Лермонтов. На пути к истине


Лермонтов. На пути к истине

«Ай! Моська…».
И.А. Крылов.
«Собака лает, караван идёт».
Восточная мудрость

По установившейся традиции, вместе с разделяющим моё мнение Читателем, начнём вразумление откровениями рецензионной статьи Д.А. Алексеева «Поэт в Зазеркалье, или Лермонтов в стране чудес» на мою статью «Изнанка официоза» с её заголовка. Это сориентирует в смысле заключённых в ней сокровений и, в случае пресыщения оными (сокровениями) – позволит своевременно и в должном месте поставить точку.
Заголовок к произведению, согласно сообщают справочные пособия, выражает сконцентрированный смысл его содержания.Термин «Зазеркалье» подразумевает пространство, находящееся за зеркальной стороной некой поверхности.В этом пространстве, по сообщению Д. Алексеева, и обитает «баново-лимонное Зазеркалье». - (Возможно, «баново» - это описка, но она за длительное время так и не была изменена, (не в пример предшествующей ей поправке описки «незнаию» на термин «незнанию») в первом эпиграфе, например, на выражение «бананово-лимонное». Это бы соответствовало сказочности «чудесного» Зазеркалья, так волшебно повлиявшего на воображение ре цензора. Приношу Читателю моё извинение – на такую «мелочь» не стоило бы обращать внимание, если бы Д. Алексеев так «любезно» не использовал мою описку в статье «Изнанка официоза», отлично сознавая факт описки по смыслу текста и прочитав на соседней и нескольких других страницах фактическую дату происхождения события. В будущем неизбежен возврат к смыслу намеренно извращённого факта. Здесь только отмечается факт случившейся описки) и использования её с шкурным умыслом. Но, продолжим.

И не обращая внимание на «ревуще-плачущий океан»,его обитатели (альтернативщики биографических версий  М.Ю. Лермонтова) – во главе с своим МЭТРом, «дуют себе на плечи» - (видимо таким способом вдохновляются) и, после свершения обязательной процедуры, свято чтут «свою биографию Лермонтова с альтернативными фактами и событиями, которые текут по законам имманентной логики». Здесь важно прочувствовать язвительный акцент, приданный значению термина «имманентная». Он говорит о том, что такая логика - противоестественная, извращённая, осудительная и т.п. потому что она имманентная. И такую позорную логику исповедуют в Зазеркалье альтернативщики, «подув себе на плечи». По серьёзности смысла вопроса вернёмся к нему при обсуждении введения к статье.
Вразумляемся сутью понятия «Зазеркалье». Соображаем: - это понятие логически указывает на существование другой стороны зеркала. Назовём её «Предзеркалье» (может пригодится). Поскольку эта сторона не зазеркальная, (где расположились альтернативщики), а противоположная ей, значит она- предзеркальная (уже пригодилось!) и в ней обитают «официозники». Все там, где им, по смыслу их убеждений, положено быть.
Отметим не отражённую заголовком данность: - поверхность почти каждого стекла и поэтому зеркальные поверхности зеркал в принципе не могут быть идеальными, имеют своеобразные неровности (кривизну).
Здесь (для лучшего представления), уместно вспомнить старую притчу о кривой принцессе, неотрывно любующейся своим отражением в кривом зеркале…

В переносном смысле притча представляет ортодокса, упивающегося восторгом от безупречной формы имитированного официозным мистикафиционным зеркалом иррационального образа поэта. Естественно, сказанное касается «Зеркальной» (официозной) стороны вопроса. Реального образа поэта здесь нет. И автор рецензии свидетельствует этот факт заголовком к рецензии «Поэт в Зазеркалье, или Лермонтов в стране чудес». То есть, как уже вразумлено, он находится в пространстве за зеркальной поверхностью кривого зеркала – в Зазеркалье. А там ничто ничего не искажает (нет мистифицирующей зеркальной поверхности), никто ничего не перевирает и нет злоязычных субъектов.Там, в Зазеркалье, есть версии по причинам возникновения и свершения важных событий в жизни Лермонтова, но они забаррикадированы броневой толщью официоза и, пока, вместе с поэтом пребывают вне достойного внимания просвещённого общества. А оно (общество), до времени, удовлетворено созерцанием видения образа мистифицированного ортодоксией. Следовательно Читателю всучивается очередная критическая околесица.
Теперь, когда мы (с моим Читателем разумеется, понимающим и принимающим мои соображения), втолковали кое что из смыслового значения заголовка, обратимся к следствию от него воспоследовавшему. Д.А. Алексеев в своей статье «Мещанин во дворянстве», убедительно проявил себя, по определению МЭТРа, «нафталинщиком». После мистического посещения воображаемого сказочно-чудесного Зазеркалья, вдруг, преобразился в фантаста. Состряпал невероятной нелепости сюжетную фантасмагорию. Следствием и материальным свидетельством его фантазий стала рецензионная статья «Поэт в Зазеркалье…» - пример обращения реальных образов в мистические, с подложным комплексом человеческих качеств. Мы, надеюсь оправданно, коснёмся только вопиющих испражнений в адрес истины и непозволительного попрания логики.
Следуя «восхитительному» синдрому, полученному от прочтения статей этого автора (представления Читателю дискуссионного материала в сопровождении превосходительно язвительной интонации) - умилимся его критической «корректностью» удобренной ироническим слюноизвержением. Она эффектно настраивает Читателя на должное восприятие «истинного» смысла изречённого. Поэтому неизменно присутствует при цитировании изречений из рецензируемого текста, (а по объёму они превышают размеры примечаний «Неофита»), в виде едких замечаний, сопутствующих толкований, кривых усмешек и т.п., выпячивающих авторскую наивность, что создаёт язвительно иронический смысловой тон. Этот уничижительный метод применяется официозом широко и беззастенчиво. В данном случае он демонстрируется без грима, в расчёте на его восприятие от академической учёности.
Нам предстоит, после надлежащего усвоения смысла заголовка, последовать по следам пера ре цензора, ибо оно для того и металось по страницам, чтобы мы внимательно прошествовали по ним, вникли в изречённые им «открытия», осознали безмерную их глубину и, таким образом, навсегда отреклись от, обнажённой им, нашей наивности.

Принцип последовательности в познавательном процессе обязывает вникнуть в смысл следующего за заголовком эпиграфа. Вникаем и уразумеваем: - эта часть произведения более развёрнуто представляет читателю не просто намерение творца будущего фолианта сообщить читателю нечто неведомое, но и втемяшить в его мозговую «серость» надлежащее почтение к мудрости включённых в эпиграф изречений классиков, а значит и прежде всего, к самому творцу создаваемого перла.
Мудростью классиков и, разумеется, творца, мы втемяшились неосмотрительно втюрившись в его сочинения несколько раньше. Глубоко, искренне и, не откладывая на потом, преклонились перед всеми мудрецами, не зацикливаясь на вопросе – кому (чему) адресуется мудрость заключённая в эпиграфе. Уточнили. Осведомлённые источники утверждают:
- «Эпиграф – выражение, предпосланное автором своему произведению или части его»;
-«Эпиграф - цитата, помещаемая во главе сочинения или его части с целью указать его дух, его смысл, отношение к нему автора»;
-«Эпиграф помещается автором для выражения основной мысли книги».
То есть: автор эпиграфом предварительно извещает читателя, что и в каком духе он хочет сообщить ему в своей книге (статье). Здесь важно осознавать: анализ содержания книги (статьи) - обращён к Читателю.Автор находится в нейтральном статусе. Резонно. Читатель ознакомившись с эпиграфом может заинтересоваться произведением или оставить его на полке магазина или библиотеки.
Обратимся к эпиграфам предваряющим содержание рецензионной статьи«Поэт в Зазеркалье…». Повторим их и ответим:
-1) «От ложного знания – к истинному незнанию».
-2) «Не хочешь – не слушай, а врать не мешай».
По 1-му эпиграфу: парадоксальность его смысла, именно своей парадоксальностью кажущаяся нелепой и, вследствие этого, представляющаяся глупой, в сопровождении «учёной» язвительности, фактически обращена не к содержанию коментируемой статьи М.Зуева «Изнанка официоза», как замыслено Д. Алексеевым, а к содержанию его рецензии «Поэт в Зазеркалье», то есть к нему самому – её автору. Другими словами – заявлено намерение заняться самобичеванием! В отношении своего реноме всякому вольно относиться, как угодно. Но в данном случае язвительная уничижительность, умышленно направленная в реноме оппонента, по неразумению её автором, угодила в собственный адрес! Рискну утверждать: - смысл заключённый в выражении «От ложного знания – к истинному незнанию» - выражает состояние всего лермонтоведения в итоге полуторавековых поисков истины. Не зацикливаясь на непонимании официозом альтернативного лермонтоведения, как явлении, движущем его «от ложного знания через истинное незнание к истинному знанию»!!!, скажу: только: не следует относиться к инакомыслию «без царя в голове»… По серьёзности вопроса считаю целесообразным включить в текст настоящей статьи мнение, извлечённое из опыта поисков истины человечеством в прошлые времена. Оно объёмно по фактологическому содержанию, но своим интересом, надеюсь, не стало бы Читателю обременительным. Всё-таки мнение представлю -без обосновывающих его доказательств, так как лежащая в его основе формулировка:«от ложного знания через истинное незнание к знанию истинному»!!!, представляется логично убедительной для восприятия его бесспорным.

