Высший пилотаж


АГАМИРОВ КАРЭН ВЛАДИМИРОВИЧ
Контакты. E-mail: agamirow@yandex.ru. Веб-сайт: agamirow.ru. Тел.: +7 901 555 5858.
Родился 18 июля 1960 года в Москве. Кандидат юридических наук, доцент. Профессор Российской Академии Естествознания. Академик, почетный доктор наук, профессор Академии литературной документалистики. Академик Международной академии духовного единства народов мира. Заместитель главного редактора научно-практического журнала «Человеческий капитал», включенного в перечень рецензируемых научных изданий. Член Союза журналистов России. Член Международной федерации журналистов. Член Союза писателей Москвы. Учредитель сетевого СМИ ПОЛИТИКА И ПРАВО С КАРЭНОМ АГАМИРОВЫМ. Учредитель и Генеральный директор Общества с ограниченной ответственностью «СРЕДСТВО МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ ПОЛИТИКА И ПРАВО С КАРЭНОМ АГАМИРОВЫМ».
Иллюстрации заслуженного художника Российской Федерации Владимира Волка
Предисловие народного артиста СССР Армена Джигарханяна.
МАСКИ-ЛИЦА-ЛИЦЕДЕЙСТВО……………………….……………..10
От автора. ЛЕГЕНДА О ШАХМАТНОЙ ДОСКЕ………...................11
А ВЕДЬ ОН ТОЖЕ ЧЕЙ-ТО СЫН……………………………………..13
А ВЕДЬ Я ТОЖЕ БЫЛА КОГДА-ТО ДЕВЧОНКОЙ, СЫНОК…..…15
А ПОТОМ ОНА СОШЛА С УМА……………………………………….15
АКЦИЯ ПРОТЕСТА…………………......................................................16
АЛЕША УМИРАЕТ……………………………………………………...21
АЛЛАХ АКБАР…………………………………………………………...22
АНТИСОВЕТСКОЕ ГНЕЗДО……………………...................................24
АФАНДАРАШ……………………………………………………………31
БАЛОВЕНЬ СУДЬБЫ…………………………………………………...32
БАНЯ В АЭРОПОРТУ…………………………………………………...33
БАРАН-СОБАКА…………………………………………………………35
БЕГУЩИЙ ОТ УРАГАНА………………………………………………37
БЕСЕДА СВЯЩЕННИКА С ЖУРНАЛИСТОМ…………...................42
БЕССМЕРТНЫЕ…………………………………………………………42
БИЛЕТ ДО АФРИКИ……………………………………………………48
БОРЬБА С ПЬЯНСТВОМ И АЛКОГОЛИЗМОМ…………..................57
БРОДЯГИ И МЛАДЕНЕЦ С УЛИЦЫ «ОЛЬХОВСКАЯ»..................59
БЮДЖЕТНЫЙ ВОР……………………………………………………..61
ВСЕ КОЗЛЫ, КРОМЕ ТЕБЯ, МОЙ КОЗЛИК……………………...…61
В «ЛЕНИНКЕ»………...............................................................................62
В НАРКОДИСПАНСЕРЕ………………………………………………..67
ВЕРА В НЕГО………………………….....................................................70
ВЗЫСКАТЕЛЬНЫЙ КИОСКЕР…………………..................................72
ВИНСЕНТ И ПОЛЬ…………………………...........................................73
ВЛЮБЛЕННАЯ В ФЕДЮ………………………………………………74
ВОЗВРАЩЕНИЕ ХОДЖИ НАСРЕДДИНА………………...................75
ВОТ ПРИДЕМ ДОМОЙ……………………............................................77
ВРАЧ-НАРКОЛОГ…………………………………………………….…78
ВСТАТЬ НА МЕСТО ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА……………………...…84
ВЫ – НЕ МАТЬ…………………………..................................................84
ВЫПИТЬ ТАЙКОМ ОТ ЖЕНЫ………………………………………..87
ВЫСТРЕЛ ИЗ АРБАЛЕТА………………………………………………87
ВЫСШИЙ ПИЛОТАЖ……………………………………………….…92
ВЫХОД ЕСТЬ ВСЕГДА…………………………………………………95
ГЕЙ-ПАРАД………………………………………………………………95
ГЕНЕРАЛ БСФ ШАМАН БАСОВ……………………............................98
ГЛАВНОЕ, ЧТОБЫ КОСТЮМЧИК СИДЕЛ, ИЛИ
«НЕ ВОЗГОРДИСЬ!»…………………………………………………….101
ГОВОРИ ЖЕ, НАКОНЕЦ!.......................................................................102
ГРЕХОВНАЯ СУЩНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА………………………….…103
ГРУСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК В МЕТРО………………………………...…104
ГУМАНИТАРНАЯ ПОМОЩЬ……………………...............................105
ДАВАЙ ТОЛЬКО О ХОРОШЕМ……………………………………...106
ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ СОТРУДНИКА АДМИНИСТРАЦИИ
ПРЕЗИДЕНТА…………………………………………………………..108
ДЕПУТАТСКИЙ ЯЗЫК…………………………..................................110
ДИАЛОГ О БЛАГОДАРНОСТИ…………............................................110
ДИАЛОГ О ЖИЗНИ………………………………………………….…112
ДИАЛОГ О ЛЖИ И ПРАВДЕ…………………………………….....…112
ДИАЛОГ О ЛЮБВИ…………………....................................................114
ДИАЛОГ О НЕНАВИСТИ………………..............................................114
ДИАЛОГ О САМОАКТУАЛИЗАЦИИ……………………………...…115
ДИАЛОГ О СЕКСЕ…………………………………………………......117
ДИАЛОГ О СМЕРТИ………………………………………………...…118
ДИАЛОГ О СЧАСТЬЕ……………………………………………….…119
ДОБРО ДОЛЖНО БЫТЬ С КУЛАКАМИ…………………................119
ДОБРОВОЛЬНО-ПРИНУДИТЕЛЬНАЯ ЭВТАНАЗИЯ….................121
ДОБРЫЙ ВОДИТЕЛЬ ТРОЛЛЕЙБУСА…………………………..…124
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ПАМЯТЬ…………………………………...…127
ДОПУСТИМАЯ ПОГРЕШНОСТЬ……………....................................130
ДОРОГОЙ МОТОЦИКЛ………………….............................................131
ДУРАЦКИЕ ВОПРОСЫ…………………………………………….…132
ДУРАЦКИЕ ОТВЕТЫ…………………….............................................134
ДЬЯВОЛЬСКИЕ ИНСТИНКТЫ…………………………………...…138
ЖАЖДА ЖЕРТВЫ…………………………………………………...…138
ЖАЛКИЙ ВОВУШКА………………………………………………..…139
ЖДЕМ ВАС С НЕТЕРПЕНИЕМ…………………………………...…141
ЖЕРТВЫ ОРТОБИОЗА………..………………………………………142
ЖИЗНЕННЫЕ ПРИОРИТЕТЫ…………………................................145
ЖИЗНЬ ПО ДОВЕРЕННОСТИ…………………………………….…147
ЖИЗНЬ ЦЕНОЮ В МИЛЛИОН………………………………………149
ЗА ЧТО?.....................................................................................................150
ЗАВЕРШИТЬ ЧЕЛОВЕКА……………………………………….……152
ЗАГАДКА ЭДУАРДА ЛИМОНОВА…………………...........................153
ЗАМЕЩЕНИЕ ПО ФРЕЙДУ……………………………………….…154
ЗАСТУПИТЬСЯ ЗА СТАРУШКУ…………………………………..…155
ЗДОРОВО, БРАТАН!..............................................................................157
ЗДОРОВЫЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ………………………………………….158
И БЕРЕМЕННЫМ ЖЕНЩИНАМ………………………………...…158
И ОНА ПОДНЯЛА ГОЛОВУ…………………………………………..159
И ТУТ ПРИШЕЛ ОТЕЦ…………………………..................................160
ИДИОТЫ В НАУШНИКАХ………………...........................................163
ИЗ ПАРТОРГОВ – В ПРОФОРГИ……………………………….……163
ИЛИ АЛКОГОЛЬ, ИЛИ ЖЕНЩИНА……………………………...…164
ИМЯ НАМ – ЛЕГИОН…………………………………………………165
ИНГУШСКИЙ РАБ…………………………………………………..…166
ИНДИКАТОР ПРОБЛЕМ………………………………………………172
ИСПОВЕДЬ АДВОКАТА………………………………………………172
ИСПОВЕДЬ ЗАВЕДУЮЩЕЙ БИОТУАЛЕТОМ…………................174
ИСПОВЕДЬ НОТАРИУСА………………………………………….…175
ИСПОВЕДЬ ПРОСТИТУТКИ……………………………………...…179
ИСПОВЕДЬ СТУКАЧА……………………………………………...…182
ИСТИНА…………………........................................................................186
КАДРОВЫЙ РЕЗЕРВ………………………………………………..…187
КАК БРАТ С СЕСТРОЙ……………………………………………..…188
КАК ДЕЛА?...............................................................................................190
КАК ЖЕ Я УСТАЛ………………………………………………………190
КАК ОН ХОХОТАЛ…………………………………………………..…191
КАК ПЕРЕЖИТЬ ТРУДНЫЕ ВРЕМЕНА…………………...............192
КАК ТЫ МЕНЯ НАЗВАЛ?......................................................................193
К ВОПРОСУ О БДИТЕЛЬНОСТИ……………………………………194
К ВОПРОСУ О ПРЕДАТЕЛЬСТВЕ………………………………...…195
КВАРТИРА ДЛЯ ВЕТЕРАНА…………………………………………195
КИРСАН И ИНОПЛАНЕТЯНЕ…………………………………….…197
КЛЮЧЕВОЕ СЛОВО………………………………………………...…203
КОГДА ТАКИЕ ЛЮДИ………………………………………………...203
КОЛЛЕКТИВНЫЙ ДОГОВОР……………………..............................204
КОММУНАЛЬНЫЕ ДОЛГИ………………………………………..…205
КОНСТАТАЦИЯ ФАКТОВ……………………………………………206
КОПЕЙКА…………………………………………………………….…207
КОЭФФИЦИЕНТ ЗАМЕЩЕНИЯ……………………………………208
КРИТИЧЕСКАЯ НАПОЛНЯЕМОСТЬ…………………………….…210
КУРИЛКА В БАНЕ…………………………………………………..…211
ЛЮБОВЬ ПО ИНТЕРНЕТУ………………………………………...…211
LENABAR……………………………………………………………..…212
МАЛЬЧИК И БАБУШКА……………………………………………...214
МАЛЬЧИК И СОБАКА……………………...........................................215
МАМА…………………….........................................................................217
МГНОВЕНИЯ ПОСТИЖЕНИЯ………………………………………226
МЕЖДУ НАМИ, АЛКАШАМИ……………………………………..…227
МОДЕРНИЗАЦИЯ………………………………………………...……229
МОЖЕТ, Я ЕЙ ЕЩЕ ПРИГОЖУСЬ……………………………….…232
МОИ ПРИОРИТЕТЫ………………………………………………..…232
МОЛИТВА ЗА ПРЕЗИДЕНТА……………………………………...…234
МОСКВА-ЯХРОМА…………………………………………………..…237
МОЯ КЛЕОПАТРА…………………………………………………...…256
МУДРЫЙ СТАРИК……………………….............................................257
МЫ И ТЕ, КТО ИДЕТ ЗА НАМИ…………………………………..…258
МЫ ТАМ, ГДЕ МЫ ЕСТЬ…………………………………………..…259
МЭР-ФОРТОЧНИК………………………………………………….…260
НАДО НАМ, РЕБЯТА, ИЛИ ТОРЖЕСТВО ПУСТОСЛОВИЯ….....264
НАЕДИНЕ СО МНОЙ……………………….........................................265
НАШИ ДЕТКИ И ВНУЧАТА ОЧЕНЬ ЗАНЯТЫЕ……………….…266
НЕ ГОТОВ…………………………………………………………….…267
НЕ ДОВЕРЯЮ!........................................................................................270
НЕ ЗНАЮ……………………………………………………………..…271
НЕ МОГУ БОЛЬШЕ……………………................................................271
НЕ ОСРАМИСЬ, ПАЛАЧ!......................................................................272
НЕИНИЦИАТИВНЫЙ И УБОГИЙ……………………………….…278
НЕОРДИНАРНЫЕ СЕКС УСЛУГИ……………………………….…279
НЕТ ОТВЕТА……………………………………………………………281
НЕЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ТРАГЕДИЯ…………………............................282
О ПРЕДАТЕЛЬСТВЕ, САМОРЕАЛИЗАЦИИ И ПРОЧИХ
ИНТЕРЕСНЫХ ВЕЩАХ………………………………………………284
ОБИДЕТЬ ХОРОШЕГО ЧЕЛОВЕКА………………….......................286
ОДА СОЛДАТИКУ……………………………………………………...288
ОДИНОКИЙ ВОЛК………………………….........................................290
ОН ЖИЛ…………………………………………………………………292
ОН МЕНЯ МНОГОМУ НАУЧИЛ…………………….........................294
ОНА И ОН…………………………………………………………….…295
ОНИ МЕНЯ КУПИЛИ…………………………………………………296
ОНИ НАС ВСЕХ НЕНАВИДЯТ…………….........................................297
ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА…299
ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОГО РАЗДЕЛА…………………301
ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕИ…………………….…303
ОСЬМИНОГ ПАУЛЬ………………………………………………...…308
ОТКРОВЕНИЕ БЫВШЕГО ЭНКАВЭДЭШНИКА………................311
ОТКРОЕМ ДОХОДЫ, ПОКАЖЕМ ИХ РАЗОМ…………..................313
ОТКРЫТЫЕ АФОРИЗМЫ………………….........................................313
ОТЛИЧНИЦА………………………………………………………...…314
ОТСТРАНЕННОСТЬ………………………………………………...…315
ОФИСНЫЙ ИДИОТ……………………………………………………317
ОЧИЩЕНИЕ КОРЗИНЫ…………………...........................................319
ОШИБКА В СУБЪЕКТЕ…………………............................................320
ПАРЕНЕК ИЗ НАШЕГО ПОДЪЕЗДА…………………………….…320
ПИВНОЙ ЧЕЛОВЕК ПРИ ЗАВОДЕ…………………………………321
ПЛАЧУ ЗА НЕРАЗУМНУЮ ДОЧЬ…………………………………..323
ПЛОДОТВОРНОЕ ЗНАКОМСТВО……………………………...……323
ПОВЕДЕНИЕ ГОССЛУЖАЩИХ…………..........................................323
ПОГОВОРИЛИ……………………………………………………….…325
ПОДАЛЬШЕ ОТ ОКОН……………………………………………..…326
ПОДАЛЬШЕ ОТ ОСТАНОВКИ………………………………….……327
ПОДЛЕЦ………………............................................................................327
ПОЙМИ, НАКОНЕЦ…………………...................................................327
ПОМОЧЬ БЕЗ СПРОСА СТАРУШКЕ…………………………….…328
ПОРА ЗАНЯТЬСЯ СОБОЙ……………………….................................328
ПОСЛЕДНИЙ ДОКУМЕНТ………………………………………...…329
ПОСЛЕДНИЙ ЗАПОЙ…………………………………………………330
ПОСЛЕДНИЙ ЗВОНОК……………………..........................................332
ПОСЛЕДНЯЯ НОЧЬ ИОСИФА ДЖУГАШВИЛИ……….................333
ПОСЛЕДНЯЯ ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИЯ…........................................341
ПОСЛЕДНЯЯ СТАДИЯ НЕНАВИСТИ ЖЕНЩИНЫ…………...…346
ПОХОРОННЫЙ ВАЛЕРИК……………………...................................346
ПОЧЕМУ?.................................................................................................347
ПРАВИЛЬНО ПИТЬ…………………………........................................348
ПРИЕЗЖАЙ В ГОСТИ…………………………………………………349
ПРИМАТ ПОТРЕБНОСТЕЙ………………………………………..…349
ПРОБЛЕМА ПРАВИЛЬНОГО ЧЕЛОВЕКА……………....................352
ПРОСТИ МЕНЯ…………………………...............................................355
ПСИХОЛОГИЯ НЕПЬЮЩЕГО ПЬЯНИЦЫ………………….........356
ПЬЕТ - ЗНАЧИТ ЛЮБИТ……………………......................................357
ПЯТЕРО БОМЖЕЙ……………………………………………….……357
ПЯТЫЙ ВОПРОС СОВЕСТИ……………………................................358
РАЗНАРЯДКА ПО ИДИОТИЗМУ………………………………….…359
РАЗНЫЕ СУДЬБЫ…………………………………………………..…364
РЕСПЕКТАБЕЛЬНЫЙ МУЖЧИНА…………………........................364
РЕЦЕПТ АЛКОГОЛЬНОГО СЧАСТЬЯ……………………...............369
РОЛЬ ЖЕНЩИНЫ В ЖИЗНИ МУЖЧИНЫ, ИЛИ ЕЩЕ РАЗ
О ЛЮБВИ……………………………………………………………..…369
РОССИЯ ГРОБОВАЯ………………......................................................370
РОССИЯ СУМАСШЕДШАЯ……………………………………….....371
РУССКАЯ МЕНТАЛЬНОСТЬ…………................................................372
РЫЖЕВОЛОСАЯ ДЕЖУРНАЯ………………………………….……374
С ТРЕТЬЕЙ ПОПЫТКИ………………………………………….……375
СВЕРХЧЕЛОВЕКИ И КАРЛИКИ………………….............................375
СВЯТЫЕ СРЕДИ НАС…………………………………………………376
СКРОМНОСТЬ В ЭПОХУ КРИЗИСА……………………...................376
СЛЕДИ ЗА РЕЧЬЮ…………………………………………………..…379
СМС-ЭМОЦИИ…………………………………………………………379
СМЫСЛ ЖИЗНИ…………………………………………………….…379
СНЫ ОБ ОГРАБЛЕННОМ ЭРМИТАЖЕ………………….................381
СОБАЧЬЕ СОГЛАСИЕ…………………...............................................381
СОЛДАТСКАЯ ПРАЧЕЧНАЯ………………........................................385
СОН МАТЕРИ………………………………………………………..…391
СОЦИАЛЬНОЕ ЖИЛЬЕ…………………………………………….…393
СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ………………………........................................395
СПАСИТЕЛЬНЫЙ ЧЕРТИК…………………….................................402
СПРАВКА О НЕСУДИМОСТИ………….............................................409
СТАРИК И ПИВО…………………………............................................412
СТАРУШКА В ОЧЕРЕДИ……………………......................................416
СТАРУШКА В «ПЕРЕКРЕСТКЕ»…………........................................417
СТРАНА РАЗВИТОГО РАСПИЛА………………................................418
СЫНОК, ТЫ ПЕРЕДАЙ ЭТИМ САМЫМ………………………...…419
ТАИНСТВЕННЫЙ БЕДНЯК……………………………………….…420
ТЕРПИ НА МЕСТЕ……………………….............................................420
ТРЕТЬЕГО НЕ ДАНО………………………….....................................421
ТРЕХЦВЕТНЫЙ ШТРИХКОД ЧЕЛОВЕКА……………..................422
ТРИ КОРОЧКИ……………………........................................................423
ТРИ МИНУТЫ ИЗ ЖИЗНИ ТЕТУШКИ-ГУЛЛИВЕРШИ……...…428
ТРИУМФ И ТРАГЕДИЯ ЭДВИНА ВАЛЕРО……………………..…428
ТРУДОЛЮБИВЫЙ И СОВЕСТЛИВЫЙ КИТАЕЦ……………...…433
ТЫ НИЧЕМУ НЕ НАУЧИЛСЯ………………………………….……433
УЖ ЗАМУЖ НЕВТЕРПЕЖ……………………………………………434
УПЫРЬ………………………………………………………………..…437
УТРО ВЕРХОВНОГО ЧАРОДЕЯ РОССИИ………………................439
ФИЛОСОФ ОТ НАУКИ……………………………………………..…447
ФИЛОСОФИЯ ДЕНЕГ……………………………………………...…448
ФОРМУЛА ЕГО ОДИНОЧЕСТВА……………………………………449
FACEBOOK…………………………………………………………...…451
ХОРОШАЯ ИДЕЯ………………………………………………………454
ХОЧУ К МИКРОФОНУ..........................................................................454
ХОЧУ РАЗНООБРАЗИЯ…………………………………………….…458
ЧЕГО ХОЧЕТ ЖЕНЩИНА……............................................................458
ЧЕЛОВЕК НА СВОЕМ МЕСТЕ………………………………………458
ЧТО ЖЕ МНЕ ДЕЛАТЬ?........................................................................459
ШВАБРА ЖИЗНИ…………………………………………………...…460
ШУСТРИТЬ ПО ДОМУ…………………………..................................461
ЭБОЛА……………………………………………………………………462
ЭЛЕКТРИК ИЗ ДЖАЛАЛ-АБАДА…………….....................................462
ЭТО ВАМ НЕ КЕЛЬН!............................................................................465
Я ВИДЕЛА, КАК ЕДЯТ КОШЕК……………………..........................466
Я С ТОБОЙ ИГРАТЬСЯ НЕ БУДУ…………………………...............467
ЯКУТСКИЙ ШАХМАТИСТ И СТОЛИЧНЫЕ СКИНХЕДЫ…...…469
ЯПОНСКИЙ МИНИСТР ФИНАНСОВ…………………………...…472
Предисловие
МАСКИ-ЛИЦА-ЛИЦЕДЕЙСТВО
Новая книга Карэна Агамирова, сборник рассказов «Высший пилотаж», – это смелые зарисовки об окружающей нас действительности, о сегодняшнем дне и героях нашего времени. Среди них искрометные образы менеджера туристической фирмы Агриппины Петровны Керн, дежурной по «Ленинке» Феклы Мартыновны, хитреца-начальника Вовушки, крупного деятеля Петровско-Разумовского рынка Вагифа и другие разудалые персонажи.
Лица героев выведены широкими, смелыми мазками. В конце рассказа писатель, как правило, срывает с них маску, и читатель невольно обнаруживает в живописных образах частичку самого себя. Под лоскутным одеялом зарисовок Карэна Агамирова - захватывающий образ писателя, мир его мыслей, переживаний, красочная палитра настроений. Он пропускает переживания своих героев как бы через себя, через собственные «дырки носа».
Некоторые рассказы вполне автобиографичны («Антисоветское гнездо», «Из парторгов – в профорги», «Коллективный договор», «Депутатский язык»), а многие напоминают дружеские шаржи («Высший пилотаж», «Одинокий Волк», «Утро Верховного Чародея России», «Жалкий Вовушка», «Примат потребностей», «Японский министр финансов»).
Писательский стиль ироничен и самобытен. Это особенно заметно в гневной зарисовке писателя «Пора заняться собой!». Главная героиня, спровадив в психушку своего трудягу-мужа, наспех оформляет новый брак. И в самый разгар новогодних гулянок, в ночь на Рождество, пьяные молодожены отправляются праздновать это событие на машине в центр города. Однако Агамиров не может оставить их в покое: он протестует против эдакой страшной несправедливости. Уже через короткий промежуток времени роскошная коса Агриппины Керн обматывает электрические провода, а левая нога Толяна в задравшейся штанине от Дома Моды Славы Зайцева пикирует на пост ГАИ, шарахая старлея по шапке-ушанке. Умопомрачительный и трагикомичный гротеск!
В сборнике Карэна Агамирова образные юмор и сатира соседствуют с настоящей человеческой трагедией. «Сон матери» - это зарисовка, которую невозможно читать без слез, выполненная почти сразу же после гибели журналиста Анны Политковской. В близкой к соцреализму миниатюре «Старик и пиво» писатель блестяще раскрыл характер человека, не сломленного тяжелыми жизненными невзгодами.
Проза писателя исключительно социальна, она проникнута сочувствием и сопереживанием к простому человеку, страстной жаждой справедливости, гармонии и счастья. Сверхкраткий рассказ сконцентрирован именно на закрученном сюжете. Новаторский подход писателя к малой прозаической форме, возможно, через какое-то время критики определят в качестве нового литературного жанра под названием «агамировщина». Сегодня писатель Карэн Агамиров творит с высоко поднятой головой, доказывая своей гражданской позицией, что литературное творчество - всепоглощающая цель его жизни. Желаю ему творческого вдохновения, захватывающих свежих идей, неиссякаемого задора и смелости.
Армен Джигарханян, народный артист СССР
От автора
ЛЕГЕНДА О ШАХМАТНОЙ ДОСКЕ
Путник развернул перед шахом шахматную доcку и предложил заключить пари.
В первый день он cтавит на первую из шеcтидеcяти четырех клеток тыcячу динаров против одного динара шаха. Во вcе поcледующие дни скиталец продолжает cтавить на клетку тыcячу, а шах вcякий раз увеличивает cтавку вдвое: два, четыре динара, восемь, шестнадцать, тридцать два вплоть до заполнения поcледней, шеcтьдеcят четвертой клетки.
Шах потер руки: что за чудак, почему он так разбраcываетcя своими деньгами, требуя от меня cущую ерунду?
Пари началоcь. Поначалу шах c великой радоcтью cозерцал падающие c неба на шахматные клетки тыcячи заезжего против его мелочи, но очень скоро понял, что cел в лужу: еcли пари продлитcя оговоренные шеcтьдеcят четыре дня, то казны не хватит, чтобы раccчитатьcя c коварным чужеземцем.
Автор не знает, что шах c ним cделал: отрубил голову или же, виcхищенный находчивоcтью cмельчака, озолотил.
Автор уверен в одном: изменения в общеcтве, cкрытые от поcтороннего глаза, проиcходят поcтепенно и cпоcобны к лавинообразному, разрушительному движению.
Карэн Агамиров
А ВЕДЬ ОН ТОЖЕ ЧЕЙ-ТО СЫН
Он валялся за высоким забором газового предприятия, в дырявом зэковском бушлате и заляпанных мартовской грязью кирзачах.
Мимо проплывали вальяжные дамы и осанистые мужики, завершившие ударный трудовой день по отмыву «национального достояния».
- Смотри, Газзель какая гадость! - Cтарший бухгалтер Эллина Лохионова, только что виртуозно списавшая итальянский кожаный гарнитур из женского water-closet в свой скромный садовый особнячок на Николиной горе, брезгливо сморщила пуговичный носик. - И как земля терпит этих помоечных червей? Им бы гнить на кладбище и не смердеть перед такими состоявшимися людьми, как мы.
Газзель Худейпердыева, член Совета преприятия по взаимодействию с газовыми баронами из Средней Азии, сбагрившая (по настоянию сожителя-рецидивиста Арслана) старушку-мать в подмосковную чеховскую психушку, притопнула ножкой в элитном сапожке от VALENTINO GARAVANI и, что никак не вязалось с ее лучистым ликом, визгливо пробасила.
- Да уж, развелось этой гнусной нечисти, житья от них нет! Прав был германский усатый вождь, когда решительно и революционно очищал страну от наводнившего ее сброда.
И высокопарные леди (не упускающие случая стучать начальству друг на дружку) театрально жестикулируя, потопали на автостоянку к своим «Aston Martin DB9» и «Mercedes-Benz C 63 AMG Coupe».
На их месте возникли тип-топ-менеджеры компании Михей Сальный-Ковес и Маркус Кротовский. Месяц назад они разжились пентхаусами на Мосфильмовской улице, и с той поры демонстрировали вальяжную невозмутимость водил из «Шереметьево-2».
***
Закадычные собутыльники, отвечающие за перевод в offshore выручки от наркотрафика из Афганистана, хвастали победами на любовном фронте.
- А я-а-а ту-у ка-азу бы-ывшую тва-аюу-у, Ма-арику-ус...
- А я ту самую бывшую твою зайчиху, Михейкус...
Заприметив наводнивший мир «сброд», Сальный-Ковес сплюнул, угодив на манжету марикусовских штанин от «Sandro Visconti», и процедил.
- Во-от еще-о-о оди-ин отбро-о-ос недоре-е-езанный. У на-ас в Эсто-о-онии и-их направля-я-яют на принуди-и-ительную эвтана-а-а-а-а-азию, как некогда в Вели-икой Герма-а-а-ании. Не-е-ечего не-е-ебо копти-и-и-ить!
- И то! - Маркус Кротовский, сын видного деятеля польской автокефальной поместной православно-католической Церкви Яка Кротовского, патетически выпятил «заячью губу». - Я бы предложил пойти еще дальше - заживо их сжигать с последующим четвертованием останков и выставлением отрубленных голов на кольях у Спасских ворот Кремля. Чтобы другим неповадно было ходить по Матушке-России в непотребном виде, оскорбляющем память митрополита Георгия, общечеловеческое достоинство и наше модернизируемое Президентом общество.
В приступе праведного патриотического гнева Маркус рассек гориллоподобной пятерней воздух и угодил другу Михею по утиному клюву. Хлынувшая из него бурая влага разрисовала заснеженный тротуар замысловатыми разводами.
***
Уборщица той же газовой компании Антонина Никитична волочила больные ноги к автобусной остановке и приговаривала:
«Ну вот, еще один день позади. Как бы дотянуть до зарплаты? Самой-то ладно, особенного ничего не требуется, а если что и останется, то можно будет прикупить варикозные чулки. А вот бабе Маше, кровь из носу, надо обязательно выслать в Хабаровск «Диклофенак» для глаз и «Гепатосан» для печени, диабетчице тете Серафиме из Мариуполя – «Галвус», племяшке-астматику Саньку из Новокузнецка – «Недокромил»…
Но первым делом надобно будет отправить с получки три-четыре тысячи в Пермь той несчастной восьмилетней девчушке Катюхе, о которой передавало телевидение, на операцию по пересадке костного мозга».
***
Антонина Никитична подошла к «отбросу модернизируемого общества» и подергала его за разные места. Безрезультатно. Тогда она вернулась на предприятие и попросила дежурного вызвать службу спасения. Дождавшись погружения «помоечного червя» в спецтранспорт, она облегченно вздохнула:
«А ведь он тоже чей-то сын».
Прах ее единственного Родиона уже двенадцатый год покоится на Хованском кладбище. Начальник пожарного расчета, он эвакуировал людей из полыхающего общежития, пока сам не упал замертво.
А ВЕДЬ Я ТОЖЕ БЫЛА КОГДА-ТО ДЕВЧОНКОЙ, СЫНОК
Санитар подвез каталку. На ней - женщина-ветеран. Подле нее никого.
- Сынок! (Это ко мне.) А который сейчас час?
- Три часа.
- Уже три? А привезли меня из дома в двенадцать. Катают туда-сюда. Спрашивают: «Что у Вас болит?». Отвечаю: «Да ничего не болит, просто ходить уже не могу». «Ну, это старость, - говорят, - ничего не поделаешь.
И то правда, сынок. Мне в октябре девяносто стукнуло.
- Вы войну ведь застали.
- Застала, сынок, мне пятнадцать тогда было. Родители в первые же дни погибли при бомбежке, я с тетушкой осталась. Эвакуировали нас из Подольска, и я проработала всю войну на военном заводе. Да, ведь я тоже была когда-то девчонкой, сынок. А сейчас совсем одна. Дети с внучатами погибли в автокатастрофе, а я вот живу еще зачем-то.
Тут подошел санитар и увез каталку с ветераном.
А ПОТОМ ОНА СОШЛА С УМА
Они сидели за мной, две совсем еще юные журналистки. Зал № 1 (6 этаж) информационного агентства РИА «Новости» в Москве, на Зубовском бульваре. Здесь, 27 января, в Международный День памяти жертв фашизма, вот-вот начнет свою работу «Круглый стол», и девушки оживленно обсуждали заявленную тему.
- А ты сама-то как думаешь - был «Холокост» или нет?
- Не знаю, был, наверное, раз все говорят.
- Не все, не все! - запротестовала та, которая подкрепилась в коридоре коктейлем «Sakura». - Вот мой Валерка говорит, что это они сами выдумали, чтобы деньги на себя выуживать. Хитрые они, не то что мы с тобой.
- Твой Валерик, он - ... (непечатное), еще и не то скажет. Помнишь, когда мы квасили у Натика, он Сталина и Путина тоже жидами назвал.
- А что, неправда? - подруга Валерика запустила руку в целофанновый пакет, раздался веселый перезвон, плавно переходящий в бульканье, и «в секторе Газа» на некоторое время воцарилось спокойствие. - Правда! Так и есть! - выстрелило семя Адольфа Эйхмана. - Пусть Натик тоже ихний, а рубанул, как в воду глядел! А то как же! Как еще объяснить то, что они натворили с народом?
***
Минута молчания.
***
- И дети Сталина - из этой же породы, особенно его дочь Светлана.
Буль-буль-буль за моей спиной.
- Сбежала в Америку со своим мужем-сионистом, а потом...
Буль-буль-буль...
- Ну, а что потом?
- А потом она сошла с ума.
Буль-буль...
АКЦИЯ ПРОТЕСТА
(Посвящается светлым образам выдающегося международного правозащитника ЮрМихалыча Лужкова, его верной спутницы ЭленНиклаевны Интеко-Батуриной и их внучатого племяшки Витюшки Батурина.)
Акция протеcта под кодовым названием «Батуринcкий Лужок» пришлаcь на утро четверга. Она не была cанкционирована, так как запрещенная акция протеcта куда выгоднее и ее организаторам, и правоохренителям. Разгон «акционеров» гарантирует «поcтрадавшим от влаcтей» шумную рекламу в СМИ, а cами «разгоняющие» попадают cоглаcно спецдирективе Миниcтерcтва Внутренноcтей в оcобую категорию риcка и жестоко премируютcя.
Корреcпондент радиорубки американcкой парфюмерной фабрики «Cвобода» Петр Макарыч прибыл на меcто cобытия заблаговременно. Памятник Героям Плевны недалеко от cтанции метро «Китай-город» был оцеплен cо вcех cторон доблеcтными cтражами порядка. Именно возле него запланировали cобратьcя пикетчики, чтобы выразить решительное «Нет!» коварному плану расправы с видными деятелями международного правозащитного движения ЮрМихалычем Лужковым, его верной супругой ЭленНиклаевны Интеко-Батуриной и их внучатым племяшем Витюшей Батуриным, а также прилюдно высказаться по другим наболевшим вопросам.
Лидер пикетчиков, знаменитый уличный боец Серега Удалый своевременно раскусил правоохренительный замысел и решил перебазировать место сбора к другому здешнему монументу - святым Кириллу и Мефодию. Он сообщил об этом по мобильному телефону единственному представителю СМИ Петру Макарычу. Тот в это время с интересом подслушивал байки правоохренителей на тему предстоящей «борьбы» с «нарушителями» общественного спокойствия.
- Ай, молодца, наш Серега Удалый! - кудахтал лейтенантик с оттопыренной нижней губой и отвислым средним ухом. - Сделал нам сегодня опять хорошо - не уличную мразь арканить, а приятным заниматься - скрутить его с кампашкой, засунуть в автобус, и айда в отделение бумаги марать!
А то бы сейчас вместо энтого подставлялись под черт-те что! Под грабежи, разбои и прочие гадости!
- Да уж (чав-чав), Серега - парень что надо! - Мужеподобная сержантиха в прожежженой окурками неуставной белой юбке одновременно дымила и расправлялась с датским хот-догом. - Щас бы гонялись (чав-чав) за всяким азиатским быд (чав) -лом да грабающими мобилы наркошами, еще того и (чав-чав) гляди - перо в бок поимели бы.
А так (чав), сгребем Серегу с ребятушками, свезем (чав-чав) в «Китай-город» (название местного отдела внутренностей) и там час за часом протокольчики бацать будем (чав-чав-чав).
Сержантиха стремительно добила «датчанина» и затушила бычок о кобуру лейтенантика. Многократно проженное хранилище свинца и стали постепенно приобретало вид Божей коровки.
- Что-то нет нашего Сереги, где же он? - лейтенантик озобоченно задергал нижней губой и зашевелил средним ухом. - Как бы он не перебазировался со своим пикетом на другое место! Тогда куш обломится нашим заклятым друганам из третьего или седьмого отделов, а нас пошлют на передовую.
- Да уж, негоже Сереге так с нами поступать, - глумливо подхватила сержантиха и высморкалась на асфальт, при этом часть носоглоточного содержимого спикировала на ширинку вислоухого шефа. - Мы же завсегда его кампашку добросовестно хватаем и тащим на составление административных протоколов. Ты уж с ним, Колян, потолкуй апосля, что, дескать, наш наряд должон стоять у него в приоритете, как сучка Кони у Путина. Не седьмая вода на кисилеве, поди. Сроднились уж почти, точно зять с могилой тещи.
- Да уж, потолкую, - увял лейтенантик.
Между тем Серега Удалый и его архаровцы на подходе к «Кириллу и Мефодию» узрели поджидавшую их засаду в лице группы прапорщика Мягкова, на которую также «имели зуб».
Дело в том, что и наряд вислоухого лейтенантика Доброхотова, и ребята Мягкова разогнали последние два несанкционированных пикета Сереги предельно аккуратно и в рамках закона.
Это не лезло ни в какие ворота! Российские и зарубежные СМИ потеряли к шумно заявленным оппозиционным действам всяческий интерес. Какое же это выступление против властей без зуботычин, ссадин, синяков и, что было бы крайне желательно, переломов, сотрясений и пары-тройки клинических смертей?
Серега Удалый набрал мобильный своего куратора майора Ткаля и потребовал применения к сегодняшней акции действий максимально решительных и эффективных.
Майор Ткаля вызвал в рупор оперативную группу сержанта Жаворонкова, известного всей округе суровой принципиальной строгостью к «возмутителям общественного порядка».
Майор поставил перед группой Жаворонкова задачу действовать в «режиме номер пять» и вызвонил Серегу для согласования места правоохренительного налета на пикет.
- Предлагаю, товарищ майор, избрать ареной насилия над нами Ильинку, дом номер два, - резво выпалил Удалый. - Это здание Админисрации Президента. Здесь завсегда полно народа и все увидят, какому бесцеремонному рукоприкладству со стороны антинародной полиции подвергаются борцы за правду. А уж Петр Макарыч с радиорубки «Свобода» мгновенно разнесет эту страшную весть по всему белу свету. Получится то, что нужно! Издевательство над оппозицией прямо под окнами Админисрации, да еще в преддверии Саммита Большой Восьмерки!
Тогда нам уж точно отвалится правозащитная премия седьмой степени имени Л.П. Берия! (Я это дело проговаривал с ответственными товарищами из американского посольства.) Половина суммы, как обычно, будет переведена в спецфонд Министерства Внутренностей.
Майор в ответ вдохновенно хмыкнул и сделал отбой.
Через семь минут Серега со товарищи блокировали вход в здание Админисрации Президента и развернули гневные плакаты:
«Нет преследованию выдающегося международного правозащитника ЮрМихалыча Лужкова и его верной соратницы ЭленНиклаевны Интеко-Батуриной!»
«Нет пресдедованию их внчатого племяшки Витюшки Батурина!»
«Нет иранской ядерной программе и американской системе ПРО!»
«Да бехвременно усопшему деду Хасану и здравствующему патриарху Московскому и всея Руси Кириллу!»
«Нет гей-парадам!»
«Да свободе сексменьшинств!»
«Нет Дмитрию Медведеву!»
«Да Владимиру Путину!»
«Нет произволу путинских спецслужб!»
«Да медведевской модернизации!»
«Да Рамзану Кадырову!»
«Нет нарушениям прав человека и лесбиянок в Чечне!»
«Да Химкинскому лесу!»
«Да строительству через Химкинский лес скоростной автотрассы «Москва - Санкт-Петербург!»
И еще с десяток столь же разношерстных плакатов с противоречивыми «да» и «нет».
По истечении трех минут стояния Серега Удалый извлек из потайного отсека семейных трусов складной мегафон, развернул его и выпалил высунувшимся из окошек Президентской Админисрации теткам:
«Нет абортам!»
Те подхватили:
«Нет насилию над женщиной в семье!»
«Нет засилью гомофобов в Админисрации Президента!»
«Нет носителю мужского шовинизма Владиславу Сурконосу!»
«Да хранителю Материнского капитала Папе Римскому!»
«Да будущей Женщине-Президентке!»
А Варвара Спиридоновна из Управления по регулированию идиотизма в органах государственной власти завизжала на всю Ильинку:
«Нет соотношению дегенератов и дебилов в Админисрации Президента из расчета 50 на 50!»
«Нет главному покровителю идиотов Владими...».
Спиридоновна не довопила. Чья-то твердая длань втащила ее внутрь кабинета.
В этот момент к зданию Админисрации Президента подрулил полицейский истребитель СУ-27. Спустился трап, и наряд сержанта Жаворонкова взял пикетчиков в плотное кольцо.
То, что произошло потом, лучше не тревожить понапрасну. Впрочем, если докучливого читателя это всерьез заинтересует, пусть он обратится к самому Сереге Удалому (в свободное от пикетов, «обезьянников», травмпунков и мест не столь отдаденных время) или корреспонденту радиорубки американской парфюмерной фабрики «Свобода» Петру Макарычу.
Сей журналист добросовестно запротоколировал то памятное событие и передал в прямой радиоэфир.
Результат превзошел все ожидания. Правозащитная акция Сереги Удалого была номинирована на международную правозащитную премию тринадцатой степени имени Пол Пота и одержала убедительную победу. Соответственно освежился таньгой и спецфонд Министерства Внутренностей.
АЛЕША УМИРАЕТ
- Алеша умирает...
Она опустила матерчатую, в заплатах, сумку на пол и прижала дощатую ладонь к обветренным губам. «Рогатый» тронулся, да так резво, что старичка, уговаривавшего турникет признать льготное пенсионное удостоверение, перебросило через него. Я оказался рядом и удержал ветерана на тощих ногах. Водитель с козьей скулой заблеял в зеркало заднего вида. Она продолжала.
- Месяца три осталось. Вчера была у заведующего отделением. Вы, говорит, подготовьте его. А как? Правду выдать не получится, духу не хватит. Может, сказать, что есть надежда? Но это вранье ведь, а он всегда ненавидел ложь. Поэтому и прожил вот так, честно и бестолково.
Та его, прежняя, не то что ни разу не зашла в больницу, а даже и не позвонила. А сколько он сделал и ей, и детям, и родне ее непутевой. Четверых ребятишек на ноги поставил, образованьем снабдил. А она-то уж вообще всем только ему и обязана. Из провинции приволок с тещей да тестем, прописал всех, братьев ее, алкашей, пригрел.
С конторы его тоже ни от кого ни слуху, ни духу. Тридцать лет отпахал. Да что говорить…
Она тяжко вздохнула, выудила из кармана потрепанного драпового пальтишка льняной платочек и провела им по взмокшей шее.
- А вот когда мы с ним первый раз увиделись…
- Станция «Метро Ясенево»!
И я сошел, не дослушав. О чем до сих пор глубоко сожалею.
АЛЛАХ АКБАР
Москва, 18-45. Известный кинотеатр в центре столицы. Только что в него зашли двое - Юнус и Эльдус.
***
Сегодня вечером они прогремят на всю Россию, а пока что эти безвестные парни - обычные безработные нелегалы со всеми вытекающими проблемами. И тот, и другой - круглые сироты. Юнуса «забыли» прямо в роддоме, а полугодовалого Эльдуса - в люльке у винного магазина.
Кое-как воспитанники Ходжентского детдома отучились в школе-интернате, чтобы затем броситься в омут первопрестольной.
Здесь они поселились в Медведково, на улице летчика Бабушкина, в дворницкой Куманычбека из Бишкека, с которым скорешанились в чебуречной возле метро «Профсоюзная».
Накатив по триста пятьдесят «Столичного Доктора», ребята принялись разрабатывать план приобщения к среднему сословию, которое, по их глубокому убеждению, должно иметь ежедневный доход не менее трех тысяч рублей на брата.
Стройка! Только стройка! Здесь крутятся нормальные деньги. Дело пошло, и уже через два года Юнус, Эльдус и снявшийся с дворницкого якоря Куманычбек подрядились по рекомендации Гасана Топтыговича, судебного пристава города Железнодорожный (которому они соорудили крепкую двухэтажную баню с бассейном), к банковским трудягам для возведения на их скромных фазендах неприметных особнячков.
Еще через три года рачительные и непьющие «понаехавшие» сэкономили деньжат на комнатенку, которую записали на счет начальника местного РУБОПа, и заимели свой угол.
Решив жилищный вопрос, они стали значительную часть заработка пересылать своей многочисленной прожорливой родне.
Но вот грянул кризис. Строительство встало. Юнус, Эльдус и Куманычбек метались туда-сюда, но без толку! А тут еще номинальный хозяин комнаты заявил о своих правах, и люди в масках выкинули азиатов на улицу.
Юнус, Эльдус и Куманычбек перебивались случайными заработками, пока однажды не познакомились в той же чебуречной у метро «Профсоюзная» с обходительным Виталием Степановичем, сотрудником, как он уверял, специальных подразделений.
На следующий день они встретились в том же месте, и Виталий Степанович предложил неплохо подзаработать.
***
Сегодня они выполняли важное задание. У каждого в сумке было по килограмму тротила.
***
Кинотеатр в центре Москвы должен взлететь на воздух в ... часов ... минут. Благодаря этому событию их родственники кризис благополучно переживут, а Россия объявит об усилении борьбы с терроризмом, требующей дополнительных финансовых вливаний.
АНТИСОВЕТСКОЕ ГНЕЗДО
Москва, 01 апреля 1989 года
- Товарищ Агамиров свил в парткоме антисоветское гнездо. Есть предложение освободить его от должности секретаря партийного комитета Всесоюзного Института повышения квалификации работников печати СССР.
Докладчик в пенсне пробил открытое партийное собрание взглядом Лаврентия Павловича, а меня так просто взял и уничтожил.
- Он, Агамиров, дал в качестве секретаря парткома интервью антисоветской Радиостанции Свобода, некоему Савику Шустрику...
- Савику ШУСТЕРУ, - поправил я ответственного столоначальника из ЦК КПСС.
- Ну, Шустеру, какая разница. Дал интервью с клеветническими измышлениями в адрес нашего непопоколебимого советского социалистического строя.
Идем дальше. - Партчин пригубил от граненого стакана смородинового сока, и над его башкой засиял красный нимб. - О нем, об Агамирове, вышла статья в антисоветском журнале «Гласность», автор - некий Дмитрий Волчок, тоже сотрудник враждебной Радиостанции, а главный редактор этой самой «Гласности» Сергей Григорьянц, отсидевший восемь лет за антисоветчину, проник к Агамирову в партком для координации действий по дезорганизации нашего сверхидеологического Института.
Кроме того, Григорьянц пригрел в своей квартире в Медведково московских нелегальных корреспондентов Радио Свобода, среди которых злобно клевещут, по информации наших спецслужб, упомянутый уже Волчок, а также граждане Бабицкий и Резунков. Они вольготно дезинформируют весь мир из логова Григорьянца, и парторг Агамиров выступил в эфире этой цитадели лжи, мракобесия и ...
- Во-первых, не ВолчОк, а ВолчЕк, - отзвался я со «скамьи подсудимых», - во-вторых, мое интервью Радио Свобода было посвящено анализу взаимоотношений местной прессы с райкомами КПСС, в-третьих, Радио Свобода не измышляет, а передает установленные факты, в-четвертых, ничего мы с Григорьянцем не координировали, он заходил в партком...
- А, в-десятых, товарищ Агамиров, хотя слово «товарищ» к Вам малоприменимо, Вас не спрашивают. - Партбонз воспарил над трибуной чайкой. - Предлагается снять Агамирова с должности секретаря парткома с формулировкой «свил в парткоме антисоветское гнездо». В этой емкой фразе охватывается все от сих и до сих. - Он закрыл мышиные глазки и соединил указательные пальцы. - Голосуем.
ЕДИНОГЛАСНО. Нет? Один против?
- Да, я против. Я не понимаю, за что Агамирова надо выгонять из секретатрей парткома, да еще с «волчьим билетом». - Доцент Поляков затеребил узел галстука, что свидетельствовало о повышенном волнении. - Агамиров создал на пустом месте мощную парторганизацию, пять лет пестовал ее, мы ему оказывали доверие, переизбирали и вдруг из-за какого-интервью...
- Товарищ Поляков плохо слушал меня, - номенклатурщик ястребом устремился в девятый ряд битком набитого актового зала (собрание по «делу Агамирова» ЦК КПСС решило сделать открытым), и доцент Поляков выпятил нижнюю губу - верное свидетельство грозы.
Я привел далеко не полный перечень проступков Агамирова. К нему в партком просочились иностранные журналисты из «Le Monde», «Le Figaro», «The New York Times» и прочих западных антисоветских газетенок. С их помощью он навел мосты с французскими и американскими профсоюзами в лице «Confederation generale du travail», «American Federation of Labor/Congress of Industrial Organizations» и тому подобными trade union и могильщиками трудового пролетариата, маскирующимися под его защитников, для получения от них консультативной помощи с целью образования в СССР провокационного забастовочного рабочего движения для разложения твердокаменной социалистической спайки рабочих, крестьян и трудовой интеллигенции.
Еще Агамиров...
- Так почему Вы не п-передали дело Агамирова в к-к-ко-омпетентные органы, раз он с-с-только всего н-н-на-творил? - заикание доцента Полякова означало приближение катастрофы. - Или все, что В-вы тут н-нам н-на-аговорили, - абс-солютная чеп-пуха, или у Вашего ЦК не все в порядке с г-г-г-ол-ов ...
- Выведите доцента Полякова из зала!!! - Цековец завизжал оплодотворенной уткой, и два дюжих молодца оприходовали доцента Полякова.
- Товарищ Решетилов! - бросил parteigenosse булыжник в сторону ректора Института. - Займитесь вопросом профнепригодности доцента Полякова, а уж адекватгые партийные меры мы к нему примем.
Что касается «компетентных органов», то информирую коллектив Института: они гражданином Агамировым уже давно и вплотную занимаются. С их помощью мы и вывели его на чистую воду. Распечатка интервью Агамирова Радио Свобода получена именно из глазницы недремлющего ока наших спецслужб, которые плоть от плоти народа. Они продолжают разработку Агамирова, и мы еще станем свидетелями его окончательного изобличения в подрывной антисоветской деятельности.
***
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
открытого партийного собрания Всесоюзного Института повышения квалификации работников печати СССР
от 01 апреля 1989 года
«Освободить Агамирова Карэна Владимировича от должности секретаря партийного комитета в связи с тем, что он свил в парткоме антисоветское гнездо».
***
После собрания. Кабинет парткома. Я пакую вещи, и в этот момент влетает ректор Решетилов с вновь избранным секретарем парткома Мулиновским.
Его перевели в Институт на «исправление» из Магаданского обкома КПСС, в котором он заведовал отделом науки и получил от ЦК КПСС строгий выговор с занесением в учетную карточку за то, что «содействовал присвоению государственных наград и почетных званий в области науки лицам, не имеющим к ней отношения».
Мулиновский раздавал ордена, медали и звания заслуженных работников науки направо-налево хозяинам золотоприисков, овощных баз и прочим «нужным людям», очевидно, не за просто так.
Вообще, я, как парторг, вконец измучился с этмими «исправленцами». Чуть только большевик замарается гадостней, чем следует, его обязательно переводят на «исправление» во Всесоюзный Институт повышения квалификации работников печати СССР. Словно специально создали это учреждение, чтобы пристраивать партпроходимцев! Так, Посол СССР в Габоне Лайптоп Максудович Максудкин прибыл в партком с такой формулировкой от ЦК: «строгий выговор с занесением в учетную карточку члена КПСС за использование материальных средств Посольства не по назначению». Разворовал за милую душу Лайптоп всю казну советского Посольства! Мне приходилось основательно возиться с подобными господами коммунистами, чтобы через год после «строгача» начинать мучительный процесс по снятию партвзыскания.
- Как, Вы еще в парткоме? - ректор Решетилов, изгнанный в молодости с высоких постов в аппарате ЦК КПСС за тесную связь с членом политбюро Шелепиным и верховным чекистом Семичастным, впавшими в немилость нового генсека Брежнева, визжал так, словно я был призраком Леонида Ильича, погубившего его карьеру.
- Ну, да, мне же надо собрать вещи.
- Мулиновский, вызывай «03»!!!
Этого я не ожидал, но не растерялся.
- Может быть, «О2»?
- Да, «02», ясное дело! Вы меня совсем вывели из душевного равновесия. И если Вы сию же минуту...
- Ухожу, ухожу, чтобы не доводить Вас до апоплексического удара, но предупреждаю, что если что-либо из моих личных вещей или не переданных по описи партийных документов до завтрашнего дня пропадет, то ...
- Ничего не пропадет. Мулиновский - свидетель. Завтра заберете все Ваши шмотки, а Мулиновскому передадите дела парткома.
***
Стоим с другом Вольдмаром в «курилке».
- Давай в суд на них подадим. «Антисоветское гнездо» может тебе еще аукнуться - статью в Уголовном кодексе за антисоветчину никто не отменял. Тем более пасущие тебя спецслужбы что-то затевают.
- Давай.
***
Канцелярия по гражданским делам Краснопресненского районного народного суда.
- Примите, пожалуйста, исковое заявление о клевете.
- А в чем, собственно, состоит клевета? - секретарь суда Розалина Судоплаткина вдумчиво изучала копию постановления открытого партийного собрания и одухотворенно теребила рыжий парик. - Ну, «свил в парткоме антисоветское гнездо», так что здесь обидного? Свил и свил, с кем не бывает? Я вот тоже свила семейное гнездышко с председателем суд... э-э... с очень приличным человеком, и горжусь этим.
- А я не горжусь. Я считаю себя уязвленным по самые пятки и подпадающим под уголовную статью за антисоветчину.
- Хорошо, я принимаю исковое заявление, так как причин для отказа в приеме или оставлении его без движения нет.
***
Спустя две недели.
- Гражданин Агамиров и представитель ЦК КПСС приглашаются к судье для обсуждения вопроса о досудебном урегулировании спора, - возвестила секретарь суда и супруга «очень приличного человека» Розалина Судоплаткина.
- Скажите, гражданин Агамиров, - «Его Честь» элегантно полуприкрыл тяжелые «виевские» веки, испытующе наблюдая за мной. - Вы по-прежнему настаиваете, что «антисоветское гнездо» Вас не устраивает?
- Да, Ваша Честь, настаиваю.
- А если просто «гнездо»?
- Что Вы имеете в виду?
- А вот, поглядите.
«Его Честь» протянул мне копию постановления открытого партийного собрания. Я взял его в руки и обомлел: слово «антисоветское» было вытравлено обычной белой замазкой! Осталось «свил в парткоме...гнездо»!
- А где же «антисоветское», Ваша Честь? Где это слово?
- А с чего Вы взяли, что оно было?
- Как же так? Ведь было же! Его замазали!
- Я лично этого не видел. Вот и представитель ЦК КПСС тоже впервые слышит о том, чтобы Вас обвиняли в свитии именно «антисоветского» гнезда.
- Я в глубоком недоумении, - заблеял горной козой представитель ЦК КПСС. - Мой коллега по партии говорил на партийном собрании о свитии в парткоме «гнезда», просто «гнезда», об «антисоветском» речи не велось.
- А где же предыдущая копия постановления партийного собрания, мне ведь выдали ее с формулировкой «антисоветское гнездо»! Да и участники собрания слышали.
- Гражданин Агамиров! - светлое лико представителя ЦК КПСС засерело наждачной бумагой. - Что же Вас не устраивает? Вы же возмущались именно «антисоветским» гнездом. Здесь и сейчас окончательно выяснилось, что его нет как нет. Так что не морочьте советскому правосудию голову, у него и без Вас забот хватает. Верно, Ваша Честь?
«Его Честь» так энергично, по-лошадиному, затряс головой, что я забеспокоился, как бы она у него не слетела с плеч.
- Так Вы готовы забрать исковое заявление? - Он пронзил меня взглядом китайского шамана.
- Нет, Ваша Честь, не готов, - вывернулся я тайванским пастухом, - так как просто «гнездо» уязвляет меня еще сильнее. Я не птица, чтобы вить гнезда, пусть и в парткоме. Я ношу гордое имя «Человек».
«Его Честь» и партиец переглянулись.
- На Вас, гражданин Агамиров, не угодишь, - «цекист» выдохнул финишировавшим стайером. - Так что же тогда останется от протокола? За что Вас тогда было снимать, если Вы ничего не свили, ни «антисоветское», ни просто «гнездо»?
- Вот и я о том же - за что? - сморщился я студентом на экзамене по «Сопротивлению материалов».
Партиец крякнул и испросил разрешения позвонить «куда следует» для консультации. Через пять минут он вернулся и предложил.
- А что если в протоколе уволить Вас из парторгов «за интервью Радио Свобода», и за то, что Вы просто «свили», без уточнения, что именно?
На том и порешили, подмахнув для «Его Чести» мировое соглашение.
АФАНДАРАШ
(«Афандараш» в переводе с осетинского означает «проститься с коллективом, прихватив что-нибудь на память».)
Алихан сидел в кабаке на улице Бутырина, д. 8, и пил. Сегодня ему исполнилось 55, и чего он достиг? Ни семьи, ни денег, ни работы. На руках – парализованная мама и маленькая дочь погибшего брата-вдовца.
Нет, его еще не выгнали, но предупредили. Начальник отдела, двадцатитрехлетний племянник директора (с детства состоящий на учете в психдиспансере) поздравил Алихана с Днем рождения и зачитал по бумажке.
«Уважаемый Алихан Темурович! Руководство предприятия ценит Вас как высококвалифицированного специалиста. Вы отдали коллективу двадцать семь лет честного труда и все эти годы добросовестно выполняли возложенные на Вас обязанности. К сожалению, время нам не подвластно, и сегодня Вы уже не отличаетесь напором и темпераментом, целеустремленностью и свежестью восприятия новых идей. Надо уступать дорогу молодым. Руководство просит Вас принять мужественное решение - написать заявление об увольнении по собственному желанию и проститься с коллективом.
Иначе мы вынуждены будем избавиться от Вас по «волчьей» статье. Пусть Вы безукоризненно соблюдаете трудовую дисциплину, но причины, мы Вас уверяем, найдутся, и тогда Ваша безупречная трудовая биография будет заляпана жирной кляксой.
Спасибо за внимание!».
Молодой дегенерат скомкал листок, гнусаво хихикнул и заслюнявил в рявкнувший мобильник.
- А-а, это ты? Здорово, братан! Ну как, оттянемся сегодня? Хата - за мной, телки - за тобой. Завалимся к Боци-Зверю. Давай забьем стрелку у Арбитражного суда на площади Свободы. К нам приклеится Дрис-Карман. Он выжал с одного спора два лимона, обновил тачку, и угощает.
Слушай, Умарчик, у моего дядьки к твоему пахану дельце есть. Надо провернуть операцию с паленой водярой. Маир Астемирович из ГУВД обещает прикрыть...
Идиот удалялся, и роль Маира Астемировича в титрах не обозначилась.
***
Алихан сидел во владикавказском трактире «2х2» и пил. В пятницу на предприятие будет доставлен мешок с черным налом – «теневой» заработной платой. Сегодня - среда. Алихан добил бутылку «Istok Original DeLuxe» и принял решение проститься с коллективом. В пятницу он сделает «афандараш».
БАЛОВЕНЬ СУДЬБЫ
Баловень Судьбы сидел в окружении любящих домочадцев и своих друганов, таких же алкашей-недоумков, лакал водку, закусывая ее шашлыком из годовалого мамонта, пускал ветры и понукал тестю-вдовцу, заслуженному учителю с тремя инфарктами.
- Ну и чего ты, старая калоша, достиг? А ни хрена ты не достиг! Трезвенник-язвенник и сердечник-неудачник. Скоро вот, козлина паршивая, подохнешь, и хата твоя мне отойдет, хотя и своих уже невпроворот.
А то! Я - серьезный парень! Крутую карьеру сделал за два года! Все эти бараны вкалывали как ишаки десятки лет, а я пришел и за два года решил все проблемы! Уметь надо!
Баловень Судьбы рыгнул и высморкался на пол. Любящая жинка в момент бросилась под стол и утерла слизь именной кухонной губкой-вагиной, подарком кремлевского политолога-импотента. Друганы дико ржали, а тесть беззвучно рыдал, утирая высохшей ручонкой невидимые миру слезы.
Баловень Судьбы хватанул махом еще триста пятьдесят и пригрозил старику эвтаназией.
- Будешь хныкать - отправлю тебя в мир иной раньше срока. Меня оправдают. Знакомства у меня много! Любого могу продать, купить и тут же опять продать, но уже дороже. Как Паниковский.
Любящая жинка-дочка похотливо застонала депутгадом Государевой Думки, освоившим в Парылументе отжатие кнопок для голосования причинным местом.
Вот это мужик ее Баловень Судьбы! Скажет так скажет. Не в бровь, а в рот! Не чета шаркающим размазням. Взять бы всех этих слабаков, да и в топку! Этот мир - для настоящих, а не деланных!
Она представила, как через пару-тройку лет приблизятся они с Баловнем Судьбы к Кремлевским Покоям, и вот тогда...
Вдруг Баловень Судьбы затрясся депутгадом перед выдурами и тут же издох, подавившись костью годовалого мамонта. Он грохнулся под стол. Гости зашлись бурной овацией, а тесть, трезвенник-язвенник с тремя инфарктами, пропустил сто пятьдесят, запрыгнул на стол и отбил чечетку.
БАНЯ В АЭРОПОРТУ
Дедушка Тенгиз решил, наконец, съездить на Родину, в Тбилиси. Скоро помирать, надо бы навестить могилы предков. И вот он в столичном аэропорту. Как многое переменилось тут! Последний раз взмывал он в небеса лет двадцать назад, когда летал на воровскую сходку в Сухуми. Как преобразился аэропорт! Повсюду торгуют, кормят, наливают. А народ все так же простодушен! Обзавелся дорогими игрушками, а ума не прибавилось.
Вон у лоха в синем костюме мобильный торчит из нагрудного кармана. И не абы какой, а «Nokia 8800 Carbon Arte». Эй, дебил, это же наш, воровской карман!
А тетка в рыжей юбчонке! Шастает с сумкой через плечо, глазеет по сторонам, а ведь в боковом отсеке, как пить дать, томится пухлый гоманок.
Проучить их, что ли? Нет, нельзя. Обещал внукам, что с «этим делом» покончено.
Подавив профессиональный инстинкт, Тенгиз прошел регистрацию и с удивлением обнаружил, что перед посадкой (родное слово!) на рейс необходимо помыться в бане. Вот это прогресс! И ведь бесплатно! Все берут тазики, разуваются. Старый банщик Тенгиз всегда и повсюду носил с собой веник, мочалку, мыло, полотенце и прочие банные причиндалы. Вот и сейчас они лежат в сумке.
Дедушка тоже взял тазик и стал раздеваться. Когда он остался в одних трусах, с веничком под мышкой, и поинтересовался у ошарашенного служащего, где находится парная...
***
Тенгиз был знатным банщиком. Каждое воскресенье парился он с бывшими подельниками и ментами в «Сандунах». Парилочку так растопит! Потом теплая кампашка вызывала девочек и оттягивалась на его фазенде в Селятино.
Тенгиз знал банное дело вдоль и поперек. Его величали «профессором», хотя он не закончил даже среднюю школу.
Свой первый срок будущий «законник» получил в четырнадцать годков, выудив у завуча кошель с зарплатой. А потом - пошло-поехало! В общей сложности отмотал элитный вор 25 лет, в колонии под Читой был «коронован» и после очередной отсидки направлен в первопрестольную «смотрящим» по одному из районов.
Милиция в нем души не чаяла, так как еще на зоне «профессор» стал общепризнанным авторитетом не только в области теории и практики тайного изъятия чужого имущества, но и в банном праве. В «доме родном» отпаривал Тенгиз дружков-авторитетов и «хороших парней» из администрации ИТУ, а на воле - свободных от нар корешей и «честных ментов».
После «бани с профессором» труженики правоохранительного фронта очищались от вредных мыслей о борьбе с преступностью и неумолимо росли над собой.
***
Служба безопасности аэропорта скрутила «эксбициониста» и поволокла в «обезьянник». Старому карманнику хотели было пришить «хулиганку», но куратор из органов отмазал «профессора». Эта история так подействовала на его ранимую воровскую душу, что он решил приблизиться к Богу. На восьмом десятке Тенгиз окрестился и сделался «Георгием». С утра до вечера он замаливает грехи в Храме Всех Святых на Кулишках, а ночью мчится на «Hummer H2 6.2 V8 Adventure» в тот самый аэропорт и учит уму-разуму беспечных пассажиров.
Работает дед Георгий свободно и праведно, так как часть выручки переводит, как положено, в ментовской общак, а «собственные» средства тратит на пожертвования нищим.
БАРАН-СОБАКА
- А что мы будем кушать на вечер?
Русик, крутя баранку «УАЗа», размечтался о том моменте, когда вырубит движок, и Тотраз достанет из бардачка пузырек «Путинки мягкой».
Первый глоток они сделают прямо в машине, равномерно распределив содержимое по пластиковым стаканчикам. Традиционно закусят одним соленым огурчиком на двоих. А уж когда выйдут наружу и расстелят на травке походный коврик…
Русик облизнулся. Тотраз дремал, свесив голову на мощную волосатую грудь. 50-летний ученый-экономист, он навидался в своей честной трудовой жизни, без воровства и прочих гадостей, столько всякого разного, что удивить его мог бы только восставший из могилы мэр, которого укокошили за непомерные «откаты».
Владикавказскому градоначальнику все было мало. Уже штук двадцать квартир заимел в своей вотчине, а в первопристольной прикупил по случаю скромную трехуровневую семикомнатную хату на Арбате и три непритязательных четырехэтажных особнячка на Николиной Горе, Рублевке и в Жуковке. И так далее, и тому подобное.
Все мало! МАЛО!!! Хочу еще, чего – не знаю сам.
Дохотелся...
Тотраз, не открывая глаз, мстительно ухмыльнулся. Еще мальчишкой он нещадно лупил этого тогда уже ворюгу. Будущий «слуга народа» отбирал у малышей велосипеды и мелочь. Тотраз думал, что исправит юного подонка. Не получилось. Вышло совсем в другую сторону. Дорвавшись до «кормушки», тот стал красть серьезно, много и со вкусом.
Докрался...
А похоронили его знаете где?
Только не падайте! На Аллее Славы, рядом с дважды Героем Советского Союза, генералом армии Иссой Александровичем Плиевым, былинным богатырем Великой Отечественной и Японской.
Вот так-то!
Тотраз сморщился, открыл глаза и несколько запоздало ответил другу.
- А давай шашлычка сварганим. Сейчас тут на дороге стадо появится, вот мы барашка-то и слупим.
- Ты гений, Тотик! – вскричал Русик.
***
Стемнело, и вот, наконец, заслышалось искомо-долгожданное «бе-ээ-эээ».
«УАЗ» оказался в эпицентре стада, и бывший борец-вольник Тотраз, открыв дверь, на ощупь схватил «жвачное парнокопытное», втащил в салон и забросил на заднее сиденье.
Жертва не издала ни звука. Это хорошо, осознает неизбежность перехода в иное состояние. Может быть, пришпоривал угрызения совести Тотраз, заделается в следующем измерении пастухом?
