Позывной "Черная смерть". Глава 7.2


Отдел профайлинга гудел словно улей, следователи готовились к завершению дела. Подозреваемого в убийстве только что проводили в комнату для допросов. Вся группа чувствовала эмоциональный подъем. Громов и Свиридов занимались сбором информации о задержанном. Из факса медленно выползла кадровая анкета с последнего места его работы. Свиридов пробежался по строчкам и сделал пометки в блокнот. Затем взглянул через стеклянную перегородку на доску, на которой висели фотографии троих наемников. Никакого сходства со Стачуком. Либо Бирк свернул не туда в своем расследовании, либо... Свиридов почесал затылок.
Бирк и Сото, стоя перед односторонним стеклом, оценивающе смотрели на мужчину лет сорока в спецназовской форме и негромко переговаривались. Бирк только бросил мимолетный взгляд на подозреваемого и сразу поостыл. Из чего полковник сделал соответствующие выводы, поэтому доклад руководству был кратким и не обнадеживающим.
Закончив разговор с замминистра, Лимонов вошел в тесную и плохо освещенную комнатку для наблюдения за допросом и встал рядом с Бирком. Расмус повернулся и пристально посмотрел на друга.
– Надеюсь, ты не отрапортовал, что поймал убийцу?
– Ты меня за дурика держишь? – недовольно огрызнулся полковник.
– Ну, мало ли? Вдруг не справился с искушением? – съязвил Бирк и улыбнулся.
Полковник посмотрел на задержанного.
– Его внешность полностью совпадает с твоим профилем.
– Ты же знаешь, что внешность самое субъективное, что есть в моем профиле.
От одной мысли, что дело в очередной раз может зайти в тупик полковник нервозно поежился.
– Что-нибудь выяснили по звонкам Притулы? – спросил он у Сото.
– Есть парочка подозрительных номеров. Сейчас пробиваю по базе.
– Так пробивай в конференц-зале, здесь ты нам ничем не поможешь.
Сото метнул оскорбленный взгляд на полковника и, поджав губы, шагнул в коридор.
– Сбавь обороты, парень безвозмездно помогает тебе раскрыть дело, – резко одернул полковника Бирк. – Возьми себя в руки.
Лимонов бросил на друга напряженный взгляд и тяжело вздохнул.
– Зря я согласился на эту работу, – посетовал полковник, – вот нутром чую засаду. Мне это дело еще принесет сюрпризы.
– В каждом деле есть сюрпризы, – попытался успокоить его Бирк. – Хотя я склонен доверять твоей интуиции, когда-то она спасла мне жизнь.
Полковник выглянул в коридор и, увидев идущих на допрос сотрудников, недовольно рявкнул:
– Вы там что, диссертацию защищали?
Следователи кинули на него опасливый взгляд, вошли в комнату для допроса и расположились напротив задержанного – спиной к начальству.
– Фамилия и имя, – грубо выпалил Громов.
Охранник откашлялся и бросил озлобленный взгляд на следователей.
– А вы сами не знаете? – съехидничал задержанный. – Паспорт у вас.
– Отвечайте на вопрос, – не сбавляя тона, бросил Громов.
– Копылов Сергей, – пробасил задержанный и вытер рукавом куртки окровавленный нос.
– Хорошо бегаешь Копылов, вот только ненадолго тебя хватило, – съязвил Громов.
– Куда бежал? – спросил Свиридов.
Задержанный опустил голову и промолчал.
– Ну, рассказывай, – прошипел Громов, – как ты выследил риэлторшу и почему грохнул?
Копылов резко дернулся, Свиридов по инерции отпрянул назад, но тут же сконфужено оглянулся, понимая, что его реакция не останется незамеченной коллегами.
– Чего?! – взревел разгневанный охранник. – Кого это я грохнул? Вы на меня макруху не повесите! Я эту риэлторшу впервые в жизни вчера видел!
– Тогда зачем побежал? – угрожающе спросил Громов.
Несколько секунд Копылов не моргая смотрел на следователя, затем нервно сглотнул и сбивчиво заговорил:
– Это... как его... я подумал, что вы из-за плитки пришли.
– Какой еще плитки? – удивился Свиридов.
– Ну это... украденной плитки... три дня назад мы с дружбаном пятнадцать коробок слили из того самого дома, который показывала та фифа.