От ложного знания к истинному незнанию
Войдем в XI-XIII и еще в более прежние столетия, к тому отрезку науки, который с высоких холмов ее последующего величия смотрится как лженаучный. Но справедливо ли накладывать на первичную мысль сей живучий штамп? И так ли уж правы те, кто это делает?
Конечно, многое из того неуверенного состояния заслуживает быть оприходованным именно по графе псевдознания. И все-таки отнюдь не целиком. Были, конечно, напрасно затраченные усилия, но были и посевы, которые принесли какие ни на есть плоды. Потому также и здесь необходимо нравственно-этическое просвечивание усердий тех далеких искателей истин. В гуще событий давно истаявших дней мы определенно найдем не только измышления, но и размышления, из которых позднее будут возделаны урожайные сорта.
Начать с того, что исторические формы пробуждающегося знания были для своего времени единственными, куда вливались там и тут бесприютно появлявшиеся факты. Примитивные теории астрологии, алхимии, иридологии, да и иже с ними все же сумели прочертить основные ориентиры будущих научных дисциплин. Они смягчали напряженность дефицита тех видов деятельности, потребность в которых поддерживалась страстью к разгадке обступавших человека тайн. Иных, более зрелых форм удовлетворения этой страсти тогдашнее человечество еще не выплавило. Пусть правила бал магия, пусть первые химики, вооружившись фантастическими рецептами, искали универсальное лекарство, крупно ошибались, это не заслонит полезной работы первоподвижников.
Ложные идеи службы свои несли, исполняя роль катализаторов. Не выдерживая проверки на истинность, они помогали истине. Неверная идея плодила цепную последовательность новых идей, порой столь же неверных, но другой порой и плодотворных, поскольку они окольными путями выводили на нужную дорогу. Новые истины не рождаются так дружно на неподготовленном поле. Прежде надо возделать покров, лишь тогда обнажится почва, на которой можно выращивать семена. Но и они, эти первые семена, чаще приносят ошибочные знания, псевдознания. И уже от них путь... нет, еще не к истине, а только к проблеме как осознанию, что мы чего-то не знаем. Таковы расстояния от ложного знания к истинному незнанию - незнанию того, каким путем "достать" проблему и чем заполнить обнаженный ею пробел познания. Лишь пройдя эти состояния, обретаем (точнее, способны обрести) истину. Такому пониманию выражения, содержащегося в 1-ом эпиграфе, чуждо язвительное содержание текста , которому он предшествует.

По второму эпиграфу.

Для ясности восприятия его смысла представим сценический диалог. Действующие лица:
-Некто -(ре цензор, критик).
-Слушатель – (читатель),
-Третье лицо – автор произведения, по теме которого идёт диалог. Он своё мнение выразил в содержании обсуждаемой темы значительно раньше ведущегося диалога и теперь – нейтральное третье лицо, Молча воспринимает смысл происходящего. Ему уже не дано вырубить сказанное ни пером ни топором.. Дело уже сделано. Оно может только обсуждаться.
-Некто: - интерпретирует содержание обсуждаемого произведения: несёт по его смыслу галиматью, смакует её и, по поводу своих же мистификаций по шутовскому – выпендривается.
-Слушатель – осознав, что ему втемяшивается выпендреж, посылает Некто далеко и оригинально…Затыкает уши- (для защиты нервной системы).
-Некто- привыкший к таким «путешествиям» - заявляет: - «Не хочешь – не слушай, а врать не мешай». Продолжает выпендриваться.
-Третье лицо – сознавая факт написанного им в прошлом времени, а «заявление» Некто провозглашается во времени текущем (то есть в сию минуту от первого лица – автора мистических интерпретаций), и его намерение относится к предстоящим действиям Некто -возмущённо-презрительно плюёт (не скажу куда) и молча уходит.
-Слушатель – уходит, не открывая ушей.
-Некто – подходит к кривому зеркалу и упивается, (исправленной кривизной зеркала), своей официозной физиономией.
Проницательные зрители (Читатели) – воззрев и вняв представленный им спектакль, легко разгадывают потуги Некто изобразить происхождение сакраментальной фразы, якобы, от автора статьи «Изнанка официоза». Разумеется, возмущаются вероломством Некто и, чертыхаясь ругательно и разнообразно, удаляются в места не столь приспособленные для массового очковтирательства. Занавес опускается.

Вводная часть, или предисловие

Для предварительного втирания в лопоухих беспардонной лжи, с тем, чтобы в последующем можно было сказать: - « я (мы) об этом уже говорил (вели речь, или писали – с ссылкой на собственное толкование сомнительных фактов, должное само собой восприниматься неоспоримым документом), неудобно повторять и т.п., так как сказанное общеизвестно, является общепризнанным фактом и, значит, следует быть признанным лопоухими без дополнительных доказательств на предмет достоверности истины. Этот метод втирания в чужие мозги «согласного понимания», кратко выражен в наставительном девизе – «Повторение – мать учения». Единовременное многократное повторение «того же» называется долдонёжем и вызывает его неприятие. А разновременное ритмичное внушение «того же» под названным «научным» девизом производит нужный эффект. Собственно, описанный метод является распространённым оружием не только литературного официоза, но и (в основном) – государственного. В этой части предварительно демонстрируется (свидетельствуется) высокий уровень учёности авторов рецензионных опусов посредством применения редко употребляемых иностранных терминов.В вводной части обсуждаемой рецензии Д. Алексеева заслуживает особого внимания термин «имманентный» в сочетании с термином «логика», втиснутых в выражение- «имманентная логика». Без понимания этого выражения бесполезно пытаться проникнуть в то, что предстоит понять в основной части рецензионной статьи. Поэтому необходимо осознать его смысл.(Уточним – осознать именно смысл выражения «имманентная логика», а не только смысл терминов его составляющих).
1 «Имманентный» (Ожегов С. 245) – присущий природе самого предмета - внутренний (имманентное развитие).
2 Тоже из (Яндекс. Википедии) - имманентным является, например, метод, который определяется самим предметом исследования, критика, которая обсуждает идею...
3 Тоже из справочника иностранных слов (изд. № 4): имманентный – свойственный, присущий какому-л. явлению, проистекающий из его природы (имманентная философия); разновидность махизма (тоже,что эмпириокритицизма- стиля позднего классицизма в западноевропейской архитектуре и прикладном искусстве).
4 Тоже (В.И. Ленин) – «Имманенты – самые отъявленные реакционеры, прямые проповедники «фидеизма», цельные в своём мракобесии люди. Уточним: Фидеизм – теория, отдающая предпочтение вере перед богом.
5 И тоже – множество других толкований смысла термина.
По первым двум толкованиям термин «имманентный» не содержит осудительного или какого-н. негативного содержания. Естественное – следствие естественного. По остальным позициям что-л. говорить не имеет смысла.Примем толкование википедии (2-й вариант) , как самое сочетающееся (в дискуссии по лермонтоведению) с термином «логика» и далеко отстоящим от махизма и фидеизма.
Логика. (Ожегов. С.331)1 – наука о законах и формах мышления (формальная, диалектическая);2 – ход рассуждений, умозаключений(своя л., жен. л.); 3 – разумность, внутренняя закономерность чего-н. (вещей, событий).
Исключим из рассмотрения толкования по 1-й и 2-й частям, как констатирующую информацию по смыслу терминов. Примем в рассуждение смысл, заключённый в третьей части: - логика – разумность, внутренняя закономерность чего-н. (вещей, событий).
В результате уточнения значений терминов получили: -В Зазеркалье «свято чтут свою биографию Лермонтова с альтернативными фактами и событиями, которые текут по законам развития, присущим внутренней (естественной) природе предмета (биографии Лермонтова), не противоречащих критическому анализу – невозможному без различного идейного содержания».
Спрашивается: - Что в «имманентной логике» такого крамольного, чтобы по существу его изрыгать язвительное косноречие?
При конструктивной дискуссии, недопустима сопровождающая её смысл саркастическая тональность, исповедуемая Д.Алексеевым. В его рецензионной статье на «Изнанку официоза» уже в первом абзаце, сопровождая выражение «имманентная логика», она распространяется на всё введение, а значит – на все аспекты рецензии. Это даёт право всему альтернативному (не официозному) лермонтоведению, после прочтения первого абзаца введения, поставить жирную точку. Но наше понимание взаимной корректности обязывает выслушать, понять оппонента. Последуем этому – сколько хватит терпения. Отреагируем на интерпретацию официозного смысла заключённого в них, если он представится достойным серьёзного обсуждения.

К сведению Читателя - персонажи основной текстовой части:
Неофит -ре цензор-мистификатор. (Д.А. Алексеев). В рассматриваемой статье именует себя Неофитом. В переводе с греческого неофит значит: 1) новообращённый в какую-л. религию; 2) новый приверженец какого-л. учения. Так как ни к ортодоксии, ни к официозу ни одно из приведённых значений к подлинной сущности неофита не пристало, но термин этот для само обозначения выбран самим ре цензором -при применении к образу ре цензора будем обозначать его-«Неофит»-самозванец.
Мэтр - (мифически представленный «Неофитом»-самозванцем - широко известный филолог).
Адепт - (мифически представленный - тип противный официозной фантасмагории. М.И. Зуев).
------------------
По пунктуациям, обозначенным Неофитом-самозванцем порядковым номерным рядом:
Примечание по вопросам пунктуального ряда.
Смысловая вязь Д. Алексеева представляет собой несуразную фантазию маниакального воображения, вплетённую в примитивный детектив. В эту «солянку», удобренную саркастическими испражнениями, помещены смехотворной достоверности, измызганные, официозом надуманные факты с наивными доказательствами их реального события. Но скрыты от Читателя, или искажены подлогами аргументы альтернативных мнений по существенным вопросам происходивших в жизни Лермонтова событий. Остановимся на некоторых важных, бездоказательно замысленных официозом версиях. И не с тем, чтобы доказать их неоспоримость в трактовании событий, а затем, чтобы показать Читателю, необходимость внимательного, квалифицированного к ним отношения, от чего зависит истинная достоверность биографии Лермонтова.