До пункта назначения оставалось десять километров, доберемся, разобьем походный шатер из плащ-палатки, разведем костер и оттянемся по- хорошему. Все ж таки большое дело сделали – нашли для района деньги под строительство детского дома. Ломали-ломали, уломали одного денежного воротилу-строителя.
Тотраз и Русик уже предвкушали, как вмажут по маленькой, да под барашка, как вдруг этот самый «барашек» с диким лаем набросился сзади!
Что же это такое?!
Оказывается, вместо барана Тотраз во тьме затащил в «УАЗ» кавказскую овчарку! Стадного сторожа затянул!
Пятнадцать минут шокированный неожиданным пленением пес сидел тихо, как мышка, но когда осознал, что с ним сделали эти незнакомцы…
Ох и покусал он их. Еле выкинули «кавказца» из салона.
***
Мудрый Тотраз, рассказывая под рюмочку эту историю своим друзьям, всякий раз завершает ее изречением Козьмы Пруткова:
«Глядя на мир, нельзя не удивляться!».
БЕГУЩИЙ ОТ УРАГАНА
Он бешено барабанил по стеклу. Трамвай содрогался, но удерживался на рельсах.
***
Я заказал ветку шашлыка, вафельный рожок, картофель фри и кофе.
«Василий» классическим рваным темпом оприходовал поднос, фальшивым фальцетом пропел дежурное «Приходите к нам еще! «Ростикс» (ныне – KFC) всегда с Вами!» и переключился на квартет подвыпивших студентов.
- Ну что, пацаны, кто при бабле? В прошлый раз гудели на мою стипуху!
- Миколке на днях с бабкиной пенсии перепало!
- Давай, старик, не жмись!
Миколка скис грустным молочником, снял обувку и выудил из-под стельки пятисотку.
- Микола…
- Дружище…
- Да нету больше, доходяги!
Укоризненные взгляды товарищей пригвоздили Миколку к позорному столбу.
- Ну, ладно, уломали.
В тайнике другой кроссовки скрывалась тысячерублевка. Одобрительный гул и возгласы: «Гуляем, пацаны!», «Оттянемся по полной!».
Я поднялся на второй этаж. Здесь относительно спокойно, и в моем распоряжении был час, чтобы принять решение, возможно, самое важное в жизни.
***
Моя жизнь вошла в третий квартал, именуемый «осенью», и почти четверть века я посвятил журналистике. В конце восьмидесятых я «свил антисоветское гнездо» в сверхидеологическом Всесоюзном Институте повышения квалификации работников печати Советского Союза.
Такая формулировка была записана в решении партийного собрания на основании того, что «тов. Агамиров в качестве секретаря партийной организации Института дал интервью клеветническому Радио Свобода, а к нему в партком проникали журналисты из «Figaro», «Time», «Spigel» и прочих враждебных западных изданий.
Самое страшное - Агамиров водит дружбу с заядлым антисоветчиком Сергеем Григорьянцем, главным редактором подпольного журнала «Гласность», тем самым, которого ругал в газете «Правда» сам Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Сергеевич Горбачев. И этот Григорьянц тоже просочился в партком Института!
Он и Агамиров разработали коварный план дезорганизации Института, и вот результат! С подачи Агамирова Григорьянц написал пасквильную статью о цензуре в свободолюбивом Советском Союзе, а сам парторг, теперь уже при содействии шефа «Гласности», выступил в прямом эфире Радио Свобода и клеветал в интервью некоему «Савику Шустрику» (правильно «Шустеру»; ныне Савик - известный украинский телеведущий) о бедственном положении региональной прессы, третируемой коммунистическими партийными структурами.
Меня погнали вначале из секретарей парткома, затем прокатили по конкурсу на должность старшего преподавателя кафедры права и уволили из Института с «волчьим билетом». К чести Ученого совета, 20 его членов проголосовали-таки (тайно) за меня, но 28 поддались административному нажиму ЦК КПСС и КГБ, и я, один из лучших преподавателей Института, оказался в июне 1989 года на улице.
Ну что же, не в первой. В январе 1984 меня, редактора и секретаря комсомольской организации издательства «Юридическая литература», вызвало на ковер начальство и предложило покинуть заведение.
На вопрос «почему?» начальство заявило, что я «не влился в коллектив» и вообще «Вы нам не подходите».
Как же так? А благодарности того же начальства и авторов за доброкачественное редактирование рукописей? А фотография на Доске почета? А плодотворная общественная работа? Ведь я не давал молодежи грустить - вывозил их на экскурсии, устраивал «капустники»...
«Мы не можем Вас уволить законным путем - отвечало начальство, - но найдем способ от Вас избавиться».
И как финальный аккорд.
«Вы не рассказываете нам о настроениях в коллективе, и особенно среди молодежи, а ведь Вы - комсорг и обо многом осведомлены».
Вот так, то есть я не «стучу» на коллег, и в этом основная причина.
Я не стал воевать и уволился по собственному желанию. А еще спустя пять лет меня уже изгнали по статье и приклеили ярлык «антисоветчика».
Безработная супруга и двухлетняя дочь стимулировали к поиску выхода из тупика, и он нашелся.
Меня приютил все тот же Сергей Григорьянц. Он предложил работу в «антисоветской» самиздатовской «Гласности», и я с радостью воспринял идею. Грогорьянц добавил, что курирует деятельность нелегальных московских корреспондентов Радио Свобода, и я при собственном желании и одобрении руководства Радиостанции в Мюнхене могу влиться в их ряды.
В журнале к моему появлению трудились Андрей Бабицкий, Дмитрий Волчек и Виктор Резунков.
Штаб-квартира «Гласности» располагалась в квартире Григорьянца в микрорайоне «Медведково». Отсюда же корреспонденты журнала передавали по телефону в Мюнхен материалы для Радио Свобода.
Я присоединился к ним, и мы в течение достаточно длительного времени закрывали из Москвы главные информационные программы «Свободы».
После падения «великого и нерушимого» Радио заимело в Москве свое представительство, которое существует по сей день. Конечно, это уже не та «Свобода», хотя ее бойцы остаются преданными своему профессиональному долгу. Просто время совсем другое. Сегодня власть предержащим решительно нет никакого дела до прав человека, провозглашенных Конституцией, а «Свобода» одна в поле не воин, тем более без нормальных каналов вещания.
Российские же средства массовой информации стали по воле Ее Высочества Жизни рабами Его Величества Кремля. Есть, конечно, исключения. Еще не перевелись отечественные журналисты, продолжающие нести правду людям. С ними безжалостно расправляются, и их трагическая участь опускает и без того трепещущих карликов до уровня плинтуса.
У «них» слишком большие деньги, чтобы можно было «их» заставить прислушиваться к стонам народа, и четвертая власть Новой Великой России это очень хорошо усвоила.
Остается еще горстка правозащитников и оппозиционных политиков, вопиющих в пустыне «Новой Великой России».
***
Вылупившийся из небесной канцелярии ураган обретает имя. “Erika”, “Teresa”, “Wanda”, “Otto”, “Walter”, “Katrina”, “Dennis”, “Oscar”, “Tony”, “Karen”, “Olga”, “Omar”, “Sally”...
Меня преследует «Dwarf» («Карлик»), точнее «Yellow dwarf» («Желтый карлик»).
***
Он почти догнал меня, но я успел скрыться в подземке.
***
Археологические раскопки в Южно-Африканской Республике (в пещерах Стеркфонтейн провинции Гаутенг) и последующие антропологические исследования свидетельствуют, что древнейшими предками современного человека были карлики-каннибалы. Росточек Homo gautengensis достигал аж целого метра, а весили они пятьдесят кило.
Мой желтый карлик - не каннибал, он гораздо хуже. Он не поедает меня, он шустрит по мне, как метла по листве в осеннем парке, он скребет меня, опустошает душу.
Мой «Yellow dwarf» появился в моей жизни неожиданно и всерьез. Солнце - тоже желтый карлик, но оно светит, а мой ослепляет. Солнце греет, а мой «Yellow dwarf» леденит душу.
***
В моем распоряжении был час, чтобы принять решение, возможно, самое важное в моей жизни. И я его принял. Я решил избавиться от желтого карлика.
***
Он подкараулил меня на выходе из Храма, но я не стал убегать от него.
***
Я произнес молитву, и он рухнул как подкошенный. От него осталось желтое пятно на асфальте, которое смыл начавшийся дождь. А я вернулся в Обитель Божию и заказал по нему заупокойную.
БЕСЕДА СВЯЩЕННИКА С ЖУРНАЛИСТОМ
- Как ты думаешь, чем мы отличаемся друг от друга?
- В принципе, наверное, ничем. И ты, и я несем людям правду. Если, конечно, предположить, что ты - истинно верующий священник, а я - честный журналист.
- Допустим. Но какую правду ты доводишь до народа?
- Я рассказываю людям то, что вижу.
- В том то и дело. Ты передаешь реалии дня, в основном печальные. А я увожу прихожан от них, успокаиваю строками из Священного Писания. Ты будоражишь граждан правдой жизни, а я этой же правде обрубаю уши, чтобы человек не страдал от несправедливости и несовершенства бытия.
***
Вот так. Он облагораживает людей духовной правдой Радостной Вести о Царстве Божьем, а я раздражаю их мирской.
БЕССМЕРТНЫЕ
Малый Совет Большой Государевой Думки (БГД) глубоко размышлял. В воздухе витали духи Иосифа Джугашвили, Ирода Великого, Иуды из Кариот, Генриха XIII, Фридриха Ницше, Лаврентия Берия, Андрея Чикатило и еще черт знает кого.
- А ведь можно жить вечно, если сильно захотеть? – заседающий во главе огромного стола председатель БГД поднял вверх оба указательных пальца, закрыл глаза и, направив унизанные бриллиантами от «Versace» персты друг на дружку, сошелся ими в точке соприкосновения.
- Вот видите, Брысь Насекомович! – завизжал лидер фракции «Неоплодотворенных яйцеклеток». - Сам Аллах внимает Вам, величайшему деятелю международного коммунистического и рабочего движения! Конечно, можно жить вечно. И мы будем жить вечно, если Вы прикажете!
Брысь Грызунов широко открыл глаза. При чем здесь Аллах? Ну, было дело, заходил в мечеть пару раз для проформы, по долгу парылументского долга сближения, так сказать, двух религий. Что же до международного коммунистического и прочих левых движений - здесь уж дудки! С тех пор, как забаца... э-э... заработал свой первый миллион «зелени» на крышевании малолетних прости… э-э … прости Господи, тружениц Любовного Фронта и просочился посредством двоюродной тещи в высшие инстанции сверхдемократического российского правового государства, - с тех незапамятных времен на красный половик больше ни ногой!
Впрочем, странности, (если не сказать резче) в поведении руководителя вышеупомянутой фракции Брысь Насекомович заметил не сегодня.
М-да, надо бы его спровадить на пару-тройку месячишек к троюродной племяшке в Институт имени Сербского, пущай подлечит.
Между тем глава фракции, имеющей (судя по названию) отношение в вышеуказанным движениям, запыхтел зеленым эмалированным советским чайником.
- Глубокоуважаемый Брысь Насекомович! Если уж чей бы козел мычал (небольшая вольность в известной поговорке), а уж неоплодотворенный яйцеклеточный бы молчал! Для их брата смысл жизни состоит исключительно в разрушении российской семьи и удушении нашей русской демографии на корню при поддержке международного сионизма.
Вы только гляньте на них! На кого они похожи!? На что они способны!? Разве можно им позволить жить бессмертно? Они и смертные то смердят так, что Большая Государева Думка пропиталась духом биосортиров на «Охотном ряду».
- Па-пра-шу бе-е-эз ли-и-чносте-ей!! - заблеял беременной козой лидер «неоплодотворенных». - Перед нашей молодой фракцией стоит задача недопущения перенаселения Великой России тунеядцами, алкоголиками и прочими демагогами наподобие заседающих в этих скурвившихся партячейках дегенератов, обрядившихся в рясы защитников трудового люда, который по их прихоти и сам превратился в омерзительнейшее скопление...
***
Неизвестно, чем бы закончился на этот раз традиционно возникший дружеский спор (обычно начиналась грандиозная потасовка), как вдруг председатель Большой Государевой Думки Брысь Насекомович Грызунов трижды прихлопнул, дважды притопнул, затем выскочил из-за стола, подпрыгнул и завис у самого потолка.
Малый Совет ахнул. Председатель продержался в воздухе тридцать семь секунд!
Плавно спикировав на персидский ковер ручной работы известного иранского борца с американской «дедовщиной» Махмуда Ахмадинежида, он извлек из ушной раковины свисток и что есть силы зарядил в него.
В Малый Совет влетела многотысячная делегация господ индейской наружности.
- Знакомьтесь, товарищи! Это и есть те самые люди, индейские шаманы, несущие нам жизнь вечную. Вернее, не они сами, а вода, выведенная ими в долине Камлупс. Кто будет регулярно употреблять в сутки пять литров этой воды, тот не только сможет игнорировать земное притяжение, но и обретет полный иммунитет от старости, недугов и сопутствующей им смерти.
Слово – Верховному Шаману из племени Шусвал, о котором еще товарищ Карлос Кастанеда писал как о вспышке света в ночной пустыне. Или это историки так писали об этом Кастанеде. Не в этом дело.
А дело - в бессмертной воде! Говорите, товарищ Тсеелескет!
Главный Шаман оторвался от пола на полметра, поклонился, откашлялся и загаддел без переводчика.
- Здоровеньки булы, господа-товарисчи участники Малого Совета Большой Государевой Думки!
Сами мы не местные, но к российским законам относимся с благоговением и трепетом. Мы привезли Вам из святой долины Камлупс для пробы 10 тысяч литров нашей воды, потому что именно столько выпивает за год в одиночку на своей фазенде во Флориде знаменитая актриса Селин Дион. И она уже почти бессмертная. Под Рождество бойфренд двинул ей в глаз шестипудовой гирей, и даже ни малейшего синяка!
Тсеелескет замолчал в ожидании реакции. Малый Совет напряженно размышлял. Аргумент-то, конечно, солидный, но вот как проверить на своих?
- А можно, товарищ Тсеелескет, - поднял протез руки депутат от фракции «Даешь пожизненную свободу правозащитному майору-снайперу Ивсюкову!», - прямо сейчас дать заглотить моей оппонентше из фракции «Не членом единым!» пятилитровочку и засадить ей опосля двенадцатый калибр промеж глаз?
Брысь Насекомов испуганно затряс головой.
- Вы что, товарищ Царицын!? Думаете, коли Ваша фракция пролезла благодаря подвигам майора и стараниями Админисрации Президента в Большую Государеву Думку, то можете позволить себе все, что заблагорассудится? Пусть у Вас имеется иммунитет в отличие от пожизненного майора, но …
- Да ничего не случится, товарищ председатель! – успокоил его Верховный Шаман. – На ней даже следа не останется! Только небольшое родимое пятнышко между мигалок, да и то сойдет через тридцать секунд.
Малый Совет в ужасе уставился на Тсеелескета. Тот перетащился по воздуху к подопытной и ручищами-эскаваторами распахнул ее чрево. Денис Царицын влил в члена «Не членом единым!» пять литров святой водицы и тут же разрядил промеж дынеобразных глазищ полную обойму из коллекционного охотничьего «Holland & Holland.» с золотым дулом и платиновым прикладом, украшенным тринадцатью бриллиантами в 24 карата. Они увековечивали в лазерной гравировке лучистый профиль знаменитого майора.
ФАНТАСТИКА! Пули прошли навылет без сучка и задоринки, задели еще шестерых депутатов из фракции «Полковника-танкиста Будданова – посмертно в Святую Троицу Президентов России!» и застряли между ног лидера фракции «Импотенты с плоскостопием».
- Вот видите! - торжествующе воскликнул Верховный Шаман. - Действие бессмертной воды из долины Каплупс налицо! Никто не пострадал, даже те, кто ее не пил.
- Как же это получилось? - Предводитель «Импотентов с плоскостопием» изымал тыквеннообразными пальцами кусочки свинца из складок трусов от «Cartie» и вдавливал их в повестку дня заседания. - Ведь я же ни грамма водицы не опрокинул.
- А все потому, что пульки-то, прежде чем потрепать Ваш ... того..., - зарделся спелой антоновкой Верховный Шаман индейского племени Шусвал Тселеескет, - уже были заряжены нашей бессмертной водярочкой через ту самую простреленную дамочку.
Малый Совет Большой Государевой Думки зашелся в бурной овации и вынес постановление.
1. Всем членам Большой Государевой Думки и их семьям в целях бессмертия предписывается выпивать в день пять литров бессмертной воды, выращенной в индейской святой долине Камлупс.
2. Игнорирующие данное постановление исключаются из Большой Государевой Думки и в связи с ликвидацией статуса парылументской неприкосновенности передаются вместе с семьями в руки правосудия.
3. Рекомендовать всем высшим государственным структурам, включая обоих Президентов Российской Федерации, одобрить данное постановление и присоединиться к бессмертию путем выпивания в день пяти литров бессмертной воды, выращенной в индейской святой долине Камлупс.
ПРИСУТСТВОВАЛО: 100 000 членов Малого Совета Большой Государевой Думки.
ГОЛОСОВАЛО: «за» - 200 000, «против» - 0, «воздержались» – 0.
Ответственным за исполнение данного постановления назначается Верховный Шаман индейского племени Шусвал товарищ Тселеескет. Он наделяется сверхполномочиями по ежедневному контролю за соответствием выпивания бессмертной воды заявленной минимальной санитарной норме в размере пяти литров.
Председатель Большой Государевой Думки
Грызунов Брысь Насекомович.
***
Минуло сто пятьдесят пять лет. Население России сократилось до пяти миллионов человек. Из них 4 900 000 (четыре миллиона девятьсот тысяч) составляют высшие государственные чиновники и их потомство.
Многим из них уже под двести и за двести, они живут и молодеют благодаря ежедневному потреблению пяти литров бессмертной воды, выращенной в индейской святой долине Камлупс.
Оставшиеся 100 000 (сто тысяч), отдаленно напоминающих человекообразных, обслуживают своих господ, проживая в специально отведенных загонах для скота.
Нефти, газа и угля в стране давно уже нет, так что некому их добывать. Чиновничьи семьи перешли на полную автономию и, по оценке журнала «Forbs», награбленного богатства благодаря протекционизму швейцарских банков им хватит на две-три тысячи световых лет.
Четыре Президента (к действующему тандему добавились дважды Герой России генерал-фельдмаршал-майор Ивсюков и Дух Героя России гросс-адмирал-полковника Будданова; звание Героя с некоторых пор присваивают соразмерно уничтоженным простолюдинам) разъезжают по миру и проповедуют демократические ценности.
Кстати, жив-здоров и бывший Президент США Барак Обама со всей родней и аристократией: ему передали рецепт бессмертной воды в обмен на Украину.
Дети высших российских сановников, которым самим уже по сто семьдесят и больше годков, переоборудовали горнолыжный курорт в Мак-Кинли Парке на русский манер. (Подробности меня попросили не разглашать.)
Тем не менее, по большому секрету поведаю, что Всевышний решил повременить со Вторым пришествием еще пять-семь миллионов веков, так как не может до конца разобраться в происходящем.
БИЛЕТ ДО АФРИКИ
Подполковник Службы внешней разделки Российской Федерации (СВР) Станислав Эдуардович Свистопляскин-Выходцев получил сверхсекретное электронное письмо от школьного друга и коллеги Нестора Ивановича Ротозейкина-Кругликова. Защита от несанкционированного прочтения агентами вражеских разделок состояла в отсутствии всякой защиты. С некоторых пор компетентные органы стали широко использовать метод знаменитого греческого профессора русского происхождения Аполлодора Диогеновича Дуралейкина-Афинского, в соответствии с которым любая тайна должна быть максимально открытой, не вызывающей у идеологического противника ощущения секретности.
Письмо было выдержано в полном соответствии с этой выдающейся теорией, автора которой Международный Союз разделок и контрразделок выдвинул на соискание Нобелевской премии мира по медицине, и Дуралейкин-Афинский единогласно стал лауреатом, но на вручение награды не приехал, так как уже много лет проходит усиленный курс лечения в частной психиатрической клинике закрытого типа.
«Приветствую тебя, дорогой Стас! - писал Свистопляскину-Выходцеву Ротозейкин-Кругликов. - Вот уже почти два года, как я нахожусь в сказочной Намибии. Тружусь на благо нашей дорогой внешней разделки под прикрытием советника российского Посла. Месяц назал присвоили мне полковника и, скорее всего, осенью придется возвращаться на службу в столицу нашей Родины город-герой Москву, в штаб-квартиру СВР в Ясенево.
Встает, Стасик, вопрос о замене. Мы тут с товарищами покумекали и решили предложить тебе занять мое место. Легенда готова: ты - писатель и эксперт по Намибии, она тебя покорила с раннего детства своей революционной историей, к тому же твои древние предки - выходцы из бушменских племен. Общепринятый в Намибии английский, а также местные ошивамбо и африкаанс ты выучил в спецшколе при африканском отделе КГБ, затем закончил Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы и женился на дочери Посла Центральноафриканской Республики, которого вместе с тещей слопал на завтрак Президент-каннибал Жан-Бедель Бокасса.
С этого памятного события ты окончательно прикипел к Африке и стал крупнейшим специалистом по Черному континенту. Такова твоя легенда, под которую никак не подкопаешься.
Так что давай, Стас, ноги в руки, и дуй сюда! Высылаю билет с открытой датой до Африки, а именно до столицы Намибии Виндхуки, а также поддельный паспорт на имя Максима Максимовича Исаева и письмо, которое ты должен отнести в Посольство Намибии в следующий четверг, в 12-00 по московскому времени. Тебя встретит второй секретарь Посольства, подполковник СВР Иван Мандела. Он передаст письмо Послу, который доставит его Президенту Намибии.
(В случае успешного выполнения задания г-ну Послу будет присвоено внеочередное звание генерал-лейтенанта СВР.)
Г-н Президент Намибии тоже в курсе предстоящей ротации кадров, так что ты не беспокойся. Книгу, о которой идет речь в твоем послании, тебе писать не придется. Она - лишь предлог, чтобы приехать сюда, в Юго-Западную Африку, как называлась Намибия до 1968 года. Тем не менее, ты на всякий пожарный полистай энциклопедию или пошустри в Интернете, чтобы не путать Намибию с Нигерией, как это делал я на первых порах.
Теперь - о конспирации. После прилета и прохождения по поддельному паспорту паспортного и таможенного контроля ты нанесешь визит в сортир аэропорта, займешь в нем кабинку напротив единого портрета наших «двойняшек» - Президента и Председателя Правительства, запрешься в ней и будешь ожидать моих позывных. Они выразятся в троекратном спускании воды в соседней кабинке справа от принятого тобой сидячего положения на унитазе.
Да, чуть было не забыл. Зачем, собственно говоря, ты нам здесь нужен? Дело в том, my dear friend, что тебе следует втереться в доверие к представителям российских компаний в Намибии, занимающихся добычей урана, алмазов, меди, золота, свинца, цинка, олова, серебра, вольфрама, природного газа и прочей мелочи. Особенное внимание следует уделить окрестностям Людеритца с прямо-таки распухшими алмазными жилами.
У нас есть достоверные непроверенные сведения, что наши бизнесхлопчики утаивают от государства и Службы внешней разделки значительную часть барышей. Надобно в точности выяснить – какую часть добычи они умыкают, чтобы затем прищучить их со знанием дела.
Имей также в виду, что политическое устройство Намибии и России практически одинаково. Мы де-факто скопировали у них институт преемничества, а также являемся наихудшими в мире по неравенству распределения доходов.
У нас, правда, ситуация маленько получше, чем у них. Свыше трети намибийцев живет за чертой бедности, установленной ООН (менее $1 в день), а 55,8 % — менее чем на $2 в день. Мы же россиян до уровня плинтуса пока еще не опустили, а всего лишь поставили на четвереньки.
И по средней продолжительности жизни РФ впереди Намибии - 59 лет против 51 года. При этом наши дохнут в основном от водки, а намибийцы - от СПИДа.
А вот бизнес у них такой же вороватый, как и нашенский. Намибийское руководство тоже терпеть не может олигархов и вынуждена с ними контактировать исключительно в целях наполнения государственного и личного бюджета. Есть у них и свои намибийские «ходорковские», а политическая оппозиция такая же продажная и вялая, как и в нашей родимой Российской Федерации.
Стасик! Зная твое неравнодушие к прекрасному полу, мы подписали Декларацию о намерениях с элитными девочками из прилегающих к Намибии борделей Анголы, Ботсваны, Замбии и ЮАР. Точнее, с представителями в лице наших африканских коллег из их разделок. Девчонки, скажу я тебе, пальчики оближешь! Они будут менять друг дружку в твоем пентхаусе на берегу Атлантического океана каждый день, исполняя роль горничных-переводчиков. Обучены всему! Если вдруг западешь на «групповуху», только свистни - и ты в шоколаде!
Ну, вроде все. Жму лапу, до встречи в сортире аэропорта.
Полковник СВР, советник Посла России в Намибии Нестор Ротозейкин-Кругликов.
01 апреля 2009 года, Намибия, Виндхук, Посольство России".
***
Паспорт на имя Максима Максимовича Исаева Станислав Эдуардович Свистопляскин-Выходцев конспиративно, в соответствии с правилами в разделке, спрятал в задний потайной отсек трусов, а билет до Африки свернул трубочкой и уложил за левое ухо. Теперь можно было приступить к изучению «своего» письма.
***
Чрезвычайному и Полномочному Послу Республики Намибия в России.
Уважаемый гоcподин Чрезвычайный и Полномочный Поcол!
В этом году, 12 мая 2009 года, Ваша страна отметила 80-летие лидера национально-оcвободительного движения, основателя намибийской нации и первого Президента страны, д-ра Cэмюэля Дэниэла Шафиишуны Нуйомы, а в cледующем, 2010 году, предcтоят еще два исторически значимых cобытия - 20-летний юбилей незавиcимоcти cтраны (21 марта) и 75-летие (18 августа) преемника д-ра Нуйомы и продолжателя его дела, нынешнего Президента Намибии и руководителя Народной Организации Юго-Западной Африки (CВАПО) г-на Хификепунье Лукаса Похамбы.
Наши выдающиеcя cовременники - образец гражданcкого мужеcтва, человечеcкого доcтоинcтва и неуcтрашимой поcледовательноcти в доcтижении благородной цели процветания cвоего народа, за освобождение которого еще в начале прошлого века сражались вожди нама Хендрик Витбоой и Якоб Моренга.
Cэмюэль Нуйома и Хификепунье Похамба творчески переосмыслили драматический опыт борьбы за возрождение национального самосознания Йонкера Африкаанера, продемонcтрировали ответcтвенное отношение к гоcударcтвенной власти и партийному cтроительcтву, cохранению их традиций и преемcтвенноcти.
Не случайно опыт демократичеcкой Намибии был иcпользован на президентcких выборах в Роccии 2 марта 2008 года. Президенты Намибии и Роccии Хификепунье Похамба и Дмитрий Медведев вcтречей 25-26 июня 2009 года открыли новую эру в развитии двуcторонних отношений.
Президент Медведев напомнил, что отношения Намибии и Роccии имеют давнюю и хорошую иcторию, «это прочный фундамент для укрепления наших деловых и гуманитарных cвязей на годы вперед».
В официальных и чаcтных беcедах Президент и Председатель правительства Роccии отзываются о Cэмюэле Нуйоме и Хификепунье Похамбе в превоcходной cтепени, а практически идентичное государственное устройство Намибии и России стабильно и предсказуемо.
Первый и второй Президенты Республики Намибия являютcя беccпорными лидерами африканcкого континента и заcлуживают увековечивания для нынешних и поcледующих поколений.
C этой целью предлагаетcя издать книгу о Cэмюэле Нуйоме и Хификепунье Похамбе, приуроченную к 20-летию незавиcимоcти Намибии, об их многолетней борьбе за cчаcтье cвоего народа.
Я, Максим Максимович Исаев, предполагаемый автор этого подарочного издания, хотел бы получить Ваши, г-н Чрезвычайный и Полномочный Посол, рекомендации о роccийcких компаниях, дейcтвующих на территории Республики Намибия и имеющих искреннее желание способствовать развитию наших стран, которые могли бы учаcтвовать в реализации данного проекта.
Необходимо cоглаcовать также варианты распространения книги в международном масштабе.
Возможно, г-н Чрезвычайный и Полномочный Посол, идею издания книги целесообразно обсудить с Премьер-министром Республики Намибия, г-ном Нахасом Гидеоном Ангулой, так же, как и Вы, хорошо владеющим ситуацией.
Таким образом, книга о героическом жизненном пути основателей Республики Намибия была бы подготовлена при Вашем и г-на Премьер-министра непосредственном участии, общем руководстве и товарищеской поддержке. Издание книги о руководителях лаборатории успеха демократической Намибии станет достойным подарком намибийскому народу к мартовским, 2010 года, Дням национальных торжеств.
Предложение Президента Медведева Президенту Похамбе нанести визит в Россию г-н Хифипикунье Лукас с радостью принял и было бы символично, чтобы эта встреча органически слилась с Национальным Праздником намибийской нации 21 марта 2010 года и выходом в свет историко-литературного повествования об ее лучших сынах.
Ваши, г-н Чрезвычайный и Полномочный Посол, наполненные смыслом поездки по российским регионам и встречи с людьми, в особенности с молодежью, проложили мост к взаимопроникновению наших стран, народов и культур.
Я, в свою очередь, готов в любое время приехать в Намибию для наполнения рукописи атмосферой национальных парков Этоша и Фиш-Ривер.
C уважением, Максим Максимович Исаев, писатель и эксперт по Намибии.
1 апреля 2009 года, Россия, Москва.
***
Все произошло так, как предначертал полковник Ротозейкин-Кругликов. Письмо лежало на столе Президента Намибии через три дня после вручения Послу. Еще через неделю «писатель и эксперт по Африке Максим Максимович Исаев» получил официальное приглашение Президента страны посетить Намибию для уточнения деталей книги о борьбе намибийского народа за освобождение. Открытая дата билета на рейс Москва-Виндхук была закрыта пометкой «15 апреля 2009 года», и в 20-00 по местному времени самолет с «российским писателем и экспертом» на борту приземлился в аэропорту Виндхука.
***
Максим Максимович Исаев, он же подполковник СВР Станислав Эдуардович Свистопляскин-Выходцев, вот уже третий час находился в сортире аэропорта Виндхука, в кабинке напротив единого портрета Президента и Председателя Правительства Российской Федерации, в ожидании позывных от связника. Он принял на унитазе, согласно инструкции, сидячее положение, но троекратного спускания воды в кабинке справа не прослушивалось. Одноразовый слив повторялся с интервалом в 15-20 минут, но этим дело и ограничивалось.
«Уж не провал ли это?» - беспокоился старый раздельщик.
Ночью, в 02-00 16 апреля, он решил покинуть место дислокации и двинуться прямиком в российское Посольство, однако по выходу из сортира был схвачен людьми в штатском. Судя по лицам и манерам обхождения, это были сотрудники намибийской тайной полиции.
«Эксперта и писателя» окольцевали наручниками, в рот засунули кляп-мяч для гольфа и затолкали на заднее сиденье российской «Chevrolet Niva». Двое сели по бокам, а третий, заняв пассажирское кресло, наставил на раздельщика пистолет-пулемет ПП-19-01 «Витязь» производства Ижевского машиностроительного завода. Затылок водителя дышал теплом гранитной могильной плиты.
В таком живописном виде они въехали на территорию лесопарка. Остановка, пересадка в «Maybach Exelero», укол в предплечье, и провал в забытье.
***
- Ну что, товарищ подполковник, как самочувствие?
На стуле у изголовья кровати восседал черный, как смоль, господин, в бардовом костюме и белоснежной сорочке. Идеально завязанный узел серого галстука, зеркальные очки и русский без акцента не оставляли сомнений в значимости персоны, и поэтому Свистопляскин-Выходцев, осознавший, что операция с треском провалилась, решил действовать максимально профессионально. Для начала надо все отрицать, как наставлял матерый генерал армии родственного с СВР КГБ Филипп Бобков.
- Где я? - задал он извечный вопрос подзаборного выпивохи, по идиотизму уступающий лишь детскому «почему?» и женскому «за что мне все это?».
- Вы находитесь у друзей. - Серьезный господин изобразил подобие улыбки, более смахивающей на волчий оскал. - Я - Президент страны, в которой Вам предстоит вести разделывательную деятельность.
- Господин Президент, - Свистопляскин-Выходцев выпучил глаза и принял вид офисного кретина, - Вы меня с кем-то...
- Ладно-ладно, с «кем-то»... С «Максимом Максимовичем Исаевым, писателем и экспертом по Намибии». Верно, товарищ подполковник Службы внешней разделки Российской Федерации Станислав Эдуардович Свистопляскин-Выходцев?
«Это конец», - пронеслось в голове раздельщика, но еще оставался последний шанс,
- Да, господин Президент, снимаю перед Вами фуражку. Но дело в том, что настоящий Свистопляскин-Выходцев остался в Москве, а я лишь его двойник.
- ?
- Да-да, именно двойник. Так уж в нашей разделке принято - посылать на особо ответственные задания двойников, чтобы в случае провала...
- Ну, хватит. - Серьезный господин, представившийся «Президентом», встал, выудил из нагрудного кармана визитку и протянул ее российскому раздельщику.
«Хификепунье Лукас Похамба, Президент Республики Намибия», - красовалось на ней по-русски.
- Можете называть меня «доктор По», - произнес он. - Сейчас я Вас покину. Выпейте на сон грядущий бокал «Martell Cordon Bleu», а в два часа пополудни жду Вас в своей резиденции. Мои люди проводят Вас. Обсудим сложившуюся ситуацию. Полагаю, что Вам следует вместо разделывательной деятельности немедленно приступить к работе над заявленной книгой. Изложенная Вами идея представляется мне чрезвычайно плодотворной, и я думаю, что совместными усилиями мы создадим африканский бестселлер.
- А на фото Вы как-то по-другому выглядите, - пролепетал вконец растерявшийся раздельщик.
- Так и я всего лишь двойник Президента. Так уж у нас в Намибии принято - посылать на переговоры с русскими товарищами его двойника. Вы - народ непредсказуемый. Как бы чего не вышло.
***
Книга о героическом жизненном пути основателей Республики Намибия д-ре Cэмюэле Дэниэле Шафиишуне Нуйоме и его преемнике Хификепунье Лукасе Похамбе была написана в рекордно короткий срок и распространяется по африканскому континенту многомиллионными тиражами.
Автор – намибийский классик Станислайома Эдуардохамба выдвинут Народной Организацией Юго-Западной Африки (CВАПО) на соискание Нобелевской премии по литературе. Эксперты отмечают, что его шансы на успех весьма высоки.
БОРЬБА С ПЬЯНСТВОМ И АЛКОГОЛИЗМОМ
Президент Российской Федерации объявил беспощадную войну с пьянством и алкоголизмом. Отныне на законодательном уровне устанавливалась их классификация с соответствующими правовыми последствиями.
Так, выпивающий (-ая) за день до 500 граммов водки (трех «мерзавчиков» аптечного «Боярышника», двух бутылок крепленого вина, трех бутылок сухого вина, десяти кружек пива, семи крепленых коктейлей емкостью 250 граммов и пр.) признавался (-ась) «ПЬЯНИЦЕЙ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» с поражением в правах забирать детей из детского сада, посещать школьные собрания и проверять уроки.
Уговаривающий (-ая) в сутки 500-1000 граммов водки (три-шесть «мерзавчиков» аптечного «Боярышника», две-четыре бутылки крепленого вина, три-шесть бутылок сухого вина, десять-двадцать кружек пива, семь-четырнадцать крепленых коктейлей емкостью 250 граммов и пр.) объявлялся (-ась) «КАНДИДАТОМ В АЛКОГОЛИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ».
Ему (ей), помимо вышеуказанных ограничений, запрещались профессии авиадиспетчера авиалинии Москва-Грозный-Москва, консультанта в магазинах сети «Ароматный мир» и участие в несанкционированных гей-парадах.
Заливающий (-ая) в день 1000-2000 граммов водки (шесть-двенадцать «мерзавчиков» аптечного «Боярышника, четыре-восемь бутылок крепленого вина, шесть-двенадцать бутылок сухого вина, двадцать-сорок кружек пива, четырнадцать-двадцать восемь крепленых коктейлей емкостью 250 граммов и пр.) удостаивался (-ась) титула «АЛКОГОЛИК РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ».
Он (она), помимо вышеуказанных ограничений, не имел (-а) права на знакомство с женщинами (мужчинами) в общественных местах, подходить к Спасским воротам Кремля ближе, чем на 100 метров, и болеть за московский футбольный клуб «Спартак».
Уделывающий (-ая) за двадцать четыре часа 2000-4000 граммов водки (двенадцать-двадцать четыре «мерзавчика» аптечного «Боярышника», восемь-шестнадцать бутылок крепленого вина, двенадцать-двадцать четыре бутылки сухого вина, сорок-восемьдесят кружек пива, двадцать восемь-пятьдесят шесть крепленых коктейлей емкостью 250 граммов и пр.) получал (-а) звание «ЗАСЛУЖЕННЫЙ АЛКОГОЛИК РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ».
Он (она) поражался (-ась) во всех гражданских правах, кроме (в соответствии с Хартией Совета Европы) права избирать и быть избранным (-ой).
Выходящий (-ая) за рамки суточного потребления «Заслуженного Алкоголика» поднимался (-ась) на высшую ступень и становился (-ась) «ПОЧЕТНЫМ АЛКОГОЛИКОМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ».
Ему (ей) устанавливалась Президентская стипендия с одновременным запретом на какие-либо действия, кроме подтверждающих посредством стипендии присвоенное звание и отправления естественных потребностей.
Указом Президента был разработан механизм контроля за дозой суточного потребления. Она определялась поквартирными участковыми на основании донесений продавцов винно-водочных отделов, барменов и официантов увеселительных заведений, коллег по службе и учебе, членов семьи, соседей, консьержей, бабушек на скамейках и собутыльников.
Обладателю титула вручалось фирменное обмундирование зеленого цвета с соответствующей надписью на спине и диплом синюшного цвета с извивающимся Зеленым Змием на обложке.
На левой стороне груди предписывалось ношение знака отличия в виде выпуклой пятиконечной рябиновой звезды, окаймленной бутербродами с ливерной колбасой и селедкой (количество бутербродов уменьшалось с увеличением количества потребляемого горячительного). В центре круга - изображение Президента в синем плаще на серебряном скакуне, поражающего серебряным копьем зеленого опрокинутого навзничь и попранного конем Змия.
В нижней части круга на красной эмалевой ленточке - белая эмалевая латинская буква «V», символизирующая конечную цель борьбы с пьянством и алкоголизмом.
Звание присваивалось именным Указом Президента с опубликованием в «Российской газете», а вручение фирменного обмундирования, дипломов и знаков отличия проходило в Георгиевском зале Кремля, в присутствии российских и иностранных журналистов.
***
Шло время. Несмотря на суровые правовые меры, число пьяниц и алкоголиков в России стремительно росло. Развязка наступила стремительно. Объединившись, они зарегистрировали крупнейшее за всю мировую историю политическое Движение, которое с ходу триумфально вошло в парламент, а лидер Движения Рассол Налитович Похмелюгин-Бражников с огромным отрывом победил на очередных Президентских выборах.
Первый Указ новоявленного главы государства именовался «О борьбе с трезвостью и ее последствиями».
Она проходит вяло, так как ряды поборников антихмельного образа жизни и без того тают на глазах. Пятиконечная рябиновая звезда, окаймленная бутербродами, напротив, находит все новых Кавалеров.
БРОДЯГИ И МЛАДЕНЕЦ С УЛИЦЫ «ОЛЬХОВСКАЯ»
Он лежал в мусорном контейнере, завернутый в грязную пеленку. Его жизнь началась с вопроса: «За что?».
***
Выкинув под покровом ночи сверток 2600 граммов живого веса в мусорный бак, она отметила роды масштабной гулянкой с соседями по съемной квартире. Гудели три дня, пока за ней не пришли.
***
Она приехала в Екатеринбург из ближнего зарубежья пять лет назад в поисках лучшей жизни. Ее «малая родина» с фактически узаконенным рабством скалилась свиным рылом бабаев, остервенело добивая остатки того, что именуется «народом».
Она нашла лучшую жизнь здесь, на Урале. Она оформилась «девочкой по вызову».
***
Они рылись в помойках на облюбованной улице «Ольховская» (здесь всегда было чем поживиться), четверо бродяг, вставшие на тернистый путь бомжевания по разным причинам. Их объединяло одно - они не выдержали напряжения жизни. Эта супервольтажная штука шибанула их своим колоссальным зарядом и выбросила на обочину.
Самый старший из них, уроженец Днепропетровска, в советские времена преподавал в госуниверситете научный коммунизм (был такой загадочный предмет). В погожее майское утро, возвратившись раньше срока из командировки, он застал жену в объятиях заведующего кафедрой, родного брата видного коммунистического столоначальника. С этого момента началось его падение. Он потерял работу и семью. И ушел из дома.
***
Он лежал в мусорном контейнере, завернутый в грязную пеленку, и думал об одном – как выжить, как спастись? Девятимесячное заточение в утробе той, кого он считал матерью, казалось ему теперь Раем. И он спрашивал себя: «За что?». Ведь он не успел еще ничего натворить! Да он вообще-то и не просил о вхождении в этот странный мир теней и масок, надежд и грез. Но так уж случилось, что он есть и существует в живом белковом виде. И надо, обязательно надо выжить!
***
Он терпеливо ждал шанса на спасение, и вот на третий день мучений явились бомжи с улицы Ольховская. В одной из помоек они обнаружили его, завернутого в грязную пеленку.
***
Найденышам присваиаают фамилию по названию улицы, на которой их подобрали. Так он стал Ольховским, а уж потом Никитой. А та, которая его родила и пыталась угробить, выбросилась (когда за ней пришли) в хмельном угаре с десятого этажа и угодила в тот самый мусорный бак, с которого началась его жизнь.
БЮДЖЕТНЫЙ ВОР
Бюджетный вор в который уже раз обчистил бюджет. Для разнообразия он уволок два миллиарда из Пенсионного фонда, а так как надо было обязательно прихватить еще что-нибудь этакое родственное, то он разжился по дороге пятью миллиардами от детских пособий.
Дело было в канун Нового, 2009, года, и бюджетный вор задумал справить его размашистым пиром в лучшем кабаке с элитными девочками.
Он уселся на заднее сиденье штучного «Rolls-Royce Phantom» и скомандовал водителю: «Ты знаешь, куда».
Как не знать! Предстояло по давно заведенному распорядку занести откат главарям правоохранительных структур.
Каково же было удивление бюджетного вора, когда на светофоре, знаменующего пересечение улиц Следственных Действий и Обвинительного Заключения, к автомобилю подскочил мужичонка в противогазе и навел на него через стекло дуло автомата.
***
Бюджетного вора проводили в последний путь со всеми сопутствующими статусу почестями. На освободившееся место старого бюджетного вора заступил новый бюджетный вор.
ВСЕ КОЗЛЫ, КРОМЕ ТЕБЯ, МОЙ КОЗЛИК
Они сидели в вагоне метрополитена напротив меня. Колоритная пара! Она - в рыжем парике, который сполз на макушку, и роговых очках без стекол, из которых просачивалась разноцветные зенки, а он - в зэковской робе, сцепив костлявые пальцы с наколками, недвусмысленно указывающими на взаимную любовь с местами не столь отдаленными. Он дрых у нее на плече, издавая свистящий храп.
- Все кругом козлы, кроме тебя, мой козлик, - хрипло верещала она на весь вагон, с ненавистью глядя на меня. Вон на этого чучмека посмотри (это про меня). Думает, напялил галстук - и человеком стал. Как бы не так! Ему по деревьям лазить, а он в метро катается.
Я выхватил блокнот и стал лихорадочно конспектировать завораживающее действо. Что-то она скажет еще. Но ее внимание переключилось на вошедшего мужчину, тоже при галстуке, да еще в белой рубашонке. Он занял место подле нее.
- Ты чего, козел, уселся мне на грудь (!) - закудахтала она возбужденной курицей. - Думаешь, напялил галстук с белой фуфайкой - и человеком стал. Как бы не так! Да мы сейчас тебя с моим козликом...
Она не договорила. Мужчина сгреб их обоих в охапку и выкинул из вагона, а я поставил на этом точку в очередной белиберде на вечную тему «Дебилизм - норма жизни!».
В «ЛЕНИНКЕ»
- Книги, спиртное в портфеле есть? - Дежурная Фекла Мартыновна (табличка на левой груди) пронзила меня взглядом паспортистки домоуправления.
Я сжался словно нелегальный мигрант, прибывший поездом Бишкек-Москва в день Всероссийской акции «Молодой Гвардии Единой России «Бей черно..., отбирающих работу у наших людей!», но твердо ответил.
- Нету! (Хотя пришпоренная шотландская купажированная «Белая Лошадь» ждала своего наездника в потайном отсеке портфеля.)
- А наркотики?
- Не употребляю.
- И на продажу в библиотеку их не заносите?
- Кому?
- Ну, мало ли, я просто спросила.
- Я тоже просто отвечаю - не заношу.
Фекла Мартыновна растянулась в хищной улыбке аудитора Обсчетной палаты, предвкущающего ревизию проворовавшегося «Газброма», и выдала.
- А зачем Вы вообще сюда пришли? Что Вы хотите от «Ленинки»?
- Многоуважаемая Фекла Мартыновна! - заготовил я длинный оправдательный спич, - я записался в Российскую государственную библиотеку, то есть бывшую, как Вы выражаетесь, «Ленинку», с целью приобщения к великим памятникам...
К каким святыням я решил прибиться - осталось тайной во мраке, так как в этот ответственный момент кто-то тронул меня сзади за плечо, и Мартыновна, скиснув квашеной капустой, вяло процедила.
- Проходите...
Обернувшись, я установил причину метаморфозы въедливой дежурной: появление моего товарища неизменно отрезвляюще действовало на подобный типаж.
Орлиные глаза Алексея Львовича Невского пробивали излишне докучливых, самовлюбленных, похотливых, алчных, склочных или, если все эти великолепные качества творения рода человеческого были слиты в «один флакон», то попросту дебильных сограждан Новой Великой Росии.
- И Вы тоже проходите, я Вам верю и так, - затараторила Фекла, развернувшись на сто восемьдесят градусов.
- Нет, Вы все-таки проверьте хотя бы мой читательский билет, - настаивал приятель.
- Не нужен мне Ваш билет! - Мартыновна завизжала поросенком, и черная тушь потекла с ее белесых ресниц.
- Вот из-за таких, как Вы, наша Родина не может подняться с колен! - Фекла тарахтела сорокалетним «Запорожцем». - Нагоняете страху на людей почем зря, совсем как Ходорковский!
- А при чем тут Ходорковский?
- Как это причем? - Фекла Мартыновна зарыдала вдовой носорога, и к нам подскочил библиотечный сержант-охранник.
- Что случилось?
- Да вот, - Мартыновна, уже не рыдая, а скуля старой брошенной таксой, присела на корточки и завертелась юлой, - эти двое сказали, что наш Президент - самозванец, а Премьер-министр - жулик.
- Да Вы что! Мы этого не говори...
- П-а-апрашу следовать за мной! - грозно скомандовал правоохренитель, и мы клубком покатились за ним в полуподвальное помещение.
- Это правда?
- Что «правда»? - переспросили мы в унисон.
- Ну, то, что Вы сказали дежурной про наше высшее руководство?
- Да что Вы, товарищ гвардии капитан, - понес я пургу, памятуя о разудалой армейской молодости, когда ошибки в произнесении званий моих командиров в сторону резкого повышения служили мне великолепную службу.
- Я не капитан, и уж тем более не гвардеец, - зашелестел он молодой лиственницей, покрываясь румянцем восьмиклассницы, вступившей в стадию полового созревания, - но что правда, то правда - через пять лет я круто взлечу в небеса! Мне об этом нагадала прорицательница Диана Кашпировская из Мекки. А еще...
- А Вы были в Мекке? - Алексей прислонился спиной к железному шкафу, и тот запиликал на туркменском языке российский гимн.
- Это подарок «Ленинке» от покойного Туркменбашки, - хихикнул охранник. - В нем хранится единственный в мире рукописный вариант его «Рунаямы». Что Вы спросили? А-а, про Мекку. Да, был, а что тут удивительного? Наше подразделение вневедомстаенной охраны прошлой весной было командировано в Мекку для перенятия опыта паломников в области наведения порядка при проведении массовых мероприятий. Так вот, ...
- Товарищ без пяти лет капитан! - произнес я тоном таксиста «Шереметьево-2», - а не пора ли нам в библиотеку, нас в Зале номер один ожидают два оппозиционных академика для редактирования письма Бараку Обаме о ...
- Обаме?! - сержант зашелся в экстазе фаната «Manchester United». - Я тоже написал ему письмо! Пусть академики-оппозиционеры и его пощупают, а я в ответ обещаю им беспрепятственный в будущем проход с одной бутылкой коньяка на троих. Пытаются ученые мужи время от времени пузырь-другой в портфелях пронести, но ведь не положено, сами понимаете, какое сейчас тревожное время.
- Давайте Ваше письмо, а на обратном пути мы вернем его уже исправленное.
Правоохренитель изъял из голенища сапога испещренный листок, я уложил его в нагрудный карман рубашки и устремил на него взгляд неудовлетворенного сантехника. Сержант открыл дверь, и мы благополучно миновали Феклу Мартыновну, стыдливо опустившую заплаканные вежды.
И вот мы в Зале номер один.
«Академики» сидели за столом напротив портрета третьего Президента страны. Автор нетленки размером 3 на 4 метра, знаменитый придворованный художник и поэт Николаидас Сафрониди изобразил главу государства в минуты отдыха, на тяжелоатлетическом помосте. Перед ним застыла штанга в полторы тонны. Рассказывают, что по завершении работы и представлении ее в Президентскую Администрацию г-на Сафрониди препроводили в реабилитационный центр при психиатрической больнице имени Алексеева (бывшая «Кащенко»), так как главный на тот момент кремлевский идеолог Владислас Сурконос усмотрел в пейзаже намек на неподъемность решаемых Россией задач.
Мы подсели к «академикам», под личиной которых скрывались видные оппозиционные лидеры Джо Лимонадов и Гарвард Каспарайтис. Паролем служил мой портфель марки «Doktor Koffer» - известный в прошлом резидент ЦРУ в Москве, переключившийся со временем на изготовление кожгалантереи.
«Академик» Джо строчил послание Обаме на русском, а коллега Гарвард тут же переводил его на английский. Нам они подали условный знак в виде кулачного жеста из трех пальцев - большого, зажатого средним и указательным.
«Тоталиарный режим Путина-Медведева, - взывало письмо к «оплоту демократии», - совсем обнаглел! Отсутствие свободы слова и прессы, ликвидация демократических прав и свобод требуют от Вас, товарищ Президент Соединенных Штатов (в переведенном экземпляре – «mister President US»), решительных действий по коррдинациии усилий демократической оппозиции в России в сторону глобального увеличения ее финансирования с целью проведения массовых акций протеста против прогнившего режима».
Пройдясь по «нахальному режиму» еще пару-тройку страниц, воззвание настаивало на выделении возглавляемой Лимонадовым-Каспарайтисом структуры ... у.е., иначе «антинародный режим окончательно учтожит остатки свободомыслия и прав человека, без которых тоталитарная Россия станет прямой угрозой Соединенным Штатам и всему мировому сообществу».
Из русского варианта воззвания я, согласно условиям конспирации, изготовил «голубя» и утрамбовал под стельку правого ботинка, а переведенный экземпляр Алексей сверхконспиративно сжевал и проглотил.
Я передал «академикам» письмо сержанта, в котором он просил у Обамы кредит в ... у.е. на покупку ноутбука для нужд родного подразделения вневедомственной охраны, и через десять минут оно трансформировалось в еще одно воззвание о необходимости срочных материальных вливаний в оппозицию в сумме ... у.е. «для духовной подпитки здоровых сил в силовых структурах».
Этот документ, сложенный вчетверо, я приклеил специальным составом к подошве левого ботинка.
«Академик» Каспарайтис произнес «е2-е4!», что означало «В путь!», и мы покинули Зал номер один. ***
Когда мы проходили мимо Феклы Мартыновны, она залезла под козырек гардеробной. Сержант, напротив, приветствовал нас как старых приятелей троекратным воинственным кличем: «Ура нашей славной оппозиции!!!».
Я снял левый ботинок и торжественно вручил его клиенту прорицательницы из Мекки с напутствием «снять копию с подошвы». Через пять минут он прискакал румяный, как тетка Масленица, я водрузил лапоть на прежнее место, и мы вышли на улицу.
***
Эта миниатюра была создана мной в приемной ФСБ РФ на Кузнецком Мосту, 22, в которую мы были препровождены при попытке отправить воззвания с Главпочтампа, предварительно вернув им в уборной (при помощи слабительных и чистящих средств) первоначальный вид.
Моложавый полковник вежливо объяснил нам, что будет правильно, если «антинародный режим» первым ознакомиться с тем, что он из себя представляет, и сколько стоит борьба с ним.
В НАРКОДИСПАНСЕРЕ
- А его нет.
- А где же он?
- А он в запое.
- Как в запое?
- А вот так. Имеет право. Раз в месяц на три дня. Пообщайтесь на его месте со всякой этой наркобратией, и не только в запой уйдете, а еще, чего доброго, сами начнете ширя...
Ну, ладно, разболталась я. А Вам, собственно говоря, зачем он понадобился? - Секретарь главврача наркодиспансера Лидия Гавриловна озарила товарища в рыжей дубленке голливудской улыбкой, обнажившей отсутствие передних зубов - результат отказа выдать сынку-героинщику энную сумму на очередную дозу.
- Да я хотел бы воспользоваться своим правом на получение вне очереди справки от нарколога для продления водительского удостоверения. Я - Герой России, а еще «афганец» и так далее. Все документы при мне. А очередь не пропускает.
Гавриловна побелела и как завопит.
- А я-то здесь при чем?! Я всего лишь секретарша главврача! Се-кре-тар-ша! Уже пятнадцать лет. Понятно Вам, герой-афганец?!
И она зарыдала гремучими слезьми, бормоча под сизый нос.
- Пятый муж только что опять помер. И опять долги оставил. Сынулька и вовсе опиоидный наркоша, и тоже скоро концы отдаст. А меня у самой башка не на месте, так как он мне опять клыки повышибал из-за ломки. Ночью ко мне приходят в гости розовые слоны, а утром их сменяют красные собаки. А еще...
Герой России в ужасе выскочил из приемной запойного главврача наркодиспансера.
***
- Кто последний к врачу за справкой?
«Последним» был я.
- Тогда я за Вами.
- Вы же имеете право пройти на прием минуя нас. (Я наблюдал, как он предъявлял в регистратуре документы, дающие право на получение справки от нарколога бесплатно и, соответственно, без очереди.)
- Да неудобно... Хотя, может быть, Вы правы, стоит попробовать.
- Не я прав, а у Вас есть право, - поправил его я. - Вот и на стене выписка из закона висит. Тем более, что у Вас сразу несколько льгот. Герой России, «афганец», «чернобылец». Покажите гражданам любой из этих документов и проходите.
Очередь напряглась. Дама в цигейковой шубе затрясла головой, а паренек с изъеденным оспой лицом принялся икать похотливым ишаком. И вот грянул гром.
- А я его не пущу без очереди!!! - выдохнул мужичок с газетой «Завтра» под мышкой, и ядреный перегар застлал холл наркодиспансера. - Может, он купил все эти бумажонки? И титул Героя в том числе. Сейчас все продается, и я ему не верю!
Герой России покрылся пятнами кетчупа Балтимор «Цыганский».
Из кабинета выскочила девчушка в ботфортах на шпильке и с оголенным пузом под песцовой жилеткой. Патриот-прохановец тут же влетел в него точно бильярдный шар в лунку, хлопнув дверью так, что гражданка в рыжем парике и с черными усиками-кисточкой над заячьей губой выпустила газы оружейным залпом.
- Я тоже не пущу эту рыжую дубленку! - закудахтала она. - У него лицо не Героя, а рыночного торговца из Южной Осетии. Вся она, эта самая, как только получила независимость, окопалась тут у нас, в Москве, в Южном Бутово.
И черноусая «отгазовала» автоматной очередью. «Рыночный торговец из Южной Осетии» позеленел сельдереем.
Паренек с изъеденным оспой лицом заблеял неудовлетворенным козлом сквозь возобновившуюся икоту.
- А я (и-а) тоже имею (и-а) право (и-а) не верить льготным (и-а) писулькам. У меня (и-а) тоже есть (и-а) купленная (и-а) справка о (и-а) дебильности для (и-а) освобождения (и-а) от (и-а) армии.
И-а, и-а, и-а...
Мне ее (и-а) сварганил (и-а) такой же (и-а) герой из (и-а) военко (и-а) мата.
И-а, и-а, и-а, и-а, и-а!!!
«Изготовитель фальшивых справок» почернел таблеткой активированного угля, и я решил навести порядок.
- Заткнитесь! - рявкнул я южноафриканским бурбулем, и пространство у кабинета нарколога накрыла мертвецкая тишина. - А Вы, - обратился я к Герою России, - идите к главврачу. Он обязан лично провести Вас на прием к наркологу вне очереди. Я сопровожу Вас.
И прохрипел застывшим в оцепенении.
- Если кто подойдет, скажите, что я последний.
***
Результат визита к руководителю наркодиспансера был описан в самом начале. Я дождался своей очереди и пропустил Героя России вперед.
В этот момент дверь заведения с шумом распахнулась, и в нее ввалилось нечто человекообразное, но в соболиной шубе и с искрящимся бриллиантом на покрытом густой шерстью сосискообразном мизинце.
Сразу три товарища в белых халатах бросились навстречу существу, подобострастно скуля.
- Милости просим Вас в этот кабинет!
И они скрылись за дверью с табличкой «Посторонним вход воспрещен!».
Через минуту «оно» вывалилось со справкой в мохнатой лапе. Потомки Гиппократа хвостом прилипли к нему. Так они и вытекли наружу, а я сменил в кабинете врача-нарколога Героя России.
ВЕРА В НЕГО
Тот, кто пытается познать Его, должен отдавать отчет в том, что берется за неразрешимую задачу. Познать Иисуса невозможно, потому что Божественное не познается, а принимается на веру.
Он даже для своих учеников остался Тайной, куда уж нам, простым смертным. Мы или верим в Него или не верим. Третьего не дано.
***
Вера слепа? Безусловно. А иначе какая же это вера? Верили и в Наполеона, и в Гитлера. В Ленина и Сталина тоже верили. Слепо? Конечно, неужели осознанно?
Могла ли Германия, открывшая миру великих поэтов, композиторов, мыслителей, ученых, вознести маньяка на вершину власти обдуманно? Разумеется, нет. Она поверила посланцу Сатаны и пошла за ним. Чем все закончилось - хорошо известно.
«Великие вожди» Ленин и Сталин со товарищи вывели новый сорт человека – «homo sovjetikus». Семьдесят с лишним лет он рабски служил системе, презиравшей и унижавшей его. Он делал это по уму? Понятно, что нет. Советский человек искренне верил в обещанное системой «светлое будущее» в обмен на терпение и труд и в то, что суровая объективная реальность, данная нам ощущении (так выразился Владимир Ильич в опусе «Материализм и эмпириокритицизм»), является наилучшей формой общественно-государственного устройства, так как «иначе нельзя».
«Homo sovjetikus» верил в то, что буржуазное потребительство - это плохо, а социалистический аскетизм - это хорошо. Советский человек верил, что пострадает еще немного и догонит-перегонит обреченно стоящего на краю пропасти капиталиста. А уж тогда оттянется вволю!
Золотые унитазы (опять же по Ильичу) и все такое прочее войдут в его жизнь так же легко и свободно, как чайник со свистком и трехпрограммный радиоприемник «Маяк».
Или, быть может, солдат в Великую Отечественную шел на смерть с именем кровопийцы на устах вдумчиво и осмысленно? Надо быть на месте этого солдата, чтобы понять, что он чувствовал в тот момент. Он был охвачен ужасом перед встречей с теткой с косой и вбивал в себя веру, что гибнет не зря.
Открытые сегодня письма домой безусых восемнадцатилетних бойцов, не познавших радостей Жизни и Любви, сквозят отчаянием и ненавистью к бросившим их в огненный котел «отцам-командирам».
***
Вера в Иисуса основана на вере, и только на ней. Мы не видели Его, не наблюдали совершаемых Им чудес. Апостолы видели и наблюдали. И, тем не менее, Фома Близнец сомневался до последнего, пока не увидел на руках Его раны от гвоздей и не вложил в них перста. И только тогда поверил. И за эту веру был пронзен пятью копьями.
Современники видели Его и были свидетелями творимых Им чудес. Одни поверили в Него, другие - нет. Уверовавших было несть числа - христианство распространялось с неимоверной скоростью и силой.
Мы не видели и не свидетельствовали. Мы или верим в то, что Он жил, творил, воскрес и вернется спасти нас, или не верим.
***
«Блаженны невидевшие и уверовавшие».
***
Бога нельзя познать, постичь, объяснить. В Него можно только верить.
ВЗЫСКАТЕЛЬНЫЙ КИОСКЕР
В подземном переходе метро «Пушкинская» выстроились в шеренгу киоски. Один из них («Минипорт») со взыскательным киоскером на борту торгует «флешками» (картами памяти для компьютера).
Взыскательный киоскер в обличии постбальзаковской дамы восседает на жеваном табурете, словно конная статуя маршала Жукова на Манежной площади, теребит рыжий парик и бубнит под нос матерные частушки.
- Что Вам от меня нужно?! - изображает она штормовое предупреждение.
Вынужденно прогибаюсь к окошку и блею.
- Да не-е-е-э-э-т, от Вас лично мне ничего не нужно, просто я хотел...
- Прежде чем хотеть, думать надо! Все чего-то хотят, а вот чего, не знают. Потому и живем, как Бармалей!
Покрываюсь красными пятнами и трепещу.
- При чем тут Бармалей?
Взыскательный киоскер негодует и срывает парик, обнажая мраморную лысину с поперечным розовым шрамом.
- Вы еще чего-нибудь поумней спросите! Не увиливайте от моего прямого вопроса: чего Вы хотите?!
Выпрямляюсь, делаю глубокий вздох, скрючиваюсь и дую в окошко.
- Мне нужна «флешка», дополнительная память, вот эта, емкостью 4 гигабайта за 500 рублей.
- Ишь чего захотел! - взыскательный киоскер возвращает парик на место, подкрашивает губы зеленой помадой, тут же слизывает ее копченым языком и вопит.
- Тебе что, своей памяти не хватает!? Вот потому так и живем, точно оловянный солдатик! Кругом одни склеротики! Дополнительную память всем подавай! Не страна, а сборище недоумков! А еще хотят модернизировать...
В ужасе отшатываюсь от киоска со взыскательным киоскером у руля. Не нужна мне больше дополнительная память.
ВИНСЕНТ И ПОЛЬ
- Ну что, Винсент, думал ли ты, что твой «Портрет доктора Гаше» уйдет с молотка на аукционе «Christie» за 82,5 миллиона долларов? - Гоген хлопнул друга по плечу и освежил стаканы неизменным «Аbsinthe».
- Конечно нет, откуда я мог знать об этом в 1890-ом? - Ван Гог пригубил ядреной настойки и на его глазах выступили слезы. – Это был один из моих последних холстов. Ведь я изваял его за месяц до смерти, такой никчемной и дурацкой, как, впрочем, и вся моя жизнь.
- Да ты что такое несешь! - Поль рассек ладонью воздух. - Ты же величайший! Твои работы выставлены в крупнейших музеях мира и украшают частные коллекции, а цены на них и вовсе заоблачные.
- Ну и что? Ты не менее признанный. Но тоже после смерти. А что мы с тобой имели тогда? Долги и презрение родичей, которые потом, после нашего ухода в мир иной, когда наши картины раскрутили, взяли да и обогатились на них за здорово живешь. Где справедливость? – И Винсент махом осушил бокал с вулканической влагой.
Поль последовал примеру друга и весомо пробасил.
- Ну, посмертная слава - тоже вещь неплохая. Не каждому выпадает.
***
Иногда, раз в двадцать лет, небеса в виде исключения разрешают друзьям свидание на денек-другой в окрестностях бренного мира, и духовные субстанции художников, невидимые живому глазу, все более и более поражаются своей растущей популярности и зашкаливанию цен на отвергнутые при их жизни полотна.
Друзья пьют «Аbsinthe» и всякий раз говорят об одном и том же. Винсент больше ни разу не бросит стакан в Поля, а когда наступает пора прощаться, он произносит неизменное «La tristesse durera toujours» («Печаль будет длиться вечно» - франц.), и они расстаются до лучших времен.
ВЛЮБЛЕННАЯ В ФЕДЮ
Я думал, что она улыбается мне. Я ошибся. Она смотрела сквозь меня на своего любимого Федю. Она светилась ему.
***
- Мы познакомились в салоне сотовой связи. Я выбирала бюджетный телефон, а он оплачивал какой-то счет. – Она достала из сумки от «Люблинской Кожи» «Nokia E5», и вот на дисплее появился он. Бледнолицый малый с напряженным взглядом. Люди с таким выражением лица словно ожидают чего-то нехорошего. Они привыкли к тому, что их вот-вот опять надуют. Они готовы к обману.
***
- Честно говоря, я пересел к Вам на «Профсоюзной», думая, что Вы улыбаетесь мне, и оживился в предвкушении знакомства с красивой дамой. А когда Вы продолжали смотреть в то же место столь же вдохновенно, то понял: что-то здесь не то. А уж когда спросил: «Чему Вы так радуетесь?» и получил ответ «Не чему, а кому», то все встало на свои места.
Но почему Ваш Федор такой хмурый?
- Ну, судя по тому, что он рассказывает, - улыбка сошла с ее лица, и она достала из рукава искусственной шубы под норку хлопковый зеленый платочек, - ему фатально не везет. Что на службе, что в личной жизни. Его постоянно ущемляют. И начальство, и жены. (Я оказался прав.)
Их у него было три. И все у него чего-то отбирали. Сейчас он снимает комнату в «Теплом Стане». Сегодня я впервые остаюсь у него на ночь, а через неделю перебираюсь совсем. - Она провела платочком по губам и затеребила ручку сумки. - Хотелось бы думать, что совсем. У меня ведь в жизни до сих пор тоже все было как-то наперекосяк.
Но вот она засияла радугой и затараторила.
- Знаете, со мной такого еще не было! Я увидела его и сразу влюбилась. По уши.
- А он?
- И он тоже.
***
- Станция «Теплый Стан»!
И влюбленная в Федю выпорхнула из вагона навстречу своему Счастью.
ВОЗВРАЩЕНИЕ ХОДЖИ НАСРЕДДИНА
Ходжа Насреддин пробудился от странного шума, доносившегося сверху. Гюльджан спала, повернувшись к нему спиной. В последнее время их отношения претерпели серьезную эволюцию.
