Глава 32


Не так уж сложно сделать выбор между “и” и “но”.
Уже много труднее отдать предпочтение “и” или
“потом”. Трудности возрастают, когда речь идёт
О “потом” и “затем”. Но, конечно, самое трудное
определить, надо ли вообще ставить “и” или не надо.
А. Камю

Туман.

Плотное белое марево накрыло мир. Казалось, оно спустилось с небес, плавно опустилось на землю и теперь поглотило всё в пределах видимости. Влад стремительно приближался к нему верхом на лошади, купленной в городе. Когда впереди показались разноцветные палатки лагеря, он направился к ним. Как только он спешился, навстречу ему вышел молодой человек, не старше его, приветливо улыбнулся и протянул руку.
- Оливьер! День добрый. Я рад, что с вами всё в порядке.
Влад обернулся в поисках загадочного Оливьера. Но вовремя вспомнил, что благодаря стараниям Каймиры, он и стал тем самым Оливьером, братом Лоа.
- Да, спасибо за помощь. Я так понимаю, именно вы спасли нас с сестрой.
- Помогли, скажем так. Вы просто напомнили мне одного человека… которого никак не может здесь быть. Я увидел вашу сестру, она была так напугана. Кстати, а почему Лоа не с вами?
- Думаю, она слишком юна для такого похода, - ответил Влад.
- И какова же цель вашего похода, Оливьер?
И только теперь Влад осознал значение этого вопроса. Действительно, а что он здесь делал? Почему так мчался сюда, что искал он тут? И, главное, что он скажет сейчас этому человеку?
- Думаю у всех нас свои цели, - уклончиво ответил он.
Человек улыбнулся и кивнул.
- Ваша правда. Располагайтесь в нашем лагере.
Влад поблагодарил гостеприимного хозяина, отпустил лошадь и пошёл немного осмотреться вокруг.
Почти сразу за лагерем начинался туман. Он непроглядной стеной висел в воздухе, и Влада беспокоила совершенно прямая линия, которой он оканчивался здесь, потому что в природе нет, и не может быть настолько ровных линий. Прямые линии, безукоризненное совершенство геометрических фигур – это изобретение человека. Отчасти же настораживала его ослепительная белизна. Он сползал с холмов, сейчас полностью поглощённых им, иногда его завивающиеся щупальца протягивались вперёд, тянулись к ногам, заставляя парня невольно попятиться. Туман манил и в то же время отпугивал. Тишина, волнами исходящая от него, завораживала, это была мёртвая тишина, а мир перед ним был сокрыт нереальным, не подающимся никакому научному объяснению, туманом. Влад нерешительно поднял руку, желая коснуться этой непроглядной белизны, чьи завивающиеся отростки тут же протянулись навстречу его руке, но резко отпрянул.
Мимо него прошёл небольшой шумный отряд, возглавляемый командиром лагеря. Они ступили в туман, жадно поглотивший их. Ни единого звука не донеслось от скрывшейся группы. Пока внезапно…

Путь в пустоте.

