Укрощение ветра. Глава 16.2


Эрика вошла в квартиру и начала разувать Агату. В холл вышла Катя, вид у нее был растерянный. Каждый раз у нее что-то ломалось или барахлила техника, и Эрика уже приготовилась выслушать очередную байку, про то, как все плохо работает.
– Что случилось?
– Я лучше пойду.
Катя кивком показала в сторону студии, Эрика выглянула и увидела Назара. Он сидел на полу перед диваном и играл с Игнатом. Агате он сказал, что приедет в пятницу. Зачем? Или малышка что-то напутала? А может, специально так сказал, чтобы она не знала, что он приедет? Ее приход он демонстративно игнорировал. Сердце заколотилось со страшной силой. К лицу прилила кровь. Эрика кивнула, и Катя быстро засобиралась.
«Дыши, Рика, при детях не ори. Вообще не ори. Держи марку», – внушала себе Эрика и пыталась унять дрожь в руках.
Агата побежала к отцу и упала в его объятия.
– Уже пятница?
Разувшись, Эрика прошла в спальню.
«Он не знает, что я его видела, поэтому так себя ведет», – сделала она вывод.
В ванной комнате Эрика скинула с себя одежду и встала под душ. Нужно успокоиться и привести мысли в порядок. Детям еще рано спать и ей придется как-то контактировать с Назаром. Эрика явно сейчас не была готова к серьезному разговору. В голове неподдающаяся анализу каша из смеси последних событий.
Как только Эрика высушила феном волосы и вышла из спальни, Назар без слов сунул ей сына и обратился к дочери:
– Агата, я приехал с тобой поговорить.
Агата испугано посмотрела на Эрику, потом перевела взгляд на отца и кивнула. В детскую она пошла с таким обреченным видом, что у Эрики защемило сердце. Она посадила Игната в манеж, а сама как можно тише подошла к детской и стала подслушивать под дверью.
Назар усадил дочь на детский стульчик, сам сел на кровать.
– Агата, теперь я и Эрика будем жить отдельно. Я могу забрать тебя к себе, и тогда Эрике будет легче справляться с Игошей. Понимаешь? Ты хочешь жить со мной?
– Нет. Я хочу с Эрикой и Игошей, – не задумываясь, ответила Агата. – А ты приходи к нам в гости. Но к тебе в гости я не пойду.
– Почему? – удивился Назар.
– Потому что ты стучишь по столу и кричишь.
Назар отпрянул и застыл. За дверью Эрика расплылась в улыбке, готовая хоть сейчас расцеловать Агату в обе щеки.
– Я кричал, потому что меня расстроила Эрика. На тебя я не буду кричать.
– Папочка, но маленькие девочки часто не слушаются, капризничают и расстраивают родителей, – Агата похлопала отца по ноге, будто это она взрослая и пытается донести простую истину до ребенка. – Лучше ты приходи к нам.
Шокированный таким заявлением дочери, Назар уставился на свои руки.
– Папочка, а можно тебя спросить?
– Да, – еле слышно ответил Назар, все еще не поднимая глаз.
– А Уайт может жить с нами в этой квартире?
Назар вздрогнул. Уставился на дочь и сжал от злости челюсть.
– Уайт? Ты ничего не перепутала? – он скорее ожидал услышать про Нитро, но Уайт... Что еще за новости?
– Знаю, мама сказала, что может жить только папа, но он же может стать моим папой. Я хочу его попросить. Он не откажется, он меня любит.
Эрика еле смогла подавить стон и подумала:
«Агата! Не разбивай отцу сердце!».
– Агата, дорогая, у тебя может быть только один папа и это я.
– Но у Сони живет дядя Павлик, – захныкала Агата, – а он ей не папа. Соня называет его папа Павлик. А я могу называть папа Уайт.
Агате так понравилась эта идея, что плохое настроение в мгновение ока улетучилось, она задрыгала ножками и рассмеялась.