1-й пункт. .Продолжено извращение смысла моих текстов: в Статье № 1 (см. «Лермонтов. Изнанка официоза». С.8;10, 11) – на извращение Д. Алексеева об отправке всех лермонтоведов на лесоповал, мной чётко уточнено: кого и за что следовало бы отправлять на эти работы. Лермонтоведы в этом числе отсутствуют. Версионно речь шла о музейных работниках, но только по доказательности их вины. Равно, подобное высказывание можно отнести, например, к прокурорам, при доказательности их бездействия в отношении «злостных» музейщиков и т.п.
Здесь это, набившее оскомину извращение, повторено «Неофитом»-самозванцем мимоходом, с той же направленностью и интонацией, но уже от лица всех «старателей» официальной биографии Лермонтова. Это свидетельствует его стремление свалить собственный навет с «больной головы на здоровую» и «не мытьём, так катанием» утвердить в сознании Читателя своё голословное утверждение.

Между прочим, мне приходилось ещё в 17-ти летнем возрасте работать на лесоповале «судостроя» в Бундюрской тайге Томской области в 1949 году. Это нормальная мужская работа, в то время, с двуручной пилой и топором. Хорошо проветривает голову от наивных представлений о действительной жизни. Человек в процессе её познания обретает чистоту души, которой становятся категорически противопоказаны всякие там: извращения, подлоги и прочие пакости. Он реально осознаёт действительность и соответственно восприятию её живёт.
Сказанное к слову, касается названных качеств во всех последующих пунктах статьи «Поэт в Зазеркалье…», некоторые из которых во избежание истязания Читателя, оставим без внимания.

Но продолжим наше шествие по откровениям пунктуального ряда. Здесь в пунктах 1-ом, 2-ом, 3-ем – смятка из подлогов из известных Читателю событий при поступлении Лермонтова в Школу юнкеров, надуманная с использованием моей машинальной описки, только что рассмотренной. Оставим жёванные и пережёванные смыслы смятки для постоянного смакования ортодоксии. Обратимся к проверке дворянства Михаила Юрьевича Инспекцией военного департамента. Уточним для начала смысл термина «инспектировать». Инспектировать, это значит – «Проверять правильность чьих-н. действий в порядке надзора и инструктирования» (Ожегов.С.248.). Это нами было отмечено в статье «Изнанка официоза», при рассмотрении правовой значимости постановлений этого департамента, В отношении к приёму в Школу юнкеров новичков, функция департамента заключалась только в инспектировании процесса приёма в соответствии с установленным для этого учебного заведения положением. И в сроки, не приуроченные к периоду времени набора новобранцев. И не в реальной работе «за дядю»».
 
Но, может, император, (а императоры всегда и все курировали офицерские учебные заведения, доверяли руководство им высоко образованным, отлично знающим военное дело, особо доверенным лицам) - по неведомым нам соображениям, вменил в обязанность Инспекторскому департаменту проводить предварительную проверку поступающих в такие заведения на предмет дворянского происхождения?  Может быть… Император же – Самодержец! Но это бы означало недоверие к их руководству, а потому и к его директору. А он ведь был избран из числа особо доверенных! Нет – это противоречило бы элементарной логике. В любом случае повеление Императора должно было быть вписано в «Положение» (Указ и т.п.) документ, в целях избежания конфликтных ситуаций в отношениях между Корпусом (Школой) и Департаментом. И вообще, такая процедура при рациональной организации дела – «в порядке вещей». Приведём документы устанавливавшие функции и, соответственно,ответственность Инспекторского департамента. Они значительны по текстовому объёму, но обстоятельства просто вынуждают привести их без каких бы то изьятий - по важности содержания для наших исследований и исключения возможности перевирания их смысла заинтересованными лицами.

Положение:

ИНСПЕКТОРСКИЙ ДЕПАРТАМЕНТ (1812 - 1865)

(Структура и функции)
3 ф., 208350 ед. хр., 1793 - 1865 гг., описи
ИНСПЕКТОРСКИЙ ДЕПАРТАМЕНТ (1812 - 1865). Ф. 395, 206353 ед. хр., 1787 - 1865 гг., оп. 1 - 4, 6-23, 25, 27-36, 38-60, 62 - 66, 71, 73, 75-77, 80-267, 269-296, 298-307, 311 - 312, 315-316, 318-320, 324-325, 327, 333, 336, 337, указатели: к описям именной; к оп. 1 географический; войсковой; гражданских должностных лиц, управлений, учреждений и заведений. В фонде отложились документы Инспекторской экспедиции Военной коллегии (Ф. 11).
КАНЦЕЛЯРИЯ ВИЦЕ-ДИРЕКТОРА ИНСПЕКТОРСКОГО ДЕПАРТАМЕНТА (1815 - 1832). Ф. 394, 1749 ед. хр., 1812 - 1832 гг., оп. 1
КОМИТЕТ, УЧРЕЖДЕННЫЙ ПРИ 5-М ОТДЕЛЕНИИ ИНСПЕКТОРСКОГО ДЕПАРТАМЕНТА, ДЛЯ РЕШЕНИЯ ДЕЛ, ПЕРЕДАННЫХ ИЗ ВОЕННОЙ КОЛЛЕГИИ (1811 - 1820). Ф. 31, 248 ед. хр., 1793 - 1818 гг., оп. 1 - 3
Образован 27 января 1812 г. Ведал личным составом и комплектованием армии, учетом численности, расквартированием и инспектированием войск. Департаменту подчинялась созданная в 1815 г. Канцелярия вице-директора, который руководил Фельдъегерским корпусом, типографией, экзекуторской – (хозяйственной) и казначейской частями. С 1832 г. Канцелярия стала структурной частью Департамента. При 5-м отделении Инспекторского департамента состоял комитет для решения неоконченных дел, созданный в 1811 г. при Военной коллегии. Инспекторский департамент упразднен 31 декабря 1865 г. Его функции переданы Главному штабу.
Указы Сената, приказы военного министра, приказы по Департаменту. Положения и инструкции об образовании Инспекторского департамента (1815), слиянии Инспекторского департамента и Главного управления Генерального штаба (1865). Журналы общего присутствия и годовые отчеты о деятельности Департамента, Военной типографии и Фельдъегерского корпуса (1816 - 1865). Сведения о переводе архива Департамента в дом Главного штаба (1823) и переезде Московского отделения архива в помещение Лефортовского дворца (1863 - 1865).
Документы о формировании регулярных, ополченских, казачьих соединений и частей, резервных батальонов, инвалидных команд; печатании и рассылке "Учреждения о большой действующей армии" (1812 - 1814). Статистические сведения и ведомости о числе военнообязанных, проведении рекрутских наборов. Квартирные расписания войск.
Списки и штаты войсковых частей. Сведения о переименовании полков, числе полков и команд иррегулярных войск, передаче из гражданского ведомства в военное различных рот и команд, их списочном и наличном составе.
Донесения и рапорты командиров войсковых соединений и частей о состоянии, дислокации и перемещении войск. Документы о результатах инспектирования полков, крепостных, инженерных и артиллерийских частей, оружейных и пороховых заводов, арсеналов. Сведения об обеспечении войсковых соединений и частей артиллерийским, инженерным и интендантским имуществом.
Документы о ходе военных действий в Отечественной войне и заграничных походах (1812 - 1813), русско-персидской (1826 - 1827), русско-турецкой (1828 - 1829), Восточной (1853 - 1854) войнах. Сведения о походе русских войск в Венгрию (1849), отправке войсковых частей на Кавказ, их участии в сражениях с горцами, в том числе с отрядами Шамиля (1840, 1849), военных экспедициях в Среднюю Азию.
Документы по истории ополчения в Отечественной (1812) и Восточной (1853 - 1855)войнах.
Документы о восстании в Лейб-гвардии Семеновском полку (1820); взятии подписки о непринадлежности к тайным обществам и масонским ложам (1822 - 1825); содержании декабристов в Петропавловской, Шлиссельбургской, Кексгольмской и других крепостях (1825), ссылке их в Сибирь и Отдельный Кавказский корпус. Сведения о решении правительств Австрии, Пруссии и Швеции лишить декабристов орденов этих стран.

Документы о восстаниях в Польше (1830, 1863), ссылке на Кавказ и в Сибирь участников этих событий, крестьянских волнениях в губерниях России и посылке карательных отрядов для их подавления (1833 - 1865); отдаче в солдаты студентов и гимназистов за хранение и распространение нелегальной литературы. Сведения о приведении в исполнение приговоров над М.В. Буташевичем-Петрашевским, Ф.М. Достоевским и другими (1849).
Документы Комитета, учрежденного при 5-м отделении Инспекторского департамента для решения дел, переданных из Военной коллегии (1811 - 1820) (Ф. 31).
Формулярные и послужные списки, справки о службе, аттестации, наградные списки. Переписка по личному составу (1793 - 1865).
Документы о назначении М.И. Кутузова главнокомандующим всеми армиями, М.Б. Барклая де Толли, П.И. Багратиона командующими армиями. Сведения о службе генералов И.Ф. Паскевича, И.И. Дибича, Д.В. Давыдова и других.
Формулярный список М.Ю. Лермонтова (1841), сведения о деятельности профессора медицины СП. Боткина. Документы о выдаче А.С. Пушкину из Московского отделения архива Инспекторского департамента дел об А.В. Суворове и о восстании Е. Пугачева.

