Урфин, глава 9


Тем же вечером, парящий на крыльях любви, Демид позвонил Лене и предложил снова встретиться. Возможно ему показалось, однако ее голос прозвучал радостно.
Договорились через три дня, так же возле музея.
Назначенный день выдался хмурым. С утра набежали свинцовые тучи, свет просачивался сквозь облачную толщу и приобретал серый оттенок. Резкие порывы ветра гнули деревья, в стекло ударили первые капли.
Сдвинув брови, Демид глядел сквозь окно. Погода могла помешать свиданию, а так хотелось увидеть блондинку и, если честно, не только увидеть.
Красно-желтые листочки прижались к стеклу, капли застучали чаще, небо почернело, словно из опрокинутого ведра, широкими струями хлынула вода. Во дворе прохожие прятались кто куда.
Часы показывали десять утра, таяла последняя надежда, что распогодится. Судя по обложенному небу и прогнозам синоптиков, ненастье надолго.
Демид вздохнул.
«Только бы пришла…» - тоскливо подумал он.
К полудню ливень истощился, вместо крупных увесистых капель, воздух наполнился водяной пылью.
Перед подъездом образовалась огромная лужа, серо-коричневую жижу пересекла доска, балансируя, Демид прошел по переправе.
Улицы сырые неприветливые, прохожие хмуро ежатся, сталкиваются, разбегаются, блестят влагой грибные шляпы зонтов. Всюду лужи, кое-где лежат неизвестно откуда взявшиеся мокрые куски глины, дороги раскисли.
Окутанная клубами пара подкатила маршрутка, колеса смачно плюнули грязью.
Квадратная дверь заскрежетала, пока Демид усаживался, взъерошенные пассажиры терпеливо ждали.
Замотанная цветастым платком бабулька, недружелюбно зыркнула. Русский водитель, здоровенный детина, угрюмо глядит вперед, две огромные ручищи крепко сжимают тоненький руль.
Не обращая внимания на злую старуху, Демид устроился удобней и глядел за окно, где бежал серый промокший пейзаж. Маршрутное такси, качалось, подпрыгивало, из под колес грязными салютами летели брызги.
Впереди показалась коричневая блестящая от воды крыша музея.
- У музея остановите, - громко попросил Демид.
Бабулька встрепенулась и, будто боясь не успеть, ринулась к выходу, он подождал, пока освободится проход.
Выйдя из теплой маршрутки, вновь оказался среди прохладной слякоти.
Рука Демида потянулась к телефону, палец нажал кнопку, загорелись цифры: «12-45», времени полно.
Возле входа в музей, лишь мокрые косолапые лавки.
Пахнет сыростью, землей и прелыми листьями. Ладонь сжала плоский гаджет, Демид огляделся.
«Подожду, время есть…» - пряча телефон, подумал он.
Не переставая, моросил еле заметный дождик. Намокшие волосы свисли, будто сосульки весной, джинсы покрылись мокрыми пятнами. Погода мерзкая, следовало перенести встречу, но чутье подсказывало Демиду, что им нужно встретиться сегодня.
Бесстрашно взметая мутную воду, мимо протопал мужик в резиновых сапогах.
«Самое то, для такой погоды», - завистливо подумал Демид.
Из кафе напротив, смеясь, вышли двое парней.
Светлые рубашки неестественно белели среди дождливой серости, будто тростники на ветру, изрядно выпившие парни качались.
Они закурили, вокруг пополз густой табачный туман.
Разглядывая курильщиков, Демид тоже захотел курить, его влажные пальцы нащупали сигаретную пачку.
- Привет, - позади ласково прозвучал голос.
Лена подошла незаметно сзади, пестрым грибом над ее головой покачивался зонт. Черные колготки обтягивали ноги. Стянувший полные груди, сквозь белую блузку просвечивал лифчик. Усыпанная крупными каплями, сверху блестела черная курточка.
Несмотря на свой жалкий вид, Демид повеселел.
- Привет! Погуляем?! – обрадовано предложил он.
Блондинка улыбнулась и выставила локоток, Демид взял ее под руку, зонт накрыл обоих.
Прежнее место встретило неприветливо: грязные лужи, крупные капли с деревьев, мокрые лавки. Не останавливаясь, они прошли сквозь заплаканный парк.
Впереди дома и деревья расступились, показался просвет, влюбленные двинулись вдоль набережной. Лена потупилась и загадочно улыбалась.
