Что отдал - твое!


Что отдал - твое!
В конце сентября, нежданно – негаданно, как снег на голову, к Игорю Тоторину в Сургут из Белгорода на своей машине приехал Алексей Соломин. Игорь как раз в духовке пек пироги из капусты с грибами и встретил приятеля, как был, в фартуке, накинутом на матросскую тельняшку.
- Сколько зим, сколько лет, Алексей, - увидев Соломина, сказал Тоторин. – Заходи, гостем будешь.
- Да я смотрю, Игорь, ты заправским кулинаром заделался, - поздоровавшись и уловив вкусные запахи, доносившиеся с кухни, воскликнул гость.
Сняв верхнюю одежду и приняв душ с дороги, Соломин через полчаса сидел за кухонным столом и уминал за обе щеки вкусные пироги.
- Может, Алексей, выпьем за встречу, - сказал Тоторин приятелю и достал из холодильника нераспечатанную бутылку водки. – Нет, Игорь, давай это удовольствие оставим на вечер, - ответил на просьбу Игоря Алексей. – Я с твоего разрешения остановлюсь пока сегодня у тебя. Сейчас заскочу в управление геофизики, потороплю отдел кадров с оформлением пенсии, на работу съезжу, все – таки три месяца прошло , как я переехал из северных мест в Россию.
- Мой дом – твой дом, - радушно сказал Игорь Алексею и поставил обратно бутылку водки в холодильник. – Вечером оприходуем, голубушку. Да, ты не стесняйся, Алексей, накладывай себе пироги, я еще печь буду.
С недавних пор, после выхода на пенсию, к радости жены и двух взрослых сыновей, Тоторин от нечего делать, стал по утрам хозяйничать на кухне.
- А что тут особенного, - философствовал Игорь выпуская струйку папиросного дыма в открытую форточку. – Я, как ты знаешь, Алексей, от скуки на все руки мастер.
- Это точно, Игорь, - отвечал Соломин, наливая себе из заварника чаю. – Сколько тебя знаю, Игорь, всегда ты умеешь чем – нибудь удивлять окружающих.
- Есть такое, - признался Игорь. – А помнишь, как в конце семидесятых мы с тобой вместе хотели лететь на Азовское море в Жданов, а очутились в столице Казахской ССР в городе Алма – Ате.
- Конечно, помню, - сказал Алексей. – Вот времена были. Как в сказке…
Допив чай, Соломин стал собираться. Накидывая куртку в прихожей и взяв в руки дорожную сумку, он говорил Тоторину:
- Все, Игорек, прощаться не буду. Вечером встретимся. Пока.
И вышел из квартиры, бесшумно закрыв за собой массивную металлическую дверь.

2

Игорь Тоторин попал на Север не сразу после армии, а год проучившись в Тюмени в индустриальном институте, куда поступил по настоянию отца, у которого, преподавателя математики сельской школы, в этом вузе работало немало бывших учеников и которые сделали все, что от них зависело, что демобилизованный солдат чуть ли не год получал стипендию, хотя по части хвостов он был рекордсменом.
Неуспеваемость Игоря объяснялась простой причиной, он не ходил на занятия, так как днем отсыпался в своей комнате в общежитии, а ночью куролесил в шумных студенческих компаниях, в которых был самым желанным гостем, так как неплохо исполнял песни под аккомпанемент гитары, что даже однажды его закадычный дружок Володя Шувалов, бывший моряк – североморец, то ли в шутку , то ли всерьез, ему сказал:
- По моему, Игорь, ты ошибся дверью института. Тебе надо бы учиться на артиста, а ты среди будущих технарей штаны протираешь.
- Твоя, правда, Володя, - признался тогда однокурснику Игорь. – К учебе, кроме отвращения, я никаких больше чувств не испытываю. Я иногда спрашиваю самого себя, что я тут потерял, здоровенный парень, среди вчерашних десятиклассников?
В отличии от Тоторина, Володя Шувалов как- то умудрялся совмещать разгульную жизнь с учебой и его допустили до экзаменов летней сессии, а Игорю в деканате пригрозили отчислением, так как у него не было сдано много экзаменов за зиму.
На майские праздники он как раз ездил к родителям в село на выходные и, прощаясь с отцом и матерью перед отъездом, сказал им: - Буду устраиваться на работу. Надоело сидеть на родительской шее.
Разговор в деканате состоялся как раз после майских праздников.
- Хорошо, - сказал тогда Тоторин, глядя прямо в глаза молодому декану Илье Ивановичу Воскобойникову. – Я хочу забрать документы из индустриального института.
Через три дня Игорь был в Сургуте и стучался в квартиру своего земляка Вадима Прохорова, который, на его счастье, оказался дома и сам ему открыл дверь. Вадим тоже был учеником отца и всегда уважал старшего Тоторина, поэтому встретил его сына как родного брата.
Когда вечером за накрытым столом Игорь рассказал Прохорову о том, что он приехал устраиваться на работу, то гостеприимный хозяин внимательно выслушав, сказал ему , как отрезал: - Я тебе помогу.
Так Игорь оказался в бригаде освоенцев, которую, как правило, посылали в тайгу готовить площадки для буровых, затем, когда буровую демонтировали, бригада передавала скважину эксплатуонщикам.
Почти круглый год Игорь проводил в разъездах по необъятному Северу и такая жизнь ему чрезвычайно нравилась, что он однажды встретив в Тюмени своего бывшего однокурсника Володю Шувалова, который давно закончил институт и пошел по преподавательской стезе, расцеловал его при встрече и, угостив последнего дорогим армянским в ресторане, сказал ему на прощание: - Хочешь верь мне, хочешь нет, но я, Володя, счастливый человек!