Стоя в соседней комнате перед стеклом, Бирк повернулся к полковнику и сказал:
– Психопаты опасны тем, что им можно смотреть прямо в глаза и не понять, что это преступник, так ловко и мастерски они могут маскироваться и лгать. Наш убийца никогда бы не признался в краже, пока ему не предъявили неоспоримые улики, да и на кражу бы он не пошел. Это не его уровень. Тем более мы знаем, что он присваивал часть денег у босса. Так что рисковать по мелочи бы не стал. Это не наш убийца.
– Сам вижу, – недовольно пробубнил полковник, резко развернулся и промаршировал в свой кабинет.
В этот момент в офис вернулись новички и, узнав у полковника, что задержанный в комнате для допроса, забились в смотровую как селедка в банке. Бирк, не терпящий скопление народа, быстро покинул комнатку.
– Это не убийца с мачете, – поделился он новостью с помощником в конференц-зале.
Сото снял очки, не спеша протер их салфеткой и снова надел.
– Я это понял, как только его увидел. Стачук бы не побежал, даже если бы его взяли с поличным. Он чувствует безнаказанность, а это притупляет чувство опасности и самосохранения.
Бирк улыбнулся и одобрительно похлопал его по плечу.
– Как приятно осознавать, что подрастает достойная смена. – Затем сел рядом с помощником и спросил: – Есть новости?
– Ничего такого, за что можно зацепиться. Может, мы установим слежку за Притулой?
– Слишком рискованно и накладно. Во Франции у нас только Дидье, а он сейчас очень ненадежен.
– Почему?
– Притула человек из «Легиона», а у Дидье там старший брат в высоком чине. Он не пойдет против своих. Одно дело дать информацию, другое своими руками затянуть петлю на шее легионера.
– Тогда что будем делать?
– Сколько звонков из России было на телефон Притулы за последний год? – вместо ответа спросил Бирк.
– У меня данные только за последние три месяца, да и те неполные. Отсутствуют некоторые даты.
– Хорошо, давай работать с тем что есть. Из Москвы звонки были?
– Нет.
– Странно, ведь последние полгода Стачук точно был в Москве, тогда как же он держит с ним связь?
– Скайп и ему подобные проги. Соц.сети. Можно даже в чате онлайн игры общаться. Или как мы – через клубные форумы.
– Нда, так мы его не выследим, – разочаровано произнес Бирк и стал расхаживать по конференц-залу. – На редкость пакостная штука получается, мы знаем, кто он, знаем, как он выглядит, а найти не можем.
– Можем, но Лимонов не хочет объявлять его в розыск, – насторожено заметил Сото и взглянул на босса, как бы спрашивая его мнение на этот счет.
– Убийцу может это спугнуть, он заляжет на дно, – тут же отреагировал Бирк и после паузы добавил: – Нужно установить, как Притула познакомился со всеми жертвами, тогда мы поймем, кто может быть еще в списке на ликвидацию и предотвратить следующие убийства.
– Он доверил им деньги, это должны быть ему очень близкие люди, – предположил Сото.
– Или у него был на них рычаг давления и каким-то образом он должен был их контролировать. Риски должны были быть минимизированы.
Раздражение Бирка нарастало. Он чувствовал, что разгадка где-то рядом, но ему никак не удается ухватиться за ниточку, которая могла бы привезти к местоположению Стачука.
Из своего кабинета вышел полковник и с озабоченным видом заглянул в смотровую, где все еще толпились перед стеклом новички.
– А где Митяева? – спросил он у Глеба.
– Она с риэлтором осматривает дом по третьему адресу, должна скоро приехать, – беззаботно произнес Глеб, не сводя глаз с задержанного.
Полковнику такой ответ не понравился, он поджал губы и посмотрел на часы. Чувство тревоги не покидало, и он набрал номер Киры. Звонок сразу сбросили. Полковник мгновенно рассвирепел и повторил звонок, теперь телефон оказался отключен.
– Ты во сколько с ней говорил?! – почти крича, спросил он у Яковлева.
– Когда оставил ее в поселке. Два часа назад, – ответил Глеб и тоже попробовал дозвониться до напарницы.
