Подари мне свет. Часть 2. Глава 4.2


Восемь лет назад
Юля так была поглощена своим рассказом, что никого не замечала вокруг. Только что события из прошлого ею были заново прожиты и выстраданы. Она не могла смотреть участникам группы в глаза. Не могла видеть их реакцию и слезы сочувствия. Ей не нужна ничья жалость. Ей нужен выход из ситуации. Ей нужен совет. Что ей делать? Как дальше жить? Ведь жизнь без Роши невозможна. Она задыхается без своего неба.
Прошло почти два года после развода. И в эти двадцать два месяца Юля пережила настоящий мучительный и опаляющий ад. Мало того что ее сердце рвалось на куски от потери любимого, к ее трагедии добавилась новая: стал преследовать сосед, здоровяк лет тридцати пяти с тюремными наколками. Приставал на улице, в лифте, в подъезде. Когда напивался, звонил и тарабанил в ее дверь, выкрикивая угрозы. Соседи его боялись, ей советовали съехать, но Юля не могла. Ведь эта квартира – единственное, что осталось после ухода Роши. Здесь их алтарь любви, здесь все напоминало ей о пережитом.
Однажды, когда она уставшая и обессиленная возвращалась после тренировки, сосед поймал ее на лестнице и, зажав рот, потащил на крышу, туда, где Роша обустроил интимное местечко для загара. Юля отбивалась как тигрица, брыкалась, отпихивала его от себя, но силы были неравные. Он забавлялся ее сопротивлением, даже подначивал.
– Я знал, Рыжая, что ты горячая сучка!
Ее спасло то, что на крышу поднялись трое монтажников для установки каркаса рекламной конструкции и вмешались в происходящее. Заявление в милицию она подавать не стала, решила разобраться с насильником по-своему. Подкараулив поздно ночью, она напала на него на том самом месте, где и он на нее неделей ранее. Будто налетевший тайфун Юля обрушила на него всю свою ярость, обиду и ненависть. Лева многому ее научил и на такой случай тоже, жаль что в прошлый раз сработал эффект неожиданности и она была дезориентирована. Те несколько решающих секунд превратили ее в жертву, а жертвой Юля никогда не была, поэтому как могла, отыгралась на насильнике. Сосед съехал с квартиры следующей ночью и больше она никогда его не видела.
Сейчас, спустя полгода после тех событий, Юля походила на ходячего мертвеца: бледная, черные круги под глазами, взгляд безжизненный, стеклянный. От прежней беззаботности и безграничного счастья ни осталось и следа. Она исхудала, вернее, высохла от слез и невыносимых страданий. Был момент, когда она хотела все прекратить. Эта мысль давно крутилась у нее в мозгу, вызревала и травила сознание. А прорвалась наружу, когда она увидела в подъезде после переезда новых соседей забытую грузчиками веревку. В этот момент ее будто кто-то подтолкнул, и она потянулась дрожащей рукой к предмету, который может закончить ее страдания. Она даже написала Роше записку, полную обвинений и гневных выпадов. Ведь он предал ее, бросил, хотя говорил о безграничной любви, а раз нет в их любви границ, почему же родство все же стало преградой?
В тот день судьба снова вмешалась в ее жизнь. Когда она, накинув веревку на шею, уже хотела опрокинуть под собой табурет, в дверь позвонили. Это оказалась соседка с нижнего этажа. Она колотила в ее дверь и кричала что ей нужно что-то сердечное – у ее мужа приступ, вызвали «Скорую», но она запаздывала, и соседка слезно умоляла заглянуть в аптечку. Юля бросилась на кухню, а соседка без приглашения шагнула в коридор и увидела петлю и табурет. Юля вынесла корвалол и застыла на пороге, пылая от смущения и сожаления. Там внизу ее сосед борется за жизнь всеми силами, а она хотела со своей расстаться.
Ночь она провела у соседей. Муж соседки оклемался к полуночи и вправил Юле мозги длинной проповедью. Они зарядили ее позитивом, дали надежду на будущее, а когда провожали, соседка вручила ей телефон своей подруги-психолога, которая вела очень необычную группу. В нее попадали те, кто пострадал от запретной любви, кто не смог самостоятельно справиться и идти дальше.