Дальнейший разговор подслушать не удалось, Игнат больше не хотел оставаться один и громко об этом заявил. Приближалось время ужина и, усадив сына в стульчик для кормления, Эрика вручила ему любимую игрушку и начала хлопотать на кухне.
Беседа отца с дочерью продлилась еще десять минут, после чего оба вышли из маленькой комнатки потные и хмурые. Назар потянулся к сумке и Эрика замерла.
«Он что, уже уходит?».
В руках Назара мелькнула пачка сигарет.
«Час от часу не легче! Когда это он начал курить?».
Назар вышел на лестничную площадку и открыл окно. Прислонившись к стене, он закурил и выдохнул. Слова дочери не укладывалось в голове. Агата хотела, чтобы ее папой был Уайт. И не просто был папой, но и жил с ней в одной квартире. Здрасти, приехали! И как ему на это реагировать? Надо поговорить об этом с Эрикой. Но только после того как у них более менее наладятся отношения.
Выкурив сигарету, Назар вернулся в квартиру. Ждать, когда лягут дети ему не хотелось, и он прямиком пошел к Эрике на кухню. Она подняла на него глаза и выжидающе замерла.
– Я узнал часы приема документов. Ты не против подать заявление завтра?
– Заявление на развод? – спокойно уточнила Эрика, в глазах не было ни намека на язвительность.
Назар опешил, но тут же взял себя в руки.
– Нет, на удочерение Агаты. Или ты передумала?
– А как твоя Варя к этому отнесется?
Глаза Назара потемнели от гнева, он сжал кулаки. Откуда ветер дует, он прекрасно понимал, но сейчас эту тему ему обсуждать не хотелось. Рядом дети, а они оба в любую минуту могут сорваться.
– Моя коллега не имеет никакого отношения к моей дочери, – процедил он сквозь зубы. – И все мои знакомые не знают, что Агата до сих пор не удочерена.
– Насколько я поняла из того что увидела собственными глазами, – на последних словах Эрика сделала особый акцент, – теперь она не просто коллега.
– Статус Вари не менялся за последние семь лет... – сухо парировал Назар.
– Какие ваши годы.
– ...И не поменяется, надеюсь ее больше никогда не увидеть.
Назар выдержал пытливый взгляд жены.
– Как жаль, что мы не можем это сказать друг другу.
– Да, жаль...
Эрика не понимала его реакции. Она наносила удар, он отвечал тем же, будто это она виновата в их размолвке. Не понимала, чего он хочет добиться таким тоном и выпадами и почему даже не пытается объяснить свое поведение. И, конечно, это ее разозлило. Позже она об этом пожалела, но в этот момент ее понесло, закружило куда-то не туда, куда-то в пропасть, откуда уже не возвращаются прежними.
– Бен. С завтрашнего дня я начинаю новую жизнь. И весь тот негатив, что скопился в моей жизни, я вычищу и выброшу за ненадобностью.
– Удачи тебе в этом нелегком процессе. По себе знаю, как тяжело рвать с прошлым, но необходимо.
Это он про нее? Это она его прошлое? Ничего себе! Эрика будто получила пощечину и еще больше завелась. Она сложила руки на груди и впялила в него уничтожающий взгляд.
– Молодец, Бен. Далеко пойдешь.
– Учусь у лучших.
– Это у кого? У Вари? – ехидно подметила она.
– Варя по сравнению с тобой любитель-ботаник. Ты непревзойденный мастер по взбалтыванию мозгов и доведению терпения до критической массы.
– Вот значит как, Бен? Я виновата, что ты отправил меня домой, а сам завис в лесу с подружкой? Мило с ней пританцовывал и целовался. И совсем не торопился домой, где жена себе места не находила, бегая от окна к окну.
Назар поднял брови.
– Целовался? Такого не было.
– А что было, Бен?
Назар наклонился к ее уху и, понизив голос, сказал:
– Если бы ты спросила меня там, в лесу или, дождавшись меня дома, я бы ответил. Если бы ты не подвергла риску свою жизнь и жизнь моих детей, умчавшись на ночь глядя, в истерическом состоянии за рулем, то я бы ответил. Но сейчас я тебе скажу: «Это больше не твое дело».
