Герои революции: Марк Паркс


Герои революции: Марк Паркс
Пролог
В 2088 году произошла революция в государстве N. Повсеместно, пролетариат восстал против господствующих слоев общества. Революционное движение разделилось на 3 течения:
Зеленое течение – течение анархо-примитивистов, сторонников первобытного строя, собирательства и охоты, охраняют природу, считают, что только при анархо-примитивизме не будет расслоения общества.
Красное течение – течение коммунистов, за всеобщее равенство, марксисты. Левые, сторонники плановой экономики.
Синее течение – трансгуманисты, высшим приоритетам ставят промышленное и техническое развитие, роботизацию и автоматизацию. Страной управляют ученые. Но расслоение на классы присутствует, что противоречит всей сути революции.
В итоге к господству пришли трансгуманисты. Они составляют меньшинство населения страны – примерно 5%, но их вооружение сильнее. Зеленые и красные объединились в одно течение зелено-красных, в котором и состоит наш главный герой – Марк Паркс.
Глава I
Пасмурный день. Марку нужно было бежать, но непослушные ноги то и дело, словно магнит, притягивались ко всему, обо что возможно запнуться. Потная голая стопа уже начала кровоточить. Но Марк не слышал этой боли, только шум ветра и тяжелые размеренные шаги за его спиной. Он бежал по мокрой траве. Ледяная роса жгла его ноги, но останавливаться было нельзя. «Беги, Паркс, беги» - повторял он про себя.
Неожиданно, те тяжелые и навязчивые шаги за его спиной умолкли. Марк пробежал еще несколько метров и упал на что-то шершавое и холодное. Морозный дождь смыл с его лица страх. Наконец-то, спустя несколько минут непрерывного преследования Паркс смог с облегчением выдохнуть. Он выглянул из-за высокой травы. В нескольких шагах от него лежал двухметровый человекоподобный робот, щелкающий заклинившим механизмом, который медленно исчезал в объятиях всепоглощающего болота.
«Наконец-то я в безопасности» - прохрипел Марк своим простывшим голосом. Никогда ему не приходилось уходить от погони столь крупных, хоть и не самых опасных, «истребителей сторонников зелено-красного течения революции», которых чаще называли просто садовниками. Марк приопустил нижнюю челюсть и разомкнул губы. Противные дождевые капли смочили его осушенный рот. Он не чувствовал ничего, лишь усталость. Марк закрыл глаза. Единственное, что он видел перед тем, как уснуть – закатывающееся солнце, еще долго светившее сквозь бледные веки…
Глава II
- Хэй, Марк, с тобой все в порядке?
Сквозь дремоту наш герой услышал слова темноволосого бородатого мужчины с зеленой повязкой на руке.
- Ау, ты меня слышишь? Ауууу! Как ты тут оказался?
Марк медленно приподнялся и сел в удобной для него позе. Была уже ночь. Свет факела в руках того бородатого, до боли знакомого мужчины, ярко освещал всё болото.
- Повезло тебе, упал прямо на тропу, а то так бы и утонул вместе с роботом.
Марк оглянулся, он и вправду лежал посреди болота на тропе из досок, уводившей куда-то в близь стоящий лес. Но Марк не мог вспомнить, как он тут оказался.
- Откуда вы знаете, как меня зовут? И о каком роботе вы говорите?
Как Марк не старался, он все равно не мог вспомнить, что же вчера с ним произошло. И позавчера.… И неделю, и месяц, и год назад! Он резко забыл всю свою старую жизнь, и этого момента началась новая.
- Марк, с тобой все в порядке? Ты ничего не помнишь? О, Господь!!! – выкрикнул мужчина, чем немало испугал нашего героя. – Да в твоей башке дыра от пули! Тебя срочно нужно отнести в госпиталь!
Из темноты, словно из-под земли, появились еще двое крепких мужчин, спешно взяли вновь теряющего сознание, либо просто засыпавшего от усталости, Марка и повели вдоль тропы. В темный-темный лес.
Глава III
Марк очутился в госпитале. Импровизированном госпитале. В воздухе витал запах сырой штукатурки и гнили. Стены в «палате» Марка были словно намеренно обшарпанные, некоторые доски на полу были поломаны, или попросту отсутствовали, а на потолке висела одинокая наработавшая лампочка, но в ней не было нужды, ведь раннее утреннее солнце уже осветило помещение достаточно, чтобы Марк заметил сидящую рядом с ним девушку.
