Двери настежь


Во времена укрупнения колхозов, при строительстве водохранилищ, в период распада СССР, после техногенных катастроф (Чернобыль) тысячи и тысячи населенных пунктов были или стерты с лица земли, или ушли под воду, или опустели, оставшись стоять на своих местах с разбитыми окнами, настежь открытыми дверьми, внутри помещений было где разгуляться местным ветрам, выносящим наружу все, что плохо лежало…Страшное зрелище. Словно Мамай прошел по просторам бывшего Союза. Миллионы людей вынуждены были искать лучшую долю в других местах, покидая насиженные родные места, кладбища своих предков с огромной болью в сердце и вечной тоской по ним. Ведь у многих даже не было потом возможности вернуться на родину, так как нечему было поклоняться, не осталось даже камня на камне от того селения…исчезли не только с географических карт, но по месту бывшего нахождения все росло бурьяном или затянуло лесом… Ни звука: ни пения птиц, ни гавканья собак, ни переклички петухов по утрам, ни скрипа колес телег, ни ржания лошадей на лугах, на водопое, ни рычания моторов, только шум ветра, шелест травы и листвы, ни дорог, ни тропы. И навсегда замолчало эхо в тех местах. И все это произошло на памяти живущего старшего поколения, тоскующего по своему времени, в отсутствие большой войны. Так почему же вновь в мозгу звучит песня «Довоенный вальс - Все еще живы»?

Мирное небо над крепостью Бреста,
В тесной квартире счастливые лица.
Вальс. Политрук приглашает невесту,
Новенький кубик блестит на петлице.
А за окном, за окном красота новолунья,
Шепчутся с Бугом плакучие ивы.
Год сорок первый, начало июня.
Все ещё живы, все ещё живы,
Все ещё живы, все, все, все.
Смотрит на Невском с афиши Утёсов,
В кинотеатрах идёт "Волга, Волга".
Снова Кронштадт провожает матросов:
Будет учебным поход их недолго.
А за кормой, за кормой белой ночи раздумье,
Кружатся чайки над Финским заливом.
Год сорок первый, начало июня.
Все ещё живы, все ещё живы,
Все ещё живы, все, все, все.
Мимо фасада Большого театра
Мчатся на отдых, трезвоня, трамваи.
В классах десятых экзамены завтра,
Вечный огонь у Кремля не пылает.
Всё впереди, всё пока, всё пока накануне…
Двадцать рассветов осталось счастливых…
Год сорок первый, начало июня.
Все ещё живы, все ещё живы,
Все ещё живы, все, все, все.
Вальс довоенный напомнил о многом,
Вальс воскресил дорогие нам лица,
С кем нас свела фронтовая дорога,
С кем навсегда нам пришлось разлучиться.
Годы прошли и опять за окном тихий вечер.
Смотрят с портретов друзья молчаливо.
В памяти нашей сегодня и вечно
Все они живы, все они живы,
Все они живы, все, все...
В памяти нашей сегодня и вечно
Все они живы, все они живы,
Все они живы, все, все, все!

Но вот умер последний житель покинутого селения, и уже никто не вспомнит о нем даже случайно: стерта страница истории нашей страны, причем целые ее тома канули без следа в вечность…от войны хоть пепелища оставались. Печи с трубами. А тут вообще ничего…

02.10.2017
08:27





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 28
© 02.10.2017 Битый час

Метки: Погибшее поселение,
Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора












1