Эрику словно оглушило. Ноги подкосились. Живот стянуло тугим узлом. В любой другой ситуации, после таких слов она бы прервала разговор на этой драматической ноте и взяла бы долгую паузу, пока бы все стороны не остыли. Но сейчас она была такой злой и раздосадованной, что не смогла удержаться от резких заявлений.
– Раз так, Бен, – так же тихо и угрожающе заговорила Эрика, – завтра я пойду и подам заявление на развод. И сам понимаешь, вопрос удочерения снимается сам собой. Я буду прикладывать все усилия, чтобы помогать тебе в воспитании Агаты в ближайшие месяцы, но тебе лучше начать искать для нее новую маму. А теперь оставь ключи от моей квартиры и проваливай отсюда.
Она повернулась к нему спиной и продолжила хлопотать над ужином. Назар побелел от злости и безысходности. Только что они оба сожгли мосты. Безжалостно и без сожалений. Будто ненавидели друг друга как заклятые враги.
– Значит, хочешь развестись? – вслух рассуждал Назар. – А Агата уже по боку? И все те заверения, что она тебе небезразлична, были пустым звуком?
– Нет. Я люблю ее. И не отказываюсь быть с ней рядом столько времени, сколько она мне позволит. Я поступаю именно так, как лучше будет для Агаты. За последнюю неделю она пережила стресс. Я поняла это когда она пришла ко мне ночью и спросила, можем ли мы жить как раньше: я, она и Игоша. Она слышала наши скандалы, как ты кричал на меня на кухне. Ей и так пришлось пережить кошмар с матерью, теперь этот кошмар продолжается с отцом. Раз мы не можем найти понимание, раз я так тебя раздражаю, что ты не можешь себя контролировать, я подам на развод, а ты займешься поиском новой жены. Той женщины, которая примет все твои условия, правила и что там ты еще завтра по ходу придумаешь. И что немало важно... будет любить твою дочь как родную.
Назар побледнел, вынул из кармана джинсов ключи и положил на столешницу. Прошел в холл и начал обуваться. Вид у него был подавленный, слушать Эрику он больше не мог. Ему бы переварить уже сказанное. Схватившись за дверную ручку, он замер, затем собрался с силами, повернулся и сказал:
– По поводу развода... такое решение не принимают под давлением эмоций. Подожди, когда успокоишься. Потом мы вернемся к этой теме.
С этими словами Назар вышел и захлопнул за собой дверь.
Эрика отбросила нож и оперевшись руками на столешницу уронила голову на грудь. Так больно ей еще никогда не было. Опять Назар выставил ее виноватой. Теперь она уже кляла себя за то, что убежала, а не выяснила отношения в лесу. Надо было высказать все там, чтобы не оставалось сомнений, чтобы потом он не смог развернуть ситуацию под выгодным для него углом.
«Это больше не твое дело.Нет, ну каков сукин сын! А? Я покажу тебе чье это дело!», – Эрика сдунула с лица назойливую прядь волос и кинула гневный взгляд в сторону холла.

©©©
Не прошло и десяти минут как в дверь позвонили. Думая, что вернулся Назар, Эрика громко застонала и закатила глаза.
«Видимо что-то забыл!».
За дверью действительно стоял Назар, но поодаль к лестнице, а впереди бледный как полотно Уайт. Подбородок его так трясся, что сердце Эрики бухнуло.
– Что случилось?
– Нитро... – выдавил из себя Уайт.
– Что? Говори! – у Эрики подкосились ноги.
Уайт опустил глаза и тихо произнес:
– Передозировка.
Эрика прикрыла рот рукой и отступила в холл, пропуская их вперед. Зачем вернулся Назар, она пока не понимала, но раз он здесь, значит так надо.
– Где он?
– В частной клинике, но Эрика... – она подняла на Уайта полные слез глаза. – Тебе придется поехать со мной.