После еще одной тщетной попытки он заверил шефа:
– Да не беспокойтесь вы, там недостроенный поселок. Вокруг ни души. Наверное, с риэлтором зашли в какую-нибудь дыру, где связь не ловит.

†††
Первым что почувствовала Кира, когда очнулась, был едкий запах химикатов. Когда глаза привыкли к темноте, она поняла, что находится все в том же подвале на бетонном полу совершенно голая. Лай собаки слабо доносился с улицы. Голова раскалывалась от боли, ее выворачивало от рвотных позывов.
После недолгих раздумий Кира попыталась встать, но тут же скорчилась от нового приступа. Боль тисками стиснула голову и долго не отпускала. Она пыталась продышаться, но зловония мешали ей набрать воздух в легкие. Сквозь боль Кира осторожно повернула голову и увидела ту самую женщину, что просила ее о помощи. Она лежала рядом без движения, лицо было все в крови, волосы слиплись. Ее тело было обильно посыпано белым порошком с хлорным запахом. Руки и ноги были отделены от тела. В ужасе она отползла в угол и прислонилась к стене. Запах разъедал глаза и слизистую носа. Она ощупала голову и обнаружила большую шишку на затылке. На руках осталась кровь. Боль все еще стучала в голове как молот по наковальне.
«Возможно у меня сотрясение», – подумала она.
Несколько минут она сидела в углу и соображала, что ей делать дальше. Тишина в доме давала надежду, что убийца с мачете ушел, а то, что это был именно он, у Киры не было сомнений. Отрубленные конечности у женского трупа красноречиво это подтверждали. Но почему ее не тронули?
Собравшись с силами, она поднялась на ноги и на этот раз каким-то чудом удержалась. Опираясь о стену, она прошла по коридору в сторону лестницы. В подвале было прохладно, она замерзла и тело почти не слушалось. Подошвой ног она то и дело натыкалась на строительный мусор и осколки стекла, но продолжала медленно и осторожно подниматься по лестнице.
На последней ступеньке она остановилась и выглянула из тени на площадку. Собачий лай к этому моменту прекратился и Кира бы услышала любой шорох, но, похоже, что в коттедже никого не было. На столе лежали остатки еды. Значит, после того как убийца ее оглушил и раздел, он спокойно поел. Она поискала глазами хоть что-то похожее на накидку, но все тщетно. Кроме строительных материалов вокруг ничего не было.
Кира решила испытать удачу за пределами дома и толкнула входную дверь, но она оказалась заперта.
– Черт! Черт! Черт! – выругалась она и обессилено скатилась по стене.
Слезы щипали лицо. Все внутри сжималось от досады и осознания нелепости ситуации. Несколько минут прошли в раздумьях. Затем она снова осторожно поднялась и, подойдя к окну, осмотрела двор. Нужно выбираться наружу, но как это сделать? Из-за отсутствия ручек, пластиковое окно невозможно было открыть. Тут Кира вспомнила, что во время осмотра второго этажа, она видела открытое окно. Может ей повезет и оно до сих пор открыто? Растирая себя обеими руками от холода, она поднялась на второй этаж и зашла в комнату. Окно было закрыто, но на нем была единственная во всем коттедже ручка. Она повернула ее и распахнула окно, в комнату ворвался промозглый воздух. Выглянув наружу, она увидела узкий выступ, по которому можно пройти до ската крыши над крыльцом. Внизу вдоль дома бегала собака. Нужно было ее чем-то отвлечь и тогда ей вспомнились остатки еды на столе.
Сложив объедки в небольшой целлофановый пакет, Кира вылезла из окна и осторожно начала передвигаться по выступу в сторону крыльца. Руки и ноги не слушались. Тело бил озноб. Ее передвижение привлекло собаку и та залилась непрерывным лаем. Кира вздрогнула и чуть не соскользнула с выступа, но чудом удержалась. Затем отдышалась и сделала следующий шаг. Громкий хлопок со стороны дороги, заставил ее непроизвольно оглянуться. Она не удержала равновесие и с криком полетела вниз. Собака грозно зарычала, оголяя клыки, и бросилась к непрошеной гостье. Последним, что услышала Кира, был глухой звук падения собственного тела и хруст в левой ноге. Она распласталась в неестественной позе, из груди вырвался отрывистый вскрик, в ту же секунду жуткая боль прожгла ногу и позвоночник и Кира потеряла сознание.

