Холостяк и фея


Дом был почтенный, внушительной постройки. Он сохранился с тех далеких лет, когда комнаты делались большими, потолки высокими, коридоры длинными, а чердаки – просторными и вместительными.
Да, в доме имелся чердак. Сразу за кладовкой, расположенной где-то в глубине помещения первого этажа, находилась небольшая лестница, преодолев все плавные изгибы которой, можно было оказаться на крошечной площадке перед потемневшей от времени, но прочной деревянной дверью. Запертая на крепкую щеколду, она не открывалась уже много-много лет. За ней, среди старых вещей и коробок, пылились воспоминания и мечты, когда-то сваленные здесь и позабытые за ненадобностью.
В доме в течение долгого времени находили счастливое прибежище несколько поколений одной семьи. Теперь здесь проживал последний ее представитель - респектабельный Холостяк, разменявший не один десяток лет, но сохранивший моложавость облика, юношеский пыл и непосредственность речей. Он-то и приделал щеколду к чердачной двери, дабы она все-время была заперта.
Давайте же познакомимся с героем нашего повествования. Если при-слушаться, то можно различить странные звуки, примешивающиеся к завыванию осеннего ненастья за стенами дома. Они доносятся из кабинета, расположенного на втором этаже. Там наш герой любит расположиться у камина после тяжелого трудового дня – за книжкой, кружкой, просмотром телепередач или дремой. Вот и сейчас, время от времени с удовольствием прихлебывая из граненого бокала темный пенистый напиток, он что-то немузыкально мурлычет и разглядывает известный мужской журнал с прекрасным, к знатокам которого причисляет себя по-праву не испытателя, но созерцателя.
Однако назвать затворником его нельзя ни в коем-случае – он любит путешествовать и получать новые впечатления через объектив своего фото-аппарата. Фотографиями из разных мест пребывания нашего героя, встав-ленными в рамочки на манер картин, завешан практически весь кабинет. Немногочисленные, но верные друзья, частенько собирающиеся здесь «отдохнуть душой», неизменно, в бессчётный раз, рассматривая эти маленькие шедевры, восхищенно качают головой, отдавая должное таланту мастера.
Нынешний вечер Холостяк коротал в одиночестве. Убаюканный завываниями ветра в каминной трубе, он размечтался о предстоящем отпуске, как вдруг посторонние звуки заставили его насторожиться. Сверху с чердачного этажа до него донеслись равномерные глухие удары.
- Что же это может быть? – наш герой испытал одновременно чувство опасения и досады. Ему совершенно не хотелось покидать теплое насиженное место, чтобы разобраться в происходящем.
Нехотя выбравшись в коридор, мужчина некоторое время постоял в нерешительности, а затем медленно пошел в сторону лестницы, ведущей наверх. Добравшись до площадки, он нашел дверь на чердак запертой. Щеколда была на месте. Но из глубин запертого помещения продолжал раздаваться отчётливый монотонный стук.
«Ставень! – вдруг догадался хозяин. – Конечно же, это ветер бьет его о стену!»
В доме сохранились старинные деревянные ставни, которые располагались снаружи окон и в закрытом состоянии запечатывались прочными штырями-застежками. Будучи человеком прогрессивным, наш герой поменял окна на современные стеклопакеты. Чердачное окно он не тронул, а лишь его закрыл ставнями, надежно отгородясь, таким образом, от воспоминаний и пыли. И вот теперь эти деревянные оконные дверцы, словно дразнясь, вновь и вновь продолжали биться о стену дома.
«Как же они открылись? – немного озадаченно размышлял наш герой. – Запоры на них крепкие, ни птице, ни зверю не справиться. Да и какие тут звери, разве что пушистая белка, поселившаяся в саду, наведается мимоходом к окнам».
Мысль о том, что в дом проник злоумышленник, показалась ему смешной. Третий этаж чердака, отсутствие наружной приставной лестницы, которую уже как два года позаимствовал сосед да все никак не отдавал, деревья, стоящие в некотором отдалении да гладкая почти отвесная стена дома, делали попытку проникнуть на чердак снаружи совершенно нереальной.
