Карточный домик. Часть вторая. Пиковая дама.


Выполз я на улицу и огляделся. Самое забавное мир реально другим кажется. Картины повседневной жизни стали вписываться в карточные расклады.
Мужик у своей машины под капот заглядывает. А кажется мне что не капот это, а карта старшей масти младшую в виде оного автомобилиста кроет. Логично не поймешь порой кто главный водитель или его любимый автомобиль.
Мамаша коляску с двойней выгуливает. А у меня ассоциации, не близнецы, а две карты разной масти.
В общем к Герману Пушкинскому приблизился в мышление. Только тот хоть понятно. Бабла хотел понять. А меня как в эту дурную колоду затянуло.
Домик на детской площадке стоит. Мне почему-то почудилось что карточный. Ага на детской площадки. Решил себя проверить. Внутрь влез. Как только втиснулся. Нет, не карточный домик, обычный. Мастей на стенах не видно.
Не могу вспомнить на какую очевидно время после сеанса гадания прошло много и чары по-другому не назовешь маленько развеялись.
У Гофмана помнится в одной из сказок был персонаж продавший душу за возможность всегда выигрывать. То ли в карты, то ли в кости не помню.
К моему убежищу, тем временем, подошла девочка лет четырнадцати с мальчиком, ну не знаю года три ему. Возможно брат младший.
-Залезай. - Вежливо предложил я, с трудом выкарабкавшись на свет из избушки. Хорошо смотрюсь, залез взрослый дядя на детскую площадку.
Пацанчик радостно рванул внутрь.
-Не карточный домик, не обвалится. - Почему то выдал я странную фразу.
-Ой, мы все в карточном домике живем. - Произнесла девочка. При том, голос у неё был совсем не детский. Я по внимательней взглянул на незнакомку. Да, лет ей явно побольше.
Она мои мысли считала и зловеще ангельским голоском пропищала.
-Мне, дяденька, завтра тринадцать исполняется. Может мороженное полижем? -
По всем законам жанра, навеянным брендом под названием, педофилия, я должен был рвануть с низкого старта. Что сделать и собирался. Помешала остаточная реакция после гадания.
Зыркнул на девочку, а в сознание вдруг всплыла карта.
А именно дама пик.
-А, по-моему, вам не двенадцать, а восемьдесят семь. - Выпалил я фразу.
-Что, так плохо сохранилась? - Поинтересовалась девочка пик. При чем голос, на сей раз, прокурено бабий.
-Мама, мама, иди сюда. - Послышалось из домика.
Моя таинственная собеседница зашмыгнула внутрь.
Мама значит. Может конечно она совсем уж раньше природой установленного родила. Но скорее, нет. Купился я, девчонке явно за двадцать, присмотревшись повнимательней, понял. Вот карты проклятые. Мало того, что картонки игральные мерещатся, так еще и педофилия атакует.
В это время мамочка с сыном вылезли из домика. Ребенок оказывается рассадил в кровь палец. Гвоздь что ли где какой торчал.
-Подуй. - Сетовала девочка.
-Обработать надо.- Посоветовал я. Гвоздь ржавый был?-
-Да там не гвоздь, стекло битое.- Мамочку я явно напугал советами.
-Все равно надо, йод есть, живете далеко?-
Девочка отрицательно покачала головой. Ранка кстати была пустяковая. Но мне захотелось продолжить общение.
-Тогда духами, на спирту.-
Пиковая вскинула на меня глаза, кстати весьма неангельские. Затем извлекла из своей сумки пузырек и пшикнула на палец ребенку. Духи то же были с каким-то детским ароматом.
-Вот теперь нормально. - Со знанием дела произнёс я.
-Вы, врач? - Поинтересовалась девочка.
-Нет. А вы не Пиковая дама?-
В ответ на мой вопрос мамочка должна была, по логике вещей, ругнувшись, смыться от неадекватного мужика. Но она наоборот с интересом посмотрела и задала вопрос. Деловито, без тени иронии.