†††
Огни вечерней Москвы окрашивали стекла машины в разные цвета. Город готовился к майским праздникам. Яркие гирлянды на фонарных столбах украшали Тверскую улицу, движение по которой традиционно в вечернее время стояло в обе стороны. Бирк и Сото выехали из офиса полчаса назад и возвращались домой через центр. С перекосившимся от боли лицом Бирк растирал колено. Безразличным взглядом Сото окидывал спешащих прохожих и пестрые витрины магазинов. На его телефон пришло оповещение, он повернулся к Бирку и сказал:
– Я установил маячок на паспортные данные Дорошенко, только что по его документу куплен билет Москва-Рига. Вылет через два часа из аэропорта Шереметьво.
– Звони Лимонову, пусть едет туда со спецназом.
Пока Сото говорил с полковником, Бирк дотронулся до плеча водителя и сказал:
– В Шереметьево.
Закончив разговор с полковником, Сото снова повернулся к Бирку и напряженным тоном поведал:
– Митяева уже два часа не выходит на связь. Яковлев оставил ее по третьему адресу. Говорит, что она осталась ждать риэлтора. Ни домой, ни в офис не вернулась.
– А что говорит риэлтор?
– Говорит, что когда подъехал, ее нигде не было, и на телефон она не отвечала. Он помыкался минут пять и уехал. Яковлев и Громов облазили весь поселок, но ее нигде нет.
– Странно. Это на нее не похоже, – ответил Бирк и стал всматриваться в разноцветные огни гирлянд, – по какому адресу она ездила?
Сото продиктовал адрес и добавил:
– Коттедж расположен в строящемся поселке.
Бирка обдало холодом, он нервно забарабанил пальцами по кожаному подлокотнику и задумался.
– Засеки ее местоположение по сотовому телефону.
Экран ноутбука вышел из спячки, Сото быстро открыл программу и забил номер телефона Митяевой в строку поиска. Несколько минут треугольная зеленая стрелка непрерывно мигала, затем программа вывела результат поиска.
– Ее телефон выключен.
– А откуда шел последний сигнал?
– В лесу, в десяти километрах от коттеджа.
– Сото направляй туда двух наших людей. Пусть аккуратно проведут разведку. Езжай в аэропорт, помоги полковнику. Как возьмете убийцу, забери его гаджеты, проверь все звонки и переписку. А мы разворачиваемся на юг и едем на поиски Митяевой.
«БМВ» припарковалась у обочины, Сото вышел из машины и быстрым шагом направился к метро. На ходу он позвонил полковнику и попросил его подобрать на станции «Речной вокзал».
Машина свернула с Тверской улицы, Бирка не покидала гнетущая тревога. Возможно ли, что майор попала в ловушку? Неужели она, проверяя коттедж, наткнулась на убийцу? Он нервно сглотнул и с силой сжал набалдашник трости. Если она встретилась с убийцей, то живой он ее больше не увидит.

†††
Совсем рядом послышалось довольное собачье чавканье. Кира открыла глаза и увидела дворнягу на привязи, которая разорвала целлофановый пакет и добралась до еды. Упавшую гостью собака восприняла как заботливую кормилицу и решила согреть ее окоченевшее тело. Поэтому после трапезы дворняга легла незнакомке под бок и свернулась калачиком. Несколько минут Кира лежала рядом с пропахшей помойкой дворнягой, слушая ее размеренное дыхание. Она хотела повернуться, но из-за резкой боли в ноге громко взвыла и заплакала. От испуга собака с поджатым хвостом отбежала в сторону.
Пока Кира была без сознания, солнце закатилось за горизонт, на улице быстро стемнело. От холода тело дрожало так, что зуб на зуб не попадал. Она сжала челюсть и подтянула здоровую ногу к груди, приняв позу зародыша. Боль в сломанной ноге с новой силой пробежала по позвоночнику. Собака легла рядом с будкой и положила голову на передние лапы. Так в тишине они пролежали еще какое-то время, пока со стороны дороги не послышался шум машины, она ехала медленно, иногда ненадолго останавливаясь, будто водитель изучал местность.