Учеба, работа и эта группа – на данный момент якоря, удерживающие ее на плаву жизни. Группа, которая ждет, когда она закончит свой рассказ и поднимет на них свои мертвые глаза.
В памяти всплыла одна из летних ночей перед разлукой с Рошей, когда он должен был уехать на практику, а Юле предстояло провести целый месяц с родителями. В ту ночь он был по-особенному нежен и красноречив.
«Солнце мое, подари мне свой свет. Я никогда не утолю свой голод, любимая. Мне кажется, что с каждым днем я люблю тебя еще сильнее. Хочу слиться с тобой и не выходить из тебя. Проникнуть в каждую клеточку твоего тела, в твои мысли, в твои желания. Ты моя, Миа. Моя половинка. Моя любовь. Хочу только тебя!».
Последний заградительный барьер рухнул, и Юля расплакалась, да так сильно, что напугала всех присутствующих. Плач походил то на рев раненого зверя, то на вой потерявший целый выводок волчицы. Никто ее не одергивал, никто не успокаивал. Ей дали выплеснуть все эмоции без остатка, а вместе со слезами и криком отчаяния уходили накопленные обиды и ненависть.

¨¨¨
После «боевого крещения», так называли исповедь в группе, Юля прошла с психологом в кабинет. Альбина грустно улыбалась и Юля поняла, что она довольна тем, что ее пациентка наконец-то открылась и рассказала свою историю.
– Всем участникам группы я говорю всегда одну и ту же фразу: «К победе нужно идти мелкими шажками». Знаю, – Альбина села за рабочий стол и тяжело вздохнула, – в учебе и работе ты привыкла ставить непомерно амбициозные цели и взбираться на самые высокие вершины, но душевную боль преодолевать нужно постепенно, ступеньку за ступенькой. Никаких резких рывков. Наберись терпения и привыкай к маленьким ежедневным победам. Поняла?
– Маленькие шажки, – повторила Юля и кивнула.
Сейчас она чувствовала такое облегчение, что душа будто отделилась и парила над телом.
Юля понимала, зачем Альбина привела ее в свой кабинет, а теперь возиться с карточками. Ее исповедь означала и то, что она готова теперь взять над кем-то шефство, как когда-то взяла ее под крыло Кристина.
– Хочу тебя предупредить, Юля, – психолог подняла на нее глаза, – если вытянешь имя и останешься недовольна выбором, поменять не сможешь. Таковы правила. Нам не должны нравиться наши подшефные. Просто будь рядом и делай то, что можешь. Ласковое слово и котенку приятно, – Альбина усмехнулась. – Можно сказать шефство – это судьба.
Альбина разложила перед Юлей несколько белых карточек и предложила вытянуть жребий. Юля подошла ближе к столу. Она и не ожидала насколько будет волнительным этот момент. Дрожащая рука зависла над белыми непроницаемыми прямоугольными листками, на обратной стороне которых были отпечатаны имена. За каждым именем скрыта чужая боль, трагедия, с которой одному не справиться. Подумать только, все эти люди нуждались сейчас в чьей-то помощи и опеке. С кем же столкнет ее судьба? Рука потянулась к крайней карточке, которая была от всех остальных немного в отдалении. Юля немного помедлила, но потом глубоко вздохнула и все же остановила на ней свой выбор. На белоснежной бумаге каллиграфическим почерком было выведено имя «Рудольф».
– Ох, дорогая. Не везет, так не везет, – призналась Альбина, прочитав имя.
– Кто такой Рудольф?
– Мы зовем его Рудик. Высокий брюнет. Волосы зачесаны назад. Всегда сидит между Леной-парикмахершей и Яной-продавщицей из обувного.
Юля сложила руки на груди и подумала:
«Это тот отвязный черноглазый красавчик с серьгами в ушах, что называет меня Юля-Тигруля».
– Вспомнила?
– О, да!
– Он ходит в группу уже год, но до сих пор не прошел «боевое крещение». Никто не знает подробностей его драмы. Тебе как его шефу могу сказать, что он здесь из-за матери.
– Как? И он тоже? – съехидничала Юля.