Любивший рассуждать логично и здраво, наш герой отверг, таким образом, любую возможность вторжения. Назойливый стук, тем не менее, все продолжался и продолжался. Стоя на маленькой площадке перед запертой дверью, в темноте, хозяин дома испытывал смешанные чувства – досаду, раздражение и… неприятный холодок беспокойства.
«Все же придется туда войти», - уговаривал он себя, но медлил и медлил.
И, наконец, в одно из мгновений воцарившейся тишины, он бесшумно отодвинул засов и, осторожно приоткрыв дверь, замер на пороге давно заброшенного помещения.
Окно, расположенное на противоположном конце комнаты, было распахнуто. Сквозняк, потревожив толстый слой пыли, глухо укрывающий все предметы, швырнул в лицо мужчины какие-то ошметки, липкие волокна паутины и запах затхлости и запустения. Чертыхнувшись и отерев лицо, Холостяк потянулся к выключателю и замер, сообразив, что лампочка уже горит, тускло освещая унылый пейзаж. «Фигня какая то, кто мог ее включить», - пробормотал он, бегло оглядываясь по сторонам. Нагромождения вещей, коробок, старые связки журналов и газет - за прошедшие годы здесь ничего не изменилось.
И тут его взгляд уперся в скромный натюрморт, расположившийся на старом облезлом кресле, задвинутом в угол у окна. Появление этих предметов было так невероятно-необъяснимо-нерационально, что он зажмурился и заставил себя мысленно просчитать до десяти, после чего приоткрыл один глаз в надежде, что ему померещилось и все исчезло. Но нет – живописная группа по-прежнему находилась на том же самом месте.
Не будем более интриговать читателей, и сообщим, что это было собрание ничем не значительных вещей – на продавленном сиденье кресла стоял потрепанный кожаный саквояж, сверху на нем помещалась черная женская шляпка стиля «давно забытых лет» с кокетливой вуалеткой в мушках. Рядом с ними лежал зонт с вывернутой спицей, тоже черный и совершенно мокрый.
Пройдя по толстому ковру из пыли, наш герой с опаской приблизился к ним. Это были чужие вещи, вещи, не принадлежавшие его прошлому, прошлому его родных и его чердаку. Они не должны были здесь находиться, но все же спокойно лежали перед ним. И хотя они были тоже довольно старые, сомневаться в том, что ими до сей поры пользовались, не приходилось. Казалось, их владелица, только что заглянула с визитом и, оставив здесь свои вещицы, отправилась знакомиться с домом. Холостяк невольно вновь огляделся по сторонам, как будто хозяйка этих вещей могла прятаться где-то поблизости, но никого не увидел.
В окно задувал ветер, бросался горстями холодных дождевых капель, к подоконнику приклеился побурелый кленовый листок, а мужчина все стоял перед креслом и пытался подобрать всему произошедшему с ним за последние полчаса четкое рациональное объяснение. Но все было тщетно. Случившееся не подпадало ни под какое определение, кроме как непечатного. Чертыхнувшись, он решительно захлопнул створки окна, и, не обращая внимание на продолжающуюся игру ветра со старыми ставнями, вышел прочь, не забыв погасить свет и задвинуть щеколду на чердачной двери.
Чтобы снять раздражение Холостяк сразу прошел на кухню – срочно следовало принять чего-нибудь основательного, хорошо проясняющего голову. Он не терпел ситуаций, которые не мог объяснить. Все предположения типа «может быть»… «быть может»… «а, если, что»…. «а, вдруг» выводили этого строгого человека из себя, но именно они сейчас кружили в его голове, мешая сосредоточиться и очень зля. Заглянув в приветливо осветившееся идеально чистое чрево холодильника, он пошебуршал по полочкам в поисках верного успокоительного средства. Однако, заветной непочатой бутылки, хранящейся для исключительных ситуаций, на месте не оказалось. Вынырнув обратно, он энергично растер лицо ладонями, сделал несколько махов, зажмурился и в отчаянии повертел головой. Что-то было не так. Точнее, все пошло не так – запланированный, четко структурированный порядок его бытия был нарушен. И нарушен самым бессовестным образом!