– Зачем?
– Он вписал тебя в страховку как лицо, принимающее решения. И без тебя не могут оформить все документы.
– Меня? Вписал? Зачем? У него же есть ты и жена!
– Эрика, брак был договорным, проще сказать фиктивным. Нитро должен был жениться, признать ребенка и прожить с Коко год под одной крышей. Взамен отец Коко финансировал три крупных проекта. На прошлой неделе год закончился.
– Поэтому он вернулся? Но зачем он на это пошел?
– Ты забеременела, а у него в голове бродили очумелые мысли. Он не мог больше здесь оставаться. Честно говоря, я тоже этому поспособствовал. Уговорил его уехать.
Эрика плюхнулась на стул и закрыла лицо руками. Наступила гнетущая пауза. Даже дети молчали.
– Если бы я знал, каким кошмаром все это обернется.
Уайт сел рядом и положил руку ей на плечо.
– Что ты имеешь в виду? – Эрика уставилась на друга.
– Он сломался, Рика. Его подкосила гибель Пашуты и твой отказ. Нитро вбил себе в башку, что должен искупить перед тобой вину. Хотел увезти тебя из России, объездить с тобой весь мир. Он даже вел с одним из телеканалов переговоры о съемках экстрим-шоу, чтобы сделать из вашего путешествия серию репортажей. Там он хотел сказать тебе правду и признаться в своих чувствах. Он не рассчитывал, что ты ответишь согласием сразу, настраивался, что придется побороться. Беременность все перечеркнула. Не будет же он бороться с твоим ребенком. А тут еще Коко...
– А что Коко? – непонимающе уставилась Эрика.
– Это не его ребенок, Рика. Он просто признал девочку своей. У Нитро никогда не будет детей.
– Боже мой, так он не шутил когда сказал, что сделал вазэктомию, – Эрика вскочила и начала ходить взад-вперед по студии. – Зачем он это сделал?
– Из-за тебя, – Уайт тяжело выдохнул и прислонился к стене.
– Что? – Эрика встала как вкопанная. Слышать такое было просто невыносимо. – А я тут причем?
– Когда тебе поставили диагноз «бесплодие», он сделал операцию.
– Я не понимаю! – прокричала Эрика и схватилась за голову, она уже была на грани истерики.
Уайт рванул к ней, но она жестом дала ему понять, что справиться сама.
Назар все еще стоял в холле и наблюдал за ситуацией. Когда Эрика закричала, Игнат надул губки и начал хныкать. Только тогда Назар разулся, прошел на кухню и взял сына на руки.
– Он понимал, что твой брак с Никитоном обречен и хотел, чтобы вы были вместе. От детей он никогда не фанател. Но он видел, как ты страдала из-за этого, и не хотел, чтобы ты считала себя ущербной. Не говорила ему, что из-за тебя он лишает себя отцовства и он лишил его себя сам.
– Боже мой! – Эрика села на диван и прикрыла ладонями пылающие щеки.
– Бен, – обратился Уайт к Назару. – Мы с Рикой поедем в клинику, я привезу ее сразу, как мы закончим. Ты останешься с детьми?
Назар кивнул и спросил:
– Он в сознании?
– Нет, его ввели в искусственную кому, чтобы процесс интоксикации проходил безболезненно.
Эрика встрепенулась и впервые задумалась о психическом состоянии здоровья друга.
– Уайт! Он сделал это намеренно?
Уайт поднял глаза и замотал головой.
– Я не знаю.
– А что он сам сказал?
– Что с того момента как ты вышла из машины он ничего не помнит. Он даже не помнит, что говорил со мной.
– А ты что думаешь? Он мог сделать это намеренно?
– Он повторяет одни и те же слова...
– Какие? – по щекам Эрики текли слезы.
Уайт бросил осторожный взгляд на Назара, тот сразу напрягся.
– «Она сказала, что любит Бена». Он повторял это, пока его везли в реанимацию.
