Семь мужчин одной женщины. Глава 7. Чревоугодие



Чревоугодие

Один лишь не может ничем
побежден быть желудок.
Жадный, насильственный,
множество бед приключающий смертным.
Гомер
В Италии женщины прожили почти месяц, Агнес показывала Вассе свои любимые места, они объездили почти всю страну и везде их тепло встречали ее друзья. Они были все разных возрастов, сословий и уровня жизни. Некоторые жили в больших виллах, некоторые в до­мах престарелых или в маленьких квартирках, но Агнес была со всеми весела и подолгу общалась наедине. Казалось, была какая-то причина, по которой она в этот раз сделала такое исключение из правил и не за­мкнулась в себе после заново пережитых событий из своего прошлого.
Александр звонил каждый день и осведомлялся об их передвижениях. Когда месяц почти прошел, они вернулись в Милан и обнаружили, что на письменном столе конверт. Дрожащими руками Агнес вскрыла конверт, прочитала послание и сказала:
– Нам пора собираться.
– Куда мы летим?
– В Лондон. Вам открыли визу.
В этот день Агнес о чем-то долго спорила по теле­фону с парижским детективом. Но на вопрос Вассы, что случилось, не ответила, лишь бросила на ходу, что ей кое-что нужно обдумать и не выходила из своей спальни до утра.
Лондон встретил их проливным дождем. Сев в такси, Агнес скомандовала:
– В Кэмден. Вот адрес, – и протянула водителю листок, вырванный из блокнота.
Такси остановилось перед домом Викторианской эпохи – типичного для этого района. Агнес рассчиталась с водителем и, повернувшись в сторону камеры над дверью, помахала рукой. Через пару минут дверь открылась и от­туда выскочил мужчина в униформе.
– Вы Агнес Жувене?
– Совершенно верно. А это мой багаж.
Мужчина взял чемоданы и понес их по лестнице на третий этаж.
Через пару часов Агнес и Васса разобрали свои вещи и устроили чаепитие в гостиной у камина. Поленья весело потрескивали, и от живого огня по комнате разливался мягкий свет, создавая причудливые тени на их лицах.
– Что это за квартира? Она как-то связана с вашими прошлыми отношениями? – не удержалась от вопроса Васса.
– О нет, дорогая! – заверила ее Агнес, удобнее устраиваясь в кресле. – Это квартира моей близкой давней подруги, она умерла в прошлом году, почти сразу вслед за моим мужем. Ее дочь любезно согласилась предоставить нам возможность пожить здесь столько, сколько будет нужно.
– Наверное, вам нелегко было потерять мужа и подругу сразу в один год?
Склонив голову, Агнес чуть прикрыла глаза и молча смотрела на огонь. Васса подметила, как сильно она сдала за последний ме­сяц. Таблетки уже не помогали, и она еле справлялась с болью.
Не дождавшись ответа, девушка задала следующий вопрос:
– Лондон – это ведь не конечное место нашего путешествия?
– Нет, – Агнес поставила пустую чашку на кофейный столик. – Из Лондона мы должны вылететь в Тунис, но придется подождать, пока нам откроют визы. Вот там и будет конеч­ный пункт нашего путешествия.
– Может, вам нужно отдохнуть от утомительных переездов? Сделать перерыв?
– О! На это у меня точно нет времени.
– Боже мой, Агнес, неужели это стоит таких мучений?
– Я хочу умереть спокойно. Хочу примириться с собой.
– А без этих поездок у вас это не получится?
Агнес покачала головой и, завернувшись в плед, снова перевела свой взгляд на огонь. Васса подбросила в камин три маленьких поленца и вернулась в кресло.
Так в молчании они провели минут пять, пока Агнес, откашляв­шись, не начала свой очередной рассказ о своем прошлом.
– Мы приехали сюда, потому что здесь я вышла замуж за очень солидного и влиятельного человека. Его звали Найджел Ридли. Когда мы встретились, ему было почти пятьдесят лет, но он не выглядел на свой возраст: высокий, статный, он не был похож ни на одного мужчину из моей жизни, скорее, был их полной противоположностью. Волосы у него были светло-русыми, непослушными, и часто торчали во все стороны из-за его привычки постоянно их взъерошивать. У него было волевое лицо, смешные большие уши и ярко-зеленые глаза. Он часто отпускал недельную щетину, что придавало ему особый брутальный мужественный вид. Происходил он из знатной семьи, был хорошо воспитан и образован. К моменту нашей встречи он овдовел, и на его руках остались двое маленьких детей.
Мы познакомились в опере, где я была со своей подругой, в квартире которой мы сейчас находимся. Она первая заметила, как «неприлично» меня разглядывает джентльмен из соседней ложи. В антракте он подошел к нам, представился и сказал, что был бы безмерно счастлив, если бы я пообедала с ним завтра, и, написав время и название ресторана на своей визитной карточке, протянул ее мне, склонил голову и быстро ушел. На следующий день я подтвердила встречу и приехала в ресторан. Он уже ждал меня и, как только увидел, по-мальчишески бросился навстречу. Было видно, что он очень пе­реживает и не знает, как произвести первое впечатление. За обедом я начала рассказывать ему о своих путешествиях, его напряжение постепенно спало, и передо мной предстал мужественный, надежный и смелый человек. Я сразу поняла, что именно о таком мужчине мечта­ла всю жизнь. Мы стали часто встречаться, наши отношения шаг за шагом переросли в тесную душевную связь. До него я всегда испытывала к своим избранникам влечение, влю­бленность, страсть, но к нему у меня были совсем иные чувства, они были не физическими.