«Фигня какая то», - громко и четко произнес мужчина. И словно в ответ на это, позади него раздались тихий шелест и звяканье.
Человеку трудно спокойно реагировать на случайности, если его нервы взбудоражены происходящим. Вот и теперь – взрослый крепкий мужчина, просто подпрыгнул от неожиданности, услышав эти скромные посторонние звуки. Он резко обернулся и… увидел перед собой незнакомую даму. Расположившись на табуретке у барной стойки, она доливала из стремительно пустеющей бутылки остатки успокоительной жидкости себе в чашку. Дама приветливо кивнула хозяину и похлопала по сиденью стоящей рядом свободной табуретки, приглашая присоединиться и присесть рядом.
Кругленькая, пухленькая, с копной легкомысленных кудряшек, в ста-рых джинсах, вытянутой вязаной кофте и старомодных туфлях на широком каблуке, она с интересом щурилась на Холостяка из-за очков маленькими бусинками черных глазок.
Пока наш герой, онемев от неожиданности или точнее от наглости незнакомки, пытался обратиться к ней, издавая какие-то слабо различимые звуки, его мозг машинально отметил, что дамы в подобном возрасте и с такой комплекцией не должны носить обтягивающую одежду.
- Это походная одежда. Тепло и нигде не дует. Знаете, когда в воздухе проводишь большую часть времени, это немаловажный фактор…да….и вообще, диеты - это так скучно, – немного бессвязно, но вызывающе ответила незнакомка. После чего отсалютовав чашкой, залпом осушила ее, удовлетворительно крякнув.
Холостяк молча смотрел на даму, не в силах вымолвить ни слова. Мозг, отказывался повиноваться ему и не мог логически объяснить происходящее. Меж тем гостья, оглядев его с ног до головы выразительным взглядом, слегка разочарованно вздохнула, но все же послала ему ослепительную в своей кривоватости улыбку. А затем, приблизившись, помахала перед его лицом своей пухлой рукой с короткими покрытыми облезлым красным лаком ногтями.
- Давайте уже познакомимся, что ли, - томно проговорила она, кокетливо сверкнув глазами из-под очков.
- Я, – тут она слегка замялась, но отважившись, закончила фразу – Фея! При этом дама энергично тряхнула головой, и светлые кудряшки, спиральками торчащие в разные стороны на ее прическе, взметнулись по обеим сторонам лица, как бы подтверждая это невероятное заявление.
В ответ, окончательно потерявший способность двигаться и что-либо соображать, наш герой, издал череду звуков, отдаленно напоминающих скрип несмазанного колодезного журавля, в котором все же можно было различить слова – «я требую…..немедленно…убирайтесь..прочь из моего ….вон!!!». После чего, поперхнувшись, он закашлялся, и совершенно обессиленный, привалился к подоконнику. Гостья засуетилась вокруг него, бормоча что-то успокаивающее.
- Сейчас, сейчас все наладится, выпейте, прошу вас, – перед лицом несчастного домовладельца вновь возникла пухлая ручка, в которой помещался стаканчик какой-то темной жидкости.
- Что это за дрянь, - поинтересовался мужчина. Но стоило ему приоткрыть рот, как дама ловко влила туда непонятную жгуче-вонючую субстанцию, а когда он взревел, заметалась по кухне в поисках воды.
Чувство беспомощности и растерянности никогда не были присущи нашему герою. И вот теперь он испытывал именно их. Сидя на подоконнике, он кашлял и вяло отбивался от напирающей на него сумасшедшей, размахивающей стаканом с водой. Наступающая сторона победила и, вручив страдальцу стакан, дама отошла назад, к табуретке.
Выпив воды и отдышавшись, владелец дома, наконец смог задать тот единственно верный и главный вопрос, с которого следовало начать разговор – «Как вы здесь оказались?!».
