Жертва ассимиляции


«Ассимиляция» (от латинского assimilatio - уподобление, сопоставление) - слияние одного народа (или его части) с другим путем усвоения его языка, обычаев и т.п. и утраты своего языка». (Из «Словаря иностранных слов»)

Вспоминается мне ранняя весна 1977 года...

Я тогда был студентом и жил в Киеве. Выдались свободные дни, и я решил на несколько дней съездить автобусом «Киев-Кишинев» в Молдавию.

О самой поездке и о том, что ей предшествовало, я расскажу как-нибудь в другой раз. Скажу только, что поездка удалась. В Молдавии я был очарован звучностью молдавской речи, искрометностью молдавской музыки, а также покорен вкусом молдавского вина.

Вернувшись в Киев, я долгое время поддерживал в себе эту очарованность, прослушивая записи молдавских песен. А покоренность подкреплял привезенными с собой запасами молдавского вина.

Приходившим друзьям я восторженно рассказывал о своих удивительных открытиях, сделанных в этой чудесной стране.

Друзья терпеливо слушали и вежливо намекали, что насчет звучности речи и искрометности музыки они верят мне на слово. А вот вкус молдавского вина они бы не прочь испытать на себе.

Я извинялся за свою несообразительность, поспешно выставлял запасы и вскоре, в который уже раз подкрепив свою покоренность и зародив её в друзьях, я, как бы невзначай, начинал путать русские слова с молдавскими, которые успел запомнить во время поездки.

На недоуменные взгляды друзей я отвечал покорным видом жертвы, подвергшейся невольной «ассимиляции».

Друзья задумчиво опустошали запасы и внимательно рассматривали меня, стараясь найти какие-нибудь изменения и в моей внешности.

+ + +
Так вот, в один из этих дней в квартире раздался звонок.

Я только что проводил друзей. Думая, что кто-нибудь из них вернулся, чтобы еще раз проверить мою внешность, я радостно распахнул дверь.

На площадке стояла пестро одетая смуглая женщина, окруженная толпой черноглазых детей.

Женщина долго изучающе смотрела через распахнутую дверь вглубь квартиры, затем медленно перевела взгляд на меня.

Я глупо улыбнулся и переступил с ноги на ногу.

Женщина скорбно вздохнула и усталым голосом сообщила:

- Мы – румыны ...

Сделав это ошеломляющее заявление, она посмотрела на детей, словно хотела лишний раз убедиться, что это, действительно, её румынские дети, а не какие-нибудь там английские или норвежские.

Я стоял потрясенный значительностью этого события. И в то же время во мне слабо загорелся огонек сомнения: очень уж мои гости были похожи на цыган - жителей нашего пригорода, которыми я так восхищался в детстве.

Но, видимо, огонек оказался не таким уж и слабым. Гостья укоризненно покачала головой и сухо продолжила:

- Мы пострадали от землетрясения...

И уже мягче, как бы давая мне возможность самому расправиться с этим огоньком и вернуть её расположение, добавила:

- Помогите чем можете!

Я, конечно, уже слышал, что в Румынии на днях произошло сильное землетрясение. Оно ощущалось даже в Киеве, где в то время я жил, и в Молдавии, откуда я только что приехал.

Испытывая неловкость за свои необоснованные сомнения, я решил, во что бы то ни стало вернуть расположение гостей.

Я когда-то слышал, что румынский язык очень схож с молдавским (или наоборот?). Поэтому стал лихорадочно подбирать подходящие случаю молдавские слова, чтобы обрадовать гостей звуками их родной румынской речи.

Первым на ум пришло выражение из рекламного проспекта, который я привез с собой из Молдавии:

"Бине аць венит ын капитала Молдовей ынсорите - Кишинэу!"
("Добро пожаловать в столицу солнечной Молдавии - Кишинев!")

Заменив «Кишинэу» на «Киев», а «Молдовей» на «Украину», я торжественно поприветствовал гостей:

- Бине аць венит ын капитала Украины ынсорите - Киев!

Женщина изумленно вскинула чёрные брови и отступила к лестнице, увлекая за собой детей.

Тогда я выпалил все остальные слова, которые вспомнил:

- Бине сарэ! Фрумос флоаре! Примэварэ! Касэ! Прэвэлие! Пыне!
(Добрый вечер! Прекрасный цветок! Весна! Дом! Магазин! Хлеб!)

Гостья рванула вниз по лестнице. Дети посыпались за ней.

Я удивленно смотрел им вслед. Отчего она убежала? Может быть, её покоробило моё славянское произношение?

Этот вопрос не давал мне покоя. Но вскоре я увидел свою гостью среди других цыганок, торговавших косметикой возле метро. Значит, мое славянское произношение было не при чем. Скорее всего, цыганка приняла меня за сумасшедшего.

Хотя я всего лишь был очарован поездкой в Молдавию...





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 25
© 16.09.2017 Владимир Ревин

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1