Вкусное покаяние за грехи


(фильм «Ганнибал» с точки зрения символизма).
http://my-hit.org/film/5434/

Действующие лица: Красавица, Чудовище, грешники, расплата, Ганнибал, свиньи, Иуда, Данте.

Есть фильмы, которые нравятся, есть такие, которые вызывают отвращение, а есть и такие, которые вызывают отвращение, не смотря на то что нравятся. Продолжение довольно скучного, скорее рассчитанного на подростков, нежели на образованных людей ужастика «Молчание ягнят», фильм «Ганнибал» превзошел предыдущий по степени насилия над культурой и нравственностью, точнее побил рекорд. В первом фильме мораль отсутствовала напрочь, а сюжет реализовывал банальную и скучнейшую мелодраматическую сказку про «красавицу» и «чудовище», сказку нудную и глупую, потому что, опять-таки лишенную морали. Можно, правда, осторожно подвести к той сказке мораль о «том, что любовь побеждает любое отвращение», но как бы это не вылилось в иное и более тривиальное: «любовь зла, полюбишь и козла». В первом варианте сюжета как такового нет, есть очень примитивное изображение мира «зверя» сильно идущее в разрез с тем, что мы действительно знаем о реальных живущих маньяках. Все маньяки по природе своей осквернители красоты, насильники над прекрасным, очернители и поглотители чистого, и никакой маньяк никогда не действует по плану! Все его действия идут из подсознания и являются абсолютно немотивированными и бесплановыми. Иной подход в толковании действий психопата, тот самый, который демонстрирует голливудское кино, в принципе антинаучен и являет собой механизм создания вульгарного мифа и псевдо морали.
В этом смысле, фильм «Ганнибал» мог бы стать шедевром голливудской графомании, если бы режиссер немножечко не отвлекся от штампа.
Можно так сказать, что сюжет второй части полностью дезавуирует содержание первой.
Ну что ж, начнем:


1. Красавица и чудовище

Вы знаете, как красавица неспособна полюбить чудовище, так и чудовище не способно унизиться перед красавицей, потому что: красавица существо приземленное, а чудовище – уникальное. Анекдотизм высосанного из пальца мифа упирается в то, что истинное чудовище никогда не сможет унизиться ни перед кем, потому что оно осознает свою исключительность, свою особенность, относительно всех остальных, и наслаждается этим. Сознание ему говорит, что оно выброшено из круга людей, оно ненавистно людям, и отвергнуто ими, а вот более сильное подсознание, всегда скажет, что он (чудовище) потому отвергнут, что лучше других, потому что уникальней и значимей, потому что его ведет гнев к другим, тем самым обыкновенным. А как следствие… истинное чудовище всегда гордиться тем, что оно чудовище, а все комплексы, только усиливают его самоощущение своей избранности и исключительности, относительно остальных.
В данном случае, чудовище самое обыкновенное, созданное не матерью природой, а другим чудовищем, наложившим на него свою печать, точнее руку. Вот так и возникает союз двух чудовищ, которые любят друг друга и которые в новой ситуации играют в охоту друг на друга. Казалось бы, изуродованный Лектором человек мечтает найти Лектора и уничтожить его. Но подсознательно этот человек любит Лектора и совокупляется с ним в своем уже извращенном воображении, это и проявляется в накоплении вещей Лектора, в изучении буквально каждого момента жизни Лектора, в самом поиске Лектора и желании наказать Лектора в стиле Лектора.
Красавица в данном случае не интересует чудовище. Красавица самая обыкновенная, трепетно ценящая жизнь, продолжение жизни, рода людского, как биологического вида, с нормальным материнским инстинктом, показанным в первой же сцене фильма и нормальной пустой головой, не обремененной никакой философией. И как красавицы неспособна полюбить чудовище, так и чудовище не способна растрогать красавица. Это материи из разных плоскостей - это материи «нормального» и «избранного».