Умоляюще сложив руки, гостья проговорила:
- Вы только не волнуйтесь так, не надо. Я все сейчас объясню. Понимаете, осень - такая противная и сырая пора года, что мы - феи….
- Как вы проникли в мой дом? - проревел хозяин, отшвырнув от себя пустой стакан, словно противотанковую гранату. Грохот, раздавшийся следом, как ни странно, успокоительно подействовал на него. И он, уже гораздо спокойнее, вновь обратился к гостье:
- Зачем вы проникли в мой дом? По какому праву вы обосновались на моей кухне?
- Вы только не волнуйтесь, - лепетала дама, - я пытаюсь объяснить вам, что произошло. Я у вас временно, так сказать привал перед долгой дорогой.
И приободренная тем, что хозяин молча смотрит на нее, явно ожидая продолжения, она зачастила:
- Видите ли, мы, феи, очень теплолюбивые существа, - проговорив это, дама вдруг громко чихнула, и, пробормотав извинения, извлекла из воздуха огромный, несколько неопрятный на вид клетчатый носовой платок, в котором хозяин узнал свой, уже давно мечтающий о стирке.
Деликатно высморкавшись в него, Фея энергично зашмыгала носом, затем чихнула вновь, еще раз, и еще…
- Одну минуточку, простите, - попросила гостья вновь онемевшего мужчину, и, приняв в руку появившийся из ниоткуда пузырек, открутила крышечку, с наслаждением принюхиваясь к его содержимому. По воздуху тут же распространился удушающий аромат скипидара.
- Простыла я, - виновато пояснила Фея, - эти перелеты в холодную погоду так некомфортны!
И грустно разведя руками, она продолжила свои объяснения:
- Так вот, являясь очень теплолюбивыми существами, мы, вслед за птицами, каждую осень мигрируем в теплые края…
Тут наш герой, которому все происходящее начало напоминать не-удачный фарс с элементами гипноза, не выдержал и едко поинтересовался:
- А весной, стало быть, возвращаетесь обратно, к нам? Сколько ещё вранья вы собираетесь мне преподнести?
Но дама, не замечая сарказма, с готовностью подтвердила:
- Именно так все и происходит. Хотя, знаете, далеко не всех тянет об-ратно. Те, что помоложе, поэнергичнее, пошустрее, - она слегка запнулась, но решительно продолжила – поталантливее… Те устраиваются за границей. Кто-то выходит замуж, кто-то начинает свое собственное дело. Некоторые переучиваются, несмотря даже на возраст. Это ведь никогда не поздно.
И покивав головой, она пояснила:
- Бухгалтерские курсы, курсы иностранных языков, приобретение навыков работы на компьютере, без этого сейчас никуда. Спрос на волшебство снизился, приходится искать себе другое применение. В профессии сейчас остались только самые стойкие.
С этими словами она чихнула вновь, а затем вздохнула и промокнула глаза уголком многострадального платка.
Ее слушатель все никак не мог прийти в себя от случившегося и молча продолжал смотреть на свою нежданную собеседницу.
«Нет, на мошенницу она все же непохожа, хотя и применила гипноз в случае с платком и пузырьком. Это скорее безобидная сумасшедшая тетушка, решившая навестить своих племянников и спутавшая адрес».
Мысль о том, что тетушка использовала несколько экстравагантный способ для проникновения в дом, как-то не пришла ему в голову.
- У меня нет племянников, - виновато шмыгнув носом, произнесла «несостоявшаяся тетушка». Рассматривая вздрогнувшего от неожиданности страдальца, она пояснила:
- Чтение мыслей - обязательный курс, входящий в программу обучения и подготовки фей, практически начальный ее этап. Извините…
Не удержавшись, дама слегка хихикнула, и спиральки на ее голове вновь пришли в движение.
Это ее хихиканье словно развеяло чары и хозяина дома прорвало – слова начали срываться с его уст со скоростью, опережающей мыслительные процессы:
- Что вы такое говорите! Как вы можете нести подобную чушь! Вы хотите сказать, что у нас в стране…в городе…вообще в мире… есть заведения, в которых можно выучиться на фею? Бред! Бред!!! Вранье!!!
