Сказки на Ангарском


Девчонки архитекторши подвал снимали на Ангарском.
Это у нас в Волгограде такой район есть частных домиков. Почти что в самом центре города.
А мы к ним ездили любить.
Садились на трамвай у цирка. Проезжали «дурку». Потом шли по земле, утопая в колее, раздолбанной до самой литосферы. Оставляя за спиной последний столб с фонариком под где-то небом… И попадали в межпространство. Там на Ангарском почему-то вечно была осень. И очень поздний вечер. И непременно волки. Мы их кормили сухарями с рук.
Но у дверей в подвал жила собака. Встречая нас, она кивала головой, вздыхала и уходила в конуру. И только хвост её торчал из убежища. Он колыхался и тем злых духов отгонял.
Как раз вот с этого собачьего жилища и разверзались чудеса.
Всё началось с того, что гад какой-то пригвоздил над входом в приют дворовой охраны табличку «Шляпу сними!» Впрочем, сдаётся, он просто где-то щедро хапнул сих призывов, а потому и понаприбивал их всюду: и над калиткой, и над дверью в подвал, и… короче — повсеместно. А над прорезью в будку разместил аж два: одно — как положено, всё по порядку. А выше — вверх ногами. По ходу, обращаясь к ангелам, что наблюдают за нами с небес.
Другой подлец намалевал на собачьем лежбище «Арина Родионовна». И все немедленно согласились с тем, что псина должна быть женьск-ага полу. И никак иначе.
С тех пор каждый мужчина почитал своим долгом пристроить что-нибудь к или в её хибаре, а девочки сносили кукольную утварь. В конце концов, сия конурень переросла сам дом, и там вечно кто-то что-то совершенствовал. Поэтому, когда мы приходили, Арина Родионовна лишь сокрушенно кивала головой, вздыхала и исчезала в недрах града пёсьеголовых. И только хвост оставался снаружи. И тут же внутри строения звучало: «Привет!» — и выпрастывалась чья-то рука для пожатия.
За дверями подвала — сразу у ступенек — нас встречала Света. Блондинка из цыганок. Мы честно в это верили. Как минимум, из фей: ну кто б ещё нас всех бы помнил бы по именам и прозвищам и неподдельно радовался всем?!
А у плиты колдовала Ирина.
И сразу подавала жратвы — именно так! Не «жратву», а «жратвы». А еда будет готова где-то часа через полтора. Скорей всего ещё сегодня.
В комнате царила Татьяна. Всех целовала где-то там за ухом и предлагала оценить проект. Тот самый, что ещё на кульмане.
Когда они всё успевали?!..
И мы оттаивали душой. И садились на корточки у какой-нибудь стены, опираясь спинами на проекты города-сада… и волы, очей преисполненные, тянулись полизать нам руки…
Прошло ужасно много лет. Мы с Деном как-то раз опять обиделись на всю на эту жизнь и сбежали на Ангарский. Стояло Рождество. Кажется. Или Яблочный спас?.. А тама опять была осень. Всё кобелячество посёлка сбежалось к нам, чтоб морды языком шершавым обслюнявить… и сухарей у нас с собою было.
Да вот дома того мы так и не сыскали.
Присели под чьей-то калиткой и начали строить кочегарку для Цоя…
Мужик какой-то вышел.
И выпить предложил.
И отвёл нас в сортир, нависший над пропастью.
Мы потом ещё долго ходили туда — в то ласточкино гнездо. И кричали в дырку: «У!» — и слушали эхо… Но так как в этот раз оно, по ходу, было в отгуле, то возвращались к мужику, рассказать про сказки на Ангарском… А он нам всё никак не верил.
А мы его убеждали:
— Ну где ещё ты видал сортир а-ля Ласточкино гнездо?!..
А сами переглядывались, кивали головой и мысленно снимали шляпы.
Ну, где же вы, девчонки, девчонки, девчонки? Ведь наш Волгоград до сих пор ещё не сад.





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 26
© 16.09.2017 Patriot Хренов

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра
Оценки: отлично 0, интересно 1, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1