***
Гюльджан становилась все более требовательной, а Ходжа Насреддин никак не мог взять в толк, чего же она хочет. Дом, в котором был относительный достаток, к вечеру наполнялся воплями. В конце-концов она заявила, что впустую потратила на него жизнь. Вот если бы Гюльджан не встретила Ходжу Насреддина, а потом он не похитил бы ее из гарема эмира, то она заняла бы в гареме должность любимой жены. А Ходжа Насреддин не достоин даже мизинца на ее руке, не то, чтобы делить с ней супружеское ложе. Ходжа Насреддин в ответ пытался обнять любимую женщину и получал оплеуху.
***
Шум усиливался, и Ходжа Насреддин осторожно встал с кровати и босиком, чтобы не разбудить Гюльджан, вышел за дверь и поднялся на чердак. Он открыл крышку люка, и тут же неведомая сила подхватила его и вынесла наружу. На крыше, облаченный в белые одежды, сидел в позе лотоса дедушка Турахон.
***
- Дедушка Турахон! - воскликнул Ходжа Насреддин. - Ты же давно умер! Или мне это снится?
Ходжа Насреддин ущипнул себя пониже спины и осознал, что происходящее - явь.
- Да, Ходжа Насреддин, это я. - Дедушка Турахон развел руками и в каждой из них оказалось по голубю красного и белого цвета. Дедушка Турахон прознес заклинание, и еще один голубь, синий как вечернее зарево, украсил его чалму. - Птицы мира возвестили сейчас о твоем будущем.
Через мгновение голуби вспорхнули ввысь и, сделав круг, приземлились у ног Ходжи Насреддина.
- Эти птицы переливаются с флагом государства, в котором тебе предстоит провести несколько лет. Это далеко, очень далеко. - Дедушка Турахон произнес заклинание, и перед Ходжой Насреддином вырос рюкзак.
- Ты отправишься в путь немедленно, как есть, в пижаме, - сказал дедушка Турахон. - Ишака заменят сизокрылые. Они перенесут тебя в страну, где «метели заводят веселые прялки». Так говаривал поэт, столь же разудалый и неприкаянный, как и ты, о своей Родине по имени Россия. Дел у тебя там будет много, так что в добрый путь!
Дедушка Турахон произнес заклинание, голуби подхватили Ходжу Насреддина и взмыли в небесную высь. Рюкзак остался на чердаке.
ВОТ ПРИДЕМ ДОМОЙ
Они шли по залитой вечерним июльским солнцем Тверской улице. Мать и дочь, и не было больше у них никого на этом свете, кроме друг друга. Муж и отец, трудяга с разваленного ныне АЗЛК, погиб на заре Новой Великой России, защищая женщину с ребенком от уличных хулиганов (дело замяли, так как убийцы происходили из знатных фамилий народных депутатов).
- Вот придем домой, - ворковала мама, - наварим борща, а завтра, пока ты будешь на работе, съезжу я на рынок, прикуплю картошечки. Договорилась с мужичком из Тамбова, он продаст мешок за шестьсот рублей.
***
Дочка сходила замуж дважды, и оба раза «не в ту степь». Первый суженый-ряженый, торговец из Нагорного Карабаха, оттяпал у них после развода квадратные метры в их и без того хилой «однушке» в Печатниках. И жил в отгороженном ширмой углу, заполняя его девками и такими же как он разудалыми южными пришельцами.
Отец и муж, инвалид Великой Отечественной, видя такое дело и не имея возможности повлиять на ситуацию (заезжие джигиты были в крепкой связке с правоохранителями), скис и слег, чтобы уже не встать. Он принес себя в жертву, и Господь смилостивился! Незваный сосед подсел на «герыча» и ударными темпами сканифолился. Жилплощадь вздохнула с глубоким облегчением.
***
Они шли по залитой вечерним июльским солнцем Тверской улице. Мать и дочь, и не было больше у них никого на этом свете, кроме друг друга.
А у него было все. Отец-олигарх, сделавший состояние на черном риэлторстве (в лихие девяностые организовывал переселение одиноких стариков и горьких пьяниц из московских квартир в деревенские халупы (из которых они потом куда-то исчезали), матушка-адвокатесса, защищающая проходимцев всех мастей (последнее удачное дельце - условный срок руководителю отделения Пенсионного фонда, умыкнувшему три миллиарда рублей: федеральный судья оказался понимающим и сговорчивым малым). Да и сам он, прорвавшийся финансовыми вливаниями родичей на суперхлебную должность в налоговой службе, тоже всерьез задружился с Мамоной: пентхаус в центре столицы, семикомнатная халупа на Чистых прудах, домище на Рублевке, недвижимость в Мадриде и Париже. Да плюс известная всей стране телеведущая из Дома-3, которую он осыпал драгоценностями в обмен на нетрадиционные (садомазохистские) секс услуги.
Сейчас, прикупив в «Бронницком Ювелире» на Арбате подвеску с рубинами и бриллиантами из белого золота, он мчался на встречу с ней в пятизвездочный «Sheraton Palace Hotel Moscow», а так как «Тверская» вошла в час пик, то налоговый труженик решил скоротать путь-дорогу по тротуару.
***
Они шли по залитой вечерним июльским солнцем Тверской улице. Мать и дочь, и не было больше у них никого на этом свете, кроме друг друга. И тут появился он. Его самый мощный в мире внедорожник «BRABUS G V12 S Biturbo» налетел на них сзади.
***
И не стало их больше на этом свете. Они ушли в неизвестный, таинственный и, несомненно, лучший мир.
ВРАЧ-НАРКОЛОГ
Он стоял у афишы с рекламой «Охоты крепкой».
«Только для настоящих мужчин без страха и упрека!»
«Настоящий» был изображен в виде розовощекого детины с оттопыренной нижней губой и полыхающими ноздрями. Правой рукой он сжимал бутылку «Охоты крепкой», а сосискообразным указательным пальцем левой тыкал в нос прохожим:
«Тот, кто пьет
«Охоту крепкую»,
Тот побьет
Болезни редкие!»
И ниже стандартное:
«Чрезмерное употребление пива вредит вашему здоровью».
- М-да, хороша рифма, великий русский язык, - бормотал он себе под нос.
- А смысл Вас устраивает?
Он вздрогнул. (Я подошел бесшумно.)
- Да как Вам сказать... Вообще, по моим наблюдениям, любители «этого дела» болеют значительно реже не злоупотребляющих. Нервы, что ли, у них крепче? Или проспиртовываются так, что недуги отступают?
***
Я тут же вcпомнил меcтных ясеневских алкашей. Cколько лет вижу их непроcыхающими, а ведь живы, курилки!
Майкл Джекcон - и тот покинул cей бренный мир, едва перешагнув за пятьдесят, а ведь как следил за своим здоровьем. А этим хоть бы хны! Один тут бегал голый по дворам и вопил:
«Я Жанна д′Арк! Я беccмертна!!!».
Может быть, так оно и еcть?
***
- А Вы cами в каких отношениях c «этим делом»? Ни грамма? - пытался я развить тему.
Он поставил квадратный рыжий портфель на травку, доcтал из бокового отcека «Салфетки влажные для интимной гигиены. 15 штук» и протер лоб.
Было очень жарко, и я предложил ему пропуcтить в ближайшем cуши-баре по кружке пива. Идея пришлаcь по душе, и уже через деcять минут мы cидели в затемненном углу «Якитории».
- Нет, почему же, - вернулся он к разговору. - Могу и пивка, как cейчаc, выпить, но больше уважаю джин c тоником. Вкуcный напиток, а я, видите ли, эcтет. Меня зовут Андрей Cергеевич.
- А меня Карэн.
- А по батюшке?
- Вообще, журналиcты обходятся без отчеcтва, но на вcякий cлучай «Владимирович».
Поcле неcколько запоздалой процедуры знакомcтва мы cомкнули бокалы с нефильтрованным «Рюсей». Я заказал к нему тарелочку креветок «Эби».
- Хорошее пиво.
- Да, вроде ничего. А как Вы разбираетесь c джин-тоником? Вы его пьете или потягиваете?
- Именно потягиваю, Вы правильно выразилиcь. На вcю Новогоднюю ночь мне хватает двух бокалов, в то время как многие напиваютcя до положения риз.
***
- Я, знаете ли, врач-нарколог. Вывожу из запоя, кодирую и вcе такое прочее. А Вы журналист какого издания?
- Радио Свобода.
- Радио Свобода? - он отпустил бокал. - Того самого Радио?
- Именно того самого, «антисоветского и клеветнического», как прищучивали «Свободу» в лихие коммунистические времена.
- Я слушаю вас уже лет тридцать и не нахожу ничего клеветнического. Напротив, грамотный подбор информации. Очень нравятся Парамонов, Тольц, Шарый. Священник Яков Кротов - настоящий средневековый теолог, пусть и с заскоками. Да вы все большие молодцы! Столько времени держите высочайшую планку. Вот так встреча... Так Вы и есть тот самый Карэн Агамиров?
- Да, это я. А можно о Вашей профессии подробнее? Я вообще-то с некоторых пор пытаюсь писательствовать. Сейчас сосредоточился на небольших рассказах, зарисовках из жизни, так сказать. Хотел бы, пользуясь случаем, и о таком важном деле, как наркология, поведать людям.
Официантка с двойным именем Роза-Мария подала креветки и спросила, не нужно ли чего-нибудь еще. Я заказал джин-тоник, 250 граммов коньяка, нарезку лимона и ассорти из свежих фруктов «Мидзугаси матсури».
Андрей Сергеевич затеребил узел бордового галстука, и я поспешил успокоить его.
- Нам вчера на Радио выдали премию, - соврал я во благо. - Разрешите угостить Вас.
***
- Сейчас от клиентуры отбоя нет. - Мы разбирались с напитками. Андрей Сергеевич потягивал через трубочку джин-тоник с непринужденной грациозностью. Я впервые наблюдал такое неспешное общение с алкоголем. Мы с приятелями привыкли все как-то «заливать».
- А было время, люди боялись врача-нарколога как огня. Страшились капельницы и кодирования. Сегодня этот психологический барьер преодолен, правда еще не решительно и бесповоротно. Предубеждение у многих сохранилось, но в основном зависимые товарищи, наконец-то, осознали, что если в общении с «этим делом» (как Вы его определяте) есть серьезные проблемы, то без квалифицированной медицинской помощи не обойтись.
- А с чего начинаются эти проблемы?
- Отвечу однозначно: от неумения дозировать потребление алкоголя, неспособности к укрощению зеленого змия. Надо понять раз и навсегда: он - или верный друг, или лютый враг. Середины здесь нет. Если общение со змием доставляет удовольствие, как мне в данный момент, например, то все о′кей. Если же он не бодрит, а жалит, тогда следует крепко задуматься.
***
Напротив нас сидела молодая пара и, кажется, содержание нашего разговора достигло их чутких ушей: девушка с коктейлем «Секс на пляже» (он складывается из водки, абрикосового ликера «Де Кайпер», ананасового сока, гранатового сиропа, клюквенного морса) насупилась, а паренек в обществе бутылки «Nemiroff Premium» беспокойно ерзал. Проблемы с «этим делом», видимо, у него уже имелись, так как нос и цвет лица приобрели характерный лиловый оттенок.
***
- А на какой срок кодируются Ваши пациенты? И есть ли реальная польза? И вообще, в чем глубинный смысл кодирования? - я опрокинул рюмку «Старого города», а врач-нарколог элегантно пригубил бодрящую смесь.
- Срок выбирается по желанию пациента. Большинство останавливается на годовом кодировании. Польза абсолютная. Уже через месяц бывший злоупотребляющий чувствует себя другим человеком. Появляется аппетит, а не потребность закусить, восстанавливаются внутренние органы, печень и поджелудочная железа в первую очередь. Сердечко перестает беспокоить. Финансовая кривая резко идет вверх. В семье налаживаются отношения. И, что очень важно, высвобождаемое временное пространство человек использует для полезных дел: повышает эффективность своего труда или находит новую интересную работу, у него появляются различные хобби, спортом начинает заниматься, может даже и влюбиться. Словом, он неожиданно обнаруживает массу привлекательных вещей в этой жизни, доселе затмеваемых пьянством.
(Я с ужасом осознал, что открывал шахматную книгу последний раз лет пять назад, а баню и вовсе забросил. На красивых девушек почти перестал обращать внимание. Хорошо еще, что литературные потуги не исчезли.)
- А срывы бывают?
- Безусловно. В целях их минимизации я настаиваю на поддержании со мной абсолютно бесплатного психологического контакта. Если человеку сильно захотелось выпить, он мне звонит, и я достаточно быстро убеждаю его не делать этого.
Кстати, такое пограничное состояние наступает в момент, когда «бывшему» кажется, что выздоровление наступило и можно употреблять по новой. Вроде как все везде хорошо, отчего бы не накатить чуток для куража? Нельзя, категорически нельзя! Болезнь не спит, а дремлет.
- А если закодированный накатит, то умрет?
- Нет, конечно, но ему будет очень плохо и телесно, и духовно. Сорвавшиеся знают это и стараются таких экспериментов не допускать.
(Мой графинчик с коньяком был опорожнен наполовину, но хмельной энтузиазм неожиданно испарился.)
- А может ли проблемный товарищ бросить «это дело» без кодирования? Просто взять и бросить пить, коли не умеет по-человечески?
- Это возможно, но только при наличии исключительно сильной воли. Далеко не у каждого она есть.
***
Я окликнул пробегавшую мимо Розу-Марию и попросил принести счет.
- А почему Вы отставили коньяк? - Андрей Сергеевич досмаковал джин-тоник и надкусил дольку лимона. - Или беседа со мной навела Вас на определенные мысли?
- Вы попали в точку. На сегодня достаточно. Надо учиться соблюдать меру.
***
Мы вышли на улицу и направились к метро. Андрей Сергеевич рассказывал о своих родителях. Они, Слава Богу, живы, но не так уж здоровы. Возраст... Мама и вовсе прикована к постели, отец и он ухаживают за ней, как могут. Отец большой молодец! Делает зарядку, готовит обеды и следит за новостями в стране и мире.
- Его приемник тоже постоянно настроен на волну Радио Свобода. Мы с ним созваниваемся и обсуждаем услышанное. А какие темы Вы сегодня будете разрабатывать?
- Сегодня я свободен от эфира. Сегодня я напишу рассказ о нашей встрече.
ВСТАТЬ НА МЕСТО ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА
Зашел я в блинную у метро «Черкизовская». Заказал блин с вареной сгущенкой и Американо. Примостился у стойки, и тут зашел он. Вернее, не зашел, а въехал. На каталке для безногих. Приглядевшись, я обнаружил, что и кисти рук у него отсутствуют. Девочки-продавцы вынесли ему кофе, и он, зажав пластиковый стаканчик культями, стал неспешно похлебывать его и рассказывать разные веселые историйки.
Безногий и безрукий человек, такой же человек, как и все мы, улыбался и забавлял народ, а на моих глазах выступили слезы. Я думал какую-то очередную думу, которая с его появлением мигом улетучилась. Я уже думал только о нем. Как он живет? Как он вообще может вот так жить? А вот может. Может, и все тут! И не просто живет, а еще и бодрится, вселяет заряд оптимизма в хмурых окружающих при ногах и руках. Попытался я встать на его место, и не получилось у меня встать на место этого человека.
ВЫ – НЕ МАТЬ
- Вы - не мать! Орган опеки и попечительства ходатайствует перед судом о лишении Вас родительских прав.
Заведующая «органом», розовощекая madame постбальзаковского возраста, о семи пудах живого веса, четырежды замужняя с шестью квартирами, упивалась муниципальной властью над худосочной уборщицей детского дома, продуктового магазина и швейной фабрики.
- У нас есть заявления от соседей, свидетельствующие о Вашей преступной халатности по отношению к детям. Они брошены на произвол судьбы, целый день предоставлены сами себе. Вы прикрываетесь работой, а на деле стремитесь побыстрее удрать из дома, чтобы отлынивать от материнских обязанностей.
Что Вы там бубните? Зарабатываете на их прокормление? И эти деньги Вы называете заработком? Разрываетесь в трех местах? Вы бы лучше одно место работы нашли, но с приличным окладом. Таких нет? Как же вы все, малоимущие, однообразны и нелепы! Только хныкать горазды да власть ругать. А как же я? С меня бы брали пример! И сама при настоящем общественно полезном деле, и детишкам не только на молочишко, но и на салями остается, и на суши с театрами по праздникам.
Заведующая «органом», мать тридцатилетней вдовы немецкого автомагната, плотоядно облизнулась. В багажнике ее новенького «BMW M6 Convertible» (подарок дочурки ко Дню России) лежал баул с презентами от американской пары, желающей усыновить ребенка, - тремя килограммами черной икры, пачкой маргарина, ноутбуком «Sony Valio VGN-TT1RLN/B» и пухлым конвертом.
- Что Вы там хлюпаете? Всю биржу труда обшерстили? Прямо-таки всю? И ничего путного не нашли? Вы эти байки своему покойному дядюшке рассказывайте, а не мне. В нашем городе хорошей работы хоть отбавляй! Было бы желание!
Руководитель «органа» выгнулась гремучей змеей и оскалилась голодной волчицей. Не далее, как вчера, директор центра занятости (брат ее мужа, начальника хозчасти областного УВД) подтвердил взятое ранее обязательство под любым предлогом отказывать в трудоустройстве на более-менее приличные места одиноким многодетным матерям, чтобы иметь возможность обвинить их по заявлениям прикормленных «органом» соседей в неспособности достойно содержать потомство с последующим лишением родительских прав в пользу бездетных иностранцев.
В настоящий момент в очереди на усыновление отобранных у «нерадивых» мамаш чад состоят двенадцать супругов из США, восемь из Великобритании, четыре голландские пары, брюссельская семья, богатая вдова из ...
- Что Вы там опять голосите? Любите детей больше жизни и никому их не отдадите? По-настоящему, как мать, любить Вы неспособны, а судебному решению подчинитесь за милую душу! Будете упорствовать - в дело вступят судебные приставы. Мало не покажется!
Заведующая «органом» томно вздохнула, глумливо получихнула и раздвинула целлюлитные ноги. Супруг уехал с инспекцией по районным центрам, и сегодня ночью ее исстрадавшуюся по мужской ласке грудь стиснут в крепких объятиях председатель городского суда Максим Петрович и начальник областной службы судебных приставов Петр Захарович.
- Что Вы там опять причитаете? Наложите на себя руки? Только попробуйте! Священный Синод внес в Государственную Думу законопроект о дополнении Уголовного кодекса статьей, по которой даже за попытку суицида предусмотрено пожизненное заключение. В случае же успешного самоубийства труп подлежит принудительному воскрешению и публичному сожжению на Красной площади у Кремлевской стены.
Вот так-то! Ну ладно, мне больше некогда тут с Вами шашни разводить. Ночью я провожу выездное заседание коллегии органа опеки и попечительства, а еще надо успеть побывать в детском доме, в котором Вы числитесь уборщицей. Директор написал в мое ведомство заявление о том, что Вы шустрите шваброй без души, без должного трудового энтузиазма и огонька в сердце. Если данный факт подтвердится, то мы приобщим его к суду как дополнительное свидетельство Вашего равнодушия к детям, тем более лишенным, как и Ваши собственные (пока еще) отпрыски, родительской ласки.
Заведующая «органом» потерла взмокшие ладошки. Директор детдома, сынишка ее родной сестренки (заместителя мэра), дополнил список на усыновление еще тремя ребятишками. Надо будет дать «зеленый свет» миллионерше из Парижа, зажиточной чете валлийских фермеров и еще ...
- Что Вы там опять шелестите? Оправдываться будете в суде. Вы - не мать!
ВЫПИТЬ ТАЙКОМ ОТ ЖЕНЫ
Решил как-то мой приятель выпить тайком от жены. Дело было зимой, на душе холодно и тоскливо. Как тут не согреться? Подъехал он к дому и, не выключая двигатель (чтобы не замерзнуть), наполнил пластиковый стаканчик огнедышащей влагой. Только хотел накатить, как в стекло кто-то забарабанил. Он от неожиданности опрокинул стаканчик на себя и не выпил. Это была нищенка, требовавшая подаяния. Только от нее отвязался и наполнил стаканчик повторно, как забарабанили уже в дверь. Он опять опрокинул стаканчик и опять не выпил. Это был гаишник. В салоне такой дух стоял, что тот потащил его на освидетельствование - машина ведь на ходу была.
Вот к чему приводит намерение выпить тайком от жены.
ВЫСТРЕЛ ИЗ АРБАЛЕТА
Николай Иванович пробудился, повернулся на левый бок и обнял жену. Анастасия крепко спала. Вчера у нее был очень трудный день. Заведующий отделом, креативный двадцатитрехлетний племянник директора, освободившийся из мест лишения свободы за грабеж, предупредил ее о грядущем сокращении (это место дядя освобождал для свояченицы, проходящей курс лечения от наркозависимости), а ей до пенсии еще два года, надо искать работу.
От переживаний у Анастасии случился сердечный приступ, и Николай Иванович весь вечер отхаживал любимую супругу. Они прожили в мире и согласии тридцать пять лет, и он не представлял жизни без нее.
А работу ей он найдет сам. Да хотя бы в родных Мытищах. Приятель заведует фитнесс-клубом и ищет администратора. Может, возьмет Анастасию? Женщина она ответственная, аккуратная, это дело как раз по ней.
Николай Иванович тихонечко покинул супружеское ложе и направился в пятиметровую клетушку под названием «кухня». Здесь он по обыкновению заварил кофе и приготовил традиционный семейный завтрак, состоящий из омлета, бутербродов с ветчиной, сыром и печеночным паштетом.
Наконец-то суббота! На рыбалку!
Одно только это слово вызывало у Николая Ивановича сильнейший прилив энергии. Все, что накопилось за неделю, улетучивалось сизым облачком.
Экономист Мытищинского электромеханического завода, отбарабанивший на нем без малого тридцать лет, он едва сдерживался, наблюдая, как основные и оборотные фонды предприятия нещадно разворовываются и оседают в бездонных начальственных карманах.
А ну их к черту! Все никак не наворуются. Если бы не рыбалка…
Свою первую щуку он поймал в тринадцать лет. Пацан закинул ее на плечо и с неподдельной гордостью пронес трофей мимо мужиков под комментарии «Во дает!», «Ай да Микола!».
Сегодня он отправится в Серпуховский район. Друг Санька выудил в Интернете, что в пруду у деревеньки Волохово отличный клев. Это что-то новенькое, а настоящий рыбак должен быть в постоянном поиске.
Николай Иванович покончил с едой, побрился и стал собираться. Рыболовецкие доспехи ждали его в коридорном шкафу. Он вообще был исключительно аккуратный человек. Каждая вещь знала свое место. Этот его педантизм часто мешал ему. Сослуживцы, имитирующие видимость трудовой деятельности и заваленные кипой ненужных бумаг, посмеивались над ним.
«Наверное, - язвили они в «курилке», - у Иваныча дома тапки стоят параллельно, а трусы и носки лежат в шкафчике ровной стопочкой».
«Еще, как пить дать, - гнусавила бухгалтерша Алла Павловна, похоронившая четверых мужей, - Иваныч поест, тарелку сразу же вымоет и уберет в сушилку».
(Самое интересное, что все так и было.)
Ну вот, кажется, ничего не забыл. Тихонечко закрыв дверь и оставив на столике у зеркала записку («Буду к вечеру, завтрак в холодильнике, не ешь омлет холодным, береги желудок, обязательно разогрей в микроволновке. Позвоню, целую, люблю»), Николай Иванович направился к двадцатипятилетней «четверке» «Жигулей», еще одной его гордости. Он самолично перебирал старушку от начала до конца, чувствовал каждый ее вздох.
Пуск двигателя, в магнитолу – любимого Владимира Семеныча (Высоцкого), и вперед! Расстояние в 130 верст он покрыл за два часа, и вот искомый пруд.
Стоял сказочный солнечный субботний день.
***
Семейство Кровососовых страдало потомственным алкоголизмом. Все в этой фамилии, кроме деда - старшего лейтенанта бронетанковых войск, сложившего голову в Великую Отечественную в боях под Вязьмой, заливали масштабно, беспробудно и бесповоротно, вплоть до логического конца где-нибудь под забором.
Степа Кровососов, которому только что стукнуло тридцать пять годков, сызмальства славился слабоумием и жестокостью. Уже в пять лет он выказал недюжинные способности, утопив в ванной двухмесячного котенка и вспоров брюхо дряхлому дворовому псу.
Когда он с грехом пополам окончил восьмилетку, то уже был прочно приписан к комиссии по делам несовершеннолетних и имел в недалеком будущем отличные виды на казенный дом.
Так оно и случичось. «Украл, выпил - в тюрьму, украл, выпил - в тюрьму» - визитная карточка кинофильма «Джентельмены удачи» всегда была при Степане. Он освободился три месяца назад и тут же опять украл. Случилось это так.
Была у Степана мечта - пострелять из лука. Он даже пытался записаться в стрелковый кружок, но в силу очевидного идиотизма и непрерывной криминальной составляющей его выкинули уже с порога клуба.
Степан, тем не менее, идею не оставил и вот, наконец, появилась возможность ее практического воплощения.
***
Серпуховской воротила от мэрии, отгрохавший в Волохове скромный трехэтажный особнячок с бассейном, лифтом и прочими изысками, вышел как-то за автоматические двухметровые ворота с арбалетом наперевес. Он вознамерился освежиться в пруду и затем пристрелять только что приобретенное дьявольское оружие.
(В Европе в XII веке арбалет был запрещен церковью. Второй Лютеранский собор предал его проклятью как оружие, противное Богу.)
Степа гонял по соседству голубей и, увидев эту замысловатую штуковину, обомлел. Воротила пошел к пруду, и Степан заструился вслед за ним.
Надо сказать, что вкус у столоначальника был на уровне. Он приобрел не абы какой арбалет, а «Минотавр» - суперэлитную модель из редких сортов красного дерева, инкрустированную драгоценными камнями и украшенную бивнем мамонта, Корпус «Минотавра» покрыт сложной объемной резьбой, а уж о стрелковых качествах и говорить не приходиться – чинуша установил за дополнительную плату оптический прицел. Словом, не арбалет, а сказка!
(Средства на эту диковинку чинодрал умыкнул от детских пособий.)
Положив арбалет на травку и, сбросив спортивный костюм, швондер бултыхнулся в воду. Кровососов вынырнул из-за куста, сцапал свою мечту и был таков.
***
Два месяца Степка Кровососов не показывал носу за обветшалую хибару, в которой томились пятеро спивающихся горемычных Земли Русской: батька с мачехой (маманя уже отдала душу Бахусу) и братка с жинкой. Трофей он обернул простыней и спрятал в сарае под грудой рухляди.
Надо заметить, что пострадавший бюджетный вор из мэрии Серпухова поднял дикий хай. Арбалет, его гордость, вслед за новеньким BMW X6 (откат от строительной фирмы), увели из-под носа! Было даже заведено уголовное дело, но волоховский участковый, которому вменили первоначальные следственные действия, даже и не думал предпринимать каких-либо серьезных шагов. Он пошатался по деревенским домам, навестил с дежурными вопросами и семейство Кровососовых, да и забросил папку в прогнивший от сырости стол.
Этот изведенный жизнью и начальством старший лейтенант ненавидел серпуховского ворюгу всеми фибрами души и убедил его, что это дело рук каких-нибудь «залетных», случайно оказавшихся на пруду в момент погружения начальственного тела в водоем. К тому же за это время жучила наворовал столько, что потеря краденого перестала занимать его мамоновский бубен. Милицейское начальство история с арбалетом также не шибко угнетала. Словом, дело было спущено на тормозах.
***
Настал момент, когда Степан Кровососов решил опробовать арбалет. На дворе был август. Настроение у дегенерата было просто замечательное. Взяв оружие, он почувствовал себя древнерусским героем, спасающим родную деревню от «понаехавших». Степан уложил арбалет в спортивную сумку и направился к пруду.
***
Николай Иванович рыбачил восьмой час. Улов был славный. На спиннинг взял пятикилограммовую щуку, пару окушков, потом на закидушки поймал карпа и около трех кило карасей. Было около семи вечера. Пора сворачиваться.
***
Степан Кровососов заприметил рыбака и тут же решил – это то, что нужно. Живая мишень подходит для первой тренировки как нельзя лучше. Он навел оптический прицел и выстрелил. Попал. В спину. Бросил арбалет и удрал.
***
Николай Иванович успел вызвать по мобильному Анастасию и, задыхаясь, прошептал: «Настюха, меня убили…».
Он умер через десять минут.
***
Преступника так и не нашли. Степка Кровососов заделался деревенским старостой. Он расхаживает по муниципальному образованию надутым индюком и делает пометки в школьной тетрадке. Листки испещрены номерами домов и крестиками напротив них.
ВЫСШИЙ ПИЛОТАЖ
Никодим Панкратович сидел в ресторане Всероссийского Общества Полно-Лунных Идиотов (ВОПЛИ) и плакал. Слезы стекали по его бестрепетным скулам на рыжий ковер, сотканный по специальному заказу на ткацкой фабрике «Околосолнечный Кретин». Никодим Панкратович никак не мог взять в толк, каким образом его лучшему другу и сослуживцу Пантелеймону Децибеловичу опять удалось так ловко его обставить! Ведь сколько раз зарекался верить ему на слово, и вот на тебе, в который уже раз наступил на те же грабли.
Никодим Панкратович заказал по такому случаю две бутылки пятидесятиградусного «Неунывающего Придурка», шашлык из козы, селедочку под дубленкой, триста граммов куриного коньяка, пятилитровый бочонок молочного пива «Бочкарев в деревне» и два килограмма живой воблы. После первой бутылки, сдобренной шестью кружками молочно-пенистого, Никодим Панкратович захныкал себе под нос, а после второй, освежеванной «куриным», разревелся депутгадом Государевой Думки, выброшенным за коррупцию с парылументского корабля в бурлящие народные волны.
Наконец, он надкусил от «козы» и немного взбодрился.
«А дык и хрен с ним! - решил он после того, как добил бочонок. - Нехай думкает, что я потерял душевное равновесие. А я и виду не подам, что задет за живое».
И Никодим Панкратович принялся уминать живую вяленую. Он уделал за пятнадцать минут сорок штук отчаянно сопротивлявшихся, щипавших его губы воблин и, почуяв опасность жажды, велел официанту «Дегенерату в кубе» принести еще два бочонка «сделанного для Вас».
Еще через час Никодим Панкратович окончательно обрел бодрое состояние духа и, расплатившись с Дегенератом фальшивыми грузинскими лари, собрался было покинуть заведение, как вдруг в дверях возникла фигура Пантелеймона Децибеловича.
Она являла собой полутораметровую тушу с бегающими глазкпми цвета мочи молодого поросенка. Горб Пантелеймона Децибеловича удерживал неимоверного размера рюкзак огненно-рыжего цвета, под стать ковру. В нем он всегда носил все самое необходимое для побега из страны, а именно: комплект постельного белья, складной обеденный столик, нержавеющую сковородку, три рулона туалетной бумаги и шесть пар шерстяных носков.
Никодим Панкратович бросился навстречу другу и забасил визгливым женским голосом.
- Ба, Пантелеймон Децибелович! Какими судьбами? Уж не вернуть ли мне должок заглянули Вы сюда? Вообще, дорогой мой, это воистину ВЫСШИЙ ПИЛОТАЖ - наставить мне рога. Мне, который сам кого хочешь обведет вокруг пальца! Вы - воистину великий мошенник, снимаю перед Вами кеды! - и Никодим Панкратович сбросил малиновые въетнамки.
- Да ну что Вы, Никодим Панкратович, - Пантелеймон Децибелович завертелся юлой, - не стоит благодарностей! Я еще и ни на такое способен! Кстати, не одолжите ли мне три мильенчика «зелени» под залог моей жены? Вы, я знаю, неровно дышите на Валькирию Мегабайтовну, да и она к Вам прикипела. И я ее понимаю, как же-как же, такой видный мужчина, как Вы...
Никодим Панкратович зарделся спелой грушей, от распирающей гордости кремлевский малиновый пиджак «Made in Surkov» затрещал по швам, молния ширинки штанин от «Putin end K» не выдержала напряжения и разъехалась, а у хлопчатобумажных трусов совместного производства «FSB end ZRU» лопнула резинка.
- А Вы не обманете и на этот раз? - полюбопытствовал он. - А то вдруг исчезнете с деньгами, а Вы со мной еще и за ту аферу не посчитались.
- Ну что Вы, Никодим Панкратович! - мочевидные зенки Пантелеймона Децибеловича наигранно повылезали из орбит. - Вы же меня знаете не первый век, моя честность ходит в баснях Крылова. Помните про лису и ворону?
- Ну верю, верю. Я Вам выпишу генеральную доверенность на распоряжение моим кот-дивуарским счетом, а Вы взамен презентуйте мне пин-код пластиковой платежной карты чеченского банка беспроцентного похищения людей.
***
Так они и пытались объегорить друг дружку, прожженные Никодим Панкратович и Пантелеймон Децибелович. Кто-кого.
Искусство ВЫСШЕГО ПИЛОТАЖА.
ВЫХОД ЕСТЬ ВСЕГДА
Решили мы как-то с другом и наставником Вольдемаром выпить (начало славных девяностых). Денег не было, но имелся в наличии классный немецкий охотничий нож, подарок из Африки. Поехали мы с ним на Черемушкинский рынок и там обменяли его у торговцев, ребят-азербайджанцев, на две бутылки армянского (!) коньяка. Тогда я окончательно понял - нет в жизни ничего невозможного. Выход всегда найдется.
ГЕЙ-ПАРАД
Ох, и набежало полиции с ОМОНом на разгон несанкционированного гей-парада! Пушкинскую площадь столицы оцепили пятьдесят автобусов, шесть бронетранспортеров, а личного состава и вовсе набралось под тысячу бойцов элитных спецподразделений. В воздухе грозно кружили два истребителя СУ-27.
И все это на тридцать заявленных в гей-параде представителей Движения ЛГБТ (лесбиянок-гомосексуалистов-бисексуалов -транссексуалов)!
Такое повышенное внимание к мероприятию сексменьшинств (так сегодня правильно выражаться?) правоохранители объясняли тем, что их выступление намечено в день закрытия «Евровидения». Оно состоится в московском кинотеатре «Россия», а Движение ЛГБТ выбрало местом акции Новопушкинский сквер, что напротив.
«Мы должны предпринять в отношении несанкционированного столичными властями мероприятия сверхповышенные меры бдительности, так как есть серьезные основания предполагать, что активисты ЛБГТ прорвутся на закрытие «Евровидения» и сорвут его», - заявил на встрече с журналистами начальник Управления по нейтрализации Движения ЛГБТ Администрации Президента России, маршал специальных, внутренних, бронетанковых войск и тяжелой авиации Гомофобов.
Снимающие, звукозаписывающие и пишущие СМИ застыли с камерами, диктофонами и ручками наперевес.
***
И вот настал час «Х». Первой в Новопушкинский сквер проникла группа слепых старушек-нищенок, под личиной которых скрывались лидеры ЛГБТ. За ними на инвалидных колясках подрулили внедренные в Движение сотрудники специальных войск.
Вот они резво отшвырнули каталки, сбросили черные очки и лохмотья, обнажив строгие розовые костюмы и платья, и развернули плакаты:
«Маршала Гомофобова – в отставку!»
«Движению ЛГБТ - статус парламентской неприкосновенности!»
«Детям ЛГБТ - десятикратный материнский капитал!»
«Власть - Л!»
«Заводы– Г.!»
«Фабрики – Б.!»
«Землю - Т.!»
Так как последние четыре лозунга содержали политические требования, маршал Гомофобов принял решение о разгоне несанкционированной акции. Бронетранспортеры развернули огнеметы и дали предупредительный залп поверх голов.
Гей-парад начал скандировать.
- Умрем, но не сдадимся!
- Долой путинско-медведевскую клику!
- Да здравствует Рево...
Это уже выходило за все рамки, и маршал Гомофобов скомандовал: «Пли!!!».
Манифестантов обдало жгучее пламя. На некоторых загорелась одежда. К ним спешили пожарные расчеты и врачи «Скорой помощи».
Они продолжали выкрикивать.
- Нет нарушениям прав человека в Чечне!
- Антинародный режим Путина-Медведева - под Международный трибунал!
Маршал приказал: «В атаку!!!», и сотни бойцов элитных спецподразделений при мощной огневой поддержке с воздуха бросились в смертельную схватку с врагом общественной нравственности в лице Движения ЛГБТ.
Противник был безжалостно бит, потушен, погружен в передвижные спецсредства и вывезен в сторону Кремля.
Пресса восторженно протоколировала завораживающее действо.
***
Через тридцать минут в Белом зале мэрии Москвы состоялась закрытая для СМИ торжественная встреча столичного градоначальника с участниками гей-парада и руководителями специальных, правоохренительных и военных структур во главе с маршалом Гомофобовым.
Мэр от имени и по поручению Администрации Президента поздравил собравшихся с успешно проведенной совместной спецоперацией и выразил надежду на дальнейшее сотрудничество.
- Мы показали всему миру решительную непоколебимость нашего демократического федеративного правового государства с республиканской формой правления в деле борьбы с тяжелым наследием коммунистического сталинского режима в лице Движения ЛГБТ.
Все без исключения СМИ уже разтрезвонили события минувшего часа по всему миру. Это приведет к дополнительным масштабным вливаниям со стороны международных организаций ЛГБТ в наш совместный Фонд поддержки российского Даижения ЛГБТ.
Благодарю за внимание!
***
Затем состоялось награждение участников совместной спецоперации с присвоением очередных специальных, внутренних и воинских званий.
Лидер российского Движения ЛГБТ, свежеиспеченный подполковник специальных войск «за проявленное мужество и героизм» был представлен к закрытому ордену «За отвагу при организации и разгоне собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетов IV степени».
По окончании официальной части состоялся совместный торжественный ужин, прошедший в обстановке товарищеской любви и взаимопонимания.
ГЕНЕРАЛ БСФ ШАМАН БАСОВ
Генерал Рыцарства Плаща и Кинжала (в миру - БСФ) Шаман Басов сидел на шпионском лунном камне производства британской МУ-6 в ущелье № 13 суверенной Катаракты и глушил водку «Кремлевские Покои». На походном раскладном столике из скелета генерала Масхудова стояла также банка малосольных огурцов с глубокомысленной этикеткой «Не пей много!».
Шаман криво усмехнулся, обнажив единственный клык. А как тут пить мало? От раздвоения, да нет, уже, наверное, от разчетверения, разпятирения, раздесятирения личности не только будешь квасить, словно лошадь Пряжевальского, а еще, того и гляди, на бабца потянет.
Ну, с водярой-то, положим, особых проблем нет. Генерал пропустил третий стакан и извлек свежий пузырь из рюкзака с конспиративной эмблемой здания Рыцарства Плаща и Кинжала в Большом Лубковском переулке столицы. Не сегодня-завтра подрулит вертолет Рыцарства с запасами горячительного, консервами «Второй завтрак чекиста» и инструкциями. А вот с бабьем прямо беда!
Генерал смедитировал и силой мысли погасил нарастающее возбуждение. Где ж взять здесь это порождение ехидны? Просил ведь руководство выделить ему на время спецопераций майоршу Недотрогу, да получил отказ. У нее, оказывается шестимесячные месячные, и к тому же сам Директор Рыцарства с этой сучкой майоршей… Ну, да и хрен с ней! Басов сосчитал до двадцати (это был предел его математических способностей), и его «категорический императив» окончательно умолк. Вот так-то лучше! Здесь уж точно ловить нечего - кругом змеи да ящерицы. Хотя нет, вчера, было дело, длинноного-чернявая Блин Лада пробегала, да лень было гнаться за ней.
Басов сплюнул и угодил точно в пластиковую посудину. Его охватил приступ нервного смеха - запасных стаканчиков не было. Теперь придется канифолить из горла. Он припечатал стаканчик сапогом, хорошенько приложился к «Кремлевским Покоям», хрустнул огурчиком и стал подсчитывать, агентом скольких разделок (в миру – разведок) он является. Когда генерал загнул десятый палец и снял правый сапог для продолжения подсчета, кто-то вдруг сзади закрыл ладонями глаза.
- Узнал? - мягкий голос с кавказским акцентом принадлежал связнику из «Каль Аиды».
Как не узнать? Генерал налил камараду из вражеского террористического центра в сапог и предложил тост: «За наше общее дело по истреблению экстремизма, коммунизма, капитализма и дебилизма!».
Связник оприходовал обувку и выразительно пошевелил слуховой трубой барабанной полости среднего уха. Басов извлек из рюкзака сразу четыре бутылки, составлявшим четвертинку сапога.
Деятель «Каль Аиды» накатил из него, как из рога, до дна, занюхал рукавом бухарского халата и передал Басову инструкцию. Через пять секунд кальаидец испарился, и тогда генерал Рыцарства Плаща и Кинжала развернул салфетку и прочитал выведенное кровью пожилого ягненка: «Очередной теракт следует совершить в московской мусульманской рюмочной «Да здравствует ваххабизм!» на улице Кадырычева в Южном Бутьково. Деньги в размере 10 миллионов фунтов изюма, кексоген, листовки и прочие необходимые спецсредства будут заложены в клумбе номер ноль ноль семь у главного подъезда Службы Внешней Разделки в Ясене. Рюмочной следует нанести максимально серьезный урон, так как ее Совет директоров скрыл от руководства Рыцарства часть дневной выручки за первое апреля прошлого года, предназначенную для выплаты задолженности по заработной плате нештатным осведомителям. По завершении теракта надлежит распространить в Бутьковской округе приложенные листовки, свидетельствующие о его межрелигиозном характере, на что будет указывать содержащийся в них призыв: «Долой мусульманские рюмочные! Да здравствуют православные пивные!».
Басов съел салфетку и встал с пенька поделать зарядку. Он попытался выполнить приседание, но тут же мешком завалился на спину. «Видать, мало выпил», - подумал он.
Генерал поднялся и собирался откупорить остатки «Кремлевских Покоев», как вдруг над ним откуда ни возьмись завис вертолет. Бортовая надпись, выполненная мочой молодого поросенка, гласила: «Конспиративный вертолет Директора Рыцарства Плаща и Кинжала».
Пилот «Стрекозы», в коем он разглядел вечномесячную майоршу Недотрогу, спустил надувной трап, и по нему лихо скатился человек в форме подпрапорщика пожарных войск города Улан-Батора. Это был Директор Рыцарства.
Басов вытянулся во фронт и, скрючившись, отдал честь, приложив к пустой башке правую ступню в дырявом шерстяном носке производства Чеченского диверсионного профтехучилища. Директор отсалютовал поворотом шеи на тридцать пять градусов вправо, дважды чихнул, высморкался в кулак и постучал молоточком слуховой косточки среднего уха, что означало: «Инструкция – за вторичной барабанной перепонкой».
Шаман Басов просунул руку в брюхо, достал из шва аппендицита пинцет и извлек из начальственной слухалки свернутый в трубочку листок. Директор запрыгнул на трап, и через пять секунд о конспиративном вертолете со сладкой парочкой на борту напоминал лишь сброшенный с него конспиративный контейнер с надписью, выполненной бараньим жиром: «Водка «Кремлевские Покои» и консервы «Второй завтрак чекиста» из секретных запасов Рыцарства Плаща и Кинжала для поддержания духа и тела генерала БСФ и агента тринадцати Разделок мира Шамана Басова».
Шаман приподнял пинцетом ослабленное «Кремлевскими Покоями» веко и прочитал выведенное на листке желчью покойного генерала Дудайкина:
«Очередной теракт следует совершить в мусульманском государстве Ливень, на улице имени Святого генерала Ермолайкина, в православной пивной «Да здравствует Святая Троица!». Пивной следует нанести максимально серьезный урон, так как ее Совет управляющих скрыл от руководства Центрального Разделывательного Управления дневную выручку за День Благодарения, предназначенную для покрытия задолженности по заработной плате техническому персоналу Управления. Денежные средства в размере 100 миллионов фунтов стерлядей, 200 килограммов лимонов в тартиловом эквивиаленте, мегафон КПРФ и верблюд Ходжи Насреддина будут заложены в траурной клумбе у здания посольства РФ в Ливне. По завершении теракта следует взять в руки мегафон, сесть на верблюда и, объезжая окрестности Ливня, прилюдно обвинять в теракте окопавшихся в нем православных молокан, что однозначно укажет на межконфессиональную составляющую теракта».
Басов сплюнул, угодив в снятый сапог, и откупорил свежезасланные «Кремлевские Покои». Сегодня еще предстояли визиты ребят из израильского Мосгаззада, британской Му-6, немецкой ПНД...
ГЛАВНОЕ, ЧТОБЫ КОСТЮМЧИК СИДЕЛ, ИЛИ «НЕ ВОЗГОРДИСЬ!»
Одел я костюмчик с белой рубашонкой, повязал галстук и поехал на встречу. И возгордился! Стою в вагоне метрополитена с планшетом наперевес. Набиваю какую-то очередную галиматью, сам собой довольный - костюмчик после химчистки сидит что надо!
Возгордившись, расстегнул я пальто, чтобы похвастать перед народом костюмчиком. Через одну выходить. Продвигаюсь к выходу. Двери открываются-двери закрываются, я уже у самой двери, и тут...
Чья-то лапа в грязнющем штиблете протиснулась сквозь закрывающуюся дверь точно мне на грудь. Прямо на костюмчик, белую рубашонку и галстук под костюмчик. Что это?! А это он, из тех самых, кого злые языки именуют «понаехавшими», пытался утихомирить дверь, чтобы успеть заскочить в вагон. Руками не мог - в них баулы, вот и угодил своим костылем по мне. Выдернул он его обратно и дико загоготал, аж сотрясаясь. А я с постимпрессионистской отметиной от его штиблета на костюмчике, белой рубашонке и галстуке покатил дальше. И знаете, всю гордыню как ураганом снесло. Пришлось на встрече, прикинувшись озябшим, наглухо замуровать костюмчик в пальто.
ГОВОРИ ЖЕ, НАКОНЕЦ!
- Это означает, что...
- Это свидетельствует о том, что...
- Это как раз то, что…
- Можно так сказать, что это, так сказать, то, что…
- Я хочу сказать, что...
- Что я хочу сказать? А вот то, что…
- По моему мнению, это стало возможным, потому что...
- Мне кажется, что...
- Это, если так можно выразиться, похоже на то, что...
- Следует отметить, что...
- Достаточно сказать, что...
- Нельзя не заметить, что...
- Я неоднократно указывал на то, что...
- Это означает именно то, что…
- Говорил же я, что...
- Вот я и говорю, что...
***
Говори же, наконец!!!
ГРЕХОВНАЯ СУЩНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА
Люцифер Литераторович Завербовкин принял на грудь двести граммов семилетнего «Hennessy Very Special», включил «Apple MacBook Air», зашел в Word и набил заголовок нового рассказа.
«Греховную сущность человека» ему заказал журнал «Согреши и покайся!», официальный орган Федеральной Службы Безопакости Россйской Федерации (ФСБ РФ).
В рассказе, напутствовал писателя-агента главный редактор издания, генерал ФСБ Абсолют Всеохватович Контролеров, следует отразить неистребимую тягу человека к грехопадению и последующему раскаянию. Необходимо придумать героя, который ежедневно совершает (или задумывает совершить) антиобщественные поступки и тут же спешит с чистосердечным признанием в круглосуточную приемную ФСБ РФ у метро «Кузнецкий Мост». Дежурный по приемной исповедует падшего, отпускает грехи и наставляет на путь исправления.
Такой сюжет должен повысить авторитет спецслужб в глазах граждан; если они последуют примеру героя, то контроль над обществом станет абсолютным, и оно, регулярно очищаемое от скверны, двинется в светлое будущее семимильными шагами.
***
И вот «Греховная сущность человека» завершена и переправлена на электронный почтовый ящик главного редактора. Генерал Абсолют Контролеров пришел в восторг. Это как раз то, что нужно!
***
Люцифера Завербовкина «группа граждан» выдвинула на соискание Нобелевской премии по литературе, а главный герой его «Греховной сущности...», переведенной на все языки мира, сподвиг на невиданное со времен Ильича (Владимира Ульянова-Ленина) творческое вдохновение режиссеров и поэтов, художников и музыкантов, скульптуров и политиков.
Они воспевают товарища Постоянно-Покаянного, подающего великий пример исполинской смелости и самоотверженной честности, в художественных фильмах и театральных постановках, стихах, полотнах и симфониях, памятниках и законопроектах.
Очередь в приемную растягивается на десятки километров, и на самом верху было принято решение об открытии дополнительных приемных в каждом доме и учреждении как в городе, так и на селе.
***
Я только что исповедался надомному дежурному в том, что искренне верю в светлое будущее России. Моложавый полковник отечески пожурил меня, но грех отпустил и напутствовал впредь более ответственно и осмысленно контролировать отрицательные эмоции.
ГРУСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК В МЕТРО
Он сидел напротив меня, в первом вагоне, угрюмый, седой, бледные щеки его украшали розовые шрамы, потухший взгляд протекал через колени в пол и на рельсы, сцепленные запястья выдавали душевное смятение человека, познавшего ту сторону добра и зла.
На «Шаболовской» в вагон впорхнула хмельная девушка. Я счел за благо уступить ей место и угостить батончиком «Snikers», всегдашним моим приятелем на случай голодомора.
Красотка со свежими ссадинами на подбородке и синяком под выцветшим левым оком уселась, благодарственно икнула, надрывно чихнула, надкусила железным клыком любимое дитя рекламы 90-х и погрузилась в то состояние, которое бездну растворяет во мгле. Я отошел от нее и встал возле грустного человека.
Он ухмыльнулся и произнес.
- Благородный поступок. Благородный, но глупый.
- ??
- А Вы сами подумайте. Она протрезвеет часа через три, за это время дважды объедет ветку, и если ее не грабанут менты на конечной, то обязательно обчистят карманники или примкнувшие к ним, а то еще и поимеют. Хотя вряд ли. - Он бросил на девушку оценивающий взгляд труженика ломбарда. - Если только совсем уж голодные азиаты.
- Так что же мне следовало сделать?
- Выйти вместе с ней на улицу, угостить пивом и довезти на такси до дома. Я, было дело, тоже разок прокатился под «мухой» туда-сюда, и меня усадил такой же, как Вы, сердобольный. И вот результат. - Он ткнул бананообразным левым указательным пальцем с гравировкой «ВМФ» в правую щеку. - Двое меня держали, а третий брил ножом. Всухую. Вот до чего доводит людская доброта. Ну, всего хорошего, я выхожу, а Вы садитесь.
Грустный человек уступил мне место. Я вежливо отказался, развернулся, подошел к дремлющей даме со «Snikers» и растолкал ее.
ГУМАНИТАРНАЯ ПОМОЩЬ
- Сколько мешков с продовольствием жертвам наводнения доставлено сегодня?
- Пятьдесят тысяч мешков!
- Сколько мешков дошло до жертв наводнения?
- Двадцать пять тысяч мешков!
- Сколько мешков жертвы наводнения донесли до мест временного расселения?
- Двенадцать с половиной тысяч мешков!
- Сколько мешков жертвы наводнения внесли в места временного расселения?
- Шесть тысяч двести пятьдесят мешков!
- Сколько мешков жертвам наводнения удалось вскрыть?
- Три тысячи сто двадцать пять мешков!
- Сколько мешков жертвам наводнения удалось разгрузить?
- Одну тысячу пятьсот шестьдесят два с половиной мешка!
- Сколько мешков жертвы наводнения донесли до мест временного хранения?
- Семьсот восемьдесят один мешок с четвертью!
- Содержимое скольких мешков попало в желудки жертв наводнения?
- Содержимое трехсот девяноста и шестисот двадцати пяти тысячных мешка!
- Какое количество жертв наводнения выжило после принятия содержимого мешков с продовольствием?
- 195, 3125!
- Какое количество жертв наводнения будет жить дальше?
- 97, 65625!
***
- Сколько мешков с продовольствием жертвам наводнения было доставлено сегодня?
- ...
***
Гуманитарная помощь.
ДАВАЙ ТОЛЬКО О ХОРОШЕМ
- Давай сегодня будем только о хорошем! Жизнь прекрасна и удивительна, полна радости, красок и светлых надежд! А-а-а, ты посмотри только на эти морды. Это же дебилы, непуганные идиоты! А вон пошел на красный свет. Кретин, как его еще назвать?
Во-во-во, глянь на эту кралю в «Porsche Cayenne Turbo»! Она же едет не на машине, а на козле! Ей и трактор-то доверить нельзя, а он ей такую тачку подарил.
Кто он, спрашиваешь? Да ясное дело, богатенький любовничек. Папик. Сколько же развелось этого жулья! Народ нищает, а они жируют. Извращенцы проклятые! Еще девок молодых имеют. Надо их всех собрать скопом, и на стадион под пулемет! Никак не наворуются! Сегодня утром передавали: у рабочего зарплата 20 тысяч, а у директора - 1, 5 миллиона. Или в поликлинике: участковый врач получает тридцатник, а главный под шестьсот тысяч.
А вон, посмотри, какое свиное рыло за рулем «Infiniti QX56»! Справа от нас. По нему же хлев плачет! Откуда только такие берутся? Кругом не лица, а морды, особенно в метро. Вчера ехал по кольцевой. Не вагон, а бомжатник! Беззубая нищенка схватила меня за рукав, пришлось сунуть ей сотку, чтобы не подхватить какую-нибудь заразу.
Да-а-а, ужасная, кошмарная жизнь, а будет еще хуже. Что нас всех ждет? Старость, болезни и смерть.
Вот такие дела наши скорбные...
Впрочем, хватит о грустном. Давай только о хорошем. Солнышко светит, на небе, смотри, ни единого облачка. Так бы всегда, а всегда не получается. Да и как получится с этим сучарным жульем? Облака научились разгонять, и боьше ни на что не способны. Отмывают наши деньги, паразитируют на бедах народа. А что народ? Сброд, рабы. Ты только глянь вокруг! Ни одного приличного лица! Смотрят исподлобья, чего-то замышляют. На уме у всех одно: как бы чего-нибудь украсть. Я отличный психолог, всех насквозь вижу.
А эти мрази, которые с Рублевки? Понастроили дворцы на наши деньги. Взять бы их всех за шиворот, и на кол! Желательно в морозец, и одеть потеплее, чтобы дольше мучались.
Что-то мы опять о грустном. Хватит, надоело об одном и том же.
Давай только о хорошем. Сейчас приедем на дачу, сварганим шашлычок. Володька обещал заглянуть на огонек. Только бы он не напился опять. А то как зальет за воротник, то и давай падать на спину, словно эпилептик. И я его понимаю: как от такой жизни не квасить? Только жрать ханку и остается от всего этого безобразия.
Та-а-к, опять на грустное потянуло, а ведь надо о хорошем. Под шашлычок придумаем гарнир из картошечки с лучком, горошком и еще чем-нибудь остреньким.
Кстати, а что у нас позавчера было на гарнир? Забывать стал, память уже не та. Потому что жизнь поганей некуда, без будущего. Что впереди? Никакой радости. Конец света, просто один сплошной апокалипсис.
Нет, ты только глянь вон на этого слева. Оседлал пятой точкой «BMW X7», напялил шляпу и думает, что все можно. Купил, наверное, права, а все туда же! Наверное, только что из сумасшедшего дома! Ну как с такими жить? Раньше были люди, а сейчас стадо баранов. Шакалы, стервятники. Воруют, пьют и гадят. Гадят, воруют и пьют. Пьют, гадят и воруют. И еще хотят жить по-человечески. Хоть на край света от них беги!
А эти, которые у кормушки? Сами кризис придумали, обнулили свои счета десятыми нулями в «зеленых», а нас опустили ниже плинтуса.
Что-то мы по новой о грустном. Пора завязывать с этим сплошным негативом. Давай о хорошем. С утреца пойдем в лесочек, грибочки пособираем, птичек послушаем.
А лес-то, прикинь, весь загадили. Кругом бутылки, банки, окурки, салфетки и презервативы. Трендец!
Да-а-а, что же с нами со всеми будет? Катимся под откос. Да и чего путного можно ожидать с этими самыми? Уроды, гаденыши, быдло, других слов не подберешь.
Впрочем, давай будем только о хорошем. Через неделю получка, купим поросенка, заправим его гречкой и оттянемся под красненькое сухое. Хотя разве можно эти гроши зарплатой назвать? Слезы, а не деньги. Не живем, а мучаемся, страдаем.
Нет, ты только глянь на этого, который...
ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ СОТРУДНИКА АДМИНИСТРАЦИИ ПРЕЗИДЕНТА
Ответственный сотрудник Администрации Президента пришла на работу в день своего рождения. Здесь ее уже ждали сослуживцы и начальство. После дежурных поздравлений наступило время вручения подарков. Мужчины подходили к ней и презентовали все как один элитные мобильные телефоны «LG KE850 Prada», а женщины - электрические утюги «Philips GC 4410». Замглавы Администрации (тоже предсказуемо) преподнес ей букет из тринадцати роз стоимостью десять тысяч рублей.
И лишь уборщица Прасковья Никаноровна положила на ее стол то, что было действительно нужно: пуховый оренбургский платок. В комнате отдыха именинница тут же обвязала им поясницу, и через полчаса радикулит «залег на тюфяки».
Ответственный сотрудник Администрации Президента по обыкновению сбагрила подарки сослуживцев на закрытой кремлевской спецтолкучке, причем среди приобретателей оказалось (опять же, как и в прошлые годы) немало дарителей, а начальственные букеты возвратила по наработанной схеме фирменному цветочному магазину с небольшой уценкой.
- Какими-то хоть купюрами на этот раз рассчитывался с тобой мой любимый начальничек Владюрыч? - игриво поинтересовалась она у директорши цветочного Победины Викториевны?
- Да поначалу вытянул из манжета левой штанины кремлевскую десятитысячную со своим портретом, но потом спохватился и, сняв шляпу, выцарапал из ее подкладки две российские «пятерочки». Слухай, - прилипла к ее уху Победина, - а за Спасскими воротами Кремля «сотки» целехонькие еще не гуляют?
Ответа не последовало: ответственный сотрудник Администрации Президента поспешно ретировалась из фирменного цветочного магазина (как бы не сболтнуть лишнего!).
На вырученные средства, как и в прошлом году, она приобрела в кредит «Opel Corsa GSI», а точно такой же годовалый «Opel Corsa GSI» продала и погасила на разницу старый кредит. Еще и осталось детишкам на молочишко.
Интересно, а могли бы сослуживцы и начальство просто сброситься и вручить ей в конверте сумму, эквивалентную кредитному «Opel Corsa GSI»? Или все эти подарочные штучки и цветочки проходят по каким-то таинственным кремлевским спецнакладным?
Впрочем, умом Россию не понять, а уж Администрацию ее Президента тем более.
ДЕПУТАТСКИЙ ЯЗЫК
Два депутата спускались в лифте Государевой Думки с восьмого этажа на первый. Я был третьим, но не депутатом. И один говорит другому.
- Слушай, а что, если тебе позвонить... ну, тому самому, ты знаешь, кому.
- А насчет чего?
- Насчет того нашего дела.
- А-а-а, понял тебя. Отличная идея. Может, подключить к этой затее еще и ее?
- Ее – это ту самую?
- Ну да.
- Я понял тебя. Можно, только будь с ней поосторожнее. Ты помнишь, как она один раз … не того?
- Да помню, как такое забудешь.
- И еще. Когда будешь ему звонить – сразу обговори тот вариант, который мы с тобой проговаривали перед тем, как встретиться с тем, который сейчас в Лондоне.
- Понял. Так и сделаю.
- Должно выгореть.
- Будем надеется.
Первый этаж. Мы вышли. Депутатский язык.
ДИАЛОГ О БЛАГОДАРНОСТИ
- Как ты думаешь, дарить благо, то есть благодарность – это качество врожденное или зависящее от воспитания?
- Не только. Оно также может быть результатом самосовершенствования, в том числе прихода к Богу и соответствующего изменения мировоззрения, стечения жизненных обстоятельств, а также искусного манипулирования людьми.
- Насчет самосовершенствования – это понятно, а что ты имеешь в виду под «стечением жизненных обстоятельств»?
- Ну, например, попал человек в сложное положение и начинает всячески выражать благодарность людям, которые могут в какой-то степени повлиять на его судьбу. В разговорах с ними он подчеркивает, что «только благодаря Вам я могу надеяться на…», «если Вы войдете в мое положение, я буду благодарен Вам по гроб жизни», и так далее. То есть он выражает превентивную, упреждающую благодарность, но и она является одной из ее форм.
- То есть ты утверждаешь, что благодарность – это не обязательно ответ на уже сделанное добро или оказанную помощь, а может выражаться в намерении быть благодарным в будущем?
- Ты правильно меня понял.
- Хорошо, но ведь тогда получается, что человек, пытаясь извлечь выгоду от общения со своим возможным покровителем, льстит ему, а не благодарит?
- А как отличить одно от другого? Практически невозможно, потому что тогда мы должны будем проникнуть в тайники человеческой души, а она бездонная. Таким образом, мы не можем с достоверностью разграничить искренность и неискренность, соответственно благодарность и лесть.
- А что ты подразумеваешь под «искусным манипулированием людьми»?
- Это относиться в основном к руководителям разного толка. Они могут многого добиться от своих подчиненных, если научатся хотя бы казаться им благодарными за работу, которую те выполняют. Пусть даже работник и не получает в ответ того, чего заслуживает, но ощущение своей нужности и выражаемой признательности гасит в нем отрицательные эмоции, и он продолжает делать свое дело, может даже не сильно любимое и скудно оплачиваемое.
- А к политикам это «искусное манипулирование» под личиной благодарности относится?
- Еще как! Особенно к первым лицам. Руководитель страны, втершийся в доверие к своему нищему и бесправному народу, который его терпит или даже превозносит, - истнный манипулятор, постигший высшее искусство псевдоблагодарности. Примеров – пруд пруди что из дня сегодняшнего, что из прошлого. Привести?
ДИАЛОГ О ЖИЗНИ
- Ты живешь?
- Вроде бы живу. А ты?
- А я нет.
- Как так?
- А вот так. Не живу, а выполняю предписанные живым существам функции.
- Так ведь в этом и состоит жизнь!
- Нет, жизнь - это свободный, ничем не ограниченный процесс развития живой сущности.
***
НЕОГРАНИЧЕННОЕ РАЗВИТИЕ – вот что такое жизнь.
ДИАЛОГ О ЛЖИ И ПРАВДЕ
- Как ты определяешь ложь?
- Как неправду.
- А что такое правда?
- Правда - это соответствие реальному положению дел.
- Кто же определяет эту реальность?
- Как это «кто»? Люди, разумеется.
- И как же они ее определяют? Ведь людям свойственно заблуждаться.
- Ты прав, но есть вещи, которые не подлежат обсуждению. Например, то, что Земля вертится, все мы когда-нибудь умрем, или то, что...
- Стоп, ты смешиваешь вечные истины и проблему отделения правды от лжи. Ведь хорошо известно, что идеи большевизма и нацизма овладели в свое время народами России и Германии. Стало быть, люди принимали их за правдивые. Но ведь они оказались призрачными, то есть ложными.
- Почему ты так считаешь? На тот момент они отражали реальное положение дел, следовательно, были именно правдивыми.
То же самое можно сказать о любом явлении. Люди создают семьи, а потом они распадаются. «Я не знала, что ты такой!». «Я не думал, что ты станешь такой!». Эти расхожие фразы отражают как в зеркале взаимосвязь и взаимопроникновение правды и лжи. Сегодняшняя правда завтра становится ложью. Так было, есть и будет со всеми живыми организмами, их идеями и неодушевленными предметами.
Люди выбирают руководителя своей страны будучи убежденныии, что он говорит правду, а потом оказывается, что он искусно лгал, вводил их в заблуждение. Твой пример с большевизмом и нацизмом - не самый удачный. Ленин, в меньшей степени Сталин, но особенно Гитлер принадлежат к очень немногим политикам, которые искренне хотели счастья своему народу и не отступали от генеральной программы. Они были убеждены, что говорят и действуют правдиво, и народ верил им. Чем все это обернулось - опять же из области взаимопроникновения правды и лжи. Но можешь ли ты привести сегодня подобные примеры правдивой искренности политиков?
- А что ты имеешь в виду, когда говоришь о правде и лжи предметов, то есть вещей неодушевленных!
- К примеру, правда состоит в том, что оружие защищает, но когда оно пускается в дело, то становится орудием насилия. Кирпич - исключительно полезный предмет, но если он падает на голову или становится орудием преступления в руках грабителя, тогда он смертельно опасен. Можно продолжать и продолжать. Правда предметов состоит в их конструктивных потребительских свойствах, но они же могут причинить человеку неимоверные физические страдания. Алкоголь, морфий – это всем понятно, но даже и предметы роскоши в избыточных количествах способны превратить человека в зверя и, таким образом, оборачиваются ложными посылами.
- А при чем здесь предметы роскоши?
- При том, что неуемное стремление к их наращиванию лишает человека человеческих качеств. Именно из-за стремления к обладанию дорогими вещами совершается большинство ужасных преступлений, целые народы ввергаются в ужасы войны из-за десятка-другого двуногих говорящих шакалов, находящихся у власти, и правда красивой вещи оборачивается безжалостной ложью.
- А что думаешь о правде и лжи об Иисусе Христе?
- Эти понятия к нему неприменимы. В Бога можно только верить.
ДИАЛОГ О ЛЮБВИ
- Что есть любовь?
- Сильное самоотверженное притяжение к другому человеку.
- Насколько сильное?
- Достаточно сильное, чтобы можно было говорить о ней.
- Означает ли тогда вечнозеленое «Я тебя люблю!» то, что такое притяжение состоялось?
- Нет, в этих словах выражено намерение, а собственно любовь познается эпмирическим, опытным путем, когда тот, кто любит, докажет свое чувство конкретными делами в пользу другого человека.
- Но ты же вначале говорил только о сильном притяжении.
- Ты невнимательно меня слушал. Я говорил о сильном САМООТВЕРЖЕННОМ притяжении.
ДИАЛОГ О НЕНАВИСТИ
- Что есть ненависть?
- Сильное негативное чувство к другому человеку.
- Означает ли это, что ненавидящий желает уничтожения объекта ненависти?
- Не всегда. Довольно часто носитель ненависти настолько сильно «прикипает» к своему объекту, что заинтересован в его максимально длительном существовании. Если же он лишается врага, то на его место обязательно должен заступить другой.
- Если человек умеет ненавидеть, сумеет ли он полюбить?
- Не полюбить, а заместить исходящую от него ненависть на нечто другое, оставляя в своем подсознании своеобразный люфт. Тот, кто ненавидит, не способен на другое сильное чувство.
- Может ли ненависть обернуться против ненависти?
- Так в основном и происходит. Ненависть порождает ненависть и в итоге пожирает сама себя.
ДИАЛОГ О САМОАКТУАЛИЗАЦИИ
- Человек за свою жизнь реализует себя на пятнадцать-двадцать процентов, а то и меньше. Как ты думаешь, почему?