- Доброе утро, - сказал растерянный Марк. Он попытался встать, но оставил свои попытки прежде, чем его спутница начала препятствовать ему. – Мы знакомы?
Девушка закрыла своими неширокими ладонями лицо. Марк не видел ее слез, но слышал ее негромкий плач. Девушка выглядела молодо. Марк успел разглядеть все черты ее внешности. Светлые волосы, широкие, по сравнению с талией, плечи и мускулистая шея…
- Все будет хорошо, ты поправишься, и скоро мы увидимся,- прошептала девушка.
-Что?..
Марк опешил
- Марк, ты ничего не помнишь. Это я, Глория – твоя деву… невеста. Мы встречаемся еще с подросткового возраста. Уже почти 10 лет. Помнишь?
- Я… - не успел Марк продолжить свою мысль, как в палату вошла женщина, по виду напоминавшая медсестру.
- Девушка, что вы тут делаете? Было же сказано, что нельзя тревожить пациента!
Медсестра неспешно подошла к застывшей в одной позе Глории, взяла ее за руку и суетливо, но аккуратно вывела ее из помещения, где лежал Марк.
- Стойте! – прохрипел Марк. – Что со мной случилось?
Медсестра обернулась.
- Пулевое ранение в голову, повезло, что отделались амнезией, если вы, конечно, не притворяетесь.… Через пару недель можно и на передовую.
Марк осознавал, что неделя – мало для реабилитации после пулевого ранения, но раз того требует положение, придется довериться судьбе и когда-то знакомым ему людям.
- Кто я?
- На этот вопрос я вам не отвечу, спросите лучше командира.
Медсестра закрыла дверь палаты. Штукатурка над дверью посыпалась, так же как и вопросы из уст главного героя, адресованные выдуманному абстрактному слушателю.
Глава IV
Неделю спустя, Марк почти выздоровел. По крайней мере, боль в затылке больше его не тревожила. За эту неделю к нему никто не приходил, только медсестра, которая не могла дать ни одного адекватного ответа на его вопросы. От нее можно было услышать только такие отговорки как «Я не знаю, командир скоро вернется, он хорошо тебя знал» или «Не могу сейчас говорить», «Не знаю». Марку казалось, что она что-то скрывает, хотя и понимал, что в их полуразрушенном госпитале и так было много раненых, и его работникам было не до разговоров.
Однообразие дней, проведенных в закрытом помещении, почти сразу утомило нашего героя. Как только он не коротал свои часы реабилитации: то кормил пауков выловленными в санузле мокрицами, то часами пялился в окно с видом на лесную чащу. Наконец-то он понял, почему лежавшие до него пациенты так беспощадно выскребывали аккуратные линии на стенах – они считали дни. Паркс выбрал более щадящий благосостояние госпиталя способ счета дней - он выцарапывал «палочки» на половой доске гвоздем, выдернутым из нее же. Так он говорил сам себе, на самом деле выдергивать гвозди из – доски не так уж щадяще. В действительности, он просто не хотел пачкать свою кровать в падающей штукатурке, которая так и сыпалась со стены, при прикосновении к ней, словно мстя за причиненный ущерб.
Но однажды, больничная повседневность прервалась необычайно сильным стуком в дверь, из-за которого дверь распахнулась сама по себе. В дверном проеме показался тот самый мужчина, который нашел Паркса на болоте.
- Привет, Марк, - прогремел голос уже знакомого герою человека. - Собирай вещи, пойдем.
- Это командир, - из коридора послышался голос медсестры.
Марк не видел о чем-то спрашивать или спорить. Он мог только довериться малознакомому, уже, человеку, который, возможно, спас ему жизнь. Марк, абсолютно молча, собрал все свои немногочисленные вещи и последовал за командиром. Сквозь эхо он расслышал разговор медсестры и командира:
- Он всегда такой молчаливый? Не оглох? – максимально тихо прошептал бородатый.
- Не, все с ним в порядке, везунчик он, буквально второй раз родился, - чуть громче ответила медсестра.