-Как определили? -
От вопроса уже замешкался я.
-Привиделось. - Пробурчал в ответ чистую правду.
-Я актриса, мы сейчас ставим Пиковую. И у меня роль графини.
Так по-честному, знали, или как вы выразились, привиделось? -
-Привиделось. -Повторил я.
На лице у графини заиграло плотоядное удовлетворение. Очевидно я сам того не желая сделал комплимент относительно попадания в образ.
-Хорошая режиссерская находка. - Решил продолжить я разговор. А вы возрастном гриме или так играть будете? -
-На премьере увидите. А вы простите кто по профессии. - Лицедейка смерила меня оценивающим взглядом.
-Историк. - Я как можно более неуклюже раскланялся.
-Ну очень приятно. Ладно, мы пойдем. - Очевидно интерес у девушки я больше не вызвал.
Однако, эту загадочную даму пик опускать мне не хотелось.
-Алису в стране чудес, не вы играли? -
-Бываете в нашем театре? -
В голосе графини появился интерес. Как на встрече со зрителем. Что ж мне так последнее время на артистов везет. Малолетних и не очень.
Так главное сейчас, что девушка с крючка не сорвалась. Чувствую она мне нужна. Вот вопрос для чего.
В театре я последний раз был. Когда ж я там был. В пятом классе со школой водили. Ну да ладно мы сами Станиславские.
С почтением и дрожащем голосом начал я объяснять про любовь свою к искусству. Её органичность в образе. Энергетику, даже мне самому ничтожному из зрительской массы заметную. И так далее и тому подобное.
Однако баба размякла и весело включилась в разговор. Если вы не человек искусства и не толстосум транжира, не дай бог вам актрисе ляпнуть, что интересны её сиськи и письки. А вот творчеством вторгнуться, так есть шанс до предыдущих двух вещей доползти. Один мой знакомый объяснял. Режиссер кстати.
Звали её Наташа. Сын Дима. Он чаще живет у бабушки с дедушкой. Но все свободное время, а его не густо, график спектаклей жесткий, она посвящает сыну. Театр не крупный, но в городе известный. Даже я слышал. Так что смог беседу поддержать.
Вообще в Наталье. Актрисе девочке, женщине, Алисе, Пиковой даме, мне померещилось полное отсутствие масти.
Проще говоря такое впечатление, что на ней нарисуют то и будет. Как зеркальце, в котором постоянно что-то отражается, а если отражается пустота, то и зеркальце сливается с пространством. Если вдуматься, для актрисы идеально. Наверное, она действительно талантливая.
Наташа тем временем рассказала про постановку пиковой дамы. Как к ней готовилась. Изучала первоисточники. Даже продолжение пиковой дамы читала.
-А разве у Пиковой дамы было продолжение? - Я очнулся от гипноза её глаз.
-Даже не одна версия. Только написаны они были отнюдь не Пушкиным. Я была в Берлине на театральном фестивале и там в национальной библиотеке отыскала продолжение Пиковой дамы. -
-А что за книга? - Заинтересовался я. Можно здесь её найти? -
-Думаю нет. Я сама читала её на немецком, а издание первой половины девятнадцатого века. -
-Вы настолько знаете немецкий? -
-Еще итальянский и французский. Но немецкий люблю особенно. Берлин обожаю столица театрального мира.
Так вот, в Германии в жил большой поклонник Пушкина. Переводами его на немецкий занимался, а также был писатель мистик. Последователь Гауфа.-
-Это кто? - Поинтересовался я из вежливости.
-Маленький Мук. - Укоряющим взглядом посмотрела Наталья. Этот писатель наиболее ценил пиковую даму из Пушкинского творчества. Возможно потому что сам был не равнодушен к картам. Под конец жизни, якобы проигравшись в пух и прах, покончил с собой. -
Я сочувственно вздохнул. Да со стороны наша с Пиковой дамой беседа должна выглядеть забавно. Девочка подросток учительским голосом рассказывает долговязому, престарелому мужику про германскую литературу.