Демид разрывался от противоположных желаний, его подмывало затеять разговор про магию, но и обычного свидания тоже хотелось. Что лучше выбрать?
- Погода сегодня неудачная, - сказал он.
- Нормально, я редко гуляю… так… - Лена усмехнулась.
Идти вдвоем под зонтом неудобно, крупные капли попадают за шиворот и, словно скользкие холодные змеи, скользят вдоль шеи, но возможность касаться нежной руки, вдыхать женский запах, стоит неудобств.
Возле старого тополя, что словно султан, неподвижно взирал на водный простор, влюбленные задержались.
- Подержи, - Лена отдала зонтик.
Блондинка порылась в сумочке, оттуда показались сигареты, одну протянула Демиду, чиркнула зажигалка.
Недалеко парочка и тоже под тополем, занималась тем же самым. Молодой человек держал зонтик, а спутница дымила как паровоз.
«Интересно, сколько таких как мы… как я?.. Похожие люди, повторяющиеся судьбы, одинаковые желания… нет! Не может такого быть!.. » - возмутился Демид.
Лена потянулась к зонту, он не отдал.
- Ничего я подержу.
Дымные струи: смешивались, переливались, рисовали фантастические фигуры.
Пухлые губки подруги свернулись трубочкой, из них, словно джин, выскользнуло белое облачко.
«Какие они на вкус?» - наблюдая за подругой, гадал Демид.
- Ты правда видишь будущее, или это больше прогнозы? – помолчав, спросил он.
Лена затянулась, густая белая струйка пронзила воздух, скользнул по серому пруду ее задумчивый взгляд.
- Правда вижу, но не всегда и не для всех, - ответила она.
Помолчали. Похожая парочка отправилась дальше.
- Свое совсем не вижу, - грустно вздохнула Лена.
- Ну, может свое и не нужно знать, - Демид пожал плечами.
- А я бы хотела, - Лена, отвернулась к пруду и задумалась.
Вода всегда притягивает взгляд. Водная поверхность смывает тревоги и переживания, успокаивает.
Докурили, молча.
Лена поежилась, и Демид заметил, что подруга дрожит.
- Может в кино, сходим? – предложил он.
- Давай! – блондинка радостно улыбнулась. – Сто лет не была!
Несмотря на непогоду возле кинотеатра жизнь кипела: посетители входили, выходили, носились стайками и поодиночке. Какая-то взмокшая несчастная девушка без зонта торчала под моросящим дождем.
Внутри кинотеатра к суете добавилась оглушающая какофония. Отовсюду раздавались громкие крики, стучали шайбы аэрохокея, пронзительный детский смех мешался с надрывным плачем, важно жужжали игровые автоматы, люди толкались.
Лена и Демид растеряно переглянулись. Толстый мальчик лет семи налетел на Демида и, не извинившись, убежал прочь.
Кассы находились в отдельном бетонном кармане, за широкими окнами сидели два кассира, подсвеченные голубоватым огнем вверху красовались названия фильмов.
Демид скользнул взглядом по колонке начала сеансов, ближайшая картина: «Голодные игры».
- Я что-то слышал, ты как? – взглянул на блондинку.
- Давно хотела посмотреть, - согласилась подруга.
- Дайте нам два билета на «Голодные игры», ближайший сеанс…. Лучшие места, пожалуйста, - добавил Демид.
Кассир, грузная пожилая женщина, подняла взгляд.
Демид смутился, отвел глаза, нервно потер шею.
Протянутые деньги исчезли, взамен на лоток легли две картонки, он взял билеты и повел Лену обратно.
Большое фойе клокотало гомоном достойным Сорочинской ярмарки, будто бильярдные шары, грохотали, стукались, разлетались по сторонам люди.
До начала оставалось полчаса, за стойкой две девушки, как близняшки одетые в одинаковую форму предлагали кока-колу и попкорн.
- Хочешь? – спросил Демид.
- Нет, спасибо, - Лена покачала головой.
- Подождем? – предложил он.
Блондинка кивнула, и они пристроилась сбоку от входа. Словно океан, ни на минуту не утихая, бушевал гам.
У противоположной стены, длинные как таксы, рядком вытянулись мягкие скамейки.
Оседлавшие мебельных такс люди скучающими лицами походили друг на друга, только темненькая молодая женщина любопытно поглядывала в сторону Лены. Демид пихнул подругу и указал глазами на любопытную женщину.