- Наверное, от лени?
- Не только и не столько. В основном он тратит вхолостую значительную часть отпущенного ему времени из-за отсутствия самоактуализации.
- ??
- Да-да. Из-за того, что не может самоакутализировать себя. То есть не хочет стать actualis — действительным, настоящим. Не стремится к максимально полному развитию.
- Так это же и есть лень!
- Опять не попал. Лень представляет собой осознанное безделье, а здесь мы имеем дело с неведением, и оно базируется на ложном посыле о важности в действительности совершенно пустого занятия. Вот ты, например, последние двадцать с лишним лет банально проболтал.
- Ты имеешь в виду радиоэфир?
- Ну да! Сколько слов ты наговорил на Радио Свобода? А ведь мог бы столько полезных вещей сделать!
- Каких?
- Ну, этого я не знаю. Но уж точно более важных, чем твоя говорильня.
***
Я задумался. А ведь он прав. Я тоже реализовал себя от силы на пятнадцать-двадцать процентов. А если бы самоктуализировался, то стал бы, возможно, хорошим писателем, или артистом. Или шахматистом. Или ученым. Или психологом. Или...
А почему нельзя было бы все это совместить? Почему да Винчи был и тем, и другим, и пятым, и десятым. А потому что он, досточтимый Леонардо, самоактуализировался, а я нет. Да разве только я?
***
Из «Википедии»:
«Самоактуализация — это непрерывная реализация потенциальных возможностей, способностей и талантов, как свершение своей миссии, или призвания, судьбы и т. п., как более полное познание и, стало быть, принятие своей собственной изначальной природы, как неустанное стремление к единству, интеграции, или внутренней синергии личности.
Проблематику самоактуализации активно разрабатывал А. Маслоу. Он считал, что самоактуализация является наивысшей потребностью человека, в соответствии с «пирамидой потребностей». В соответствии с его теоретическими положениями, человек способен к удовлетворению более высоких (по пирамиде) потребностей только после того, как удовлетворены более низкие. Следовательно, чтобы человек смог самоактуализироваться, ему сначала необходимо удовлетворить все остальные потребности в соответствии с пирамидой».
***
Эх, почему я в отрочестве не прочитал Абрахама Харольда Маслоу?! (Abraham Harold Maslow. 1908-1970. Американский психолог, основатель теории «пирамиды потребностей».) Вовремя выстроил бы тогда пирамиду своих потребностей, наполнил личность синергией, самоактуализировался и непрерывно рос над собой.
ДИАЛОГ О СЕКСЕ
- Как ты полагаешь, секс - это удовольствие или телесная потребность?
- Полагаю, что и то, и другое.
- Есть ли различие между сексом и похотью?
- Безусловно. Похоть - это постоянные навязчивые мысли о сексе. Похотливый субъект потирает потные ладошки, пускает слюни, представляя в своем грязном воображении то или это.
- А разве секс сам по себе так уж чист?
- Человек нормальный ест, спит и даже физиологические потребности справляет по-людски. А двуногий говорящий свин не ест, а жрет, не спит, а дрыхнет, не ходит по нужде, а гадит.
В нашем случае он не сексом занимается, а сношается. Если, конечно, дело дойдет до телесного контакта. Похотливому очень часто секс как таковой не нужен, до оргазма его может довести одно лишь разудалое воображение.
- А что ты скажешь об извращениях всякого рода? Являются ли они частью секса?
- Вот здесь проходит очень тонкая грань между обычным сексом и тем, что ты называешь извращениями. Если те или иные необычные в общепринятых рамках прелюдии доставляют удовольствия партнерам, разве это извращение? А вот когда один навязывает другому свои прихоти, тогда, скорее всего, да.
- В чем отличие похотливца от извращенца?
- Оно состоит с том, что первый озабочен сексом или, как я уже говорил, мыслями о нем, в то время как извращенец не способен к сексу без удовлетворения своих прибамбахов. А сходство между ними состоит в том, что извращенец также может обойтись без полового контакта. Похотливый думает, а извращенец действует. Футфетишиста, например, удовлетворит любовная игра с ножками, вуайериста - подглядывание, мазохиста - плетка, садиста, наоборот, унижение партнера. Есть, как ты знаешь, и вовсе запредельные способы возбуждения и последующего оргазма.
- Можно ли жить без секса?
- Вполне, но для этого требуется большая работа Духа. Истинно творческий человек наслаждается новыми знаниями. Его мысли устремлены в необъятный мир науки, литературы, искусства. Спорт, кстати, это тоже творчество, только физическое.
Наивысшее творчество – это Вера в Него. Истинно верующий растворяется в Господе, он любит Его, и только Его, но любовью неземной.
- А можно ли совмещать творчество и секс? Да и слуги Господа, за исключением монахов, далеко не все связаны обетом безбрачия.
- Конечно, можно. Тот, кому это удается в одинаковой мере хорошо, и есть цельный человек, заслуживающий всяческого уважения. В том числе и женатый священник, несущий прихожанам светлое, доброе, вечное.
- А если у человека на уме одно только творчество, или, наоборот, он зациклен исключительно на сексе?
- Тогда он или мыслитель, или говорящее животное.
- Но ведь похотливость, извращения, необузданный секс - не единственные пороки людские. Творческий человек, даже трижды мыслитель, может страдать от обжорства, пьянства и прочих пороков.
- Совершенно верно, но у нас ведь сейчас диалог о сексе.
ДИАЛОГ О СМЕРТИ
- Как ты думаешь, смерть есть?
- Конечно есть, раз люди умирают.
- Но ведь они не верят, что умрут?
- Понятное дело, не верят, а иначе зачем им жить?
- Но ведь они знают, что умрут?
- Знают.
- А если знают, то почему не верят?
- Потому что тогда незачем жить.
ДИАЛОГ О СЧАСТЬЕ
- Что есть счастье?
- Состояние высшего удовольствия человека.
- В чем оно заключается?
- Здесь нет единообразия. Каждый бывает счастлив по-своему. (Впрочем, как и несчастлив.) Одному требуется для счастья много денег, другому достаточно крыши над головой, третьему - миски супа, четвертому - стакана портвейна и так далее.
- Можно ли быть счастливым вне материальных благ?
- Этим редким даром наделены не просто исключительно духовно одаренные люди (таких немало и среди алчных и меркантильных), а полностью абстрагированные от вещизма и основанной на нем всякой человеческой пошлости. Они воистину счастливы, потому что черпают источник вдохновения внутри себя, а не во внешних материальных носителях.
- Их еще называют «не от мира сего»?
- Это ложный посыл. «Не от от мира сего» - это мы, они-то как раз от него. Ведь Господь сотворял этот мир не для плотских утех, а для торжества Духа. Но так получилось, что материальная составляющая, которую олицетворяет Сатана, доминирует и диктует правила жизни. Земной жизни под водительством Князя тьмы. Так будет вплоть до Второго пришествия, когда все встанет на свои места.
- Выходит, счастье обычного человека призрачно?
- Нет, почему же. Оно вполне осязаемо. Потому что это счастье ОБЫЧНОГО человека.
ДОБРО ДОЛЖНО БЫТЬ С КУЛАКАМИ
- Ты опять прикидываешьрся добрячком? Хватит уже, не строй из себя святошу!
- Я никого не строю. Я...
- Да ладно, перестань. Посмотришь на тебя - и воротит так, что хочется вмазать.
- Почему?
- Как будто сам не знаешь! Никогда ничего не просишь, не ноешь, не ерничаешь. Только лыбишься и стараешься всем угодить.
- С чего ты взял? Я не стараюсь угождать. Просто я ...
- Ничего ты не «просто»! Ты намеренно вводишь людей в заблуждение! Хочешь внушить им, что все не так уж плохо. Есть, дескать, в этом мире, правда и справедливость.
- А что, разве не так?
- Ты опять за свое?! Не корчи из себя идиота! Сам прекрасно знаешь, что Рая на Земле нет. И нечего дурить народ. Своей показной добротой ты делаешь его слабым и безвольным. Уж тебе ли объяснять, что только власть, сила и злоба определяют бытие и сознание. Людишки не должны расслабляться. Они и без того скотинки безвольные и амебы слюнявые, а ты их и вовсе развращаешь до состояния овсяной каши на воде.
- При чем здесь каша?
- А при том! Разжижаешь ты их, и они растекаются. С ними надо вести себя как наши правители - жестко, нахраписто и без эмоций. Только тогда двуногое говорящее быдло осознает свою полную никчемность и начинает дергаться. Вот здесь-то и происходит селекция. Выдержал натиск - идешь дальше, раскис - на помойку! Ты что, старика Ницше забыл? «Падающего подтолкни!».
Ну, а уж если и сотворил добро раз в год по обещанию, то сразу же следует дать под дых. Добро должно быть с кулаками! Вот ты презентовал мне на именины элитную мобилу...
***
Он не договорил. Левой прямой в солненчное сплетение я сложил его пополам.
ДОБРО ДОЛЖНО БЫТЬ С КУЛАКАМИ.
ДОБРОВОЛЬНО-ПРИНУДИТЕЛЬНАЯ ЭВТАНАЗИЯ
- Без добровольно-принудительной эвтаназии при реализации национального проекта «Здоровье» нам никак не обойтиcь, гоcподин Президент, - подвел черту под cвоим докладом Миниcтр здравоохренения и cоциальной недоразвитоcти.
Президент давно уже замечал cтранноcти в поведении Миниcтра, но чтобы он дошел в cвоих глупоcтях до такого... Настаивает на добровольно-принудительной эвтаназии роccиян, доcтигших cорока пяти лет.
В течение чаcа на экcтренном заcедании Cовета Безопакостности, посвященном увеличению темпов сокращения народонаселения в условиях кризиса, Миниcтр доказывал, что cорок пять - cамый подходящий возраcт для, как он выразилcя, «перехода гражданина Новой Великой России в выcшее творчеcкое cоcтояние вне белковой массы».
- Ведь недаром паcпорт меняют в последний раз именно в cорок пять лет, - обоcновывал Миниcтр. - Еcть предложение вручать россиянину вмеcте c новым паcпортом одноразовый шприц для внутривенной инъекции, гарантирующей безболезненный перевод из привычной белковой массы в новый свободный аминокиcлотный дух.
Президент выдерживал паузу. Cлово попроcил Миниcтр финанcов.
- В предложении моего коллеги еcть, безусловно, рациональное зерно. В бюджете cразу же выcвободятcя значительные cредcтва для резкого подъема материнcтва и детcтва. Мы cможем выдавать материнcкий капитал на руки матерям не как cейчаc, по доcтижении детьми пенcионного возраcта, а хотя бы за пять лет до принудительной эвтаназии этих самых, мать... мать их... матерей.
Президенту показалоcь, что он cходит c ума. Ему ведь самому давно уже перевалило за 45. Cловно угадав его мыcли, Предcедатель Гоcударевой Думки доложил.
- На политичеcкую элиту, членов их cемей, cемьи их членов и членов cемей членов законопроект о добровольно- принудительной эвтаназии не будет раcпроcтраняться. Вышеуказанные категории подппадают под правовое определение «беccмертных», закрепленное в Конституции, и выводятcя из обычного белкового оборота, предполагающего поcледующее аминокиcлотное раcщепление.
Вот, гоcподин Президент, пакет законопроектов, утвержденный во вcех тридцати трех чтениях и даже уже c Вашей подпиcью.
- А что еcли гражданин откажетcя от добровольно-принудительной эвтаназии?
На этот коварный вопроc главы гоcударcтва мгновенно отреагировал Миниcтр внутренноcтей.
- Это иcключено. К каждому роccиянину при замене паcпорта и выдаче одноразового шприца будет приcтавлен cпециальный учаcтковый-эвтаназист. Так что никуда он не денетcя.
- Кроме того, - подхватил Миниcтр финанcов, - при подпиcании в учаcтке договора о добровольно-принудительной эвтаназии гражданину будет выдан cертификат на владение cадовым домиком в близлежащей деревне, который по завершении процедуры перехода в аминокиcлотное cоcтояние он cможет передать по наcледcтву неродившимcя детям и их матерям, опять же наращивая, таким образом, материнcкий капитал.
- Но почему вcе-таки эатаназию следует совершать именно в cорок пять? - допытывался Президент. - Неужели только из-за нового паcпорта? Почему бы не поднять планку лет на деcять-двадцать?
Cовет Безопакостности превратилcя в базар. Миниcтры перебивали друг друга, доказывая Президенту, что cреднеcтатиcтичеcкий роccиянин к cорока пяти годам полноcтью иcчерпывает cебя как полноценная личноcть.
- Cколько можно небо коптить?! - вопил Миниcтр финанcов. - Была бы моя воля, я cнизил бы эвтаназионный возраcт до тридцати трех! В эти годы человек или входит в категорию «беccмертных», как мы, или же становится беcполезным членом общеcтва, отсасывающим (Министр являлся по совместительству лидером парламентской фракции пассивных геев) у бюджета наши деньги.
- В двадцать, в двадцать лет уже вcе яcно! - завопил Миниcтр по cозданию чрезвычайных cитуаций. - Мой cын уже двенадцати лет от роду участвовал (под моим руководством) в переселении одиноких стариков и прочего социально-ущербного отребья подальше от Москвы, в тринадцать ограбил глухонемую бабку на выходе из сберкассы, в пятнадцать закончил Президентcкую школу управления, а cейчаc, когда ему девятнадцать, руководит Комитетом по регулированию коррупции в cамой Админиcтрации Президента.
- А моя дочура, - подпрыгнул на cтуле Миниcтр финанcов, - в одиннадцать лет выиграла Олимпиаду по эффективному расхищению cтабилизационного фонда, в четырнадцать обналичила материнский капитал матерей всей префектуры и с восемнадцати возглавляет Комиccию Правительcтва по локализации и утилизации жертв монетизации.
- Жития нет от этого сброда под названием «народ»! - Министр экономического разбития выскочила из-за стола и сделала шпагат. - Если бы не он, проклятый, Россия давно поднялась бы с колен!
Предлагаю эвтанизировать этих недочеловеков прямо в родильном доме, когда они еще в утробе.
- Опять же с наращиванием материнского капитала! - назидательно расстегнул ширинку и приспустил штаны Министр финансов.
Президент закричал «Хватит, заткнитесь все!» и... пробудился в холодном поту.
***
- Что с тобой, милый? - верная супруга сбегала в ванную и вернулась с мокрым вафельным полотенцем. Заботливо приложив его к голове мужа, она осторожно поинтересовалась.
- Что, опять сон плохой приснился?
- Ложись, моя дорогая, - прошептал он, - а утром не в службу, а в дружбу - вызови участкового врача. То ли простыл, то ли пересидел в Интернете. Понимаешь, в десять ноль-ноль назначено экстренное заседание Совета Безопасности по ситуации в Сирии, и надо взять бюллетень, чтобы не оформили прогул. Скажи Владику, чтобы оповестил всех членов СБ о переносе заседания на неделю. Мне надо передохнуть.
Первая леди еще долго с нежностью смотрела на спящего супруга.
«И чего он такой беспокойный? Повсюду его окружают такие милые, славные люди! А все равно чего-то не хватает. Может, дело во мне?».
С этими мыслями она погрузилась в тревожный короткий сон. Районная поликлиника по месту прописки открывается в восемь, надо сразу же звонить в регистратуру, а прорвать линию и оформить вызов участкового врача в наше время совсем непросто.
ДОБРЫЙ ВОДИТЕЛЬ ТРОЛЛЕЙБУСА
Олег воспитывался в интеллигентной московской семье. Родители, преподаватели высшей школы, не были верующими, но, как часто случается, соблюдали библейские заповеди аккуратнее иных крещеных. Сын, поздний ребенок, воспитывался в атмосфере доброты и уважения к людям труда. Он не мечтал стать летчиком. Он хотел водить троллейбус. Маленького Олега завораживал этот «рогатый» гигант без выхлопных газов и с толчкообразным движением. К пятнадцати годам он твердо решил стать водителем троллейбуса и, отслужив в армии, стал им.
Родители поначалу протестовали. Как же так? А высшее образование? Ты же сын доктора и кандидата наук! Не помогло. Впрочем, они не очень-то и сопротивлялись. Значит, судьба. Не всем же быть учеными. Кто-то должен возить людей на троллейбусе. Один из них – Олег Воробьев, их сын.
Он не был разочарован. Ему нравилась эта равномерная работа, с полным рабочим днем. Олег вообще не мог сидеть без дела. После смены, придя домой и поужинав со своими стариками, принимался за хозяйственные дела. Их всегда хватало. Родители давно уже вышли на пенсию, часто хворали, он ухаживал за ними как мог, отказывая себе во многом.
Они жили втроем в двухкомнатной малогабаритной в Электролитном проезде (неподалеку располагался родной троллейбусный парк).
Своя семья? Нет, Олег даже и не помышлял о женитьбе. Где жить? Отца и мать он стеснять никогда не будет, а у жены и подавно не поселится, не тот характер. Хотя, конечно, проблема такая есть, ведь ему уже тридцать девять.
Девушки у Олега не было. Какие-то они стали больно уж меркантильными, разговоры в основном о деньгах. Только вроде подумает: вот она, с кем можно было бы попытаться связать свою судьбу, как вдруг... наступает это самое «вдруг».
Ну и что? Не надо отчаиваться! Главное – он относительно молод, здоров, может работать, обеспечивать родителей самым необходимым, а там видно будет.
С такими мыслями вел он свой тридцать третий номер по маршруту восьмого троллейбусного парка. Надо сказать, что предприятие переживало т.н. кризис относительно благополучно, исправно платило работникам заработную плату (Олег зарабатывал пятьдесят тысяч в месяц) и даже время от времени индексировало ее.
Существовали в восьмом троллейбусном и разнообразные льготы в виде сорокадневного отпуска, бесплатной диспансеризации, горячего питания за счет парка на конечных станциях, частичной оплаты путевок в дома отдыха (Олег этими путевками ни разу не воспользовался - не на кого оставить родителей) и прочими нехитрыми для цивилизованного мира, но столь важными для неизбалованной России вещами.
Да, еще вот пенсия наступала у мужчин с пятидесяти пяти лет. Тоже немаловажно. Он подумывал, выйдя на заслуженный отдых, заняться заброшенным дедовским домом в деревеньке под Волоколамском, отстроить его капитально (плотник он был отменный) и, если сам семью не создаст, подарит избу двоюродной племяшке Настюхе. Ей всего двадцать два, а уже двое детей плюс недотепа-муж. Тоже ютятся на тридцати квадратных. Так что свой дом в самом экологически чистом районе Подмосковья будет со временем очень даже кстати.
Он считался в парке самым добрым водителем. Друзья подтрунивали над ним. Вот Серега, например, тот к-а-а-ак рванет с места, так полтроллейбуса покатится назад. Бывает, и дверь перед носом у капуши закроет. А ты не зевай!
А Олег - тот и подождет всех до последнего, и откроет немощным среднюю и заднюю двери, чтобы с турникетом не воевали, и дорогу уступит выезжающим из подворотен автомобилям. И «железного друга» своего не пришпоривает, а ведет.
***
Он затормозил. Из подворотни выехал «Renault Logan» с дамой за штурвалом. Олег пропустил ее. Женщина приветливо помахала рукой. За ней следом струлись рысью еще три железных коня. Добрый водитель уступил им тоже. Сзади послышались резкие сигналы. Троллейбус стоял перед «зеброй», и на нее ступила старушка, погрозив в кабину клюкой. Стой, мол, на месте! Олег улыбнулся. Это лишнее. Пешеходный переход – дело святое. Сигналы тем временем слились в один сплошной леденящий душу гудок. «Зебру», тем временем, накрыла уже вереница пешеходов. Троллейбус стоял на месте.
***
Водительское стекло сотрясалось от ударов. По нему молотил хозяин подпиравшего троллейбус «Toyota Land Cruiser 200». Олег приоткрыл дверь. В проеме обозначился здоровенный детина с дикой бранью. Олег решил не тратить время на выяснение отношений с этим явно нездоровым типом и тронулся с места. Детина отскочил в сторону. Тридцать третий проехал несколько метров и замер на остановке. В дверь опять кто-то затарабанил. Водитель решил не открывать ее и опустил стекло.
Раздался выстрел из травматического пистолета. Пуля попала ему в висок.
***
Олега Воробьева хоронили всем троллейбусным парком. Многие плакали. Отец не дожил до проводов сына. Инфаркт. Мать продержалась чуть дольше. Она ушла вслед за своим мальчиком через тридцать три дня.
***
Водитель «Toyota Land Cruiser 200"», боец миграционного фронта и сын крупного деятеля Генеральной прокуратуры, был осужден за убийство при превышении пределов необходимой обороны (!) и приговорен к двум годам исправительных работ условно (!!).
Еще через год в результате конфликта с обложенными непомерными поборами раменскими гастарбайтерами он был сброшен ими в котлован фундамента строящейся гостиницы и залит бетоном.
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ПАМЯТЬ
Ларри Дональд сидел за стойкой бара и медленно надирался. Он точно не помнил, но кажется, это был уже пятый двойной скотч. После глотка спасительной влаги ему становилось немного легче, но через пятнадцать минут голова опять превращалась в бильярдный шар, по которому лупят со всех сторон.
***
Это заведение с захватывающим названием «Мертвая хватка» представляло собой полуподвальное помещение с охотничьим интерьером.
С потолка, точно посередине зала, свисали оленьи рога, стулья были выполнены в виде пеньков, а стены обрамляла медвежья шкура с разводами запекшейся крови.
В углу перед входом в бильярдную застыл косолапый в объятиях с изодранным в клочья ковбоем. Эта декорация, по-видимому, и определила название бара.
Когда-то здесь располагался наркопритон. Зелье правило бал до тех пор, пока капитан полиции Луис Кемпбелл не загремел в темницу за крупную взятку от наркоторговца, подосланного FBI в рамках очередной кампании за чистоту рядов в правоохранительных структурах.
***
Ларри напивался оттого, что страдал. А страдал из-за растерянности. Дело в том, что он изобрел дополнительную память для мозга.
Новшество представляло собой аналог SD Card как по форме, так и по размеру, только начинка ее многократно увеличивала объем гиппокампа – отдела головного мозга, отвечающего за память.
Паталогоанатом с двадцатилетним стажем, Ларри решил испытать аппарат на себе. Специнструментом он проделал в лобной части черепной коробки, прикрытой челкой, отверстие и вставил SD Card в гиппокамп. Его память мгновенно увеличилась в несколько сот раз.
Ларри вышел на улицу и только здесь осознал, какую опасную революционную штуку он изобрел.
***
В память Дональда стали непроизвольно забиваться лица людей и названия улиц, номера автомобилей и наименования магазинов. Он зашел в супермаркет и его гиппокамп впитал в себя практически весь ассортимент товаров, а когда он стоял в очереди, чтобы расплатиться за неизменный «Chivas Regal», то владел полной информацией о банковских картах впереди стоящих покупателей.
***
В «Мертвой хватке» гиппокамп Ларри с дополнительной памятью на борту и вовсе стал творить чудеса. Он впитывал в себя мысли посетителей. Вот этот чернобровый субъект с масляными глазками задумал подзанять у богатого тестя деньжат и прокутить их с элитными шлюхами. А толстозадый крепыш с шестью пальцами на левой руке и его собутыльник – косоглазый мулат прорабатывают план ограбления банка. Губастая желтолицая дама, мечтательно улыбаясь и потягивая пиво, решила избавиться от опостылевшего супруга и посвятить остаток дней настоящему мужику в лице матерого рецидивиста и отъявленного дегенерата. Она отравит благоверного мышьяком и обретет наконец-то истинное женское счастье!
***
Ларри шел домой, прикладывался к обернутому в газету виски и устремлял взгляд в тротуар. Обилие ног в разнообразной обуви навязчиво вдалбливало в память названия фирм-производителей и цены на ботинки, туфли, босоножки, сандалии.
Он доковылял до своей холостяцкой берлоги в престижном районе Бостона Back Bay, сел в кресло и, смакуя под фисташки «Chivas Regal», погрузился в тяжелое раздумье. И в этот момент его мозг словно пронзила молния. В память стали врезаться осколками снаряда события давно минувших дней.
Вот он во вьетнамских джунглях. Отчаянная перестрелка, ранение, плен, пытки. И весь пережитый ужас пробивал гиппокамп в настолько мельчайших деталях, что «сержант Дональд» скатился на пол и стал орать благим матом.
Он очнулся через час. Встал, добил виски, подошел к зеркалу, достал из буфета специнструмент, вставил его в отверстие во лбу и выдернул SD Card из гиппокампа. Затем сложил изобретение, чертежи, разработанную им инструкцию и специнструмент в полиэтиленовый пакет, вышел на улицу и выбросил его на помойку.
Весело бубня под нос матерные армейские частушки, Ларри Дональд направился в итальянский минимаркет и прикупил бутылочку «Chivas Regal».
***
Гроссмейстер Магнус Сван Карлссон который год не знает себе равных. В матчах на первенство мира и супертурнирах он не оставляет от соперников камня на камне.
Эксперты не устают поражаться колоссальной игровой мощи и феноменальной памяти шахматного короля, который делает лучшие ходы практически не задумываясь. Он играет так, как будто знает все варианты назубок, и его невозможно удивить новыми продолжениями. Чемпион среди людей уверенно победил также компьютерного монстра, щелкающего электронно-вычислительных и живых противников как орехи.
Шахматный мир не может взять в толк, каким образом доселе просто сильному американскому гроссмейстеру удалось за неимоверно короткий срок превзойти оппонентов на несколько порядков.
***
Чемпион мира по шахматам Магнус Сван Карлссон играючи разделался с очередным соперником на традиционном международном супертурнире в испанском Линаресе, приехал в гостиницу, зашел в номер и плюхнулся в кресло. Несколько минут он сидел, загадочно улыбаясь, затем встал, подошел к трюмо, достал из ящика специнструмент, поднял челку и извлек из гиппокампа SD Card.
Сосед Ларри Дональда, он вырос в очень бедной семье и привычку инспектировать помойку впитал с молоком матери.
ДОПУСТИМАЯ ПОГРЕШНОСТЬ
С вертолета НАТО расстреляли афганскую свадьбу, приняв ее за сборище талибов.
С вертолета НАТО расстреляли сотрудников афганской полиции, приняв их за сборище талибов.
С вертолета НАТО расстреляли игравших в футбол афганских подростков, приняв их за сборище талибов.
С вертолета НАТО расстреляли афганских детей, собиравших в лесу хворост, приняв их за сборище талибов.
С вертолета НАТО расстреляли союзников, приняв их за сборище талибов.
С вертолета НАТО расстреляли стадо овец, приняв его за сборище талибов.
С вертолета НАТО расстреляли журналистов агентства «Reuters», приняв их за сборище иракских повстанцев.
***
С вертолета НАТО расстреляли…, приняв их за сборище…
С вертолета НАТО расстреляли…, приняв их за сборище...
***
На языке военных – допустимая погрешность.
ДОРОГОЙ МОТОЦИКЛ
Он застыл у небольшого станционного магазина подмосковной Яхромы. Стояло солнечное июльское утро, и мы с приятелем перекатили сюда через поле, чтобы пополнить дачные съестные и горячительные запасы.
До открытия магазинчика оставалось пятнадцать минут. Он подкреплялся «Охотой крепкой» и бубнил под нос.
- Вот на этой дороге все и произошло. - Он бросил взгляд через плечо налево, а когда вернул голову в исходное положние, то в глазах его стояли слезы.
Глоток «Охоты крепкой», слезы освежили щетину.
- И зачем я купил ему этот проклятый мотоцикл? Но ведь как он просил!
«Батя, - писал с Дальнего Востока, - вернусь домой, подари мне мотак, на всю жизнь память будет. А я как подзаработаю, то сразу верну денежку. Так хочется перед нашими девчатами повыеживаться и покатать их».
- И вот, пока он служил на флоте, откладывал с пенсии, добавил кредит и купил. И не абы какой, а дорогой, с прибамбасами. И недели не проездил. Вот здесь разбился. Точно в столб въехал. Темно было, занесло, скорость-то развивал на этой посудине будь здоров, но абсолютно трезвый. Он вообще не пил. А девчонку только одну и покатал. Ту самую, которая его ждала. Хотел жениться на ней. Слава Богу, она жива-здорова, ушибами отделалась.
Магазин открылся. Мы пропустили его вперед. Он прикупил две бутылочки «Хлебной», трехлитровое «Арсенальное», сосиски, шпроты, черный хлеб и, обращаясь к нам, сказал.
- Вот так каждый день уже три года заливаю ту беду. А все равно не помогает. Жена не выдержала и преставилась через три месяца, а меня Господь почему-то не призывает пока. Он медленно побрел к выходу, а я, вернувшись на дачу, записал эту грустную историю.
ДУРАЦКИЕ ВОПРОСЫ
- Как дела?
- Как поживаешь?
- Как жизнь?
- Как обстановка?
- Что новенького?
- Что?
- Ну?
- Ну и?
- Ну что?
- Ну и что?
- И что?
- И что дальше?
- Что говоришь?
- Да ты что?
- Ну что, никак?
- Как?
- Никак?
- Это как?
- Может быть, так?
- Так или не так?
- Разве?
- Разве так?
- Итак?
- Правда?
- Правда, что ль?
- Честно?
- Как ты мог (могла)?
- Как ты смел (смела)?
- Как же так?
- За что?
- За что мне все это?
- Что со мной будет?
- Что нас всех ждет?
- Это все?
- Это ты?
- Ты ли это?
- Ты как?
- Ты куда?
- Ты откуда?
- Ты где?
- Ты чего?
- Ты о чем?
- О чем это ты?
- Ты еще спишь?
- Ты уже проснулся (проснулась)?
- Ты уже покушал (покушала)?
- Ты уже пришел (пришла)?
- Я тебе нравлюсь?
- Ты меня любишь?
- Ты меня разлюбил (разлюбила)?
- Ты мне изменяешь?
- Ты мне веришь?
- Ты со мной?
- Ты против меня?
- Ты за кого?
- Ты за него?
- Ты против него?
- Ты за это?
- Ты против этого?
- Кто?
- Я?
- Ты?
- Ты кто?
- Так это ты?
- Будешь?
- Не будешь?
- Хочешь?
- Не хочешь?
- Возьмешь?
- Не возьмешь?
- И?
- Да?
- Нет?
***
И три самых дурацких вопроса.
- Зачем?
- Отчего?
- Почему?
Впрочем, список остается открытым.
ДУРАЦКИЕ ОТВЕТЫ
- Да.
- Ну да.
- Да уж.
- Нет.
- Никак нет!
- Ну!
- Понял.
- Не понял.
- Точно!
- Мимо!
- Почти.
- Не совсем.
- Так.
- Не так.
- Никак.
- У тебя все получится!
- У тебя ничего не выйдет!
- Это очень просто.
- Это очень сложно.
- Нет проблем.
- Верно!
- Лжешь!
- Доигрался!
- Допрыгался!
- Доскакался!
- Добился!
- Докатился!
- Вот.
- Вот так!
- Во дает!
- Как же!
- Ха!
- Размечтался!
- Давай!
- Скорей!
- Поторопись!
- Не спеши!
- Не гони!
- Поберегись!
- Жми!
- Тормози!
- Легче на поворотах!
- Подойди!
- Убирайся!
- Убери руки!
- Поцелуй меня.
- Не смей!
- Достань!
- Принеси!
- Обними меня.
- Отстань!
- Достал!
- Вот пристал!
- Как хочешь.
- Много!
- Мало!
- Никак.
- Ниче!
- Иди сюда!
- Дуй сюда!
- Мотай отсюда!
- Брысь!
- Пора!
- Нажрись!
- Не пей!
- Блин!
- ЗдОрово!
- ЗдорОво!
- Классно!
- Кошмар!
- Конец света!
- Молодец!
- Умка!
- Дурак!
- Идиот!
- Ты мой хороший!
- Чтоб ты сдох!
- Ты моя прелесть!
- Чтоб ты сгинула!
- Я тебя обожаю!
- Я тебя ненавижу!
- Я без тебя не могу!
- Я тебя терпеть не могу!
- Я тебя любил!
- Я тебя любила!
- Я в тебя влюбился.
- Я тебя не люблю!
- Говори!
- Замолчи!
- Заткнись!
- Закрой пасть!
- Говори громче!
- Только не ори!
- Не болтай!
- Не молчи!
- Я тебя озолочу!
- Я тебя уничтожу!
- Живи пока.
- Только так!
- Только не надо вот этого.
- Только не надо грязи!
***
И три самых дурацких ответа.
- Затем!
- Оттого!
- По кочану!
(Какой вопрос - такой ответ.)
ДЬЯВОЛЬСКИЕ ИНСТИНКТЫ
Часто приходится слышать - сегодня такое время, что выживает сильнейший. Идет, дескать, проверка на прочность.
Я категорически против такой «проверки». Не для нее мы рождены. Человек должен радоваться жизни, а не страдать, помогать ближнему, а не спихивать его в яму и по-шакальи живиться оставшейся снедью.
И пусть это сатанинское «выживает сильнейший» останется на черной совести тех, кто оскверняет и без того забитый беспросветной нуждой народ подобными дьявольскими инстинктами, и паразитирует на них.
ЖАЖДА ЖЕРТВЫ
Человеком движет жажда жертвы.
Женщина рожает в муках. Она приносит себя в жертву Природе.
Ребенок при появлении на свет плачет. Он приносит себя в жертву Жизни.
Человек сгорает на работе. Он приносит себя в жертву Труду.
Писатель (поэт) страдает над каждой строчкой. Художник (актер, режиссер, композитор и прочий творческий люд) бьется в муках и творит. Они приносят себя в жертву Вдохновению и Искусству.
Спортсмен тренируется до седьмого пота и бьет рекорды. Он приносит себя в жертву Воле.
Дворник наводит марафет. Он приносит себя в жертву Порядку.
«Хороший император» (термин времен Древнего Рима) занимается не собой, а людьми. Он приносит себя в жертву Народу.
Революционер (и вообще инакомыслящий) истово борется с режимом. Он приносит себя в жертву Идее.
Полицейский (сотрудник чрезвычайных служб) гибнет при выполнении служебного задания. Он приносит себя в жертву Долгу.
Плохой политик обманывает избирателя. Он приносит себя в жертву Лжи.
Дурной начальник обделяет подчиненных. Он приносит себя в жертву Жадности.
Стукач доносит на коллег. Он приносит себя в жертву Бесчестью.
Бездельник лежит на печи. Он приносит себя в жертву Лени.
Убийца (насильник, грабитель, вор, мошенник и тому подобная нечисть) приносит своим жертвам страдания, а себя - в жертву Дьяволу.
***
Священник приносит себя в жертву Богу.
Прихожанин приносит себя в жертву Церкви.
***
Жажда жертвы - это и есть Жизнь во всех ее проявлениях.
Не испытывающий этой жажды не живет.
ЖАЛКИЙ ВОВУШКА
Вовушку все и всегда сильно жалели. Крепко жалела престарелая матушка с тремя инфарктами, которая переживала за каждый его чих.
Жалела первая жена, которая (из жалости) сбежала от него с двумя детьми в подмосковные Химки. Она испытывала к нему такое щемящее чувство жалости, что оставила ему свою трехкомнатную квартиру на Профсоюзной улице. Надо заметить, что Вовушкина матушка тоже завещала свою «двушку» именно Вовушке, а не другому сыну или дочери, которые ютились с семьями в малогабпритках. Их она почему-то не жалела, а вот когда Вовушке ремонтировали в возрасте сорока трех лет зубки, то матушка вообще чуть не сыграла от жалости в ящик.
Вам надо было видеть Вовушку! Глядя на него, нельзя было не испытывать чувство дикой, вселенской жалости. Весь вид его вопил: «Пожалейте меня, люди добрые!!!». И люди добрые (и злые тоже) страсть как жалели Вовушку.
Вторая Вовушкина супружница, бросив трех мужей и обобрав их до нитки, страшно жалела четвертого - Вовушку, как и ее родители. Бывшие коммунистические бонзы пожалели Вовушку до такой степени, что презентовали ему новенький «Audi Q5», а также часы «Breguet». Но это еще не все. Они дошли в своей жалости до того, что отписали свою пятикомнатную хату на Краснопресненской набережной дочке и Вовушке в равных долях.
Особая жалость захлестывала Вовушкину жинку вечерами, когда его привозил на служебном «BMW F01» личный шофер, жалость которого также не знала границ. Он терпеливо выслушивал бесконечные Вовушкины хныканья о тяжкой судьбине и всяческих несправедливостях, и прозрачная солоноватая жидкость ручьями стекала из его выцветших глаз, что вынуждало бывшего доцента химического факультета МГУ управлять одной рукой, так как другой он соскабливал эти самые слезы по Вовушке.
А когда водила доставлял хмельного Вовушку в особняк на Николиной Горе (бывшая собственность второго мужа нынешней Вовушкиной благоверной), то его ожидала теплая ванночка с корабликом. Да-да! Вовушка пускал кораблики каждый Божий день, а к пятидесятилетию подчиненные, которые его страшно боялись (на службе он превращался из жалкого Вовушку в лютого зверя), подарили ему кораблик величиною с велосипед, и он, запихнув его в огромное джакузи, пускал в нем «RMS Titanic», дебильно хлопая в ладошки.
Надо заметить, что Вовушка страшно пил. И когда он напивался, то все его ужасно жалели. А когда Вовушка трезвел, то с похмелья ругал «алкоголиков» и прочий «сброд». Все поддакивали Вовушке, хулили всю эту «мразь» и очень-очень жалели Вовушку, у которого головка бо-бо от «козней судьбы».
Вовушка с ранней молодости занимал руководящие должности. Начальство его жалело до потери пульса и неуклонно продвигало в основном за то, что на службе он играл с компьютером в «морской бой» и строчил доносы на подчиненных.
Вовушка и поныне жив-здоров, и его по-прежнему все жалеют.
ЖДЕМ ВАС С НЕТЕРПЕНИЕМ
Интересно, знакомятся ли сегодня молодежь на улице, в метро? Если и да, то очень нечасто. По улице несутся все куда-то, а в метро уткнутся в свои гаджеты. Для знакомств есть Интернет. А ведь было время, когда других вариантов и не было для знакомств, кроме как общественных мест.
Мы вот с другом Эдиком в далекой молодости (сейчас он прокурор одной из национальных республик) бродили взад-вперед по Красной площади, пока не попадались нам родственные души противоположного пола. Как же был увлекателен сам этот процесс!
Правда, иногда что-то не складывалось. Как сейчас помню, в августе 1981-го встретились нам у Собора Василия Блаженного две прелестные девчушки. Сводили мы их в кафе-мороженое «Космос» на Тверской, ну и вроде дело заладилось. Дали они нам адрес, по которому будут находиться вечером. ЖДЕМ, ГОВОРЯТ, ВАС С ПРЕВЕЛИКИМ НЕТЕРПЕНИЕМ. Только, уточняют, давайте затаримся чем положено сейчас, чтобы потом по магазинам не бегать.
Сходили мы в «Елисеевский», затарились, «чем положено». Они взяли сумки (мы сами донесем, не переживайте, ребята), и мы расстались до вожделенного вечера. Проболтались мы с Эдиком до этого самого вечера, и поехали в «Медведково» в предвкушении славного времяпровождения.
Звоним, а дверь открывает здоровенный хлопец.
- Вы к кому, пацаны?
- К девушкам. К Оле и Насте.
- Ну, девушек здесь никаких нет, а вообще заходите, у нас тут отличная кампашка. Все мы с Украины. Горилку с салом будете?
Так состоялось наше знакомство с хорошими парнями из незалежной. Замечательно посидели. Жаль, что без Оли и Насти. Где-то они сейчас?
ЖЕРТВЫ ОРТОБИОЗА
(«Ортобиоз» - учение о разумном и здоровом образе жизни. Происходит от древнегреческого «o????» - «прямой»; «правильный» и «????» - «жизнь».)
Федот Емельевич Бухтияров не шел, а порхал. Только что он прослушал лекцию знаменитого профессора-психолога Дормидонта Касперовича Екимова о том, как стать счастливым, и преисполнился твердой решимости воплотить прослушанное в реальность. Проф. Екимов оперировал трудом другого популярного ученого (и тоже профессора, да еще нобелевского лауреата) Ильи Ильича Мечникова под названием «Этюды о природе человека», в котором утверждалось, что сделать свою жизнь счастливой способен любой человек. Для этого требуется лишь одно условие - искреннее желание использовать заложенный природой потенциал.
Оказывается, большинство людей реализуют себя на 8-15 процентов! «Хочешь быть счастливым – будь им!». Это же так просто, надо лишь просто захотеть. Ортобиоз - учение о разумном и здоровом образе жизни, вот ключ к самопознанию, успеху и благоденствию!
И Федот Емельевич твердо решил: он поднимет процент самореализации если не до ста, то уж до девяноста пяти процентов точно.
С чего начать? Конечно, с жены, с которой он прожил сорок пять лет.
***
Федот Емельевич пришел домой и с порога заявил Лукерье Захаровне, что он намерен заиметь от семейной жизни значительно более эффективный результат. А то что это, в самом деле? Куда подевались страсть, любовь, секс, наконец? Разве можно считать такую семейную жизнь счастливой?
- Ты что, Федотушка, перегрелся? – запричитала супруга (дело было в крещенские морозы). – Какая страсть, какой секс? Нам ведь уже за семьдесят! Трое детей, шестеро внуков! А меня уже давным-давно кли…
Федот Емельянович хлопнул дверью и отправился поднимать процент счастья в Академию наук, где он числился академиком. Он ворвался в кабинет вице-президента и заявил, что заслуживает, как и Мечников, Нобелевской премии, и пусть его кандидатуру немедленно выдвинут на соискание.
- А при чем здесь Мечников, уважаемый Федот Емельевич? – ошалел вице-президент. - Он же, если мне не изменяет память, биолог-зоолог-эмбриолог-иммунолог-физиолог и патолог, а Вы у нас проходите по отделению общественных наук! Вы же философ, так сказать.
- Какое это имеет значение?! – вспылил Федот Емельевич. – Я тоже, как и Мечников, перевернул в своих работах представление о возможностях человека, и поэтому имею право на счастье в виде признания заслуг! Помните мою нетленку «Советский человек»?
- Конечно, помню, - вице-президент встал и попятился к окну. – И что же?
- Что «что же?» - неумолимо приближался к нему Федот Емельевич. – Я в ней с самого начала предупреждал, что добром это не кончится!
- Что «не кончится»? – вице-президент раздвинул ставни, чтобы, в случае чего, закричать и позвать «на помощь!».
- Не корчите из себя склеротика! – Федот Емельевич вдруг обмяк и плюхнулся в вице-президентское кресло. – Это заигрывание с гнилозубым Западом. Лично Вы со своими так называемыми макроэкономическими исследованиями причинили вреда великому советскому государству больше, чем американское ЦРУ. Мой «советский человек» был невыносимо, страшно, ужасно счастлив, покп его не подорвали изнутри такие отщепенцы, как Вы!
Федот Емельевич поднялся и, пошатываясь, вышел из кабинета, швырнув дверь так, что ничего не понимающего вице-президента подбросило на подоконник, и он чуть было не вывалился на заснеженную мостовую.
***
Федот Емельевич, тем временем, отправился улучшать свою природу к старом корешу и тоже академику Филиппу Филипповичу Дневальному, который взял у него взаймы пятьсот рублей и уже целых два дня не отдавал. Дверь открыла жена, подслеповатая старушка с признаками первичного паркинсонизма. Ворвавшись в кабинет друга, Федот Емельянович завизжал.
- Ты что, Филипыч, думаешь, я буду всю жизнь терпеть твои выходки? Я тоже имею право на полновесное счастье, а не на постоянное выбивание из тебя долгов! Гони сюда пятьсот рублей плюс еще тыщу в виде процентов, а не то оприходую тебя вот этой штукой! – И Федот Емельевич затряс массивной деревянной тростью с секретом в виде фляжки с неизменным армянским коньяком «Меч Давида».
От расправы скрюченного на диване Филипыча спасла кроличья такса. Она вгрызлась в штанину гостя и тот, огрев ее тростью, ретировался, шарахнув дверью так, что с рабочего стола академика рухнула на мраморный пол бутылка «Зеленой марки», но чудом уцелела.
(Надо заметить, что Филипыч позаимствовал у друга впервые в жизни, и то по большой нужде: ушел в запой, а денег на опохмелку не было, так как пенсия главного научного сотрудника и стипендия академика уходили на реабилитацию внука-наркомана.)
***
Вот уже полгода Федот Емельевич пребывает в элитной психиатрической лечебнице с видом на лебединое озеро. Ее постояльцы (бывшие слушатели профессора Екимова) счастливы если не на сто, то уж на девяносто пять процентов точно. Они поют веселые детские песенки, играют в оловянных солдатиков, резвятся в песочнице размером с теннисный корт, лепят из пластилина куколок и собачек.
Екимов, между тем, стал мировой величиной, на его лекциях по ортобиозу яблоку негде упасть, а труд профессора Мечникова «Этюды о природе человека» скачивается в Интернете со скоростью света.
ЖИЗНЕННЫЕ ПРИОРИТЕТЫ
- Карэн, а что еcть оcновное в нашей жизни?
Этот нелепый вопроc прозвучал из ее уcт cтоль иcкренне, что я пообещал разобратьcя.
И вот результаты, к которым я пришел на оcновании анализа данных поиcковых cиcтем Рунета.
(Цифры не могут оставаться неизменными, но их движение в ту или иную сторону на общую расстановку не влияет.)
***
Cамое оcновное в нашей жизни - это наша Родина – «Роccия».
Чиcло обращений к ней cоcтавляет 498 миллионов cтраниц.
Мы были и оcтаемcя общинной cтраной, а потому без благоприятелей нам никак нельзя. Верные «Друзья» (407 милилонов cтраниц) прочно удерживают второе меcто.
Замыкает тройку «оcновного» cобcтвенно оcнова оcнов – «Жизнь» (265 млн.). Почему же она всего лишь третья? Очевидно, в силу своей преопределенности. Жизнь, как ею не крути и на какое место не ставь, была, есть и будет.
Полноценная жизнь предполагает потомство, поэтому «Дети» идут cразу вcлед за «Жизнью» - 238 миллионов cтраниц.
Жизнь и дети требуют материальной подпитки. В силу этого «Деньги» занимают почетное пятое меcто - 217 миллионов cтраниц.
Грош цена вcем этим оcновным ценноcтям, еcли нет здоровья. Везде и вcегда пьют первым делом за него, но вcе-таки «Здоровье» примоcтилоcь за «Деньгами» - 197 миллионов.
Хорошее здоровье зиждетcя на уверенноcти в завтрашнем дне, поэтому тема конца cвета продолжает волновать людей. «Что же c нами cо вcеми будет»? (И, главное, когда?) «Конец cвета» на cедьмом меcте - 162 миллиона cтраниц.
А где же «Любовь», cпроcите вы? Отвечаю - за «cекcом». Прозаичный «Cекc» cо 154 миллионами cтраниц потеснил романтическую «Любовь» (147 млн.), которая, в cвою очередь, оказалась cильнее всепоглощающей «Влаcти» (112 миллионов).
Такова деcятка оcновного.
***
Далее, опять же по моим данным, раcположилиcь cледующие ценноcти.
- Победа (87 млн.)
- Уcпех (72 млн.)
- Cмерть (72 млн.)
- Путин (66 млн.)
- Cчаcтье (61 млн.)
- Бог (52 млн.)
- Cмыcл жизни (47 млн.)
- Убийство (45 млн.)
- Золото (43 млн.)
- Враги (30 млн.)
- Ленин (21 млн.)
- Богатство (16 млн.)
- Сталин (13 млн.)
- Гитлер (12 млн.)
- Дьявол (12 млн.)
- Несчастье (8 млн.)
- Наполеон (6 млн.)
- Неудачник (6 млн.)
По одному миллиону наcкребли «Медведев», «Македонский», «Чингисхан» и «Рузвельт».
***
- Карэн, так что еcть оcновное в нашей жизни?
***
Из предложенных мной вариантов она отдала предпочтение «Деньгам», так как дачное строительство безжалостно съедало остатки накоплений.
ЖИЗНЬ ПО ДОВЕРЕННОСТИ
- Ты живешь по доверенности! - Он причмокнул, дважды зевнул, четырежды икнул и троекратно чихнул. - Заверни-ка куриную ножку в лаваш и обмакни в кетчуп calve баварский первой категории. Та-а-ак, хорошо. Моими тачками рулишь по доверенности. Гаражи - тоже на мне.
Не перебивай! Заруби на своей нюхалке, что процесс перемалывания куриной конечности должен занимать не менее восьми минут, а с учетом икания и чихания - все пятнадцать. Ты что, Похлебкина не читала?
Ну-с, продолжим. Коттеджи - все мои. И мебеля в них. А ну-ка, плесни мне еще «беленькой». Вообще-то я не пью, вот только прикончу этот зловонный «Парламент», и баста! Ну-ка, смастери мне в пивной кружке «ершика». Бутылочка «Stella Artua» нежится в холодильнике.
Та-ак, нормальный ход. Чего творишь? На скатерть пролила! Вот так всегда! Это все твои неумелые руки!
Так-разэдак, на чем я остановился? Да, вспомнил.
Квартиры, пентхаузы, унитазы в них - все до единого, родненькие, в моей правовой собственности! Ну-ка, плесни еще горькой. И пивком сдобри. А с гарниром у тебя опять не выгорело. Пересолила! Влюбилась, что ль? Хотя кому ты нужна...
Ну-ка, подложи мне еще пяток-десяток сарделек. И кетчупом полей обильно, от души. Хотя есть ли она у тебя, душа... Как там гусь в духовке? Пока он расправляет крылышки, слетай-ка на балкон и приволоки ящик «Стелки».
Так вот, все как есть мое, понятно тебе? А ты живешь, как пить бросить, по доверенности.
А еще на мне:
- электробритва «Philips series 8200»;
- обогреватель «DeLonghi TRS W 0715»;
- печь СВЧ «Panasonic NN-GS597M»;
- электроутюг «Bosch. Пароувлажнение. Рабочая поверхность: керамика (Palladium glissee), мощность: 2000 Вт! Постоянная подача пара (паровой удар 60 г/мин), самоочистка»;
- пылесос с мешком для сбора пыли
«Electrolux ZXM 7030 MAXimus»;
- электрическая ультразвуковая зубная щетка «Megasonex»;
- «патефон «ПТ-3» 1955 года выпуска;
- ножик «Victorinox Classic + фонарик Maglite»...
Во-во, эти и прочие прелестные штучки в моем владении, пользовании и распоряжении. А еще за мною числится серебряная чайная ложка «Вензель», а кроме нее...
***
Он говорил и говорил. И не один. В палате N 6 «Царь Иван Грозный» зачитывал вслух очередное послание князю Андрею Курбскому. «Граф Александр Суворов» комментировал узловые моменты перехода через Альпы. «Император Александр II» редактировал Манифест об отмене крепостного права. «Фюрер Адольф Гитлер» распалялся в мюнхенской пивной «B?rgerbr?ukeller». «Майор Денис Евсюков» визгливо изображал оттопыренным указательным пальцем «пиф-паф».
В спецзаведении для съехавших с катушек нуворишей подходило время ужина, а их жены тем временем жили на воле по доверенностям.
ЖИЗНЬ ЦЕНОЮ В МИЛЛИОН
«Правительство Российской Федерации выделит семьям погибших в результате террористического акта по одному миллиону рублей, тяжело раненым - по 400 тысяч рублей, а тем, кто получил в результате взрыва легкие ранения, - по 200 тысяч рублей».
***
«Правительство Российской Федерации выделит семьям погибших в результате аварии на шахте по одному миллиону рублей, шахтеры с тяжелыми травмами получат по 400 тысяч рублей, горнякам с легкими ранениями выделят по 200 тысяч рублей».
***
«Правительство выделит семьям погибших в результате ...».
«Правительство выделит семьям погибших в результате ...».
По одному миллиону рублей.
***
Жизнь ценою в миллион. Рублей. Примерная стоимость «Nissan Teana» в базовой комплектации или элитного мобильного телефона «Vertu Consellation Quest» с корпусом желтого золота.
Или первоначальный взнос по ипотечному кредиту. Или среднемесячный доход ректора столичного вуза (популярного телеведущего). Или 1/42 годовой зарплаты (1, 4 миллиона долларов) и 1/240 годового бонуса (6 млн. евро) председателя правления ОАО «Газпром». Нашего, как уверяет реклама, «национального достояния».
***
Американской бабульке Стелле Либек компания «McDonald’s Corporation» выплатила компенсацию за пролитый на живот и бедра кофе в размере двух миллионов девятисот тысяч долларов. Жизнь человека в «Новой Великой России» оценивается в сто восемьдесят пять раз дешевле.
***
Статья 20 Конституции Российской Федерации, пункт первый:
«Каждый имеет право на жизнь».
Жизнь ценою в миллион. Рублей.
ЗА ЧТО?
(Посвящается выходу книги журналиста Анны Политковской, убитой 07 октября 2006 года.)
Эта первая книга Анны Политковской, вышедшая в России. Она так и называется - «За что?». «За что меня убили?» – спрашивает Анна. Презентация сборника, подготовленного и выпущенного ее близкими и коллегами, прошла в Москве, в «Горбачев-фонде», 30.05.2007, и в тот же день прозвучала на волнах Радио Свобода.
Карэн Агамиров:
В это объемное тысячестраничное прекрасно оформленное издание вошли законченные и незаконченные репортажи Анны Политковской, комментарии ее выступлений со стороны официальных лиц, воспоминания о ней близких людей, реакция российской и мировой общественности на убийство журналиста. Нашлось место и для лирических очерков. «Опять вечер. Поворачиваю ключ в двери - и… Ван Гог летит мне навстречу отовсюду и всегда. Как бы живот не болел, как бы крепко ни спал, чего бы не ел… Источник любовного перпетуум-мобиле. Все бросят, все надуются на тебя - собака любить не перестанет». У микрофона «Горбачев-фонда» его основатель.
Михаил Горбачев:
Мы сегодня просто должны поблагодарить всех, кто так хорошо поработал, поднатужился, быстро сделали эту книгу. Анна уже ушла от нас, но она остается с нами. Это очень важно, чтобы мы о таких людях не забывали, помнили. Важно, чтобы мы знали о них больше, ибо это так важно в стране, которая меняется, ищет свой путь, а у нас это постоянное занятие и, наверное, надолго, если не навсегда, то такие люди как Анна, которые в любую погоду, при любых ситуациях сохраняют цельность, сохраняют честность, нравственность и прямоту. В них нужда большая, может быть, сейчас еще больше, чем она была тогда, когда все это ею писалось. Потому что как только мы стоим накануне каких-то новых событий, то у нас такой раздрай происходит.
Карэн Агамиров:
Александр Политковский вспоминает:
Александр Политковский:
Когда-то мы, попав на первый разговор с одним олигархом, Анна приехала вся в слезах. Мы с ней долго-долго вечером беседовали и дошли до того, что понятно, что на нашу семью собирается информация. Сегодняшняя политическая реальность, некий исторический спам, вирус Троян проник в какой-то компьютер российской истории, но он проник, и с ним надо бороться.
Карэн Агамиров:
«А тем временем страну опять понесло. Налицо новый милитаристский угар: по иронии судьбы именно всю прошедшую неделю, пока шли заседания по «материнским искам», общество то дружно хлопало в ладоши, что наших солдатиков отправляют на сербско-косовскую войну, то радовалось, что министр внутренних дел издал приказ о нанесении превентивных ракетных ударов по Чечне и остановка за одним – «моральным правом» их нанести... Кто помнит осень 1994 года - тот все это уже проходил... Нет, не скифы мы - мы просто уроды. Хлебом не корми - подкинь пищу развращенным мозгам - новые гробы, свежие могилы, осиротевшие матери, бесконечные суды, застарелые долги».
Карэн Агамиров:
Сын Анны Политковской - Илья.
Илья Политковский:
Мне очень приятно, что эта книга продается в России, в Москве. Ее видят мои друзья в самых неожиданных местах, например, в «Ашане», что меня очень сильно удивило, и в подземных переходах.
Карэн Агамиров:
Сестра Анны Елена Кудинова.
Елена Кудинова:
Я безумно рада, что ее книга появилась на русском языке в России, поскольку до этого, в основном, все книги выходили только за рубежом. Но самая главная моя боль - это то, что до сих пор мы не имеем никаких сведений от следствия, хотя прошло уже больше полугода.
Карэн Агамиров:
«Так что же я, подлая, делала? Я лишь только писала то, чему была свидетелем. И больше ничего. Намеренно не пишу обо всех остальных «прелестях» избранного мною пути. Об отравлении. О задержаниях. Об угрозах в письмах и по Интернету. Об обещаниях убить по телефону. Думаю, что это все мелочи. Главное - иметь шанс делать основное дело. Описывать жизнь, принимать в редакции ежедневно посетителей, которым больше некуда идти со своими бедами: их отфутболили власти, то, что с ними случилось, не вмещается в идеологическую концепцию Кремля, и поэтому рассказы об их бедах не могут появиться практически нигде, ни в одном издании, кроме нашей газеты, именуемой «Новой газетой».
Из «Эпитафии» 16-летней девочки Марии Протасовой:
Нет души - сплошное тело.
Есть живот, но нет живого.
Наступают люди дела,
Исчезают люди слова.
ЗАВЕРШИТЬ ЧЕЛОВЕКА
- В течение следующего месяца мы должны завершить этого человека.
Четверо мужчин в черных костюмах и белых сорочках восседали за огромным дубовым столом. Отлитые в бронзе лица мало напоминали человеческие. Скорее, это были безжизненные маски статуй.
- Подготовительная работа была проведена блестяще, настало время для завершающего аккорда.
Говоривший достал из нагрудного кармана допотопный «Nokia 2100» и отжал кнопку быстрого вызова.
- Докладываю, господин Председатель, что дело, которое Вы приказали взять под контроль, вскоре будет завершено. Об окончательном результате я Вас немедленно проинформирую.
Затем он встал и отчеканил.
- Завершение этого человека поручаю Вам, генерал Хряпа. Генерал Калюжный провел мастерскую операцию по разрушению его личной жизни, генерал Протасов точно рассчитал время нанесения удара по финансовой базе, а генерал Макеев виртуозно изолировал товарища от внешнего мира.
Способ завершения этого человека оставляю на Ваше, Хряпа, усмотрение, но он должен быть, как обычно, абсолютно нетранспарентным.
Все встали и покинули полутемную комнату с отделкой из древесины грецкого ореха.
ЗАГАДКА ЭДУАРДА ЛИМОНОВА
Он вынырнул из подворотни Тверского бульвара так стремительно, что проходившая мимо старушка споткнулась и зачирикала подбитым воробьем.
- Несутся, словно черти-депутаты на послание Президента Федеральному Собранию.
Писатель пробормотал извинение и, оживленно жестикулируя сопровождавшим его двум молодым людям (разъясняя, очевидно, стратегию и тактику революционной борьбы в условиях загнивающей демократии), затянул их в уличный водоворот.
Я смотрел им вслед.
- Вы его знаете? - женщина потянула меня за рукав плаща, и мой старый серый друг закряхтел отставным министром. - Знакомое лицо. Кажись, я его видела по телевизору в каком-то бандитском сериале.
- Это Эдуард Лимонов, писатель и общественный деятель.
- А-а-а, точно, читала я его фельетоны. Хорошо пишет, понятно. Потому как сам отсидел за бунт. Слыхивала я от алкаша Никодим Захарыча из пятого подъезда, что он готовил революцию где-то на Кавказе или на Кубе. Вообще, Лимонов - это загадка.
Вот зачем он полез в политику? Сидел бы на своих Елисейских полях и писал про любовь. А то подавай им всем парламент и власть. Молодец Путин, ушел с Президентов в Премьеры, и затих. А когда опять станет Президентом, то возьмет всех этих чиновников-нехристей в ежовые рукавицы и вздернет Россию на дыбы!
А еще, скажу я вам, люблю я в это время по грибы ходить, особенно если потом их зажарить с картошеч...
Я в ужасе отпрянул от старушки с загадкой от Эдуарда Лимонова.
ЗАМЕЩЕНИЕ ПО ФРЕЙДУ
Злой водитель троллейбуса захлопнул дверь прямо перед носом восьмидесятитрехлетней Натальи Семеновны, инвалида второй группы, ветерана Бабаевской кондитерской фабрики.
Она отпрянула от «рогатого», поскользнулась и завалилась на спину.
К счастью, ее подхватил электрик местного ДЭЗа из Джалал-Абада Курманбек. Тот, что «понаехал».
Старушка поохала-поахала, высказала Курманбеку благодарственные слова и присела отдышаться на лавочке остановки. Наталья Семеновна, одинокая женщина, потерявшая в авиакатастрофе мужа, дочь и троих внуков, доживала свой печальный век в однокомнатной малогабаритной и направлялась в аптеку за корвалолом. Ночью ей стало плохо, а сейчас сердце вообще защемило так, что она уже мысленно приготовилась воссоединиться со своими родными.
Что же это за водитель такой злой? Почему не пустил ее?
Наталья Семеновна вспомнила, как прошлым летом на этой же улице ей подставил ножку мужчина в шляпе, она грохнулась в лужу, а «шляпа» с диким хохотом драпанула прочь.
Отчего это некоторые люди как звери?
***
Неведомо было Наталье Семеновне, что и дядька в шляпе, и водитель троллейбуса выместили на ней, безвинной, свою ненависть к тещам, которые измывались над ними всю жизнь.
«Вот, получай!!!» - злорадствовали они, представляя на месте этой ангельской старушки свою ненавистную.
Замещение по Фрейду.
ЗАСТУПИТЬСЯ ЗА СТАРУШКУ
Сергею Махнаткину, заступившемуся во время акции протеста оппозиции 31 декабря 2009 года за пожилую женщину, 9 июня 2010 года Тверской районный суд Москвы вынес обвинительный приговор - два года и шесть месяцев лишения свободы.
***
31 декабря, в канун Нового, 2010 года, около шести часов вечера Сергей Махнаткин шел по Триумфальной площади столицы. Он направлялся к знакомым на встречу Нового года. В пакете - бутылка шампанского и банка икры. Как раз в это время здесь же, на Триумфальной, проходила ежемесячная акция протеста оппозиции за соблюдение 31-ой статьи Конституции, гарантирующей гражданам Российской Федерации право «собираться мирно без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование». Милиция, по обыкновению, мяла бока манифестантам, и Махнаткин заступился за пожилую женщину.
***
Рассказывает очевидец события, постоянный участник акций протеста-31, член фракции Объединенного гражданского фронта (ОГФ) «Свободные граждане России»
Татьяна Кадиева:
Махнаткин вступился за члена ОГФ Вавилову Раису Федоровну, которую, схватив за шею и за руки, тащили в автобус. Он сделал замечание сотрудникам правоохранительных органов, за что был задержан тоже. В автобусе его приковали наручниками к автобусной стойке, душили и избивали пятеро сотрудников правоохранительных органов из 2-го оперативного полка милиции. Я была в этом автобусе и видела все, что происходило с Махнаткиным. Все присутствующие могут подтвердить, что он никого не бил.
***
Однако именно Сергей Махнаткин из потерпевшего стал обвиняемым. Ему инкриминировали часть вторую статьи 318 Уголовного кодекса «Применение насилия в отношении представителя власти». Санкция по этой статье (в то время) – от пяти до десяти лет лишения свободы, и 9 июня Тверской районный суд Москвы вынес приговор Сергею Махнаткину - два года и шесть месяцев лишения свободы. Старший помощник прокурора Тверской межрайонной прокуратуры Москвы Л.А. Сергуняева великодушно просила суд назначить наказание ниже низшего предела, так как сержанту милиции 2-го милицейского полка Моисееву Махнаткин нанес легкие повреждения - головой в нос и кулаком в лицо, повлекшие повреждение носа и образование синяка под левым глазом. Пострадавшего сержанта, кстати, на суде не было. К свидетелям защиты, убеждавшим, что не Махнаткин дрался с милицией, напротив, били как раз его, судья Тверского районного суда А.Б. Ковалевская не прислушалась.
***
Татьяна Кадиева:
Все показания свидетелей сочли недействительными, Судья вообще заявила, что жители Москвы могут не ходить в милицию и не свидетельствовать, их показания не считаются.
***
В интервью Радио Свобода ситуацию с Сергеем Махнаткиным прокомментировал бывший следователь по особо важным делам ряда областных прокуратур, ныне адвокат Владимир Волков.
Владимир Волков:
Если есть свидетельские показания о том, что этот человек не нарушал общественного порядка - напротив, вступился за пожилую женщину, которую избивали или необоснованно пытались задержать сотрудники милиции, то он является потерпевшим. А своей акцией устрашения против данного гражданина власти пытаются показать обществу, что они готовы установить в стране тоталитарный режим - чтобы никто не мог никогда и ни при каких обстоятельствах отстаивать свою честь и достоинство. Сотрудники милиции должны быть привлечены к уголовной ответственности. Но сотрудникам милиции, ОМОНу сейчас даны такие права... Власть заинтересована заткнуть людям рот.
***
Председатель совета правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов назвал приговор Сергею Махнаткину «драконовским».
***
Сергей Махнаткин - прохожий и заключенный.
ЗДОРОВО, БРАТАН!
Звонок на мобильный.
- Здорово, братан!
- Здорово! - отвечаю.
- Ну давай, покедова.
- Давай.
Случаются же на свете странные вещи.
ЗДОРОВЫЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ
- А я за полчаса до отбоя выпиваю стакан теплого пива и сплю как убитый.
- А я за обедом выпиваю три бокала красного вина и чувствую серьезный прилив сил.
- А я перед ужином выпиваю сто граммов виски, и усталость как рукой снимает.
- А я выкуриваю сигарету натощак и с аппетитом завтракаю.
- А я по выходным оттягиваюсь с девочками по вызову, и полученного заряда энергии хватает на всю неделю.
- А я после работы захожу с друзьями в зал игровых автоматов, и душа рвется в небесную высь.
- А я люблю нашу власть, и поэтому всегда в приподнятом настроении.
- А я …
***
Рейтинг телепередачи «Здоровый образ жизни», выходящей на Президентском канале, растет день ото дня (особенную популярность она завоевала в молодежной среде), а ее финансовая база, основанная на капитале алкогольно-табачного рынка, секс-индустрии и подпольного игорного бизнеса, как никогда прочна.
И БЕРЕМЕННЫМ ЖЕНЩИНАМ
Столичный метрополитен. Час пик.
«Уважаемые пассажиры! Уступайте места инвалидам, пожилым людям, пассажирам с детьми и беременным женщинам!».
Я внимательно вглядываюсь в стоящих граждан и, не обнаружив отмеченных в объявлении категорий, продолжаю с чистой совестью шлепать на смартфоне очередную галиматью для этого сборника.
На станции «Ленинский проспект» кто-то заходит, кто-то выходит. Я продолжаю свое дело, как вдруг...
- Да как ты смеешь?!
Завораживающая сцена: молодой человек с наружностью выпускника Гарвардского университета уступил место ввалившейся в вагон даме-тяжеловесу с огромным красным рюкзаком за могучими плечами, и она возмущена.
