Зов. Глава XII


ГЛАВА XII


Когда даже судьба играет против тебя,
попробуй не сопротивляться,
а сыграть вместе с ней.


1


Кирилл Коган, вы проговариваетесь верховным Судом Чести к изгнанию за границу колоний. На пограничные рубежи, а именно в район города Марраби. За вами сохраняется право носить звание, нести силу и справедливость в отдаленных уголках наших колоний. Вам будет выдан разнаряд «вольного стрелка». Вашей задачей будет служба и несение благих дел во имя всех колоний на самом дальнем из рубежей. Приговор бессрочный и может быть обжалован не ранее чем через десять лет, либо через пять, в случае, если ваш послужной список будет удовлетворять комитет, а также, если вы совершите деяние, окупающее ваши былые грехи. Вам запрещается появляться на рубежах первой и второй линии, а также в центральных городах Колоний. Вы обязаны покинуть территорию Колыбели до двенадцати часов завтрашнего дня. Также вам дается двое суток, чтобы добраться до места назначения, – судья оторвал взгляд от документа, по которому читал приговор и поднял глаза на Кирилла. – Подсудимый, вам понятен приговор?
Коган не ответил, он лишь сжал челюсти и коротко кивнул головой.
– Приговор вступает в силу немедленно, – судья ударил молотком. – Судебное заседание считать закрытым.
По пути домой Мира говорила без умолку. Она то ругала Кирилла за его безрассудство, то хвалила за то, что он выжил. Она была возмущена от того, что обвинители начали действовать лишь после отъезда отца и благодарила их за то, что они все-таки оказались благосклонны. Кирилл молчал. Он думал о приговоре, сделке с Шутом и о Боазе.
Изгнание на дальние рубежи было равносильно заключению в клетке вместе с опасными зверьми, где каждый день пришлось бы бороться за жизнь. Он уезжал, по сути, без права вернуться. Он должен был оставить всю свою жизнь в Колыбели. Всех своих близких и друзей.
– Кристина, – произнес Кирилл, перебив болтовню сестры возле самого дома. – Где Кристина, и что с Джоном?
– Она не захотела слышать приговор, она думала, что тебя посадят, а Джон, его я не видела уже два дня, – Мира преградила путь Кириллу и обняла его. – Не переживай, я их найду, и ты успеешь попрощаться.
– Спасибо сестра, – ответил Кирилл и выдавил из себя улыбку. Он высвободился из объятий и начал открывать дверь.
– Сегодня отдыхай и собирайся. Завтра утром я приду к тебе, – Мира собиралась уходить, но в последний момент добавила. – С Кристиной и Джоном.
– Хорошо, я буду вас ждать, – Кирилл обнял Миру на прощание и зашел внутрь.