Лена всмотрелась, улыбнулась, ее губки приблизились к уху Демида:
- Может, была на сеансе, меня многие знают, - прошептала она.
Двери зрительного зала распахнулись, оттуда хлынула толпа, изможденные зрители торопились покинуть душный кинотеатр.
Через пять минут новый этап зрителей ворвался внутрь, захлопали сиденья, шуточками рассыпались веселые голоса.
Влюбленные прошли на свои места, пухлые кожаные кресла под их весом скрипнули и зашипели, перед взорами развернулся большой белый экран. Одежда подсохла, вода с волос перестала капать, Лена ожила.
Позади тучная женщина запустила пухлую пятерню в ведро попкорна, через минуту послышался аппетитный хруст.
- Может все-таки купить? – склонился к Лене Демид.
Блондинка улыбнулась и отрицательно покачала головой.
- Так хорошо, - сказала она.
Время остановилось: люди садились, вставали, пересаживались, шуршали пакеты, хрустел попкорн, парил оживленный шепот, а фильм не начинался. Забежал пухлый мальчик, кажется тот самый, что толкнул Демида, изображая самолет, мальчуган промчался по проходу.
Но вот, свет потух, шум стих, реклама оживила экран.
- Вот блин, - буркнул Демид.
Ладошка Лены похлопала по его руке.
Рекламы оказалось многовато.
«Неужели они думают, что после, я брошусь покупать их никчемные товары и пользовать ненужные услуги?» - Демид возмущенно оглядел притихший зал. - «Черт знает что!..».
Фильм начался динамично, но Демид плохо следил за сюжетом, как магнитом, притягивал его взгляд профиль блондинки. Лена сидела прямо, ее лицо трепетало светлыми отблесками, волшебно искрились глаза.
Подлокотник кресла скрывала белеющая ладошка, Демид накрыл ее своей ладонью, его пальцы погладили нежные девичьи фаланги. Лена сосредоточенно смотрела на экран, но уголки ее рта дрогнули.
От прикосновения к женской коже побежали приятные волны, словно школьник первый раз тронувший девочку, Демид почувствовал бушующий пожар страсти, его ладони вспотели.
Он ощущал теплую кожу, видел заветные холмы натянувшие блузку и пухлые губки блондинки его волновали сильнее всех блогбастеров.
Ладошка блондинки выскользнула, девушка подхватила ладонь ухажера и положила себе на бедро, у Демида закружилась голова…
Когда они вышли из кинотеатра дождь перестал, улица оставалась сырой и холодной, но исчезла водяная пыль, небо прояснилось.
- Куда пойдем? – спросил Демид.
Лена подошла к краю проезжей части и пожала плечами.
Будто миниатюрный океан возле ног девушки начиналась грязно-серая лужа, по мутной воде бежала частая рябь.
К этому океану на полном ходу неслась легковушка.
Перед взором Демида мелькнула картина: машина проносится через лужу, летят серые брызги, грязная жижа покрывает блондинку, она замирает мокрая и грязная…
Демид бросился и спиной заслонил подругу, но, вильнув, автомобиль объехал препятствие.
Рассмеявшись, влюбленные отошли подальше.
- Ты расскажешь, как первый раз появился дух? – все-таки не утерпел Демид.
Лена взглянула задумчиво, ее нежные пальчики погладили подбородок, глаза блеснули, она потупилась. Мимо скрипя колесами, прокатила коляска, неугомонный ребенок беспрестанно лопотал.
- Это секрет? – подождав, когда женщина с коляской пройдет, спросил Демид.
Блондинка сглотнула, ее прядь свесилась, но она не заметила, ее ладошка схватила мужскую ладонь, их пальцы сцепились, девушка потянула Демида за собой.
- Пошли, - сказала она.
- Куда? – удивился Демид.
- Узнаешь, - блондинка взглянула игриво.
Они вышли на остановку, через минуту остановилась блестящая маршрутка.
Ехали молча.
Демид гадал, куда они едут, и почти убедил себя, что к ней домой…
- Это не северный район? – спросил он с досадой.
- Нет, - равнодушно ответила блондинка.
Оказавшись в рабочем районе, Лена снова потянула Демида за руку: мокрый квадратный двор, темная арка, сырая аллея.
Впереди проступили мрачные силуэты больничных корпусов, десятками пустых глаз здания хищно следили за прохожими.
Перед главным корпусом больничного городка Демид уперся.
- Больница?! – удивился он.
- Да, - Лена снисходительно улыбнулась, - не бойся.