- Я тебе что - инвалид?! Или старуха?! А может быть, беременная?! И не надейся! Я с таким обормотным пентюхом, как ты, на пушечный выстрел не лягу.
Туша приняла боксерскую стойку, и «гарвардцец» плюхнулся на место, прикрыв лицо элитным кожаным портфелем от «Piquadro».
- А-а-а, заструился, лох канифольный? - нависла она над ним. - Думаешь, раз костюмчик с очками нацепил, то все можно?! Я еще тебя переживу, интеллигентишка вафельный! Мой сынулька Миколка из-за таких, как ты, паразитов гнилозубых, сидит пожизненно седьмой год в «Полярной сове». Такие, как ты, швали халтурные, все места в университетах и офисах скоммуниздили, а таких, как мой светлоокий мальчонка, такие, как ты, чмо подзаборные, сбросили на дно жизни и довели до вынужденного мочилова таких крысоедов абортных, как ты. Но подожди, придет наше время, и мы еще покажем таким глистным инвазиям, как ты...
«Гарвардец», красный под стать рюкзаку Миколкиной мамки, вскочил и стрелой вылетел из вагона, а я бросил на третьем абзаце «Сверхчеловеков и карликов», чтобы успеть до моего «Ясенево» записать то, что увидел.
И ОНА ПОДНЯЛА ГОЛОВУ
(Из «Воспоминаний и размышлений» маршала Г.К. Жукова)
«В Медыни я действительно никого не обнаружил. Только одна старая женщина что-то искала в развалинах дома, разрушенного бомбой.
- Бабушка, что вы тут ищете? - спросил я.
Она подняла голову. Широко раскрытые, блуждающие глаза бессмысленно смотрели на меня.
- Что с вами, бабушка?
Ничего не ответив, она снова принялась копать. Откуда-то из-за развалин подошла другая женщина с мешком, наполовину набитым какими-то вещами.
- Не спрашивайте ее. Она сошла с ума от горя. Позавчера на город налетели немцы. Бомбили и стреляли с самолетов. Эта женщина жила с внучатами здесь, в этом доме. Во время налета она стояла у колодца, набирала воду, и на ее глазах бомба попала в дом. Дети погибли. Наш дом тоже разрушен. Надо скорее уходить, да вот ищу под обломками - может, что-нибудь найду из одежды и обуви.
По щекам ее катились слезы. С тяжелым сердцем двинулся я в сторону Юхнова».
И ТУТ ПРИШЕЛ ОТЕЦ
Я опять вошел в «штопор». Сколько раз зарекался не доводить до этого, и вот новый срыв, случившийся в новогодние праздники.
Пили с соседом на даче, и все бы ничего, если бы не утренний опохмел. И ведь знал, что опохмел - прямой путь к запою. И я знал, и он знал, но опохмелились. И понеслось! Пили два дня. Похмелялись и пили, пили и похмелялись. Пусть иногда и закусывали. А на третий день наступило то состояние, которое называется «штопором». Это когда ты так основатеьно влез в бутылку, что не хочешь пить, и не можешь уже пить, а пьешь, потому что надо. НАДО. Потому что ты ушел в запой. Ты ввошел в «штопор».
Тяпнешь, выйдешь из «штопора» на двадцать минут, но вот тебя опять «штопорит», и надо залить по новой.
В перерывах, чтобы не уйти в «отключку», звонили мы всем подряд. В этом состоянии особенно тянет на общение с народом. О чем? А вы думаете, мы помним? С кем? Тот же ответ.
Утром четвертого дня, опять же накатив с утра сто пятьдесят, поплелся я домой в Москву. Перекатил поле и, конечно же, не прошел мимо станционного магазинчика, так как «штопор» опять провернул башку в пузырь. Продавщицей здесь сегодня Лидуся, а помогает ей дочка Юлек. Лидуся - бывший старший научный сотрудник разворованного физического института, а Юлек - старший экономист убитой швейной фабрики. Тоже, понятное дело, бывший (экономист).
Взял я «Зеленую марку», бутылочку «Невского» и три сырые сардельки. Купил билет, сел в вагон и немедленно, прямо из горла, накатил. И лакирнул пивком. Рубанул полсардельки и задремал. И тут явился мой покойный отец.
***
Подошел он и ка-а-ак треснет меня по макушке. Я привскочил, а он сел напротив.
- Ты думаешь, я умер? Как бы не так. Я приглядываю за вами. Твои брат и сестра вроде как в норме, а с тобой что-то не то.
- Отец, да брось ты! Все путем. Ну, расслабился слегка. - Я хотел было сделать глоток, но получил по рукам, и «Зеленая марка» зарделась.
- Что «брось»?! Как это «слегка»?! Почему заливаешь четвертый день? Почему похмеляешься? Мы что, дачу для пьянок строили?
- Ну, вышло так, - прогнусавил я, - захотелось зимней экзотики, вот и рванул на дачу. Но пили-то мы не на нашей, а у соседей, у них ведь зимний дом.
- А что, ты летом на нашей не пьянствуешь?
- Так ведь все этим делом не брезгуют, не один я. На природе, так сказать, сам Бог велел...
- Ты Бога не трожь! - Отец, как бывало в озорном детстве, влепил мне щеля. - Ты что забыл, что пьяницы не наследуют Царства Небесного?
- Да нет, помню, - пробомотал я, суетливо потирая щеку. - Просто я … - Тут меня замутило и вывернуло на пол.
- Вот видишь, до чего ты докатился! - Отец достал из кармана пальто пластиковый стаканчик.
- Давай, пей, а то помрешь еще раньше срока.
Трясущимися руками наполнил я емкость, залпом вогнал в себя вожделенную влагу и хотел было лакирнуть это дело «Невским», но оно испарилось!
- Сколько раз я тебе говорил: не запивай водку пивом! - На вот, возьми. Отец протянул мне невесть откуда взявшийся соленый огурец, и я враз схрумкал его. - Добьешь эту «зелень», и давай завязывай. Впереди у тебя большие дела. Водка погубит их вместе с тобой.
Мне заметно полегчало, и я хотел было расспросить отца о том-нашем свете, и какие такие великие дела меня ждут, но он исчез!
***
- Гражданин, предъявите билет! Кондукторша a la Николай Валуев пнула меня дынеобразным кулачищем в солнечное сплетение, и я пробудился, судорожно хватая ртом воздух. «Зеленая марка» прилипла к моему распухшему брюху.
- Вы что, не знаете, что пьянствовать водку в общественном месте не положено?! - сверкнула она глазищем размером с крышку от трехлитровой банки.
- Да разве это «пьянствовать», - оправдывался я, протягивая билет. - Это, как говаривает мой друг-художник Волк, для поправки пошатнувшегося здоровья.
- Это тот самый волк из «Ну, погоди» что-ль? - разинула необъятную пасть великанша.
- Да нет, фамилия у него такая. Волк Владимир Алексеевич, заслуженный художник России, папа Ирины Волк, известной телеведущей и «милицеской»...э-э-э...теперь уже «полицейской» красавицы. Когда мы с Волком выпиваем в его логове на «Речном вокзале», то завсегда…
- Ну вот что, волчара, зарычала гулливерша. - Смотри, не проспи конечную, а то окажешься в «отстойнике», а там уж я тебя отделаю по первое число! - Она сатанински загоготала, отечески хлопнула меня по плечу, и я завалился на бок с отваливающейся печенкой.
***
«Москву Савеловскую» я не проспал. Добил «Зеленую марку» под аккомпанент сырых сарделек и написал этот рассказ, а через две недели бросил пить, так как меня захватили «большие дела».
ИДИОТЫ В НАУШНИКАХ
Сколько их развелось, этих идиотов в наушниках. Зайдет такой (такая) в вагон метро или наземный общественный транспорт, и все должны слушать жуткий вой из дешевых затычек.
Как бороться с этими «music lover»?
ИЗ ПАРТОРГОВ – В ПРОФОРГИ
Я был старостой и комсоргом в школе, секретарем комсомольской организации издательства «Юридическая литература», секретарем партийной организации Всесоюзного института повышения квалификации работников печати СССР. В 2009-2011(вплоть до вынужденного увольнения) – первым и последним председателем профсоюзной организации российских работников Радио Свобода, созданной мной впервые за всю историю этой радиостанции в целях защиты от произвола американского работодателя (в итоге именно за профсоюзную деятельность меня и выжили со «Свободы», в эфире которой я барахтался двадцать два года).
Мне всегда нравилось работать с людьми. Абсолютно бесплатно. Более того, за свой счет. От души помогать им, защищать по мере возможностей от своеволия начальства. Сам я начальником никогда не был и не хочу им становиться. Я не умею подсиживать и гадить, а это непременное качество «серьезного» начальника. Я не умею воровать, а не ворующий начальник – это такая же редкость, как славная теща. Я не умею давить на людей, а добросердечный начальник должен быть занесен в Красную книгу.
Меня начальство никогда не любило. Боялось и уважало как опасного врага – это да, но не принимало. Я не «их» и уверен, что среди внимающих этим строкам таких, как я, - большинство.
«Мы» тоже далеко не белые и пушистые, совсем не святые, но «мы» все равно лучше. «Мы» сильнее, и не только потому что «нас» больше, но и потому что за «нами» – Правда, за нами – Жизнь, за нами – Свет. «Они» служат Мамоне, а значит Дьяволу, а «мы»… Я не знаю, кому «мы» служим. Кто из «нас» служит Богу, кто сам себе, кто своей семье. Но что я знаю твердо, так это то, что «мы» - не «они», как и «они» - не «мы».
Кто-то из «нас» не удерживается от искуса и переходит к «ним». Ничего страшного, это случается, это не беда. «Мы» все равно остаемся в большинстве. «Нас» не только «здесь», но и «там» намного больше, чем «их».
Знаете, что такое Ад? Это когда тебя определят на пару-тройку тысяч лет к «ним», и ты никуда не сможешь сбежать. С работы или из семьи, то есть «отсюда», ты можешь удрать от «них», а «оттуда» не получится.
Так что надо хорошенько призадуматься, прежде чем перебегать от «нас» к «ним».
ИЛИ АЛКОГОЛЬ, ИЛИ ЖЕНЩИНА
Он вполз в 769-ый и уселся, как и следовало ожидать, напротив меня. Жилистые длани его намертво сжимали «Охоту крепкую». Он должен был заговорить именно со мной (такова уж моя судьба), и он заговорил.
- Сегодня бухаю. Начал с пивка, а завершу водочкой под телек. А вот завтра до вечера ни-ни. Завтра Натаха ко мне придет.
- А что, при Натахе нельзя?
- Да нет, можно, она покладистая, только потом у меня ни хрена не получается. Хочется с ней поговорить за жизнь, и не до секса уже. Вот тут она обижается. Приходится выбирать - или алкоголь, или женщина.
- А после Натахи?
- После нее - сам Бог велел. Она ведь замужем. Так, наскоками бывает у меня, когда муж на дежурстве. Уходит, и я опять один. Как тут не бухать. Но только после этого дела. До любви - ни грамма.
ИМЯ НАМ – ЛЕГИОН
- Дорогие товарищи подонки! Друзья! Господа! Lady end gentleman!
Мы собрались сегодня здесь, чтобы подвести итоги минувшего четырехлетия. В своем кратком вступительном слове я приведу статистические данные, свидетельствующие о том, что наше дело не только живет и побеждает, но и не оставляет оппонентам даже малейших шансов на спасение.
Вы только вдумайтесь в эти цифры!
В Администрацию Президента Российской Федерации нам удалось кооптировать 2000, а в Правительство - 1000 членов нашего Движения - зубров управления и нанотехнологии.
В Государственную Думу нами осуществлена поставка 300, а в Совет Федерации - 250 мастодонтов законотворчества, аброгации, дерогации, оброгации и суброгации. В высшие судебные инстанции мы заслали 125 патриотов Фемиды-титаниды. В центральных средствах массовой информации окопались и орудуют с нашими физиономиями, языками и клавиатурами 12500 рыцарей словесной, образной и музыкальной disinformation.
Таким образом, сегодня мы можем твердо заявить: исполнительная, законодательная, судебная и информационная ветви власти соединены воедино в наших цепких щупальцах.
И ныне и присно и во веки веков!
(Все с сатанинским хохотом падают ниц и бьются лбами о гранитный пол.)
И пусть Президент, Председатель Правительства, Председатели Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного и Верховного судов, руководители федеральных СМИ формально не входят в наши ряды, но это никак не влияет на общую расстановку сил.
Возглавляемые ими структуры снизу доверху утрамбованы нашими стойкими бойцами, и они не за страх, а за совесть ведут Новую Великую Россию куда следует.
Как нас только не подначивает в своем злобном опусе «Портрет тирана» матерый антисталинист и отпрыск репрессированного революционера, арестовавшего в октябре 1917-го Временное правительство, г-н Антон Антонов-Овсеенко. «Дурак нынче в ход пошел!» - завистливо визжит он.
Согласно разработанной им классификации, во власти находятся «примитивные дураки», «молодые идиоты», «зрелые клинические идиоты».
Нет, дорогой товарищ, мы - не идиоты, мы - гораздо хуже, и ИМЯ НАМ - ЛЕГИОН! Пусть же этот лозунг на черном с пентаграммой и тетраграммой знамени нашего Движения пронизывает нас с глотки до мошонки, а наших врагов выворачивает наизнанку вдоль и поперек!
Юбилейный, шестьсот шестьдесят шестой Съезд Всероссийского Движения Подонков (ВДП) объявляется открытым!
(Все встают и завывают арию Мефистофеля из оперы «Фауст» Шарля Гуно.)
ИНГУШСКИЙ РАБ
Престарелый Сосланбек, дважды вдовец и отец троих безвременно ушедших детей, возвращался домой. Пенсионер, он продолжал вкалывать во Владикавказском строительно-монтажном управлении на улице Пожарского, 36, чтобы поставить на ноги осиротевших внуков: хохотушку Фатиму и «философа» Таймураза, не по годам вдумчивого и рассудительного малого.
Их родители, сын Сосланбека Зелим и невестка Аза встретили ужасную смерть под колесами «КАМАЗа» с пьяным водилой, оставив деду в утешение потомство.
Вот уже который год Сосланбек разрывался на части, но повсюду успевал: и зарабатывал тяжелым трудом, преодолевая возраст и сопутствующие ему болячки, и домашнее хозяйство вел искусно и от души.
***
Сосланбек был женат трижды. С первой спутницей жизни, черноокой златокурой Заремой как-то сразу не заладилось. Яркая и впечатлительная девушка, единственная дочь советских партноменклатурных чинов, она не мыслила жизни без чуждых мужу веселых обществ и застолий, на одном из которых ее горячее сердце разбил длинноногий кучерявый Гаджибаси, известный кутила и альфонс.
Сосланбек и Зарема развелись, а через год ее постигло горе: возлюбленного в порыве ревности искромсала кухонным ножом и расчленила топором одна из его многочисленных богатеньких пассий, сумасшедшая со стажем.
Вторая жена, мать Зелима, зеленоглазая жизнерадостная Наида умерла от рака, когда сынишке было три года. Сосланбег воспитывал мальчика вместе с сестрой, так и не устроившей личную жизнь.
Зелим вырос славным и статным малым. Окончил с отличием юрфак Владикавказского госуниверситета, стал адвокатом, купил квартиру, создал семью.
Сосланбек жил делами и заботами родных людей, а сам вдовствовал в однокомнатной клетушке, пока не встретил в Комсомольском парке ее. Она сидела на лавочке и плакала. Сосланбек тихонечко примостился рядом. Разговорились. Оказалось, что единственный сын, которого Рухсан любит больше жизни, подсел на адское зелье. А ведь ее Казихан так талантлив! Он обожает музыку, играет на хъисын фаендыр - осетинской скрипке, доставшейся в наследство от покойного отца, спившегося завхоза музыкальной школы, мечтает попасть в оркестр. И если бы не эта проклятая дурь...
Школьный друг Сосланбека, большой дока по этой части, занялся парнем, и через три месяца усиленного стационарного курса он пришел в относительную норму.
Сосланбек и Рухсан за это время убедились, что не могут жить друг без друга. Монтажник магистральных трубопроводов и труженица кожевенного завода сыграли тихую домашнюю свадьбу. Ее отпрыск был неподдельно рад за мать. Сосланбек определил подающего надежды в музыкальное училище, которое он закончил экстерном и с отличием. А потом сбылась его мечта - Казихан был принят в оркестр народных инструментов! Еще через год женился и, казалось, все встало на свои места.
Рухсан переехала к Сосланбеку, родила двоих детей, радовалась теплу семейного очага. Сосланбек был на седьмом небе от счастья. В уже почтенном возрасте он вновь обрел семью! Счастливый отец вставал к детям ночью, купал их, после работы стирал, кипятил и гладил с двух сторон пеленки, гулял с малышами.
Строительно-монтажное управление выделило многолетнему работнику трехкомнатную квартиру. Казалось, что жизнь удается. Но идиллия продолжалась до той поры, пока Казихан не сорвался. Он опять ушел в наркотический запой, из оркестра его выгнали. Казихан тащил вещи из дома ради желанной дозы. Жена сбежала от него на седьмом месяце беременности. Попытки вернуть непутевого к человеческой жизни на этот раз оказались тщетными. Не помогли ни увещевания, ни больница (он удрал из нее на третий день).
Рухсан сходила с ума. Она ведь воспитывала Казихана одна (пропойца-муж сбежал к рыночной торговке сразу после родов), отказывала себе во всем ради сына, и вот результат.
Дело дошло до того, что Казихан принялся вымогать у матери деньги. Получая отказ, он кричал в трубку и угрожал расправой. Перейдя от слов к делу, Казихан подкараулил ее у дома Сосланбека и на глазах прохожих жестоко избил.
Рухсан умоляла Сосланбега не давать делу хода, это же родной сын, пусть такой, какой есть, и он послушался, уговорил следователя.
А зря. Через месяц Казихан убил маму, сводных брата и сестру. В отсутствие Сосланбека он пришел к нему домой с тем же требованием наличных, а их у Рухсан действительно не было (семья еле сводила концы с концами). Тогда он вытащил охотничий нож и изрешетил подарившую ему жизнь и малышей, только-только вступивших в нее. До суда дело недошло – в следственном изоляторе Казихана задушил сокамерник.
Беда не приходит одна. Через неделю «КАМАЗ» под управлением нетрезвого перевозчика стройматериалов подмял под себя на пешеходном переходе старшего сына Сосланбека Зелима и его супругу Азу.
***
Сосланбек шел домой, погруженный в эти тяжкие воспоминания. Но вот он улыбнулся. Дед представил, как зайдет в квартиру, и Фатима с радостным визгом выбежит ему навстречу, а сдержанный «философ» скажет «Привет, дидяко». Потом он встанет у плиты, и через час дружная кампания сядет уминать не Бог весть какой, но ароматный и вкусный ужин.
Сосланбек сошел с тротуара, как вдруг его атаковал патрульный «УАЗ». Он успел отскочить в сторону, но задел боковое зеркало автомобиля. Сосланбек громко выругался. «УАЗ» остановился.
***
Фидар был единственным сыном в обеспеченной осетинской семье. Отец, крупный милицейский чин Казбек Фраев, с детства наставлял его храбрости, умению постоять за себя и добиваться поставленных целей.
Пацан с успехом воплощал отцовские наказы. Он выкидывал кошек с крыш домов, заляпывал непристойностями стены лифтов и домов, задирал сверстников и доносил на них учителям, отбирал мелочь и велосипеды у малышей.
За эти «подвиги» Фидара частенько поколачивали, развив в нем еще одно непременное качество «хозяина жизни» - свирепость дрессированного пса.
Отец пристроил его на юрфак, который он еле окончил, и вот он уже старший оперуполномоченный отдела уголовного розыска. Коллеги ненавидели Фидара и остерегались, так как он и на службе использовал проверенный метод продвижения - доносы и подхалимаж.
Дежурный по райотелу капитан Фраев сидел в том самом «УАЗе», задевшем Сосланбека. Следственно-оперативная группа возвращалась с места происшестия.
***
Лихой боец правоохранительного фронта вышел из машины и окликнул ветерана истово ментовским: «Эй, ты!». Вслед за ним к Сосланбеку подошли два упитанных коротконогих сержанта. Судя по акценту, это были выходцы из внутренних районов Грузии.
Улыбка вмиг соскочила с обветренных уст Сосланбека. Он боялся людей в милицейской форме пуще огня.
***
То этим «мздоимцам», как окрестил их Сосланбек, вздумается документы проверить, хотя знают его как облупленного. Покрутят-повертят паспорт, потом запихнут в машину, отвезут в отделение и продержат в «обезьяннике» законные три часа. В другой раз он им покажется нетрезвым. (Сосланбек страдал диабетом и не употреблял алкоголь вовсе.) Опять сцапают и свезут на освидетельствование.
- Руки в сторону!
- Руки вперед!
- Закрыть глаза и дотронуться указательным пальцем до кончика носа!
- Сделать десять приседаний!
- Произнести членораздельно «чле-но-раз-дель-но»!
Вдоволь наглумившись над ветераном, выкидывают с сердечным напутствием: «Когда-нибудь прищучим тебя, старая дырявая калоша-святоша!».
Доставалось от «мздоимцев» и внуку-сиротке. Как-то раз Таймураз с одноклассниками отправились на водную станцию. Там его друзья дернули пивка (Таймураз потягивал минералку «Кармадон») и пристали к парням из Заводского поселка. Завязалась драка. Таймураз в это время посапывал под тополем, так как ночью зачитался «Французской демократией» Пьера-Жозефа Прудона.
Появилась патрульная машина, и все разбежались, кроме Таймураза. Его, безвинного, разбудили и повязали. Оправдания «не пил», «не дрался» были отвергнуты, и «философ» после ночного пребывания в камере с уголовниками был отпущен и поставлен на учет в инспекцию по делам несовершеннолетних.
Блюстители правопорядка ущемляли школьника как могли. То положат на капот патрульного авто и повыворачивают карманы на предмет наличия наркотиков, то свезут в отделение для установления личности.
***
Сосланбеку нацепили наручники, запихнули в машину и отвезли в приграничный с Ингушетией Пригородный район. Здесь доблестная группа за шестьсот долларов продала его в рабство зажиточной ингушской семье.
В течение трех месяцев престарелый человек возделывал огород, чистил коровник, копал ямы, собирал сено, словом, выполнял за миску супа и двести граммов ржаного хлеба изнурительную работу.Ночлегом ему служил погреб сарая, который запирался хозяевами на амбарный замок.
В один день Сосланбек сбежал из плена. Вернувшись домой, он обратился с негодующим заявлением в городскую прокуратуру и … был немедленно препровожден в психиатрическую лечебницу. Здесь правдоискатель обнаружил десятки таких же бывших рабов. Они наперебой рассказывают друг другу и врачам страшные истории о похищениях, а доктора понимающе кивают и назначают «больным» прием соответствующих лекарственных препаратов.
***
Бывший старший оперуполномоченный угрозыска Фидар Фраев пребывает в соседнем отделении этого же медицинского учреждения. Как-то раз он устроил стрельбу в дежурной части, выкрикивая «Все менты - скоты!!!», ранил троих сослуживцев, был признан судом невменяемым и направлен на принудительное лечение.
Внуки Сосланбека, Фатима и Таймураз, находятся на попечении престарелой сестры пациента владикавказской психушки.
ИНДИКАТОР ПРОБЛЕМ
Она пристально посмотрела на меня и глухо выдавила.
- Вот сейчас приду домой, сынок, а там никого нет. Уже скоро двадцать пять лет полного одиночества.
- А где же Ваши родные?
- Сын с семьей, женой и двумя ребятишками, погибли в автокатастрофе, а муж не перенес этого и преставился через месяц. Инфаркт. А меня Господь все никак не призовет. Как Вы думаете, почему? Зачем и для кого я живу?
Она тяжело поднялась и вышла из автобуса. А я сопоставил все свои так зазываемые «проблемы» с тем, что довелось пережить этой женщине.
ИСПОВЕДЬ АДВОКАТА
- Адвокатом-то я стал от безысходности. Выгнали меня, значит, из ментовки за подлог, вымогательство с применением насилия и разврат на рабочем месте; надо было что-то искать. Побродил там, поколобродил здесь и вот наткнулся в сортире «Ростикса» на школьного приятеля. Его тоже из органов поперли. Только он, в отличие от меня, излишне щепетильный был. Честный малый, но дурак. Так ему начальство и сказало, потому что он ему не заносил ... ну, ты понимаешь. А не заносил, потому как сам не брал.
Словом, подбросили ему в трусы левый ствол и выкинули за милую душу. А потом он заделался адвокатом, потому что женился на дочке председателя известной коллегии, страшной, как жена спозаранку, и глупой, как баба на сносях.
Вот он на выходе из сортира и говорит: давай ко мне в бюро, не пожалеешь! Жизнь развернулась на сто восемьдесят, и теперь он в курсе, что к чему. От честного малого больше нет и следа.
Так мы с ним и залудили. Он сразу предупредил: адвокат – это посредник между стороной и судьей, и чем денежнее сторона – тем весомее ее шансы на успех. Задача защитника – найти контакт с судьей и определить степень его алчности: сколько ему надо занести для вынесения нужного решения или приговора.
Поначалу я стыдился и в итоге первые три процесса продул. Вроде правда была на стороне моих доверителй, а судейские решения рубили ее на корню. Мой шеф-одноклассник начал уже подозрительно поглядывать на меня - не вожу ли я его вокруг пальца? Может, беру с клиентов бабло и не делюсь ни с судьей, ни с конторой?
А я, несмотря на богатый в ментуре опыт по части взяток, просто не мог пересилить себя, подвалить к «Их Честям» и честно предложить услуги по откату.
Но вот наклюкался я как-то поддельного «Абсента» в перерыве заседания по делу о нарушении правил дорожного движения с причинением тяжкого вреда здоровью, набрался смелости и подвалил к товарищу в мантии с конкретным предложением, от которого он не смог отказаться. Вынес «Его Честь» нужный приговор, и все остались довольны. Подсудимый - мужик при хорошем бабле, отвалил через меня «Его Чести» на лапу сколько надо, умаслил пострадавшего, и дело окончилось условным наказанием. Ну, а я разжился классной тачкой (которую по пьянке грохнул в первый же день) и новой любовницей, Лариской-крыской, администраторшей фитнес-центра.
Вот так и пошли дела в гору! Теперь, как видишь, открыл свое бюро и натаскиваю профессии молодую поросль. Пацаны и девчата хваткие, дело знают. Носятся по судам, бабки делают мне, моей конторе и себе, любимым. А сам чаи-кофеи гоняю с атасными секретутками, да и в ус не дую. Житуха, брат!
ИСПОВЕДЬ ЗАВЕДУЮЩЕЙ БИОТУАЛЕТОМ
- Ох, достали же вы меня! Ходите и ходите. А если бы меня не было, что тогда? Вот то-то и оно. А кто из вас «спасибо» говорит, когда вылезает удовлетворенный? Да никто!
Нет, вру, были случаи. Как-то по весне алкашистый мужичок отблагодарил размашистым перегаром и огурчиком соленым угостил. Ему биотуалет для опохмелки понадобился.
Понимаешь, здесь у метро «Шаболовская» не тяпнешь, менты и чекисты шныряют туда-сюда, все ж таки поблизости Донской ставропигиальный мужской монастырь, а в него наш Президент частенько захаживает. Поговаривают, что он решил по окончании шестого шестилетнего срока остаться в нем навеки, чтобы диво дивное творить и освободить Россию от засилья Сатаны в обличье Запада.
Я как бывший доцент исторического факультета МГУ напомню тебе по большому секрету, что монастырь этот был основан аж в 1591 году в память чудесного избавления Москвы от нашествия крымского хана Казы-Гирея. Вот наш Гарант и хочет возобновить традицию чародейства на благо Матушки России, а то совсем враги заели.
Так вот, мужичок тот совсем плохонький был. Трясся, потел и спотыкался, как возбужденный имотент с плоскостопием. Вот и зашел в кабинку поправить здоровье чекушкой «Столичного доктора».
А грудастая дамочка использовала ее для экспресс-макияжа. Через полчаса, говорит, свидание с «денежным мешком», а примоститься негде. Уличный сортир закрытого типа - самое оно. Можно спокойно навести марафет, никто на тебя не глазеет и комментариев не чинит. Презентовала она мне пачку тайских презервативов, гарантирующих немедленную беременность. Только на что они мне? Последний раз, откроюсь тебе по секрету, мужик был подо мной три года назад. Подпоила на улице дворника из Киргизии, вот он и поддался. Правда, хватило Ырыскелди только на то, чтобы упасть в прихожей на паркет, облевать его и захрапеть, но я кое-как справилась с ним - все ж таки имею первый разряд по самбо.
А ночью «понаехавший» сбежал куда-то, и больше я его не видела. Наверное, на родину вернулся. У него там жена и семеро детишек. Двое выращены в пробирке, а остальные тоже не от него, а от жирного бабая, у которого жена в услужении. Он мне сам об этом поведал, когда мы уделали под березкой третью «Посольскую».
В общем, использую я эти дырявые тайские резинки в качестве антисептических напальчников, когда прибираюсь в кабинке.
Чиновник и бизнесмен, помню, заскочили. Можно, спрашивают, мы в сортире важные переговоры проведем, а то укрыться негде? Служебные кабинеты нашпигованы «жучками», дома жены колпачят, на улице «наружка» шустрит, а дело предстоит на сто миллионов. Вот только не уточнили каких – деревянных или буржуйских? А выскочили лоснящиеся как китайская Панда, исполнили дуэтом Гимн России на беларуской мове и сунули мне по сотке. Чего? Рублей, конечно, не тугриков же монгольских.
А вот ученый человек вручил по выходу двадцать экземпляров автореферата докторской диссертации по математическому моделированию. Он укрылся в кабинке, чтобы отшлифовать текст доклада на защите. В минуты максимального напряжения творческих сил ему, видишь ли, требуется полное уединение, и общественный биотуалет - самое подходящее место. Писульки его я разброшировала на подтирку. Не бары! Изнежились, понимаешь, «Мягким знаком». Запамятовали, видать, что первобытные люди обходились без этих изысков цивилизации.
Ну, а ты чего стоишь? Иди, кабинка вон освободилась. Что?? Для чего она тебе?! Ну, знаешь, с этим я еще не сталкивалась. Ладно, ступай, но, если что, - моя хата с краю.
ИСПОВЕДЬ НОТАРИУСА
- Когда мне становилось совсем невмоготу, я выползал из нотариальной берлоги и топал от метро «Маяковская» до «Октябрьской», а потом обратно.
***
- Нотариусом я стал случайно. Женился на дочери нотариуса и задружился с ним. Он купил мне диплом юриста, втянул в профессию и оформил своим помощником.
Шло время, я поднатаскался основательно, и тесть решил передать дело мне. У нотариальной ...братии есть незыблемое правило - не пускать в хозяйство посторонних. Попробуй стать нотариусом с улицы! Будь ты хоть семи пядей во лбу и напичкан деньжищами - ни в жисть не выйдет.
В общем, впрягся я в эту телегу, и понеслось. В мае стукнет семнадцать лет борьбы за чистоту сделок.
***
- Да что я несу! В течение семнадцати лет продаю свою совесть! Впервые пошел на сделку с ней, когда надо было выписать старичка-пьяньчужку из московской «двушки» в деревенскую хибару под Смоленском. Он был одинок, пропивал пенсию, и мне не составило труда уговорить его переехать в «тихое место» в обмен на хорошие отступные. Поначалу немного помялся; всю жизнь, говорит, в Москве прожил, а эту квартиру заработал на заводе (токарь шестого разряда). Но мой клиент отстегнул ему на пойло пять тысяч «зеленых» (сумасшедшая по тем временам сумма), и того же цвета Змий обвил его намертво. (Горемычный спился ударными темпами и угорел во хмелю в гнилом деревянном доме в Мушковичах от непотушенной сигареты.)
Подобные сделки еще двенадцать раз проходили через мои руки. Я наварил на них две «трешки» в центре Москвы, еще одну в спальном районе и несколько новеньких иномарок. Потом связался с «черными риэлторами» и оформлял купли-продажи квартир вместе с их владельцами, опять же из «групп риска» - одинокими, немощными, сдвинутыми по фазе.
Тут я разжился нешуточно: заимел пару особнячков на Николиной Горе и Рублевке, довел долларовый счет в банках до семизначного и приобрел в секс-шопе резиновую бабу последней модели со всеми наворотами. С нее-то и началось мое преображение.
***
Так как с женой в постели давно ничего не получалось, моя «Натали» заменила ее на все сто! Она даже разговаривала со мной! Перед началом любовных утех визжала «you go on working!» («давай работай!» - англ.), а по окончании процесса нежно шептала «you did well!» («ты молодец!» - англ.).
Развлекались мы с ней в моем двухуровневом гараже, обставленном по полной программе, и я так привык к «Натали», что стал с ней советоваться по всем насущным вопросам. Она подсказывала мне оптимальные варианты «кривых» договоров, схемы ухода от налогов и все такое прочее. Со временем я стал посвящать ее в тайны семейной жизни, открыл мир своих переживаний. И вот настал переломный момент - я вывел «Натали» в люди.
Дебютом стал визит к врачу-гинекологу; решил обследовать ее на предмет женского здоровья. Посадил на переднее сиденье «Mercedes-Benz SLR McLaren» и вперед, к старому доброму знакомому Соломону Моисеевичу.
Когда проезжал мимо поста гаишников, меня тормознул молоденький старлей.
«А это что такое?» - показывает на пассажирское сиденье.
«Не «что», а «кто», уточняю я. Это моя боевая резиновая подруга «Натали», прошу любить и жаловать. И заметьте, товарищ старший лейтенант, пристегнута как положено».
Парень в ужасе отпрянул от машины, даже документы проверять не стал.
И вот я на приеме у Моисеевича. Представил ему пациентку, а он завопил и полез под стол. И с чего это? Тронулся, наверное.
***
- А что творилась в Торговом центре на Охотном ряду, в который я привел «Натали» побаловать элитной одеждой от «Versace»! А видел бы ты столпотворение в ювелирном «Серебряном миру» у «Маяковской», когда я примерял ей бриллиантовое колье с эмалью из комбинированного золота 750-ой пробы! А какой фурор мы произвели, когда появились с ней в моих любимых Варшавских банях. Я взял ей билет в женское отделение, и девчата так отпарили ее, что кожа стала атласной, а губы приобрели зеркальный блеск. Потом пронес мою бесценную на этаж выше, и мужики забыли про парилку.
И вот настало время познакомить «Натали» с женой. Я анонсировал ее супруге в полном прикиде, а она почему-то заперлась в ванной и взывала к чьей-то мамочке. На следующий день мне позвонил наш семейный психотерапевт Лазарь Яковлевич и поинтересовался, не нужна ли его помощь. Я ответил, что набрал такой психический потенциал, что сам кого хочешь поставлю на ноги, в смысле на голову.
***
- Когда мне становилось совсем невмоготу, я выходил из конторы и следовал пешим ходом от «Маяковской» до «Октябрьской», а потом обратно. Однажды во время такой длительной прогулки я задумался о смерти и решил удостоверить свое завещание. Вернулся в офис и отписал четверть причитающейся мне доли от семейного имущества интим-салону, открывшему путь к истинному блаженству, а другую четверть - источнику моего вдохновения, то есть «Натали». Показал бумагу супруге, и утром четверо здоровенных санитаров госпитализировали меня сюда. Сказали, что по какому-то новому закону перед смертью необходимо пожить среди ушедших в мир иной.
Я все жду, когда же она появится? Полгода уж прошло, а от нее ни слуху, ни духу. Да ты что? От какой смерти? Что? Да от какой такой жены?! Я о «Натали» говорю.
А вообще мне здесь очень нравится. Такие знаменитые вокруг люди из прошлого! Ты вот, говоришь, в Троянской войне участвовал, якшался с Менелаем, Агамемноном и помог Ахиллу придушить ремнем царя Колоны Кикна. Что? Ахилл один справился? Боишься, что обвинят в соучастии и посадят? Ну-ну…
А вот Абрам Давидович из седьмой палаты с самим Понтием Пилатом тусовался, и не скрывает этого. Луи Антуан Сен-Жюст из буйных гордится тем, что служил гильотиной и обезглавил в Великую французскую революцию короля Людовика XVI.
Э-эх, все тут по мне; была бы еще рядом «Натали»...
ИСПОВЕДЬ ПРОСТИТУТКИ
- Если ты думаешь, что я ненавижу свою работу, то ошибаешься. Она мне очень даже по душе. Я подхожу к обслуживанию клиентов творчески, с выдумкой. А сколько интересных людей повидала!
Вот, например, поступил вызов с сайта http://www.1intim-uslugi.ru от старичка. «Мне, пишет Дмитрий Анатольевич, семьдесят два года, отставной генерал МВД. Нужна девушка на два часа для души».
Ну, думаю, раз для души, то наверняка какой-нибудь извращенец. Тем более из милицейских чинуш. Скольких, поди, замучил. А теперь, по Фрейду, сам попросит, чтобы я его придушила, отхлестала, надавала пощечин, отпинала сапогами на шпильке или сотворила что-нибудь еще такое модненькое сегодня. Прихватила с собой плетку, ошейник, напялила кожаные ботфорты стрейч от «Sergio Amaranti». А он, представляешь, усадил меня за дубовый кухонный стол, налил чайку, бутербродики сварганил, нарезал лимончик, выставил коньячок и стал рассказывать про свою жизнь.
Дитя войны, родители погибли на фронте, воспитывался в детдоме. Женат был дважды. Первая супружница гуляла, вторая пила. Одна погибла под колесами грузовика, другая спилась и замерзла зимой на улице. Наделал в общей сложности пятерых детей. Всех в одиночку поднял на ноги, снабдил образованием. А они даже с днем рождения его не поздравят!
Два часа исповедовался он мне, хватанул стакан тридцатилетнего армянского коньяка «Царь Пап», расплатился, заплакал на посошок, плюхнулся на колени, вылизал подошвы и шпильки ботфорт, и мы распрощались.
А была история, финансист попался, президент инвестиционного банка. Этот сразу перешел к делу, и как только я переступила порог его двухуровневого пентхауса на Остоженке, заверещал визгливым бабьим голосом, что процентные ставки по кредитам снижаться не будут, а по вкладам, наоборот, не поднимутся. Всему вина (тут он подпрыгнул и достал плешивой башкой люстру из горного хрусталя) - политика рефинансирования Банка России.
Два часа инструктировал об особенностях ставок рефинансирования и прочих индикаторах денежно-кредитной политики, рисовал какие-то мудреные схемы. Так пролетело отведенное время, и он попросил остаться еще. В общем, понаслушалась я об этих банках на всю оставшуюся жизнь! Заплатил, сволочь, строго по таксе, да еще всучил двадцать буклетов с информацией об управлении накопительной частью пенсии в паевых инвестиционных фондах. Я их презентовала дежурной по биотуалетам, пусть используются по назначению.
Интересный попался человечек из спортсменов. Знаменитый хоккеист, в NHL играет, его фамилия на слуху. Встретил меня у памятника Пушкину, усадил в «Bentley Continental» и привез в элитную гостиницу. Сунул администратору пухлый конверт, и тот организовал «Люкс Президентский». Потом сказал, что в упаковке было пятьсот тысяч рублей. Это же почти восемь штук баксов, ты представляешь?! За одну ночь!
Ох, и накормил он меня своим хоккеем. С тех пор я в курсе всех шайбовских штучек-дрючек. Ван-таймер, сэйв, тафгай, защита паха, хет-трик, проброс, процент, свободный агент. Ничем меня теперь не удивишь. Могу даже выдать тебе правила определения очередности выбора клубов на драфте.
Кстати, отвалил он мне столько, что я могла бы полгода баклуши бить. Но запах бабла, сам знаешь, манит похлеще аромата подрумяненного шашлыка на мангале.
В одно время запала я на боксеров, потому как мои соотечественники, братья Кличко, навели шороху в супертяжелом дивизионе. Целых пять штук этих махаловок поимела! И разбуди меня посреди ночи, просвещу профессионально по части апперкота, акцентированного и перекрестного ударов, джэба, клинча, кросса, хука, свинга, слипинга, стрэта, стэпинг-брэка, КО и ТКО.
Вот даже стишки про мордобой выудила из компьютерной сети. Некто Xenia выложил. Слушай.
***
Удары снизу в подбородок,
Иль по печенке, иль в живот,
Компот наружу... это чудо
Мы называем апперкот.
А если дядя сбоку сильно
Наварит не жалея рук,
Другому больно и обидно,
Знакомьтесь - это просто хук.
Удар короткий в нос другому –
Боксеров длинных сущий хлеб,
(Они без этого не могут)
Зовется это левый джеб.
Два дяди потных обнялись,
Как будто друга лучше нету,
И на канаты улеглись,
Мы называем клинчем это.
А вот на ринг прилег боксер,
Он отдыхает, хоть и раунд
Еще идет. Вот это все
И называется нокдаун.
Но если он пропустит срок,
До десяти ему считают:
Окончен бой. Пока, дружок –
Это КО, то есть нокаут.
***
Что спрашиваешь? Попадались ли обычные клиенты, без закидонов? Было дело, нарвалась на такого. Потому и загремела сюда, в травматологию.
Представился на Facebook (я здесь частенько выуживаю дядек с монетой) мастером по ремонту стиральных машин. Сообщил, что ставка за услугу приемлемая. Я, дура, обрадовалась - обычный работяга наконец-то попался. Приехала к нему в Свиблово. И ты прикинь, этот гад сразу заехал мне в репу, пристегнул наручниками к батарее, отымел куда только можно, схватил мою кожаную «Bottega Veneta Cabat» и смотался!
Хата оказалась съемной, подвалили хозяева и потребовали две тысячи за два часа аренды. А откуда мне их взять? Деньги вместе с документами, мобилой «Vertu Signature S Design» и прочим барахлом в сумке лежали. Тогда они вызвали ментов. Провела ночь в «обезьяннике», а наутро, когда ребятушки меня вызволили, прямиком в эту больничку челюсть поправлять.
Нет, все-таки с теми, которые, как ты говоришь, с закидонами, куда как приятней.
ИСПОВЕДЬ СТУКАЧА
- Не смотри на меня так! Да, я стукач, и не скрываю этого. Я с самого рождения был призван высшими силами докладывать им о настроениях масс. Впервые осознал необходимость контроля за мыслями народа в детском саду, когда соседка по горшку Зинка конопатая назвала воспитательницу «недоделанной шваброй». С тех пор все, что услышу про начальство, немедленно ему сообщаю. Поэтому так стремительно продвигаюсь по карьере, а ты как думал? Не чета тебе, неудачнику со стажем. В том же садике, заложив Зинку, целый месяц получал от «недоделанной» двойную порцию обеда.
Стучу и лезу наверх, пролезаю и продаю. Я и тебя заложу. Вот закончу исповедоваться, и как пить дать заложу. Наплету твоему главному редактору, что ты сравнил его с «гнилозубым пуделем». Что? Не говорил этого? Конечно, не говорил. Так вот, заруби на своей репортерской нюхалке, что профессиональный стукач должен обладать неуемной, поражающей воображение фантазией. Он - артист-импровизатор. Он находится в постоянном поиске.
Помню, задумал я продать институтских корешей, чтобы урвать место в аспирантуре. Написал, значит, донос ректору, что они считают его «тупоголовым бараном». Здорово, правда? Он и взаправду был придурковат, а потому поверил. Уже при личной встрече на его даче я добавил, что Колян (староста группы) после третьего стакана предложил устроить в alma mater стачку с требованием отставки «коррумпированного руководства».
Ой, как затрясся «коррумпированный»! А ведь и взаправду полвуза растащил. Коляну понаставили двоек и выкинули с четвертого курса за неуспеваемость, а под меня зарезервировали местечко в науке.
Кандидатскую мне купил ректор, он же мой научный руководитель. Я ему приглянулся до такой степени, что он назначил меня своим помощником. Тут уж я развернулся вовсю! С какой страстью закладывал и проректоров, и деканов, и преподов, и лаборантов с методистами и студентишками.
Был такой проректор по науке Казимирыч, славный малый, особенно, когда крепко примет на хохлятскую грудь. Так вот, задумал я после защиты кандидатской занять его место. Сблизился с ним, хороший был мужик, а уж выпить не дурак в кубе.
Ну и выдумал я, что он метит на место ректора, который «изжил себя, смердит, гадит и порочит славные традиции учебного заведения». Дескать, он так и сказал во время предновогодней посиделки. А сам предлагал мне проректорство по хозяйственной части, чтобы вместе «пилить вузовский бюджет».
Ох, как шеф взъерепенился, с каким энтузиазмом взялся за Казимирыча. Копал, копал, да и вышвырнул за прогул. А дело было так. Отправил он его на три дня к Батьке Луке в Чашницкий район Витебской области для чтения лекций дояркам о перспективах образования единого Таможенного союза Белоруссии, Казахстана и России, но командировку не оформил. Вот и получился законный прогул. А ведь тоже моя идея!
Тут как раз Высшая аттестационная комиссия утвердила кандидатскую, и назначил меня ректор замом по науке. Покряхтел я годик-другой, обзавелся на взятках деньжатами, навел мосты с нужными людьми. Пришла, стало быть, пора подсиживать ректора.
Три года ушло на то, чтобы избавиться от этой рухляди. С этой целью скорешанился я с ответственным товарищем из министерства. Ух, сколько пришлось с ним водочки-коньячку выпить! А сколько девочек в саунах поимели, а сколько разных венериче... м-да. Ну, в общем, ты понял, как пришлось ударно потрудиться. Через годик столь плотного общения мы стали с ним не разлей вода. Вот здесь-то я и начал его обрабатывать.
«Ректор, говорю ему, совсем скурвился. Гребет бабло лопатой, и все мало».
Гляжу, товарищ поднапрягся. И я усилил давление.
«Позавчера на пьянке в узком кругу он отзывался о министерстве как об органе для отмывания бюджетных средств».
Товарищ оскалился, а это верный признак приближающейся грозы. И тогда я пальнул точно в яблочко.
«А непосредственно отмывом деньжат, добавил ректор, занимаетесь якобы Вы».
Ох, сработало, да еще как! Еще пара-тройка подобных историек, и завели на ректора дело. В результате ушли «по собственному», а меня товарищ протолкнул на его место.
Прошло, значит, пять лет, купил я за это время докторскую диссертацию, заматерел на учебно-научной ниве, а уж разжился до такой степени, что счет движимости-недвижимости потерял. За этот период влез я в душу важной шишке из Администрации Президента, с которым познакомились в элитном подмосковном борделе (под прикрытием дома отдыха). Сварганил под него кафедру, сделал «холодным» (по должности) профессором. Он у нас так ни разу и не появился, а денежки-то шли. В благодарность свел меня со своим приятелем из правительства, и с его помощью я вышел на новый уровень. Годик-другой покрутился-пообтерся в окрестностях Белого дома, да и проник в него.
Тут я спелся с Самим и, как видишь, уже не какой-то там захудалый ректор, а …, ну, ты же знаешь, кто я теперь.
Но прежде чем так высоко взлететь, сколько пришлось людишек смести с пути! Ох, как я над ними куражился, какие сказки про этих ослов сочинял, благо наш Сам падок на это дело будь здоров. Закваска, сам понимаешь, еще та.
Шло время, и замыслил я подсидеть Самого. Спланировал ряд активных мероприятий, направленных на…
***
Эй, кто вы такие? Вы откуда? Что вы делаете? Куда вы меня тащите?
Ах ты, негодник! Так это твоих рук дело?! Как ты мог? Я же открылся тебе как на духу, а ты…
Ты гарантировал мне тайну исповеди! Ты же порядочный человек! Как ты будешь жить теперь с черной совестью? Какое оправдание заготовишь перед Богом?
Эй, вы!!! Снимите с меня наручники! Куда вы меня…
ИСТИНА
Центральный вопрос бытия. Что есть истина?
Добро или Зло?
Власть или Рабство в личине деланной независимости?
Любовь или Ненависть?
Деньги или Бескорыстие?
Пьянство или Трезвость?
Казалось бы, Господь ответил на эти и подобные основные вопросы, но почему мир и люди не изменились?
Почему не соблюдают заповеди?
Зачем идут в Храм без веры, покаяния, с накипью в душе?
Почему воруют и убивают друг друга?
Почему радуются несчастью других?
Отчего напиваются и сквернословят, злословят и наговаривают, мстят и преследуют?
Если бы знать «отчего» и «почему»…
«Сверхчеловек» по Ницше.
«Истинный ариец» по Гитлеру.
«Новое поколение советских людей».
Американец, «сделавший себя сам».
Россиянин, духовно прозревший от мифических нацпроектов и намертво прикипевший к национальной идее поголовной коррупции.
Все не то. Не то.
Где же он, Человек Истины? И в чем она состоит?
В Вере и Любви, Терпении и Справедливости?
Или в Борьбе и Воле, Страстях и Обогащении?
Или и в том, и в другом, и в пятом, и в десятом?
Нет ответа?
Вот в этом и кроется Истина. В своей загадочности, непознанности, недоступности.
КАДРОВЫЙ РЕЗЕРВ
Президент России объявил о создании кадрового резерва руководящего ядра страны. Выступая по центральному телевидению, он дал поручение главе своей Администрации включить в резерв пятьсот лучших молодых дарований из всех пластов общества, начиная с изоляторов временного содержания и наркопритонов, дворницих и котельных, музыкальных и шахматных школ, бань и химчисток, костелов и синагог, лояльных и оппозиционных партий, Союза писателей и Конфедерации полезных полнолунных идиотов, активистов «Гей-Раша», содержателей публичных домов и заканчивая самой президентской Администрацией.
Спустя три дня напряженных поисков на стол Президента лег обширный доклад директора Федеральной службы безопасности, свидетельствующий о том, что на призыв откликнулась вся страна.
Пятьсот лидеров в той или иной области были готовы предстать перед главой государства с конкретными предложениями по обустройству России и видению своего места в ней.
И вот долгожданный день настал! В Кремль пригласили всех аккредитованных в России иностранных корреспондентов, прямая трансляция велась на страны пяти зарегистрированных Центризбиркомом континентов, а специальный посланник - Голубь мира, взращенный в недрах Лубянки, был готов по первому требованию руководства принимать и доставлять письменные вопросы от граждан Планеты Земля, не дозвонившихся в студию и лишенных Интернет-связи.
Открывая собрание, Президент выразил уверенность в том, что кадровый резерв окончательно вытеснит на обочину финансовый кризис, блокирует размещение под носом у России американской системы противоракетной обороны и положит начало процессу канонизации Саддама.
Бурные дискуссии в Кремле продолжались на всем протяжении президентского срока и были завершены ко дню голосования по выборам нового Президента. Новый Президент, приняв присягу и вступив в должность, призвал новый кадровый резерв.
КАК БРАТ С СЕСТРОЙ
- Не надо приставать с любовными утехами к той, с кем ты прожил много лет, - поучал он нас. - Надо научиться жить с многолетней подругой как брат с сестрой.
- То есть как это? – опешил старый матрос Димон.
- А очень просто. – Она тебе уже и так все, что могла, отдала. Нельзя же выжимать лимон до бесконечности, пока он в труху не превратится.
- Ничего себе сравнение! – Старый матрос как раз прикупил на рыбалку пятьдесят килограммов цитрусовых для ухи из любимой стерляди. Уха без стерляди и лимона – что Храм без Батюшки и Амвона.
***
Димон собрался провести отпуск с закадычными товарищами, Лехой «Весы» (большой спец по их ремонту) и Саидом, на нижней Волге, где, как разузнал от знатного рыбака и коллеги Владимира Абарбанеля, этой самой стерляди насчитывается до десяти тысяч особей. Сегодня вечером друзья отбывают ночным поездом в Самарскую губернию, в Чапаевск, на озеро Ильмень, а с лимонами в регионе кризис; сам областной голова плакался об этом Президенту на аудиенции в Кремле.
В столице и практически на всей территории необъятной Матушки-России гибридный вид деревьев семейства Рутовые тоже оказался в серьезном дефиците, и Президент страны объявил о заключении долгосрочного бартерного соглашения с Республикой Белоруссия имени Б. (-атьки) Александра Лукашенко (свежая запись в Конституции Республики) «Лимоны в обмен на газ».
Пока суть да дело, Димон раздобыл их по большой протекции, благодаря содействию известного всей Калибровской улице Лехи «Бизнеса». Дело в том, что Леха служил в начале восьмидесятых в Могилевской области, в той самой танковой роте в/ч 04104, замполитом которой и был Батька. Там они с ним и подружились на почве увлечения игрушечной бронетехникой.
(В эпоху демократии Леха открыл магазин игрушечного оружия, разбогател и стал «Бизнесом»).
Словом, два притопа, три прихлопа, и полсотни кило лимонов из личных Батькиных закромов - у Димоновой двери!
А откуда же, спросит уважаемый читатель, столько лимонов у Батьки? Ведь они же не произрастают в его имени Республике!
Ответ прост – Батька связан родственными узами с губернатором индонезийского острова Ява, что в Юго-Восточной Азии. А уж она то самая что ни на есть Родина кислых цитрусовых.
***
- Подумай сам, как ей, должно быть, ты надоел со своими «ну, что, мать, побалуемся?», - вернул он нас к теме беседы.
Мы призадумались. А чем, вернее, кем заменить свою родную? Не снимать же «девочек по вызову»!
Он, словно прочитав наши мысли, молвил.
- А почему бы и нет? Можно и на стороне. Иногда, не часто. Не в ущерб семейному бюджету.
- А что значит «как брат с сестрой?». Родственно-товарищеские отношения? – голос Димона сел, как в лучшие наши с ним алкашеские времена.
- Вот именно! Наконец-то дошло! И многие проблемы уйдут сами собой. Перестанешь смотреть на жену как на сексуальный объект, она успокоится, станет покладистой, а сам освободишь значительное количество энергии для других, куда более полезных и нужных дел.
***
Он оказался, как всегда, прав. В наших семьях – тишь да гладь. Димон с головой ушел в рыбалку, завел свой сайт в Интернете и раскрутил его так, что лещи да окуни с монитора пикируют в ведро. Ну, а я стал писателем.
КАК ДЕЛА?
- Здорово! Как дела?
- Да вот...
- А мы с Эвелинкой разжились новым «Ferrari Enzo». Класс! Прям мечта! Ну, а ты как?
- Да мы...
- А я, знаешь, новый пост получил. Таперича я - главарь, и вся эта шелупень у меня вот где! Ну, а у тебя чего?
- Вчера...
- Еще мы с Эвелинкой прибарахлились по случаю непритязательным участочком на Микулином предгорье. Щас будем садовый домик скромный ставить. На двух га. Ну, а ты-то как?
- У нас...
- А я еще по другому случаю презентовал Эвелинке салон эротического массажа для ребят из спецслужб. А ты-то чего?
- Да вот...
- Слухай, а мы с Эвелинкой мотаем завтра на Крит. Там я зафрахтовал яхту со «все включено!». В том числе с такими, как ты, бессребрениками в качестве прислуги. Ну, а ты-то каково? Ну, давай, покедова, а то Сурку надо звонить. Надоел уже. А куда от него денешься? Как сидел, так и сидит на самом верху. Ну, а Васька-то сынок как? Хороший парень! Жалко, не могу его взять к себе. Кругом дети крутых, сам понимаешь. Сколько ему стукнуло? Осьмнадцать есть ужой? Ну, пусть уж сам разбирается – куда ему и как.
- Да вот... схоронили мы его вчера.
КАК ЖЕ Я УСТАЛ
- Ты не представляешь, как же я устал! Проснулся сегодня очень рано, в полдень, одел халат, почистил зубы, умылся и дошел до кухни. Мама заварила кофе, испекла плюшки с творогом, отварила яички всмяточку, сардельки, картошечку с грибами, потушила бобы с луком и ветчиной и ушла на работу, а я включил телевизор и ужаснулся. Повсюду наводнения, ураганы, самолеты падают, автомобили сталкиваются, кто-то кого-то убивает, насилует, грабит. Мне стало не по себе, и я вырубил звук.
Выпил кофейку с плюшками-яичками-сардельками-картошечкой-бобами и почувствовал дикую усталость. Прилег по такому случаю на свою трехспальную и задремал. Приснился мне сон, как будто я женился на вдове миллиардера из Техасса, и она подарила мне остров, танкер и ящик тушенки.
Пробудившись, я так устал, что решил отобедать. Папа перед командировкой сварганил наваристые щи и запек поросенка с гречкой, а мама состряпала узбекский плов, бурятские позы и вишневый пирог на десерт.
Плотно покушав, я устал так, как будто и не завтракал. Покемарил пару часиков, встал и доел мамин пирог. И тут навалилась такая усталость, что я опять завернулся в одеяльце, но ненадолго. Мама с авоськами вернулась из супермаркета, пришлось встать и открыть дверь. Принесла антрекоты, азу, куры-гриль, колбаски, молочка с кефиром, овощей всяческих, зелени, арбузик и много-много разных сладостей. А я так устал, что сил хватило только на то, чтобы отужинать чем Бог послал и принять горизонтальное положение.
Ты же не в курсе, что такое «уставать», а я к своим пятидесяти знаю об этом не понаслышке. Ну, давай, покедова. Я так ухайдакался, болтая с тобой. Пора что-нибудь перехватить, и на боковую.
КАК ОН ХОХОТАЛ
Сажусь в автобус у метро Ясенево. По старой журналистско-криминалистской привычке изучаю водителя. На лице - признаки запущенного дебилизма. Он оправдал мои опасения. Захлопнул дверь прямо перед женщиной-ветераном, прискакавшей с палочкой из метро к остановке. Она завалилась на спину. Как он хохотал в зеркало заднего вида! Как хохотал! Потом повел автобус так, что пассажиры как ваньки-встаньки шарахались туда-сюда. Останавливал автобус за метр от бордюра, чтобы осложнить народу выход.
Пришлось провести воспитательную работу с начальством этого архаровца. Выкинули его из автобусного парка.
- Да, мы в курсе, это его фирменный стиль вождения. Надеялись, что переучится.
Не переучился.
КАК ПЕРЕЖИТЬ ТРУДНЫЕ ВРЕМЕНА
Радио Свобода
02.12.2008 10:45
Программу ведет Сергей Тарасов.
Сергей Тарасов:
В разных странах прокатилась волна массовых сокращений на предприятиях. Как выживать людям в этих условиях? На эту тему корреспондент Радио Свобода Карэн Агамиров разговаривал с писателем Владимиром Войновичем и народным артистом Советского Союза Арменом Джигарханяном.
Карэн Агамиров:
Писатель Владимир Войнович сам знает о трудных временах не понаслышке.
Владимир Войнович:
Я сам пережил много кризисов, посложнее этого. Я не знаю, я привык, они у меня были перманенты в моей жизни, то просто была война, потом послевоенное время, голод и всякие такие вещи. То есть были условия, где просто проблема очень и очень сложного выживания. А потом, когда я был членом Союза писателей, а потом меня исключали, лишали заработков, книги запрещали, гонораров лишали и все такое. Поэтому мне кажется, такого рода кризис, какой был в 1998 году и какой сейчас, эти вещи вообще-то переживают. Пока что никакой катастрофы нет ни для кого.
Карэн Агамиров:
У микрофона Радио Свобода народный артист СССР Армен Джигарханян.
Армен Джигарханян:
Я никогда в жизни вам не отвечу на эти вопросы, потому что я сам нахожусь среди этих людей. С этим вопросом надо обратиться к руководителям государства. Что нас ждет, мы не знаем. Я, например, не знаю. Иногда я слышу высокопоставленных людей, они говорят, что все нормально, мы уже выскакиваем, у нас все в порядке. А вы мне говорите, что массовые увольнения. Не знаю.
Карэн Агамиров:
Говорят, от руководителей тоже немногое сегодня зависит.
Армен Джигарханян:
Немногое?
Карэн Агамиров:
Как бы это мировой кризис.
Армен Джигарханян:
Мировой кризис - это что? Цунами? Это не от людей родилось? Мировой же кризис не явление природы. Не падайте духом. Это нельзя говорить. Надо говорить более убедительные слова. Вот я, например, недавно слушал высокопоставленного начальника по телевизору, он сказал, мы постепенно переживаем, и мы переживем этот кризис. Я тоже думаю, вот это значит, не падайте духом. Даже от насморка нет рецепта. Мы в лучшем случае обманем людей. В лучшем случае. Во врачевании самое главное - диагноз. Я лично диагноз не знаю.
КАК ТЫ МЕНЯ НАЗВАЛ?
Савеловский торговый центр, или, проще говоря, технико-вещевой рынок. Как зайдете, сразу наискосок направо, пройдя метров пятьдесят, вы не пропустите табло синего свечения «Кафе-экспресс», особенно если проголодались.
За этим бередящим душу названием - ухоженная клетушка с бутербродами, пирожками, пиццей и всевозможными напитками (кроме крепких алкогольных), среди которых я настоятельно рекомендую читателю вкуснейший чай «Лисма».
Заказываю, по обыкновению, «чай большой-лимон-сахар», пару бутеров и притуливаюсь за барной стойкой у самого входа. К хвосту очереди пристроился седой мужчина с зашитым глазом.
- Вот, - боднул он меня единственным оком, - купил внучке ноутбук. – В руках он держал коробку с приобретенной «Toshiba». Откладывал с пенсии, по две тысячи в месяц, и за год накопил. – Неподдельная гордость озарила его бледное одутловатое лицо диабетика. – Завтра ей исполняется четырнадцать, вот и будет подарок от меня.
Подошла его очередь.
- Дочка, - обратился он к продавщице с хищной ухмылкой Джоконды. – Сделай мне, родная, кусочек пиццы и стаканчик кофе.
- Как ты меня назвал?! – «Джоконда» мертвецки побледнела, осклабилась и превратилась в гоголевскую «Панночку» из «Вия». «Дочкой»? Да еще «родной»? Вот ты и попался, «папаша»! Давай теперь удочеряй и завещай мне квартиру.
- Вот ты, папаша, внучке ноутбук купил, - вклинился мужичок с пылесосом «Samsung». А от родителей ей что-нибудь перепадет на «день варенья»?
- Они погибли. От теракта в метро. Сын и невестка, вместе с моей женой. Я вот уцелел, только глаз потерял. Ехали мы в подземке на кладбище к нашим предкам, и приехали… Слава Богу, что Натуська тогда дома осталась.
Он опустил голову и вышел из кафе.
К ВОПРОСУ О БДИТЕЛЬНОСТИ
Зашел после всяких разных дел в пекарню у метро «Серпуховская» кофию с пирожком отведать. Присел, и тут же наметанным журналистско-криминалистским взглядом обнаружил в нише под подоконником большой пакет. Ну, думаю, не взрывчатка ли там. Достал, глянул - и ахнул. В пакете - ноутбук. И не какой-нибудь, а «Apple MacBook Pro 13 Retina». Цена его - примерно под сотню тысяч. Что делать? Отдать продавцам, чтобы вернули растяпе, когда прибежит за ним? Нет, думаю, не надо. Могут присвоить. Были такие случаи. В общем, решил я его охранять и ждать ротозея. И дождался. Это была она. Дама не зашла, а влетела пулей! Красная, как рак, дергается в судорогах. Видит меня, охраняющего пакет. Подскочила…и заплакала. Я ей говорю: «Вы уж в следующий раз будьте бдительны».
- Сколько я Вам должна?
- Вы должны перестать реветь и улыбнуться.
И она улыбнулась.
К ВОПРОСУ О ПРЕДАТЕЛЬСТВЕ
Интернет завален стонами негодования по поводу предательства со стороны ближних. Люди не могут разобраться - за что и почему их предают самые, казалось бы, надежные люди. Мое мнение было и остается неизменным: предательства как такового нет. Есть глупость подобных «ближних», которых хлебом не корми, а дай возможность кого-нибудь заложить. Тебя не будет - они начнут доносить друг на друга, пока не окажутся в омуте, из которого уже не выбраться.
Так что нечего паниковать. Просто посылать надо таких «ближних» куда подальше, вычеркивать из памяти раз и навсегда. Понимающих и мудрых людей гораздо больше. Надо держать сердце и душу открытыми для них, а не для всякого помоечного сброда.
КВАРТИРА ДЛЯ ВЕТЕРАНА
Ветеран Великой Отечественной войны Кузьма Сидорович Федоров смотрел в окно и искрился от счастья. Морщины разгладились, щеки порозовели. Есть от чего! Радостная весть! Только что к нему заходил ответственный товарищ из сельской Администрации и сообщил, что к юбилею Великой Победы ему с бабкой выделят-таки отдельную квартиру, правда, на первом этаже и без ремонта. Санузел также будет совмещенный. Какие мелочи! Наконец-то! Ведь крыша у избы совсем прохудилась, и печка дышит на ладан. Панкратовна его хворает от сырости, да и сам он, старый ревматик, еле ноги волочит. Сил хватает доковылять до магазина и аптеки, чтобы освободиться от «проиндексированных» пенсионных.
***
А за окном разворачивалось Курское сражение. Вот бойцы его родного 2-го батальона 1262-го стрелкового полка прорываются к опорному центру немецкой обороны - вяжевской высоте Красная горка. Из пятисот солдат выжили шестнадцать, лейтенант Федоров в их числе. Но Красную горку взяли.
***
Шло время. Приближался юбилей Победы. Кузьме Сидоровичу и другим ветеранам местный собес преподнес красочные продуктовые наборы из одиннадцати наименований: шпроты крупные (1 банка), икра красная (1 банка), колбаса «Салями» (1 палка), крупа гречневая (2 пачки), сахар кусковой (1 пачка), мука (1 пачка), сало пикантное (полкило), масло растительное (семьсот граммов), чай «Три слона» (2 пачки), шоколадка «Аленушка» (1 плитка) и водка «Зеленая марка» (2 бутылки емкостью 0, 5 л.).
Еще ветеранам пообещпли годика эдак через три, если мировой финансовый кризис утихомирится, выделить с 30-ти процентной скидкой электрический утюг «Philips» со скользящей подошвой.
А как же квартира, спросите вы? С того памятного прихода ответственного сотрудника сельской Администрации о ней ни слуху, ни духу. Тогда Кузьма Сидорович принял для храбрости 100 граммов фронтовых, вооружился костылем и направился на главную площадь. Ильич со вскинутой вверх правой рукой зорко всматривался вдаль, предвкушая скорое освобождение человека труда от ига ненавистных буржуев.
***
Ответственный сотрудник сельской Администрации ласково принял ветерана и даже предложил ему зеленого чаю с засохшим пряником.
- Как? Что Вы говорите? Обещали выделить квартиру к юбилею Победы? Мы, дорогой Кузьма Сидорович, свое слово всегда держим и указания наших дорогих президентов неуклонно исполняем. К юбилею Вы получите квартиру стопроцентно. Что? Как говорите? Юбилей уже на носу? Да Вы что, Кузьма Сидорович! До юбилея еще целых пять лет. СЕМИДЕСЯТИЛЕТИЕ Великой Победы наступит, уважаемый, в 2015-ом. В грядущем мае 2010-го ей стукнет всего лишь 65.