«А ведь действительно, подумал Паркс, я ведь буквально начинаю жизнь заново, но стоит ли хвататься за прошлое…»
- Тебе интересно, кто ты? – сказал командир, словно услышав немой вопрос Марка
- Да, - ответил Марк, словно подтверждая слова медсестры о том, что он не глухонемой.
Наш герой, в сопровождении командира, вышел на улицу. Впервые за неделю он оказался на свежем воздухе, и нескоро привык, хоть и был ему рад.
Марк уходил вглубь чащи, все дальше и глубже, в самую темноту и глушь. Его сердце колотилось с бешенной скоростью, адреналин вонзался в его вены. Волнение переполняло его. Вот, уже совсем скоро, он узнает, кто он такой. Марк не был в этом уверен, он мог только предполагать, куда «командир» ведет его по лесной тропе, которая, казалось, становилась только уже с каждым шагом. Наконец-то, через несколько томительных минут наши герои пробрались к обширному палаточному городку. Повсюду кипела и бурлила жизнь. Марк, впервые за несколько дней начал что-то вспоминать. Нет, не образы, только чувства.
- Марк? Иди сюда. Это твоя палатка, может, что-нибудь вспомнишь… Ты нужен нам, Марк, - мягким голосом сказал командир.
Паркс прошел вглубь своей весьма большой палатки. В углу стояла керосиновая лампа, в другом углу лежал чемодан и одежда, а прямо посередине что-то напоминающее кровать.
- Что же, покопаемся в вещичках… - сказал Марк. Вообще, за неделю почти полного одиночества он привык разговаривать с самим собой.
Марк, не спеша, опустился на колени и приподнял груду одежды, под которой лежал обтрепанный небольшой чемодан. Марк открыл его, весьма неаккуратно, и все содержимое чемодана молниеносно посыпалось Марку на ноги. Что только не притягивало его взгляд в тот момент. Все хотелось пощупать, просмотреть и, возможно, что-то вспомнить. Но Марк принял единственное верное решение. Среди кучи всякой всячины, полезной и крайне полезной, он отыскал единственный предмет, содержащий по-настоящему важную информацию – толстая, но исписанная лишь наполовину тетрадь. Парск приоткрыл тетрадь. На форзаце крупными буквами было написано «личный дневник Марка Паркса. «Джек-пот, джек-пот…» - повторял про себя наш герой.
Глава VI
- Паркс, ты свободен? Что ты делаешь? – прогремел голос командира, чем слегка напугал Марка.
- Все в порядке.… Да, - сказал Марк, судорожно пряча дневник.
- У нас ЧП. Ты нам нужен, собирайся скорее
Марк незамедлительно вскочил на ноги и направился вслед за командиром.
- Командир, а как вас зовут?
- Меня зовут Майкл Хармон, для тебя просто Майк. Обращайся ко мне на «ты», а то мне непривычно как-то… Прости, что я не навещал тебя в госпитале, были неотложные дела. Ты ведь мой друг, мы дружим еще с первых выстрелов революции. Тебе рассказать о ней, или ее ты помнишь? Вообще, что ты помнишь?
- Никаких конкретных событий и личностей. Только общие образы. Хотя.… Нет! Я помню школу. И начало революции. Возможно, и тебя, но размыто. Помню некоторых своих одноклассников. Но никак не могу вспомнить имена…. У меня всегда была плохая память на имена. Уж и не помню, откуда я это знаю. Напомни, как тебя зовут? Не надо, я вспомнил, ты, кажется Майкл.
- Майк, - поправил товарищ. – Вот мы и пришли.
Перед Марком стоял шатер немалых размеров. Посреди шатра стоял большой круглый стол, за котором сидела кучка людей в камуфляжной форме.
- О, Марк! Добро пожаловать! – сказали люди за столом, один за другим.
- Здравствуйте, - робко промолвил Марк.
- Представляешь, эти вумнеки собрали новый роботизированный взвод! Но по данным разведки, он такой же, как и предыдущий, ничему они не учатся.
- Извините, не могли бы… не мог бы ты пояснить, о чем вообще говоришь? – уже смелее сказал Марк.
- Вумнеки это…
- Трансгуманисты. Я помню начало революции. Так что же, Эти синие все-таки пришли к власти? Проклятье! Так о чем я… Я спрашиваю про другое. О каких взводах идет речь? И вообще, что вы можете сказать о ходе революции?