- Брат…
Влад напряжённо всмотрелся вперёд.
- Брат, помоги мне…
Это был Денис. Его брат лежал на земле, там, в тумане, придавленный то ли огромным камнем, то ли куском стены, чёрной и безжизненной. По лицу Дениса стекала кровь, изо рта вырывались неясные хрипы и мольбы о помощи.
- Иди сюда, брат! Помоги мне…
Голос его становился всё тише, всё более безжизненным. Влад, поняв, что он, наконец, достиг своей цели, что он пришёл именно туда, куда такое долгое время звал его брат, и теперь он может ему помочь, бросился вперёд, в туман.
Плотная стена расступилась перед ним, поглотив в себя, а прямо перед ним начали зажигаться яркие огни, образовывающие узкую дорогу. Влад бросился по ней, но заметил, что видение брата уже исчезло, так что ему оставалось просто двинуться вперёд по дороге. Неясные шёпоты и вскрики, проступающие в тумане образы неизвестных ему людей – всё это влекло его дальше, по аллее, вглубь смыкающейся за ним пелены.
Огни погасли так же резко, как и загорелись. Они ушли в невидимую землю, а сам он очутился где-то, где кроме тумана ничего видно не было. Но постепенно совсем рядом начали проступать очертания чего-то. И вскоре перед Владом оказался большой гроб, скорее – саркофаг, собранный наскоро из грубого тёмного камня, составленный буквально из нескольких кусков, на котором кто-то сидел.
- Денис?
Влад нерешительно ступил ближе.
- Нет.
Голос оказался громким, будто бы помноженным на сотни голосов, которым вторило эхо. Сидящий на саркофаге прояснился в густом тумане, и теперь парень видел, что это был древний старик.
- Этот мир, Влад … - заговорил старик скрипучим голосом. - Этот мир, ты ведь знаешь, его создал твой брат, Денис? Но теперь это далеко в прошлом. Теперь этот мир изменился. Он меняется каждую секунду. И он меняется даже в этот момент. Поверь, не в лучшую сторону.
По ходу речи волосы у старика стали длиннее, из серого пепельного цвета они стали темнее, черты лица заострились – и на Влада теперь смотрела женщина средних лет, сидя всё там же и будто бы не заметив произошедших изменений.
- Этот гроб… В нём твой брат, Влад. Но это не тот самый Денис, которого ты знал, не тот, кто однажды уехал и лишь изредка навещал тебя вплоть до того момента, как пришло известие о его гибели. – Она помолчала. - Денис теперь другой. Твой брат… проиграл. Лишился разума.
Перемены, происходящие с говорящим (говорящей) поражали Влада. Теперь молодой парень взирал на него яркими голубыми глазами.
- Он безумен, он разрушает то, что создал. Он разрушает этот мир. Твой брат уже долгое время находится в этом саркофаге, но он не в силах выбраться. Он может многое разрушать, творить неисправимые ошибки, но вот преодолеть эту последнюю преграду он не может. Почему? Потому что она содержит частицы душ его друзей, тех, кто изменил его жизнь, тех, кто был рядом с ним в момент гибели. Здесь пали многие. Здесь погибли Перворождённые. Здесь пали и его друзья, близкие ему люди. Он не может преломить их души, не может превратить их в ничто.
Молодая особа в длинном белом платье, со струящимися по плечам светлыми волосами, смотрящая на парня водянистыми, почти прозрачными глазами, удобнее устроилась на саркофаге. Она продолжила звонким голосом:
- Но этот мир не должен погибнуть! Он слишком хорош для этого… был хорош.
- Нет! – резко перебил её Влад. - В этом мире нет, и никогда не было ничего стоящего, это – мир боли и печали, мир утраченных надежд и обманутых ожиданий.
- Это не так, Влад … и ты это знаешь. А как же любовь? Ведь именно на ней и построены миры, построено само мироздание. Тебе незнакомо такое понятие, как “любовь”? Тогда, возможно, ты знаешь имя Кассандра? Она здесь…
Влад начал вертеть головой по сторонам. Ему хотелось увидеть Касс, только он сам не знал, какие чувства испытывал при этом.
- Да, она в паре метров от тебя, но так же, как и ты, никого не видит, ничего не слышит. Подумай о том, что может ждать вас двоих, когда всё это закончится. Разве не этого ты хочешь: счастливое будущее, она рядом…
Теперь говорящая претерпевала очередные изменения, молодея на глазах.
- Я знаю, ты задаёшься вопросом, кто я? Я – демон, Влад, демон души твоего брата. И я расскажу тебе о твоей миссии, ради которой ты здесь, к которой ты шёл все эти годы. Так слушай теперь самое важное. Только в твоих силах покончить с безумием твоего брата. Только ты можешь это. Ты должен сдвинуть эту крышку. У тебя это легко получится, не волнуйся. Но времени после этого у тебя будет очень мало. Ты должен будешь убить Дениса.
Заметив ужас, отразившийся на лице Влада, демон, теперь пребывавший в теле ребёнка, звонким детским голосом торопливо выкрикнул:
- Я повторяю: это уже не твой брат. В твоей сумке находится стрела, на конце которой большая склянка с ядом, который ты сварил по дороге сюда, яд, способный убить картранирца. Помнишь? Этот яд сможет убить не только картранирца, но и всё, что способно дышать и мыслить. А вместе с тем – опустошить территории на многие километры вокруг при неверном использовании. Ты должен сделать один лишь точный выстрел. Многого от тебя не требуется. Один лишь выстрел.
Влад стал обдумывать слова демона.
- Здесь не о чем думать, Влад! Ты пришёл в этот мир именно для этого. Только тебе под силу это сделать. Подумай хорошенько о том, чего ты хочешь в жизни – счастья с ней, ты увидишь ее, как только откроешь крышку, или же всеобщей гибели. Помни, это больше не твой брат. Он не должен выбраться. Он уничтожит всех. И тебя…
Теперь на крышке саркофага никого не было. И только голос, растворяющийся в тумане, отдающимся эхом повторил:
- Один лишь выстрел.
Толком не осознавая, что происходит и сомневаясь в словах незнакомой силы, Влад всё же зарядил нужный болт в арбалет и направился к саркофагу. Шаги давались не очень легко, но всё же он находил в себе силы переставлять ноги. Расстояние до гроба его брата понемногу сокращалось, а после и вовсе исчезло. Он стоял рядом, держа наготове арбалет, и долго смотрел на тёмный безучастный камень.
И он сдвигает крышку гроба…

Денис.