Он был интереснейшим человеком. Мы говорили о литературе, музыке, науке и политике. Во всех областях, которые мы затрагивали, он хорошо разбирался, и на любой вопрос имел свое мнение. Я познако­милась с его семьей, и меня на удивление тепло приняли его дети. Через полгода он пригласил меня на день рождения своего сына. После ужина он протянул мне кольцо необыкновенной красоты и на одном дыхании выдал: «Агнес, любимая, я знаю, что тороплюсь, но жить, как раньше, я больше не могу. Одна мысль о том, что мне снова придется с тобой сегодня расстаться хотя бы на ночь, делает мою жизнь невыносимой. Выходи за меня, я обещаю, что сделаю тебя самой счастливой женщиной на свете!» Все гости стали ахать и охать, да я и сама была поражена такой речью, поэтому в ответ смогла вымолвить только: «Да», и в этот вечер он меня уже не отпустил.
Свадьбу мы сыграли, как выразилась моя подруга «неприлично пышную», он потратил на торжество и на свадебное путешествие огромные средства. Все было просто замечатель­но – его трепетная забота, терпение и желание угождать льстили мне. Днем он был солидным бизнесменом, строгим отцом, властным хозяином своего дома, а ночью – романтичным мальчишкой. Между нами не было страсти, не было пылких излияний эмоций, но они нам были и не нужны. Мы как будто заполнили все пу­стоты наших жизней и стали неотделимой частью друг друга. При нем я в полной мере раскрылась как творческий человек, он организовал мне музыкальный зал и мастерскую для живописи. К своим занятиям я быстро приучила его детей. Мы были очень счастливой и красивой па­рой, и нас охотно приглашали на все светские мероприятия его друзья и коллеги. Прошли три года, мы переехали в новый дом. Найджел часто уезжал по делам своей компании за пределы страны, и я оставалась с детьми одна. Как-то раз я писала письмо своим ро­дителям в его кабинете и случайно сдвинула настольную лампу. Под ней я обнаружила рычаг. Когда я нажала на него, в деревянной панели обнаружился дверной проем.
Васса поняла, что Агнес добралась до развязки истории и сама не заметила, как потянулась к руке компаньонки. Ей хотелось ее приободрить и заранее утешить.
– Я закрыла кабинет на ключ, чтобы ни прислуга, ни дети мне не помешали. Нашла в столе фонарик и, посве­тив в проем, увидела небольшую комнату размером два на три метра, обставленную по всей длине деревянными стеллажами. На стеллажах были разные пленки с фильмами, фотоальбомы, коробки с патрона­ми разного калибра, ящики с охотничьим инвентарем. Я просмотрела фотографии и была сильно удивлена, муж никогда не говорил о своем увлечении охотой, он говорил, что даже рыбу не мог поймать. А на фотографиях он был довольным и веселым в окружении своих друзей с оружием в руках, а у их ног лежали убитые животные: крокодилы, волки, медведи, львы и гигантские змеи. Но больше всего мое внимание привлек сейф. Он был, конечно, закрыт, и я нигде не могла найти ключ. Позже, когда я легла спать, то вспомнила, что Найджел носил какой-то ключ на шее и, когда я его один раз спросила, что это за ключ, он ответил, что от хранилища в конторе. После уви­денного мною в тайной комнате, я была уверена, что ключ был именно от того сейфа. Поразмыслив, я решила не говорить мужу о своей на­ходке, а взять ключ и попытаться открыть сейф.
Сейчас даже не знаю, откуда взялась такая таинственность, ведь до того момента я никогда ничего от мужа не скрывала. Наверное, интуиция подсказала, что мне необходимо туда вернуться и уви­деть, что спрятано от посторонних глаз и в первую очередь моих. Ведь муж и словом не обмолвился, что в его кабинете есть тайная комната. Когда муж вернулся из очередной поездки, то в первую же ночь я незаметно пробралась в его спальню, а мы спали в разных спальнях – так захотел Найджел, ссылаясь на свой громкий храп – и взяла с при­кроватного столика ключ, который он носил на шее.