И что? Что в приведённых документах, регламентирующих деятельность Инспекторского военного департамента, с начала его образования до момента передачи его функций непосредственно Генеральному штабу, сказано относительно его функциональных обязанностей (Ожегов С. 858. В значениях 3-4-5), в отношении предварительной проверки дворянского статуса будущих кадетов (юнкеров)? Ничего!!! Да, в исключительных случаях, Корпус(Школа) могли обратиться к Департаменту, (по идее имевшему в своём штате высоко компетентных специалистов по широкому кругу вопросов, в том числе в юриспруденции), за разовой помощью. Как свидетельствуют факты и обращались, что имело место в случае с Лермонтовым. Но Инспекторский департамент, в силу вменённых ему функций, не был обязан выполнять не свою работу. А она бывала весьма значительной.По сведениям дошедших до нашего времени от П. А. Висковатова:за период1807 - 1833 годы в среднем по каждому году только в 1-й Кадетский корпус поступало по 97 новичков. Общее число ежегодно поступающих в дворянские военные учебные заведения России в 1832 году исчислялось тысячами!
Насколько объёмна была проверка их документов можно судить по примеру проверки дворянского статуса М.Ю. Лермонтова. За(около 170 лет),сотни высоко эрудированных, остепенённых филологов не смогли даже приблизиться к решению вопроса о его социальном статусе по юридическому отцу.
К этому следует иметь в виду, что и Инспекторский департамент не всегда мог разобраться в сложной казуистике хитроумия претендентов на потомственное дворянство. Примером этого можно привести случай с вахмистром Василием Нестеренко, претендовавшем на потомственный дворянский статус и по решению Киевского ДДС вписанный в шестую часть ДРК. Однако Герольдия, проверив доказательства на право потомственного дворянства Василия Нестеренко, не признала, его доказательства достаточными, несмотря на свидетельства под присягой двенадцати благородных дворян, как положено Жалованной Грамотой – статья 92 пункт 12, (а не как в липовой Справке от «1798 года генваря 16 дня» о рождении Ю.П. Лермонтова за подписями 3-хчел. -«К и компания»,без священника и без присяги).
Ниже приводится полный текст этого дела – в предупреждение искажения его смысла «Неофитами»-самозванцами. Оно интересно по важным аспектам. 1) – показанием главенства Герольдии над решениями ДДС по вопросам признания дворянства; 2) – недостаточностью 12 свидетелей для установления подлинности дворянства;3) – фактом отмены Герольдией решения ДДС Киевской губернии, принятому по показаниям 12 благородных свидетелей данных под присягой!
РГИА. Ф. 1343. Оп. 26. Д. 1402. Киевская губерния.
О дворянском происхождении Василия Нестеренко..
Начато: 7 января 1813
Решено: 4 апреля 1813 гг.
1) Отношение Инспекторского Департамента Военного Министерства от 9.01.1813 г. о дворянском происхождении вахмистра Кинбурнского драгунского полка Василия Нестеренко / Л. 1. /
2) Черновик резолюции Герольдии от 15 января 1813 г. / Л. 1 об. /
( О Андрее Нестеренко, которого Малороссийскому Шляхетскому Депутатскому Собрания надлежит внести в ШЕСТУЮ ЧАСТЬ Родословной дворянской книги
3) Свидетельство Малороссийского-Полтавского ДДС Поветового Маршала Золотоношского Повета Бульбаша/ Л. 2 – 2 об. /
( 13 марта 1812 Дворянин Семён Нестеренко (отец вахмистра Андрея Н.) подал прошение в ДДС о выдаче сыну Василию свидетельства о дворянском происхождении, упомянув о том, что дед вахмистра, тоже Андрей Нестеренко, житель Золотоношского Повета представил в ДДС документы, что роду Нестеренко принадлежит имение Ковтуны и просил о внесении в ШЕСТУЮ ЧАСТЬ ДРК)
4) Выпись из Журнала Герольдии от 15 января 1813 г. / Л. 3 – 3 об. /
(Дед вахмистра Андрея Нестеренко, тоже Андрей, был признан Киевским ДДС и внесён в ШЕСТУЮ ЧАСТЬ дрк).
5) Рапорт Малороссийско-Полтавского ДДС в Герольдию от 1 апреля 1813 г./ Л. 4 – 4 об.. /
( о доставлении в Герольдию доказательств по делу)
6) Свидетельство (копия) Киевского наместничества от 10 сентября 1787 г.
/ Л. 5 – 6. /.
(Мещанина Андрея Нестеренка прадед, тоже Андрей, был Лубенского Полка Полковником, дед: Фёдор Андреевич: гусарским поручиком, отец Иван Фёдорович по слабости здоровья не служил, но владел имением Ковтунами в Золотоношском Уезде и законно происходит от упомянутого Андрея Нестеренко - Полковника, О том Мещанин Андрей Нестеренко предоставил Урядную запись)
7) Выпись из Городового Лубенского Магистрата. 1789 год. / Л. 6 об. – 7 об. /
(По прошению Мещанина Андрея Нестеренко сделано в «прежних годов крепостных книгах» изыскание и оказалось, что в 1665 году Андрей Нестеренко был Лубенским Полковником, о чём бургомистр Прокофий Зайкевич свидетельство подписал..).
8) Протокол заседания Киевского ДДС / Л. 7 об. – 9. об. /
(На основании предоставленных Мещанином Нестеренком доказательств, см. пункты 6) и 7),за подписанием (присягой) 12 благородных дворян и в виду того, что установленный срок в 100 лет для доказательства древности дворянского происхождения, внести его в ШЕСТУЮ ЧАСТЬ дрк)
9) Выпись из Журнала Герольдии от 4 апреля 1813 г. / Л. 10 – 11. /
(Инспекторский Департамент препроводил свидетельство Малороссийско-Полтавского ДДС, вахмистру Андрею Нестеренко данное в том, что Киевское ДДС признав его дворянское происхождение, внесло его деда, тоже Андрея Нестренко., в ШЕСТУЮ ЧАСТЬ ДРК.Герольдия на основании Высочайшего УКАЗА от 4 февраля 1803 г., по которому необходимы доказательства происхождения для утверждения в потомственном дворянстве, но т.к. доказательства, происходит ли мещанин Андрей Нестренко. от упомянутого Лубенского Полковника Андрея Нестеренко, признать во дворянстве не может).
Из данных документов следует, что предки Василия Нестеренко были родом из Полтавской губернии. Самый известный из них, который упоминается в деле, Андрей Корнеевич Нестренко - Лубенский полковник в 1665-1667 гг.

Возвратимся к официозным лермонтоведам-«старателям».
Судить о плачевных итогах их стараний с учётом вышеприведённых документов, определявших функции Инспекторского департамента представляется Читателю. И на основании собственной оценки – соответствующим образом воспринять утверждение Д. Алексеева о проверке документов всех без исключения поступавших в Школу юнкеров.