– Нет, Юля, – поправила ее Альбина и посмотрела на нее с укоризной. – Твоя мать не совершала над тобой противоправных действий, она всего лишь тебе не сказала правды.
– А что сделала с Рудиком его мать?
– Сожительствовала, почти два года – выдавила из себя Альбина и нервно начала перебирать бумаги.
От накатившей волны гнева Юля зажмурилась. Она не знала той женщины, не знала ее мотивов, но руки уже чесались отметелить так, чтобы на всю жизнь запомнила. Доверие ребенка матери безгранично. Оно приравнено к Абсолюту, так как любой ребенок считает, что его мать хочет для него самого лучшего. Если Рудика подвела мать, это значит, что он никому не доверяет. Никому не открывается. Никого не впускает в свое сердце. Родители – постоянная величина ребенка. Это фундамент его жизни и если этот фундамент рушиться, то трагедии не избежать.
– Подробности я тебе не могу сказать, скажу лишь то, что он сейчас в отчаянном положении: без жилья, без опеки, без денег, иногда без еды. Способ выживания он выбрал очень рискованный, можно сказать, Рудик ходит по лезвию ножа каждый день. Есть риск заражения СПИДом, есть риск быть избитым, есть риск наткнуться на извращенного клиента. Он постоянно в долгах, живет на перекладных, то там, то тут. Как подшефный Рудик – сплошная катастрофа, но отказаться ты не можешь, таковы...
– ...правила, – с понурым видом закончила за нее фразу Юля.
Как подступиться к такому парню? Чем ему помочь? Она ведь из другого мира. Какой она может дать ему совет? Юля была мягко сказать в шоке.
– Ты сказала клиента? Чем он занимается?
Подбородок Альбины вздернулся вверх, взгляд кричал «Ну что тут непонятного?».
– О! – догадалась Юля и почувствовала, как холодеют руки.
Все еще сложнее, чем она думала.
– И когда мне начать? – Юля не скрывала своего замешательства.
– Прямо сейчас. Ведь непонятно есть у него сегодня крыша над головой или нет. Мы не просто группа, Юля, мы – братство. Держим связь в особо тяжелые дни. Бежим на выручку, если нужно чье-то присутствие рядом. Подставляем плечо, даже когда самим нужна поддержка. Тебе выпало его имя – дерзай!
Выйдя на шумную улицу, Юля двинулась к метро. Ее окутала летняя теплая ночь. Зачем она задумала «боевое крещение» в день своего рождения? Она ведь хотела провести вечер дома перед телевизором. А теперь придется возиться с этим парнем. Почему-то вспомнилось день рождения трехлетней давности, которое они справляли с Рошей, гуляя всю ночь по Москве.
В руках она сжимала мобильник, в который только что записала номер телефона Рудика. Часы на экране показывали десять часов вечера. Еще не поздно для звонка, хотя что-то ей подсказывало, что день Рудика только начинался. После недолгих раздумий, Юля свернула в переулок, где было немного потише и набрала его номер. После третьего гудка она услышала почти истеричный крик «Да!» и представилась:
– Рудик, это Юля...
– Какая еще Юля?! – раздраженно прокричал он.
Она явно позвонила не вовремя, возможно, нужно было извиниться и перезвонить завтра, но какая-то невидимая сила удерживала ее на линии. По фоновым звукам, Юля догадалась, что он тоже на улице.
– Юля-Тигруля, – напомнила она кличку, которую он ей дал на одной из встреч группы.
– Черт! Отвали! – в трубке послышалась какая-то возня. Затем отрывистые объяснения Рудика: – Это я хм... не тебе. Так что ты хотела?
– Я прошла «боевое крещение»... – начала объяснять Юля.
– Поздравляю! – искренне порадовался за нее Рудик, но уже в следующий момент опять с кем-то сцепился. – Козел! Я сказал «Нет»! Иди, поищи себе другой «банкомат»!
– Так вот... – не отставала Юля, – как понимаешь, мне сегодня дали подопечного...
– О-о! Ты крутила рулетку... Ну и как ощущения?
Рудик явно не понимал, куда она клонит, его отвлекал какой-то надоедливый мужчина. Судя по звукам, Рудик искал безопасное место для разговора, но мужчина продолжал его преследовать.
– Отвали, я сказал!