- Я не боюсь, - смутился Демид и, чтобы доказать смелость, пошел быстрее.
Внутри толпился народ.
Больные одетые по-домашнему смущено жались вдоль стен, вокруг них кучковались гости, одни прощались, другие радовались встрече. Между ними, как генералы, расхаживали белые фигуры.
Гул голосов звучал ровно, словно рокот мотора, пахло медикаментами, бинтами и горелой кашей. Во время посещений, спокойная жизнь больницы нарушалась, люди оживлялись, суетились, беспокоились, будто заклинания звучали названия лекарств. Для медсестер и гардеробщиц, самое беспокойное время.
Свободно ориентируясь, блондинка, как нож сквозь масло, скользнула через толпу, Демид спешил следом.
Они быстро прошли унылый бело-зеленый коридор и спустились по широкой лестнице, под землей шаги зазвучали гулко. Демиду показалось, что он попал в бункер, будто здесь не больничный подвал, а застенки гестапо.
Сбоку от лестницы блондинка свернула за угол, там открылся небольшой закуток.
На стене табличка:
«Место для курения».
Вдоль зеленой стены короткая лавка, грязное ведро заменило урну, на трехногом стуле опасно покосилась баночка-пепельница. Пепел пушистым ковром устилал пол, стены украшали черные кружки затушенных сигарет. Воздух переполненный сизым дымом висел туманными слоями.
Двое курильщиков: совсем молодой парень и пожилой мужчина, напяливший застиранный халат, занимали лавочку. Когда подошла девушка, больные недовольно умолкли.
Блондинка вытащила сигарету, Демид достал свою, вспыхнула спичка.
Мимо проехала каталка нагруженная кастрюлями, простынями, загадочными приспособлениями, седая женщина мелькала полами бело-серого халата и сосредоточенно толкала медицинскую телегу.
Курильщики поднялись и, косо поглядывая на подошедшую парочку, зашуршали тапочками.
- Романтично, - когда остались вдвоем, усмехнулся Демид.
Лена рассеяно улыбнулась, выглянула за угол, ее пальчики торопливо затушили сигарету о стену, бычок полетел в ведро.
- Пойдем, - прошептала она, ее теплая ладошка обхватила мужскую руку.
Не успев потушить, Демид бросил окурок, промахнулся, чинарик упал рядом с урной.
Блондинка тянула Демида вдоль залитого светом коридора, примерно у середины остановилась, воровато огляделась и повлекла к черной дыре бокового хода.
Демид поддался неохотно, из темноты повеяло могильным холодом, по телу пробежали мурашки.
Он поминутно оглядывался на светлое пятно коридора, подруга торопливо тянула за собой.
Жуткая чернота давит, добровольно, Демид бы не полез сюда. Ощущение будто спускаешься в глубокий склеп.
Блондинка пошла медленнее, ее сопение ласковым шелестом отражалось от стен, влажная ладошка сильнее сжала запястье Демида.
Глаза постепенно привыкали к темноте, из сумрака проступали очертания заброшенного коридора, пыль щекотала ноздри.
Через несколько шагов темнота сгустилась, очертания коридора исчезли, осталась лишь черная непроницаемая стена, девушка остановилась, раздался щелчок, вспыхнул тусклый свет.
Слабенькая лампочка осветила несколько метров подземного пространства, у стены притулилась каталка, влюбленные уперлись в тупик.
Демида знобило, ноги ослабели, сердце пыталось выскочить из груди. Он то и дело оглядывался, ему постоянно казалось, что за ним наблюдают.
- Странное место, - сказал Демид. – А нас не заругают? – спросил он.
- Сюда никто не ходит… боятся, - пренебрежительно усмехнулась Лена.
Демид огляделся: стены покрылись сетью трещин, сверху давит низкий потолок, тупик кажется ужасно душным, воздух наполнен пылью, на зубах скрипит песок. Казалось, будто их замуровали.
- Интересно, чего?.. - дрогнувшим голосом, спросил Демид.
Нахлынуло предчувствие: потолок обвалится, их засыплет, кислород кончится, они не выберутся…
Он испуганно оглянулся, на висках блеснули капельки влаги, дыхание сделалось шумным и тяжелым, легким не хватало воздуха.
Порывшись в сумочке, Лена достала розовую тряпочку, ее рука плавными движениями обтерла каталку.
Сумочка легла на чистое место, блондинка скинула куртку.
- Здесь жарко, - сказала она.