Спустившись в кабинет, я закрыла за собой дверь на ключ, ото­двинула лампу и нажала на рычаг. Панель отодвинулась, и я вошла в потайную комнату. Ключ действительно оказался от сейфа. На полках я увидела множество фильмов на бобинах с подписью мест охо­ты. Взяв ближайшую пленку с надписью «Гиббон. Таиланд», я прошла к кинопроектору. На пленке была запечатлена группа из мужчин и женщин, стоявших около круглой хижины с соломенной крышей. Они весело и беззаботно дурачились, среди них я увидела Найджела и даже улыбнулась, – так мило, по-мальчишески, он хохотал и довольно потирал руки, будто готовился к чему-то приятному и долгожданному. Но потом моя улыбка быстро исчезла и перешла в гри­масу отвращения, потому что их позвали в хижину, и оператор крупным планом показал, как они располагаются вокруг круглого стола, в цен­тре которого было маленькое круглое отверстие. Когда все расселись, в комнату внесли обезьяну в клетке и поместили ее в центр стола, так чтобы из отверстия выглядывала только голова. Руки и ноги обезьяне связали, а голову закрепили ремнями. После этого каждому участнику этой группы раздали по деревянной лопатке, и они со всей силы стали бить ее по голове. Обезьяна вначале сильно извивалась и кричала от боли, всеми силами она старалась высвободиться из плена, но Найджел нанес ей последний сокрушительный удар, и она безжизненно опустила голову. При этом он сломал свою лопатку и с горящими глазами показал ее в объектив камеры, ему принесли взамен другую. Меня поразило, с каким восторгом и страстью они били бедное беззащитное животное. Но впереди меня ждало еще более чудовищное зрелище. Группа стала о чем-то спорить, и Найджел, взяв в руку закругленный нож, снял скальп с головы обезьяны, потом, сделав несколько проколов, ловким движением снял верхнюю часть черепа, оголив мозги.
– Какой ужас! – воскликнула Васса.
– Видимо, это и было их главной целью, потому что их радости не было предела. Найджел, нарочито притворно кланяясь всем присутствующим, торжественно поддел лопаткой содержимое и, смакуя каждое движение, проглотил мозги. От увиденного меня вырвало прямо на ковер. Оператор прошел вокруг стола и заснял каждого участника группы за поеданием, как он выразился деликатеса. Меня поразило, что никто из группы даже не подумал вымыть свое лицо перед трапезой. Они так и сидели в брызгах крови бедной обезьяны и источали такое удовольствие, что, казалось, они достигли нирваны.
Васса поморщилась и передернула плечами.
– Пленка закончилась. Я убрала все на место, закрыла сейф и поднялась в свою спальню. Я даже не могла плакать, сердце сжалось в комок, мне тяжело было дышать. Так я просидела в раздумьях два часа. Потом тихо собрала свои вещи, поцеловала детей и приехала сюда, к подру­ге. Когда подруга обо всем узнала, то не могла поверить. Я сама бы никогда не поверила, если бы не увидела пленку своими глазами. Сколько же подобных сцен запечатлено в остальных фильмах, ведь в сейфе было еще штук двадцать бобин. Конечно, он не раз потом пытался объясниться и просил прощения, говорил, что это просто его маленькое невинное увлечение, но он готов выбросить весь архив и больше никуда не ездить. Как оказалось, выезды за пределы страны были совсем не рабочими поездками. Каждый раз, видя его лицо, я невольно вспоминала, как он бил по голове обезьяну, а потом ел ее мозги. Я сказала, что не представляю, как после такого смогу его поцеловать. На этом наш брак и закончился.
Агнес вздохнула и попросила подлить ей еще горячего чаю. Когда она допила последний глоток, Васса спросила:
– Меня поражает, как после такого вы еще не разуверились в мужчинах и в их любви?
– Не знаю, дорогая, не знаю, – задумчиво произнесла Агнес и прикрыла глаза.
– После того зрелища я не смогла бы есть мясо, – призналась Васса, машинально хватаясь за горло.
– А я и не ела до беременности, а потом материнство взяло вверх.
– Можно задать вопрос?
– Конечно, дорогая!
– А Найджел сейчас жив?
– Нет, он давно умер.
– А как он умер?
– О! Это поучительная история. Похоже, что фауна все-таки ему отомстила.
– Как? – Васса округлила глаза.
– Меньше чем через год после нашего развода он поехал на Фи­липпины, и там, в тропическом лесу его укусила ядовитая змея.
– Так он что, прожил после вас всего год?
– Да, – Агнес тяжело вздохнула.
– Ну, если бы он говорил вам тогда правду, что хотел покончить со своим увлечением, то не поехал бы в путешествие. Вам так не кажется?
– Я не знаю даже, что и думать. Но в твоих словах есть доля истины.
– Это был его выбор, его страсть. Он все равно бы уехал, тайком, украдкой, вы бы даже не узнали. Вы ничего не смогли бы изменить.
– Ты права, дорогая, совершенно права. Я ничего не смогла бы изменить.
– А где сейчас его дети?
– Дочь вышла замуж и уехала в Америку, у нее двое детей, а сын стал знаменитым путешественником, он до сих пор не женат. Сей­час он где-то в лесах Амазонки.
Откинув плед, Агнес встала и, дойдя до двери, тихо произнесла:
– Ложись спать, Василиса, завтра я поведу тебя на королевскую оперу. Именно там мы познакомились с Найджелом. Хочу еще раз взглянуть на ту самую ложу и закрыть для себя эту историю. Спокойной ночи.

http://idavydova.ru/
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 36
© 14.09.2017 Инесса Давыдова

Метки: драма, любовь, жизненный путь, опыт, семь грехов,
Рубрика произведения: Проза -> Роман
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1