И какое содержание этой повести, продолжения пушкинского творенья?
-Герман постепенно справляется с недугом. Выписывается из психушки и получает не большое наследство, поместье с крепостными.
Из своих крепостных он пробует сделать карты. Накалывает каждому масть. И заставляет вести себя соответственно. -
-Как, соответственно скажем тузу пик, можно себя вести? -
-Ну, Федя, вспомните Алису в стране чудес.

Туз бубен украл бульон.
Котлеты украл валет.

Разумеется, у Германа в поместье с мастями было посложнее. Там расклады ближе к таро. Я, честно говоря, сама в этом плохо разбираюсь.
Потом Герман, не смотря на психиатрическую помощь, все равно оставаясь параноиком, тайно убивал своих крепостных и снимал с них кожу с татуировкой карты. А когда набрал полную колоду, такой продукции, начал гадать народу. Разумеется, не простому, а знати. -
-И что было дальше? -
-А вот это неизвестно. - Наташка скорчила печальную физиономию. На этом первый том произведения заканчивается. А второй автор, в силу вышеуказанных причин, написать не успел. -
-Каких причин? -
-Я же говорила, бедолага проигрался и покончил с собой .-
Вот как всегда, что называется на самом интересном месте. У того подлого еврея из рассказа господина Эфрона, помните в начале, хоть концовка какая не какая. А тут. Кстати ведь Герман пушкинский персонаж вовсе евреем не был. Видать крещеный, товарищ литератор Эфрон промышлял плагиатом.
-Наташенька, а вам, когда ни будь гадали на картах? -
-Естественно, а что, Федя, вы хотите узнать мою судьбу. Или узнать пересекаются ли наши. - Актриса эротична выгнула стан и запрокинула голову.
-Не только. - Я вздохнул и выложил Наташе всю странную историю с гадальцем.
Она слушала внимательно. Не понятно верила не верила. Задавала вопросы в тему. Потом хитро-хитро улыбнулась и зловещем голосом произнесла.
-Интересно. Будем действовать. -
Разумеется, я Наташке про всю опасность пытался донести. Только её это правда, что раззадорило.

На следующий день оправилась моя отважная пионерка-артистка, партизанка на задание.
Увидел обалдел, смотрит на меня какая-то незнакомая женщина клерк офисный. И говорит дура дурой. Вот актриса.
-Главное не переигрывай. - Напутствую.
Ждал долго наконец то появилась спокойная сосредоточенная.
-Ну рассказывай. -
-Подожди, дядя Федя. - Наташка опять очаровательно-соблазнительная девочка подросток.
Интересный человек необычный. - Поведала актриса.
-Это понятно, ну что говорил? -
-Объяснил про личную жизнь, да еще скажите, Федя, а чего вы хотите? -
От этих слов я весь азарт охотничий, а по ходу он появился, отлетел. А действительно, чего я хочу.
Тайну гадальщика открыть, а есть ли она. Ну раскладывает человек пасьянс, бог ты с ним. Связанны с этим какие-то странные события в районе? А если нет.
Впервые подумал, а если нет. Ни чего нет сверхъестественного, а все остальное банально. Карточный домик моих планов и надежд непонятно на что разлетелся от элементарного вопроса симпатичной девушки, как от легкого порыва ветра.
-Очень, хорошо. Федя если вы понимаете, чего хотите. А вот я сама этого не знаю. - Наталья превратилась в какую-то ране не знакомую женщину. Растерянную и возможно не очень счастливую.
-Мы с ним долго колоды тусовали. Кстати все там стандартно. У меня одна подруга занималась таро и просто гаданьем. Те же схемки, я точно не помню их, но очень навеяло.