2. Грешники и расплата

Вот за что больше всего ненавижу голливудские фильмы, так это за непрерывные попытки гнусаво истолковать Ветхий и Новый завет! Нет более примитивного толкования греха чем-то, что дает Голливуд. У них всегда грешники либо просто выбранные из толпы смерды, либо самая настоящая массовка, которая по любому сценарию должна дохнуть и дохнуть также массово. У них нет прорисовки образа грешника, образа человека, совершившего преступление. А мораль, которую подводят под всю эту хренотень – наказание и избиение толпы сиих грешников, скорее, напоминающее избиение Вифлеемских младенцев, чем действительно врагов общества, точнее зрителя, который смотрит на экран. Заводиться под сие и пару выдернутых цитат, насчет семи грехов и так далее.
К счастью, в данном случае все грешники немного напоминают «настоящих» и грешат уже по ходу сюжета. Причем грешат вынужденно, мотивированно, как и полагается настоящим грешникам. Расплата, здесь из разряда банальной, то есть, когда человек будет покаран за самый главный и непрописанный в Библии грех, точнее за глупость. Сделал глупость – поплатился, все как в жизни. И некого винить, кроме самого себя. Портит в данном случае сюжет фильма, упоминание того, что Лектор якобы отбирал свои жертвы из числа подонков.
НИ ОДИН НАСТОЯЩИЙ МАНЬЯК НИКОГДА НЕ БУДЕТ УБИВАТЬ ПОДОНКОВ!
Он чудовище, он находиться в пространстве своей избранности, а стало быть, он будет всегда выбирать своих жертв из числа хороших, то есть нормальных людей. И чем человек лучше, красивей и чище, тем больше у него шансов оказаться в лапах насильника и зверя. Вот почему жертвами маньяков, как правило, становятся красивые женщины, дети и подростки. Поглощение красоты, уничтожение красоты. Таким образом, жертвами настоящих чудовищ всегда будут именно красавицы, точнее та публика, на которую рефлексирует маньяк. Попытка же подогнать под это «наказание за грехи» сама по себе просто ЧУДОВИЩНО АМОРАЛЬНА!

3. Ганнибал и свиньи

Свинья грязное животное, маньяк еще более грязное. Все это только в представлении людей. Режиссер совместил два этих образа – ЖМУ ЕМУ РУКУ! Действительно хорошая находка!

4. Иуда и Данте

Чудовищный штамп – это совмещение культуры, красоты и Ренессанса с мерзостью и отвращением! По существу сие насилие над эстетикой. И зритель потребляет это насилие. Почему?
Вопрос без ответа…
Однако поверить в образ Иуды в форме в принципе можно. К этому подталкивает зрителя коллективный инстинкт неприятия человека в форме. Хотя никаким «Иудой» комендаторе Паце не был. Его грех в том, что он не обратился в полицию, а решил действовать самостоятельно. Не думаю, что его влекла страсть к наживе, скорее страх за свою жену, свой мир, в котором он жил. По сюжету, этот человек уже общался с маньяками и знал их природу. Попытка обосновать его поведение через алчность является ошибкой режиссера и не убеждает зрителя.
Фильм спасает цитирование фрагмента «Божественной комедии» Данте, но опять-таки по тому же странному принципу Ренессанс-отвращение.
Прием, избитый, но все еще срабатывающий.
Странно…

ВЫВОД:

В фильме есть попытка навязать зрителю штампы, но в тоже время и уход от штампов. Иногда избитость повторения идей вызывает самое настоящее отвращение, еще более сильное, чем те «ужасы», что показываются на экране. Но, как ни странно, изнанка фильма дает некоторый уход от штампов и создает иллюзию трагедийности сюжета. Очень много эстетики в виде брутальных образов и естественных мотиваций. Это создает определенную «вкусность».
Можно определить данный фильм как «вкусное покаяние за грехи», которые Голливуд совершил в прошлой серии, то есть эстетическая и художественная самопародия.

Вот ради некоторой эстетичности, иногда даже правдивости в изображении образов и их мотивации, а также ради нескольких фраз, произнесенных персонажами и фрагмента из Данте фильм и можно посмотреть.

Спасибо за внимание!





Рейтинг работы: 6
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 41
© 03.10.2017 Лев Вишня

Рубрика произведения: Проза -> Статья
Оценки: отлично 3, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 3 автора












1