Примечание к документам, определявшим функции Инспекторского департамента:
Даже не посвящённому в рассматриваемые вопросы Читателю, по ознакомлению с приведёнными документами, совершенно очевидно:в функции (следовательно в обязанности) Инспекторского департамента – проверка фактического дворянского статуса поступающих в дворянские военные заведения юношей не входила. Единственно упомянутый формулярный список М.Ю. Лермонтова (1841г), находился в архиве 5-го отделения на том же основании, на каком сохранялись там, например, документы М.И. Кутузова, Е. Пугачёва и др. – это касалось положения в действующей армии. Не глубоко посвящённый в военную лексику Читатель может предположительно допустить, что функция проверки дворянства кандидатов в кадеты скрыта в смыслах незнакомой, или не вполне понятной лексики выражений. Такое «допущение», по моему предположению возможно в смысле, скрытом в выражении - «комплектование армии». Исходя из опыта общения с ортодоксией, имея в виду официозную стилистическую эквилибристику,в исключение подобного допущения впредь,предупредительно привожу значение термина «Комплектовать»:
Комплектовать – пополнять до комплекта. (Ожегов. С. 228.). Просто и понятно.Втискивание официозного толкования проверки документов при поступлении в Кадетский корпус (Школу) Инспекторским департаментом – лживый способ внедрить в сознание Читателя ложные факты событий, определивших биографию судьбы Лермонтова.Относительно вопроса: 3-го пункта рецензии: – факт отправления документов Лермонтова для проверки в Инспекторский департамент альтернативным мнением не оспаривается, но уточняется исключительность этого случая. Исключительность подобных случаев подтверждается заявлениями Д. Алексеева в его же рецензионной статье «Поэт в Зазеркалье…».
В первом пункте рецензии он пишет: - «…, что документы о дворянстве всех без исключения кандидатов рассматривали не в Школе, а в Инспекторском департаменте…».
В третьем пункте рецензии уточняет: – «Официозное лермонтоведение постоянно внушало, что документы на дворянство всех без исключения унтер-офицеров Школы юнкеров отправляли на проверку в Инспекторский департамент.Ан, нет! Получается, что так поступили с одним Лермонтовым!».
Не сознавая фиаско, что противоречивыми заявлениями и своим неуместным восклицанием по поводу их «убедительности» вляпался в конфуз, он (с сожалеющим восклицанием «Ох! как ошибся М.Зуев, когда утверждал до встречи с достославным Мэтром, что Свидетельство о рождении Лермонтова подложно, получено-де в 1827г. Е.А. Арсеньевой за взятку В Московской духовной консистории».) позволил себе лживые утверждения о встрече Адепта с Мэтром, подложности и получении за взятку Свидетельства о рождении М.Ю. Лермонтова. Таким эквилибристическим способом ушёл (смылся) от сути вопроса о проверке документов, подтвердил чушь изречённую в введении о проповедях, которые ведёт Мэтр в Стране чудес под «рёв и плач океана», о встрече с ним М. Зуева (для получения консультаций).
Из заявления (в третьем пункте рецензии) следует, что только документы унтер-офицеров (кандидатов на поступление в Школу) всех без исключения отправляли на проверку дворянства в Инспекторский департамент.А мы ещё уточним: - в унтер-офицеры, на правах вольно определяющихся, оформляли как раз тех кандидатов,дворянство которых вызывало сомнение. Потому и документы Лермонтова в порядке исключения из общего правила (проверки дворянства непосредственно в Школе) были отправлены в Инспекторский департамент. И по исключительному сомнению в дворянстве Юрия Петровича Лермонтова, причины которого повторять не будем из за их убедительной доказанности в статье «Изнанки официоза», Михаила Юрьевича Лермонтова и признали «из дворян», а не «родом из дворян». Для втемяшивания смыслов выражений: «из дворян» и «родом из дворян» подходит притча, рождённая одним американским президентом (на моей памяти Трумэном): - ему доложили, что подданный США в некой стране, что-то сильно напакостил и должен там угодить на «нары». Что делать? Президент ответил: - «Какой негодяй!». Подумав, добавил: - « Но это же наш негодяй…». Заметим: - Президент сказал наш негодяй, то есть: не канадец, не бразилец, не аргентинец(напомним – все тоже американцы), а урождённый гражданин США – (родом из США), а не выходец из американского континента! Для утолмачивания в н-ное место смысла «признан из дворян» добавим - слой дворян состоял из двух прослоек: потомственных и личных.Личное дворянство, в отличие от потомственного, не передавалось по наследству, не могло образовать потомственный род! Заметим так же – личное дворянство выслуживалось за добросовестную службу царю и отечеству в течении длительного срока, т.е. в преклонном возрасте, в котором в Школы уже не поступают. Но они образовывали соответствующую дворянскую прослойку. И дети их являлись детьми из этой дворянской прослойки – «из дворян»!Такое понимание официозом утрируется. Но, по логике, не следует в этом упражняться.
Род – 2-е значение – ряд поколений происходящих от одного предка. (Ожегов. С. 681).
Следовательно право на поступление в Школу имели только признанные «родом из дворян»!, что по сути означало – «родом из потомственных дворян».
Между прочим, именно так точно выразил своё социальное положение в нижеприведённых примерах Д. Алексеева - Иван Павлович Арапетов, при поступлении в Университет в прошении от 28 августа 1830 года, что он «родом из дворян», тем самым предварив моё толкование этого выражения!
Приведённые примеры проверки документов М.С. Мартынова, Н.Д. Юрьева, М.И. Цейдлера, А.И. Барятинского не свидетельствуют поголовной проверки дворянского статуса всех поступающих, но свидетельствуют только безалаберность или безграмотность их родителей. Примером этого является и род Лермонтовых, не удосужившийся до 1829 года вписаться в ДРК, как того требовало законодательство, а использовал для доказательства принадлежности к дворянству понятийные взаимоотношения. Именно, безалаберностью предков только и можно объяснить внесение разных ветвей рода Лермонтовых в разные части ДРК губерний, (что, кстати, непосредственно свидетельствует и отсутствие потомственного дворянского статуса у самого Георга Лермонта). Подобной безалаберностью страдает и приверженная к официозу часть Лермонтоведения, пренебрегающая элементарной логикой. На полном «серьёзе» вдалбливает в сознание Читателя такие вот откровения:
В конце года священники переносили записи о рождении, смерти и бракосочетаниис отдельных листочков в Метрическую книгу и заверяли своей и причта подписями, что под страхом сурового наказания все внесено правильно. Копию с Метрической книги (моё примечание по ходу прочтения: – не копию с Метрической книги, а «выписку» из этой книги за минувший год!)священник каждой церкви в начале следующего года отсылал в Духовную Консисторию своей епархии, где эти, так называемые «тетради», переплетали в книги по уездам, а в Москве - по сорокам церквей. Консистория выдавала по запросу ведомств и частных лиц свидетельства о рождении и крещении. Только такие свидетельства принимались дворянскими депутатскими собраниями для утверждения в потомственном дворянстве. Метрические книги в церквях хранились небрежно и в большинстве своем (особенно, в провинции) утрачены после войн и исторических катаклизмов. Случалось, что священники (особенно сельские) по небрежности не вносили запись о рождении (бракосочетании или смерти) в метрическую книгу.
Примечание:
- По причине делопутства нижних инстанций в исполнении систематического учёта вменённых им функций и представлению отчётности по ним, не исполнению и искажению их, на что имеется множество примеров, Сенат постоянно своими постановлениями ужесточал контрольные меры по этим вопросам. В силу таких постановлений Московская духовная консистория и требовала от церквей ежегодные отчёты по исполнению функций по линии ЗАГС. «Неофит»-самозванец утрировал понятие этого требования (допускаю описку): - требовалась высылка не копий метрических книг, (священникам в таком случае не осталось бы времени на молитвы), а только выписки из этих книг за минувший год. Копии таких выписок сшивали и т.д. Это следует из ниже следующего текста.
Вот поэтому Свидетельство о рождении М.Ю. Лермонтова, выданное Московской Консисторией 25 октября 1827 года, написанное с выписки из метрической книги, полученной Консисторией 13 лет назад (в год регистрации рождения поэта), а не с самой книги, и именно этим вызвавшего недоумение Читателя – породило сомнение в его подлинности.Вместо представления этого простого объяснения подлинности Свидетельства о рождении, Читателю на его недоумение явлена язвительная клевета на автора недоумения, в виде его утверждении о получении свидетельства за взятку.
Вышесказанное объясняет: почему в Свидетельстве о рождении выданном Консерваторией отсутствует дата крещения Лермонтова, как это есть в Метрической книге. При отправлении выписки из книги – в церкви сообразили: фальшивость записи, в которой показано, что она сделана на 9 дней раньше акта крещения в Консистории будет выявлена и сделан вывод, - что за это не похвалят… Разумеется, дату крещения в «выписку» не внесли. Поэтому в Свидетельстве о рождении Лермонтова, выданном Консерваторией и нет этой даты!
Церковные процедуры могли и действительно исполнены в указанное в Свидетельстве время. (Заметим – это не свидетельствует время рождения ребёнка). И опытная и рациональная Е.А. Арсеньева не могла при крещении внука не получить в церкви Свидетельство о рождении и крещении. И не могла 13 лет воспитывать его без этого документа. Но она вполне могла не обратить внимание на нелепость, показанных в Свидетельстве дат рождения и крещения, но разобралась в этом значительно позднее. Или это произошло по подсказке опытного в этих вопросах человека (например – священника Толузакова Алексея Афанасьевича, с которым была дружна). Через него же могла получить информацию об отправлении отчётных данных в консисторию в форме выписок из Метрической книги. Такой опытный и просвещённый священник, конечно, легко понял, что правдивая выписка по Лермонтову могла стоить её отправителям многих неприятностей и, что она (дата крещения) в выписке была не показана и рекомендовал Арсеньевой взять Свидетельство в Консерватории, потому что в церкви у Красных Ворот она получила бы такое же Свидетельство, какое у неё уже было.
По поводу такого варианта события не следует паясничать. Это только версия. – но очень может быть единственно реальная. Реальная – потому что логично отвечает на свершение события.

Напомним:
-В этой связи в статье «Лермонтов. В непреодолимом статусе» - высказано недоумение по части выдачи Московской духовной консисторией Е.А. Арсеньевой Свидетельства о рождении 25 октября 1827 года Свидетельства о рождении М.Ю. Лермонтова. При этом нет упоминаний о проведении каких-л. действий, об установлении каких-л. фактах по этому вопросу, но конкретно сказано «Бумага составлена на основании «выписки»из метрической книги церкви Трёх Святителей что у Красных Ворот, сделанной 13 лет назад!».
-Кстати по высказанному недоумению, кроме саркастических ухмылок со стороны официоза нет вразумительной реакции…

Продолжим вдалбливание откровений:
Скажем, такое случилось с сыном полковника Михаилом Бибиковым, который в 1834 г. поступал в Московский университет на нравственно-политическое отделение. В Кишиневской Благовещенской церкви не нашлось записи о его рождении и крещении и он представил заключение из Кишиневской Духовной Дикстерии (ЦИАМ, ф. 418. оп. 104. № 147, л. 2. О принятии в студенты Михаила Бибикова. 1834 г.). В Дикстерии отпросили восприемника - греческого дворянина Михаила Кацыку, который показал, что «…в июне месяце 1816 г. 23 дня родился у полковника Дмитрия Иванова сына Бибикова и жены его Елены сын Михаил. Крещен умершим протоиереем Георгием Батком». Под присягой подтвердили рождение Михаила Бибикова и другие свидетели. Священник церкви Гавриил Георгиу подтвердил рождение Михаила и что «…он был при погребении жены полковника Бибикова, которая умерла спустя 40 дней после рождения сына».
Л. поступил в Пансион, а потом в Университет по официальному свидетельству о рождении из Московской Духовной Консистории. Но бытовала и такая практика: дворянское достоинство пансионера или студента подтверждалось тремя или большим числом благородных свидетелей. Напомним, что такое свидетельство от 15 января 1798 г. о рождении и крещении Ю.П. представил в Кадетский корпус его папенька. Этот документ Главноуправляюший кадетским корпусом Великий князь Константин Павлович признал уважительным и приказом 2 марта 1798 г.принял Ю.П. в корпус.