А вот что я мечусь не понимая, что мне надо, эта состояние с картами без карт появилась. Как пустая колода, на которой не чего не нарисовано. -
-Я повнимательней посмотрел в глаза собеседницы. А они-то на мокром месте как говорится. Что ж так растрогало пиковую даму.
Наталья начала мне напоминать уже не пиковую даму, а если взять первоисточник воспитанницу графини задрюченную девушку Лизу.
Не знаю каким макаром, но вместо того что б продолжить деловой разговор я взял её за руку и попытался обнять. Она не отстранилась, но получилось как-то не ловко и пошловато трогательно.
По законам мыльной оперы в момент предполагаемого соития главных героев зазвонил телефон. Мой. Наташка отстранилась, а я как в тумане взял трубку.
Михалыч на связи.
-Федя, Федя надо встретится срочная для тебя информация есть. -
Наталья услышала фразы.
-Так произнесла она. Встречайся со своим доктором Ватсоном. А завтра. А завтра.- Она вскинула полные искрящиеся глаза на меня, мы встретимся с тобой.-
-А где? - Похоже у меня даже язык высунулся как у собаки.
-Жди указаний. - Сурова произнесла моя партнерша по неизвестной игре. Повернула стройный девичий стан и подиумной походкой удалилась.
Стоял я на месте, не то что как вкопанный, а как зацементированный.
Прейдя в себя, отправился на встречу с Михалычем.
Старик был грустен.
-Федя. Тревога ложная я тут пошуршал по своим связям.
В районе накрыли притон с какой-то загадочной дурью. Народ с неё и съезжал в массовом порядке. А тот который главный аптекарь еще и картежник был. Вот и парочку мастей у жертв. Там какое-то новое синтетическое зелье... Это мне уже не говорили. Но все жертвы клиенты наркоманы. Кстати последнюю неделю, как закрыли этот гадюшник, не одной жертвы.
Мужик этот Джокер наш скорее всего банальный жулик. С карточной колодой.
Просто мы выдаем желаемое за действительное. Ничего не вкусно из реального, ищем сверхъестественное. Знаю, я виноват. Сам тебя по ложному следу пустил. Но ты уж прости старика. -
Выслушал я итоги Михалыча как-то одним ухом. Что ж все логично, пошли на поводу своей буйной фантазии.
Только я в процессе игры определился, чего хочу. Понял кого и чего. А поскольку, за много лет, это у меня самое явное желания, очень я обрадовался. И бог ты с ним с гадальцем и миром азартных игр.
Однако заветная карта Наталья в назначенный час не позвонила. День прошел. Не выдержал набрал сам. Трубку не взяла.
Я как не в себе. На рабате не слышу, что говорят. На улице под красный свет лезу. Это ж надо как дама пик взволновала.
К отрицательному пушкинскому Герману у меня сочувствие вырабатывается.
Не много успокаивало психику сооружение карточных домиков. Чего-то я на это подсел. Однако уже такие многоэтажки навострился делать, строй корпорацию открывай.
Карт накупил для строительства. У меня, можно сказать, небоскреб стоит, только успеваю колоды распечатывать. Очередной раз открываю и вдруг странная мысль. У гадальщика колода была запаяна в целлофан и завернута в папиросную бумага. А карты, которые я накупил без всяких оберток. Может я самые дешевые брал. А может они у него и впрямь, какие-то не простые. Может и впрямь из человеческой кожи. Довела меня актрисуля, видать.
Вдруг звонок. Она. Наташка.
Щебетала своим чудным голоском, как не в чем не бывало. Где два дня была? Типа спектакли. Несла всякий вздор и в то же время буд-то читала мои мысли. Поддакивала, мурлыкала, что очень скучала. Договорились встретиться завтра, место назначила она.
На радостях снес я карточный домик. Стройматериалы подмел с пола и в ведро.