Послышался басистый голос:
– Эй, Алена Прекрасная! Куда направила свой антифейс?
– Рудик! Ты в порядке? Тебе помощь нужна?
– Крошка с этим я и сам справлюсь! Это – работа! – хохотнул Рудик с издевкой. Юля покраснела. – Так что ты хотела? А то у меня сейчас самая маза.
– Я все пытаюсь тебе сказать, но ты меня прерываешь... – укорила его Юля и тут же добавила: – Мне выпало твое имя...
Послышался топот, потом свист. Кто-то крикнул «Шухер! Менты». Рудик выматерился и побежал.
– Что? – спросил он на бегу. – Прости, не слышу...
– Я говорю, что сегодня я стала твоим шефом!
– О-о! Детка, я освобождаю тебя от этой нудятины! Нам обоим это ни к чему... так ведь?
Юля пожала плечами, будто он мог ее видеть. Дыхание Рудика сбилось, он все еще бежал. С ним кто-то бежал рядом, и они перекидывались отрывистыми жаргонными репликами, смысл которых Юля не понимала.
– Иди, займись, чем ты там обычно по вечерам занимаешься... посмотри бразильский сериал про любовь, почитай женский роман или сделай депиляцию.
– По вечерам я обычно либо плачу, либо слежу за бывшим мужем.
– Ёк-макарёк! Да ты крутая! – усмехнулся Рудик.
– Вообще-то у меня сегодня день рождения, не хочешь со мной оттянуться? Только ты и я.
– Ух ты! Днюха на двоих? – Рудик медлил. – Менты погнали нас с коронного места, так что баблосы мне уже сегодня не светят. Ладком, если оставишь у себя ночевать.
– Не вопрос, – тут же согласилась Юля.
Перспектива остаться одной на день рождения, как в прошлом году ее не радовала. У Юли тут же родился план, как они смогут провести эту ночь.
– Где ты сейчас?
Рудик назвал ближайшую станцию метро, до которой мог дойти пешком и предупредил, что у него нет с собой ни копейки, только жетон на одну поездку и если она хочет чтобы он с ней оттягивался, то придется самой за все платить.
– Пыф! Напугал, – проворчала Юля и сказала, что выезжает.
После разговора с Рудиком она сделала пару организационных предупредительных звонков друзьям и поспешила к метро.

¨¨¨
Несмотря на поздний час в метро было многолюдно, субботняя летняя ночь заставила москвичей выползти из своих бетонных норок. Юля не сразу отыскала подшефного. Он примостился к одной из мраморных колонн и не поднимал глаз от телефона. Рудик обладал притягательной красотой, модно одевался и не мудрено, что проходящие мимо девчонки бросали на него вожделенные взгляды. Юля и сама бы им легко увлеклась, встреть где-нибудь на улице. Его внешность была очень обманчива. Выглядел он на пару лет моложе ее, но от Альбины Юля узнала, что у Рудика нет еще паспорта, а это означало, что парню нет еще шестнадцати.
– Привет, Юля-Тигруля! – он окинул ее изучающим взглядом. – Не знаю, куда ты меня поведешь, но предупреждаю сразу, не во все заведения меня пускают.
Верхние пуговицы его рубашки были расстегнуты почти до солнечного сплетения и оголяли безволосую грудь.
– Не переживай, мы пойдем туда, где у тебя не спросят документы, – ответила с ухмылкой Юля и схватив его за руку потащила к вагону метро.
В вагоне он не сводил с нее черных как уголь глаз, будто пытался разгадать ее намерения. Он ничего не спрашивал, а она от волнения так сильно ослабла, что еле держалась на ногах. На одной из остановок вагон сильно качнуло, и Рудик буквально повалился на нее, а чтобы удержаться одной рукой схватился за поручень, другой рукой притянул ее к себе. Юлю обдало жаром, и она густо покраснела. Рудик усмехнулся, но продолжал хранить молчание.
Через полчаса они вышли из метро «Октябрьская» и направились в парк им. М.Горького.
– О-о! – Рудик показал на центральный вход в парк. – В прошлом году мне тут здорово намяли бока на день десантника.
