Посетитель (Сон)


Он стремительно ворвался в кабинет. Вид - встревоженный. От волнения лицо пылало, губы кривились, руки тряслись.
- Хочу подать жалобу в газету, - заявил прямо с порога.
- Присаживайтесь, - поприветствовал его обрадованно. - Представьтесь, пожалуйста, и объясните, что вас сюда привело.
Я сидел в сонной комнате, скучая; рисовал чёрной авторучкой чёртиков на клочке бумаги. Днём пришлось много поработать, и к вечеру очень устал. Досаждала жара. Жёлтое солнце, прожигая стекло, косило лучом на стол, утомляя глаза. В комнате было душно. Сильно разболелась голова. Не терпелось поскорее уйти домой. Необходимость дождаться конца рабочего дня нагоняла уныние. Сбоку и немного позади, за своим столом, сидела Любочка; лениво листала глянцевый журнал.
Внезапный посетитель немного взбодрил.
- Здравствуйте! Меня зовут Луначатов Александр Михайлович, - плюхнувшись на стул и переведя дыхание, внушительно начал он. Но тут же сбился с тона и продолжил неуверенным голосом. - Проживаю один... в однокомнатной квартире, по адресу… записывайте, почему вы не записываете?.. Так вот… ул. Ш-ка 5, квартира 43. Имею жалобу на соседа, Добрынцева Степана Степановича, проживающего в 46 квартире, прямо надо мной…
Визитёр заискивающе посматривал на меня, левое веко его подёргивалось, от чего казалось, что он пытается мне подмигнуть; как бы привлечь на свою сторону.
- Он подлец и склочник, - возмущённо возгласил посетитель. - Так и запишите.
Видимо, вполне удовлетворённый сказанным, внезапно умолк.
«Что за глупая шутка?», - подумал я, а вслух спросил:
- В чём же конкретно состоит ваша жалоба?
- У него, то есть у соседа, протекает. У меня в уборной уже огромное пятно на потолке. У меня ремонт… - бессвязно продолжал он. - Новые обои… Понимаете?
В голосе визитёра появились истеричные нотки. Взгляд помутнел. Синхронно его болтовне, во мне возникло и постепенно усиливалось какое-то неясное подозрение.
- Нужно это срочно прекратить! - гневно выкрикнул он.
Любочка громко хмыкнула. Мы оба, разом, посмотрели на неё. Она сразу же уткнулась обратно в журнал. Я перевёл взгляд на посетителя. Тот наклонился поближе и продолжил заговорщицким тоном.
- Но самое худшее ещё не то, - промолвил доверительно. - Из его квартиры постоянно доносится странный шум. Нехороший, неприятный, назойливый. Сначала тихий, точно шёпот, он усиливается, переходит в крик, в истошный визг и гремит как дикий оркестр, а потом вновь стихает до шёпота. Звук не прекращается ни на секунду! Днём и ночью. Невозможно спать! Это действует на нервы. И даже здесь, даже сейчас он преследует меня. Нужно об этом напечатать, нужно срочно предупредить людей об опасности!
Я чуть отпрянул назад и окинул внимательным взглядом всю его внушительную фигуру.
«Сумасшедший», - пронеслось в голове.
- Этого мы не напечатаем, - произнёс как можно мягче, облокачиваясь на спинку стула.
- Почему же? - с обидчивой взволнованностью спросил он.
Пытаясь убедить его логически, медленно и вдумчиво объяснил, что тут проблема не такой большой важности, чтобы беспокоить читателей. По поводу протекающей воды ему лучше обратиться в ЖЭК. Что касается шума, - это дело полиции.
«Или психушки».
Посетитель меня почти совсем не слушал. Он был, видимо, чем-то обеспокоен. Поводил тоскливыми глазами, странно осматриваясь; поминутно вздрагивал, как пёс, который что-то учуял. Кроме того, постоянно прерывал мою речь бессвязными выкриками, вроде: «Нет, так не пойдёт!», «Опять начинается…», «Будь он проклят!», «У-у, духота!..».
Резкие перепады настроения, непредсказуемые движения, сосредоточенность на чем-то своём, внутреннем, нелепые восклицания, - всё выдавало в нем крайне болезненное состояние.
- Слышите? - вдруг вскрикнул визитёр, глядя куда-то вдаль отсутствующим взором.
- Нет, ничего, - ответил, выждав минутку.
Посетитель встревожено зашевелился. Забеспокоился. Сконцентрировал на мне подозрительный взгляд. Как будто что-то внезапно задумал. В левом чёрном глазу у него притаилось безумие.