Кира подумала, что это возвращается убийца и стала озираться по сторонам, ища место, куда она может спрятаться. Превозмогая боль, она заползла под листы шифера и подтянула один на себя. Укрывшись от посторонних глаз, Кира замерла, затаив дыхание. Страх сковал и без того замершее тело. Дыхание участилось, зрачки расширились, от охватившего ее ужаса она почти не чувствовала боли.
Где-то рядом послышались мужские голоса. Кира различила минимум три и стала прислушиваться. Голоса стали отдаляться и она логично предположила, что это приехал кто-то из соседей. Что делать? Выползти из укрытия и попросить о помощи? Но кто эти люди? Не попадет ли она в еще большие неприятности? А может это ее коллеги? Наверняка Глеб уже понял, что она пропала и ищет ее. Мысли проносились в голове со скоростью света.
– Следы ведут к соседнему дому, – вдруг послышался громкий мужской голос и темноту прорезал луч фонарика.
Голос был незнакомым. Тогда кто это может быть? Паника накатила с новой силой. Она съежилась и от страха как в детстве зажмурила глаза.
– Здесь следы уходят за дом, – авторитетно прозвучал все тот же мужской голос.
Кира осторожно выглянула, но ничего кроме шиферного забора не разглядела. Поселок не освещался, вокруг стояла кромешная тьма.
– На втором этаже открыто окно. Надо проверить этот дом.
Услышав голос, Кира чуть не выпрыгнула наружу, она готова была поклясться, что это Бирк!
– Расмус! – закричала она что есть силы из своего укрытия и приподняла шиферный лист. – Я здесь! Мне нужна помощь!
– Кира! Где ты? – выкрикнул Бирк и с облегчением выдохнул.
– Я здесь! – крикнула она. – Во дворе под шифером!
Совсем рядом метнулся луч фонарика, она высунула руку и помахала.
– Какой оригинальный на тебе наряд, – съязвил Бирк. – Это что последний писк авангардной моды?
По лицу Киры промелькнула вымученная улыбка. Луч фонарика освятил торчащую из-под шифера голую ногу и Бирк в недоумении спросил.
– Что ты там делаешь?
– Я хотела выбраться... но сорвалась. Похоже, я сломала ногу и мне нужна одежда, – затараторила Кира, на глаза навернулись слезы.
Еще сутки назад попади она в такую ситуацию, то сгорела бы со стыда, но сегодня присутствие Бирка казалось ей подарком судьбы. Ведь если бы ее обнаружил кто-нибудь из отдела профайлинга, было бы гораздо досаднее.
Кто-то совсем рядом прыгнул через забор. Собака помчалась к непрошеному гостю и вцепилась ему в ботинок. Резким движением мужчина отбросил собаку в сторону, та ударилась об забор и жалобно заскулила.
– Не трогайте собаку! – гневно прокричала Кира и взвыла от острой боли в позвоночнике.
Послышался металлический скрежет открывающихся ворот, и Кира увидела три полоски света, блуждающие наугад.
– Расмус, кто это с тобой?
– Моя охрана, – коротко ответил Бирк и пошел на звук ее голоса.
Крепкие мужские руки подняли шиферный лист как соломинку, свет от яркого фонаря бесцеремонно исполосовал ее тело. Она прикрыла одной рукой грудь, другой глаза и жалобно запричитала:
– Не смотрите на меня.
– Отойдите назад, – приказал Бирк, – Исследуйте дом. Следите за дорогой. Будьте начеку.
Глаза Бирка пытливо осмотрели ее тело и задержались на ноге. Осторожными движениями он ощупал место перелома, Кира не смогла сдержаться и взвыла от боли.
– Как ты умудрилась сломать ногу? И почему ты голая? Где твоя одежда? – засыпал он ее вопросами.
– Я... я прыгнула со второго этажа. Голая... потому... я...
Чувствуя, что терять нельзя ни минуты, он произнес:
– Расскажешь мне все по дороге, больше повреждений нет?
– Голова, – простонала Кира. – Он сильно ударил меня по затылку.
– Нужно отнести ее в машину, – приказал Бирк вернувшимся охранникам и начал давать инструкции как лучше ее поднять.
– Может вызвать «Скорую»? – спросил один из охранников.
– Нет! – отрезал Бирк. – Мы не можем ждать. «Скорая помощь» в лучшем случае сюда только через час доберется. Принесите мой спортивный костюм и плед из машины.
– Расмус, – простонала Кира.