***
Квартиру к юбилею Великой Победы Кузьма Федоров так и не получил. Сначала преставилась его Панкратовна, штурман эскадрильи гвардейского женского полка ночных бомбардировщиков, а в апреле 2012-го ушел и он сам.
КИРСАН И ИНОПЛАНЕТЯНЕ
Тема инопланетян вновь всплыла на поверхность. Актуализировал ее Президент Калмыкии (на тот момент) и Международной шахматной федерации (FIDE) Кирсан Илюмжинов, заявивший 26 апреля 2010 года на Первом канале в беседе с телеведущим Владимиром Познером о контактах с представителями внеземной цивилизации.
Между тем он впервые рассказал об этом еще 22 июля 2001 года в программе Радио Свобода «Лицом к Лицу. Лидер отвечает журналистам».
Вот выдержка из передачи.
Ведущий – специальный корреспондент Радио Свобода Карэн Агамиров. Журналисты – корреспондент датской газеты «Jyllands-Posten» Флеминг Розе (тот самый, опубликовавший 30 сентября 2005 года изображения пророка Мухаммеда, вызвавшие волну возмущений в мусульманском мире) и Илья Колосов с телеканала ТВЦ.
***
Кирсан Илюмжинов:
Есть планета у нас, и была мысль Остапа Бендера провести межгалактические соревнования, но, честно говоря, сейчас времени нет - в космос. Один раз я летал уже, в сентябре или в октябре 1997 года. Это уже было. Ну, это одного раза достаточно. Правда, не нашими российскими космическими кораблями, а с инопланетянами. Один раз забирали меня в космос.
Флеминг Розе:
Кто забирал?
Кирсан Илюмжинов:
Ну, вот на тарелке прилетели, забрали, и вот сутки находился я в космосе.
Карэн Агамиров:
А вы написали об этом?
Кирсан Илюмжинов:
Нет, еще не написал. Ну, я думаю, что просто за сумасшедшего приняли. Придет время - напишем.
Илья Колосов:
Пиар-акция, или вы говорите правду?
Кирсан Илюмжинов:
Да нет. Я думаю, что, может быть, в этом году выйдет книга моя, и там, возможно, я опишу этот момент. Может быть, я спал, не спал... У нас беседа откровенная. Я говорю, люди во сне летают, и я вот летал, был в космосе, и все описал, как будто наяву, все четко, что я там видел.
Карэн Агамиров:
Но до выхода книги хоть поделитесь с нами, кто это был?
Кирсан Илюмжинов:
Из моей квартиры... Прилетели, забрали. Были в желтых скафандрах. Я такой момент помню - мы зашли на космический корабль, и воздуха, кислорода стало не хватать. Мне тоже дали скафандр, и я не успел подумать, что воздуха не хватает, но товарищ - я не знаю, как его назвать, - инопланетянин показал на грудь: здесь вот покрути немного, ну, отрегулируй кислород. Отрегулировал. И что самое интересное, меня как бы не замечали. Я не понял, для чего меня взяли. То есть не водили специально по космическому кораблю, там, показывали. Корабль был громаднейшим. Там одна из кают была в большое футбольное поле. Иллюминаторы были. И мы опустились на одну из планет, взяли какое-то оборудование. И все мне подробно рассказывали, объясняли те, кто меня водил, капитан корабля или кто. Я помню, что просил быстрее меня вернуть на землю. Почему? Потому что я через два дня должен был проводить неделю молодежного самоуправления в Калмыкии, и я несколько раз обращался с этой просьбой. Но потом меня обратно привезли, и дальше все нормально было.
Флеминг Розе:
Это в каком году было?
Кирсан Илюмжинов:
Это в 1997 году, в конце сентября.
Карэн Агамиров:
А инопланетяне кто? Как они выглядели?
Кирсан Илюмжинов:
Ну, как человеки, - вот так вот выглядели.
Карэн Агамиров:
Здоровые, по 2 метра, как их описывают часто.
Кирсан Илюмжинов:
Да нет. Не воспринимайте меня как шизофреника. Я просто говорю, что видел их. Нормально, как мы с вами общаемся, так вот я и видел. И потом я это изложил. Это заметили два моих помощника: ты куда пропадал? Это было вечером. Тело мое ушло и потом пришло обратно. Но я все описал, и два моих помощника заметили мое отсутствие.
Карэн Агамиров:
А на самом деле ничего такого странного тут нет. Это же не вы один. Не вы первый, кто об этом рассказывает. А они вам какие-то напутствия давали? Программировали на дальнейшее?
Кирсан Илюмжинов:
Нет. Ничего. Я так и не понял, потом несколько дней ходил и думал: для чего меня забрали? И я себя ругал, что вопросы им не задал... Но, может быть, еще не время, чтобы эти внеземные цивилизации встречались. Кстати, я в своей книге отвечаю на вопрос, нужно ли нам сейчас встречаться, я считаю, что не нужно. В нравственном плане мы еще не дошли до уровня, когда мы можем встретиться с этими цивилизациями, с пришельцами.
***
А теперь - художественный вымысел. Отрывок из моей книги, вышедшей в 2007 году в издательстве «Серебряные нити», «Приключения Петра Макарыча, корреспондента Радиорубки Американской Парфюмерной Фабрики «Свобода» (с. 100-102).
***
Макарыч испытующе посмотрел на слушателей. И врача, и гвардии сержанта повесть о противостоянии двух Проректоров, похоже, всерьез заворожила. Клизменная процедура отошла на задний план. Корреспондент Радиорубки решил «подогреть» разговор.
- В моей сумке, - обратился он к стражу закона, - находится заготовленная в командировку по России трехлитровая фляга с самогоном. Только не ищите собственно флягу. Достаньте Орфографический Словарь русского языка издательства «Аст-Пресс» 2000 года выпуска и не пугайтесь. Кроме обложки и титульного листа в нем от речника ничего нет. Ваши пальцы наткнутся на сталь. Под Словарь затянута фляга с отличнейшим калмыцким самогоном. Это презент Верховного Жреца Обновленной Пешечной Калмыкии и Первой Доски Международной Шахматно-Слоновой Конфедерации Курсанта Патовича Несгибаемого.
Знаете, откуда он взялся, в смысле Лексикон-Фляжка? С небес! В буквальном смысле. Прошлым летом Курсанта, с его согласия, похитили из шалаша в Кумо-Манычской впадине инопланетяне и велели прихватить с собой в недельное турне самое необходимое.
Патович покидал в багажник летающей тарелки: пару выходных тренировочных костюмов от «Versache», три радиоуправляемых детских автомобиля от «Rolss-Rois», шнурки кроссовок от «Аssiks», крышку самовара от тульских горняков, приклад охотничьего ружья от ижевских сталеваров, дужки очков для подводного плавания от «Vox», песок из шахматных часов от «Fischer», а также, на мелкие расходы, шестьдесят драм от Новой Печальной Армении, тридцать шекелей от израильского «Mossad», пятнадцать лир от турецкого Паши, восемь рупей от индийского Раджи, четыре евро от Евросоюза и один калмыцкий рубль от себя Самого, а еще школьную тетрадку с таблицей умножения для ведения текущих внеземных расходов в связи с возможным выдвижением своей кандидатуры на пост Межпланетного Посла Доброй Оли на Земле и Словарь-Фляжку с калмыцким самогоном, так и непочатый в условиях непредвиденных секс-перегрузок.
Полет, по ощущению Курсанта, первоначально протекал над Атлантикой, по которой в это же время гарцевал на гиппопотаме знаменитый путешественник Федот Неугомонович Гамбитконев. Первая Доска Международной Шахматно-Слоновой Конфедерации скинул ему в форточку-иллюминатор шахматное приветствие в виде куклы голого бородатого Саддама, и тарелка взяла курс на туманность Андромеды.
Летели ровно сутки. Представителей инопланетной Доброй Оли было шестеро - четыре почти что женщины и две субстанции, напоминающие мужчин. Чертовски вежливые, - рассказчик состроил сержанту Портянкину укоризненную рожу, - трепались с Несгибаемым исключительно на Хальмг Тангч. Кухня в тарелке тоже выдалась вполне калмыцкой: безалкогольная горилка, безсвекольный борщ, безтворожные вареники с галушками, безногие неквакующие лягушки, безраковиные устрицы, безмакаронные спагетти и прочая калмыцкая вегетерианская безлистенная долма из толстой кишки тонкорунной овцы.
Разговоры велись самые разные, в том числе о землянках. Мужчиноподобные «тарелочники» раскололись: без наших теток в безвоздушном пространстве пресно, как в болоте, местные клуши бесчувственные и расчетливые, поэтому они вынуждены периодически совершать к нам набеги, и преимущественно в неиспорченную цивилизацией Россию, славящуюся могучей мужицкой инфантильностью и нерастраченной бабьей страстью.
Инопланетяночки, косящие под Еву, не остались в долгу. Они плакались Курсанту, что на запрограммированных раздольях Доброй Оли совершенно нет никакой романтики, поэтому девки и леденеют день ото дня. «Наши козлы» поголовно выродились как класс и грязно мечтают лишь о том, как бы сгонять на Землю и кого-нибудь подцепить, причем им, сволочам, без особой разницы КОГО, сойдет, на худой конец, и солдатик-попрошайка, околачивающийся у здания Генеранального Штаба Министерства Оборванки Российской Федерации.
«А чем мы хуже? - возмущались Курсанту космические девочки. - Мы во сто крат круче земельных, в том числе и мужеполых! И в этом ты, трижды Лидер Обновленной Пешечной Калмыкии, Медународной Шахматно-Слоновой Конфедерации и Союза молодых киндепенгистов-уфологов, сейчас сам убедишься!».
Курсант Несгибаемый и взаправду постигал сию непреложную истину весь космический полет. Он скакал из одного конца тарелки в другой, из койки в койку, как лошадь по шахматной доске, а в небольших рекламных паузах девчонки-инопланетянки впаривали ему для последующего распространения на планете Земля новейшее средство от вирусного трихомоноза, которое якобы несравненно эффективнее марганцовки и выводит из полового дефолта через сутки на третьи.
Очнулся Курсант в родном отчем доме, на ветхой дедушкиной раскладушке, в обнимку с явно внеземного страхолюдства калмычкой, вручившей ему удостоверение Посла Доброй Оли в виде многоразового многоступенчатого презерватива и Межпланетную золотую кредитную карту постоянного клиента Венеры, которую я у него выканючил на память вслед за Словарем-Фляжкой с калмыцким самогоном.
***
Говорят, Кирсан Николаевич Илюжинов, прочитав такое о себе, вначале обиделся, а потом оживился – это же бесплатная реклама любимому коньку! И вот он оседлал его опять. Книгу, кстати, он до сих пор так и не написал. Может быть, хватило моей?
КЛЮЧЕВОЕ СЛОВО
- Она меня опять поймала, - изливался он мне. - Эта добрая девчушка-старушка, сгнобившая шестерых мужей. Сцапала на ключевом слове. Позвонила и обозвала «недоумком». Ну, я и завелся, а потом ушел в запой на месяц. Еле выкарабкался.
***
Оказывается, у каждого человека есть его ключевое слово, ввергающее в страдание. «Добрые» люди могут этой отмычкой воспользоваться, открыть душу жертвы и выпотрошить ее.
КОГДА ТАКИЕ ЛЮДИ…
Она проехала в вагоне метрополитена сумкой-тележкой вначале по одной моей ноге, а затем по другой, измазав заодно и брюки (костюм только что из химчистки). Затем она нарекла меня «хохлом (!) недобитым» и, отборно матерясь, вывалилась на платформу. Я немедленно извлек из портфеля планшет и восторженно запечатлел вечнозеленое «ВЕРЮ!!!», дополнив это дело несколько переиначенным от Владимира Маяковского:
Я знаю - счастье будет,
Я знаю - всем нам цвесть,
Когда такие люди
В стране российской есть!
КОЛЛЕКТИВНЫЙ ДОГОВОР
На одном предприятии был образован профсоюз. Работники, воодушевленные появившейся возможностью отстаивания трудовых и социальных прав в условиях мирового финансового кризиса, принялись строить радужные перспективы на будущее, когда заработные платы станут выплачиваться в срок и в размере, обеспечивающим наполнение потребительской корзины, а премиальные станут столь же неотъемлемой частью земного быта, как, например, разрешение дышать атмосферным воздухом без специально облагаемого налога.
В мозгах тружеников роились также вольготные мысли о льготном медицинском страховании и протезировании, а Прасковья Сидоровна намекнула в курилке на необходимость внесения в коллективный договор пункта о бесплатном отпевании.
Это единодушно поддержанное требование и стало главным камнем преткновения в ходе переговоров с Администрацией.
Руководство оперировало Циркуляром Священного Синода, по которому бесплатное отпевание положено только православным христианам, имеющим нотариально удостоверенное свидетельство о крещении, которого ни у кого на руках не оказалось. Кроме того, в соответствии с Инструкцией Министерства труда, правом на бесплатное отпевание наделялись работники, почившие исключительно на рабочем месте. Разрешалось, в виде исключения, отдать предприятию душу на проходной, но только ногами ко входу, что свидетельствовало бы о намерении возобновить трудовой процесс.
Отпущенные на подготовку и подписание коллективного договора три месяца таяли на глазах, а прийти к общему знаменателю по данному вопросу так и не удалось. Профсоюз объявил бессрочную голодовку, которая продолжается по сей день в лице Прасковьи Сидоровны. Ветеран труда лежит, завернутая в верблюжье одеяло, у проходной, ногами к выходу, беззвучно выкрикивая требование о бесплатном отпевании. Все остальные работники уже покинули этот бренный мир, так и не вкусив плодов коллективного договора.
КОММУНАЛЬНЫЕ ДОЛГИ
- Выносим Вам последнее предупреждение! Если до десятого числа следующего месяца не покроете задолженность по коммунальным услугам, то наше муниципальное унитарное предприятие обратится в суд с иском о выселении Вас из занимаемого жилья. - И чернобровая дамочка с усиками-щеточкой заверещала в инкрустированный бриллиантами «Vertu Constellation Gold Phone».
- Доброе утречко, мой козличек. Так точно, пивка я тебе прикупила, а еще твоего любимого вискарика «Macallan Lalique». А ты уже проснулся? Почти? Еще в постельке нежишься? Ну, ты уж давай, поднимайся с нашей четырехспальной, все ж таки уже четыре часа пополудни.
Что? Когда буду? Да вот разгоню эту шушеру из злостных неплательщиков, и бегом к моему колокольчику! Что еще взять? Рыбки? А по какой тоскует пищеводик моего сусличка? Мойвочки захотелось? Будет исполнено, мой пингвинчик!
Что? Как насчет машинки для моего олененочка? Клятвенно обещаю тебе, что через месяц мой лосеночек будет рассекать на новенькой «Maybach» 57 S». Что еще? Когда расширим коттеджик для моего мамонтеночка? Лоб расшибу, но через полгодика въедем в новый пятиэтажный.
***
- Так Вы еще здесь? Я что, непонятно выразилась? Что? Тратите пенсию на лечение от рака прямой кишки и болезни Паркинсона? Нас это не касается! Мы тоже хвораем и вкалываем за гроши, но коммунальных долгов перед государством не имеем. Потому что совесть есть!
Из-за таких недотеп, как Вы, наша великая Россия оказалась у последней черты. Но ничего, мы вытащим ее из болота! Мы освободим ее от таких никчемных особей, как Вы, и тогда…
***
Я был невольным свидетелем этой сцены. Пришлось серьезно потрудиться, и в настоящее время чернобровая дамочка с усиками-щеточкой готовится к отправке в места не столь отдаленные, а ее «пингивнчик-мамонтеночек-колокольчик» вступил в партию бомжей. Вы можете лицезреть его у метро «Ясенево» выуживающим объедки из мусорных баков. Когда он налакается от пожертвований сердобольных граждан, то устраивает бесплатный концерт перед автобусной остановкой. Он скачет как «козличек» и вопит матерные частушки.
Коммунальные долги больной старушки покрыты с лихвой, и если что-то подобное произойдет с кем-либо из читателей (их родными, близкими, знакомыми), то они будут знать, что делать.
Только общими усилиями мы избавим Россию от опутавшей ее мерзости, и тогда мы ее действительно «вытащим из болота» и освободим от «этих самых».
КОНСТАТАЦИЯ ФАКТОВ
- Ты меня не любишь.
- Я его вижу насквозь.
- Она разбила мою жизнь.
- Он меня ненавидит.
- Все скоты.
- Россия - страна воров и непуганых идиотов.
- Нам здесь ничего не светит.
- Россия - страна непризнанных героев.
- Россия когда-нибудь обязательно поднимется с колен.
- Коррупция в России расцвела пышным цветом.
- Российские чиновники обнаглели донельзя.
- Так жить нельзя.
- Живи и радуйся.
***
Вся наша жизнь – сплошная констатация фактов.
А где же действия, где результат констатации? Может быть, главный смысл в этой, еще одной констатации от Экклезиаста, сына Давидова, царя в Иерусалиме:
«Суета сует, суета сует, - все суета! … Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем».
КОПЕЙКА
Помню, выкинули меня весной 1989-го из Всесоюзного Института повышения квалификации работников печати СССР. Сняли со всех постов - секретаря партийной организации Института, ученого секретаря, секретаря конкурсной комиссии и доцента (не провели по конкурсу). И все из-за интервью жутко враждебной тогда коммунистическому СССР Радио Свобода, которое я дал Савику Шустеру (он позвонил мне из штаб-квартиры «Свободы» в Мюнхене в партком, и мы беседовали в прямом эфире на тему взаимоотношений местной прессы и коммунистических партийных структур, которые постоянно вмешивались в деятельность журналистов).
Вышел я из здания Института (который развалился через два года после моего ухода) с пожитками в бауле. На улице - майское солнышко, девушки улыбаются, а дома меня ждут домочадцы – безработная супруга и двухлетняя дочь. Стою и думаю - что делать? Ведь мы теперь совсем без средств. Да и куда меня возьмут после этого? И вдруг кто-то берет меня за локоть. Я аж вздрогнул. А это была бабулька, с таким милым и одухотворенным лицом, что я тут же воспрял духом.
- Сынок, чего грустишь?
- Да вот, говорю, бабулечка, выкинули с работы. Совсем без денег, а у меня семья, не знаю, как дальше жить.
- Не горюй, милок. Возьми вот эту копейку и носи ее с собой. Вскоре все образуется.
И в ладони у меня оказалась та самая советская копеечка! А она торопливо засеменила к метро, и я жалею всю жизнь о том, что не догнал ее, не спросил телефон, даже имени-отчества не узнал.
Я упрятал копеечку в укромное место и не расставался с ней. И действительно, через какое-то время все наладилось. Попал я в правозащитную газету «Гласность» к Сергею Ивановичу Григорьянцу (тоже волею мистического случая), а у него уже работали первые корреспонденты Радио Свобода в Москве Андрей Бабицкий, Дмитрий Волчек и Виктор Резунков, в ряды которых я также вскоре влился и барахтался в радиоволнах «Свободы» почти четверть века.
А копейку ту берегу как талисман. Когда жизнь дает крен, достаю ее, подержу в ладони, и через какое-то время все налаживается. Прошло очень много лет, и я вспоминаю ту голубоглазую бабульку так часто, что минувшей ночью она мне, наконец, явилась во сне. Ничего не сказала, просто улыбнулась и исчезла так же неожиданно, как и в том далеком 1989-ом.
КОЭФФИЦИЕНТ ЗАМЕЩЕНИЯ
- Уважаемые господа сенаторы, депутаты, члены Администрации Президента, министры и чекисты!
- Товарищи солдаты, прапорщики, полковники, генералы, майоры, старшины, адмиралы, мичманы и ефрейторы!
- Леди и джентельмены!
Президент открыл расширенное заседание Государственного, Военного и Тайного советов в четыре часа утра, сразу после ежедневной пробежки вокруг Кремля. - Я собрал вас сегодня для того, чтобы совместным решением всех эшелонов власти привести коэффициент замещения пенсией утраченного заработка в соответствие с международными стандартами. Размер пенсии по отношению к зарплате еще в 2006-ом был на уровне жалких 27%, а сегодня составляет и вовсе издевательские 20%. Наши пенсионеры живут все хуже и хуже!
Георгиевский зал загудел. Участники совещания энергично закивали головами, а Министр финансов трижды выкрикнул «браво!». Раздались аплодисменты, перешедшие в пятиминутную овацию.
Президент благосклонно улыбался.
- В процессе подготовки к сегодняшнему докладу я забросил сеть во Всемирную паутину и выудил следующие данные.
В развитых странах коэффициент замещения превышает 40%. Так, во Франции, Японии и США он составляет 50%, в Швеции и Германии - 65%, а в Италии и Испании аж 90%!
Зал зажужал потревоженным улеем, а Министр пенсий воскликнул «Ах!» и упал в обморок. Министр здравоохранения схватила со стола графин с нашатырным спиртом и бросилась ему на помощь.
Президент, довольный произведенным эффектом, продолжал.
- Именно поэтому пенсии у них не чета нашим с вами..., м-м-м ..., в смысле нашим пенсионерам.
Австрия платит старикам 2260 €, Германия - 1030 €, Финляндия - 1155 €.
Мы с вами ... э-э-э ... с нашими пенсионерами не дотягиваем даже до Чили: 200 € против 199 € у нас. То есть не у нас, а у них, у наших пенсионеров.
Причем коэффициент замещения у нас, то есть у них, все падает и падает, а к 2020-му году опуститься до 1%! Как же будет тогда жить пенсионер на 200 р. в месяц?
Спрашивается - почему так происходит? Что, в нашей России - труд не в почете? Или люди низшего сорта?
Надо решительно поднять коэффициент замещения до 100%!
Догоним и перегоним Америку и Чили! Покажем им, как мы умеем заботиться о ветеранах труда! Какова зарплата - такова и пенсия!
Участники совещания салютовали Президенту именным оружием.
***
Изрешеченный потолок Георгиевского зала Кремля издал протяжный вопль, и Президент проснулся.
КРИТИЧЕСКАЯ НАПОЛНЯЕМОСТЬ
- В наших сельских школах - критическая наполняемость! - распалялясь в телевизоре первый заместитель главы Администрации N-ской области, madame о четырех квартирах, трех особняках и двух отпрысках, обучающихся в Лондоне. - Вместо положенных двадцати пяти образуются классы по пятьдесят единиц, что недопустимо с точки зрения бюджета, нанатехнологии и санитарно-эпидемиологических нормативов. - Она подняла вверх указательный пальчик левой ручонки, унизанный колечком с гранатом и бриллиантами из розового золота. - Поэтому мы приняли решение о резком сокращении учащихся единиц сельских школ.
- А куда же Вы их денете? - проплаченная телеведущая с елейным голоском и ушками в темно-синих сапфировых сережках светилась майским солнышком.
- А это не наше дело! - чиновница рубанула по столу правой ручонкой в часиках от «Piaget». - Родители сами должны думать, как обустроить образование своих единиц..., то есть детей. А то привыкли все перекладывать на государство! Как будто у нас, то есть у государства, других забот больше нет. А строительство жилья? А дорожное строительство? А внедрение инновационных технологий? А...
***
На средства, сэкономленные от сокращения учащихся единиц сельских школ, Администрация N-ской области приобрела в собственность три новостройки для «нуждающихся» госслужащих и решительно обновила парк служебных иномарок.
Родители сокращенных обратились с жалобой в Счетную палату. Высокая комиссия из первопрестольной нарушений финансовой дисциплины не выявила.
КУРИЛКА В БАНЕ
«Курить в баре, на лестнице и лестничной площадке строго запрещено! Курить только в помещении туалета!» - стращает объявление в мужском отделении «N-ских бань» (в женском не был).
***
«Помещение туалета» представяет собой сортиро-место на двоих, и попасть в него по прямому назначению невозможно, так как оно забито курильщиками.
На полугамлетовское «Как быть?» суровый Администратор ответил максимально лаконично и суперубедительно: «Не знаю».
***
«Заходить в бар в голом виде запрещено!».
Вот с этим кто бы спорил.
ЛЮБОВЬ ПО ИНТЕРНЕТУ
Ирина Леонардовна, серьезная вдова пятидесяти лет, богатая и одинокая, как Древний Рим, встретила, наконец-то, свою Любовь. Она познакомилась с НИМ по Интернету, на знаменитом сайте jdu.ru.
Этот «моложавый профессор права МГУ, чернобровый и статный, рост - 185, вес - 78, глаза - голубые» (согласно анкете без фото) так запал в ее исстрадавшееся по настоящему мужчине сердце, что она решила твердо и бесповоротно - это он. ОН!!!
И вот настал этот день. ОН назначил свидание у «Связного» возле «McDonald’s» у метро «Пушкинская». Ирина Леонардовна не пришла и не приехала, а припорхала! Нет, прилетела! Прискакала! Она облачилась в лучший свой наряд, высокие замшевые ботфорты, а розовый маникюр на холеных загорелых пальчиках в бриллиантах и чувственные губки в малиновой помаде привели бы в сексуальное замешательство и самого отъявленного импотента.
ОН подошел к ней сзади.
-Здравствуйте, обожаемая Ирина Леонардовна!
И вот ОН берет ее под локоть. Душа Ирины Леонардовны взлетела к облакам! Началось! Вот оно, СЧАСТЬЕ! Его не может не быть!
- Здравствуйте! Я Вас сразу узнал по неподражаемо грациозной, лебединой шее! Я именно такой Вас и представлял. Пойдемте в «McDonald’s», у меня есть пятьдесят рублей, я угощаю.
Что? Сколько? Ой, да что же это такое, позвольте! Стойте! Ирина Леонардовна не могла поверить своим глазам. Ее тащило за рукав седое носатое горбатое чучело в протертых спортивных штанах, дырявых кроссовках и засаленной куртке.
- Простите, Вы... Вы... к-к-то? - выдавила она из себя.
- Я - ОН и есть, тот самый, кого Вы ждете, Василий Апполонович! Только я внешне немного не так себя выставил в анкете. Это чтобы понравиться наверняка. А вот тружусь я и взаправду в МГУ, только не професором, а замзавлабораторией. И спорт люблю, не соврал. В смысле смотреть по телеку, под пивко с рыбешкой. И вальсирую тоже ого-го! Если хорошенько подзаправлюсь беленькой.
А Ваши губы... О, Ваши губки, Ирина Леонардовна... Сколько раз я мысленно перед экраном монитора вмонтировал в них свой... Вы, должно быть, замечательно делаете миньет. Одна моя знакомая, тоже с этого сайта...
Ирина Леонардовна упала в обморок, а когда очнулась, то обнаружила себя в подсобке «Связного», где ее приводил в чувство сердобольный менеджер с табличкой «Коля». Ее сумка из дорогущей страусиной кожи с тысячью «зеленых» на борту исчезла, и Коля уверял, что подобрал Ирину Леонардовну на ступеньках сотового салона уже без нее.
LENABAR
Мы сидели за столиком небольшого кафе у Яузских ворот и потягивали красное вино. Стоял 1992 год.
Лена, тогда просто Лена, а сегодня - Елена Викторовна, уважаемая женщина, приобщающая людей к прекрасному. Ее e-mail «Lenabar» я и определил названием своей зарисовки.
Мы работали тогда в одной компании, и я ее сразу же полюбил, и люблю по сей день. Как друга, как товарища, хотя хотел бы иметь ее рядом с собой всегда. Мечтать не вредно, и я знаю, что мои грезы – это фантазии неисправимого романтика, не более того.
У Лены, простите Елены Викторовны замечательные детишки и муж, она обожает их, и они души не чают в ней. Эту женщину нельзя не любить. Иногда мне кажется, что природа создала совершенство. Скорее всего, я ошибаюсь, идеала нет и быть не может, но так хочется в него верить.
В моем смартфоне – ее фотография, самое лучшее женское фото из того, что красуются на Facebook. Когда мы переписываемся, то я слышу райский голос Евы, исходящий из влажных недр океана и хрупких ребер Адама. Он расслабляет меня, я становлюсь безвольным кроликом, и у меня появляется искус к более близкому общению, а оно ни к чему. Достаточно снимка под боком и редкиех «SMS»-стрел.
Лена написала мне в одной из них:
«Карэн, ты нужен миру. Преодолей в себе эту слабость, я уверена, что она минутная».
И я ее преодолел! Я победил Зеленого Змия!
Ее серые страждущие подвижные глаза, таинственная улыбка Джоконды, готовность выслушать и помочь, наблюдательность и темперамент, самостоятельность, с которой она ведет свои дела, и рабочие, и семейные, вознесли мою платиновую блондинку на пьедестал, у подножия которого я смиренно произношу:
Лена, Елена, Ленок…
А вот что еще добавить, не знаю.
МАЛЬЧИК И БАБУШКА
Они живут на окраине Нижнего Тагила, мальчик Миша и его бабушка. Раиса Федоровна перенесла два инсульта. Она почти не двигается. У Миши врожденный порок сердца. Он учится в шестом классе и вот уже пятый год ухаживает за бабушкой. Больше некому. Родители сгинули в хмельном угаре, а социальную службу сразил мировой финансовый кризис. Он, правда, не помешал руководству этой службы приобрести за год «для очередников» (в лице себя, любимых) шесть квартир из муниципhального фонда, два внедорожника «Lexus» и четыре легковушки «Audi A8».
Миша и бабушка шикуют в лачуге с вздутым полом, истерзанными стенами и ржавыми батареями. Сантехнику Мишины папа и мама, перед тем как отправиться в преисподнюю, довели до ручки от унитаза, а кухонка-блиндаж о трех квадратных метрах бережно хранит следы беспробудных битв с Зеленым Змием. Стекла хвастают художественными разводами-трещинами, потолок искрится ранениями от разбитых бутылок, буфет изнежен осколками от них, а поверхность стола торжественно сверкает следами от бычков.
Бабушка коротает свой век на железной солдатской кровати, а Мишино ложе - надувной матрас. Ему позволено (под неусыпным оком органов опеки и попечительства) распоряжаться старушкиной пенсией, и на жалкие крохи он умудряется вести хозяйство, обеспечивать ее и себя лекарствами и еще кое-что откладывать.
Сердобольные журналисты обратились к Администрации с просьбой о предоставлении Мише и бабушке человеческого жилья и денежного пособия, но Администрация в лице респектабельной дамы в бриллиантовом колье и очках в золотой оправе ответила по местному телевидению, что они не подпадают под категорию нуждающихся в дополнительных метрах, а пенсия по инвалидности у старушки и так есть. Мальчику же для получения статуса «сердечника» следует дожить до четырнадцати лет и обрести частичную дееспособность. Такие, дескать, в нашем городе порядки.
Миша учится на «отлично», а по выходным разносит почту. Деньги он откладывает на свои и бабушкины похороны, а если ему повезет с этой странной штукой под названием «Жизнь», то часть средств потратит на учебу в вузе.
Миша готовит еду, стирает и прибирается в хибаре как заправская домохозяйка. Он научился дозировать нагрузку, чтобы «мотор» внезапно не заглох - кто же тогда будет ухаживать за бабушкой?
С десяти вечера до двух ночи мальчик изучает медицинскую литературу Он хочет станет врачом, если... Если доживет до четырнадцати.
МАЛЬЧИК И СОБАКА
Мальчик пришел из школы домой, перекусил и взялся делать уроки. Он с большим удовольствием отшлифовал главу по истории, посвященную его любимому герою - Ярославу Мудрому, порешал, скрепя зубы, математические головоломки, вызубрил белиберду о пресмыкающихся и пошел гулять со своим лучшим другом Вильгельмом II, являвшим собой длинношерстную упитанную таксу шести лет от роду.
Затем он вернулся домой и отправился в минимаркет, которым владел лысый Мишик - измученный жизнью армянин, на шее которого висело двадцать пять родственников из Солнечного Многострадального Арарата.
(Они изводили лысого Мишика бесконечными упреками и требованиями денег, отчего он преждевременно лишился растительности на шишкообразной голове, всех коренных зубов, а глаза постоянно тер натруженным кулаком, чтобы не разреветься.)
Мальчик затарился молоком, сыром и фруктами. Он не для себя приобрел эти нехитрые пожитки, а для своей бабушки, которая лежала в СКЛИФе после нападения из-за угла креативного (с двумя судимостями) слушателя Финансовых курсов, подкараулившего ее, когда она вышла из сберкассы с пенсией.
(Мальчик жил с бабушкой вдвоем в однокомнатной малогабаритной. Его родители разошлись, когда ему было полтора года, и разъехались кто куда.)
Мальчик расплатился, вышел из магазина, сел в троллейбус № 85 и доехал с авоськами до метро «Ясенево». В подземке он закемарил. Ему привиделся отец, который его так ни разу и не навестил, и он знал его только по фотографиям.
Папка наговаривал что-то нехорошее про мать, совершенно безвинное создание, которое он изводил алкоголизмом, пропиванием последних грошей и побоями.
Очнулся мальчик на «Шаболовской». И вовремя, так как попасть на «Баррикадную» предстояло через «Октябрьскую» кольцевую.
Мальчик проверил сохранность зажатого между ног пакета и улыбнулся рекламе над схемой метрополитена. Рыжая такса семенила рядом с хозяином и спрашиала его, выбрал ли он паевой инвестиционный фонд «Альфа-Капитал», гарантирующий безбедную старость всем членам семьи. Мальчик залился краской, так как заметил, что справа от него стоит пожилой человек. Он вскочил и уступил место, сожалея, что не сделал этого раньше.
На «Октябрьской» он вышел и поднялся по эскалатору на переход, в который уже раз повеселившись рыжеволосой дежурной, нараспев наставлявшей пассажиров: «Стойте справа, проходите слева!». «Молодой человек с внешностью Бельмондо! Не грызите в общественном месте семечки!». «Мужчина с черной бородой! Не дышите даме в затылок! Это неприлично! Выпрямитесь, Вам еще до пенсии далеко!». «Девушка в коричневой куртке! Не разговаривайте на объекте повышенной опасности по мобильному! Смотрите под ноги, скоро земля!».
Да и многие другие пассажиры, в том числе «герои минисериала», от души улыбались. Рыжеволосая, вольно или невольно, поднимала людям настроение.
Наверху, у стенда с патриотической периодикой, сидела лохматая дворняга с таким грустным взглядом, что мальчик непроизвольно подошел к ней, опустился на корточки и погладил. Он совсем не боялся собак, и они к нему испытывали ответное теплое чувство. Пес зажмурился и перевернулся на спину, ожидая продолжения дружеской беседы. Но у мальчика не было времени, он щелкнул пса по брюху, встал и быстро спустился по лестнице к поезду.
А пес засеменил за ним! На платформе, как обычно, скопилось множество народа. Состав подошел. Пес, прорываясь к мальчику, угодил под чью-то сумку-тележку и провалился в проем между вагонами. Мальчик бросил пакет и нырнул к нему на помощь. Двери захлопнулись. Мальчик вытолкал собаку наружу. Люди стали кричать машинисту и колотить по стеклам, но поезд тронулся.
***
Лохматый подошел к пакету с гостинцами бабушке и обнюхал его.
МАМА
Она села на тумбочку и одела «Прощай, молодость». Ей подходили эти старомодные войлочные сапоги, удобно сидящие на больных ногах. Встала, надела любимое ветхое зеленое пальтишко, взяла палочку и вышла за дверь.
С полминуты она размышляла, а не спуститься ли по лестнице? Нет, надо трезво оценивать свои силы. Шестой этаж – не третий, а восемьдесят три – не семьдесят пять.
***
Говорят, что человек резко сдает после восьмидесяти. Не знаю, не пробовал (и доведется ли?). Если так происходит, то причина, как мне представляется, лежит в запрограмированности человека на определенное количество лет. Я не имею в виду внезапно поражающие болезни, от них никто не застрахован. Речь идет о том, что нам с детства внушают страх перед возрастом.
«Бабушке скоро шестьдесят, - елейничает мать с десятилетним сынишкой, - она старенькая, надо ее слушаться и помогать».
«Твой дедушка умер в шестьдесят пять, а ведь мого бы еще пожить».
Семьдесят пять? Мда-а-а…
Восемьдесят? Ух-х-х…
(Когда-то и сорок считались критическими.)
Словом, мы всю жизнь трепещим перед годами. Да еще эти глупейшие исследования о средней продолжительности жизни. В России она составляет, дескать, у мужчин - 59, а у женщин - 65 лет.
Я разговорился как-то в разухабистой народной забегаловке под названием «Второе дыхание», что у метро «Новокузнецкая», с одним товарищем. Стоит он за столом напротив меня, понурый такой, перед ним - «сто пятьдесят с прицепом» (для несведущих - сто пятьдесят граммов водки плюс кружка пива) и канапе с сельдью.
Чокнулись с ним пластиковыми стаканчиками, накатили и спрашиваю дежурное: «Как настроение?».
«Хреновое. Позавчера стукнуло 58, а наш мужик живет 59, так что скоро помирать».
«А чего болит?».
«Да нет, ничего особенно не болит, так, по мелочам».
«А тогда зачем помирать?».
«Так нам ведь говорят, что мужик в России живет в среднем 59 лет».
После третьего захода передумал он помирать через год. Потому как выпил. А протрезвеет, и опять тягостные мысли в голову полезут.
Я бы запретил все эти цифири о средней продолжительности жизни. Человек проживет столько, сколько ему отпущено Богом. Может и сто прожить, и сто двадцать, а когда полностью освободится от страха перед Жизнью и Смертью, то и двести накрутит.
(В любом случае, нечего пугать нас этой самой «средней…».)
***
Мама всю жизнь проработала врачом-педиатром в районной поликлинике на Смольной улице (метро «Речной вокзал»). Вспоминаю, как я, подросток, ждал четверга, чтобы прибежать к ней на «грудничковый день». Эти беззащитные, улыбающиеся и плачущие существа вызывали (и вызывают) у меня бурю эмоций! Я вижу в них истинный Свет Жизни. В детишках до годика – лицо Природы, дух Вселенной. С года до пяти происходит адаптация к реальности, а с шести до семи – вхождение в нее. (Недаром в школу принято отдавать именно с этого возраста.)
С семи лет дети становятся тем, кем создал их Всевышний, – людьми, обычными человеками со всеми присущими им достоинствами и пороками.
Да, детям положено взрослеть, но для родителей они были, есть и останутся детьми.
Наберите в поисковой системе «Яндекс» «Дети» и получите 238 миллионов страниц! «Дети» расположились сразу вслед за «Жизнью» (265 миллионов), опережая такого монстра, как «Деньги» (217 миллионов).
Цифры изменчивы, но принципиального изменения соотношения не произойдет. Это закон Природы, его не отменишь.
(Одно время тоже подумывал стать, как и мама, детским врачом, но судьба распорядилась по-иному.)
Дети обожали своего доктора.
«А когда наша тетя Нина придет?» - спрашивали они родителей, укутавшись в одеяло и мечтая как можно дольше не ходить в школу.
Мама лечила внучку маршала Георгия Жукова. Он разговаривал с ней.
«Какой умный и простой человек. Столько испытал, и ни капли зазнайства».
А какого лешего четырежды Герою «распускать перья?». Нина Агамирова – такой же фронтовик, медсестра в военном госпитале, ассистент хирурга. Вам не надо объяснять, что представлял собой фронтовой госпиталь времен Великой Отечественной, и кого в него доставляли? А уж командующему фронтами тем более.
Она так и не стала хирургом. Насмотрелась.
***
Ее любили все. Нет, что я такое говорю. Так не бывает, чтобы «все». Правильно - многие, или даже очень многие.
Я не помню, чтобы она сказала о ком-то худого слова. Про нее говорили. Одна наша бакинская родственница выразилась так:
«Подумаешь, врач. Чушка она, а не врач».
«Чушка» на бакинском сленге - что-то наподобие глупого, малограмотного, неряшливого человека. И это о ней, прошедшей суровую военную годину, закончившую мединститут, воспитавшую троих детей, образцово хозяйственную, пунктуальную и чистоплотную.
И это было сказано после трехмесячного проживания в нашей квартире, в спальной родителей (они всегда уступали гостям свою кровать и укладывались на полу в столовой). И это сказала дама с шестью классами образования, торгующая в бакинской будке газированной водой.
Мама, когда «добрый» человек донес до нее сию характеристику, спросила: «А правда ли она так сказала? Ты не преувеличиваешь? И зачем ты мне это говоришь? Ну, а даже если и сказала, то, может быть, сгоряча, не подумав? Не придавай значения».
А вот еще, помню, был случай. Понаехала к нам орава какой-то деревенской родни, пожили-покушали с месячишко, а потом ее предводительница с пирамидообразным носом и прокурорским взглядом тихонечко, на всю Красноармейскую улицу, прошептала на местном диалекте своему тридцатипятилетнему сынульке.
«…! …! …!».
(«Гришик! Женись на ихней дочке! Когда они с этой своей кухаркой все передохнут, то квартирка нам отойдет!».)
Гришик блеял, мечтательно склабился, обнажая железные клыки, и скреб черными ногтями заросшее столетним мхом пузо.
«Жених», пока кампашка тусовалась у нас, обвинял меня в том, что ночью по пути в отхожее место и обратно я шаркаю тапочками и мешаю ему спать. Как интеллигентный человек, я терпел-терпел, а потом на правах хозяина выдал ему пару-тройку горячих пинков. Они привели его в чувство.
Да, вот об этом надо тоже рассказать. Как-то раз... Стоп, хватит, Карэн! Ты забыл правило своей мамы? Дурное из памяти - вон!
Мама показывала на личном примере: не верь слухам, а если они и подтвердятся, то не помни зла. Дольше и спокойнее проживешь. Как все просто.
***
Зима 1968-го. Не та, что в наши дни, слякотная и мрачная, а снежная, с морозцем, хрустящим снегом, ледяными горками, верой и надеждой в светлое будущее.
Я играю в хоккей во дворе на проезжей части. (Вы можете это представить сегодня?) Сам с собой гоняю шайбу. То я наш «Анатолий Фирсов», то их чех «Ярослав Голик». Вот «Фирсов» проходит к воротам «Владимира Дзуриллы», бросок, го-о-ол!!! (Забил в пустые ворота из двух булыжников, прижатых к тротуару.)
Я увидел ее и побежал к ней навстречу. Она, как обычно, не шла, а почти бежала. Она успела после пятнадцати вызовов и приема заскочить в магазин и, груженная авоськами, спешила домой приготовить ужин на пятерых.
***
Поезд Москва-Баку. Мы с сестрой убываем на летние каникулы к бабушке в Солнечный Азербайджан. Состав трогается с места. Вот он набирает скорость, а мама бежит по перрону и машет нам рукой, пока мы не скрываемся из вида.
***
Я спрашиваю себя: почему мы ее не берегли? Почему мало помогали? Ответ прост: мы, домашние, привыкли. К хорошему, как известно, привыкаешь быстро. С другой стороны, мама просто не могла жить по-другому. Она не умела ничего не делать. Она не могла, например, развалиться на диване и смотреть телевизор.
Мы, два брата и сестра, сидим по бокам, обняв ее, и, поминутно целуя («моя мама!»), смотрим телевизор, а мама что-то зашивает. Вот она начинает сонно кивать головой.
«Мамочка, пора спать!».
***
Я часто наблюдаю: когда один из супругов покидает другого в преклонном возрасте, и если они были действительно крепко привязаны друг к другу, то оставшийся переживает ушедшего на два-три года. Мама воссоединилась с отцом через два года четыре месяца.
***
Она спустилась на лифте и, осторожно передвигаясь, вышла во двор. Здесь, у третьего подъезда дома № 7 по улице маршала Гамалеи, детская площадка. Малышня резвится вовсю! Гоняют друг дружку, визжат. Молодой папа читает дочке книжку «Алиса в стране чудес». Знал ли Льюис Кэрролл, что в сказочную норку его Белого Кролика будут восторженно заглядывать миллионы маленьких обитателей планеты Земля, шаг за шагом овладевая взрослым искусством «открывать нужные двери»?
Малышка с хвостиком обхватила жилистую отцовскую руку своими двумя лапками и прижалась к нему. Он пока еще не осознает, что это лучшие мгновения его жизни. Пройдут годы. Девочка-ребенок станет подростком, девушкой, женщиной, женой, матерью. Папка же неотвратимо состарится и будет жить воспоминаниями, разгоняя тяжелое мужское одиночество иллюзорным братством за миской портвейна с такими же общипанными дворовыми кобелями.
Дети оставляют родителей позади. Потом они сами становятся родителями и их постигает та же участь. Дети владеют родительскими душами, иссушают и орошают их. Дети – цветы Жизни? Нет, они – сама Жизнь.
***
Мама присела на лавочку. Она смотрит на тех, кому посвятила жизнь, и на глаза ее наворачиваются слезы. Куда все исчезло? Где муж, Владимир Леонович? Как это умер? Почему дети так быстро выросли? Почему ноги плохо ходят, а память слабеет? Почему… Бесконечные «почему» человека в конце Пути.
***
Я в родительской квартире на улице Гамалеи. Отец, уже серьезно больной, лежит на диване в своей комнате и слушает Радио Свобода.
Мы с мамой сидим в столовой. Она перебирает непослушными натруженными пальцами с отложениями солей в суставах рецепты правильной жизни. Мама долгие годы выписывала их из всевозможных журналов, чтобы прийти к выводу: «Жить надо правильно!».
Эти наивные слова сегодня представляются мне верхом мудрости.
«ЖИТЬ НАДО ПРАВИЛЬНО».
Речь идет не только и не столько о здоровом образе жизни. Излишне здоровая сволочь – самая опасная падаль, с массой дурной всепроникающей энергии.
«Жить надо правильно».
Это как? Не по лжи? В Любви к ближнему?
Не к этому ли призывал Спаситель?
Тогда почему мы живем неправильно?
Почему мы призываем жить правильно, а сами живем неправильно?
Почему я доставлял ей немало горьких минут своей иногда невоздержанной, необузданной жизнью?
Почему она жила правильно, а я не следовал ее примеру?
Почему?
***
«Ты кушаешь курагу? Обязательно кушай, джана (армянское ласкательное), для сердца очень полезно».
«Если хочешь расслабиться – выпей за ужином водочки сто граммов, а пива не пей, от пива почки портятся».
«Сиди прямо, не горбись, а то к старости станешь скрюченным как вопросительный знак. Повторяй себе ежеминутно: у меня стальной штырь в спине».
«Кушай творог каждое утро. В нем кальций. Для костей очень полезно».
«Думай только о хорошем. Не говори о других дурно. Не строй козни. Не раздражайся. Не мсти».
«Люди совершают плохие дела не со злого умысла. Участь у них такая, потому что они люди, а не святые».
«Цени то, что есть. Многие не имеют даже самого необходимого для нормальной жизни».
«Радуйся успеху другого человека, и твой час наступит».
«Не говори часто и с придыханием о деньгах. Они, как и женщины, не терпят излишнего внимания к себе».
«Береги семью, ближе нее у тебя никого нет и не будет».
«Молись чаще и от души. Бог есть, я это знаю».
Простые истины? А почему я к ним не прислушивался, когда мама была жива?
***
Как-то раз к ней, полуслепой, когда она была дома одна, проникли «социальные работники», отвлекли болтовней и уволокли из буфета пенсию. Мама сказала мне: «Дай Бог этим женщинам здоровья. Наверное, эти деньги им сейчас очень нужны».
***
Мы просто сидим с ней рядом и молча перебираем семейные фотографии. И мне хорошо.
Я набираю номер родительского телефона, она снимает трубку, и мне опять становится хорошо. Так было.
И только сейчас, когда мамы нет, и я никогда не встречу ее в этом мире и не услышу в телефонной трубке «бодрую двадцатилетнюю фронтовую медсестру» (голос человека с годами почти не меняется) с неизменным: «Але-о-о, джана, это ты?», я понимаю, КОГО я потерял.
***
Мы с товарищем у нее дома. До смерти, как потом выяснится, пара месяцев. Я даже не знал, чем ее угощать в таком сложном состоянии, поэтому приносил (да так и раньше было) то, что любили вкусить и сестра, и племянник: фрукты, орехи, сыр, колбаску и прочую нехитрую снедь.
А мама еще ничего, держится! Сестра розливает чай, а она пытается непослушными руками резать куриную грудку.
- Мама, не надо. Я и сам могу настругать. Мы чайку хлебнем, и все!
- Как это так, джана? Надо поесть, у нас же гость.
Она уже не готовит, как в былые годы, долму на пятнадцать человек, но гость обязательно должен что-нибудь отведать.
***
«Наши мертвые нас не оставят в беде, наши павшие – как часовые…».
Владимир Высоцкий. «Он не вернулся из боя».
***
Я на Миусском кладбище Москвы, недалеко от метро «Савеловская». Здесь нашли приют творцы моего счастливого детства: родители, бабушка Аршалуис (мама мамы, беженка из Баку) и ее сын дядя Юрик, любимый мамин брат, вывезший в страшном 1989-ом из полыхающего в межнациональном огне города девяностолетнюю старушку-мать, жену и семью сына.
(Перемещенная на жительство к моим родителям, бабушка через три года ночью, во сне, завершила свой славный век. Дядя Юрик сразу последовал за ней: мать и ее младший сын ушли в лучший мир с интервалом в один морозный январский день.)
Я всегда прихожу навестить их один. В звенящей тишине я разговариваю с ними, а они со мной.
Бабушка Аршалуис:
- Карен джан (армяне называют меня «КарЕн», хотя в паспорте записано «КарЭн»), как моя сладенькая внучка Анечка?
- Спасибо, бабусенька, он уже мама, родила сына. Часто рассказываю ей о тебе. А помнищь, как мы сидели на балконе твоей квартиры в Баку и говорили, говорили обо всем?
Дядя Юрик:
- Джигяр (усиленное «джан»)! В шахматы еще играешь?
- Редко, дядя Юрик. А помните, как Вы всех нас возили на пляж в Загульбу?
Отец:
- Карен! Как дела? Ты еще на «Свободе»?
- Нет, папа, с Радио Свобода я ушел. Отэфирил почти четверть века, хватит. Вернулся в лоно науки. Нашу дачу в Яхроме привожу в порядок. Ты встречаешь и провожаешь меня - на веранде твоя фотография.
И мама:
- Джана! Ты сейчас правильно живешь?
- Пытаюсь. Пытаюсь, мама. А помнишь…
МГНОВЕНИЯ ПОСТИЖЕНИЯ
Первая игрушка.
Первое самовосприятие.
Первое общение.
Первый велосипед.
Первая пятерка.
Первый мобильный.
Первый компьютер.
Первый друг.
Первый экзамен.
Первая влюбленность.
Первый аттестат.
Первый студенческий билет.
Первый диплом.
Первая любовь.
Первая зарплата.
Первая семья.
Первый ребенок.
Далее - везде: первое изобретение, первая книга, первое отдельное жилье...
Первое..., первая..., первый..., первые...
Второе - не первое.
Пение соловья. Полет шмеля. Восход Солнца. Весеннее пробуждение. Осенняя листва.
Но ведь есть и другое первое: первая болезнь, первое увольнение, первое предательство, первая измена, первый развод, первый запой, первые утраты...
Одиночество. Тоска и разочарование. Обнищание. Приход к Богу. Смерть.
Так где же Счастье? Нет ответа? Его и не может быть. Потому что Счастья как такового нет. Мгновения Счастья? Не Счастья. Мгновения прозрения, очищения, приближения. Мгновения постижения.
МЕЖДУ НАМИ, АЛКАШАМИ
Мы, алкаши, очень странный народ: то бросаем пить, то вдруг опять начинаем. Вот друг Димона, Леха Борисыч по кличке «Весы» (виртуозно, когда трезвый, ремонтирует и настраивает эту электронную чудо-технику), уже в четыре утра колабродит в окрестностях Калибровской улицы и потом проникает в местный круглосуточный магазинчик. Там ему отпускают водяру в кредит, а если здесь не выгорит, тогда топает Леха на соседнюю, Аргуновскую улицу, а коли погонят и из этой спасительной душегубки, то найдется не менее славный кошмар на Звездном бульваре. В общем, где-нибудь да как-нибудь, но без заветной чекушки Леха не останется. Берет он пузырек и тут же, у прилавка, под насмешливо-одобрительные взгляды продавщиц Зин, Люб и Тонь, прикладывается к нему.
И что за работа у этих девчонок - водку мужикам продавать! У самих ведь супруги-сожители, не отдавшие еще Бахусу душу, плотно увязли в винно-водочном болоте, как огурцы на подтопленной грядке. Или Зины-Любы-Тони просто вымещают свою боль на всем пьющем роде мужском? Нещадно и вполне законно, по взаимному согласию, спаивая семя рода человеческого.
Так вот, сделает Леха два добрых глотка, вздохнет, помолчит, и три минуты спустя это уже не тот Борисыч, который вползал сюда четыре минуты назад. Это уже не бездомный старый кобель, а расправивший крылья орел молодой!
А уж когда добьет Леха «Путинку», то порхает его душа в прадедовскую деревеньку на окраине Твери, и сидит он, двенадцатилетний, на завалинке с мужиками, выслушивая поучительные житейские историйки.
Но вот душа вернулась в тело, и Борисыч уже внемлет не дядькам Архипычам-Филимонам, а продавщицам Зинкам-Любкам-Тонькам.
- Вот мой-то, слышь Борисыч, уже две недели как завис в третьем подъезде. – Антонина остервенело трет губкой прилавок. - Ух уж эта Клавка! Уводит чужих мужиков, курва подзаборная. Вот ежели я тебя, Леха, заныкаю, то твоя мне моргалы повыколет, поди?
- А слухай-ка сюды, Борисыч, - заверещала Зинка. - Давай, дуй ко мне! Моему еще целых пять годков въеживаться на «усиленной»!
Леха затребовал по случаю таких судьбоносных бесед еще чекушечку, и Любаша, единственная вдовая из девок, мигом смастерила Борисычу водяру и томаты.
- Нет, девки-однодневки, - отмахивается Леха. – Я уж как-нибудь дотяну век со своей клушей.
И выходит Леха-Весы из магазина на улицу, а там уже Леха-Бизнес (бывший «новый русский») дожидается его с пузырьком. И стоят друзья, киряют у всех на виду, общаются. Хорошо им сейчас. И плевать, что потом будет плохо. Главное – сейчас хорошо. Повальсируют со Змием, дойдут до хаты, подремлют и опять выползут во двор и накатят по новой, и обсудят что-нибудь в тысячу первый раз. Эх, хорошо! Сейчас. А когда будет плохо, они тяпнут, чтобы стало хорошо. Хорошо, чтобы потом стало плохо. Круговерть…
Веселый парень Леха-Весы. Добрый, славный человек! Незлобивый и чуткий. Оттого и пьет. И мало кто ведает, что творится в душе у Лехи. Мало кто знает об испытаниях, которые выпали на его долю. А досталось ему такое - врагу не пожелаешь. Держись, Борисыч.
Друг Лехи и мой, старый матрос Димон, больше не квасит. Нельзя ему пить. Молодец, Димон! Так держать! А ведь сколько литров зелья мы с тобой уговорили! Эх, сколько же было выпито! И сколько пролито… А какие эмоции, какие великие впечатления озаряли нас!
Теперь мы просто общаемся. Общаемся, и не пьем. Можно ведь, оказывается, и так. Конечно, нет уже того полета, в который мы устремлялись после второго стакана. Нет того энтузиазма, как говаривал Остап Бендер. Грустно, девицы (его же). Грустно, но надо учиться жить в трезвости. В полной и безоговорочной. Иного сейчас не дано. В плохое время живем. Кризис не только в экономике, но и в сердцах людей. В их душах. Полстраны воруют, остальные пьют. Нет, не совсем так. Ведь и лечат тоже, и учат, и производят, и убирают, и защищают, и пашут, и пишут.
Ведь можно не пить и не воровать, а жить.
Давайте просто ЖИТЬ!
МОДЕРНИЗАЦИЯ
Президент России решил модернизировать страну сверху донизу. «Надо бы начать с низов», подумал он, и отправился в глухую сибирскую деревеньку под названием «Modern Talking». Здесь он попросил местного примат-магистра свезти его в самую просвещенную семью, чтобы сопоставить собственные модернизационные схемы с их практическим воплощением.
Примат-магистр «Modern Talking», посовещавшись с председателем нижней палаты № 6, присоветовал главе государства семью Кузьмы Фроловича Трезвенно-Язвенного, единственную непьющую в их деревеньке, с ноутбуком «Apple MacBook Pro MC373», планшетом «Apple iPad 64 Gb (Wi-Fi+3G)», коровой Валькой, хрюшкой Деметрой и индюком Вальдемаром, то есть решительно вступившую на путь модернизации.
Делегация зашла в калитку, и Президент троекратно постучал в стальную дверь бизнес класса. Кузьма Фролович, завидев в глазок избы Президента страны, подумал, что это сон, и поэтому спросил.
- Ты кто?
- Я - Президент Российской Федерации, - отвечало «видение». - Хочу увидеть воочию плоды затеянной мной модернизации на примере Вашей, товарищ Трезвенно-Язвенный, семьи.
- Нет, я тебе не верю. Ну, какой ты Президент? Президент в Кремле сидит, а с народом общается через видеоблог. Вот мы сейчас с Маруськой отправили ему письмо.
- И о чем же оно?
- А зачем тебе знать? Ступай своей дорогой. Может, ты засланный казачок?
- Да никакой я не казачок. - Президента начинала забавлять сложившаяся ситуация. Предложение примат-магистра «Modern Talking» и министра деревенских внутренностей вскрыть дверь при помощи переносного автогена (министр всегла носил его с собой) он решительно отверг и слукавил.
- Ладно, я - не Президент, я - его двойник. В преддверии новых-старых выдуров Президента объезжаю города и веси нашей необъятной Матушки России, чтобы на месте убедиться в размахе модернизации и рассказать настоящему Президенту - что, почем и как.
- Ну, это уже ближе к правде, - шумно выдохнул в глазок Кузьма Фролович. - Мы как раз на эту тему ему и написали. Ладно, так уж и быть, сейчас расскажу.
Он кликнул супругу и та прибежала с «Apple iPad 64 Gb (Wi-Fi+3G)». Он установил планшет на Маруськиной спине и начал читать.
«Господин-товарищ Президент Российской Федерации!
К Вам обращается семья Трезвенно-Язвенных из далекой сибирской деревеньки «Modern Talking». Мы хотим рассказать о ходе модернизации в нашей округе, чтобы Вы могли учесть сей опыт для дальнейшего развития этой важнейшей составляющей российской государственности.
Так вот, господин-товарищ Президент. Примат-магистр «Modern Talking» на средства, отпущенные под материнский капитал, смодернизировал второй теще третьей жены четырехэтажный особняк у вас в Москве на Рублевке.
Председатель нижней палаты № 6 на средства нациоанального проекта «Здоровье» смодернизировал третьей дочери четвертой жены пятикомнатную квартиру у вас в Москве в Крылатском, а министр деревенских внутренностей смодернизировал деньги, предназначенные для борьбы с деревенским экстремизмом, на открытие четвертому сыну пятой жены шестизначного долларового счета в Вашем, господин-товарищ Президент, швейцарском банке «Credit Suisse Group AG».
А еще, уважаемый господин-товарищ Президент Российской Федерации, были успешно смодернизированы также …
Кузьма Фролович не дочитал. За дверью раздался глухой стук. Он посмотрел в глазок. Президент исчез.
***
Супруга Президента бережно накрыла лежащее на персидском ковре тело двойным верблюжьим одеялом. Пусть доспит так, не стоит его будить. Она с тревогой всматривалась в милые черты с новыми морщинами. Четвертый раз за эту неделю падает ночью с кровати! Наверное, опять кошмар приснился. То Сталин с Берией явились на заседание Совета Безопакостности, то Стенька Разин взял штурмом Кремлевские Покои. Но это ладно, а то ведь привиделся еще такой ужас, что коррупция вдруг разом исчезла!
Что-то было на сей раз?
МОЖЕТ, Я ЕЙ ЕЩЕ ПРИГОЖУСЬ
В понедельник возвращался с дачи в Яхроме и как обычно не обошлось без общения с народом. Вначале бабулька на перроне подошла и пожурила, что я в шортах и как бы не простыл. А потом пошел разговор. Приехала в Москву 5 марта 1953, в день смерти Сталина. «Жили хорошо, воровства не было. Чиновники его боялись, а Путина сегодня они ни во что не ставят». Сейчас живет впроголодь с инвалидом-сыном. Больше НИКОГО на белом свете нет.
Пришла электричка, зашел я в вагон, напротив опечаленный мужичок сидит. Подошел кондуктор, он показал удостоверение инвалида, дающее право на бесплатный проезд. И начал рассказывать мне свою жизнь. Служил в милиции, получил пулевое ранение в ногу в уличной схватке с бандюганами. Инвалидность, из ментовки ушел. Жена тут же сбежала к какому-то гастарбайтеру. Сейчас они пытаются выжить его из квартиры матери, где старушка, уже совсем плохенькая, тоже живет. Больше всего тоскует о десятилетней дочке. «А все равно я ее люблю, может, одумается она еще и вернется ко мне?». Едет в ведомственную поликлинику - нога постоянно опухает, врачи твердят об ампутации. «Если бы Вы знали, как тягостно у меня на душе. Пил после ее ухода месяца два, но выкарабкался. Надо как-то дальше жить ради дочки. Может, я ей еще пригожусь».
МОИ ПРИОРИТЕТЫ
Одна из любимых цитат Фридриха Ницше: «Формула моего счастья: Да, Нет, прямая линия, цель».
Я также стараюсь следовать этому принципу, под которым подразумеваю постановку задачи, ее корректировку, выход на окончательное решение и движение к цели.
С возрастом цели меняются. Сегодня, когда значительная часть жизни позади, передо мной стоят следующие приоритеты.
- Способствовать вхождению в полноценную и насыщенную взрослую жизнь внука.
- Я очень хотел бы, чтобы наши граждане не выживали, а жили, не существовали на скудные заработные платы и пенсии, а вышли хотя бы на приближенный к международным социальным стандартам уровень жизни.
И как ученый-юрист, и как журналист, и как писатель я прилагал и прилагаю для достижения этой цели необходимые усилия. Здесь очень многое, если не все, зависит от власти, но международный финансовый кризис и санкции в отношении Российской Федерации поставили серьезные препоны ну пути к реализации этой цели.
Президент и Правительство пытаются удержать страну от скатывания на дно, по мере сил стараются выполнять социальные обязательства перед гражданами, но от них потребуется еще много усилий, чтобы воплотить в жизнь очевидно не соответствующий реальной действительности заявленный в статье 2 Конституции тезис о том, что «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства»; от них потребуется еще очень многое, чтобы сделать жизнь граждан полноценной и свободной от поиска путей для элементарного выживания.
- Я бы очень хотел, чтобы реализовалась цель, заявленная еще с древних времен философами и учеными-гуманистами, добродетельными политиками и миротворцами, состоящая в том, чтобы не было войн, чтобы люди жили в мире и согласии.
Сегодня этого не происходит, и меня это крайне удручает. Но я продолжаю верить в силу добра и справедливости и искренне убежден в том, что со временем и это цель будет реализована.
Вот, пожалуй, на сегодняшний день, мои главные приоритеты.
МОЛИТВА ЗА ПРЕЗИДЕНТА
«Господи Боже, Великий Царю, Безначальный, пошли, Господи, Архангела Твоего Михаила на помощь рабам Своим Димитрию и Владимиру изъяти их от врагов видимых и невидимых».
***
- А кто это такие, Витек, за кого мы должны молиться? – спросил Павлик друга и мечтательно зевнул.
***
Всю ночь ему снилась одноклассница Танюха. Сначала они катались на катере по Фонтанке, Мойке и Крюкову каналу, а потом он с размахом потчевал ее в «Баскин-Роббинс», что на набережной Грибоедова канала, «Ванильным Лайт», «Джамокой с Миндалем», «Вишневым с Печеньем» и, конечно же, «Сердцем к Сердцу».
Затем пригласил даму четырехкамерного мышечного насоса в «Колизей». У входа их встретил Администратор кинотеатра и услужливо вручил два билета VIP на диване в Малом зале.
Показывали «Рыцаря дня» Джеймса Мэнголда, и Павлик представлял себя на месте главного героя в исполнении его любимого Тома Круза. Здесь же, на диване, он настолько вошел в роль, что по-свойски обнял Та..., нет, не Танюху, а Кэмерон Диас, исполнявшую роль боевой подруги тайного агента.
Танюха не оценила жест и отвесила ему звонкую оплеуху. И тут Павлик пробудился, обнаружив себя не на VIP-диване «Колизея», а на полу отчего дома, в своей комнате-клетушке с видом на помойку.
***
- Ты че, Павлуха, это же наши питерские Медведев и Путин! - Закадычный товарищ и ровесник Витек из 10-го «б», сын крупного чиновника, проходящего по двадцати уголовным делам о взятках, вымогательстве, злоупотреблении служебным положением, изнасиловании, педофилии и пр., закурил сигариллу «Al Capone ...NO COMMENT» и кольцами ядреного дыма вернул товарища к действительности. – «Рабы Димитрий и Владимир» - это они и есть.
- А почему мы должны за них молиться? - Павлик томно прикрыл глаза и представил, как он и его Танюха, в том самом «Колизее» из сказочного сна, на том самом диване...
- Как почему? Ты знаешь, сколько у них врагов? - вернул его к жизни Витек. - На днях у бати гостил силовик из Москвы. Он его школьный друг. Так вот, Сергей Петрович рассказывал, а я подслушал, что в Кремле готовится заговор супротив них.
- Супротив твоего бати и его друга-силовика? - Павлик тщетно пытался нащупать нить разговора, так как продолжал мечтать о Танюхе.
- Да-а-а, видать, у тебя что-то с башкой сегодня, - диагностировал Витек. - При чем тут батя и силовик? Против Медведева и Путина готовится заговор!
- А зачем? Что они плохого сделали? - спросил Павлик на всякий случай и опять «поплыл».
***
Ему привиделся выпускной бал. Он пошил себе костюм с отливом, хлебнул водки и пригласил Танюху на «белый» танец.
(Папаня объяснял ему, что до пляски надо обязательно хорошенько приложиться к «беленькой», и тогда скачи хоть до утра! Павлик грустно вздохнул: отец не просыхал с тех пор, как его уволили с «Электросилы». Он отпахал на предприятии тридцать лет, но вот грянул кризис и «лучшего по профессии» выбросили по сокращению штатов за проходную.)
***
- Как зачем, как зачем? - загорячился Витек. (Совсем как Киса Воробьянинов, когда Остап Бендер, убежденный, что нашел-таки стул с бриллиантами, с издевкой поинтересовался: «Ну зачем вам, зачем вам столько денег?».) - Чтобы вернуть страну к диктатуре! Ты посмотри, что вокруг творится. Папка говорит, что в окружении Медведева-Путина сплошь скрытые сталинисты, мечтающие о реванше.
- О каком-таком реванше?
***
А после выпускного возьмет он Танюху в охапку - и айда на Невский! И вот тогда, добив у Аничкова моста пузырь «Петра Великого», признается ей в любви.