На сей раз я опять изумился её внешности. Как она, однако владеет искусством макияжа. Смотрела яркая, роковая женщина. Не девочка не безликая просительница счастья. Не что кровожадное, пленительно, неизбежное.
Меняя личность, она полностью сбивала какие-то бы не было планы по разговору, и получается каждый раз заставала меня врасплох. Тем только усиливая желание.
Пошли в ресторан. Выбрала его она. Обстановка приятная. Занавесками отгорожено подобие отдельного кабинета.
После заказа напитков и еды. Наташка вдруг заявила странную фразу.
-Раз уж у нас с тобой началось с карт, хочешь сыграем. На раздевание. -
Я честно говоря был не готов к такому вопросу.
-Не волнуйся раздеваться буду я. А ты просто отвечать на вопросы, если проиграешь. -
-Условия вполне приемлемые. Я согласен. А если кто ни будь войдет? -
-Тем интересней. - Наташка сверкнула очами. Не волнуйся, я знаю это место, если не нажать кнопку вызова не побеспокоят. -
От куда она это знает и с кем сидит. Ревность булькнула во мне, но, однако начали.
Наташка играла со мной в банальное. Очко. Лихо перетасовала карты. Еще, себе.
Последняя карта у меня была тройка. Партию я выиграл. Наталья сделал своё прелестное личико недовольными. Грациозно задрав сначала одну, потом вторую ножку, сняла туфли. От одного этого зрелища внимание должно было сойти на нет на всю предстоящую игру.
Однако во втором раунде я опять одержал победу. Последняя моя карта была семерка. Наталья как ни в чем не бывало стянула кофточку. Лифчика не было. Грудь у неё не то что большая, но совершено гармоничная.
Третий заход так же окончился в мою пользу. Даже не помню какая карта легла последней. Встав во весь рост Наташка стянула юбку. Трусов не значилось.
Однако мою руку она строго отвела.
-Федя, ну и последняя партия. Как говорится на все. -
На что на все? На моей партнерше уже ничего не было. Она как не в чем не бывала сдала карты.
На сей раз я проиграл. Наталья гордо положила, добравшую до двадцати одного, даму.
-Ты проиграл. - Произнесла она каким-то металлическим голосом.
Затем села передо мной на стол и раздвинула ноги. На внутренней стороне левого бедра была вытатуирована карта. Дама пик. Один в один с лицом Натальи.
Я оцепенел, от мягко говоря странного, расклада.
-Ты проиграл. - Повторила она и села на диван.
В следующее мгновенье в наше укромное местечко вошли три мужика. Двое явно крепких парня сели рядом со мной, третий на против с Натальей. Так кстати, ничуть не стесняясь, продолжала сидеть совершенно голой.
-Ну, Федор, не знаю, как по батюшке, теперь вы рассказывайте. Чего мы вас так заинтересовали и чего хотите. - Произнес мужчина.
Собственно, это был не кто иной как злосчастный гадалец. Джокер или Герман.
-Ты с ним? - Сумел произнести я.
-Что значит с ним, Федя. Я же тебе говорила в человеке я должна чувствовать партнера. Раньше с Сеней, познакомься кстати, это Сеня, -она очаровательно показала ножкой на гадальщика, я с ним раньше, знакома не была. Ты сам меня к нему сосватал. С первых наших слов я поняла, что он в отличие от тебя гадится мне в партнеры. -
Ужас ситуации как не странно притупился. Может банальной ревностью.
-А я кто? - почему-то проблеял я.
-Ты? Ты массовка. - Наталья грустно улыбнулась. Хотя нет массовка ты в жизни, а в нашем спектакле, обрадую, у тебя главная роль. -
-Спектакль у нас Пиковая дама. - Догадался я.
Гадальщик и Наталья кивнули.
-Ты мужик Герман, ему то же очень было нужно, то что его не касалось. -Произнес Джокер.