- Да, жарковато, - тыльной стороной ладони коснувшись лба, подтвердил Демид.
Подруга обернулась, ее синие глаза лихорадочно блестели, щеки пылали, алый язычок облизал губы.
Блондинка подалась вперед, к Демиду прижалось ее горячее тело. Демид почувствовал упругие выступы грудей, вдохнул сладкий запах волос, возбуждение поднялось, затопило, мысли спутались.
- Это волшебное место, - прошептала она.
Снизу вверх блондинка смотрела похотливо.
Демид хотел спросить, что здесь волшебного, но ее рука легла ему на пах, женские пальчики чуть надавили, слова застряли в горле, он нервно сглотнул.
Нащупав мужское возбуждение, Лена просияла и сделала три шага назад.
Руки блондинки торопливо замелькали над грудью, блузка разошлась, обнажился пупок.
Потрясенный Демид открыл рот и смотрел во все глаза.
«Это сон!.. Дикий, приятный сон!..» - метались сумбурные мысли.
Блузка сползла, руки блондинки нырнули за спину, лиф шевельнулся и взору открылись две объемные торчащие груди.
Торопливо, будто опасалась не успеть, девушка раздевалась. Юбка и колготки прикрыли блузку, Демид смотрел, как сверкая узкими кружевными трусиками, она раскладывает одежду.
Блондинка нагнулась, ее пальчики подцепили резные полоски, поднялась одна ножка, затем другая, в руках девушки мелькнули трусики.
Среди пыльного тупика, блондинка предстала голышом.
Демид застыл, его голова шумела, сердце постукивало, от напряжения гудело тело. Взгляд жадно скользил по обнаженной девушке: темные кружки сосков, чуть выступающий белый животик, внизу кудрявые волоски тонкой полоской уходят вниз. Лена шумно дышит, ее ладони поглаживают бедра, блестят влажные губы.
Голая блондинка качнулась и приблизилась, груди колыхнулись, она прижалась к Демиду. Их взгляды встретились.
- Я давно хочу!.. - простонала Лена.
Она медленно опустилась, ее пальчики расстегнули Демиду ширинку.
У Демида перехватило дыхание, внизу нежно скользнули теплые влажные губы, он закрыл глаза.
Страхи сбежали, Демид плыл по океану наслаждения...
В ее руках блеснул пакетик, блондинка надела содержимое одними губами и поднялась.
- Возьми меня, - чуть слышно прошептали ее губы.
Она отвернулась, босые ноги плавно касались пыльного пола, ладони гладили белые ягодицы, блондинка оглянулась на Демида.
- Я хочу!!.. - прозвучал возбужденный шепот.
Блондинка опустилась вниз, ее колени и локти уперлись в грязный пол, спина выгнулась, между ног блеснула влага. Женские движения, взгляды, запахи, пробуждали дикое, неукротимое чувство.
- Ну же… трахни меня!!.. – нетерпеливо прошептала Лена.
Демид переполнился желанием, скрепы рухнули, он бросился к блондинке, его колени опустились рядом, руки сжали девичьи бедра и Демид вошел!
Блондинка сладостно простонала, от звука женского удовольствия мужчина заметался с животной яростью. Первобытные желания ослепляли, чувства обострились до предела, бескрайнее наслаждение поглотило.
Женщина и мужчина слились одним существом, единое сознание возбужденно качалось на волнах страсти, девичьи вздохи, мужские движения, словно горючее масло питающее огонь любви, Демид вонзался резко, сильно, глубоко…
Одевшись, любовники вышли к свету.
Из-за угла показалась медсестра толкающая каталку, она посмотрела снисходительно.
- Заблудились? Идите за мной.
Лицо Лены пылало стыдливой краской, прическа растрепалась, взмокшие пряди липли вдоль висков, она послушно двинулась за медсестрой, Демид тронулся следом.
Они долго курили в закутке, Лена избегала взгляда любовника, Демид молча разглядывал стену.
Наконец, блондинка нарушила тишину.
- Там дух впервые заговорил со мной, - не сказала, а скорее прошептала Лена.
Медленно выпуская дым, Демид помолчал.
- Жуткое, - подобрав подходящее слово, сказал он.
Оглянулся и передернул плечами.
- Жуткое… - повторил Демид.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 37
© 04.10.2017 Владимир Машошин

Метки: свидание, кино, отношения, мистика,
Рубрика произведения: Проза -> Мистика
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 6 авторов












1