(Заметка по ходу прочтения:- Это решение Великого князя было противозаконным исключением и не могло отменить действовавший Закон).
К примеру, Иван Павлович Арапетов, поступая в Университет вместе с Лермонтовым, в прошении от 28 августа 1830 г. объявил, что он «родом из дворян, сын отставного генерал-маиора и Кавалера Павла Иванова сына Арапетова и обучался в Благородном Пансионе». И для подтверждения своего благородного происхождения приложил нижеследующее свидетельство, с которым, заметим, поступал (как и Л.!) и в Пансион, подписанное в апреле 1828 г. тремя благородными свидетелями (ЦИАМ, ф.418, оп. 100, № 72, л. 2. О приеме в студенты Ивана Арапетова. 1830г.): «Недоросль из дворян Иван Павлов сын Арапетов действительно есть законный сын Артиллерии отставного г. Генерал Маиора Павла Ивановича Арапетова, за коим в Тульской губ. состоит недвижимого имения 45 душ, крещен, христианского исповедания Восточно-армянской церкви. Свидетельствует от Артиллерии Генерал -Лейтенант Евгений Марков, Артиллерии Генерал–Лейтенант Петр Пичугин, Артиллерии Генерал-Майор Дмитрий Дурасов».
О чём говорят приведённые откровения?:
Во первых – что Инспекторскому департаменту не было времени разбираться с подобной галиматьей, тем более в таком массовом масштабе. И ещё, тем более, что он, регламентировавшими его деятельность документами, не обязан был этого делать.
Во вторых – что Пётр 1 и Екатерина 2, учреждая свои законы (Табель о рангах, Жалованная Грамота…), просто «валяли дурака», не подозревая что верховенство в законоустановлении принадлежало понятийным принципам их подданных, предпочитавших действовать, как им заблагорассудится… Между тем, установленные императорами положения законов и повелений, с точки зрения их целесообразности, были серьёзно обоснованы в их текстах и с чиновной стороны- статья №4 Устава шляхетского императорского корпуса - законодательно обеспечены беспрекословным исполнением.По серьёзности вопроса и беспардонного затаптывания его – постоянно востребуется его разжёвывание для непонятливых неофитов-самозванцев. Вынужденно повторяем:
Принцип очковтирательства – сакраментальное свойство, присущее творческому почерку официозного мыслевыражения. Вместо функций обсуждения, разбора, делового выяснения недостатков и причин их появления под конструктивным девизом «Сеточь критики должен озарять, а не жечь» - враньё, подлоги, искажения, подтасовки, извращение смысла сказанного оппонентом, провокационные измышления, лукавые истолкования терминов, выражений, описок ит.п. Приведённая сцена «диалога» отражает только малую толику нелицеприятного беспредела.
Уход от ответов на приводимые аналитически доказанные факты методом постоянного вдалбливания замусоленных, многократно опровергнутых алогичных примеров и ортодоксальных понятий в сопровождении превосходительного чванства -свидетельство псевдонаучности официозных фальсификаций. Примером мелочности, несущественности, отсутствия подлинного фактологического материала являются последующие «примечания «Неофита-самозванца», представляющие своим содержанием: бред невразумительных утверждений и глумления по смыслу своих же фантасмагорических фантазий. Для сведения Читателя привожу подборку из материалов характеризующих самодеятельный беспредел,в сфере правового поля, при притязаниях на потомственное дворянство и его оформления.

Из материалов к истории дворянских собраний

(ПОСЛЕДНЯЯ ЧЕТВЕРТЬ XVIII - ПЕРВАЯ ЧЕТВЕРТЬ XIX В)