Юля нервно сглотнула, не учитывая конфликт интересов, она вела его к тому, кто в прошлом был десантником. Из-за специфической внешности Рудика байку про брата Юля не могла рассказать, уж слишком они разные. Оставалось только сказать правду, но этим она вызовет еще больше вопросов.
На пристани их уже ждали – Макс, ее друг по спортклубу и его жена Светлана. Юля несколько месяцев бесплатно вела бухгалтерию их нового предприятия, а взамен имела право в любой момент покататься с друзьями на речном трамвайчике. После приветствия и поздравления с днем рождения Светлана вручила им корзину для пикника и пакет с напитками. Макс окинул Рудика подозрительным взглядом и, хотя от комментариев воздержался, в глазах читался вопрос: «Как ты оказалась рядом с таким парнем?».
– Поговорим в клубе, – вполголоса пообещала Юля, и друг кивком дал понять, что не намерен доставать ее сейчас вопросами.
Прогулка по Москве-реке длилась два часа. После сытного ужина и выпитого вина Юля опьянела, расслабилась и хохотала над каждой шуткой Рудика. С первых минут общения между ними царили мир и согласие. Вместе им было хорошо, спокойно, надежно. Рудик даже под конец спутал правила игры и потянулся к ее губам. Юля отпрянула и уставилась на него пьяным взглядом:
– Рудик, ты чего?
– Ты сегодня именинница, тебя нужно целовать, – тут же налету выдумал он неуклюжее объяснение.
Впервые он неправильно истолковал знаки внимания и корил себя за поспешность. Он хотел ей понравиться, но не потому что она стала его шефом, а потому что его прельщала перспектива постоянно быть с ней рядом. Греться ее теплом и заботой, которая была у нее отточена до филигранности.
Рудик подлил ей еще вина, но Юля запротестовала:
– Мне больше не надо!
– Но поцеловать тебе меня придется, – Рудик кинул опасливый взгляд на Макса, – а то этот жлоб меня с катера не выпустит.
Юля проследила за его взглядом и усмехнулась.
– Подвинься ближе и обними меня за плечи.
– Я что, по-твоему, мальчик-пятилетка, чтобы обниматься, – фыркнул Рудик и отмахнулся. – Скажи, что тебе противно со мной целоваться. Небось, Альбинка уже наплела тебе про меня в три короба.
– Поверь, этого будет достаточно. Они меня ни разу с парнем не видели. Пусть хоть обнимашки переварят для начала.
– Ты прячешь от них своего мужика?
Юля понимала, почему Рудик сделал такой вывод. Их группа ведь специализировалась на запретной любви, а сегодняшнюю ее исповедь он не слышал.
– Нет у меня никакого мужика. Вернее, он есть, но вместе мы быть не можем. Я бы сейчас жизнь отдала, не задумываясь за то, чтобы он хоть минуточку посидел рядом.
На глаза Юли навернулись слезы. Интересно, Роша хоть вспомнил, что у нее сегодня день рождения. Окинув Юлю пронзительным взглядом, Рудик придвинулся ближе и обнял ее за плечи.
– Бывший муж? – Юля подняла на него глаза и Рудик пояснил: – Ты сказала, что подглядываешь за ним.
Она кивнула и прижалась к его благоухающей груди.
– От тебя вкусно пахнет, – призналась она и громко всхлипнула. – Кажется, я перебрала со спиртным.
– Не кажется, а точно перебрала. Первый раз вижу, чтобы девчонка распустила слюни после второго бокала вина. Ты совсем не тренируешься? Кто-то этим рано или поздно воспользуется.
– Уф! – тяжело вздохнула Юля. – Меня однажды чуть не изнасиловали. Правда я не была пьяной. Я была совершенно трезвой и шла с тренировки, – она подняла на него глаза. – Ты не поверишь, с тренировки по каратэ... – она икнула. – И каратэ не помогло...
Юля рассказала о соседе-насильнике. Без слез не обошлось, они полились сразу, как только она дошла до описания места действия на крыше, и какое оно имело для нее значение и что теперь оно осквернено. В этот момент Рудик почувствовал, что она уязвима похлеще его и обнял еще крепче. Она, как и он нуждалась в любви и заботе. Юля понравилась ему с первой встречи. Такая жесткая снаружи и такая мягкая внутри. Он сразу ощутил ее склонность к гиперопеке, будто в ней вырабатывался колоссальный объем любви и нежности, а поделиться было не с кем. Он давно отгородился от мира невидимым куполом, а сейчас в этом куполе обнаружилась брешь и Рудик сам, своими собственными руками втащил Юлю через эту брешь и снова ее заделал.