Порыв ветра, вылетевший из саркофага, отбросил Влада на землю. И теперь он увидел, что туман исчезает, сначала светлеет, а после и вовсе опадает, впитывается землёй. А вот она была покрыта многочисленными костями, тысячами, миллионами костей, так, что всё кругом просто белело от них. Влад брезгливо убрал руку с одной из них, на которую до этого опирался. Справа от него, в паре метров, действительно стояла Кассандра.
Поначалу ничего не происходило. Но потом, будто в замедленной съёмке, из саркофага начал вставать Денис. Сердце Влада пропустило удар, когда он наконец увидел своего брата, живого и невредимого, не истекающего кровью, а по-прежнему улыбающегося такой знакомой и родной улыбкой. Денис сел на край своего недавнего дома и весело кивнул ему.
- Брат! Ты пришёл, брат! Ты помог мне…
- Стреляй!!!
Крик Кассандры разорвал воздух позади него. И теперь Влад вспомнил, зачем он здесь. Он дрожащим руками поднял вверх арбалет, нацелив стрелу в грудь брата.
- Стреляй, Влад!
Крик её повторился. Парень обернулся на неё и теперь увидел, что не только она была здесь. Чуть поодаль стояли люди, спасшие его и Каймиру в ущелье, они также ждали его решительных действий. Неизвестно откуда взявшийся демон за его спиной советовал то же самое тихим, навязчивым шёпотом.
- Что такое, брат?
Влад, дрожа в нерешительности, оглядывался на них всех.
- Брат, в чём дело? Кто здесь ещё? – глаза Дениса, подёрнутые лёгкой дымкой, слепо шарили вокруг.
Видя родное лицо, слыша его голос, Влад наконец понял, что не сможет выстрелить в своего брата. Всё это неправда, он был вполне нормальным, это они лгали ему. Он не сошёл с ума, он – всё тот же его старший брат, Денис. Влад медленно опустил на землю арбалет.
В тот же момент Кассандра сорвалась с места и бросилась к Владу. Оттолкнув его, она подхватила с земли арбалет и прицелилась в сидящего на саркофаге. Понимая, что сейчас произойдёт непоправимое и, сделав свой выбор (весы… перевесили чёрные камни), Влад рванул с пояса свой короткий меч, схватил Касс за плечо и пронзил насквозь клинком. Вампиресса вскрикнула, выронила арбалет, оглядела себя, заметив торчащее из груди лезвие меча, сердце её яростно пыталось изгнать из себя чужеродную сталь; очень медленно повернулась к Владу и, взглянув на него в последний раз, упала на землю. Влад смотрел на тело у своих ног и не мог понять, что же на самом деле произошло. Но как только он увидел, что все остальные бросились к нему, он понял, чему он никогда не позволит произойти.
- Нет! Я не позволю!
С этим криком он наступил на склянку в стреле, раздавив её.
В первую же секунду он заметил, что у него исчезла половина ноги. Острая боль прожгла всё его тело. Он упал на землю, и предчувствие приближающегося конца полностью захватило его сознание. Влад видел, как падают все, кто находился рядом с ним. Весь мир заволокли водянистые сумерки, прозрачные, но всё же окрасившие мир в бордовые тона. Рядом с ним умирала Кассандра. Последние судороги сотрясали её тело, волосы разметались, а руки бессвязно метались по сторонам, когти скребли землю. И только теперь Влад задумался, а правильно ли он поступил…
Он умирал. Теперь в этом не оставалось никаких сомнений, боль пронзала его тело, он слышал собственные крики и крики тех, кто умирал рядом с ним, по его вине. Да, он сделал неправильный выбор. Да, перевесили чёрные камни. Он не мог думать о том, что станет с миром в результате его ошибки, не мог думать он и о том, сколько же погибнет близлежащих территорий. Теперь он мог думать только о собственной смерти. Только сейчас Влад понял, что значило умирать. Во всяком случае, теперь понял, пускай и очень поздно. Он понимал, как это – умирать. В конце своей жизни он видел, как Денис шагал поверх всего этого – поверх костей, поверх дьявольского тумана от разбитого зелья, он подходил к нему. Влад из последних сил прохрипел:
- Брат… помоги… мне, брат…
Лицо Дениса не выражало никаких чувств. Он лишь присел рядом, протянул руку и небрежным жестом закрыл Владу глаза, погрузив тем самым своего брата в вечность.





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 12
© 13.09.2017 Кристина Фатхи

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1