– Я здесь, – быстро отозвался он и снова наклонился к ее лицу.
– Там... там... в подвале мертвая женщина. У нее отсечены ноги. Был и ребенок, но потом... пропал.
Она видела, как в лучах блуждающего фонаря яростно сверкнули его глаза, за мгновение он понял, что она все же была в лапах «убийцы с мачете», но каким-то чудом выжила. Дрожащей рукой он вынул телефон из кармана пиджака и набрал номер Лимонова.
– Андрон, я нашел Митяеву. У нее сломана нога, разбита голова, но жить будет. Высылай по третьему адресу экспертов, в подвале труп женщины. Поселок нужно оцепить. Вы взяли его?
– Он вылетел час назад в Таллин с маленьким ребенком.
– Но он же взял билеты на Ригу?
– Стачук пытался отправить по паспорту Дорошенко своего нового напарника, – сухо произнес Лимонов и весомо добавил: – Антона Сороколетова.
– Черт! Вот это да! – удивился Бирк. – Я отвезу Митяеву в больницу и вернусь в офис.
– Хорошо.
Бирк опустился на здоровое колено и спросил:
– Кира, ты в сознании?
Она открыла глаза.
– Принесли мой спортивный костюм. Нужно надеть его. Я буду осторожен.
– А Сото тоже здесь?
– Нет, – удивленно ответил Бирк, – а что?
– Слава богу. Мне сейчас только его ехидных подколок не хватает, – дрожащим голосом произнесла она.
– Это сейчас меньше всего тебя должно волновать. Главное, что ты жива.
Один из охранников приподнял ее за спину и надел куртку. Голова сильно закружилась и Киру затошнило. Руки Бирка заскользили по ее здоровой ноге, затем наступила очередь поврежденной. На этот раз боль была нестерпимой, Кира закричала и отключилась.
Очнулась она в машине на заднем сиденье. В салоне было тепло и накурено. Она накрыта пледом, и больше не дрожит. Ее голова лежит на коленях Бирка. От его рук, которые придерживали ее лицо, пахло табаком. Сейчас ненавистный запах не раздражал, а скорее даже успокаивал. Набалдашник от трости Бирка игриво поблескивал отражая огни, мелькающих фонарей за окном.
– Я думала, ты не куришь, – прошептала она.
Он улыбнулся. Это была не нервная улыбка, брошенная со страхом или ненавистью в глазах, а спокойная, мягкая, будто могла согреть всю вселенную своим теплом. Она улыбнулась ему в ответ и зарылась лицом в мягкий плед.
– Куда мы едем?
– В больницу. Нужно сделать снимок ноги и черепа.
– Ненавижу больницы.
– Я везу тебя к своему другу, он подлатает тебя, будешь как новенькая, – его руки нежно заскользили по ее щекам.
– Вы взяли убийцу? – с надеждой в голосе спросила она.
– Нет, – ответил Бирк и поджал губы, – взяли Антона Сороколетова. Он пытался вылететь по паспорту Дорошенко.
– Понятно, – тоскливо отозвалась она.
До последнего Кире не хотелось верить, что Антон мог быть соучастником, уж лучше бы он оказался жертвой. Ее версия лопнула как мыльный пузырь, и от этого стало еще обиднее.
– Если он соучастник, то это он мог устроить западню своему отцу.
– Мог. Сегодня все узнаем.
Кира тихо застонала.
– Больно?
– Ужасно.
– Скоро уже приедем.
Дальнейшее Кира помнила сквозь туман. Ее несли на носилках через ярко освещенный коридор. Затем ее уложили на холодную поверхность стола и незнакомый мужской голос попросил не двигаться. Снова носилки и какофония лязга металлических инструментов и гула женских голосов. Стук трости Бирка сопровождал ее повсюду и отпечатывался в сознании как удары башенных часов. Она помнила, как ее положили на операционный стол. Кира зачем-то резко намеревалась встать, но ее вырвало. Позже майор просила за это прощение, а медсестра ее успокаивала и остерегала от резких движений. Затем снова провал.

http://idavydova.ru/
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 31
© 15.09.2017 Инесса Давыдова

Метки: детектив, роман, маньяк, жертва, убийство, следствие, следователь, Руанда, профайлинг,
Рубрика произведения: Проза -> Детектив
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1