После прогулки на катере они, держась за руки, гуляли по набережной. Больше они старались на зыбкую почву страданий не вступать. Рудик снова шутил, подбадривал и подначивал ее. Юля немного развеялась и снова пришла в норму.
Когда уже часы показывали почти час ночи, Рудик устал от бесцельных шатаний и предложил уже где-то осесть.
– Мне нужно на него посмотреть, – сказала Юля и стыдливо отвела взгляд. – А потом сразу поедем ко мне. Ладно?
Рудик не спрашивал, кого она имеет в виду, и так было ясно. Он заметил, что когда она говорит о своем Роше, то преображается до неузнаваемости. Что же там за Роша? Рудику уже и самому не терпелось на него взглянуть.
Такси подъехало к дому, где последние три месяца Роман снимал квартиру. Юля никогда бы никому не призналась, что наняла Аслана – брата своей подруги по группе, и тот добывал основные факты из жизни Роши.
Юля подняла глаза и посмотрела на третий этаж типовой двухподъездной девятиэтажки. В окне жилой комнаты горел свет.
– И сколько нам тут сидеть? – спросил Рудик.
– Посидим полчасика, если не появится – уедем.
– Ладком, – Рудик придвинулся к ней ближе и тоже уставился на окна.
Ничего не происходило. Рудик и Юля сидели на заднем сиденье такси, и каждый думал о своем. Он рассуждал о том, куда заведут его новые отношения. Кто придумал это дурацкое шефство? Хотя Юля ему нравилась, но чем она может ему помочь? Сегодня он переночует у нее, а что будет завтра? И не начнет ли проявлять к нему сексуальный интерес эта привлекательная рыжеволосая бестия? На все его провокации она не реагирует, но может, ждет ночи? Если так, то он попал. Либо ночевать на улице, либо делить постель с женщиной, а это для него было неприемлемо.
У Юли же сердце выскакивало из груди от одной мысли, что ее Роша там, на третьем этаже, а она не может даже сказать ему «Привет». Вернее может, но что хорошего из этого получится? Несколько сот раз Юля порывалась постучать в его дверь, но каждый раз останавливала себя тем, что вспоминала их последнюю встречу, его страх в глазах, его предательство. Он не хочет ее видеть, даже как сестру, иначе пришел бы к ним в квартиру, ведь она не съезжает только из-за него.
Перед подъездом остановилось такси, и из него вышла высокая фигуристая блондинка с нежным личиком. От накатившего неприятного предчувствия Юля напряглась всем телом. Рудик это почувствовал и обдал блондинку пронзительным взглядом.
– Что за фифа? Ты ее знаешь?
Юля не отвечала и Рудик снова перевел взгляд на незнакомку. Девушка расплатилась с водителем, взяла сдачу и встряхнула длинными прямыми волосами.
– Видит, что мы на нее смотрим, вот и красуется, – усмехнулся Рудик. – Показушница.
Вдруг дверь подъезда распахнулась и Юля ахнула. Из тускло освещенного подъезда на свет уличного фонаря вынырнул Роман.
– Это он? – Рудик был весь внимание.
– Да, – еле слышно прошептала Юля, она уже не чувствовала тела, ничего не соображала. Сердце отбивало стаккато.
– А он хорош... – промурлыкал Рудик, – чертовски хорош...
На Романе были джинсы и белая футболка. Он тоже похудел, выглядел истощенным. Роман улыбнулся девушке, но как-то вымучено, будто сдался после затяжной обороны. Юля впервые за два года их разлуки видела его так близко. Вот ее Небо, ее любовь, ее источник жизни. Если бы не блондинка, Юля непременно бы выскочила ему навстречу.
Девушка подошла к Роману, они крепко обнялись, будто влюбленные после ссоры. Несколько секунд что-то обсуждали, а потом он взял в ладони ее лицо и поцеловал в губы. Из груди Юли вырвался мучительный глухой стон. На глаза навернулись слезы, и она громко всхлипнула. Именно так он ее всегда целовал.