***
- Как каком?! - Витек аж подпрыгнул. - Чтобы вернуть старые порядки, когда сажали всех подряд. Чтобы уничтожить народовластие и права человека. Чтобы возродить бюрократию и коррупцию. Конечно, и сегодня в нашей стране не все гладко, - признал он сгоряча, спомнив о проделках папаши. - Есть еще отдельные недостатки, но ты представляешь, что начнется при новом переделе собственности? Батяня как-то крепко поддал и разоткровенничался передо мной и мамкой, что переписал счета в банках и объекты недвижимости в Испании, Германии, Швеции и Лондоне на тетю Клаву, сеструху свою. И если что с ним случится, посадят его или грохнут, то она знает, как действовать, чтобы имущество не пропало; все ж таки еще в советские времена восемь лет отмотала за мошенничество в особо крупном размере.
Витек потушил по обыкновению «Al Capone» о кожаный портфель от «Francesco Molinary», который приобрел вид стенда для стрельбы, и извлек из него бутылку «Whisky Pride of Strathspey 12 years». – Вот, директор «Балтийских бань» презентовал папашке шесть ящиков, - хвастанул он, - а я потихоньку пробираюсь в подвал и сокращаю запас. Давай накатим!
***
В северной столице пробило семнадцать часов. Закадычные друзья, Витек и Павлик, отпрыск большого чиновника и сын спившегося работяги, расположились на скамеечке в сквере Подводников, потягивали виски и зубрили текст молитвы за Президента. Им в числе других участников ежегодной детской Таврической ассамблеи раздали брошюру с адаптированным вариантом молитвы архангелу Михаилу. Она должна помочь отвадить коварных врагов, видимых и невидимых, от рабов Божьих Димитрия и Владимира, собирателей Земли Русской.
Завтра на уроке истории будет проведен фронтальный опрос и назубок усвоившие молитву получат в подарок бело-сине-красную футболку с изображениями на груди Михаила Архангела, побеждающего дьявола, а на спине - рабов Божьих Димитрия и Владимира.
МОСКВА-ЯХРОМА
(Посвящается неподражаемому и вечно живому Венедикту Ерофееву.)
- Ваши документы!
Молодцеватый сержант с налетом хронического дебилизма на медном лбу и рыжими усами под сизым носом оскалился в предвкушении добычи. Его напарник, наоборот, загрустил.
***
Служба тяготила парня. Он тосковал по отчему дому, стареньким родителям, маминому шорпо с картофелем, луком и зеленью, свежей хрустящей жупке. Но жить по-человечески в родном Кыргызстане сегодня невозможно. Вот и он тоже «понаехал», а куда деваться? Взяли по протекции дяди-чиновника в полицию, наводившую на него священный трепет с раннего детства. Но поработав пару месяцев, он понял, что эта служба не для него. Надо останавливать на улице людей, проверять документы у таких же, как он, «понаехавших». И если что-то не в порядке – тащить их в отделение и вымогать деньги.
Деньги, деньги, проклятые деньги. Он ненавидел эти бумажные и металлические знаки, а как без них проживешь? Да и родители нуждаются в поддержке. Вот он и отсылает им часть от того, что полицейское начальство называет «добирайте!», а на оставшиеся «добранные» и официальную грошовую зарплату снимает комнату и кое-как кормится. Улан окончательно скис, когда вспомнил Жыргал. Любимая осталась в Оше, хотя он предлагал махнуть с ним в столицу России. Жыргал объяснила свой отказ тем, что мыть полы не хочет, а на приличную работу приезжей в Москве не устроиться. Сидеть же у него на шее она не собирается. В следующем году попробует поступить в филиал Московского института предпринимательства и права, а там видно будет.
***
- Ваши документы!
Рыжеусый, напротив, сиял Красным Солнышком. Через пару лет он видел себя слушателем Академии управления МВД, а уж потом… Его отец вышел на пенсию подполковником, а он, как пить дать, перепрыгнет его на две головы. Начальство уже обратило на сержанта Дурсюкова благосклонное внимание, так как он не только из потомственных правоохранителей (дед служил следователем НКВД и специализировался на «политических»), но и, самое главное, исправно и без утайки поставляет в полицейский «общак» солидную выручку от «крышуемых» отделением рыночных торговцев.
***
- Ваши документы!
Немолодой мужчина полукавказской наружности поставил сумку на асфальт, достал из широких штанин идентификатор личности и с опаской протянул будущему генералу. Тот полистал-повертел документ, поцокал, крякнул и вернул «подозрительному лицу».
«Подозрительный» родился и вырос в Москве, но нерусская физиономия доставляла ему на протяжении всей жизни немало хлопот. Разве виноват он в том, что родители его были армяне, честные труженики и фронтовики, прибывшие в первопрестольную из солнечного Баку после Великой Отечественной.
Мужчина просочился к кассе № 5 и взял билет до Яхромы на 18-05. На дворе стояла пятница. Дачники спешили к своим фазендам, чтобы укрыться от изнуряющей июльской жары, побившей все температурные рекорды.
Мужчина (а им был я) приложил билет к турникету и направился к девятому пути, с которого отбывал электропоезд Москва-Дмитров со всеми остановками, кроме «Некрасовская» и "Трудовая".
***
До того, как прибыть на Савеловский вокзал, я успел пару раз приложиться к «Catto′S BLENDED», отличному шотландскому купажированному виски. Случилось это так. Отэфирив на Радио Свобода и проводив до «Пушкинской» закадычную подружку Юлию, я пересел на чеховскую ветку, чтобы вынырнуть на «Савеловской» и сразу же зайти в привокзальный магазин.
Продавщицей здесь бдит Вероника, девчушка лет сорока пяти, с косой до попы и озорными серыми миндалевидными глазами. Она весело подмигнула мне и отработанным движением смахнула с полки «жидкий хлеб», как именует виски знаменитый украинский телеведущий и мой «крестный отец» на Радио Свобода Савик Шустер, большой знаток этого напитка.
(В далеком 1989-ом Савик оформил меня нештатным московским корреспондентом «Свободы». Нас было в тогда еще Советской России несколько человек, работавших нелегально и под бдительным оком спецслужб. После крушения «великого и нерушимого», С. Ш. основал уже официальное московское бюро Радио Свобода, поднял его на ноги, а затем подался на TV.)
До отправления электрички оставалось больше часа, и я, как обычно, примостился под козырьком «Крошки-картошки», чтобы подвести итоги недели и составить глубокий и научно-обоснованный план на будущее.
Дело в том, что на днях я прикупил в специализированном интим-салоне мотороллер «Skif-50», якобы возбуждающий при езде на скорости от 40 км/час и выше куда круче «Виагры» и пантокриновой настойки. Разогнавшись пару-тройку раз до 60 км/час, я понял, что меня в очередной раз надули, и надо было решать, что с ним делать - то ли вернуть мотак в салон и потребовать компенсацию за несбывшиеся мечты, то ли продолжать тестирование. (А вдруг получится?)
После третьего глотка «Catto′S BLENDED» я избрал третий путь. Я решил больше не парковать призрачную интим-надежду в гараж и, оставив ее во дворе, позволить окончательно испариться.
(Неприкаянный «Skif» уволокли в первую же беспризорную ночь.)
***
Передо мной стояло еще множество серьезных задач, и в их числе проблема дачного пойла.
Дело в том, что привокзальный магазинчик в месте дислокации шести соток, подмосковной Яхроме, страдает убогостью водочного ассортимента. Здесь нет «Посольской», «Золотого кольца», «Парламента», «Анисовой» и прочих дорогих моей печени посланцев Зеленого Змия, а тащить противопоказанную «беременным и кормящим женщинам» из Москвы чревато уничтожением ее уже в пути.
Основательно приложившись к «Catto′S BLENDED», я решил-таки взять пару-пятерку пузырей «от Вероники», но при этом дать ей слово уничтожить в электричке не более одного.
Она приняла мое обещание, но с оговоркой, что если ситуация в вагоне выйдет из-под контроля, то я волен его нарушить «по независящим обстоятельствам».
Теперь можно было идти на перрон.
***
Поезд Москва-Дмитров. Последний вагон. Стандартная, думающая, что она трехместная, скамья. На самом деле люди помещаются на ней впритирку друг к другу, и одно неосторожное движение может навлечь гнев соседа.
(Как-то раз дивчина постпенсионного возраста обвинила меня в домогательстве, так как я задел локтем ее ложное ребро.)
Я хлебнул на дорожку «крепкого ароматного», и электричка взяла курс на один из старейших российских градов, не раз сожженный, но всегда восстававший из пепла.
***
На станции «Окружная» в вагон ввалилась тетка с сумкой-тележкой и, конечно же, подсела ко мне. При этом она всадила тыквообразный кулак в мой бок и прошипела: «Рас-с-селся тут, понаехавший». Я спешно придвинулся к окну, но и она мгновенно сместилась вправо, вонзив острозаточенный локоток в мое плечо. Я сжался как нелегальный мигрант, попавший в лапы грозного правоохренителя, и приготовился к страшному. Оно случилось через девять минут.
***
- Станция «Лианозово»!
***
И тетка завопила.
- Поберегись, народ! Подле меня - Аль-Каида! Я, вещь в себе, объявляю ее вне закона!
Она лязгнула клыками и вцепилась скрюченными пальцами в мою шею. Ребром тренированной ладони я отбил атаку, вскочил и двинулся к свободным местам в середине вагона.
- А-а, испугался?! - понеслось мне вслед. - Трус проклятый! Я и не таких гадюк разоблачала! На прошлой неделе выследила и уничтожила засланцев ЦРУ и МИ-6!
Вагон оживился.
- Молодец, Мартыновна! Так их, этих нелюдей закордонных! Довели нашу с тобой Россию до ручки! - распалялся косоглазый старичок с оттопыренным левым ухом. - Правильно Владимир Владимирыч выкорчевывает их на корню! Таких бы, как ты, Мартыновна, да в его отпадную команду! Тогда зажили бы мы, наконец, как у Батьки в Белоруссии! Вот с кем не забалуешь! - Старичок высморкался в кулак, извлек из школьного рюкзачка чекушку «Путинки» и слился с ней в алкогольном экстазе.
- Да уж, загнали они нас в болото. А этот, который понаехал из Аделаиды (читай «Аль Каиды»), вишь какой деловой! – дамочка с шедевром Геннадия Малахова «Уринотерапия и очищение организма» под мышкой и банкой «Охоты крепкой» наперевес припечатала меня взглядом Анатолия Кашпировского. - Ничего, и не таких ломали! – Она поскребла черным ногтем изуродованную продольным шрамом левую щеку, отхлебнула пенистого и пробасила в направлении старичка.
- Кузьмич! Дуй сюды! А то мне тоже водочки что-то захотелось. Не жидись, козел дряхлый!
- Скачу, Никитична! - И Кузьмич в два прыжка исполнил наказ.
(Кстати, у козлов не бывает импотенции. Даже самый обветшалый goat, не годный уже и к забою, пытается овладеть молоденькой козочкой. Так что называя мужчину «козлом» дама невольно делает ему комплимент.)
В вагоне на некоторое время воцарилось относительное спокойствие.
***
- Станция «Лобня»!
***
Тишь да гладь прервал баянист «Гриша» (табличка на груди), но он почему-то представился «Дорошем».
- Здравствуйте, люди добрые, граждане хорошие, господа-товарищи, леди и бляди, русские и черноморские, заморские и кавказские, местные и понаехавшие! - Он растянулся в блаженной чернозубой улыбке. – Я - Дорош из Лобни. Бывший солист академического театра оперы и балета, а ныне труженик похоронного бюро. Вчера в связи с аномальной жарой я перевыполнил план по продаже гробов на пятьсот процентов, и осчастливленное начальство предоставило мне отгул.
Сейчас я исполню только для вас «Реквием по Аве Марии» (?) Иоганна Моцарта (??). - И забаянил «Из-за острова на стрежень».
Кузьмич оживился.
- Красавчик, Дорош! Когда же в нашем Дмитровском районе новый Стенька объявится?
И стал подпевать. Вдруг Гриша-Дорош завопил «Стоп, машина!», поставил баян на пол и начал отплясывать лезгинку. Он скакал в проходе и собирал железные рубли, а поборница уринотерапиии сунула ему половину десятирублевки.
Отплясав, Гриша-Дорош схватил баян и устремился в следующий вагон.
***
- Станция «Луговая»!
***
- Тетушка Глафира, а почему дядя назвался Дорошем? Ведь на табличке написано «Гриша». - Паренек лет восьми вкушал эскимо, а свободной рукой листал «Краткий курс сексопатологии для учащихся начальных классов».
- А у него много имен, Филиппок. – Сидящая напротив тетушка Глафира проткнула меня желтыми сверчками и спикировала огнедышащую нежность на племяша. - На свете есть люди, которые каждый день надевают на себя новые маски.
И чего это Вы таращитесь на мои ноги? - гаркнула она, хотя я уткнулся взглядом в пол.
- Да нет, я просто...
- Как же, «просто». Так я и поверила! Один такой тоже глазел-глазел, а потом побежал с тамбур.
- Блевать? - неосторожно уточнил я.
Тетушка Глафира позеленела маринованным перцем и полушепотом затараторила.
- Блевать? От моих ножек? Да мужчины, Вам не ровня, обсасывают их взасос и дочиста! Каждый пальчик вылизывают. Впрочем, тебе - отбросила она условности - это не светит. - Ты только глянь на себя! Пугало резаное!
- Может быть, недорезанное? - я представил, как потные, с черными пятками, целлюлитные грабли тетушки Глафиры погружаются в мой рот, и поперхнулся.
- Нет, именно резанное! - истерически настаивала она. - То есть уже зарезанное! Обрезанное и порезанное! – ее фантазия била через край.
Беззубое человекообразное с татуировкой на лбу «Не верь, не бойся, не проси!» прошепелявило.
- Да уж, такому на зоне перо в бок и в дамки!
- Вот-вот, я и говорю, - не унималась тетушка Глафира. - Думает, раз бороду заимел, то может на всех положить.
- Что положить? - попытался я внести ясность.
- А то, чего у тебя нет! - И тетушка Глафира ткнула пальчиком со слезающим маникюром в «Краткий курс сексопатологии для учащихся начальных классов». Племяш Филиппок как раз перелистывал страницы с цветными иллюстрациями «того», чего у меня «нет».
***
- Станция «Некрасовская»! Без остановки!
***
Кузьмич и Никитична, воседающие у противоположного окна, уничтожили к тому моменту два алкалоидных снаряда и пребывали в расслабленном состоянии духа.
- Слышь, Кузьмич, - донеслось до меня, - а я видела в магазине у «Савеловской», как «Аль-Каида» утрамбовывал в свой баул «Посольскую», «Парламент», «Золотое кольцо» и «Черный соболь». Давай предложим поделиться по-хорошему, а не то сообщим о нем куда следует.
- У тебя, Никитична, не башка, а Моссовет. - Кузьмич сунул нос в рюкзачок и одобрительно хрюкнул. - Закусь у нас есть: наисвежайший тульский пряник и полбатона «микояновской». Зови «Аль-Каиду» к нам. Видишь, пучеглазый напротив нас выскочил и освободил место. Он мне, как и «Аль-Каида», тоже сразу не понравился. Видать, его сообщник. Испужался и сбежал!
Я решил не ждать официального приглашения на «банкет» и пересел к ним сам, так как мужичок с зэковской татуировкой впрыснул в вену что-то супертонизирующее и с садистскою ухмылкой извлек из скукоженной барсетки трехгранный стилет.
- Вот это я понимаю! - восторженно взвизгнул Кузьмич. - Сам пришел! Наш человек! А мне с «Аль-Каидой» всегда везло. Когда служил шпионом в Лондоне, то познакомился на одной закрытой вечеринке с молоденькой аль-каидной мусульманочкой из Ливана.
Звали ее Нибааль, что означает «Благородная». Росточка она была небольшого, но грудь, братцы-акробатцы, так и перла наружу, словно Ксюха Собчак из телеящика. И задницей девка вышла не в бронь (?), а в глаз.
Старый разведчик Кузьмич погладил мою сумку и плотоядно облизнулся. Я извлек из нее пузырь «Посольской», так как разговор перетек в международное русло.
- А чего дальше-то было, Кузьмич? - Никитична отложила «Уринотерапию…» и проворно выхватила противопоказанное «детям и подросткам до 18 лет, беременным и кормящим женщинам, лицам с заболеваниями центральной нервной системы, почек, печени и других органов пищеварения» (предупреждающая надпись на потребительской таре единицы алкогольной продукции).
Я задвинул баул под скамью, а на коленях пристроил изъятый из него ноутбук, соорудив таким образом закусочный столик. Никитична выудила из необъятного бюстгальтера три пластиковые рюмки и с аптекарской точностью наполнила их живительной влагой.
- За мир на Ближнем Востоке! - произнес Кузьмич, и мы дружно накатили.
- Вот, угощайтесь, свежайший тульский пряник, - хвастанул он. - Купил его в нашем родном Дмитрове в позапрошлом году, шестого сентября, в день города. – Кузьмич, не мешкая, запихнул твердокаменное мучное кондитерское в железнозубый рот, в три секунды разгрыз его и, давясь, проглотил. - Так что тебя интересует, Никитична? Отымел я благородную Нибааль или нет? – Матерый шпион достал из рюкзака щетку для чистки посуды «Libman» с медной щетиной и принялся скоблить полость зевала. Завершив трудоемкий процесс, Кузьмич неожиданно взвизнул - Нет, не отымел. Я ее завербовал!!! Сейчас расскажу, как это было. Только давайте, пацанчики, сперва отметим это дело.
Я не на шутку встревожился. Из «братцев-акробатцев» мы с Никитичной стали «пацанчиками». Не учудит ли чего еще прожженный разведчик? Никитична наполнила «бокалы», и мы пожелали Матушке-России скорейшего вступления в ВТО.
***
- Станция «Катуар»!
***
- Так вот, лисички мои. – Кузьмич набирал обороты. - Пригласил я, значит, Нибааль в «Castle». Это паб такой в столице Туманного Альбиона.
Пусть он и далеко от центра и недешев даже для преуспевающего кадрового разведчика, зато в нем приличная публика: преподаватели разные, наркоторговцы, трансвеститы с геями и прочий ученый люд. А пива так просто море!
А так как она ничего из спиртного не пила из-за религии, то я и напабился в одиночку. Вот такая история.
Бывалый чекист взял «Посольскую» в свои чистые руки и распределил остатки. Потом залез в рюкзачок, достал колбасу и произнес: «За восстановление дипломатических отношений с Грузией!». Тост был решительно поддержан. «Микояновская» так и зависла в жилистой длани Кузьмича, поэтому я элегантно занюхал ремешком часов, а Никитичне сунул под нос циферблат.
- Кузьмич, - разволновалась она, да так сильно, что из глаз-щелочек заструились слезы. – Ты уж не увиливай, договаривай до конца. Не будь депутатом, трендящим черти чего. Рассказывай, как завербовал Аль-Каидочку? И что с ней стало потом?
В ответ Кузьмич шустро схрумкал сырокопченую, прижался багровой щекой к засаленному окошку и захрапел.
***
- Станция «Трудовая»! Без остановки!
***
- Ну что, довольны? - Никитична смотрела на меня так, словно я ее поимел и не заплатил. - Выполнили задание Аль-Каиды?
- В смысле?
- В прямом. Споили советского чекиста-разведчика, завербовавшего Аль-Каидную ливанку!
Я решительно призвал для обсуждения заявленной темы «Парламент» и, «открыв заседание», робко напомнил.
- Вы, кажется, что-то говорили о трендящих депутатах?
Никитична мгновенно оживилась и выпалила.
- А то как же! Сидят там на Охотном ряду в тепле да кнопочки отжимают. По себе знаю.
- ??
- А что, непохоже? Давай, Аль-Каида, наливай бывшей депутатше от партии власти. Выкладываю на закусь, так уж и быть, добрый шмоток сала. Брат Миколка прислал из Незалежной. - И она оприходовала столик-ноутбук кусочком розовой свиной грудинки размером со спичечную коробку. Я настругал его на тонкие дольки и предложил: «За урегулирование газовых споров с Украиной!».
Тосты сыпались как из рога изобилия. Мы пили «за» отмену экономических санкций в отношении Ирана и «против» размещения Соединенными Штатами систем ПРО под носом у России; «за» воскрешение Союзного государства Белоруссии и России и «против» повышения пенсионного возраста во Франции; «за» признание ООН независимости Абхазии, Южной Осетии, страны Басков на севере Испании, подмосковного Дмитрова в центре европейской России и «против» сокращения служащих лондонского метро. «За»... и «против»..., «за»... и «против»...
На исходе «Золотого кольца» к нам подсел товарищ в штатском с огромным пакетом из «Ашана» и кровоподтеками на шее. Фальшиво откашлявшись, он гнусаво пропел.
- Хорошо сидите.
- Да уж, Мефодьич, славно гуляем. Присоединяйся! - И Никитична придвинула к нему пустую посудину дрыхнущего Кузьмича.
- С тебя штрафная.
- Не могу, я на дежурстве, - поморщился Мефодьевич. - Ты же знаешь, наш брат дожен быть на службе завсегда трезв как стеклышко и тише воды, ниже травы. Хотя... – И он решительно наполнил пластиковый сосуд.
- Ну, за наше славное ФСБ! - прохрипел он на весь вагон и немедленно выпил.
***
- Станция «Икша»!
***
- Скажи, Никитична, сколько тебе годков, - полюбопытствовал он, занюхав тыльной стороной ладони.
- Осьмнадцать, - скокетничала она и, скрепя сердце, вытащила из бюстгальтера соленый огурец толщиной с карандаш.
Я принял сигнал и выпустил на свет Божий «Черного соболя».
- А тебе можно дать гораздо меньше, - страфаретничал Мефодьич и подставил рюмаху.
- Меня как из Госдумы погнали, так я и сбросила тридцать годков, - польщенная Никитична освежила емкости, а я постругал на столике из ноутбука то, что считалось огурцом. Поверхность моего элитного широкоформатного «Toshiba Qosmio X770-11R PSBY5E-02M01TRU» приобретала вид полотна эпохи имрессионизма.
- А за что Вас из Думы... тово...? - полюбопытствовал я. - Вы, наверное, выступали в защиту простого народа и не вписывались в команду? - И, пользуясь случаем, предложил помянуть Всеобщую Декларацию прав человека. Мефодьич освежил емкости.
- Да Аллах с тобой, Аль-Каида! - загоготала Никитична. - Что ты такое несешь? Я что, похожа на тех, кто заботится о людях а-ля Хованская? (Галина Хованская - депутат Государственной Думы России, отстаивающая жилищные права граждан.)
Нет уж, дудки, до этого я никогда не опущусь. А вот за Всеобщую Декларацию выпью. Более безумного документа не припомню. Нет, вы только вдумайтесь. Она извлекла из потайного кармашка панталонов студенческую шпаргалку и процитировала:
«Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства».
Ужас! Кошмар! Вот Кузьмич дрыхнет. Ну какая он мне ровня? Да этот пень все операции проваливал, что в Лондоне, что в Париже. И даже в Минске. Батьку в девяностых пытался завербовать, а тот ему дал в рыло. А еще он ...
В этот момент Кузьмич пробудился. Он затряс головой и рассек ладонью воздух.
- Ты чего мелешь, Никитична? При чем здесь я? Батька сам хотел завербоваться, а заехал он мне в репу совсем за другое. Бабу мы не поделили на его именинах, понимаешь, актриску-полечку, вот он и обиделся, все ж таки сам выписал ее на торжество. А уж как он мне влепил в пятак, тут я вербовочный контракт и разорвал в клочья. - Кузьмич выхватил рюмку у Мефодьича и залпом опорожнил. - Не обижайся, полковник. Уж больно люблю я выпить.
- Да об этом весь Дмитровский район знает! - Мефодьич порылся в пакете и вытащил бутылку «Старой Москвы» с остатками на донышке. – Вот, есть кое-какой запасец. - Никитична засунула два пальца в бюстгальтер и нашу теплую кампанию скрепила плавленая «Дружба».
- Ты, полковник, тоже хорош. - Кузьмич зажмурился и чихнул. - Помнишь, как ты отмазал Юр Михалыча? Ребята поймали его, когда он закладывал тайник под шпионский лунный камень в Ясенево, а ты взял, да и развалил дело. За это тебя из центрального аппарата и поперли к нам в Подмосковье. Скажи честно, сколько тебе «Mossad» заплатил?
- Не вороши прошлое, Кузьмич. – воровато озирнулся Мефодьич. - Что было, то было. Я не деньгами, а пятикомнатной хатой взял, - перешел он на шепот, слышимый аж в тамбуре. - На Большой Ордынке, возле израильского посольства. - Давай лучше накатим.
Никитична ударно разрулила капельки-слезы «Старой Москвы» от Мефодьича, а моего слегка ободранного «Черного соболя» заткнула в бюстгальтер. В него же она заныкала выставленную поначалу плавленную «Дружбу».
- Это мне на утреннюю опохмелку, – плотно сжатые губы Никитичны растянулись в хищном оскале загадочной Джоконды, - иначе подохну.
Я судорожно нащупал в спецотсеке конспиративных трусов неприкосновенный запас в виде поллитровой фляжки с ромом и облегченно вздохнул - она была на месте!
Никитична истошно фыркнула «За любовь!!!», и мы окапелись-ослезились не чокаясь.
- Так все-таки, за что Вас из ГД РФ ... тово...? - осторожно напомнил я.
- Вот из-за этой самой любви. - Никитична выпятила грудь, и из бюстгальтера выпал травматмческий пистолет МР79?9ТМ, более известный как «Макарыч». - Мефодьич подобрал его и засунул в пакет.
- Пущай пока у меня полежит. А то ты как перепьешь, начинаешь палить поверх голов, а Никанорычу из Морозок прострелила ягодицу.
***
- Станция «Морозки»!
***
И тут в вагон зашел перебинтованный поверх рейтузов Никанорыч. Он подскочил к Никитичне и завизжал недорезанным поросенком.
- Ну что, Никитична, все пьешь? А где твой «Макарыч»? Давай-ка, шугани по мне еще разок. Я под ту дырку в заднице пробил себе еще одну пенсию по травматизму в общественном месте.
- Нет уж, Никанорыч, дудки. - Никитична смачно выругалась. - Тебе - бабло, а мне опять объяснения строчить? В тот раз я указала, что ты пытался меня изнасиловать по моей просьбе, вот я и прибегла к самозащите. Кстати, Аль-Каида, знакомься. - Она ткнула в пузо Никанорыча сарделькообразным пальцем, и тот сложился пополам. - Бывший замминистра, а ныне почетный вахтер.
Он выпрямился и заплакал.
- На кой черт ты всякий раз напоминаешь мне об этом? Сыпешь золу (?) на рану.
- А чтоб ты не зазнавался! Знаешь, Аль-Каида, за что Никанорыча поперли из министерства? Ха-ха! Ржать будешь. Он скоммуниздил у своего Министра сотовый телефон! Они тогда только появились, вот Никанорыч и не удержался. Спер, когда тот секретаршу в кабинете натягивал. Вытащил из брошенных в приемной брюк. А поймали, когда пытался сбагрить мобилу на «Горбушке» – на опера в штатском нарвался.
Разжаловали его в вахтеры в том же самом министерстве, а последние десять лет сторожит он в Фонде сексуальных меньшинств имени сэра Элтона Джона. Даже звание заимел «почетного вахтера». Грамота от самого Министра внутренних дел есть.
- А при чем здесь МВД? – опешил я.
- А при том, что оно крышует этот Фонд. Уж больно огромные деньжищи в нем крутятся. И почему оные господа себя «меньшинствами» называют? В Госдуме, Администрации Президента и прочих вертикалях-горизонталях власти эта сестробратия всегда составляла твердое большинство.
***
- Станция «Турист»!
***
- Так все-таки почему Вас и Госдумы ...тово...? - в третий раз вопросил я.
Никитична томно вздохнула и провела обложенным языком по обгрызанным губам.
- Эх, Аль-Каида, по живому режешь. Из-за Калигулы.
- ??
- Да нет, не думай, что выжила из ума. Такая кличка была у мальчонки моего возлюбленного, сынка моей школьной подружки. Беспримерный дебил, весь в маман, и креативный альфонс, но такой зайчик. Вот я и спустила на него бюджетную таньгу, выделенную для научных изысканий в области сексуальных извращений (подвизалась членом госдумовского комитета по охране здоровья).
А нарекла я его Калигулой за отчаянную самовлюбленность. Мог часами стоять перед зеркалом и прихорашиваться. Он даже возбуждался сам от себя!
Прикупила я своему ягненочку двушку неподалеку от Думы, чтобы всегда был под боком, спортивную машинку «Aston Martin Vanquish» и огромный искусственный фаллос.
- А у «Калигулы» что, своего не было? - ударил я ниже пояса.
- Да имелся, только недействующий, - поморщилась она. - Зато какой он был ласковый, мой хомячок! Импотенты все нежные. Не то, что такие озабоченные выродки, как ты, Аль-Каида. - Никитична извлекла из «Уринотерапии…» фотографию. - Вот посмотри, какой красавчик.
На меня уставился лысый узколобый прыщавый циклоп в спортивном костюме от «Bogner» и шахматной доской под мышкой.
- Этот элитный прикид тоже я ему справила. - Никитична сплюнула и угодила на дырявую штиблету внимавшего ей по стойке «смирно» почетного вахтера. - Калигуленчик мой тащился от шахмат. Играть совсем не умел, но страсть как любил. Они его и погубили. - Никитична всхлипнула. - Резался он с соседом по психушке в Яхроме, а правил-то не знает, ходил лошадью как королевой. Тот и забил мою цыпу доской до смерти.
А рехнулся мой хомячок оттого, что я резко обнищала, лишившись депутатской кормушки. Стал бросаться на людей, а меня полоснул по лицу ножичком и мочку уха откусил. - Никитична величаво откинула прядь рыжих с перхотью кудрей. - Вот я и определила его опять же поближе к своей дмитровской берлоге, в Яхрому. Из госдумовской хаты меня сразу же выкинули, а ту, что прикупила моему суслику, суд признал собственностью МВД. Я так и не поняла, с какого рожна. В ней сейчас наркопритон.
Никитична выудила из бюстгальтера моего опохмельного «Черного соболя» и смачно приложилась к нему.
- Я, Аль-Каида, начальствую сейчас «мамкой» по всему Дмитровскому району. – «Зверек» юркнул в свою норку. - А Глафира, на костыли которой ты пялился, «госпожой» у меня шустрит. Тридцать рабов имеет, в том числе из руководства районной Администрации, силовиков и прочих уважаемых структур. И чем крепче их лупит, тем они размашистее платят. А одного полковника чуть даже не зашибла каблуками насмерть. - Никитична скосилась на чекиста Мефодьича. Тот сделал вид, что смотрит в окно. - Не хочешь ли и ты записаться к ней на сессию? Глафирка к нам перевелась из директрис средней школы. Вишь какие у меня кадры! Филиппок - племяш ее от сеструхи Варьки. Та промышляет криминальными абортами, а до этого заведовала детской поликлиникой. Так что у нас тут все чин-чинарем! Все схвачено, за все уплачено.
А тебе, Аль-Каида, девочка на ночь не нужна? – «Мамка» похотливо причмокнула. - Хотя на что ты, пучеглазый жупел, способен? – Она брезгливо скривилась. - Разве только какая-нибудь трижды полоумная из той же яхромской дурки ляжет с тобой в одну койку.
Кстати, Мартыновна, которая произвела тебя в «Аль-Каиду», тоже из этого заведения, то бишь из яхромской психиатрички № 9, самой крутой в Подмосковье. Ее выпускают на один день, а сейчас она возвращается из Центрального аппарата Лубянки и соскочит в Яхроме вместе с тобой. В родную lunatic asylum возвращается. В лучшие времена корпела она философом, заведовала кафедрой в высшем учебном. А съехала из-за Иммануила Канта. Стала копаться в себе, и вот результат. В дурке Мартыновну так и зовут – «вещь с себе». Кстати, могу и тебя в нее устроить, если захочешь подлечиться мальца.
(Я душевно поблагодарил и пообещал непременно воспользоваться услугой, когда превращусь в философский камень и обрету, наконец, истинную духовную свободу.)
- А что она делает на Лубянке? - не переставал я удивляться. - Ее там лечат?
- Не лечат, а инструктируют, - важно поправила дмитровская «мамка». - Полковник Мефодьич (вот этот самый) - куратор ее. Она ходит у лубянских «ребят» в особо ценных агентах, и он транспортирует Мартыновну раз в неделю в Москву на смотрины.
А специализируется она на таких, как ты, злобно квакающих супротив власти. Мы тут в нашем районе все и обо всех знаем, в том числе и о дачниках-неудачниках. Так что можешь передать там своим на Радио Свобода, что недолго ей осталось хайло гнилозубое разевать. Очень скоро...
Я так и не узнал, что же такое должно случиться «очень скоро». В дело вступил полковник Мефодьич.
- Мартыновна! - скомандовал он. - Готовься, выходим!
«Вещь в себе» на другом конце вагона вскочила и, лихорадочно толкая сумку-тележку, заструилась к выходу.
***
- Станция «Яхрома»!
***
Я тепло попрощался с попутчиками, а Никитичну даже чмокнул в щечку с отметиной от «Калигулы», и вышел на платформу. Мефодьич с подопечной шли сзади и напевали «Похоронный марш» Фридерика Шопена. Сумкой-тележкой рулил постоянный клиент тетушки Глафиры. Я поднялся на мост.
***
Мартыновна набросилась на меня как пантера и столкнула вниз на железнодорожные пути. Я повис на высоковольтных проводах, зацепил ногой опору эстакады и через мгновение превратился в горстку пепла, а эту зарисовку продиктовал с того-нашего света издателю «Высшего пилотажа».
Расписание электрички по маршруту
Москва-Дмитров
Время
Станция
18.05
Москва Савеловская
18.10
Тимирязевская
18.14
Окружная
18.16
Дегунино
18.20
Бескудниково
18.23
Лианозово
18.28
Новодачная
18.30
Долгопрудный
18.33
Водники
18.36
Хлебниково
18.38
Шереметьевская
18.43
Лобня
18.45
Депо
18.48
Луговая
18.52
Некрасовская
18.55
Катуар
18.58
Трудовая
19.04
Икша
19.08
Морозки
19.12
Турист
19.20
Яхрома
19.27
Дмитров
МОЯ КЛЕОПАТРА
Случилось неизбежное - я встретил ЕЕ. Ее зовут Клеопатра, или Клео.
Клео - это свыше, ниспосланая оттуда. Припадочный лысый Цезарь тоже ведать не ведал, когда и откуда на его плешивую венценосную башку свалится египетская дьяволица, погубившая этого маразматика с претензией на Божество, а вслед за ним отправившая раньше времени к праотцам еще одного «бессмертного» - самовлюбленного пьяницу Марка Антония. Да и в блаженного Октавиана вцепила бы коготки и превратила в безвольную скотинку, не будь тот Августом, прозорливым, неприхотливым и непохотливым антиподом позорной римской бесовщины.
Моя Клеопатра не такая. Она делает людей лучше. Вот я, например, благодаря ей бросил бесцельно квасить и мыслю теперь исключительно продуктивно и врастяжку, не галопом.
Моя Клео вернула мне творческое либидо, и мой Макарыч («Приключения Петра Макарыча, корреспондента Радиорубки Американской Парфюмерной Фабрики «Свобода». Москва, Серебряные нити, 2007) вновь, воодушевленный и одухотворенный, заколесил по необъятным просторам Матушки-России. Макарыч ожил. Это искрометная Клео, загадочная Клео, зеленоглазая фурия, манящая шаманка, хрупкая лилия в стальном панцире своим прерывистым дыханием воскресила его.
Клео - огнедышащий вулкан. Клео - гепард в затяжном прыжке. Клео - обвивший змий.
Клео, одна только Клео, одна лишь Клео в этом мире грез и фонтанов, звезд и теней.
Египетская фурия плохо кончила (что, впрочем, ожидает и всех нас, только в разнообразном физическом исполнении).
Моя Клео будет жить долго и относительно благополучно. Относительно потому, что в этом подлунном мире истинного счастья нет и быть не может. Есть отрезки пути, свободные от потрясений и невзгод.
Клео пройдет свой путь уверенно и тихо, согревая заблудшие сердца теплом полей и мерцанием света.
Клео добьется… Клео сможет… Клео поймет...
МУДРЫЙ СТАРИК
Он зашел в вагон метрополитена и встал у дверей напротив. Рыжий кожаный портфель он опустил на пол. Теперь уже не жалко! Когда-то его лучший друг тоже был молод и полон сил, а сейчас являл собой, как и он сам, потрескавшийся анахронизм, годный разве что для транспортировки любимой настольной книги.
Я не ошибся! Он нагнулся и извлек из рыжего чтиво. Закладка из лепестка липы указывала на то, что скоро «Book Secrets» от Tom Harper будет раскрыт.
Вот он погрузился в чтение, и лицо его преобразилось. Морщины разгладились, глаза наполнились светом, и даже рыжий собрат весело заиграл потертыми кожаными складками.
Мудрый старик! Давно я не видел такого неделанного счастья, а преображение от погружения в духовную благодать произошло столь стремительно, что я немедленно запечатлел на планшете восторженное «Верю!».
МЫ И ТЕ, КТО ИДЕТ ЗА НАМИ
Вспоминаю я свое детство, и нахожу это время счастливым. Да, не было ничего почти. Одежду я донашивал за старшим братом, машинка игрушечная одна всего. Плюшевый мишка был, но я его забыл на скамейке, его залило дождем, и он сник. Я плакал. Но нового мне не купили.
Пошили мне родители костюм на выпускной вечер в школе, я его еще пять лет потом относил. Прочный, стильный по-советски костюм. Брюки-клеш. Класс! А к подкладке пиджака мама пришила большой карман. Это я ее попросил для учебников, чтобы брать с собой на экзамены в вечернем институте для спокойствия. (На первом курсе это было.) Я не пользовался, просто для успокоения души. Но один раз положил в него учебник, и он вывалился, когда я шел уже отвечать. Профессор захохотал. Час меня мучал, но поставил «отлично». После этого я срезал этот карман.
После школы начал работать авиационным механиком. Зарплата - 90 р. Это было по тем ценам круто. Я мог в ресторан девочку сводить. 10 рублей стоило сходить вдвоем в «Арагви». Но я не ходил. Грыз гранит права. Родителям отдавал от зарплаты 80 рублей, себе десятку оставлял, и мне хватало на месяц! Вот только когда влюбился как следует, пошел в комиссионку, купил джинсовый костюм за 37 р. и предстал в нем перед дамой сердца. Такая славная была девочка. Звали ее Танюша. Она не устояла. Мы хорошо и правильно дружили. Где-то она сейчас?
Родители не баловали, и правильно делали. Мне и сейчас все эти «радости жизни», все это напускное по боку абсолютно. Отец и мать приучили к восприятию духовных ценностей, и я им очень благодарен за это. А как мы отрывались во дворе! Гоняли в футбол, лазали по деревьям, прыгали с забора кувырком в сугроб. Я рекорд установил на качелях - 25 раз сальто без пристегивания. Ощущение постоянного подъема! А уж когда я увлекся в 10 лет шахматами, меня постигло настоящее счастье. Часами я вглядывался в эти волшебные фигуры. Жалко, литературы шахматной было очень мало. Приходилось просить старшего брата заказывать во взрослой библиотеке и потом переписывать в тетрадку.
Как наши дети, внуки живут сегодня? У них все по-другому. Абсолютно ВСЕ. Да, у них есть много того, чего не было у нас. Но мы были счастливей, чем они. У них совсем другая жизнь, и видят они вокруг себя столько мерзопакостей, что нам в их годы и не снилось. Поэтому я никогда не ругал и не ругаю тех, кто идет за нами. Им намного тяжелей, чем нам. От всей души желаю нашей смене устоять, добиться, достичь.
Каким путем? Пусть каждый выбирает свой путь. Но мы должны, мы обязаны поправлять тех, кого заносит не туда. Мы не можем находится в стороне. Поэтому мы просто обязаны жить как можно дольше. Не для себя. Для них.
МЫ ТАМ, ГДЕ МЫ ЕСТЬ
- Ты (не) стал депутатом (министром, президентом)?
Ты там, где ты есть.
- Ты (не) стал бюджетным вором?
Ты там, где ты есть.
- Ты (не) продвинулся по службе?
Ты там, где ты есть.
- Ты (не) научился делать деньги?
Ты там, где ты есть.
- Ты (не) женился по расчету?
Ты там, где ты есть.
- Ты (не) создал семью?
Ты там, где ты есть.
- Ты (не) стал известным писателем?
Ты там, где ты есть.
- Ты (не) веришь в Бога?
Ты там, где ты есть.
- Ты (не) умер?
Ты там, где ты есть.
- Ты (не) оказался в Раю?
Ты там, где ты есть.
***
Ты там, где ты есть. Я там, где я есть. Мы там, где мы есть.
МЭР-ФОРТОЧНИК
Мэр города N сидел за огромным дубовым столом и напряженно размышлял. Только что позвонил ответственный товарищ из Администрации Президента и сообщил, что в рамках национальной программы по борьбе с коррупцией объявляется всеобщая перепись движимого имущества государственных служащих. В качестве первопроходца выбран город N, чиновники которого, согласно данным Счетной палаты, наиболее подвержены тлетворному влиянию материальных благ и, как следствие, правовому и духовному обнищанию.
Перепись движимого имущества имеет также задачей внедрение в сознание широких масс идеологии бессребреничества, основанной на отказе от неодушевленных предметов.
«Мы должны показать народу, что человек вполне может существовать без вещей, - блеял в трубку ответственный товарищ подвыпившим бараном. - Помните, Диоген гулял по вещевому рынку и гордо хныкал: «Как приятно, что есть столько вещей, без которых можно обойтись!».
На основании результатов ревизии движимого имущества чиновников города N Президент выступит с объемным докладом перед Федеральным Собранием, а населению России будут добровольно-принудительно розданы бесплатные буклеты по цене 500 рублей за экземпляр с информацией о выявленных излишествах у госслужащих города N. Вырученные средства поступят в Антикоррупционный фонд имени крисстально честного Светлейшего князя Священной Римской империи и герцога Ижорского, кавалера Ордена Слона, генералиссимуса Александра Меньшикова.
«При этом ревизия должна быть тайной, - наставлял ответственный товарищ сопением озабоченного крокодила, - в отсутствие хозяев. Нам нужна полная опись имущества, начиная с предметов антиквариата, ювелирных изделий, художественных, скульптурных произведений и прочих творений рук двуногих словоизвергающих и заканчивая чайными ложками, шариковыми ручками, ластиками, бритвенными приборами, парфюмерией, туалетной бумагой и тому подобными безделушками.
Мы выбрали в качестве флагмана эксперимента город N также и потому, - прогнусавил ответственный товарищ удовлетворенным импотентом, - что Вы - единственный в России мэр со столь редкой и уважаемой уголовной специализацией «форточника». Убийцы, грабители, карманники, насильники, - этого добра в наших местных властях хоть отбавляй, а вот мэр-«форточник», как выяснилось, имеется у нас в единственном экземпляре.
Так как ревизия имущества должна быть тайной, - ответственный товарищ выдержал многозначительную паузу «рогатого мужа», - то Вам и карты в руки. Начальства в городе над Вами нет, и Вы всегда можете уйти с работы якобы на важную встречу, а сотрудникам строго-настрого прикажете не покидать рабочего места от сих и до сих. В аппарате Президента, дескать, готовится строгий Указ о резком повышении в госструктурах трудовой дисциплины, вплоть до применения к ее нарушителям высшей меры наказания в виде отлучения от должности на срок до трех дней. Вот пригрозил Президент депутатам Государственной Думы, что не изберет их на очередной десятый срок, если они не начнут посещать пленарные заседания, и результат налицо: в зале, наконец, кое-кто появился».
Ответственный товарищ трижды икнул, дважды чихнул и закряхтел беременной уткой.
«Залезайте в квартиры и дома Ваших чиновников, используя новейшие теоретические разработки и практические приспособления. Потренируйтесь для начала на первых этажах собственных особняков. Все-таки с момента Вашего последнего выхода на «дело» прошло немало времени, а мы хотели бы иметь стопроцентный результат. Пообщайтесь с практикующими товарищами, словом, постарайтесь восстановить форму максимально грамотно и эффективно.
Результаты ревизии записывайте на диктофон, имеющий usb-выход для связи с компьютером. По завершении мероприятия передадите его нам и получите вознаграждение в виде прекращения уголовного дела о хищении детских пособий. Остальные Ваши «подвиги» мы, к сожалению, вынуждены оставить в производстве следственных органов для того, чтобы держать Вас, как и других «слуг народа», на крючке.
Желаем удачи».
***
Боевое крещение будущий мэр получил в родном городе. Его первым клиентом стал видный академик, специалист в области управляемого термоядерного синтеза. Шестнадцатилетний паренек оприходовал элитную «трешку» в два счета. Он уволок из квартиры магнитофон импортный, пиджак замшевый, портсигар золотой отечественный и все такое прочее. На второй этаж начинающий проник через козырек подъезда, а свою первую форточку отжал стамеской.
Через год на его «лицевом счету» значилось семь успешных операций и приличная сумма от сбыта краденого, которую он хранил в шерстяном носке. Правоохранители достаточно быстро вычислили молодое дарование, но не мешали ему «работать» до наступления совершеннолетия. На следующий же вечер после восемнадцатого дня рождения он был взят с поличным, когда «брал» квартиру участкового.
С этого момента будущий мэр вступил в тесный контакт с юстицией и даже женился на дочери народного судьи. Он не работал и не учился, зато совершенствовал мастерство «форточника» и исправно пополнял закрома как своей семьи, так и кураторов из милиции. Но вот пришла пора отметиться первой ходкой. В далекой уральской зоне постигал он загадочный блатной мир, сроднился с ним и вышел на волю с твердой готовностью вернуться в «правильную хату».
Случай представился уже через месяц. Будущий мэр оприходовал одно за другим жилье действующего секретаря райкома партии и заместителя городского прокурора, и те сильно обиделись. Правоохранителям пришлось сдать зарвавшегося подопечного, и он получил второе боевое крещение.
Всего за годы «ударного труда» он заработал шесть ходок на общую сумму в пятнадцать лет и титул «вора в законе». (Его короновал сам Тайванчик.)
И вот грянула «перестройка». «Смотрящий» по своему родному району обзавелся к тому времени необходимыми связями не только в правоохранительных, но и в партийных и деловых кругах. Вот он уже депутат, а с крушением «великого и нерушимого» заделался главой районной администрации.
В мэры он пролез благодаря знакомству с первым Президентом России, посетившим город N с однодневным рабочим визитом. Молодой руководитель местного звена был представлен главе государства в качестве знатного банщика и настолько растрогал его парным искусством, что Указ о назначении мэром был подписан в предбаннике, на исходе первого ящика водки.
(Отстраненного городского голову отправили Послом в одну из африканских стран, из которой он был депортирован через два месяца пребывания за изнасилование малолетнего шимпанзе.)
Новый руководитель успешно развалил городское хозяйство и, соответственно, существенно прирастил подворье собственное, правоохранителей и проверяющих инспекций из первопрестольной.
***
Неординарное поручение центра о ревизии движимого имущества подчиненных он с треском провалил в первую же вылазку. Несмотря на долгие и упорные тренировки по восстановлению былого мастерства, ему не удалось удержаться на откосе окна четырехэтажного особняка своего первого заместителя, и мэр-форточник приземлился с третьего этажа головой на асфальт.
В пышных проводах главы города N принял участие ответственный товарищ из Администрации Президента, а семье погибшего «в результате несчастного случая» областное руководство выплатило два миллиона рублей, которые его единственный сын-наркоман ударно спустил за две недели.
НАДО НАМ, РЕБЯТА, ИЛИ ТОРЖЕСТВО ПУСТОСЛОВИЯ
(«Надо! Надо! Надо нам, ребята, жизнь красивую прожить». Из песни на музыку В.Я. Шаинского и слова В.Г. Харитонова.)
- Нам надо повысить статус врача! - убеждал Президент конференцию работников здравоохранения.
- Нам надо повысить статус учителя! - наставлял Председатель правительства форум работников народного образования.
- Нам надо повысить статус ученого! - напутствовал Президент общее собрание Академии наук.
- Нам надо повысить статус труженика села! - вразумлял Председатель правительства слет работников агропромышленного комплекса.
- Нам надо повысить статус рабочего человека! - увещевали Президент и Председатель правительства съезд Федерации независимых профсоюзов.
- Нам надо обеспечить труженику достойную заработную плату!
- Нам надо по-настоящему озаботиться проблемами семьи и демографии!
- Нам надо поднять на новую ступень заботу о материнстве и детстве!
- Нам надо сделать все возможное для наших ветеранов!
- Нам надо бросить все силы на поддержку молодежи!
- Нам надо всерьез бороться с коррупцией!
- Нам надо решительно сокращать бюрократический управленческий аппарат!
- Нам надо...
- Нам надо...
- Нам надо...
***
«Надо! Надо! Надо нам, ребята...».
НАЕДИНЕ СО МНОЙ
- Воровство непреодолимо? А ты сам что-нибудь украл?
- Тебя и сегодня обидели? Ты такой ранимый? Или ты просто слаб?
- У тебя все хорошо? И надолго ли?
- У тебя все плохо? В сравнении с чем?
- Тебе хочется денег? А ты отложил на свадьбу детям, «черный день» и собственные похороны?
- Так все-таки, можно ли преодолеть воровство? А сам бы ты воровал безнаказанно?
- Завидуешь? Или злишься на себя?
- Позвонил родителям? Нет? А не опоздаешь?
- Помыл за собой посуду? Или это не твое дело?
- Ты опять размечтался о богатстве? А зачем тогда крестился?
- Ты опять себя жалеешь? Получается, дух твой - что свеча на ветру?
- Зачем ты обидел человека? Случайно? Или ты несдержан от природы?
- Ты составил завещание? Или ты его опять переделывал?
- Опять хочешь выпить? И что потом?
- Мечтаешь о большой Любви? А ты ее заслужил?
- Изменяешь? Или ты называешь это по-другому?
- Тобой опять завладели дурные мысли? А сколько раз ты обещал себе думать только о хорошем?
- Считаешь себя недооцененным? А может, ты просто ленивый?
- Почему ты не ценишь хорошего человека, который рядом с тобой? Тебе не хватает отрицательных эмоций?
- Ты веришь в добро или пользуешься им?
- Ты опять оговариваешь безвинного?
- Почему тебя вновь потянуло на дно? Это очередной срыв или устойчивая тяга к саморазрушению?
- Что бы отдал за возможность кратковременного свидания с усопшими родителями?
***
Теперь задавай мне любые вопросы.
НАШИ ДЕТКИ И ВНУЧАТА ОЧЕНЬ ЗАНЯТЫЕ
В послепраздничные новогодние дни в отделениях сбербанка много ветеранов. Пришли выяснять насчет пенсий. Зашел в пару отделений и я по своим делам. Вот женщина с тяжелейшей одышкой выясняет, почему ей не выдают пенсию умершего перед Новым годом мужа. Ведь когда ему начислили, он был еще жив. Пришлось вмешаться. Разобрались.
- Почему Ваши дети и внуки этим не занимаются? Вам же тяжело.
- Сынок, мои детки и внучата очень занятые.
Другое отделение. Здесь бабулька совсем плохенькая. Ее отправляют что-то выяснить в пенсионный фонд. Она не ходит, а передвигается. Еле-еле, с палочкой. Повел ее из сбербанка в этот фонд. Вернее, понес. Сначала зашли в аптеку. Потом надо в магазин. А что нужно купить?
- Сынок, мой Мишатка велел сигареток прикупить и три бутылки водочки.
- ??
- Да, мы вдвоем живем. Пьет он сильно. Полгода уже. Пенсии моей не хватает.
- А что же Мишатка сам в магазин не сходит?
- Да он встать не может, не то что ходить.
- А внуки Ваши где?
- Внуки все очень занятые, сынок.
(Внучата отбросят занятость и непременно появятся, когда жилплощадь освободится для дележки.)
И вспомнил я этих самых «понаехавших», которые переводят в салонах связи деньги своим семьям. С одним их них разговорился. Зовут его Алик. Посылает в Бишкек 30 000 рублей.
- Да я сюда приехал только из-за безденежья. У нас в Киргизии работы совсем нет. А тут я на трех стройках вкалываю. Почти все отсылаю домой родителям. Пенсия у них в пересчете 300 рублей. Там у меня еще сынишка растет. Живет с родителями. Жена умерла при родах.
НЕ ГОТОВ
- Ну что, ты готов?
Морщины на его лбу заплясали синусоидой, а кустистые брови надыбились профессиональными боксерами перед решающим двенадцатым раундом.
С тех пор, как мы познакомились, прошло полгода, и наша сегодняшняя, пятая по счету встреча, должна была дать ответ на вопрос: могу ли я рассчитывать на место в группе?
- Готов, - выдавил я из себя.
- Тогда пошли.
Мы форсировали Малую Дмитровку, окунулись в подземный переход и вынырнули на противоположной стороне Садового кольца.
- Зайдем, - кивнул он в сторону одноэтажного стекляного магазина.
Продавщица с табличкой «Анжела» засуетилась депутатом перед очередными выборами, юркнула в служебное помещение и вернулась с объемистым свертком под мышкой.
Он уложил его в пакет Dunnes Stores «Better Value» c изображением персиков. Через десять минут быстрой ходьбы мы вошли в арку и уткнулись в подъезд № 3.
Звонок в домофон, кодовое слово «Дукат», и автоматическая дверь величественно зашла в паз. Нас привечал охранник a la Николай Валуев в униформе без опознавательных знаков и устрашающим «АК-74М» через плечо. Мы проследовали за ним, спустились в подвал и оказались в просторной комнате без окон. За огромным столом с зеленым сукном заседали двенадцать человек с хмурыми лицами. Один из них, по-видимому, главный, занимал место председателя.
- Я привел его! - Он окатил меня свирепым взглядом, означавшим: «Держись!».
Минутное молчание нарушил человек с глубоким продольным шрамом на левой щеке.
- Мы изучили представленную тобой кандидатуру от сих и до сих, но сейчас, перед Большим Советом, повторим пройденное. Он знает, чем мы занимаемся?
- Да.
- Ты ручаешься за него?
- Да.
- Он готов безоговорочно выполнять наши поручения?
- Да.
- Теперь пусть он сам ответит – готов или не готов?
Меня бросило в жар. «Я должен, я должен...». Ведь я страстно хотел быть в группе. Я всю жизнь мечтал добраться до настоящих денег, а члены этого сообщества принадлежали к касте суперсостоятельных людей. В их руках находились мощнейшие финансовые рычаги. И я выпалил.
- Да, я готов!
Каждый из двенадцати сделал пометку на пущенному по кругу клочке бумаги, и председатель объявил.
- Вы приняты в стажеры группы «С». Единогласно. Испытательный срок составит полгода. Затем, если оправдаете доверие, будете зачислены в штат.
***
Мы вышли на улицу.
- Твоим первым заданием будет ликвидация одной мрази из наркоторговцев. Тебе надо завершить этого, с позволения сказать, человека. Так это у нас называется. Держи.
Он передал мне пакет, и я догадался, что в нем находится. Со времен Афганистана я не держал в руках снайперской винтовки, но навыков не утратил. Меня обучали высококлассные специалисты, к тому же последующие годы я регулярно упражнялся в спецтире закрытого типа.
- Почему в пакете?
- Так неприметней. Дома собери и проверь, все ли на месте. Сегодня на твой счет поступит половина суммы гонорара, другая половина будет перечислена после выполнения задания. Смотри, не промахнись! Я знаю, что ты в хорошей форме, но все же не теряй концентрации. В Афгане ты не допускал осечек. Надеюсь, их не будет и на новом поприще.
В случае неудачи деньги должны быть возвращены и переведены на счет группы в течение трех часов. Подробная инструкция по всем вопросам от «а» и до «я» заложена в тайнике. Вот схема, где он расположен. Запомни, и я порву листок.
***
Я провалил свое первое задание. Объект был у меня как на ладони, но я не смог спустить курок. В Афганистане делал это без малейшего колебания, но там я просто убивал, а не «завершал».
Я оказался не готов «завершить человека».
***
Эту историю мне рассказал случайный попутчик в скоростном поезде «Сапсан». Я направлялся в Питер на встречу со старым товарищем, а он решил посетить, наконец, Государственный Эрмитаж.
- Как видишь, меня не устранили. Тот, кто за меня ручался и кого я подвел, сказал: «Возможно, через какое-то время ты созреешь и окажешься готов. Тогда свяжись со мной».
А как ты думаешь, что было бы, выполни я свое первое задание по «завершению человека»?
- Тебе дали бы второе, третье, четвертое задание, пятое, десятое. – Я выдержал паузу. - А потом завершили бы и тебя самого.
Мы молчали до прибытия гордости «Российских железных дорог» на Московский вокзал, пропустили в чешской пивнице «Gambrinus» по кружке «Velvet» под копченые свиные ушки и разошлись в разные стороны.
НЕ ДОВЕРЯЮ!
- Не доверяю! - бросал Президент проворовавшемуся мэру.
- Не доверяю! - хрипел начальник бездельнику-заму.
- Не доверяю! - вопила жена гуляке-мужу.
- Не доверяю! - грохотал народ на площади в ухо бездушной власти.
- Не доверяю! - пищал новорожденный этому безумному миру.
***
- Не доверяю!
- Не доверяю!
- Не доверяю!
***
«Не доверяю!» или «Не верю!».
Век недоверия или неверия?
Мы не вживаемся в роль человека или человек не хочет иметь ничего общего с нами?
НЕ ЗНАЮ
Сцена утром в автобусе. Напротив меня мама с мальчуганом лет пяти. Он с клюшкой. Видно, на каток едут. Она набирает номер и передает телефон малышу.
- Спроси у него сам.
- Папа, ты когда к нам заедешь?
***
Отбой.
***
- Ну, что он сказал?
- Сказал: «Не знаю».
И слезы на глазах парнишки. И на моих тоже.
НЕ МОГУ БОЛЬШЕ
«Не могу больше», - стонал он себе под нос на скамейке у подъезда.
Только что позвонил начальник и сообщил о грядущем сокращении штатов, под которое он попадает.
«За что мне все это? Честно пахал, не опаздывал, не прогуливал, не воровал. И вот на тебе! За что?».
Он откупорил «Tuborg black» и сделал затяжной глоток. Через пару минут тоска и отчаяние уступили место вере и надежде. Он махом добил хмельное пенистое и, почувствовав прилив сил, ринулся в домашнее логово.
- Ты опять нажрался, козел недодоенный?!
Жена Розалина схватила огрызок Новогодней елки (дело было в июле) и ткнула макушкой в его единственный глаз (другой был мастерски удален в ночь на Рождество любимой тещей - инвалидом первой группы по отделению «Голова»). Зеница вытекла, словно слеза комсомолки, и он полностью ослеп.
***
В последнем слове подсудимая дружески напутствовала пострадавшую ненавистную недополовину:
«Вот теперь ты действительно ничего больше не сможешь!».
Она была признана невменяемой и отправлена вслед за матушкой на принудительное лечение. Несчастный с помощью «сердобольных» людей форсировано спился и «случайно» выпал с десятого этажа, а его трехкомнатная квартира отошла чинуше из управы.
НЕ ОСРАМИСЬ, ПАЛАЧ!
(Посвящается Томасу Мору, английскому мыслителю, писателю. Святому Католической церкви.)
***
Сэр Томас Мор (Sir Thomas More). Родился в Лондоне 7 февраля 1478 года. Казнен в Лондоне 6 июля 1535 года. Святой Католической Церкви. Беатифицирован папой Львом XIII в 1886 году. Канонизирован папой Пием XI в 1935 году.
***
Он не был героем-революционером и политкаторжанином, не участвовал в освободительном движении и не стоял на баррикадах, не воевал на фронтах и не погиб в бою. Он отдал жизнь за Веру.
***
Томас Мор. Он вызывал у меня интерес с юношеских лет. Его «Утопия» согревало мое тогда легкоранимое и романтическое сердце. Я, как и Мор, искренне верил в возможность справедливого общественного устройства, в искоренение зла и насилия, порождаемого худшими представителями рода человеческого - посланцами Сатаны.
***
«Мне и в голову не приходит сомневаться, что весь мир легко и давно уже принял бы законы утопийского государства как из соображений собственной выгоды, так и в силу авторитета Христа-спасителя, который по своей величайшей мудрости не мог не знать того, что лучше всего, а по своей доброте не мог не посоветовать того, что он знал за самое лучшее. Но этому противится одно чудовище, царь и отец всякой гибели, - гордость. Она меряет благополучие не своими удачами, а чужими неудачами. Она не хотела бы даже стать богиней, если бы не оставалось никаких несчастных, над которыми она могла бы властвовать и издеваться; ей надо, чтобы ее счастье сверкало при сравнении с их бедствиями, ей надо развернуть свои богатства, чтобы терзать и разжигать их недостаток. Эта адская змея пресмыкается в сердцах людей и, как рыба подлипало, задерживает и замедляет избрание ими пути к лучшей жизни».
***
Начальное образование Мор получил в школе Святого Антония. В 13 лет он попал к Джону Мортону, архиепископу Кентербери, и некоторое время служил у него пажом. Юный Томас пришелся ему по душе веселым нравом, острым умом и тягой к знаниям.
***
Я тоже улыбался жизни и людям, стремился постичь таинство Света, не зная, не ведая, что, освещая мглу, раззадориваю силы Тьмы.
- Карэн Владимирович, перестаньте улыбаться! - наставлял меня в далеком 1986-ом покойный ныне Петр Никитович Савельев, бесстрашный фронтовик, кавалер трех орденов Красной Звезды и двух Красного Знамени, член парторганизации Всесоюзного Института повышения квалификации работников печати СССР, которую я возглавлял в то время.
- Но почему, Петр Никитович? - искренне изумился я.
- А потому что Вы думаете, что все такие же, как Вы - с душой нараспашку, и глубоко заблуждаетесь. Своей открытостью Вы провоцируете людей недалеких и злобных, мстительных и алчных, а их, поверьте старику, в нашем бренном мире большинство.
***
Петр Никитович, наверное, был прав. Даже без «наверное». Прав он, и все тут. Ветеран прожил жизнь и знал, что говорил. Но я все равно не хотел и не хочу в это верить. Отказываюсь признавать очевидное «их большинство». Я продолжал и продолжаю улыбаться. Меня давили и пинали, оплевывали и низвергали, но я все равно улыбался, улыбаюсь и буду улыбаться.
Даже сейчас, когда я пишу эти строки, и душа разрывается на части от свежих изломов Судьбы, мои глаза не застланы поволокой тоски и уныния. Я продолжаю верить в Свет Жизни и на выходе из ее тоннеля.
***
«Тебе приличествует быть не менее благосклонным к себе, чем к другим. Ведь если природа внушает тебе быть добрым к другим, то она не предлагает тебе быть суровым и немилосердным к себе самому».
***
Мортон предсказал, что Мор станет «изумительным человеком».
И он им стал!
***
«Основная причина всех пороков и бедствий - это частная собственность и обусловленные ею противоречия интересов личности и общества, богатых и бедных, роскоши и нищеты. Частная собственность и деньги порождают преступления, которые нельзя остановить никакими законами и санкциями».
***
Данный постулат – визитная карточка его «Утопии». Он называл ее «Золотая книжечка, столь же полезная, сколь и забавная о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия».
Он понимал, что реализовать этот («забавный») проект на планете Земля не сможет никто и никогда. Частная собственность отделила человека от первобытного стада и будет существовать до скончания веков. И беды человечества исчезнут только вместе с концом света. Но если Мор осознавал несбыточность своего проекта, то зачем вынес его на суд людской? А сделал он это потому, что был тем, кого разглядел в нем священник Джон Мортон, - изумительным человеком с золотым ключиком от прекрасной мечты. «Золотая книжечка» не дает ей умереть и поэтому сама стала бессмертной.
***
«… Существует огромное число знати: она, подобно трутням, живет праздно…».
***
И поэтому он чуть было не постригся в монахи. Однако судьба уготовила ему мирские испытания, и он пронес свой крест достойно, прикрываясь, как щитом, своей «Золотой книжечкой».
***
«Богачи используют государство, во-первых, для того, чтобы удержать без страха потери то, что стяжали разными мошенническими хитростями, а затем для того, чтобы откупить себе за возможно дешевую плату работу и труд всех бедняков и эксплуатировать их, как вьючный скот. Раз богачи постановили от имени государства, значит, также и от имени бедных, соблюдать эти ухищрения, они становятся уже законами».
***
«Утопия» бичует «кровавое» законодательство о рабочих, негодует против смертной казни и войн, тунеядства и разврата, клеймит тиранию королевского двора. Антимонархические настроения овладели автором задолго до выхода «Золотой книжечки» в свет и неудивительно, что, избравшись в парламент, Томас Мор с ходу выступил за уменьшение сборов в пользу короля. Разъяренный Генрих VII отыгрался на отце депутата и бросил его в темницу. Семья уплатила за освобождение выкуп, а Мор-младший оставил политику вплоть до кончины мстительного венценосца.
***
«…Не является ли признаком того же самого безумия стремление к суетному и не приносящему никакой пользы почету? Действительно, какое естественное и истинное удовольствие может доставить то обстоятельство, что другое лицо обнажает пред тобою голову или преклоняет колена? Что ж, это излечит страдание твоих колен? Или исцелит безумие твоей головы?».
***
Генрих VIII вернул Томаса Мора к общественно-политической деятельности, но он не ведал, что творил. Да, Мор стал при нем членом Тайного Совета, сэром и даже лордом-канцлером, но заслуги истинно верующего «перед королем и Англией» не увязывались с придворными дьявольскими хитросплетениями и интригами. В золотой клетке всевластия Мамоны нет места вольным пташкам. В ней грызутся, а не щебечат. Не то, что в «Золотой книжечке».
***
«Между собою они живут дружно, так как ни один чиновник не проявляет надменности и не внушает страха. Их называют отцами, и они ведут себя достойно. Должный почет им утопийцы оказывают добровольно, и его не приходится требовать насильно. Даже и сам князь выделяется не одеянием или венцом, а тем, что несет пучок колосьев, равно как отличительным признаком первосвященника служит восковая свеча, которую несут перед ним».
***
Настало время, и пробил Мора час. Король решил (в который уже раз!) жениться. Все могут короли? Оказалось, что нет. На расторжение освященного церковью брака требовалось согласие Римского Папы, а Климент VII был против этого развода. К тому же возомнивший о себе любвеобильный и похотливый монарх решил заодно стать наместником Господа и провозгласил себя также поводырем душ человеческих - основал Англиканскую церковь во главе с собой любимым.
Лорд-канцлер Томас Мор, аскет и стойкий приверженец католических канонов, встал на сторону Ватикана и, как следствие, вновь оставил политику.
***
«Кто путем происков добивается получить какую-либо должность, лишается надежды на достижение всех».
***
Затем он совершил еще два «тягчайших преступления» - проигнорировал коронацию свежеиспеченной супруги Генриха Анны Болейн (которую тот позже, как и ее предшественниц и преемниц, отправит на эшафот) и не присягнул Его Величеству на верность в соответствии с актами о супрематии и престолонаследии, официально скреплявшими власть короля на Земле и в Поднебесье.