. Статус дворянских собраний в системе центральных и местных административных учреждений, регламентированная документальная корреспонденция с ними, порядок документального обращения были определены Жалованной грамотой дворянству 21 апреля 1785 года и дальнейшими именными и сенатскими указами, направленными на разъяснения, конкретизацию и дополнения отдельных положений грамоты.
Для решения вопросов сословной жизни российского дворянства Жалованная грамота вводила собрание губернского предводителя и уездных дворянских депутатов, которое в последствии получило название дворянских депутатских собраний (ДДС). Дворянские депутаты выбирались уездным дворянством на три года во время выборных съездов. Депутатские собрания создавались с целью определения принадлежности того или иного рода или отдельной личности к российскому дворянству. В случае признания представленных доказательств дворянства неопровержимыми, собрание вносило просителей в дворянскую родословную книгу -(ДРК) наместничества, факт внесения дворянина к родословной книге подтверждался грамотой с печатью дворянского собрания и подписями губернского предводителя и депутатов. Родословные книги и протокол заседания депутатских собраний оглашались на дворянских собраниях.
Жалованная грамота дворянству, вводя родословные книги, установила новый порядок документального обращения Герольдии с преемниками губернских канцелярий - губернским правлением и дворянскими собраниями. Введение родословных книг было попыткой переложить с губернских канцелярий и правлений, которые систематически этого не выполняли, на плечи дворянских предводителей и депутатов надзор за составом местного дворянского корпуса, и, тем самым, обеспечить Герольдию более точными, полными, своевременными и достоверными ведомостями.
Регулярная отсылка в Герольдию копий родословных книг (моё замечание по ходу прочтения: -не было ни потребности, ни возможности отправлять «копии родословных книг». Логично и достаточно было отправлять «выписки из родословных книг), была, в условиях действия положений Жалованной грамоты дворянству, одним из немногих способов контроля центральными органами власти решений дворянских собраний. Дело в том, что грамота 1785 года давала Герольдии право ревизии решений губернских дворянских депутатских собраний о внесении в родословную книгу только при условии, что неудовлетворенный решением собрания дворянин обратится в Герольдию, с просьбой его проверить. Другого механизма контроля установлено не было. Однако, уже с конца 80-х годов, Сенат испытывает потребность как то контролировать деятельность губернских дворянских депутатских собраний в части определения дворянских прав и внесения в родословные книги лиц из окладных состояний. 19 июня 1789 года сенатским указом от дворянских собраний требовалось присылать в Герольдию признанные действительными доказательства дворянских прав лиц, находящихся на подушном окладе, но записанных в дворянские родословные книги. Во времена правления Павла I окончательное решение о внесении дворянина в родословную книгу должно было выносится Сенатом. Согласно указа 23 марта 1797 года дворянские собрания должны рассматривать предоставленные документы на дворянство и, если доказательства дворянства признавались достоверными, должны были выслать эти документы вместе со своим определением в Герольдию для утверждения. Указ Сената от 9 апреля 1800 года, адресованный губернским Казенным палатам, запрещал исключать из подушного оклада лиц на основании грамот дворянских собраний, которые не были утверждены Герольдией. Александр I восстановил манифестом от 2 апреля 1801 года действие грамоты дворянству 1785 года, тем самым, вернув старый способ составления родословных книг губернскими депутатскими собраниями. Однако, обеспокоенное количеством лиц, исключенных с оклада из-за признания дворянских прав, правительство и в дальнейшем стремилось контролировать процесс необилитации (новой реабилитации) выходцев из податных состояний. Появился ряд указов о порядке рассмотрения доказательств дворянства, предоставленных лицами, которые платили оклад. Конфирмованным (утверждённым высшей властью) 5 мая сенатским докладом, именным указом 15 июля 1801 года и сенатским указом от 20 января 1802 года от дворянских депутатских собраний и губернских предводителей требовалось информировать Герольдию о времени и обстоятельствах внесения в оклад лиц, которые доказали перед собранием свое дворянское происхождение и отсылать в Герольдию предоставленные просителями документальные доказательства дворянства.
Однако массовая практика исключений из оклада на основании решений губернских дворянских собраний, продолжалась. Один за другим, все более решительные (19 августа 1802г., 12 октября 1803 г., 1 января 1804г.) выходят указы Казенным палатам с запрещением исключать из оклада на основании одних только грамот губернских дворянских собраний, без резолюции Сената. Палатам приказывалось сразу отправлять подобные дела на рассмотрение Герольдии. В 1803 году специальным указом губернским депутатским собраниям подчеркивалось исполнение 92-й статьи жалованной грамоты дворянству, которая определяла способы документального подтверждения прав на дворянство. Одновременно ограничивались виды документальных доказательств, на основании которых делалась запись в родословной книге. Показания двенадцати дворян о благородном происхождении и поведении предков, в нарушении правил Жалованной грамоты 1785 г., не признавались самостоятельным достаточным доказательством и запрещались к приему без других документальных доказательств.
Несмотря на все усилия Сената, эффективного механизма контроля за решением дворянских собраний о предоставлении дворянских прав создать не удалось,
не было налажено и регулярного документального обращения с дворянскими депутатскими собраниями. В 1821 году министр юстиции Лобанов – Ростовский обратился в Сенат с предложением проверять решения депутатских собраний, поскольку последние «зачислили к дворянскому сословию таких людей, которые не только не предъявили достаточных доказательств, но и не предъявили никаких». Выход из ситуации виделся в проведении общей ревизии решений депутатских собраний с момента их организации.
Примечания:
При внимательном рассмотрении настоящей выборки материалов из истории дворянских собраний, представляется анархичная картина в поле взаимоотношений государства с дворянством, где самодеятельный беспредел превалировал в противостоянии с нормами законодательства. И особенно архаичной и неисполнительной отмечается деятельность Дворянских депутатских собраний (ДДС). Рассмотрим некоторые явления по порядку изложения.
ДДС создавались с целью определения принадлежности того или иного рода, или отдельной личности к дворянству. Прежде уточним значение выражений: «из дворян» и «родом из дворян». Дворяне имели две прослойки разного статуса: личный и потомственный. У личных дворян статус по наследству не передавался. Поэтому человек, имеющий личный статус дворянина, не мог образовать дворянский род. О нём, не уточняя его личный статус, можно было сказать; - он «из дворян». А о его сыне так сказать не было основания. Статус потомственного дворянина создавал род, передачей дворянского статуса по наследству сыну. О наследнике статуса потомственного дворянства тоже можно было сказать; - он «из дворян». Но такое выражение могло его унизить неясностью социального положения, а при поступлении в дворянское учебное заведение, внести сомнение на право поступления. Унижение и сомнение исключало выражение: - «родом из дворян». Присутствие в выражении термина «родом» указывало на его происхождение из потомственных дворян! Термин «родом» будет означать происхождение личности от существовавшего или существующего рода. И точное её происхождение будет выражено фразой: из дворян энного рода, или общей для всех потомственных дворянских родов, фразой: - «родом из дворян!».Фразой, над применением которой в статье «Поэт в Зазеркалье…», глумится «Неофит»-самозванец.
Напомним, кстати, сакраментальная фраза «из дворян», используемая официозом, уже обсуждалась. Заметим так же – могут сказать: - «А князь Меньшиков – родом не из дворян…», а «дворянин!» Верно. Но это если речь идёт о его социальном положении, но не о происхождении! А родом он – из «пирожников!». Но ведь дворянство и титулы не только получались по наследству, а и жаловались монархами и заслуживались по законам. И в таких случаях образовывали потомственный род. А дети – наследники были «родом из дворян».
В четвёртом пункте статьи ре цензора среди многих стенаний и причитаний по поводу новоявленных, настолько удивительных, что даже неведомых официозу открытий Адепта, приписанных (по личному особому «расположению «Неофита»-самозванца)Мэтру, в первом ряду отмечено позорное незнание различий значения протоколов ДДС и ДРК. В связи с этим могу сообщить о знании, значении и личном опыте ведения секретного делопроизводства (теперь пятидесятилетней давности), документов уровня такого порядка, которыми определялось и ведение текущего в то время секретного делопроизводства: порядок получения, прохождения по различным инстанциям, возвращения, уничтожения и последующих за уничтожением действий. По логике:: элементарным началом признания дворянства являлось принятие решения ДДС о внесении признанного дворянином в губернский дворянский документ ДРК. Это истекает из логики последовательности совершения действия. Принятое ДДС решение (протокол о принятии этого решения) документ –являлось только законным основанием для записи (регистрации признанного дворянином субъекта) в ДРК, но никак не для представительства статуса личности. Документом статусного положения рода являлась Губернская ДРК, а документом дворянского статуса личности – соответствующая её положению Дворянская Грамота, выдававшаяся только по записи в ней. Но – далее. Принятие решения ДДС ещё не значило завершение процесса признания дворянства. Иными словами - признанный ДДС дворянином –формально (до внесения его в ДРК) - ещё не дворянин. Исполнительный «орган» (в простейшем случае, скажем – дьячок), обязанный исполнить запись о внесении личности в губернский дворянский документ и в полномочной инстанции заверить правильность исполнения печатью,мог положить , (как у них было принято) «решение ДДС в карман и забыть о нём. Может навсегда.А по логике, исходящей из функций делопроизводства, исполнение внесения решения в ДРК, должно было быть оформлено соответствующим протоколом немедленно или в установленный для этой процедуры срок, в котором должно быть чётко названо и само решение, и основания для его принятия. Вот о копии с протокола о действительном внесении в ДРК Лермонтова Ю.П. и велась речь в «Изнанке официоза». При этом подразумевалось, что Читатель имеет представление о логике и отличает белое от чёрного.
Однако предки жили по «своим» правилам и сказанное не в упрёк их памяти. Но оно (сказанное), по существу является объективным ответом на лженаучные причитания официоза, преувеличивающего правомочие решений ДДС для аргументирования своих утверждений. Это преувеличение показано на примере рассмотренного нами дела Нестеренко об отмене решения Киевского ДДС о его внесении в ДРК той же губернии. Охарактеризованный, с формальной стороны, процесс реализации (претворения в жизнь) решения ДДС по вопросу дворянства Лермонтова Ю.П., представлял только частный случай в обще государственной системе социальных отношений в условиях частно собственнического устройства много укладного хозяйства в социально многослойном обществе с противоречивыми враждебными интересами.
Казалось бы, непосредственно к биографии М.Ю. Лермонтова, представление в Школу протокола конечной или промежуточной инстанции принципиального значения не имеет. Доказывающий дворянство документ представлен. Принят. Признан.Михаил Юрьевич принят в Школу. «Неофиту»-самозванцу хотелось излить желчь по поводу незнания нами функций ДДС и ДРК – значимости их правовых уровней? Ну, излил. Очистил чрево. Читатель понапрасну потратил своё драгоценное время.. Это печально. Но, к сожалению, мы (очередной раз напомню – с разделяющим моё мнение Читателем),вынужденно должны задержаться на результатах деятельности этих- самых ДДС, так как из за их деятельности по законам «понятий», но только не по государственным законам, мы так и не узнали: был Лермонтов (по юридическому отцу) дворянином или не был?Начнём узнавать. С начала. Так как именно это и требуется для истинности его биографии. Естественным (в 2-ом значении) образом, наиболее даровитые (и потому более способные к наукам и восприятию опыта предков), инициативно-активные и активно-агрессивные люди, пользуясь инертной пассивностью (и другими слабостями) других людей, присвоили общие для всех земные пространства и то, что скрыто в их недрах, «узаконили» на их владение свои права, создали свою социальную прослойку, оградили её целостную и правовую безопасность соответствующими средствами недоступности, назвались благородными и стали, на «радость, на гордость», и на зависть всем прочим благоденствовать.