2


Пожитков у Когана младшего было не много. По сути, все, что могло ему пригодиться, умещалось в один рюкзак, поэтому он не стал откладывать дело в долгий ящик, машинально включил свой старенький проигрыватель и сразу начал сборы. Изколонокзаигралапесня Kim Wilde – You Keep Me Hangin′ On. Музыка расслабляла Кирилла и уводила от тревожных мыслей и насущных проблем. Погрузившись в ритм, он начал кивать головой в такт музыки и подпевать.
Спустя полчаса и семь прослушанных песен самых различных жанров в дверь комнаты робко постучали. Кирилл отложил рюкзак и открыл дверь. На пороге стояла Кристина. Прикусив нижнюю губу и скрестив руки на груди так, будто ей было холодно, она бросила робкий взгляд на Кирилла. Тот сделал шаг в сторону и пригласил ее внутрь.
– Кирилл, – начала она, переступив порог. – Я давно хотела с тобой поговорить, но не было подходящего момента.
– Лучшего момента, чем сейчас у нас уже может и не быть, – ответил он, слегка усмехнувшись.
– Ты прав, – она вздохнула. – Я думала, тебя посадят, но ссылка в Марраби. Даже не знаю, что хуже.
– Я хотя бы буду на свободе, – Кирилл присел на кровать и предложил Кристине сделать то же самое.
Между обоими чувствовалось напряжение, а в воздухе висела атмосфера недосказанности. Ни он, ни она не знали, как ее разрушить.
– Ты не мог бы сделать музыку по тише? – пальцы Кристины коснулись лба, и она слегка опустила голову, нервно сглотнув. – Она мешает мне сосредоточиться
Кирилл выполнил ее просьбу.
– Спасибо, – она села рядом с ним. – Понимаешь, после всего того, что произошло, ты так сильно изменился.
Кирилл хотел ответить, но Кристина не дала ему сказать и слова.
– Только не перебивай, выслушай меня. Мне тоже тяжело об этом говорить и вспоминать. Я даже не представляю, через что тебе пришлось пройти, я не знаю, зачем вы с Джоном поперлись в Иерусалим, и что там хотели найти. Я не знаю. И раз ты мне не рассказываешь, значит, на то есть свои причины. И мы наверняка могли бы справиться со всем этим, но эта ссылка… – Кристина снова тяжело вздохнула. – Когда мы теперь увидимся в следующий раз? – вопрос на мгновение повис в воздухе. – Я даже представить себе не могу. И увидимся ли вообще, это же почти на краю света. Тебя там могут убить! – каждое ее слово сопровождалось интонационным отрицанием и немного злобой. – В общем, мне кажется, что отныне наши пути расходятся. Мне очень жаль, Кирилл, – глаза Кристины заблестели, и одинокая слезинка покатилась по ее щеке.
Ответ не заставил себя долго ждать. Коган хлопнул ладонями по коленям и произнес:
– Ты права, ты во всем права. Сейчас наши пути расходятся, но когда-нибудь, я вернусь, обещаю.
Кирилл дотронулся до ее щеки и вытер слезу большим пальцем. Другой рукой он трепетно убрал с ее лица белокурые волосы. Он грустно улыбнулся ей и прислонился лбом к ее лбу. Кристина надрывно вздохнула и, успокоившись, нежно прикоснулась к его губам. Поцелуй разгорался, словно лесной пожар, зажигая в обоих страсть.
– Кирилл… – еле слышно, шепотом сказала она, и слегка отстранилась от него.
– Ты хочешь, чтобы мы прекратили? – хрипло спросил он.
Кристина сильно затрясла головой, может это было и неправильно, но чувства взяли верх, и она запустила пальцы в его волосы, прижимая его губы к своим еще сильнее. Кирилл начал снимать с нее рубашку, и она, не сопротивляясь, легла на постель, позволяя ему делать с собой все что угодно. Его взгляд гулял по Кристине снизу-вверх, не оставляя без внимания ни единого изгиба ее тела. Кирилл стянул с нее джинсы, оставив в одном нижнем белье, после чего, его руки постепенно начали подниматься вверх, повторяя тот же путь, что и его глаза. Добравшись до груди, руки на мгновение остановились и потянулись к застежке бюстгальтера. Она выгнула спину, и он с легкостью обнажил ее грудь.
Кирилл прикоснулся губами к животу и, начав с поцелуя, стал подниматься выше. Его язык заскользил к груди, задержавшись на розовом, набухшем от возбуждения соске. Она чувствовала его горячее дыхание своей кожей, ощущала его страсть. И сладкая истома постепенно завладела ее телом. Своими руками он крепко обхватил ее бедра и подтянул к краю кровати. Осторожно, словно он боялся ее спугнуть, Кирилл начал обнажать ее бедра, неспешно стягивая нижнее белье, но Кристина была не против. Она положила свои руки ему на плечи и откинула голову назад. Он снова прильнул к ее животу, но на этот раз начал опускаться вниз. Ее бедра задрожали, из груди вырвался тихий, протяжный стон, а ногти впились в плечи Кирилла. Осознав это, она разжала пальцы. В ответ Кирилл лишь сильнее сжал ее бедра.
Наслаждение захлестнуло ее целиком и полностью. Тело изогнулось, руки ослабели, а кончики пальцев начало покалывать. Через мгновение она пришла в себя и потянула Кирилла вверх. Их губы слились в страстном поцелуе, а его рука проскользнула между ног, и по ее телу вновь побежали мурашки. Кристина, нащупав воротник рубашки, стала расстегивать пуговицы, но пальцы едва ее слушались, и он помог ей, одним резким движением сняв ее через верх. Она попыталась расстегнуть ремень, но он отвел ее руку и справился сам. Молния заскользила вниз.
Рука Кристины коснулась его горячего, пульсирующего органа. Дыхание Кирилла затрепетало, когда она начала нежно гладить возбужденную плоть. В ответ он схватил ее грудь и начал ласкать, слегка сдавливая ее соски.
Затем он лег, увлекая Кристину за собой. Она опустилась сверху, прижимаясь своей грудью к его, их языки сплелись, затем она облокотилась руками о его грудь, скользя вверх по телу. Ее золотистые волосы упали ему на лицо. Сердце под ее рукой билось сильнее, чем во время самой страшной битвы, в которой пришлось побывать Кириллу. Он едва сдерживал ураган, бушевавший внутри него. Ее бедра заскользили вниз по его телу, она слегка приподнялась и Кирилл, упершись руками, рывком поднял свой корпус и вошел в нее.
Сладостный крик удовольствия сорвался с ее губ.