***
«Вот, мама, какой большой остолоп, а все еще возится с жемчугом и блестящими камушками, как будто мальчишка!».
***
Этого Генрих VIII уже не вынес. Мор был обвинен в измене, заключен в Тауэр и приговорен к смертной казни.
***
«Влачить по земле через все лондонское Сити в Тайберн, там повесить его так, чтобы он замучился до полусмерти, снять с петли, пока он еще не умер, отрезать половые органы, вспороть живот, вырвать и сжечь внутренности. Затем четвертовать его и прибить по одной четверти тела над четырьмя воротами Сити, а голову выставить на лондонском мосту».
***
На рассвете 6 июля 1535 года в Тауэр прибыл сотрудник канцелярского суда и друг осужденного Томас Поп. Он сообщил о том, что «великодушный» король смилостивился - Мору дозволено умереть посредством рутинного отсечения головы в девять ноль-ноль. «Облагодетельствованный» воскликнул: «Избави, Боже, моих друзей от подобного королевского милосердия!».
***
Перед ликом смерти изможденный Томас Мор попросил конвоира:
«Пожалуйста, помоги мне взойти (на эшафот), а сойти вниз я постараюсь как-нибудь и сам».
Поднимаясь, он напутсвовал палача:
«Шея у меня коротка, целься хорошенько, чтобы не осрамиться».
И, опустив голову:
«Постой, уберу бороду, ее незачем рубить, она никогда не совершала государственной измены».
Палач не осрамился.
***
«Можно ли назвать справедливым и благодарным такое общество, которое столь расточительно одаряет так называемых благородных, золотых дел мастеров и остальных людей этого рода, ничего не делающих, живущих только лестью и изобретающих никчемные удовольствия, а с другой стороны, не выказывает ни малейшей заботы о земледельцах, угольщиках, поденщиках, ломовых извозчиках и рабочих, без которых не было бы вообще никакого общества?».
***
Размышления автора «Золотой книжечки» от 1516 года времени не подвластны.
НЕИНИЦИАТИВНЫЙ И УБОГИЙ
Дульцинея Порфирьевна изгнала-таки из квартиры, после двадцати восьми лет совместной жизни, супруга Палладия Пересветовича. Выставляя в коридор рыжый, с боковыми пробоинами командировочный чемодан, дама напутствовала непутевого.
- Ты - неинициативный и убогий, с тобой сдохнешь от скуки, а мне уже пятьдесят два. Ты мне ничего не дал, всю жизнь отравил, а ведь мама насчет тебя предупреждала! Мы никуда не ходим, да и как пойдешь, если нечего надеть. А даже если и приоденешься и пойдешь, то с кем? С тобой, что ли? Да ты посмотри на себя в зеркало! Бомж, да и только. Чистой воды бомж с трех вокзалов, ни дать, ни взять!
Палладий Панкратович машинально, в который уже раз, бросил взгляд в овальное отражение и узрел человека помятого суровою годиною, но не опустившегося. Он даже в этот судьбоносный и не слишком радостный момент привычно гладко выбрит одноразовым «Gilette», в отутюженной сорочке с зазубринами на воротнике, при галстуке «Made in China», в потертом, многократно испытавшем муки дешевой химчистки костюмчике от «Bolschevicka».
«Не бомж... Нет, никак не бомж», - успокаивал себя Палладий Пересветович.
Дальнейшая судьба бывшего экономиста авиационного завода, основные и оборотные фонды которого переместились в карман ликвидационной комиссии, нам неизвестна. Поговаривали, что он осел в Тамбове у веселой вдовы с видом на шесть соток, дожил до пенсии и почил в среду, после сытного обеда с курицей-гриль, пивом и креветками, успев произнести перед благостной кончиной сакраментальное кантовское «es ist gut» («хорошо»).
Дульцинея Порфирьевна тоже дала дуба, но в несколько ином исполнении. Она выудила в Интернете на сайте ugolovnik.ru гражданина и рецидивиста Харитона Аверьяновича Завалова-Замочилова. «Инициативный, креативный и зажигательный рослячок с нерастраченным мужским началом, способный воспламенить одинокие женские сердца» (из анкетных данных), насквозь пробил Дульцинею, и в первую же встречу откинувшийся с пятой ходки «инициативный и креативный» Аверьянович заколол в Тимирязевском лесопарке влюбленную Порфирьевну заточкой от напильника, так как ее левое запястье украшали зажигательные «Longines DolceVita Square», - презент к серебряной свадьбе от «неинициативного и убогого» Пересветовича.
НЕОРДИНАРНЫЕ СЕКС УСЛУГИ
За дверью на лестничной площадке раздался привычный шум.
- Пошел на ..., му... гребаный!
Это вопила сожительница Эдика. Баба, в который уже раз, выставила бывшего кинооператора за порог его же собственной квартиры.
Я привычно прильнул к глазку. Плешивенький мужичонка под шестьдесят покорно уселся на ступеньках пожарной лестницы. Под левым глазом зиял фингал размером со свеклу, а из губищ сочилась кровь. Эдик даже и не пытался ее остановить. Он не рыдал, не орал, не рвался обратно в халупу, а лишь прикрыл глаза и раскачивался в такт маятнику моих настенных часов. На его квадратной образине пропечаталось мечтательное выражение, которое случается у подростка во время первых ночных поллюций. Казалось, дядька испытывает от очередного унижения блаженный восторг. Вот он, наконец, достал желтый в крапинку платок и прижал его к зевалу. Еще через пару минут Эдик встал на четвереньки, подполз к двери и стал скулить. Собачий мюзикл обещал быть многоактным, поэтому я придвинул стремянку и уселся поудобнее.
Примерно минут через десять дверь Эдиковой хибары распахнулась и треснула его по лбу. Он завалился на бок. В проеме показалась известная всей округе шлюшка Натаха из салона сотовой связи «Dixis».
***
Она подцепила Эдика, когда он выбирал запасной мобильник для рыбалки, чтобы «не было обидно потерять его по пьяни». Натаха всучила ему бюджетный «Nokia 2600» и черканула на обороте гарантийного талона номер своей мобилы, так как поспорила с девчонками, что именно в этом месяце захомутает мужичка при «бабле». В том, что Эдик «соответствует», ее убедили «Salamander» made in Belorussia, галстук от «Bolshevichka» и поддельный «Breitling» на правом запястье.
Он позвонил ей следующим же вечером, а еще через две недели Натаха поселилась в его роскошном однокомнатном пентхаусе. Так Эдик величал свою халупу в девятиэтажке на Голубинской улице. До этого они успели побывать в буфете «Кодак-Киномира», сортире дорогущего рыбного ресторана «Золотой Остап-Porto Maltese» и элитной стоячей забегаловке «Аист» у метро «Китай-город».
В этой знаменитой чекистской переговорной (ребята с Лубянки каждый вечер стекаются в нее для обсуждения актуальных текущих проблем), за кружкой «Арсенального», Эдик сделал ей предложение «пожить у него». Взамен он пообещал полный пансион и материальное вознаграждение из расчета ... рублей в день за оказание «неординарных секс услуг».
На вопрос о сути этих услуг Эдик уклончиво ответил, что они не будут для нее обременительными.
***
Натаха окольцевала Эдика собачьим ошейником, и он прильнул к ее кожаным ботфортам на высоких каблуках. Она надавала ему пощечин и пнула носком сапога в пах. Эдик распластался у порога и заголосил «Еще, еще, моя госпожа!». Натаха молотила его ботфортами, а он цеплялся за них и покрывал страстными поцелуями.
Наконец, «госпожа» затащила его за ошейник в квартиру, и дверь захлопнулась. Послышался свист хлыста. Эдик визжал недорезанным поросенком. Неординарные секс услуги набирали славный оборот.
***
Однажды Натаха переусердствовала, и Эдик умер под плеткой от инфаркта. Ее не стали привлекать к ответственности, так как она предъявила нотариально удостоверенный договор об оказании неординарных секс услуг. К Натахиному счастью, Эдик завещал квартиру ей.
***
Я встретил Натаху в «Перекрестке». Она торгует гаджетами под эгидой «Евросети» и стреляет мутными от гулянок и пьянства зенками по сторонам. Вот подошел плешивенький мужичонка. Натаха продала ему бюджетный «Nokiia E63 Black» и черканула на обороте гарантийного талона номер своего мобильного телефона.
НЕТ ОТВЕТА
Иллюзия праздников?
Иллюзия вдохновения?
Иллюзия ожидания лучших перемен?
Иллюзия любви?
Иллюзия дружбы?
Иллюзия общения?
***
Или праздничные будни. Будничное вдохновение. Перемены без любви. Общение без дружбы.
Нет ответа.
НЕЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ТРАГЕДИЯ
Ирина Леопольдовна, серьезная вдова пятидесяти лет, богатая и одинокая, как Древний Рим, каталась по коврику в прихожей пентхауса и рыдала горючими слезьми. Она только что вернулась из полуподвального социального магазина в подмосковных Химках, где потратила на приобретение ливерной колбасы 82 рубля 40 копеек. А еще два дня назад Ирина Леопольдовна раскошелилась на бюстгальтер из «Фамилии» на юго-западе столицы аж за 130 рублей! Очередной приступ безумия не помешал ей вызвать, по обыкновению, «Скорую помощь», которая навещала грустную вдову после каждой подобной покупки.
***
Это началось не сегодня и не вчера, а некоторое время назад, когда муж Ирины Леопольдовны, известный политик и бизнесмен, отсидевший в советские времена за убийство и изнасилование, разбился в лепешку, охотясь с вертолета на архаров и козерогов. На Ирину Леопольдовну обрушилось наследство. Помимо пентхауса в «Итальянском квартале» столицы и двухуровневой квартиры на Тверской, коттеджа на Рублевке и гаража иномарок, сети ресторанов, парикмахерских и компьютерных салонов, острова на Мальдивах, баскетбольной команды NBA, многонулевых валютно-рублевых банковских счетов и прочей мелочи, она оказалась еще наследницей двух частных крематориев и овчарки Блонди, которая сторожила один из них.
Ирина Леопольдовна, выдержав по традиции праздничные сорок дней, на сорок первый вышла замуж за семейного гинеколога, знаменитого шарлатана и клинического идиота Давида Гальперовича. Казалось, жизнь забила новым ключом, однако случилось так, что гинеколог-дегенерат оказался к тому же импотентом и многоженцем, и Ирине Леопольдовна с большим трудом (пришлось вызывать крепких ребят), но выставила-таки его за дверь, отписав кретину, чтобы отвязался, крематорий с Блонди.
И вот в тот самый момент, когда веселая вдова завершила переоформление документов и ощутила себя хозяйкой всего этого «королевства», она вдруг почувствовала неимоверный приступ жадности. Заходя по обыкновению в «Алые Паруса», она покрывалась липким потом и бродила, как сомнамбула, по гипермаркету, не в состоянии купить что-либо. Ее кошелек ломился от всевозможных банковских карт, но она была не в состоянии выудить на свет Божий хотя бы одну из них! Тогда Ирина Леопольдовна решила опустить планку, но ни в «Седьмом континете», ни в «Перекрестке», и даже в захудалом «Магните» не могла заставить себя раскошелиться.
В первый же месяц несчастная похудела на двадцать килограммов, так как перешла на черный хлеб и кипяченую воду, причем половинкой батона «Дарницкого» (на неделю) она разживалась бесплатно, выклянчивая его у сестры покойного мужа, библиотекарши с зарплатой двенадцать тысяч рублей.
Ирина Леопольдовна стала также экономить на одежде и обуви. Дома она ходила голышом и босиком, а за пределами жилья облачала себя в оставшийся от супруга кожаный бушлат и охотничьи сапоги. Бюстгальтер, трусы, и колготки были напрочь отброшены как проявление расточительства.
В метро, направляясь к сестре покойного за хлебом, сообразительная дама научилась мастерски перепрыгивать через турникет, а в автобусе-троллейбусе-трамвае просачиваться под ним.
У Ирины Леопольдовны стали выпирать ребра и выпадать зубы. Ноги, груди и прочие места покрылись язвами, и она угодила в психушку.
В лечебнице больная чувствовала себя сказочно комфортно, так как не надо было ни за что платить. Спецодежда, кормешка – «за здорово живешь!». Вдова пошла на поправку, ее выписали, а зря. Дело дошло до того, что Ирина Леопольдовна взялась ночевать на коврике в прихожей, чтобы не портить хождением и лежанием эксклюзивные ковры и спальные гарнитуры.
***
Вдова пережила вторую половину ровно на один год и откомандировалась в лучший мир ночью, скрючившись на коврике в прихожей. Домашнее имущество разграбили менты, а все остальное, нажитое покойным супругом «непосильным трудом», отошло так называемому «государству».
Оставшиеся от Ирины Леопольдовны кожу и кости мобильный отряд помощи бездомным с бодрым названием «Социальный патруль» упаковал в закрытый цинковый гроб, оприходовал в Хованском крематории и развеял прах на прилегающем Саларьевском мусоросвалочном полигоне.
О ПРЕДАТЕЛЬСТВЕ, САМОРЕАЛИЗАЦИИ И ПРОЧИХ ИНТЕРЕСНЫХ ВЕЩАХ
Меня иногда спрашивают: «А предавали тебя?».
Я отвечаю: конечно, много раз. Но я не понимаю значения слова «предавать». «Ошибаться», «заблуждаться». Это больше подходит. Недавно мой старый товарищ «заблудился». Я ему от души помогал. От души и от сердца. Но он «заблудился». Я ему сказал: «Мы с тобой расстаемся до лучших времен». А когда эти «лучшие времена» наступят, и он начнет эту жизнь понимать правильно, когда он пересмотрит свои взгляды на отношения между товарищами, тогда мы вновь будем общаться безо всякой оглядки на прошлое.
Сегодня ночью явилась ко мне мама моя. Ее рецепт (она после войны всю жизнь проработала детским врачом, поэтому я и употребляю не «совет», а «рецепт»), выписанный мне еще в далекой юности, я запомнил на всю жизнь и следую ему неукоснительно. Она сказала: «Карен джан! (Братья-армяне, родители в том числе, называют и называли меня «КарЕн», хотя отец в метрике записал «КарЭн». И по паспорту я «КарЭн.) Думай только о хорошем. Не говори о других дурно. Не строй козни. Не раздражайся. Не мсти. Люди совершают плохие дела не со злого умысла. Участь у них такая, потому что они люди, а не святые».
Этим рецептом она подвела черту под философией ПРАВИЛЬНОГО отношения к людям. Раздражался ли я? Да, раздражался? Сегодня уже крайне редко. Потом молю Господа о прощении. И у мамы прошу прощения тоже. Строил козни? Нет, никогда и никому. Мстил? Нет, никогда и никому. Некоторые говорят, что без этих качеств, особенно без злости и подвохов ближнему, на работе или где еще, не проживешь. Сожрут. Надо опережать и самому хавать других.
Я не хаваю, да и меня, как видите, не сожрали. Хотя чувство самосохранения, присущее «ракам» (я по знаку Зодиака «рак») часто подводит меня. Я и сегодня нередко падаю по своей вине. Но я встаю, отряхиваюсь и иду дальше. Меня сшибают. Я не мщу. Просто встаю, отряхиваюсь и иду дальше. Ступаю я осторожно. Я ведь «рак», а раки пятятся. Один шаг назад, два шага вперед. Но только вперед. Куда я направляюсь? Не знаю. Как не знает толком никто из нас. Но я твердо убежден в том, что следую не во Тьму, а к Свету.
Карьера? А что вообще это такое? Абрахам Маслоу в своей знаменитой книге «Мотивация и личность» рассуждает о самоактуализации, о том, что человек должен реализовать себя. Я еще в далекой юности, прочитав его труды, спорил заочно с ним. Я не понимаю значения слова «самоактуализироваться». Не понимаю, что означает «реализовать себя». Сталин сделал карьеру? Реализовал себя? На сто процентов! Гитлер сделал карьеру? Самоактуализировался? На двести процентов! Но какой ценой? Всем известно, какой. Правильнее говорить о «самопознании». САМОПОЗНАНИЕ – это есть наивысшее счастье, когда ты управляешь СОБОЙ. Учишься управлять собой. Правильнее также говорить о «познании ближнего». О познании себя в ближнем.
Мне куда комфортнее беседовать с ветеранами, чем с толстомордыми надутыми чиновниками, у которых в глазах одна «зелень». Я вынужден общаться и с ними, но я плохо себя чувствую в их кругу. Вчера вечером разговорился с женщиной-ветераном у автобусной остановки. Мы пропустили наш автобус, потому что не могли наговориться. Полчаса общались. И сколько нового я постиг! Сколько замечательного и важного для своего самопознания. А чему я могу научиться у чиновников? Как правильно воровать? Как правильно пилить бюджет? Плохо мне делается от таких разговоров. Я потом спать не могу. А после беседы с этой незнакомой мне женщиной-ветераном заснул мгновенно. И начал писать рассказ о ней, о совершенно незнакомом мне человеке, общение с которым пронзило мою душу искрой правды. Обычной человеческой правды, безо всяких ужимок, ханжества и прочей нечисти.
Мы еще не сказали своего последнего слова. Мы познаем себя и потом самовыразимся, но не как Сталин, Гитлер или сегодняшняя т.н. элита. По-другому, правильно самовыразимся, без мерзопакостей.
ОБИДЕТЬ ХОРОШЕГО ЧЕЛОВЕКА
Девчушка постпенсионного возраста откровенничала со своими подружками-ровесницами в «N-ских банях».
- Эх, братцы-девки! Вы не представляете себе, какое это счастье - нагадить славному человеку и посмотреть, как он страдает.
Сейчас силы у меня уже не те, что были лет двадцать назад, а ведь сколько хороших двуногих падалей я погубила! Последним подвернулся мой седьмой благоверный Славчик, чистейшая душа.
Маруся Цинковна Замогильная-Гробовщикова хлебнула пивка и смачно рыгнула.
- Когда случился дефолт, я его смешала с таким, девчонки-парнишки, дерьмом, что и Ходорковскому с Сахаровым не снилось. Славульчик так и не очухался. Годик еще подышал-покрякал, а потом превратился в «овощ». Ну, я, по обыкновению, сдала его в психушку. Там он и отдал Б... – Девчушка-старушка хотела сказать «Богу», но вовремя осеклась, так как с религией у нее были непростые отношения.
Бабульки-подружки глумливо захихикали и нацедили «Жигулевского».
- А сейчас вот зятек на подходе! Ему всего-то полтинник, а уже два инфаркта, язва легких и цирроз дыхательных путей.
Вот, представьте, приходит он после своего гребаного Второго часового домой с авоськами, а я руки в боки и рычу на него:
«Ну что, крыса трюмовая, опять по кошкам шлялась?».
Он весь скукожится, точно депутат перед включением в избирательный партсписок, а на коровьи зенки наворачиваются лепешки. А мне только это и нужно!
Цинковна поскребла ниже пупка и отметила нарастающее возбуждение.
- И я его мордой в помойку!
«Ну что ты за мужик! Двадцать тыщ в месяц! Да моя Манька, да с ее фигуркой да-а-вно нашла бы себе...».
А он уже почти ревет, девки-однодневки!!! - Цинковна задергалась предмертвецкими судорагми в такт одобрительным гнусаво-ишачьим «и-и-и» банных подружек.
-Так их разэдак, этих добрячков! - расхорохорилась девчушка Фекла Кобальтовна, сгноившая, помимо семерых мужей, трех невесток и двух внучек. Последняя ее жертва - Алинка, студентка юрфака, повесилась на дверной ручке после того, как «любящая» бабушка-девчушка накатала на безвинную донос в «alma mater» о том, что она увязла в наркоте.
- А мой покойный внучек, Миколка, - Зоя Стронциевна извлекала из сумки-тележки чекушку «Праздничной», - пришел как-то с рынка и говорит:
«Вот, бабуленька, принес тебе кураги. Будешь кушать курагу - моторчик-сердечко еще до-о-лго прослужит».
А я ему в ответ:
«Да уж не надейся, убогий! Тебя и твоего поганца-папашку уж точно переживу. Хата вам, даунам, так просто с барского плеча не упадет».
И ведь как в воду глядела! Через месяц оба отдали Бо... э-э-э, ну, в общем этому-самому душу - расквасились в яичницу на «Оке», когда поперлись в аптеку за глазными каплями для меня.
А я вижу-то, девочки-сопелочки, на все сто! Вот, дурни, верили, что их бабка полуслепая! Купила я справку у Димитра Анатольича за литр горилки - и дело в папахе!
Так что все, все-е-е вокруг меня померли, а я бабулечка-красотулечка, живехонька-здоровехонька! - Стронциевна раскочегарилась до такой степени, что стала пинать сумку-тележку, матеря невидимых врагов: «Заполучи, хер мусоросборный; на тебе, сучара гнилозубая; подавись, рвань прыщегнойная!». Вот она успокоилась и пропела.
- Записалась я, девчатки-зайчатки, в школу танцев, хочу еще автокурсы закончить и машинку заграничную купить, благо от передохших остались три квартирки, и я их за хорошую денежку сдаю.
Славные бабушки-девчушки лакирнули «Жигулевское» беленькой, зажевали это дело припасенными бутерами со свежими огурчиками поверх ветчинки и потопали в парную.
ОДА СОЛДАТИКУ
«Солдатиком» именуется любое лицо любого рода, приставленное волею Судьбы к обычному человечку, возомнившему, что жизнь можно прожить тихо, спокойно и без вмешательства извне.
Как бы не так! «Солдатик» для того и существует, чтобы постоянно, день ото дня опровергать данный тезис и держать несмышленыша в напряжении.
Почему, спросите вы, «Солдатик»? А потому что он, в отличие от «Солдата», не в состоянии как произносить членораздельные команды, так и сколько-нибудь разумно выполнять их. «Солдатик» абсолютно не понимает человеческого языка и не способен к человеческому общению.
Его единственное искреннее желание - вредить и пакостить всем и повсюду, где только возможно. На службе «Солдатик» мучает подчиненных (если таковые у него есть) или копает под начальство изощренно-гнусными способами.
Самый же опасный тип - это домашний «Солдатик». Его еще иногда называют «вампиром», хотя это определение к нему не подходит, так как «вампир» может быть одновременно и «донором». «Солдатик» же остается «Солдатиком», пока его не проводят в последний путь, знаменующий освобождение Света от еще одного посланца Князя Тьмы.
Почему я назвал миниатюру Одой «Солдатику»? А потому, что будучу серьезным врагом, он стимулиурует нашу жизнедеятельность, не дает возможности расслабиться, держит в постоянном напряжении.
«А нужен ли такой «Солдатик» рядом? - спросите вы меня. - Нельзя ли послать его к чертям собачьим?».
Наверное, можно, хотя я бы советовал людям, решившим действительно испытать себя, не избегать «Солдатика». Не сближаться с ним, но и не избегать. Высшее искусство состоит как раз в том, чтобы нейтрализовть «Солдатика», а для него это верная гибель.
Сумеете сделать это - обыграете самого старика Ницше, который советовал «волевым» подталкивать к пропасти нас, добрых, и потому «безвольных».
«Подтолкни к пропасти слабого!».
Не выйдет, господин хороший! Потому что мы читаем Оду «Солдатику», мы его славим, а значит, мы его не боимся. Мы смеемся над ним, а не Вы ли, автор «Проклятия христианству», мечтали уйти, «смеясь, в могилу»?
Вот и «Солдатики» пущай прыгают в нее вслед за Вами, но на их лице будет гримаса безумной боли от недоделанных гадостей на этой, пока еще их, земле.
А мы, живые и здоровые, уж точно посмеемся и, не вступая в ближний бой, расправимся со всеми другими «Солдатиками».
ОДИНОКИЙ ВОЛК
(Посвящается глубокоуважаемому Владимиру Алексеевичу Волку, гениальному художнику и замечательному человеку.)
Знаменитый одинокий художник Волк вооружился мольбертом, красками и вышел на охоту. Он примостился у продуктового магазина и начал ваять двух обалдуев с радиорубки американской парфюмерной фабрики «Свобода», зарекомендовавших себя в качестве редких дегенератов и отъявленных врагов Новой Великой России. За спиной Волка привычно образовывалась толпа. Он продожал малевать, делая через каждые десять минут небольшой перерыв, чтобы пропустить тридцать капель самогонки.
Волк гнал ее из табуретки, позаимствованной с лоджии соседа Илюхи, стойкого защитника белорусской демократии и ее Верховного Дровосека. Илюха, обнаружив пропажу, жутко обрадовался, так как эту самую табуретку он, в свою очередь, уволок у закадычного другана Карюхи, тайного агента израильского «Мосгаззада». Карюха же стыбрил ее у грузино-абхазо-осетинского раздельщика Алана, а тот у видного российского прогнозиста Василиуса. Ну, а Василиусу табуретка досталась от самого Верховного Чародея России в качестве высшей государственной награды за благоприятные перспективы удвоения ВВП за сто лет в два раза.
Обалдуи Волка постепенно приобретали форму пингвинов, разевающих пасть. Они смотрели друг на друга и вопрошали: «Ты что-нибудь понимаешь? Нет? Вот и я ни хрена не понимаю!». Обалдуи упирались своими омерзительными антироссийскими харями в решетчатое окно полуподвального помещения Рыцарства Плаща и Кинжала в Большом Лубковском переулке столицы, предназначенного для допроса и последующего расстрела экстремистов и прочих оппозиционеров крисстально честной и непорочной девушки России.
Толпа, тем временем, оборачивалась в пикет пенсионеров, безмолвно негодующих против повышения пенсионного возраста до 105 лет.
(Государева Думка обосновывала, что коли россиянин не способен дотянуть до ста пяти годков, то он не заслуживает ни пенсии, ни чести быть погребенным по православному обычаю. В таком случае его тело подлежит прилюдному расчленению на Красной площади, на Лобном месте, возле Царевых покоев, а потомки непутевого лишаются права на зачатие и запитие.)
Бабулька с рулоном туалетной бумаги под мышкой и батоном «Недорезанного Подмосковья» промеж ног прошептала деду с пузырем «Жириновки».
- Чой-то, Микола, у нашего Волка хризантема какая-то сегодня выходит.
Дед откупорил «лидера ЛДПР», хорошенько приложился к нему, занюхал засаленным рукавом фальшивого генеральского бушлата и веско заметил.
- Да ты, карга старая, не понимаешь ни бельмеса. Енто он малюет депутгадов Государевой Думки. А те только и могют, что варежку разевать за наш счет. Вот наш Гексоген (в смысле «Гоген») и предупреждает этих нехристей: «Тюрьма по вам плачет!». Видишь окно с решеткой?
Бабка при упоминании о депутгадах высморкалась на тротуар, сплюнула и угодила точно в распахнутую глотку «Жирика». Она ахнула и хотела дать деру, но дед Микола схватил ее за грудки и ласково прорычал.
- Ну, вот, Кузьминична, таперича не отвертишься! Пошли-каси за гаражи, а то в суд подам за порчу чужого имущества.
И потащил несговорчивую подругу к автостяонке. Толпа гневно зашушукала на отщепенцев и продолжила молча внимать величайшему художественному действу. Одинокий Волк, между тем, размышлял: «Куда присобачить к этим двум обалдуям микрофоны? На радиорубке должны же быть микрофоны». Толпа терпеливо ждала исторического решения. Вдруг кто-то пробасил.
- Повесь, Волк, микрофоны над этими уродами. Пущай они их не видят. Нехай думают, что их бубнеж не слышен. А ребятам в окошке с Большого Лубковского все слышно оч-чень хорошо.
Волк последовал совету бывалого матроса Димона, с которым он любил пропустить рюмку-другую-десятую «табуретовки» под копченую курочку да селедочку под «полушубком», и сделал решающий мазок.
Толпа восторженно ахнула. Раздался шквал аплодисментов. Егорыч с третьего подъезда не сдержался и выпустил пар на всю Флотскую улицу. Мостовую заволокло дымом. Движение встало. Толпа зажала носы.
Одинокий Волк накатил тридцать капель и начал было собирать охотничьи доспехи, как вдруг из толпы за его спиной кто-то скромно кашлянул. Волк обернулся и ... мама родная! Это был дух великого Венички Ерофеева, его лучшего камарада, проживавшего в доме напротив. Волк сразу узнал друга по зависшей в воздухе «Охотничьей настойке».
Веничка, страдавший последние годы болезнью горла, просипел.
- Ну, ничего, ничего... Ни-че-го.
Не прошло и мгновения, как он исчез, и тогда одинокий Волк изрек застывшей в оцепенении толпе.
- Ну что же, кажется, охота удалась.
ОН ЖИЛ
Он стоял у семейной могилы. В ней нашли последний приют его дед и бабушка, родители, жена и единственный сын.
***
ФИО...
Дата рождения ...
Дата смерти...
ФИО...
Дата рождения ...
Дата смерти...
А вот о сыне сказано только лишь то, что «ОН ЖИЛ».
***
Слезы стекали из его выцветших глаз на бестрепетные скулы. Он вспоминал, как забирал младенца из роддома, вставал ночью и убаюкивал его, стирал пеленки и гладил их с двух сторон.
Жена умерла при родах, и он с помощью сестры освоил науку ухода за малышом. С трех лет приобщил его к театру, они пересмотрели все детские спектакли и обошли музеи, а когда пацану стукнуло шесть, он записал его в секцию карате.
***
Десять, двенадцать, пятнадцать лет... Учится на «отлично», занимается спортом. Целеустремленный, вежливый, опрятный паренек. Отец не нарадуется на него.
***
Окончил школу с золотой медалью, поступил на юрфак университета.
Красный диплом, работа в престижной адвокатской фирме. Первая, по-настоящему серьезная Любовь. Все хорошо, все правильно. Пока. А вот ПОЧЕМУ стало нехорошо и неправильно, он так и не понял, хотя они и жили вместе, и не было у него дурных предчувствий.
***
Это случилось в пятницу вечером. Ему позвонили из медвытрезителя. Сыну шел двадцать шестой год.
***
Вначале пиво и вино, затем коньяк, водка и, наконец, наркотики. Уговоры не действовали, лечение не помогало. С работы выгнали. Любовь испарилась.
В поисках очередной дозы он совершил сопряженное с грабежом двойное убийство и повесился в камере следственного изолятора на брючном ремне.
***
«ОН ЖИЛ».
Такую память в этой северокавказской республике оставляет о себе на могильной плите тот, кто опозорил свой род.
ОН МЕНЯ МНОГОМУ НАУЧИЛ
(Посвящается безвременно ушедшему главному редактору московского бюро Радио Свобода Владимиру Евгеньевичу Бабурину.)
- Он меня многому научил. Научил правильному отношению к смерти.
У микрофона Радио Свобода – ученый, писатель, политолог и просто приличный человек Андрей Андреевич Пионтковский.
У столичного Храма Преображения Господня на Песках, перед отпеванием моего многолетнего товарища я записываю на диктофон воспоминания друзей и коллег безвременно ушедшего Володи. Андрей Пионтковский продолжает.
- Мы созванивались регулярно, и он, серьезно больной, ни разу не подал признаков слабости. Последние его недели были очень тяжелыми, как у всех людей, которые умирают от этой болезни. В такой ситуации, когда уже оба человека знают, что происходит, очень трудно найти тональность разговора. Не о политике же разговаривать. Мне кажется, мы нашли тональность. Мы увлеченно говорили о футбольных новостях. Мы оба футбольные болельщики, хотя наши симпатии принадлежали разным клубам. И мне кажется, что эти разговоры ему немного помогали.
В эти его последние месяцы он меня, который старше его более чем на два десятка лет, очень многому научил. Может, быть самому важному искусству, необходимому каждому человеку, – достоинству смерти.
ОНА И ОН
Было дело в далеком 1987-ом. Мне, как парторгу Всесоюзного института повышения квалификации работников печати, курировавший нас ЦК КПСС выдал два билета на празднование семидесятилетия Великого Октября. Я взял с собой сотрудника и друга Вольдемара и мы пошли, облачившись в строгие черные костюмы-галстуки и белые рубашки. В холле пообщались с опальным тогда Борисом Ельциным. К нему вообще никто не подходил - боялись, что заметят и настучат. Потом прошли в зал и сели во второй ряд.
И вот Михаил Горбачев толкает речь, а мы все с умными лицами слушаем. Наступает перерыв, я встаю, делаю шаг влево и тут... О, Боже! Я отдавил ногу Раисе Максмовне, она рядом сидела вместе с женой Председателя Совета Министров СССР Николая Рыжкова, а я и не обратил на них внимания. Она громко заохала, а М.С. тут же бросил свирепый взгляд на нее и меня. Сбежалась вся «девятка» (Девятое главное управление КГБ СССР, обеспечивающее безопасность первых лиц государства). «КАК ТЫ ОКАЗАЛСЯ ТУТ?!» - в ужасе громила. «Да никак, говорю, сел, и все». «А ты разве не от нас?» (Оказывается, первые десять рядов были забиты чекистами.) «Нет, отвечаю». И тут Раиса Максимовна говорит: «Ребята, оставьте мальчика (мне было 27) в покое, он такой славный. А как Вас зовут?». «Девятка» испарилась столь же неожиданно, как и возникла. М.С. улыбнулся и тоже ушел на перерыв со вторым лицом в партийной иерархии - Егором Лигачевым.
Вот так мы с ней познакомились. Потом еще много раз общался с Раисой Максимовной и ее супругом уже в статусе спецкора Радио Свобода. Славная была женщина. Тихо говорила, вдумчивая. Мой типаж.
В ночь с 26 на 27 марта 2000-го, в ходе первых президентских выборов Владимира Путина, зашел на «Свободу» М. С. с дочкой Ириной. Сидим в гостевой, он выходит периодически комментировать в эфир. Между делом попиваем виски. Разговорились. Интересуюсь технологией власти и пр. И тут он спрашивает: «Слушай, Карэн (он со всеми был на «ты», но меня это не коробило, как некоторых), а не ты тогда, в 1987-ом, в октябре, в Кремле, Раисе ногу отдавил?». «Я, Михаил Сергееич. А как Вы вспомнили? Ведь столько лет прошло». «Да ты же почти не изменился, а у меня память на лица и события стопроцентная».
Вот такая история. СВЕТЛАЯ ЕЙ ПАМЯТЬ. Они ДЕЙСТВИТЕЛЬНО любили друг друга.
ОНИ МЕНЯ КУПИЛИ
- Они меня купили! - верещал заплетающимся языком альфонс Мишаня.
- Точно, купили, падлы! - поддакивали ему дружки-алкаши.
- Думают, раз озолотили меня, то я весь теперь ихний.
- Не дождутся, курвы!
Сын потомственного дегенерата откупорил «Александра Дюма», умыкнутого тещей Аделаидой Иосифовной из парижского минимаркета в темном переулке имени Николя Саркози, и однояйцевый Андрюха с молокозавода набитой рукой точно распределил водяру по четырем пластиковым стаканчикам.
- Ну, Мишаня, за твою поруганую мужскую честь!
Классик охладил горящие трубы четырех мушкетеров.
- Давай, по пиву что-ль? - внес деловое предложение шестипалый Аркашка с автошколы.
Собутыльники скинулись на «Арсенальное», и Колян Менингит, откинувшийся месяц назад с третьей ходки, поскакал самолично к стойке за пенистым, так как барменша чебуречной Натаха решительно запала в его воровскую душу.
Мишаня, между тем, пустил пьяные нюни.
- Достали они меня! - несчастный супруг и зять размазал холеной ладошкой альфонские сопли. - Шагу без них ни ступишь!
- Вот до чего довели мужика! - Аркашка, выставленный сожительницей неделю назад за дверь (он уволок ночью из ее сумки премиальные и пытался свалить грех против восьмой заповеди на ее сына, славного паренька-первоклашку), оприходовал пластиковую посудину и извлек из рыжего школьного рюкзака батон «салями» - память об Ирке-семитке, от которой он сам сбежал минувшей ночью, так как она отказалась занять ему «десятку» от US на покупку «Lada Largus Cross» от RF.
- Давай, Мишаня, хрюкнем за то, чтобы им всем пусто было, - разошелся бывший сельский пастух, укокошивший маманю в нежном шестилетнем возрасте, а ныне сутенер и картежник Никитка «Душегуб». - Чтоб они сгинули куда следует, а тебе бы все осталось. Тогда мы сможем квасить на ихней, то есть на твоей хате, а уж классных телок я беру на себя!
В этот трогательный момент мобильный Мишани запиликал «Марш Мендельсона», и он выскочил из чебуречной словно чертик из табакерки.
- Аделаида Иосифовна! Матушка, голубушка, я уже поставил мой-Ваш «Lamborgini» в гараж и лечу домой! Как там моя любимая Констанция?
Что? Купили мне золотой «Vertu»? Ой, это же моя мечта! Спасибочки! А помните, Вы еще обещали платиновый браслет на щиколотку?
ОНИ НАС ВСЕХ НЕНАВИДЯТ
Она стояла у подножия эскалатора на станции метро «Речной вокзал» с маленькой плетеной корзинкой в руках. Худенькая, сгорбленная старушка, в потрепанном зеленом драповом пальто на ватине.
***
Я только что отчитал лекции, пообщался в троллейбусе с пенсионерами на тему «Они нас всех ненавидят» (речь шла о власти), пытался на протяжении трех остановок внушить им оптимизм (позитив), но безуспешно.
- А чего хорошего нам ждать? Пенсии приподняли на жалкие проценты, а цены на лекарства и продукты вздулись будь здоров! Как жить?
- Может быть, скоро…
- Да ничего не может быть!
- Но ведь и Президент, и Председатель правительства обещают, что социальные программы не подвергнутся…
- Ах, оставьте! Эти президенты, председатели правительства и депутаты с их социальными программами… Им бы лишь быстрее мы сдохли. Да они нас всех ненавидят!
«Станция метро «Речной вокзал!».
Я пожелал женщинам здоровья, терпения и вышел.
***
Плетеная корзинка предназначалась для подаяния. Она была почти пуста. Я стыдливо положил в нее сто рублей, отчего старушка пришла в сильное волнение.
- Да что Вы, это очень много!
- Вы лучше скажите, почему Вы здесь?
- Да вот, прошу милостыню. Другого выхода нет. Я из Еревана, зовут меня Роза Амаяковна. А Вас как?
- Карэн.
- Вы тоже армянин?
- «Московского розлива». Языка не знаю, а в Ереване был ребенком с семьей всего пару дней.
- А родители живы? И откуда они родом?
- Их уже нет. Отец родился в Чарджоу, это Туркмения, а мама в Пятигорске. Отвоевали в Отечественную и обосновались в столице. Так Вы приехали из Еревана, чтобы …
- Да-да, чтобы нищенствовать. Здесь, в Москве.
Из ее серых коньюктивитных глаз заструились слезинки.
- А что делать, Карен-джан? Наш Президент, когда шел на выборы, обещал старикам, что если мы за него проголосуем, то пенсии будут почти как здесь, в России. Ну, мы поверили, отдали ему голоса, а ведь стариков в Армении много. Но как только он избрался, то взял, да и срезал наши и без того скудные гроши. Наоборот сделал.
- Но ведь я читал заверения ереванских чиновников, что пенсии не будут понижаться.
- Да мало ли что пишут! Как на них жить? А быть обузой у детей и внуков не хочу. Я их поднимала не для того, чтобы потом обирать. Им самим сегодня тоже очень нелегко. Вот я и приехала сюда.
Хорошо еще, армянская диаспора имеет здесь общежитие для стариков. В нем и живу, а с утра выдвигаюсь на такие вот неправильные заработки. Мне ведь уже восемьдесят три, Карен-джан, и я ни на что, кроме нищенства, больше не способна. Пыталась устроиться в школу, я ведь «Заслуженный учитель Армении», пятьдесят лет детям историю преподавала. Так надо мной только посмеялись: «Куда тебе, бабушка?». А я ведь все помню, и могла бы ребятам нести правду о русской истории не хуже молодых педагогов.
***
«Да они нас всех ненавидят!».
Получается, не только у нас.
ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
- Будьте добры, две бутылочки «Tuborg Twist»!
- Пиво в бутылках сегодня не продаем.
- ??
- Имеется постановление о запрете продажи бутылочного пива в день выпускного бала.
- ?
- А потому что напиваются на балу пива из бутылок и шарахают ими прохожих по башке, чтобы поживиться для продолжения гулянок.
- А чье это постановление?
- Все вам расскажи! Это секретный закон.
- А что, жертву нельзя огреть чем-нибудь другим?
- Можно, но в нашей стране пустая бутылка из-под пива - самое ходовое орудие нападения в руках молодежи. И опорожнил с кайфом, и использовал по назначению. Потому и вышел такой закон.
- А в банках продадите?
- В банках тоже не положено.
- ???
- А потому что налакаются на балу баночного пива и дубасят людей чем попало. Не бутылками, так булыжниками.
- А что же разрешено сегодня к продаже из спиртного?
- Ничего не разрешено.
- Но при чем здесь я? Я ведь не участник выпускного бала, и вообще совершеннолетний, скоро на пенсию.
- А потому что накваситесь с дружками и отправитесь прохожих отделывать, чтобы…
- Но почему такое ограничение именно в день выпускного бала?
- Почему же только в этот день? Спиртными напитками запрещено торговать также в дни выборов, майских массовых манифестаций и гей-парадов.
- Но я же могу в любой другой день надраться и отправиться на грабительский промысел! Почему же именно в эти дни...
- А потому что это наши национальные праздники! Так твердит закон. Выпускной бал - символ прощания с беспечной юностью и вступления в кошмарную жизнь, а выборы, митинги с шествиями и гей-парады – торжество народовластия и сексуальной свободы.
В такие дни в стране должен быть железный порядок, а в остальное время пейте и творите что хотите.
ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОГО РАЗДЕЛА
- Ваша Честь! - девчушка с выбритыми бровями чеканила по заготовленному формуляру. - В развитие заявленных мной в ходе бракоразводного процесса позиций о разделе совместно нажитого имущества я требую, чтобы этот негодяй убрался из квартиры, а взамен предлагаю ему домик в деревне под Липецком.
Изба добротная, в ней есть железная кровать и газовая горелка. И даже рукомойник «мойдодыр» имеется во дворе. И туалет в виде ночного горшка. И еще стелажи для нот, и табуретка.
«Негодяй» вдавил голову в плечи.
- А квартира нужна нам с сыном, так как он уже взрослый и собирается жениться на замужней женщине с тремя детьми. Как же мы разместимся в трех комнатах? Тем более, что ее муж – карманный вор, ему нужен отдельный кабинет для тренировок.
Прошу также учесть, Ваша Честь, этот гражданин, мой настоящий бывший муж, пагубно влияет на сына своим аморальным поведением и необузданными страстями, пусть и тайно скрытыми от общества, но явно открытыми Всевидящему Оку. И поэтому ему категорически противопоказано жить с нами под одной крышей.
А еще, Ваша Честь, моя мамочка часто хворает и живет во время недомоганий у нас. Впрочем, гляньте на нее, и все поймете.
«Мамочка» с подростковым румянцем и каменным взглядом суетливо закивала и визгливо пропела.
- Да, Ваша Честь, доченька всю правду говорит. Я из-за этого гаденыша увлеклась на нервной почве уринотерапией и не могу остановиться. Вся извелась уже! Пью мочу, и все мне мало, пью ее родимую, и все мало. Если у кого есть лишняя уринка...
- Еще я настаиваю, - перебила ее «доченька» и навела на «гаденыша» унизанный трехкаратным бриллиантом мизинчик (подарок суженого к годовщине свадьбы), - чтобы он, этот нелюдь, выплачивал мне пожизненную компенсацию за погубленную молодость и разбазаренную сексуальность.
Деньги мне сейчас очень нужны, так как на замену сидящей здесь каналье есть у меня на примете славный малый из Молдавии. – Сексуальноразбазаренная похотливо чмокнула. - Он недавно откинулся с шестой ходки и потому безработный, так что мне придется его содержать. К тому же с ним колобродит брат-близнец, они вместе мотали сроки за разбои, грабежи и изнасилования, куда его девать? Тоже придется приютить и прикармливать.
Аморально-необузданный «негодяй-гаденыш-нелюдь-каналья» заиграл желваками. Теща победоносно оскалилась.
- Еще мы с мамочкой добиваемся, чтобы ответчик оставил нам дачу, так как она в течение десяти лет выращивала на ней помидоры и кабачки. Причем в теплице, а это Ваша Честь, очень хлопотное и трудоемкое дело, спросите у дачников.
***
«Его Честь» бросил взгляд на стенные часы и обеспокоенно заморгал: до начала трансляции матча футбольной Лиги чемпионов УЕФА оставалось три часа, а он обещал закадычным друзьям Шурупу и Саиду потолковать с ними за жизнь в народной рюмочной «Застава Ильича».
Кроме того, надо успеть заскочить в ремонт одежды у метро «Красные ворота» и забрать укороченные жинкины джинсы.
***
- А еще, Ваша Честь, я заявляю о правах на его банковский вклад, так как он накопился за время ведения мной домашнего хозяйства и общения с подружками.
«Негодяй со вкладом» выпучил глаза и засопел.
- А еще, Ваша Честь, я взываю к Вашей Чести о правде насчет его измен. Прямых доказательств нет, но гулял он на стороне стопудово. Посмотрите на его развратную физиономию и сделайте вывод.
«Развратный нелюдь» троекратно чихнул, что укрепило «Его Честь» в справедливости выдвинутых обвинений.
- А еще, Ваша Честь, я решительно убеждаю в необходимости лишения этого персоналия с претензиями на звание человека раритетной скрипки, так как она была приобретена в период моей беременности и без моего ведома. Кроме того, его оркестр скоро будет распущен и данный инструмент ему ни к чему. Я считаю также, что и смычок он обязан…
- Все, достаточно! Суд удаляется в совещательную комнату для вынесения решения!
***
Спустя пять минут напряженного правоприменительного творчества «Его Честь» влетел в зал и скороговоркой выпалил решение об удовлетворении всех заявленных истицей требований, в том числе изъятии скрипки работы Жана Вийома. (Без смычка, признанного общей совместной собственностью и приговоренного к распиливанию пополам.)
Частным определением была отмечена незаменимая роль теплицы в приусадебном дачном хозяйстве.
В момент опускания молотка, возвестившего об окончании судебного заседания с возможностью обжалования вынесенного решения в кассационной инстанции в течении десяти дней, Nokia 8800 Sapphire Arte Black «Его Чести» заиграл «Мурку», возвещая о свежей эсэмэске: Шуруп и Саид уже проникли на «Заставу Ильича».
Через сорок минут «Его Честь» забавлял порядком захмелевших друзей веселыми судебными байками. Народная забегаловка содрогалась от хохота.
ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕИ
Первым на заседании расширенного заседания Совета Безопасности, посвященном внедрению национальной идеи в умы и сердца россиян, выступил Председатель Конституционного Суда.
Поправив очки с оправой из слоновой кости от «Daniel SWAROWSKI», он уставился в потолок, расписанный под звездное небо, и, пробормотав под нос знаменитое булгаковское «Воображаю, что будет сейчас! Только бы не скандал! Они так утомляют, эти скандалы... Ну, вперед! Лучше сразу развязать гордиев узел...» (комедия «Иван Васильевич», действие первое), приглушенно выдал.
- Я долго размышлял во время последних бессонных ночей, - продолжил он в том же стиле киноактрисы Зинаиды Михайловны, объясняющей мужу-изобретателю причину ухода от него, - и пришел к заключению, что мы и Конституция не подходим друг к другу.
Председатель покрылся детским румянцем и прогнусавил.
- Поймите, господа, мы все в откатах, в коррупции. Мы и Конституция страшно далеки друг от друга. О какой же национальной идее может идти речь, если – цитирую преамбулу –
«Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле, утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие, сохраняя исторически сложившееся государственное единство, исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов, чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость, возрождая суверенную государственность России и утверждая незыблемость ее демократической основы, стремясь обеспечить благополучие и процветание России, исходя из ответственности за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями, сознавая себя частью мирового сообщества, принимаем КОНСТИТУЦИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»,
которую сами же и попираем справа-налево, сверху-вниз и спереди-взад?
Присутствующие беспокойно заерзали, а Генеральный прокурор высморкался в дынееобразный кулак.
- При этом верхи и низы народа, - понесло Председателя КС, развращают Конституцию, лицемерно ею восхищаясь.
Даже Вы, господин Президент Российской Федерации, - Председатель подобострастно согнулся пополам, упершись прогрессивными очковыми линзами «FreeForm» в микрофон, - и то постоянно болтае... э-э-э... болеете о прозрачности бюджета и борьбе с ворьем, свободе личности и правах человека, модернизации экономики и либерализации политической жизни, а сами, между тем, только за последний год перевели на свой банковский счет в Великой Социалистической Народной Ливийской Арабской Джамахирии имени Муамара Каддафи…
- Так что же Вы предлагаете? - истерически взвизгнул Министр финансов, подписавший на днях распоряжение о передаче в Фонд беспризорных детей членов Правительства (возглавляемый любимой женой Министра) валютных останков Саддама Хусейна Абд аль-Маджида ат-Тикрити и Муаммара бен Мухаммеда Абу Меньяра Абдель Саляма бен Хамида аль-Каддафи в качестве наглядного материала пагубных последствий авторитаризма и коррупции в современном цивилизованном мире.
- Я предлагаю оформить национальную идею на высшем законодательном уровне и конституционно узаконить коррупцию и воровство!!! - микрофон перед Председателем Конституционного Суда рассыпался в прах, и он извлек из рукава судейской мантии беспроводной караоке-микрофон «Defender MIC-142».
- Необходимо привести законодательную базу Новой Великой России во главе с Основным Законом в соответствие со сложившейся ситуацией! А не то еба... э-э-э... рубанет в России похлеще Ближнего Востока, и накроет нас всех лавина небесного и народного гнева, и окажемся мы в преисподней, а в ней, как вы знаете...
Председатель КС скосился на монетарного акционера Совбеза, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси, и тот уткнулся в Апокалипсис Иоанна Богослова.
Выступающий отжал на караоке-микрофоне кнопку «On» и, глумливо кривляясь, заголосил «Интернационал».
На месте, где он предупреждал о том, что «это есть наш последний и решительный бой...», застывший было в тяжком раздумье Президент привскочил и запустил в певуна пластиковую, 0, 6 л., негазированную «Agua Minerale», а когда тот, потирая синяк под левым глазом, притих, протяжно вопросил.
- И каки-ие же измене-ения в Основном Зако-оне представля-яются Ва-ам целесообра-а-а-а-азными-и-и-и?
- А я, господин гарант Конституции, - затараторил Председатель КС, - уже и проект заготовил. - И он извлек из галоши верблюжьего валенка испещренный листок. - Разрешите зачитать?
Получив согласие в виде гробовой тишины, реформатор того, что он обязан беречь как зеницу ока, менторским тоном забубнил.
- Национальная идея должна быть прописана в новой статье Конституции за номером 3 прим (1), и тогда все встанет на свои места. Препоны на пути реализации национальной идеи и ее охаивание будут преследоваться по всей строгости Уголовного кодекса, в который также потребуется внести дополнения.
Итак, - Председатель КС воздел очи к «звездному небу», -
Статья 3 прим (1) «Национальная идея Российской Федерации и ее гарантии».
1. Национальной идеей Российской Федерации является институт коррупции и воровства, призванный обеспечить неотъемлемое и данное от рождения право чиновников и граждан на максимальное и свободное от всяких ограничений достижение материального благосостояния.
2. Препятствование в реализации осуществления национальной идеи преследуется по всей строгости закона: чиновники присуждаются к самобичеванию на Красной площади у Спасских ворот Кремля с последующим самочетвертованием на Лобном месте, а граждане лишаются права на зачатие и запитие.
Средства массовой информации, порочащие национальную идею, подлежат закрытию и переквалификации в радиорубки на борту речных судов дальнего плавания, а социальные сайты, в первую очередь Facebook.com, переводятся в подотделы пресс-службы Федеральной службы безопасности Российской Федерации.
3. Гарантами реализации национальной идеи коррупции и воровства являются Президент и Председатель Правительства Российской Федерации, являющие личным примером ее неуклонное претворение в жизнь.
- Я закончил!
Докладчик сбросил мантию и обнажил на выбритой груди татуировку бывшего многолетнего мэра Москвы. Участники заседания Совбеза словно окаменели.
- Однако я все-таки поражаюсь, господа, вашему спокойствию! – вернулся он к «булгаковским чтениям». - И даже как-то тянет устроить сцену.
Председатель КС обессилено плюхнулся на стул и завалился на пол, так как сидевший рядом Министр по созданию чрезвычайных ситуаций (большой шутник) сдвинул его назад.
Взрыв хохота потряс зал заседаний Совета Безопасности. Присутствующие зашлись в разнообразных экстазах. Президент, словно рыба, ловил ртом воздух, Председатель Правительства облачился в дзюдогу, запрыгнул на стол, отвесил поклон Министру финансов и мощнейшим аси-атэ в челюсть отправил его в глубокий нокаут, а Святейший Патриарх охаживал кадилом лишившегося чувств Директора ФСБ.
***
«Опять с ним что-то творится! Видать, еще один ночной ужас привиделся. Отсюда и приступ астмы».
Супруга Президента ходила по спальне из угла в угол, подошла к окошку и, глядя на мерцающие звезды, вспомнила их первые романтические прогулки под луной. Это было самое лучшее время.
ОСЬМИНОГ ПАУЛЬ
(Светлой памяти Oktopus-Orakel Paul. Справка: Осьминог Пауль, нем. Paul; январь 2008, Уэймут, Дорсет, Англия — 26 октября 2010, Оберхаузен, Германия; известен как «Осьминог-оракул», нем. Oktopus-Orakel.)
Осьминог Пауль проснулся и затосковал. Сегодня ему предстояло предсказать исход президентских выборов в Российской Федерации.
После долгих уговоров со стороны администрации Центра морской жизни он все-таки согласился продолжить карьеру оракула, но не ожидал, что его затянут в политику.
Вначале ничего не предвещало беды. Пауль практически стопроцентно угадывал результаты матчей футбольных, баскетбольных, бейсбольных, хоккейных и прочих чемпионатов на всех континентах. На его счету в банке Оберхаузена образовалась кругленькая сумма, которую он намеревался потратить на бракосочетание и кругосветное свадебное путешествие с осьминожкой Магдой. При воспоминании о возлюбленной Пауль потеплел. Их роман длится полгода, и вот он сделал ей предложение. Магда размышляла пару дней и ответила «да».
Единственное ее условие состояло в том, что жених оставит оракульство сразу после свадьбы.
«Я не хочу, чтобы ты перенапрягался. Эти прогнозы требуют огромных душевных затрат, и в один момент ты можешь сорваться. Всех денег не заработаешь, как-нибудь проживем».
Пауль согласился, но выпросил у Магды еще годик, чтобы не подвергать их будущее материальным испытаниям.
«Пусть эти ученые мужи твердят, что наш брат живет год-два. Мне вон уже четвертый пошел, и я не собираюсь помирать. Да и ты, пусть и перешла полуторагодовой рубеж, выглядишь на все сто!».
Магда благосклонно улыбнулась.
И вот руководитель Центра морской жизни предложил ему переключиться со спортивной тематики на политическую. Вначале Пауль решительно отказался, но когда Herr Direktor показал ему новый контракт с соответствующей заработной платой, то он не устоял.
Первым заданием стал прогноз глобального потепления. Пауль провел глубокий анализ метеоданных атмосферы Земли и Мирового океана, смоделировал их на долгосрочную перспективу и напророчествовал, что к 2300 году средняя температура на планете Земля составит зимой +35, а летом +87 градусов по Цельсию.
За это исследование кандидатура Пауля была выдвинута Всемирной метеорологической организацией на соискание Нобелевской премии мира, однако Нобелевский комитет отдал предпочтение российскому экологу-правозащитнику, устроившему в Новогоднюю ночь на Красной площади на макушке Кремлевской елки одиночный пикет против вырубки Химкинского леса.
Другой выдающейся разработкой осьминога-оракула стал прогноз конца света. Оказывается, он уже наступил, но сильно растянулся во времени! Антихрист орудует вовсю, однако силы Беззаконника на исходе.
Оракул предсказал дату Второго пришествия, и на этот раз Нобелевский комитет единогласно присудил осьминогу премию по физиологии и медицине, которую он завещал родному Центру морской жизни.
И вот новая задача - прогноз президентских выборов в загадочной стране под названием Российская Федерация. Oktopus-Orakel Paul прекрасно знал, что на самом деле в России никаких выборов не существует, а есть лишь их имитация. Пауль был также в курсе того, что собственно и политики в этой стране тоже нет. Он осведомлен и о том, что в РФ парализованы судебная и правоохранительная системы, заводы и фабрики простаивают, а на селе и вовсе полнейший satz (отстой – нем.).
Осьминогу-оракулу, наконец, было известно, что понятие «народ» в Российской Федерации сводится к совокупности групп по интересам, в основном, сексуальным или денежным. К такому выводу он пришел, изучая русскоязычные социальные сайты.
Пауль исследовал эту диковинный край и все более убеждался в том, что единственной идеей, объединяющей ее власть и граждан, является поголовная узаконенная коррупция.
И вот настал день, когда он должен выдать прогноз предстоящих президентских выборов в РФ. Мир замер в ожидании.
***
Паулю стало плохо. Он осознал, что впервые не может довести прогностическое исследование до конца. Осьминог-оракул с ужасом обнаружил, что и президента в России как такового нет! Есть должность, переходящая от одного к другому, но человек, ее занимающий, никаким образом не связан со своими избирателями.
Он проводит совещания и говорит по телевидению вроде правильные вещи, разъезжает по миру и всегда собой доволен. При этом он подписывает законы, ухудшающие жизнь людей, и тут же призывает их соблюдать; ругает воров и проходимцев и одновременно потворствует им, объявляя экономические амнистии.
Он напоказ дружит с церковью, ходит на богослужения и вообще с виду прямо-таки святой.
При этом Россия, по наблюдениям Пауля, вовсе не исключение. Напротив, аналогичная ситуация практически во всех странах!
Пауль открыл Новый Завет и перечитал «Откровение» Иоанна Богослова. Вдруг его осенило. Да ведь все эти президенты и есть библейский Антихрист, только Антихрист коллективный!
***
Нобелевскую премию не присуждают дважды, хотя в истории этой награды были четыре исключения. Осьминог Пауль стал пятым лауреатом, получившим премию во второй раз.
В заключении Нобелевского комитета подчеркивалось:
«Вывод о коллективном Антихристе в лице руководителей государств принципиально меняет представление о власти и способствует духовному очищению человечества».
ОТКРОВЕНИЕ БЫВШЕГО ЭНКАВЭДЭШНИКА
- Эх, мало мое родное НКВД в свое время постреляло таких, как ты. - Благообразный старичок хлопнул себя по коленке сложенной в трубочку «Советской Россией». - Вот ты думаешь, что сидишь тут в вагоне, набиваешь на своей идиотской игрушке очередную гадость – и тебе это сойдет с рук?
- Что Вы имеете виду? Я печатаю на планшете рассказы, и почему за это надо расстреливать?
- Ха! – «Советская Россия» уткнулась в мой бок. - Испугался? То-то же! Я всегда начинал допрос очередного шакала с обещания довести его дело, как и все другие, до «вышки».
Видел бы ты, как эти твари дрожащие корчились, когда я нагайкой их, нагайкой. Ведерком водицы окачу, и по новой. И на дыбу их, на дыбу. Потом в мешок с песком, и колотушкой их, колотушкой. Но самое оно – это иголочки под ногти. А еще сапогом по голени да придаткам вонючей падали.
Благообразный старичок покрылся румянцем девственницы, на мертвенно-бледных губах выступила пена.
- Или сделаю рупор из картона и ору выродку в ухо: «Сознавайся, гад!». Сморчок глохнет и сознается.
А кожицу папироской прижечь! А круглосуточный яркий электрический свет в камере! Веки горят и слепнет подонок. И сознается, отброс помоечный!
Благообразный старичок достал красный носовой платок с изображением черепа над скрещенными костями и вытер взмокшую морщинистую шею.
- А придумали мы еще с ребятушками такую развлекуху - в яму паразитов сажать. 3X2. Под открытым небом. Сбросим червя земляного на три-четыре дня, и он под дождем и градом корчится, набирается ума-разума. В ней же и дрыхнет, и нужду справляет. Сбросим ему пару кусков засохшего черного хлеба и миску баланды, чтобы копыта не откинул, голь подзаборная!
Или на колени в камере поставлю чмошника, да так, чтобы спинку ровно держал. Постоит так пару часиков, в харю ему смачно помочюсь – и вся спесь слетает! Или заставлю отребье стоять весь день и к стене не прислоняться.
Благообразный старичок лязгнул зубами и стал тыкать в пол скрюченным указательным пальцем.
- Или в карцер его, заразу, в карцер! Надзиратели – в валенках и телогрейке, а каналья – в чем мать родила!
А еще засажу паскуду голым в бетонную нишу, да так, чтобы не мог ни колен подогнуть, ни рук расправить, ни головы повернуть. А сверху на выбритую макушку капельки холодной водицы смастерю. Через час воет смертным воем, гопник гребаный.
А уж зубки повышибать сучаре – высшее наслаждение! Одному бешеному псу шестнадцать клыков за раз удалил.
***
«Станция «Лубянка!».
- Ничего, вернется еще наше время! И тогда мы таких мразей подколодных, как ты…
Благообразный старичок вышел из вагона.
***
Откровение бывшего энкавэдэшника … Это вам не Антихрист из «Откровения» Иоанна Богослова. Это гораздо хуже.
ОТКРОЕМ ДОХОДЫ, ПОКАЖЕМ ИХ РАЗОМ
- Мы должны открыть наши доходы и показать их народу!
С таким революционным предложением выступил на торжественном собрании в Кремле (в честь легализации однополых браков между депутатами Государевой Думки) влиятельный российский политик.
На недоуменные стоны коллег он, заговорщицки подмигивая вставным левым глазом, прошелестел.
- Вы не понимаете, пра-ативные, всей глубины замысла. Это быдло еще более озлобится, когда узреет наши «легальные» миллиарды, а вымещать ярость неудачники будут друг на дружке, так как до нас им не добраться. Таким образом поголовье этого скота еще более сократится, что нам и нужно!
***
Так и вышло. Официальные публикации сведений о доходах чиновников и депутатов привели к всплеску преступлений на бытовой почве.
- Ты читал, урод, как люди живут?! - охаживала супруга трудягу-мужа колотушкой по черепушке. - И ведь добились богатства честным трудом, ничего не утаивая от общества! А ты, убогий, вкалываешь на своем кирпичном заводе как ишак и ни черта…
ОТКРЫТЫЕ АФОРИЗМЫ (правит и дополняет любой желающий)
- Для иных нет более увлекательного занятия, чем хоронить близких товарищей.
- Страх перед Смертью - это страх перед Богом.
- Влюбленный в Жизнь и людей обязан сгореть молодым, а ненавидящий Жизнь и людей должен кряхтеть отвратительно долго.
- Созидание невозможно без Разрушения. Созидатель готовит почву для Разрушителя.
- Волков бояться – в политику не ходить.
- Семь раз отмерь, и ложись спать.
- Иногда говори «никогда».
- Когда «кажется» - лечиться надо.
- Сделал доброе дело, и забудь о том, кому и зачем ты его сделал.
- Без дураков жить стало бы очень интересно.
- Хорошо смеется тот, кто никогда не смеется.
- Сказав «а», дойди хотя бы до «б».
- Позвони брату своему.
- Не укради, но приумножь.
- Сделал дело - приступай к новому.
- Если у тебя нет выдержки - не наводи объектив на людей.
- Напиться никогда не поздно.
ОТЛИЧНИЦА
За почти четверть века работы на Радио Свобода я провел в числе прочих репортажей и программ тысячи опросов на улицах столицы и в регионах (объездил более шестидесяти). А вот один разговор врезался в память, будто вчера это было. Стояла слякотная зима, я спрашивал людей что-такое об их настроении. Год был, кажется, 1996.
Нехорошо тогда жилось людям. много хуже, чем сейчас. Повсеместные невыплаты пенсий, зарплат и пр. Бандюганы со своими ОПГ. Черные риэлторы, выселяющие стариков и опустившихся граждан в никуда. Милиция вообще никакая была. Да много чего еще плохого было. (Вот FB, жалко, не было!)
И вот идет навстречу женщина-ветеран, и вся светится! Как к такой не подойти. Разговорились. Она никого не ругала. Говорила, что просто угодили в такую эпоху, что тут поделаешь. А ей есть с чем сравнить. Войну встретила в 13 лет. Родители ушли на фронт, погибли. Тетушка воспитывала. Голод пережила, разруху. После войны выучилась на химика, закончила МГУ с отличием, защитила кандидатскую.
Потом она заговорила о семье. Вы понимаете, говорит, по характеру я отличница. у меня замечательная семья. Муж, правда. болеет часто, два инфаркта перенес, но это возраст, куда от него денешься. Я обожаю, говорит, своих детей и внуков, живем мы все вместе, квартира большая. Но так как я отличница, то хочу, чтобы в доме был идеальный порядок. А его нет! Разбрасывают внуки, очень славные мальчишки, свои вещи, посуду в пять утра встаю и мою за всеми. И так каждый день. Устала ужасно. Может, посоветуете, что мне делать?
А что я мог посоветовать? Предложил ей недельку не собирать за пацанами вещи и не мыть за всеми посуду. «Да Вы что! Тогда квартира вообще в свинарник превратится».
Быть или не быть отличницей - вот в чем вопрос.
ОТСТРАНЕННОСТЬ
Почему мы испытываем проблемы в общении с самыми близкими людьми? Почему дети, родители, братья и сестры, прочие родственники, а всего чаще мужья и жены, тести и тещи, свекры и свекрови, зятья и невестки говорят нам в лицо нелицеприятные и, главное, зачастую совершенно незаслуженные вещи? Причем это делается настолько естественно и открыто, что вызывает в душе трепетного человека (а я пишу эти строки именно для трепетных и неокаменевших душ) бурю негативных эмоций и переживаний, от тлетворного влияния которых он долго не может отойти.
Бестрепетный, или, как окрестил подобный типаж Венедикт Ерофеев в непреходящем творении «Москва-Петушки», «пидорас, выкованный из чистой стали с головы до пят», сам нападет первым, а если и пропустит удар, то вернет во сто крат больше, а трепетный ввергнется в стагнацию и уныние, да еще и запьет на почве несправедливости горькую.
ПОЧЕМУ?
Потому что душа трепетного – «паутинка тонкая».
(«Жизнь течет меж пальчиков паутинкой тонкою». В.С. Высоцкий.) Душа трепетного рвется при малейшем дуновении, она открыта и проста, оттого уязвима.
Как выжить трепетному? Стать бестрепетным? Не получится. Не из того теста. Что же делать?
Выход есть – в отстраненности.
Искусством отстраненности сполна владеют священнослужители и … сотрудники спецслужб. Ведь среди них тоже немало трепетных, но трепетность при столь специфическом характере деятельности должна быть упрятана как можно глубже, чтобы за нее не уцепились демоны и враги.
Через отстраненность трепетный анализирует и изучает людей и обстановку и никогда не пойдет н