Этот всемирно и все временно действующий метод само облагораживания был применён в новейшие времена в нашем развитОм «социуме». В связи с наглой наглядностью и отвратительной всеобщей ощутительностью восприятия этого благородства, далее не будем его осязать.Сохраним рассудительность от сознания чудовищности происходящего. Обратимся к обобщающему итогу истории ДДС. Составляющие этой истории предварительно приведены в кратком собрании материалов последней четверти 18-го, первой четверти 19-го веков. Не будем их повторять. Отметим главные интересные моменты:
-Жалованная грамота 1785 г., возможность контроля деятельности ДДС Герольдией позволяла только по заявлению «несогласного» с его решением. «Несогласных», по разным причинам было не много или совсем не находилось. Фактически ДДС были бесконтрольны. Это позволило им развить такую «самодеятельность» в части представления (признания и принятия) доказывающих документов на право получения дворянского статуса, что у Монарха, Сената и Правительства обвисли уши. Все, кто ранее не успел хапнуть благородный статус, кинулись доказывать, что и они по заслугам их предков, героическим личным деяниям, по облагороженности в пребывание их в н-ском царстве-государстве – достойны потомственного дворянского благоденствия! ДДС – где по кумовству, где по соседски, где просто из благородного понимания алчного стремления влиться в достойное высокой чести общество, напрочь забыло о 92-й статье Жалованной грамоты 1785 г. в которой подчёркивалось обязательное исполнение положений этой статьи, определявшей способы документального подтверждения прав на дворянство (в т.ч. не менее 12 благородных свидетелей, присяга, ответственность), а специальным указом 1803 года ограничивались (исключались) виды прочих документальных доказательств дворянства – в признании которых так преуспело официозное лермонтоведение, в лице «Неофита»-самозванца – особенно.
Государству правовая самодеятельность ДДС,в части минимизации доказательных свидетельств на получение дворянства, приносило немалый ущерб в виде недополучения дохода от подушного оклада (налога на душу не дворянского населения). С большим увеличением числа дворянских душ – катастрофически уменьшалось число душ подлежащих подушному окладу. Меры пресечения самодеятельности ДДС, несмотря на издание строжайших указов Сената: от 9 апреля 1800г., от15 июля 1801г., от 20 января 1802г., от 19 августа 0802г., от 12 октября 1803г., от 1 января 1804г. положительного результата не имели.Эта нравственная порча ДДС, роковым образом, передалась филологии (лермонтоведческой её части), с несокрушимым твердолобием утверждающей правовую значимость липовых примеров и «документов» типа «Справок» за подписью липовых «свидетелей» типа«Крюков и К…». Назревал вопрос общей ревизии решений депутатских собраний с момента их организации. Беспредел правовой самодеятельности в вопросе признания права на дворянство удалось уменьшить только во времена императора Николая 1. Отсюда вывод: « Справка от 16 генваря1798г. за подписью «Крюков и К…» - фальшивая. И этот факт многократно доказан!
Хлопоты Ю.П. Лермонтова по внесению его в шестую часть ДРК -убедительнейшее свидетельство отсутствия у него права на военное дворянство, что он знал лучше всех лермонтоведов и доказательство этого – его «хлопоты». Объяснить их желанием быть вписанным в более почётную шестую часть ДРК, при его многолетнем безучастии к записи в любую часть ДРК – смехотворно. В законности записи Юрия Петровича в ДРК Тульской губернии в 1829 году, ещё предстоит разобраться. Но альтернативным мнением этот акт признан, как данность подтверждённая документом.Хоть сам М.Ю. Лермонтов в своих произведениях отрицает этот факт. Значит требуется проверка документов подтверждающих эту данность.
По поводу примечания к вопросу пятого пункта причитаний «Неофита»-самозванца можно только подивиться смехотворности сообщения о командовании ротами Корпуса только штаб-офицерами в чине,(как он утверждает), подполковников или полковников. А всякие «обер-офицеры: капитаны, поручики и подпоручики были воспитателями, преподавателями и командовали разными службами Корпуса».
Но уже в причитании к вопросу седьмого пункта - «Неофит»-самозванец о Н.В. Арсеньеве сообщает (дословно): - «19 октября 1798 г.переименован в майоры, (значит днём раньше 18 октября он был ещё капитаном) и 20 октября (через два дня после «капитанства»), принял командование одной из рот! (РГВИА, ф. 314,оп. №39,34 об. 37 об. 47 об, 48.). По случаю с Н.В. Арсеньевым отметим моменты: - выпущен из Корпуса 21 декабря 1794 поручиком,- переведён в Корпус в 1797 г. (месяц не указан) в звании поручика. То ест за минимум двух лет службы в общевойсковых подразделениях в звании не повышен, что не свидетельствует неординарных способностей – посредственного уровня знаний и поведения офицера.
Но 3 февраля 1798 г. высочайшим указом переименован в капитаны! (По прочтению этого феномена заметим: не произведён по условиям повышения званий, а переименован, т. е. по существу, в обще армейском ряду званий, оставался поручиком.) Высочайшим указом- значит императорским Указом. В таком случае был бы назван номерной Указ» императора. Но номер (конечно, из скромности) указа не показан! Замалчивание месяца перевода в Корпус, умолчание об авторе высочайшего указа – свидетельства того, что упоминаемый указ не был Указом, но был административным приказом и, в таком случае, был приказом директора Корпуса, (возможно по согласованию с курировавшим Корпус принцем). Важность вопроса по существу не заслуживает досконального разбирательства, поэтому следует просто иметь в виду: указ-приказ не был высочайшим повелением. Назван таковым для впечатления Читателя выдающимися способностями переименованного в повышенное воинское звание офицера с тем, чтобы предстоящий рост его должностного чина, можно будет объяснить выдающими военными талантами.Сокрытие шкурного умысла переименования в звании ординарного поручика Н.В. Арсеньева, под видом выдающихся военных способностей, через немного более двух месяцев службы в Корпусе, необходимо было «Неофиту»-самозванцу и для объяснения его утверждения о командовании ротами только подполковниками и полковниками исключительностью военного дарования назначенного командовать ротой Кадетского корпуса майора. В этом мы убедились только что.
Итак,19 октября 1798г. переименован в майоры, а уже через день назначен командиром роты. По факту получилось: - обще армейский поручик двукратным переименованием (один из которых назван следствием высочайшего указа) – превращён (возведён) в звание майора. В Корпусе поставлен в один ряд с подполковниками и полковниками.
Заметим, кстати,повеление Императора штаб и обер-офицерам 1-го и 2-гоКадетских Корпусов именоваться на один чин выше обще армейских чинов, было отдано им только 19 апреля 1810 г.!! (то есть через более 11 лет (с 19.октября 1798г. после переименования Н.В. Арсеньева в майоры!!!). И тогда началось новое переименование уже «переименованных» и тех, которым они «поспособствовали» (т.е. совершили преступление), ловко устроиться на вакансиях, вдали от действительной службы: воспитателями(с обязанностями девиц в младших группах), заведующих банно-прачечных служб, преподавателями (наравне с гражданскими лицами ит.п).
Но нам, в числе перечисленных моментов суть важен один момент: - в статье «Изнанка официоза» была объяснена причина неполучения Ю.П. Лермонтовым обер-офицерского чина (должности, а не звания). В пятом пункте, смысл которого мы обсуждаем, «Неофит»-самозванец сообщил, что чины (должности) командиров рот замещали только подполковники и полковники. Тогда, как понимать его сообщение, что 20 октября 1798 г. Н. В. Арсеньев, срочно испечённый, даже, не в подполковники, а только в майоры, а по сути «вчерашний» общевойсковой поручик -«принял командование одной из рот»???
И тогда -почему Ю. П. Лермонтов, не «срочно испечённый», но если он, по логике официоза, находился на «действительной» воинской службе, законно, на основании повеления императора от 19 апреля 1810 г. якобы переименованный в звание майора, не получил чин (должность) командира роты?И это при дефиците офицерского состава, о чём свидетельствует факт назначения командиром роты Н.В. Арсеньева?! И это при общей нехватке офицеров в армии, о чём свидетельствует создание всё новых и новых Кадетских корпусов»?!
И пару слов о переименованиях:нами здесь не однажды повторено – повеление императора штаб и обер-офицерам Корпуса именовать себя на один чин выше обще армейских чинов (акцентирую – обще армейских!!!), презумпция монарха. А двукратное переименование воинских званий Н.В. Арсеньева раньше, на 11 лет до императорского повеления – как понимать? Самодеятельность руководства Корпуса?- с целью перевести его на должность командира роты и, таким образом, перевести с недействительной службы на действительную? Или откровенная лож официоза с целью повысить рейтинг своей учёности?
Бреду «Неофита»-самозванца мы уделили внимание больше, чем он того заслуживает. Памятуя изречение святого Луки: - «Верный в малом и во многом верный, а неверный в малом неверен и во многом» (Библия. Гл.16. С. 1111), позволим себе начхать на его последующие бредни, поскольку они ничем не отличаются от ранее разобранных.
----------------------------
Бреду «Неофита»-самозванца мы уделили внимание больше, чем он того заслуживает. Памятуя изречение святого Луки: - «Верный в малом и во многом верный, а неверный в малом неверен и во многом» (Библия. Гл.16. С. 1111), позволим себе начхать на его последующие бредни, поскольку они ничем не отличаются от ранее разобранных.
Обратим внимание Читателя на некоторые принципы и методы творческого стиля «Неофита»-самозванца.
Приведённые в рецензионной статье «Поэт в Зазеркалье…» материалы (извлечения из текстов статей) избранные «Неофитом»-самозванцем для его«критического» обрыгания – взяты им из моих публикаций по вопросам биографии М.Ю. Лермонтова (главным образом из «Изнанка официоза») и подложно приписаны авторству М.А. Вахидовой. Она -высококвалифицированный оппонент, имеющий многостороннюю боевую закалку и по результатам исследования трудов в области филологии широкую известность – противостоит официозно мистическим версиям биографии Лермонтова.За это - в её адрес главный выброс изрыгания. Но альтернативные мнения М.А. Вахидовой разделяются многими известными филологами и читающей общественностью. Брызги изрыгания «Неофита»-самозванца рикошетят и на автора извлечённых контекстов М. И. Зуева – возмутителя официозного болота, представленного Читателю адептом Мэтра, и на всех других- противных официозной позиции. Подсовывание М.А. Вахидовой содержания контекстов из моих (предварительно извращённых) произведений – дурно пахнущий мошеннический подлог! Глумление по поводу содержания и художественных достоинств подлинного автора подложенных контекстов из произведений Зуева -фактически переложено «Неофитом»-самозванцем на неё. Приношу Марьям Адыевне мои извинения за созданную причинность действий «Неофита»-самозванца.Но, по делам его – да воздастся ему…
Стоит внимания Читателя уничижительная оценка моего литературного стиля, представленная Д.А. Алексеевым в статьях «Мещанин во дворянстве» и «Поэт в Зазеркалье…» подборками выражений не только из моих статей, но более всего, из моих поэтических произведений опубликованных на сайтах интернета. По этому поводу довожу до сведения критику-подборщику их - следующее:
- выражение – фраза. 4) фраза – сочетание слов, употребляющихся в речи. (Ожегов. С. 117).
- контекст – относительно законченная в смысловом отношении часть текста, высказывания. (Ожегов. С. 291).
Из этого следует: - даже контекст является только относительно законченной частью высказывания.Выражение – только фраза, смысл которой может выразиться в контексте, но вполне -в тексте. В поэтическом произведении, смысл выражения может быть использован в качестве аллегории, метафоры и т.п. иносказаниях.(Это сказано для непонятливых) А в названных подборках смысл чёток, как ясный день. Впредь «Неофиту»-самозванцу не следует вынуждать М. Зуева к толкованию элементарных истин на неформальном языке…
Некрасиво получается, если за неделю (полторы недели) до публикации «Мещанин во дворянстве», на моей странице Стихи ru в один день «неизвестный читатель» прочитывает 192 произведения, в т.ч. несколько поэм, статей, венков сонетов и, наконец, корону сонетов объёмом (вместе с магистралом) – 225 сонетов. Это не по силам даже книгочею, читающему «по диагонали»…
Мы прикоснулись только к причитаниям по вопросам нескольких пунктов рецензионной статьи «Неофита»- самозванца, в которых он, предав анафеме нормы дискуссионного приличия, фантасмагорической мистификацией иллюзионно представленных событий и действующих лиц, явил одиозную сущность официозного лермонтоведения. Известно, что в дискуссии: на утверждение одной стороной в глупости другой – наиболее убедительной является ответная фраза «сам такой». По сути, её произношение означает конец дискуссии. Заявление «Неофита»- самозванца, выраженное во втором эпиграфе:«Не хочешь – не слушай, а врать не мешай» - применительно к текущему моменту состоявшегося повествования, означает немедленное прощание, после которого каждый волен продолжить упражнения в свойственном ему жанре…





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 87
© 03.10.2017 Максим Зуев

Рубрика произведения: Проза -> Статья
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1