3


На следующее утро Мира ворвалась в комнату Кирилла, застав его с Кристиной. В другое время она сказала бы что-нибудь про соблюдение субординации и про отношения с сослуживцами, но сейчас был не тот случай. Она лишь виновато улыбнулась и вышла за дверь, дав им несколько минут на то, чтобы одеться.
– Доброе утро Ки, – сказала она, когда тот вышел к ней. Она заглянула внутрь комнаты. – И тебе, Крис.
Та в ответ лишь махнула рукой в знак приветствия.
– Кирилл, Джона я не нашла. Мне сказали, что он ушел на какое-то задание еще позавчера.
– Ну что ж, – вздохнув, произнес Кирилл. – Значит, не придется прощаться. Не люблю я это дело, – он пристально посмотрел на Кристину, которая собирала свои волосы в хвост, стоя перед зеркалом.
– У нас три часа до отхода колонны. Чем займемся, изгнанник?
– Я весь в вашем распоряжении, товарищ капитан.
Оставшееся время они провели втроем в небольшом баре. Они завтракали и разговаривали так, будто ничего не случилось. Будто Артем и Натан до сих пор живы и скоро присоединятся к ним, будто Кирилл не прошел через ад и совсем скоро не уезжал в ссылку, будто вовсе не было никаких немертвых. Хотя это было неправдой, но такого рода самообман был им необходим.
Они пришли к ангару за десять минут до отправления колонны. Кирилл получил свои документы, холодно попрощался и уехал.
Колонна, в сопровождении нескольких боевых машин выдвинулась в сторону дальних северных рубежей. Ее задачей была доставка продовольствия, а по совместительству и Кирилла к месту его пребывания.
Кирилл решил, что размышления подождут, и собрался отдохнуть после бурной ночи. Он положил свою рюкзак на пол грузовика и улегся на него, но не успел он задремать, как колонна остановилась и послышались оживленные голоса сопровождающих. Коган решил посмотреть в чем там дело. Он отодвинул брезент, выглянул наружу и увидел багги, вставший на пути колонны, но за рулем никого не было. Солдаты держали оружие наготове.
– Отбой, парни, давайте затащим багги в кузов, – послышалась команда старшего, и парни, не задавая вопросов, начали заталкивать багги в ближайший грузовик.
– Что за черт? – спросил вслух Кирилл, не ожидая услышать ответа.
– Черт? Это я-то черт что ли? – раздалось у него из-за спины.
Кирилл обернулся и увидел Джона. Его лицо расплывалось в улыбке, а руки были подняты и разведены в стороны.
– Я надеялся, что ты мне обрадуешься немного больше, – добавил он.
– Джонни, мать твою! – Кирилл рассмеялся и подал другу руку. – Ты какого черта тут делаешь?
– Ты что, думал, что я тебя оставлю одного? Да хрена с два! Мы с тобой теперь с тобой одной крови: ты и я, – Джон достал кусок вяленого мяса, уселся на свой рюкзак и начал жевать с довольным видом.
– Это, по-твоему, ответ? Ты что тут делаешь? – не унимался Кирилл.
– Да говорю же, с тобой еду, я обо всем договорился, – Джон показал большой палец. – Кстати, Дарон тоже к нам присоединится, так что ничего еще не кончено, ты ведь еще хочешь узнать, что за хрень тут происходит?
– Само собой! – у Кирилла поднялось настроение. – Я рад тебе Джонни, или лучше называть тебя Снежок?
– Черт побери! – деланно выругался Джон. – Я думал, эта кличка сгинет вместе с падением Слез Бога. Но видимо мне придется терпеть и дальше.
Оба друга, страж и вольный стрелок рассмеялись. Грузовик дернулся, и колонна тронулась в путь.