Тут дама сурово погрозила ему пальцем и как будто выключила звук. Клокочущий негодованием, размахивая руками, он еще что-то говорил и говорил, но уже совершенно беззвучно, пока не сообразив, что впустую тратит свои эмоции и слова, примолк, отдуваясь и шаря по карманам в поисках носового платка.
- Возьмите, это ваш, - Фея протянула ему изгвазданный клетчатый комочек, но он в ужасе отмахнулся от него и отер лицо краем футболки.
- Так вот, - продолжила гостья, - во всем мире полным полно обучающих азам волшебства заведений. Только последнее время они становятся нерентабельными и закрываются повсеместно. Спрос на представительниц нашей профессии падает с развитием прогресса.
Раздавшиеся вслед за ее словами громкие резкие трели, напоминающие гудение сирены, заставили нашего героя схватиться за сердце.
- Ох, простите, это мой мобильный, просто я поставила звук на максимум. В полете, знаете ли, много сопутствующих шумов, - перекрикивая завывания гудка, Фея извлекла из кармана маленький прибор, более похожий на старинную коробочку из-под пудреницы и, нажав на что-то, отключила звук.
- Это всего лишь очередной сигнал сбора, своего рода напоминалка для тех, кто желает перемещаться скученно, в компании себе подобных. В дороге мало ли что может произойти.
Находившийся в состоянии легкого отупения, наш герой несказанно оживился:
-Так вам пора! Не смею далее задерживать! Скатертью дорожка!
При этих его словах странная дамочка вдруг расплакалась.
- Понимаете, не все так просто. Мое транспортное средство повреждено. Починить его с помощью магии не представляется возможным. Тут нужна новая деталь, а скорее всего – новое средство передвижения. А я одинока, и у меня совсем-совсем нет свободных средств, - далее последовали череда всхлипов и неразборчивое бормотание про неудачные вложения, МММ, коварных красавцев, норовящих обмишулить беспомощных женщин…Затем, по-видимому, последовало имя жестокого героя - по крайней мере, словосочетание Леня Голубков прозвучало много-много раз.
- Как это страшно, когда одинокими вечерами не с кем перемолвиться даже словом! Некого угостить свежезаваренным чаем и яблочным пирогом! И пусть он чуть-чуть пригорел и пересушен, это не важно, ведь я испекла его с любовью, - рыданьям не предвиделось конца.
Старый холостяк, слушавший весь этот бессвязный монолог, тоже был одинок. Но до сего момента, он гордился своей свободой и независимостью, и любые жалобы на жизнь и ее тяготы он пресекал решительно и резко, обзывая жалобщика нытиком и слабаком. Но вот ведь странно, теперь, слушая «весь этот заполошный бред», он, с ужасом начинал замечать, что постепенно проникается к собеседнице если не жалостью, ибо смысл этого слова ему был не ведом, то хотя бы сочувствием.
Решительно вклинившись в хлюпающее словоизвержение, он вопросил:
- Давайте конкретнее. Что вы хотите от меня? И почему вы выбрали именно мой дом, поясните, наконец!
- Ваш дом ничем не отличается от прочих. Я вынуждена была приземлиться на ваш чердак, поскольку мое транспортное средство - зонт, пострадало при столкновении с деревом! А тут еще этот дождь! А я так простужена! И очень устала… - Фея говорила все тише и тише, последняя фраза далась ей с явным трудом. Очевидно, она и вправду выбилась из сил, и вот теперь, пригорюнившись, сгорбилась на табурете, прикрыв глаза.
Наш герой не был жестоким человеком. Поэтому, несмотря на абсурдность ситуации, он решил не выгонять незваную гостью за порог.
- Но завтра с утра, чтобы даже духу вашего не было в моем доме! Это понятно?! – высокомерно спросил он незваную гостью.
