшихся с войны фронтовиков, и для широких народных масс, которым в это время было чем заняться, они восстанавливали разрушенную войной страну и поэзия, надо думать, тоже должна была быть понятной и достаточно простой, и без изысков. Однако, смешивать гражданский разговорный русский со староанглийским, это не самый лучший из вариантов.

Язык современников Пушкина и его предшественников Жуковского и Державина здесь может быть более уместен. Многие выражения и обороты в современном русском языке приняты, как устаревшие или малоупотребительные. И, тем не менее, именно они более способствуют переводу со староанглийского, они и по времени ближе к XVI веку в Европе, и по стилистике – в конечном счете все языки, – это ветви одного дерева.

.

______________________________________________

.





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 28
© 04.10.2017 Олег Павловский

Рубрика произведения: Проза -> Эссе
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1