Это у нас Пиковая дама. -Кивнул он на партнершу. Ну, думаю, ты видел. - Он весело подмигнул.
-А это граф Сен-Жермен. - В свою очередь Наталья указала на Сеню. Жермена. У Пушкина это не прописано, но не просто же так графине открыт секрет трех карт. -Глаза у Натальи опять блеснули, на сей раз зловещем пламенем.
От наполненности картины мне стало казаться, что нахожусь я сейчас не на допросе с возможной казнью, а на каком-то классном спектакле. Вот только кто я актер или зритель. Ну раз Герман так актер.
-Говори. - Приказал Сеня-Жермен.
Сбиваясь я начал рассказывать про наше литъискательство. Про странную книгу с картами из кожи. Про Михалыча я умолчал, вернее приврал.
-Вот идиот. - Грустно произнес гадальщик. Похоже ведь не врет. Господи, чем народ занимается. Однако, как говорится, любопытной Варваре. Что сделали? - Подмигнул он.
Ладно мужик. Давай определим твою судьбу. -
Гадальщик одел перчатки, те со стразами, и извлек металлический ящичек-футляр. Оттуда калоду карт.
-Ну что раскинем на желание, -произнес он. Только желание моё. -
-Сенька, подожди. - вдруг прервала действие Наташка. Давай пред тем как ты его направишь трахнемся. Я хочу, чтобы ты взял меня прямо здесь.
Предложение явно удивило моего собеседника, однако чувствовалось, что отказаться он не может. Попробуй откажи пиковой даме.
-Ладно давай в туалет выйдем. Ребята присмотрите. -Обратился он к моим конвоирам.
-Я не хочу в туалете. Я не шлюха. Я хочу здесь и при нем.- Своим металлическим голосом произнесла графиня.
-Хорошо. - Он полез расстегивать штаны. Вы, -это конвойным, вон. -
-Они могут остаться. - Спокойно произнесла Наталья.
-Вон. - Повторил Жермен. Очевидно не хотел не протокольно выглядеть перед подчиненными.
Ребята по команде выползли из помещения.
Я продолжал неизвестно зачем возводить карточный домик. Руки дрожали все больше и больше. Наталья тем времен грациозно уселась на партнера.
Мне кстати удалось составить из четырех карт сооружение.
Наша постановка Пиковой дамы действительно выглядела креативно.
Передо мной трахались два человека. Наталья в процессе извивалась змеей. Интересно, играла она или нет.
На столе стоял карточный домик построенный собственноручно. Рядом лежал металлическая коробка с колодой Жермена.
Что ж, по моему Герман, то есть я, уже начал сходить с ума, согласно сюжета.
Литъискатели. Мечты, прекрасные женщины. Все это натуральный карточный домик. Даже самый глупый поросенок и тот дом покрепче строил.
Я повинуюсь не ведомым инстинктам, или навеянным сюжетом, набрал грудь воздуха и что было сил дунул.
Карточный домик слетел. Да как. Буд то в Алисе в стране чудес стены его поднялись в воздух.
Одна из карт угодила как раз Жермену в рожу. Он дёрнулся, явно выскочил из партнерши. Наталья в свою очередь сбившись ругнулась.
Действие, или игра, будто на секунду замерло. А представление то должно продолжатся.
Я схватил со стола металлическую коробку и шарахнул ею Сеню по уху.
Удар вышел отменный. Буд то двадцать лет назад, когда я в третьем раунде одним хуком, отправил в нокаут оппонента, месившего меня весь бой.
Жермен сполз без сознания.
-Вякнешь, убью. - Бросил я Наташке. Судя по всему, она поверила.
Наш отдельный кабинет стен не имел. От остальных таких же был отделен плотными портьерами. Я рванул не через вход, а в боковую штору, попал в пустую кабинку, затем еще в одну, эта уже упиралась в стену. Что делать, выскочил в зал.