Эрика шумно сглотнула, пытаясь побороть подступающий к горлу ком. Она чувствовала, что Назар вглядывается в ее лицо, пытаясь понять, правду ли она сказала Нитро или это намеренно брошенная ложь, чтобы поскорее закончить разговор.
– Пойду, переоденусь, – тихо сказала она и скрылась за дверью спальни.

©©©
В первом часу ночи, Эрика вышла из машины Уайта и пошла к дому. Три долгих часа она разбиралась с медицинскими счетами, договорами и принимала решения в тех вопросах, в которых ничего не смыслила. Пришлось ориентироваться на ходу, судорожно добывая информацию в интернете и через знакомых. К Нитро в палату она вошла только потому, что там ее ждал врач, который хотел с ней согласовать ряд дорогостоящих процедур, не входящих в страховку. Даже если бы Нитро был в сознании, она ни за что бы не взглянула в его сторону. Так она была на него зла. По крайней мере, так она себе это объясняла и никому, даже себе, она бы не призналась, что истинная причина была совсем в другом. Посмотри она на него хоть раз, то уже не вышла из палаты, а может даже из его жизни...
От усталости и нервного перенапряжения она валилась с ног. Дойдя до угла дома, она почувствовала сильное головокружение и прислонилась к фасадной стене. Тут же из темноты на свет уличного фонаря выступила внушительная фигура Назара. Эрика подняла на него глаза и спросила:
– Что ты тут делаешь?
– Хотел убедиться, что с тобой все в порядке.
– А дети?
Назар показал на видеоняню лежавшую на скамейке.
– Ты еле держишься на ногах.
– Все в порядке, немного закружилась голова, – попыталась сама себя подбодрить Эрика, но ее вид красноречиво говорил об обратном.
Назар подхватил Эрику на руки и, не смотря на ее протесты, понес к подъезду. Поставил ее на ноги перед дверью, приложил магнитный ключ к домофону и подтолкнул ее в вестибюль. В лифте она прислонилась к зеркалу и закрыла глаза.
– Как он?
– В коме.
– Есть хочешь?
Она замотала головой и еле слышно вымолвила:
– Устала.
Двери лифта открылись, Назар вышел первым и открыл своим ключом дверь квартиры. Эрика подумала, что зря забирала у него ключи. Все равно он будет приезжать к детям. Это было унизительно для Назара и подло с ее стороны.
– Прости меня, – она показала на связку ключей в его руке, – не надо было говорить про ключи, и чтобы ты уходил... здесь твои дети...
– Ты злилась, – спокойно ответил Назар.
Они вошли в холл. Назар скинул кроссовки и снова подхватил ее на руки.
– Бен, я в порядке.
Ее слабый голос был еле слышен. В полном молчании, он внес ее в спальню, положил на кровать и скинул с ее одеревеневших ног балетки. Затем расстегнул пряжку ремня и потянул за бегунок молнии.
– Бен, я...
Он накрыл ее рот широкой ладонью.
– Ни слова.
Назар нежно поцеловал ее в лоб, вкладывая в поцелуй столько целомудрия и заботы, что она поняла, раздевает он ее не для того, чтобы заняться с ней любовью. Она подняла бедра, и он стянул с нее джинсы. Затем снял футболку и потянулся к груди.
– Расстегни лифчик.
– Зачем? – Эрика хотела увернуться.
– Тебе нужно принять душ.
– Бен, если мне понадобиться душ, я сама справлюсь. Ведь как-то справлялась до тебя...
– Не сомневаюсь, что справишься, – он отвел ее руку, прикрывающую грудь, – но я хочу хоть немного облегчить твою ношу.
– Почему такая перемена?
– Из-за страха, – признался Назар. – После того как ты уехала я успокоился и понял, что реально могу тебя потерять. А я не хочу тебя терять.
Он стянул с нее трусики и повел ее в ванную. Эрика уже не в силах была сопротивляться и что-то отвечать. Она еще никогда не была такой уставшей и эмоционально выжитой.
