Спасибо, Юра!


Спасибо, Юра!
Эта история о сложных перипетиях, о неожиданных поворотах в судьбе, о взлетах и падениях, о молодости и ”ласковом мае”, который останется в наших сердцах навсегда. Она началась во времена перестройки, которая запомнилась нам тошнотворным чувством неопределенности, потерей уверенности в завтрашнем дне и отсутствием стабильности, холодом, сковавшим наши дома, голодом, поселившимся вдруг внутри, потерей многих, кто сломался и не смог тогда найти выхода.
Эта история о девочке Насте, обычной, такой же, как многие девчонки и мальчишки, детство и юность которых были расколоты на до... и после... Именно на их долю выпало это испытание жить на пересечении плоскостей двух эпох, быть свидетелями трагедии родителей, которым не по собственной воле пришлось потерять все и начинать жизнь с чистого листа. Не по собственной воле, а по воле хода истории и случившегося в ней поворота.
Настя росла подвижным, озорным ребенком, иной раз ее подвижность приобретала окраску неуправляемости. Тем не менее, мне всегда удавалось находить к ней ключик. Стоило постоять с ней рядом, положить руку на ее взлохмаченную голову, и она успокаивалась, чувствуя нежность и ласку. Она усыпала только тогда, когда я стояла возле ее кроватки. Вместе с тем ее неуемная энергия имела и много положительных моментов. Девчонка могла запросто повести за собой всех остальных малышей. Важно было во время указать курс, которым необходимо было вести за собой. Задумываясь о причинах такого ее, иной раз выходящего за рамки, поведения, я часто допускала мысль о неурядицах в семье. Так и вышло. В скором времени родители Настины развелись, и развод их совпал с переломом в жизни страны. Тогда и именно тогда распалось много других семей, которые заранее почувствовали надвигающиеся со страшной скоростью перемены и трудности, связанные с ними.
Тяжелые времена наступили тогда. Никто не был готов к ним. Взрослым приходилось находить разные способы, чтобы выжить и хотя бы накормить детей. Дети, предоставленные сами себе, жили своей собственной жизнью, скрытой подчас от глаз родителей. Только сейчас их короткие воспоминания помогают частично восстановить картины происходящего в то перестроечное время.
... Настя так же, как и соседские девчонки, оделась по последней моде, в капроновые лосинки с нанесенным яркими красками орнаментом и короткую юбчонку, обтянувшую ее худую попку. Завершала модный костюм огромного размера, словно с мужского плеча, джинсовая куртка. Одним словом оделись они в то, что предлагает китайский рынок. Сидят на лавочке у подъезда ”пацанки”, похожие на гадких утят. Ждут недолго. Мальчишки, маленькие, и постарше, покинув неотапливаемые жилища, пританцовывающими движениями подносят свои тела к ожидающим, награждают своих подружек оценивающими взглядами и одобрительными ухмылочками. Девчонки в полной боевой раскраске готовы идти со своими ”дружбанами” хоть на край света. Они долго готовились к вечернему свиданию. Накрасили ярко – красной и темно – коричневой помадой губы, глаза подвели черным карандашом, прошли такого же цвета лаком по ноготкам, и от этого нелепого макияжа их лица выглядят одновременно и смешно, и до слез жалко.
Собравшись вместе, перебираются на лавочку подальше от дома, где среди высоких кустов устраивают посиделки. Разжигают костер, отогревают озябшие руки и покрасневшие от вечернего холода коленки. Пускают по кругу мерцающую в темноте красным огоньком сигаретку, добытую у ”старшаков” еще днем. Позже по кругу торопливо пробегает и початая бутылка с согревающей и снимающей запреты жидкостью. Из маленького магнитофона, с ленты микрокассеты, доносится голос юного Шатунова: ”белые розы, белые розы беззащитны шипы”.... И всем присутствующим кажется, что жизнь не так уж плоха по сравнению с жизнью подростков из далекого детдома. И в то же время, так похожа на их, собственную жизнь, проходящую на лавочке, без родительского внимания и ласки...
Здесь на лавочке, озаряемые всполохами горячего костра, девчонки впервые влюблялись. К Насте тоже пришла любовь. Любовь к Юре Шатунову, к его грустным глазам, очаровательной улыбке, к ямочкам на щеках, к откровенным исповедальным песням. И к музыке... С тех пор Настя всегда пела, пела и дома, оставаясь одна, и в школе, выступая на всевозможных концертах и праздниках. Голос у нее звонкий, задорный, непослушный, как и она сама.
Настя рано стала самостоятельной, как и многие дети перестройки. Они с детства привыкли надеяться сами на себя, пробивать свою дорогу без посторонней помощи. Много взлетов и падений пришлось им пережить. Предательства и разочарования подстерегали их на жизненном пути. Много плохого произошло в то время, но и много хорошего. Проверялись на прочность дружба, братство, любовь, верность. Обострялись чувства. Пришло понимание истинных жизненных ценностей. В это время Настя испытала настоящие первые чувства. Тогда она пела особенно звонко.