Пасьянс был следующий, двое конвойных болтались у нашей прежней занавески, а в метрах пяти перед до меня было открытое окно. Куда я и скакнул, с такой прытью, что будь оно и закрыто махом бы высадил.
Дальше еще забавней, вывалился на остановку и прямо в открытую дверь маршрутки. Которая тут же уехала.
В заднем стекле я углядел, как два молодца выскакивают на улицу. Какие, однако не расторопные, маршрутка успела отъехать довольно далеко. Оставив позади перекресток с возникшим красным сигналом светофора.
Получается я как карта, у которой своя судьба и не игроки её двигают, а сама решает куда лечь.

Власть едина и монолитная, как многочисленная семья при внезапно открывшимся значительном наследстве. Суть движения цивилизации, по некоторым заключениям, составляет клановая борьба. Не классовая, а клановая. Революции с низу не начинаются. С низу начинается бунт с короткой судьбой. А вот борьба власть придержавших кланов, как всякая конкуренция инициирует прогресс. Во всяком случае так считает Михалыч, во многом с ним согласен.
Домой ночевать этой ночью я естественно не пошел, даже телефон скинул. Бродил по городу, вернее ездил. Точнее, меня возили.
Чудная металлическая коробочка с неприметной карточной колодой легла на стол представителю той масти, которая очень не любила хартию Сен-Жермена и его хозяев.
Наталья упомянула, что для подготовки спектакля использовала произведения немецкого автора. Ну того, мистика, игрока, написавшего про сумасшедшего Германа, снимающего кожу. Как не странно нашлось одно его произведение, кстати переведенное на русский язык. Я его отыскал в те пару дней, когда томился ожиданье встречи с нашей дамой пик.
Собственно, про карточную игру в ней было не слова. Упоминалась книга, отравленная неведомым составом. При прикосновении, к которому человек сходил с ума.
В Королеве Марго, Дюма, Генриху четвертому подсунули отравленную книгу. Тот вроде с ума не сошел, только язвами покрылся. Правда, там дурак пальцы для пролистывания слюнявил. Вот яда и нализался. В произведение немца в книге была иголка и человек ранил мизинец, а потом уже хватал долю яда.
Современные последователи авторов, возможно не когда их не читавшие, пошли дальше. Самый лучший яд тот, который не надо вспрыскивать шприцом, глотать, нюхать, а тот на который лишь взглянешь и готов.
Ну, до яда, на который лишь взглянешь, наука еще не дошла, или дошла, но нам пока он не ведам. А вот который потрогаешь и неведомым образом диффундируют молекулы в организм уже существует. Давно, наверное, человечество как змея с возрастом накапливает яд.
Впрочем, просто отправить человека на тот свет не интересно, а вот что б он сам захотел расстаться с жизнью выполняя чью-то волю гораздо более лакомая задача.
Карты гадальщика не были из человеческой кожи. Они были из бумаги, специальной. Обработанной составом, доходившим до нейронов при простом соприкосновение. Программу дальнейшей жизни клиента определял наш граф Сен-Жермен. Втюхивая указания, яко бы карточного расклада.
Зачем все это было нужно? Испытывать на людях не гуманно, но надо. Поэтому делать совершать оное не заметно.
Иными словами, клинические испытания препарата.
А может реально, вытаскивал гадалец на свет то, что предначертано.
Так бы все и шло тихо и мирно, если б не связался он с Дамой Пик. Не меня, а его она покрыла в прямом и переносном смысле.

Так, ну по дальнейшей судьбе героев.
Сен-Жермен за утрату секретных материалов исследования отстранен и понижен.
Пиковая дама. Она же скромная воспитанница, лежит в психиатрической лечебнице. Прямо со спектакля увезли.
Вот так концовка с Пушкинской малость перепутана.
Герман, то есть я, Федя Собакин, лежит на диване и смотрит на сложенный карточный домик…





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 21
© 17.09.2017 Александр Пиявский

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1