Такое странное поведение вселяло в меня все большую тревогу. Даже начал опасаться, как бы он не выкинул чего-нибудь эдакого. Почему-то вообразил, что у него может быть в кармане нож или опасная бритва…
«Хоть бы кто-нибудь из ребят был в комнате, - думал с растущим беспокойством. Присутствие Любочки естественно не успокаивало. - Кликнуть бы кого-то».
- Ведь вы журналист? - вдруг спросил посетитель.
- Журналист.
- Значит, вы обязаны напечатать!
- Вы настаиваете?
- Да! Настаиваю!..
- Хорошо, - успокаивающе сказал я. - Мы напечатаем. Читайте в завтрашнем номере.
Чудно было то, что всего несколько минут назад визитёр казался мне абсолютно нормальным человеком.
- А ведь вы это только так говорите, чтобы отделаться, - сказал он вдруг, хитро прищурившись и пристально изучая моё лицо. - На самом деле вы не собираетесь ничего печатать.
Я похолодел. Псих, но догадливый.
«Хорошо бы вызвать охрану», - подумал совсем уныло.
Хотелось встать и выйти, но от мысли, что придётся повернуться к нему спиной, пробирал холод. О том, чтобы просто попросить его уйти, не было и речи. Ведь любое неловкое замечание могло легко сбросить его в пучину безумия.
- Зачем же вы обманываете? - спросил он как-то ласково, настойчиво глядя прямо в глаза.
Я сидел, как прикованный.
«Может быть не сумасшедший? Нет. Точно сумасшедший!»
На всякий случай оглянулся, пытаясь сделать незаметный знак Любочке. Но та сидела, ничего не замечая, всецело погрузившись в чтение.
- Этот шум меня изводит, изводит! Понимаете? Все надо мной смеются. И вы, и вы смеётесь?! - вскричал он вдруг, вскакивая. В крике звучала какая-то неприятная искусственность. Как будто визитёр взвинчивал самого себя.
От всей его возвышавшейся фигуры исходила явная угроза. Сердце моё билось ускоренно, диссонируя с громким тиканьем часов на левом запястье.
Взволнованно и быстро посетитель заходил из стороны в сторону. Ускоряющиеся шаги, мелькание перед глазами, резкие движения, бестолковые взмахи руками вконец напугали меня.
- Слышите, слышите? - внезапно забормотал посетитель.
И в тот же миг, как он это вымолвил, на меня вдруг повеяло холодом и безысходностью. Из глухой пустоты неожиданно донёсся металлический шелест листвы. Ударил в уши мощным шумом приливной волны. Шум нарастал, напоминая усиливающееся шипение ненастроенного телевизора. Мир передо мной сразу заволокло туманом. Все стало как во сне. Нечётко, тускло, призрачно. Душу охватил панический страх.
Посетитель остановился около окна. Фигура его почти исчезла в ярком солнечном свете.
- Слышите, слышите?.. Да, теперь и вы слышите, правда?! - восторженно взвизгнул он. Но голос тут же сбился на злость. - О, этот шум, чёртов шум. Как я устал от него! Этот гад повсюду следует за мной... Но у меня есть оружие, - взревел посетитель, - я убью его, или… или себя!
Несколько долгих мгновений визитёр высматривал что-то вдали, а затем завопил страшным голосом, тыча пальцем в окно.
- Вот он, вот и он, подлец! Держите его!
И выхватил из внутреннего кармана пиджачка маленький чёрный револьвер.
Я окинул комнату потерянным взглядом. Любочка, которая виделась мне будто сквозь увеличительное стекло, продолжала сидеть, нереально спокойная, увлечённо читая журнал, точно вокруг совершенно ничего не происходило. Возникло ощущение, что в растянувшемся времени, она продолжала читать одну и ту же страницу.
А я уже задыхался. Попытался пошевелить помертвевшими губами, позвать её, но не смог. Ужасно ослабел, дрожащее тело совершенно не слушалось... Рука несмело потянулась за канцелярским ножом.
Посетитель, словно ощутив что-то неладное, резко обернулся ко мне. Лицо его перекосилось от бешенства, глаза пылали неприкрытым безумием. Заметив моё неловкое, неприкрытое движение, он навёл револьвер прямо мне в лицо и поспешно спустил курок.





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 20
© 02.10.2017 Виталий Юрьев

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1