Теплые струи воды вырвались из душевой лейки и мягким потоком оросили ее тело. Назар сидел на полу перед стеклянной дверью и смотрел, как она трет намыленной морской губкой кожу. Когда она смыла водой пену и открыла дверь, он протянул ей полотенце. Замотавшись в полотенце, Эрика расчесала волосы и почистила зубы.
– Что будет у вас с Нитро, когда он очнется?
– А ты не хочешь спросить, что будет у нас с тобой? – гневно сверкнула глазами Эрика, размахивая зубной щеткой. – Тебя волнует только Нитро?
Устало вздохнув, Назар опустил голову.
– Ты знаешь, что все завязано.
– С каких это пор Нитро влияет на наши отношения? – Эрика подбоченилась. Сил и так нет, а тут еще Назар плетет всякую чушь. – Что-то я не помню его при зачатии нашего сына. И в ЗАГСе его не было. Ни за семейными обедами и ужинами, ни в парке на прогулках с детьми. Черт он даже не появился на твоем дне рождения, а ведь мог на треке реально составить тебе конкуренцию. Але, гараж! Где Нитро и где мы?
Эрика вышла из ванной и начала перебирать нижнее белье в шкафу.
– Брось, – Назар выхватил из ее рук трусики и закинул обратно в шкаф, – ложись на живот, я сделаю тебе массаж. Ты так напряжена, что не сможешь сейчас уснуть.
Долго уговаривать не пришлось, со стоном Эрика упала на кровать и перевернулась на живот. Назар сел сверху и начал массировать спину.
– Просто сегодня, слушая Уайта, я поймал себя на мысли, может мне реально отступить и дать вам шанс. Он решился на операцию, планировал вашу жизнь, а тут появился я и всем все обломал. Ты бы сейчас разъезжала по свету. Тебя бы показывали по телику. А я заделал тебе ребенка и все пошло прахом. Если его передоз намеренный, значит, ему очень хреново. Так хреново, что он не может с этим сам справиться. Он будет тебя дергать, ты будешь страдать, сомневаться, мучиться перед выбором. Если ты реально хочешь уехать с ним, езжай. О детях не беспокойся, я обо всем позабочусь, только будь счастлива.
Назар чертыхнулся, застонал и сел на край кровати. Закрыл лицо руками и выпалил:
– Не слушай меня, я несу чушь! Сам не понимаю, что говорю и делаю!
Эрика обмоталась простынею, соскользнула с кровати и встала перед ним.
– Бен, вот это и есть любовь. Когда ты отпускаешь, несмотря на то, что тебя самого это подкосит. А то, что ты делал до этого... это было эгоизмом, желанием обладать и властвовать.
Он притянул ее к себе и сжал в объятиях.
– Пинк, ты ведь обещала, что не уйдешь. Клялась мне в постели, и все-таки ушла. Бросила меня там, хотя знала, что со мной будет. Как ты могла? Как ты могла подвергнуть себя и детей опасности? Я ведь тебе не просто так про Светку рассказал, – он поднял на нее глаза. – Один неверный шаг и твоя жизнь переворачивается с ног на голову. Тебя могли изнасиловать в лесу, ты могла попасть в аварию. Что ты творишь, Пинк?
– А что я должна была делать? Тебя не было больше часа. Я оставила тебя с пьяными друзьями, которые уже не говорили, а орали друг другу в уши. Ты тоже был пьян, хотя я просила тебя не напиваться. Я испугалась, как бы ни вышло драки, – Эрика нырнула в кровать. – А когда увидела тебя с ней, то дар речи потеряла. Для меня это было предательством. Я не могла поверить собственным глазам. Это после всего, что было сказано и пережито в тот день. За себя я тогда не отвечала, если бы не ушла, то вы бы оба пострадали. Так что я выбрала из двух зол меньшее и уехала. Ты так и не позвонил, поэтому я сделала логический вывод. Ты выбрал ее, а не меня.