Роман пропустил девушку в подъезд и когда уже хотел закрыть дверь, его мимолетный взгляд скользнул по салону такси. Реакция была мгновенной. Он резко дернулся и прищурился.
– Миа? – его голос звучал неуверенно.
– Рудик! Сваливаем! Быстро! – дала команду Юля и скатилась на сиденье вниз, полностью скрываясь от глаз Романа.
– Миа! – Роман уже бежал к такси.
Рудик хотел возразить, сказать, что им нужно поговорить. Интерес Романа был очевиден. Так зачем сходить по нему с ума, но скрываться и делать вид, что он ее не интересует?
– Господи! Он не должен меня видеть! Не должен!
Юля заскулила, да с такой безысходностью и ужасом в глазах, что водитель, не дождавшись реакции Рудика, который договаривался с таксистом о поездке, сам принял решение. Вырулил с обочины на проезжую дорогу и утопил педаль газа в пол. Послышался визг шин, Роман успел только стукнуть по багажнику и прокричал ее имя. Адреналин хлынул в кровь, Юлю всю затрясло. Зажмурив глаза, Юля зарыдала в полный голос. Еще чуть-чуть и Роман бы увидел ее, а так была вероятность, что он подумает что обознался.
Как только они отъехали на безопасное расстояние, Рудик обнял ее за плечи и начал успокаивать. Всю дорогу Юля тараторила как заведенная:
– Он же говорил, что хочет только меня. Хочет дурачиться... гоняться за мной, пока от усталости не свалиться с ног. Говорил, что хочет... предаваться мечтаниям... воплощать фантазии, вызывать... завистливые взгляды. Он все это мне говорил. Говорил что я его Миа. Что ему кроме меня никто не нужен.
Глаза Юли стали как у безумной, подбородок дрожал, голос срывался. От такого зрелища Рудик застонал и прижался к ее щеке.
– Тс-с-с-с, малышка, не плачь. Все уже в прошлом. Теперь он с другой...
– С другой... – с ужасом прошептала Юля и... отключилась.
Хорошо, что Юля назвала адрес дома до того как они поехали к ее бывшему муженьку. Сейчас бы Рудик точно не знал что делать. Такси подъехало к дому, водитель потребовал оплату. Юля уже пришла в сознание, но смотрела в одну точку и ни на что не реагировала. Рудик извинился за дерзость, полез в ее сумочку, нашел кошелек и расплатился с водителем. Затем выскочил из машины и помог Юле выбраться. Как только они приблизились к подъезду, со скамейки вскочил какой-то парень и бросился им навстречу. Рудик вспомнил о соседе-насильнике, загородил собой Юлю и злобно прокричал:
– Что надо?!
Но парень не обращал на него никакого внимания. Он обнял Юлю и запричитал:
– Юльча, где ты была? Я чуть с ума не сошел! Пришел тебя поздравить, а тебя дома нет. Я уже решил, что с тобой что-то случилось. Даже не знал, кому звонить.
Юля не реагировала, и парень повернулся к Рудику.
– Что ты с ней сделал?
– Я?! – заверещал Рудик. – Да она увидела своего бывшего, рыдала в машине, а потом резко отключилась. Когда пришла в себя впала в ступор. С ней часто такое?
– Романа? Она видела Романа?
– Да.
– Где?
– У его дома.
– Что? А что она там делала?
Рудик почувствовал неладное. Кто этот парень? Почему он устраивает ему допрос? А вдруг своими откровениями он сделает Юле только хуже.
– Эй! Придет в себя, сам и спросишь. Ты сам-то кто и зачем ее выслеживаешь?
– Я Лева, ее друг.
Рудик бросил озадаченный взгляд на скамейку, где лежали торт и бутылка шампанского. Ну, по крайней мере, парень знает, что у Юли сегодня днюха.
– Ладком, помоги мне ее завести домой.

http://idavydova.ru/
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 43
© 16.09.2017 Инесса Давыдова

Метки: любовь, запретная любовь, роман, драма,
Рубрика произведения: Проза -> Роман
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1