НАВАЖДЕНИЕ


Что-то забылось,
                                    а что-то - нет...
В комнату входит новый рассвет.
Ему улыбается твой портрет
На грустной глади стола.
Ночью как будто положено спать.
Но стынет расстеленная кровать.
Как мне тебя
                              из себя прогнать?
Ты снова ко мне пришла.

Память людская обидно слаба,
Но я почему-то запомнил слова
О том, что нам вместе быть - не судьба,
Что лучше всё зачеркнуть.
Легко говорить.
                                Но как сделать так,
Чтоб всё, что ушло, -
                                          ушло как пустяк,
Как с дымом уходит в полночь табак,
Когда не можешь заснуть.

Надеюсь, закончится день
                                                    или год -
И наваждение это пройдёт.
Или всё будет наоборот.
Кто это может знать?!
Только пока
                           почти каждую ночь,
Стараясь в себе эту боль превозмочь,
Каждую мысль о тебе гоню прочь.
А ты
              приходишь опять.





Рейтинг работы: 7
Количество отзывов: 1
Количество просмотров: 56
© 17.09.2017 Сергей Золотов

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика любовная
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора


Геннадий Ростовский       20.09.2017   10:39:15
Отзыв:   положительный
"Но стынет расстеленная кровать." Эта строка вернула меня в студенческую юность, на страницы тогдашнего "Комсомольца Каспия". Вспомнил и ФИО: Виктор Овчаров. Сейчас погулил и нашёл:
В. Овчаров родился в 1936 г. в г. Киеве. Окончил среднюю школу, Киевское училище прикладного искусства, Литературный институт им. А.М. Горького при Союзе писателей СССР. Работал на Кременчугском заводе дорожных машин. С 1964 г. - сотрудником Астраханской областной молодежной газеты «Комсомолец Каспия» и Новосибирской областной молодежной газеты «Молодость Сибири». С 1978 г. – собственный корреспондент газеты «Советская Россия» по Чувашской, Марийской и Мордовской республикам.
Если 6 лет назад ему было 75... - жив ли сейчас?

Так вот, вспомнилась мне концовка одного из его стихотворений, в те годы опубликованного в КК. В самом начале он упоминал об одинокой узкой кровати. А стихотворение завершалось так (цитирую по памяти):
Я пью вино лучистой красноты,
Как вишни, только сорванные с веток.
Вино верно. Но лучше б, если ты
Была верней всех верных вин на свете.
Чтоб писем мне писать не уставала,
Не уставала ждать и тосковать
И чьи-то приставанья отбривать.
Чтоб без меня ко мне не остывала,
Как остывает узкая кровать.










1