Приседая в реверансе, кланяясь, она робко приблизилась к нему и вновь завела бормотание про поломанный зонт и жестокие жизненные обстоятельства. Слезы все лились и лились из ее глаз и, поскольку платочек был уже ни на что не пригоден, Фея машинально потянулась к майке Холостяка, коею и воспользовалась в качестве утирающего средства, оставив на ней черные разводы от туши.
Не выдержав подобного святотатства, хозяин дома пожелал несчастной убраться вон из его дома как можно быстрее и как можно дальше. Он еще долго буйствовал в упоении и запале, не сразу заметив, что со словами «Я расположусь на чердаке», Фея растворилась в воздухе под тихое треньканье колокольчика.
Ночь прошла неспокойно. Наш герой, взбудораженный произошедшими обстоятельствами, долго не мог уснуть. Лишь под утро ему удалось забыться, и тогда ему приснился кошмарный сон. Холостяк увидел себя сидящим в парикмахерском кресле, а над его прической колдовала Фея, бормоча: «Сейчас уложим, пригладим, залачим». В ее руках мелькали, сменяя друг дружку, разные цветные расчески, баллончики, кисточки. А потом она повернулась к нему, держа в руках огромные ножницы. Зловеще клацая ими, она ласково проговорила: «Ну а теперь мы займемся растительностью под носом. Как же это вы так себя запустили-то. Ай-яй-яй. Сначала стричь, а затем брить. Немедленно!»
Наш герой проснулся от собственного крика. В ужасе схватившись за лицо, он обнаружил, что тщательно лелеемые усы, предмет его неустанной заботы и гордости, были на месте. Облегчение, которое он испытал при этом, невозможно передать известными словами.
Спешно одевшись, он сбежал вниз, где в гардеробной хранилась коллекция его зонтов. Там, после недолгих раздумий, он взял огромный черный зон с ручкой-тростью, и помчался на чердак, торопясь вручить его в дар Фее. «Чем скорее я передам его ей, тем быстрее она покинет мой дом», - с ликованием твердил он, взлетая по ступеням.
Чердак был окутан почти непроницаемой завесой из серой мути. По-среди неё, едва различимая, Фея беспорядочно возила по полу огромной метлой. Он мела и мела, и пыль, перемежаясь с сором и клочками паутины, кружила в воздухе, завиваясь в смерчи и вихри, вылетающие в открытое настежь окно. Наш герой закашлялся. «До чего все-таки нелепая, странная тетка» – вновь подумалось ему. Фея остановилась и, обернувшись, махнула в ответ рукой. А в голове у него отчетливо прозвучало: «Ты на себя-то посмотри, закомплексованный старый ботинок».
Зонт вдруг вырвался у него из рук и устремился к даме. Что было дальше, наш герой плохо разглядел. Фея что-то весело кричала, огромное пылевое облако окончательно заволокло все вокруг, а когда оно рассеялось – с ним исчезла и незваная гостья со своей шляпкой, саквояжем и новообретённым зонтом.
И тут наш герой начал смеяться. Он все смеялся и смеялся. Ему вдруг стало весело, как в детстве, когда он взапуски гонял воздушного змея в деревне у бабушки, а потом пил парное молоко – вкусное, сладкое, большими, большими глотками…
Его чердак тоже изменился. Он выглядел теперь чистым и уютным, с аккуратно расставленными, давно позабытыми предметами. Чистенькие и ухоженные вещи напомнили ему о радостях далекого детства, как будто поделились с ним своей добротой, накопленной за долгие годы общения с его близкими людьми. Озарив старые, когда-то любимые и нужные вещи дыханием своего волшебства, Фея вернула их к жизни. В благодарность за то, что он подарил ей возможность поступать сообразно своим желаниям.
А через пару недель Холостяк купил в магазине подзорную трубу.
«Установлю ее на чердаке, а поближе к весне стану рассматривать звезды. И может быть, в один прекрасный день, увижу летящих наперегонки с птицами фей, и свою знакомую среди них, обязательно увижу…
Ведь когда-нибудь она должна возвратиться обратно…»





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 52
© 16.09.2017 Елена Ликина

Рубрика произведения: Проза -> Юмор
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1