3

Ужин получился на славу. Был последний рабочий день недели, жена Тоторина, Надежда, пораньше отпросившись в банке, где трудилась кассиршей, понакупила в магазине хорошей закуски и много выпивки, что Игорь, встречавший ее возле подъезда с двумя огромными сумками, которые ей помог выгрузить молоденький таксист, удивился щедрости жены и тут же сказал:
- Ты как будто свадьбу отмечать собралась.
- Гулять так, гулять, - отвечала ему Надежда. – Однова живем, тем более – завтра выходной.
- Наконец – то опять в тебе заговорила костромская удаль, - шутливо толкая в бок любимую супругу, произнес Игорь. – Не зря ты сюда примчалась с комсомольским отрядом «Целина».
- А ты как думаешь? – сказала Надежда Игорю, заходя в подъезд.
Алексей Соломин захмелел после пятой выпитой рюмки и, сходив в туалет, отведя Игоря в сторону, сказал ему: - Извини друг, но я что – то чувствую себя не в своей тарелке. Мне надо прилечь и с полчасика поспать. А потом продолжим фуршет…
- Нет проблем, Алексей. Вот комната Кости, моего старшего сына, он сегодня на вахте. Ложись, отдыхай. Давай, я помогу раздеться…
- Нет, Игорь, мне надо полчаса отдохнуть и я буду в порядке. Ведь ты меня хорошо знаешь.
И упал, как в сугроб, на чистую постель.
Надежда уже начала убирать грязную посуду со стола ставить нетронутые чашки с закуской в холодильник, когда Игорь один вернулся один в комнату и произнес, наливая себе рюмки водки:
- С этим гостем не соскучишься.
Выпив водки и закусив огурцом, сказал: - Через полчаса будет на ногах, так что пусть стол остается не тронутым.
И включил компьютер, чтобы проверить почту в « Одноклассниках», на которые с год назад подсел с помощью своих продвинутых сыновей, которые научили его пользоваться мышкой и клавиатурой. Почта в» Одноклассниках» оказалась совсем пустой и Тоторин стал размышлять о том, что в последнее время ему совсем перестали приходить письма.
- В чем дело? – думал он. – Я вроде ко всем с открытой душой, а мне в ответ молчание. Почему?
В первый месяц Игорь почти разыскал всех своих одноклассников, охотно рассказывал о своей работе, Севере, жизненных планах, в ответ же получал малозначительные фразы, типа завидуем, потрясены твоим рассказом и прочую ничего не значащую чепуху. Однажды размышляя о природе общения в « Одноклассниках», Игорь неожиданно для себя пришел к выводу, что его держат за простофилю и стараются о нем выведать все, при этом о себе не рассказывая ничего.
- Да мои одноклассники настоящие Штирлицы, - подумал тогда Игорь.- Это называется игрой в одни ворота.
С тех пор Тоторин при общении обходился общими фразами, никого почти не посвящая в свою личную жизнь.
- Что же это на белом свете нынче происходит, - часто размышлял в часы досуга он. – Чем совершеннее средства связи, тем меньше люди общаются друг с другом.
Однажды он обратил внимание, что его жена Надежда, разговаривавшая часами с родной сестрой Наташей по телефону, жившей в соседнем городе Мегионе, за праздничным столом обменялись десятком – других фраз.
- Получается, что по телефону им гораздо интереснее общаться, чем глядя в глаза друг другу, - пришел к выводу Тоторину. – Вот почему сейчас такой телефонный бум.
В проеме дверей , как из под земли, нарисовалась фигура Алексея Соломина, который действительно встал, как штык, ровно через полчаса.
Игорь выключил компьютер и взял в руки гитары, тронул струны.
- Ну, как, Алексей, отдохнул?
- Все в порядке, Игорь. Наливай…
И застолье опять обрело прежний градус, но только теперь хозяин и гость поменялись ролями: хозяин с каждой рюмкой пьянел все сильнее, а гость наоборот, выглядел как огурчик. Или Тоторину так показалось, но ближе к полночи гость засобирался на улицу.
- Пойду ночевать в машине, - заявил он хозяевам. – Местная шпана, глядя на номера чужого региона, чего доброго, еще колеса поснимают.
Тоторин пытался его отговорить Соломина от этой затеи, мол, у них двор тихий, спокойный и ни у кого из его многочисленных друзей не возникало проблем со стоянкой, но Алексей был неумолим.
- Я в машине чутко сплю, - говорил он. – Если кто подойдет, я обязательно услышу.