– Дуреха ты, Пинк. Кто она такая, чтобы я так рисковал? – Назар лег рядом и сгреб жену в охапку. – Как только я заметил, как на тебя пялятся мои дружки, сразу отправил домой от греха подальше. Если бы ты не ушла, вот тогда я бы точно кому-то из них рожу отнаждачил. Варя подгадала момент, когда я остался один, и подошла с подарком – запонки с моими инициалами. Она заказала их много лет назад, перед тем как мы расстались, и в тот день решила отдать. Было темно, но даже в темноте я понял, что подарок дорогой и отказался брать. Она начала плакать. Сказала, что у нее выдалась худшая неделя в жизни, что мне не нужно делать ее еще тяжелее. Я спросил, что у нее случилось, и она рассказала, что у ее матери был инфаркт. Что ее брата арестовали за то, что он не делал. Она начала плакать, я ее стал утешать. Из магнитофона заиграл медляк и мы как-то само собой начали качаться в такт. Я сказал ей, что утром в понедельник подам заявление на увольнение...
Эрика подняла на него глаза.
– Что? Ты уволился?
Он кивнул.
– ...я решил это на крыше. Понял, что не смогу тебя отпустить. Дело тут уже было не в детях, а в тебе. Варя опять разразилась слезами, и начала клясть судьбу за то, что исковеркала нам жизнь. И тогда я ей все рассказал. Не хотел, чтобы она так думала и рассказал.
– Что рассказал?
Назар тяжело вздохнул.
– Опроверг все ее домыслы. Я ведь никогда не хотел заниматься научной работой, это она меня убедила. Мне больше удовольствия доставляет ручной труд: капаться в моторах, собрать тачку с нуля. Сказал, что мы расстались вовсе не из-за Светки. Что я давно это уже решил и даже сказал ей, в какой именно день. Признался, что пока мы встречались, я ей изменял. А с другими женщинами у меня такого никогда не было. Сказал, что с тобой обрел то, на что даже не рассчитывал, что ты для меня как радуга, что раскрасила мой черно-белый мир. Потом вернулись друзья, мы еще выпили, я попросил Петра проводить Варю до дома. Мы собрали столы и стулья, перенесли их в подъезд. Я побежал в квартиру. Думал только о том, как наброшусь на тебя и буду брать, пока не взвоешь от боли. А утром поведу на крышу, где мы с тобой встретим еще один рассвет.
– Прости, – выдавила из себя Эрика и вытерла накатившиеся слезы.
– Не делай так больше, Пинк, – он прижал ее голову к своей груди и стал поглаживать по волосам.
– Не буду... прости...
– Уже простил, но это еще не значит, что я тебя не накажу.
– Накажешь? – Эрика всматривалась в лицо Назара, пытаясь понять, серьезность его намерений, но все тщетно.
– Где они, Пинк? Где ты их хранишь?
Она нахмурилась.
– Те коричневые чулки, – лицо Назара все еще было непроницаемо.
Улыбнувшись, Эрика подошла к шкафу и открыла выдвижной ящик. На самом дне покоилась квадратная коробочка. Она бросила ее Назару и тот ловко поймал. Похлопал по кровати рядом с собой, давая понять, чтобы она вернулась. Эрика легла на спину, он накрыл ее простынею.
– Буду привязывать тебя к себе каждую ночь, пока ты мне не скажешь те самые долгожданные слова, Пинк.
Назар сложил два чулка вместе, проверил их на прочность, как в первую ночь и связал их запястья вместе.
– Какие слова?
– Догадайся, ты же у меня умная.
– Пока в голову не приходит ни одной мысли, – с наигранной серьезностью сказала она и подмигнула.
Он поцеловал ее в лоб и провел пальцем по нижней губе. Потом полез в карман джинсов и вложил в ее руку что-то маленькое. Эрика увидела подвеску для пирсинга, которую в приступе ярости выкинула в окно. Она уже была деформирована и непригодна. Как Назару удалось ее найти? Эрика поняла, что он молчаливо просит сохранить подвеску как символ их первой ночи.