Лихая пуля перестроечной эпохи не пощадила Настину любовь. Она потеряла ее в одну секунду. Долго не хотела и не могла поверить в то, что произошло. Помнит только подкосившиеся ноги, свой осипший от крика голос, нежелание дальше жить. Долго выбиралась из черной дыры депрессии.
Помощь пришла от Юры, от Шатунова, который так же, как и Настя прошел трудный путь, не сломался, остался верен себе самому и своему предназначению. Настя вновь услышала знакомый с детства голос, увидела ставшие родными глаза, ямочки на щеках, а песни про белые розы, седую ночь и розовый вечер оживили ее. ’’Ласковый май” по – весеннему ворвался в ее сердце и вдохнул в нее силу, любовь, надежду и веру в лучшее.
Настя, а теперь ее чаще стали называть Анастасией, превратилась в молодую женщину, яркую, уверенную в себе, твердой поступью идущую по жизни. Про таких часто говорят, ”женщина – вамп, стерва”. А она, не замечая злых, обидных слов, сплетен и пересудов, взлетает вверх по ступенькам, и каблучки ее легко выстукивают знакомый незамысловатый мотив ”Пусть ветер шуршит опавшей листвой, пусть в речке вода с кусочками льда”...
Вновь Юра занял свободное место в жизни Насти, ведь ностальгия по юности – это могучая энергия. Энергия, которая должна была вновь подарить любовь, распахнуть сердце навстречу новым чувствам. В мыслях она часто обращалась к Шатунову с вопросами, которые необходимо было решать, советовалась с ним, шептала о своем женском, сокровенном. Может и молилась втайне от всех, кто знает?
В соцсетях она нашла единомышленников, поклонников и фанатов ”Ласкового мая”. Переписываясь с ними, посылая подарки, поздравляя с праздниками, обмениваясь видеороликами с концертов Шатунова, она и не представляла, как близко подбирается к своей любви, или любовь подкрадывается к ней.
... В другой стране, далекой от перестройки, молодой паренек, слушал те же песни и коротал свободное время армейских будней под романтический аккомпанемент музыки в стиле диско и юношеского вокала. В Армии он нашел настоящих друзей, испытал тяготы и невзгоды мужской службы, но остался совершенным романтиком.
Он приметил Настю на сайте одноклассников, следил за перепиской, узнавал ее интересы. Нашел родственную душу и что – то для себя решил вдруг и окончательно, как решают мужчины.
... Авиарейс обещал им волнительную для них двоих встречу. Ведь она была первой. Аэропорт жил своей туристической жизнью. Прилетевшие ожидали свои чемоданы. Улетающие, щеголяя своими шоколадными телами, еще пребывали в состоянии эйфории и не хотели выходить из него. Малышня носилась вокруг своих родителей, нарезая тысячный круг и не вписываясь в очередной поворот. И только эти двое метались, что – то узнавали, спрашивая у диспетчеров, вновь метались и вновь узнавали. И никак не могли увидеть друг друга. Последняя надежда, казалось, рухнет вот – вот, и самолет повезет ее дальше. А он останется, так и не взглянув на нее.
Но случаются же в жизни люди, которые возникают неожиданно и чем – то помогают в трудную минуту. А потом так же исчезают, как будто их и не было. Их называют “ангелами”. “Ангел” привел их к перегородке, через которую и суждено было встретиться их рукам. И глаза его безотрывно смотрели в другие глаза, и было столько нежности и тепла в этом взгляде и в этом прикосновении, что он на время потерял реальность и на чистом русском, быстро, пока она не исчезла, прошептал: “Я люблю тебя!”
Позже было все - и романтические вечера, и море, и песок, и ветер, и волны, набегающие на берег и лижущие ее ноги. И загар, и поцелуи, которыми он осыпал все ее тело. И ночные катания в автомобиле, и снова эти мелодии, любимые с детства, в которых соединились подростковое бунтарство и романтичная наивность.
Наша Настя влюбилась. Влюбилась, как девчонка! Блеск ее глаз и легкая смущенность, все говорило об ее влюбленности. Влюбилась тогда, когда потеряла всякую надежду встретить своего, близкого по духу мужчину. Такого, чтобы быть с ним единым целым, такого, о котором мечтала долгие годы одиночества.
Теперь она – невеста! Повторяет все время одни и те же слова: “Спасибо тебе, Юра! Дай Бог тебе здоровья и счастья, мой Шатунов!”
Счастья и тебе, моя дорогая девочка!!! Будь любима и люби!!!
Пой, моя птичка, и лети навстречу своему счастью!!! Пусть ласковый май не покидает тебя всю твою жизнь!!!

Детям перестройки посвящаю.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 50
© 03.10.2017 Лисичка

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1