- Ооо, да… Синие победили и подчинили себе красных и зеленых. Теперь все мы, и красные, и зеленые – одно целое. Мы составляем большинство и мы должны свергнуть захватчиков! Не ради этого мы воевали! А что на счет их роботов и оружия в целом… Они не эффективны! Серьезно, с трансгуманистами большинство всех умных и образованных людей, но они все равно делают плохих роботов, подобных «терминатору». Но и среди нас не дураки! Сразу после революции нам удалось захватить и отключить всю систему и сеть трансгуманистов. Все роботы вышли из строя, и вумнеки сделали новых. Но они были не лучше, мы в два счета, путем диверсии, вывели из строя большинство роботов, и они стали неспособными вести огонь, только ходить. Говорят, тебя преследовал такой, перед тем, как мы тебя нашли. Пулю, видимо выпустил не он, а человек, ибо если бы робот был рабочим, он был сделал из тебя решето.
- Так что за новый взвод роботов?
- Новый взвод таких же, но уже активных роботов, и их защита увеличилась, в плане того, что нашим хакерам будет трудно их всех взломать, сложнее, чем в прошлый раз, намного. Пока наши программисты работают, нужно обеспечить им прикрытие. Вумнеки выследили их положение и направляются к ним. Нужно бросить все основные силы на отражение атаки. Бой завтра. Ты с нами?
- А как я поступил бы раньше?
- Ты шел в бой первых рядах. Около десяти дней назад был такой же бой, и все, кто шли первые были отсечены от войска, нам пришлось бросить вас и отступить, но случилось чудо, ты единственный, кого нам удалось найти после битвы. Живым…
Люди у стола еще долго разрабатывали стратегию боя и ходы отступления. Марк тоже вступал в активные диалоги, и даже чем-то помогал, пока вечерняя заря не утомила его своей красотой, усыпляя его…
Глава VII
- Марк, вставай, ты уже не в госпитале, тут с тобой нянчиться никто не будет. Иди в палатку, там и поспишь, - мягко, но строго сказал Майк, понимающий, что Паркс еще не полностью отошел от ранения, и скорее всего не уснул, а потерял сознание от напряжения.
- Майк, скажи мне, кто такая Глория?
Майкл смутился и слегка опешил.
- Я не знаю, кто такая Глория,
- Когда я очнулся в госпитале, я увидел девушку, которая сидела рядом со мной. Она сказала, что она моя невеста …
Глаза Майкла отсвечивали вечернюю зарю, словно были наполнены слезами, его губы слегка скривились.
- Чушь, глупость, компот! Ты ее выдумал, наверное, это были галлюцинации, - дрожащим голосом сказал Майк.
Марк точно помнил, что видел Глорию, но решил не спорить с товарищем, вдруг Майк все-таки прав.
- Какое сегодня число? – лишь спросил он.
- 1 октября. Тебе зачем?
- Неважно, ладно я пошел к себе, не напомнишь дорогу? Хотя.… А! Вон там, я ее вижу, пока Майк.
Марк резко встал. У него потемнело в глазах, а в голове поплыли воспоминания. Он начал вспоминать, кто такая Глория. Её очертания, время, проведенное с ней и самое главное - чувства к ней, они вспыхнули с новой силой. «Дневник», - сказал себе под нос Марк и направился к своей палатке.
Войдя в палатку, Марк судорожно начал копаться в вещах и вспоминать, куда же он забросил дневник. Он оставил свои попытки и заметил в углу палатки керосинку. Марк взял спичечный коробок и, не с перового раза, переломав с десяток отсыревших спичек, зажег лампу. Под ее тусклым светом Марк моментально нашел свою тетрадь-дневник. Он открыл ее на последней записи и принялся читать:
«Запись № 46.
21 сентября.
Уже давно нет вестей от Глории. Она ушла в тыл уже две недели назад. Но она ушла как раз на ту территорию, где недавно высадился вражеский десант, там шел ожесточенный бой и... немногим удалось выжить.… Лишь бы она осталась жива.… Да, надежда умирает последней, но я уже чую ее предсмертные конвульсии…»
- Она мертва, - сказал Марк.
- Она мертва, - подтвердил голос за его спиной.
