Миклухо Маклай


Миклухо Маклай

Мы хорошо живем сейчас,
Есть электричество и газ.
И ванна есть и унитаз,
Урчит на кухне холодильник,
Да много всякого у нас.
Но как живет без этого в Гвинеи
Простой гвинейский папуас.

Ну почему на ум пришло сейчас,
Как там без унитаза папуас,
Журналы старые перебирая,
Нашел портрет Миклухи
Если помните Маклая.

Жил в Петербурге
И в Германии учился,
В науке много добился,
И вдруг такой вот оборот,
В Гвинеи , как живет народ?
Людей там белых не бывало,
Нога на берег белых не ступала,
И он поплыл,
Решил все сам узнать,
Потом и миру рассказать.

Корвет российский
Тот берег отыскал,
В залив заплыл,
На якорь стал.
В учебниках ведь раньше не писали,
Не он один, ему матросы помогали,
Как дом ему сооружали ,
Как чистили площадку ,
Как вокруг дома мины заложили,
Если опасность будет велика,
Еще и ружьями снабдили,
Имущество три дня возили,
В коробках , ящиках
Вся хижина была,
Еще под домом загрузили,
Что бы дожди не замочили.
Аппаратура, инструменты,
Провизия , табак и семена,
Еще орудия труда,
Да много всякого,
На всякий случай навозили,
Подарки папуасам не забыли.
И место тайника определили
Где рукописи можно закопать,
Если прийдет печальная напасть.

Ушел из гавани корвет
Маклай остался , как он думал,
На несколько, возможно ,лет.
С ним слуги были
Мальчик Бой и Уильсон-швед.
Конечно,жизнь нелегкая была,
Бывало , что в него стреляли,
Пугали или не пугали,
Ни разу , правда, не попали.
Сначала вообще не признавали,
Скрывались, прятались и убегали,
Миклухо все таки упрямый был,
По деревням один ходил.
Их жизнь и быт наглядно изучал,
Он их лечил , им помогал,
Еще животных изучал,
Кого сушил, кого вскрывал,
Кого-то даже спиртовал.
Растения , кораллы и моллюски,
И насекомые - все это собирал,
Описывал и сохранял.
Болел он сам ,болели слуги,
Все лихорадкой ,
Как водится страдали ,
Она ,как спутница , в таких местах.
И неизвестные болезни были,
Которыми болеют в тех краях,
Так умер Бой, его в мешок зашили
И в море ночью схоронили ,
От папуасских любопытных глаз.
Хотя, Миклуху папуасы уважали,
Бессмертным , вроде бы, считали ,
Особый человек- Каарам-Тамо,
А по другому, человек с Луны ,прозвали,
Пока он жил, они не воевали.
В России же его похоронили,
Но как ему и обещали ,
За ним опять корвет послали.
Корабль пришел, тогда все папуасы
Зарыдали,
Не уплывать , остаться умоляли.
А как он жил, все офицеры рассказали,
Он встретил их седой, больной ,
И постаревший , и худой.
Слуга лежал совсем больной.
В хижине все плесенью покрылось,
Сплошная ветошь, не кровать,
Повсюду банки, препараты,
Засохшие скелеты, чучела,
Остатки неопределенной пищи
И вонь, ужасная была.

Вернулся наконец домой,
Окреп и подлечился,
Доклады делал и труды писал,
Он многое открыл и доказал,
Ну, что казалось , надо бы еще,
Что думал -сделал, а теперь живи,
Но видно путешествия в крови,
Он в тех краях еще ведь побывал,
А Лев Толстой в письме ему писал:
"Вы первый доказали,
Что человек, он всюду человек!"
Как жаль , короткий его век,
Все путешествия здоровье подорвали,
И умер рано он, в каких-то сорок лет.





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 31
© 15.09.2017 Александр Мартыненко

Рубрика произведения: Поэзия -> Исторические стихи
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 3 автора












1