– Спи, у тебя был трудный день. А мысли обязательно придут. Ты как-то сказала, что знаешь, что мне нужно. Я с тобой полностью согласен.
Бен разделся и лег рядом с женой.
– Звонил твой отец...
Эрика приподняла голову, чтобы видеть его лицо.
– Завтра помогу ему отвезти катер на Сенежское озеро. Родители настаивают на вечеринке. Я сказал, что сейчас не самое подходящее время.
– Пусть назначают дату. Один раз потерпим родственничков. Как ты говоришь, отстреляемся и будем жить спокойно.
– Я рад, что ты передумала, – Бен поцеловал жену в лоб, повернулся на бок и взбил подушку.
Уже засыпая, он почувствовал ее дыхание на своем лице.
– Бен?
– М-м-м? – отозвался он, не открывая глаз.
– Помнишь, в ту новогоднюю ночь ты сказал: «Я бы не отказался провести весь следующий год в тебе».
– Угу.
– Так же и вышло... – она приглушенно хохотнула. – Какая-то часть тебя пробыла во мне девять месяцев.
Он открыл глаза, и потянулся к ее губам.
– Пинк, похоже, ты совсем не хочешь спать?
– Твои откровения меня взбодрили.
– Тогда ты не обидишься, если я предъявлю тебе должок? Ведь вчера ночью ты от меня удрала и не выполнила обещанное.
– А что я обещала? – с удивленным видом она захлопала ресницами, изо всех сил подавляя улыбку.
– Не придуривайся, чертовка. Иди на ковер и вставай на колени, – он звонко шлепнул ее по попе.
– Не пойду, пока не услышу те самые долгожданные слова, которые я по праву заслужила, – с вызовом заявила Эрика.
– Это неприкрытый и наглый шантаж! – нарочито грозно пробасил Назар. – Тебе мало того что ты из меня всю душу вытрясла?
– С тобой только так! Ни в одной другой ситуации ты не поведешься, а сейчас у меня есть шанс, – она подмигнула и сжала его твердую плоть. – Давай, малыш! Ты задерживаешь наступление нашей примирительной ночи. Что-то мне подсказывает, что она будет намного круче, чем первая.
– Не люблю трепаться на эту тему! – проворчал Назар.
– Сочувствую, но сегодня придется, – Эрика усилила нажим и Назар застонал.
– Уговорила, – сдался он, набрал воздуха в легкие, чтобы сказать то, что раньше не говорил ни одной женщине.
– Подожди секундочку, – прервала его порыв Эрика и начала развязывать на запястье чулок, – по этому случаю мне нужно кое-что надеть.
– Надеть? За каким чертом, Эрика?! – взорвался Назар от негодования. – На тебе сейчас самая лучшая униформа для сексуальных утех.
Но Эрика уже не слушала, а схватив новый комплект эротичного белья, понеслась в ванную. Через две минуты дверь распахнулась и она предстала во всей красе. Назар вскочил с кровати и смачно выругался. От чего глаза Эрики вспыхнули озорством, а на лице расползлась довольная ухмылка.
– Черт! Женщина! Нельзя же так шокировать!
Эрика медленно приблизилась к мужу и прильнула к нему всем телом. Его руки с жадностью и интересом тут же заскользили по обновке, изучая каждую деталь.
– Я люблю тебя, Эрика, – прохрипел Назар и впился губами в манящую ложбинку между грудей. – Твои платиновые глаза свели меня с ума, как только я их увидел. Когда ты улыбаешься и смотришь на меня с любовью, у меня замирает сердце, а по телу мечутся электрические импульсы. Ты самый лучший подарок, который сделала мне судьба и я тебя ни за что и никому не отдам!

http://idavydova.ru/
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 46
© 16.09.2017 Инесса Давыдова

Метки: роман, ветер, бора, любовь, отношения, беглец,
Рубрика произведения: Проза -> Роман
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора












1