Марк был смятен и потерян. Словно земля ушла из-под его ног. Неужели у него никого не осталось, кроме…
Марк обернулся и увидел Майкла.
- Почему ты мне не сказал об этом? – ломаясь произнес Паркс
- Я не хотел тебя расстраивать, - тихо сказал Хармон.
- Я бы все равно вспомнил ее, понимаешь? Память возвращается ко мне, и сейчас, чем больше я вспоминаю, тем больнее мне становится, - с дрожью пролепетал Марк. – Я вспомнил тебя, Майкл, ты хороший друг, и я тебя ни в чем не виню. Возможно, ты правильно поступил.
- Марк, ты говорил, что видел ее.
- Да, возможно она жива!
- Нет, точно нет, - похрипывая, сказал Майкл и мгновенно скрылся во мраке.
Всю ночь, и душевная боль, и внезапно появившаяся боль в затылке не давала Парксу уснуть, но желание спать взяло свое.
Глава VIII
Лучи удивительно красного утреннего солнца ярко осветили кровать Марка. Без всякой усталости, Марк встал, и неспешно вышел из палатки. Весь городок еще не пробудился после недолгой ночи, лишь вдалеке редко то и дело мелькали образы суетливых домохозяек, которым с утра, ни с того ни с сего, приспичило помыть посуду. Паркс уже оклемался после вчерашнего вечера и чувствовал себя значительно лучше. Болтаться все утро - было бы не лучшим решением, поэтому Марк начал готовиться к предстоящему бою. Он напомнил себе свои навыки в битве с воображаемым противником, достал из своей палатки автоматическую винтовку и тренировался: заряжал, разряжал ее, собирал, разбирал.… И, заигравшись, произвел несколько выстрелов в воздух, что вызвало небольшую шумиху. Из палаток повыскакивали недовольные люди и начали разыскивать виновника сие торжества. Марк мигом спрятался в палатку и, пролежав несколько минут, по-настоящему уснул, чем отвел от себя подозрения. Ему снилось прошлое. Все что он уже вспомнил и какие-то новые подробности из его старой жизни. Глорию, Майкла, революцию… Возможно, это все были не воспоминания, а просто сон, но Марк был уверен в обратном. Покой его прервал априори громкий голос товарища.
- Марк Паркс, с тобой все в порядке? – сказал Майкл.
- Да, все в порядке. Слышал, тут кто-то стрелял?
- Да, наверное, случайно. Ты это, вставай, скоро в бой, надо готовиться.
Марк вышел из палатки и пошел к месту столпотворения. Там, два невысоких брата-близнеца инструктировали солдат по ведению боя с роботами: в какие точки надо стрелять и чего остерегаться. Марку тоже было полезно это послушать, и он присоединился к дискуссии. Через пару часов отряд, вместе с Парксом, уже был готов к битве и пошел в сторону врага. Весь отряд, молча, направлялся к полю предстоящего боя. Марк и Майк шли рядом.
- Марк… Скажи честно, тебе страшно? – с тревогой сказал Майкл.
- Ничуть.
- Тебе легко, тебе нечего терять…
- Ты не прав. Я многое потеряю, если мы проиграем эту битву. У меня нет прошлого, но я должен сражаться во имя будущего, пусть, даже если я его никогда не увижу.
- Ты прав, Паркс, ты прав…
Холод все ближе подступал к стопам наших героев. Их обмундирование почти полностью промокло, то ли от пота, то ли от морозной росы, точно такой же, как и в тот злополучный день, когда Марк чуть не погиб, так и воздав полностью долг перед отечеством, но вот, настал момент, когда Паркс исполнит свое предназначение.
В дали, сквозь туман, уже виднелись взводы противников. Этих трусливых противников, боящихся вылезти из своих бетонных укрытий, заставляющих людей сражаться с грудой железа. Дождь грубо стучал по стали, сталь грубо стучала по земле.
Марк вспомнил образ Глории, пришедший к нему в госпитале. «Все будет хорошо, ты поправишься, и скоро мы увидимся», - говорила тогда она. «Все хорошо, и скоро мы увидимся», - подтвердил Марк Паркс.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 134
© 03.10.2017 Семён Половников

Метки: постреволюция, антиутопия, революция, фантастика, будущее,
Рубрика произведения: Проза -> Антиутопия
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора












1