4


– Хорошо, что не пешком, – размышлял Кирилл сидя в кузове грузовика, направляющегося к самому дальнему рубежу в колониях. – А то сейчас топали бы по пустыне, до тех пор пака не издохли бы от жажды или пули Стервятников.
Коган обратил внимание на человека, который за последние месяцы, стал ему близким другом. Джон, мерно посапывая, дремал в углу на снаряжении. Изначально Кирилл, мягко говоря, недолюбливал Джона, его шуточки и ужасную манеру болтать без умолку и лезть во все щели.
Из всего произошедшего, Когана больше всего удивило то, что его не лишили звания, хотя по идее должны были повесить. Более того в документах «Вольного стрелка» значилось звание сержанта. Получается утешительным призом за ссылку, было повышение в звании.
– Интересно, как Шут смог это провернуть? – сказал Кирилл шепотом.
Суд вынес обвинительный приговор, но с оговоркой о пожизненном испытательном сроке. Тюрьмы были в Колониях не в ходу, и людей чаще всего приговаривали либо к смерти, либо, как в случае с ним, к ссылке. Хотя, как выразился Джон: «Ну, ты ведь хотел приключений? Выбраться на поверхность и все в током духе? Возрадуйся! Боги услышали твои молитвы!».
Джон перевернулся на другой бок и заразительно зевнул. Кирилл понимал, что такого друга как он, ему послал сама судьба. Они были едины, как братья. Братья по духу. Пусть один из них и строил из себя сорвиголову и пошляка, а другой стал холоден и серьезен. По натуре, они были похожи и Коган знал, если надо Джон отдаст за него жизнь, как и он сам.
Машину несколько раз тряхнуло на повороте и Джона силой вырвало из сна. Засвистели тормоза, и она остановилась. Коган вышел наружу, и перед ним предстала не столь печальная картина, которую он ожидал увидеть. С того момента, как он слышал от отца об этом городке, прошло шесть лет. Лагерь из палаток и грузовиков с несколькими домами, превратился во вполне себе неплохой пограничный городок.
– Ну и дыра, – раздался голос позади. Кириллу не надо было оборачиваться, чтобы понять: Джон вылез поглядеть на их новый дом.
– Если хочешь, можешь вернуться, – спокойно произнес Коган. – Я пойму.
– Нет уж! Я тебя в этой дыре одного не оставлю.
Кирилл улыбнулся, но решил не показывать свои эмоции другу. Когда Джон подошел и встал рядом, на лице Когана вновь была мрачная мина.
– Да не кисни ты так, – Джон хлопнул друга по плечу. – Я тут навел справки, говорят здесь можно неплохо устроиться. Почти все Кланы пустыни, контрабандисты и Стервятники сливают здесь свой товар перекупам, а те уже везут его в Колонии. Нам всего то и надо, что взять под свое заботливое крыло несколько таких вот торгашей и жить себе на откаты.
– Прости Снежок, но я так не смогу, – отрицательно замотал головой Кирилл и слегка рассмеялся. – Ты всегда можешь вернуться в Колонии, а мне надо заслужить помилование. Так что боюсь, нам придется перевернуть этот городок с ног на голову.
Джон развел руками в сторону и, зевнув, потянулся.
– Как скажешь, хотя мне надо будет раз в три месяца, ездить к старшему Стражу с отчетом, я ведь теперь один из них.
– Что есть, то есть, – улыбнулся Кирилл. – Ладно. Берем вещи и идем в комендатуру, посмотрим, что там припасено для нас.
Друзья, забросив вещмешки и снаряжение на плечо, направились мимо грузовиков в сторону города. В то время пока они шли и болтали, за ними следила фигура, облаченная в песчаный камуфляж.
– Кирилл Коган, – подумал Шут наблюдая за путниками почесывая подбородок металлическими костяшками пальцев. – И Джон. Рад вас видеть в этой скромной обители. Скоро вы мне сослужите хорошую службу.





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 94
© 13.09.2017 Никита Ладыгин Артём Воробьёв

Метки: Научная фантастика, Альтернативно-историческая, Постапокалипсис, Дизельпанк, Биопанк,
Рубрика произведения: Проза -> Фантастика
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1