4
Тоторина разбудила трель звонка. Игорь нехотя проснулся, встал с кровати и поплелся к входной двери, машинально взглянув на светящиеся цифры электронных часов, которые показывали половину восьмого.
И вдруг он вспомнил, что к нему приехал друг Алесей Соломин и отправился ночевать в машину.
- Замерз, наверное, как цуцик в машине, раз так нетерпеливо названивает, - подумал Игорь и стал открывать входную дверь. За дверью действительно стоял Алексей Соломин, который всем своим внешним видом напоминал побитую собаку и у Тоторина сразу тревожно екнуло сердце.
- Ты, что, Алексей, с кем – то подрался? – спросил Тоторин Соломина , зажигая на кухне свет и впуская туда друга.
- Налей мне чего – нибудь, Игорь, а то меня всего колотит.
- Так ты же за рулем, Алексей? Или решил сегодня некуда не ездить? – спросил Игорь Соломина, наливая ему и себе из открытой бутылки по полстакана водки.
- Мне полную, - попросил друга Соломин и когда Тоторин наполнил стакан до краев, залпом его выпил.
- Все, Игорь, кажется, я отъездился, - закусывая огурцом и хлебом, как о чем – то самом разумеющемся, сказал вдруг Соломин Тоторину.
- Ты, что , Алексей, в автомобильную аварию попал? Сам – то хоть цел? – спросил Игорь Алексея, доставая вторую бутылку и разливая водку по стаканам.
- Как видишь , жив – здоров, даже нет не одной царапины, - сказал Алексей Тоторину, выпивая залпом второй стакан водки.
- История такая, - стал рассказывать Алексей Игорю, удобно усаживаясь на табурет. – Вышел я ночью от Вас в чудесном настроении. Звездная ночь, луна светит. Хорошо кругом.И вдруг мне дико захотелось сьездить на Рябинку, на свою дачу, которую, как ты знаешь, я перед отъездом так и не смог продать. Слава Богу, все пути – дороги, как объехать гаишников, я в округе как свои пять пальцев знаю и до дачного массива доехал без приключений.
- По дороге на дачу я в машине на всю катушку включил печку в салоне, - продолжал свое повествование Соломин. – И сразу почувствовал, что от тепла меня стало развозить, все – таки выпито было не мало.Мне бы, дураку, заглушить машину у ворот дачи и уснуть, так нет же, мне захотелось ее загнать в ограду.
- Что же было дальше, -заинтересованный рассказом друга, спросил нетерпеливо Игорь.
- Стал я загонять машину во двор, - продолжил свой грустный рассказ Алексей. – Вместо тормоза нажал на педаль газа, ты же знаешь, у меня коробка – автомат, да и все – таки я сильно пьяный был. Машина стремительно помчалась на колонку, сшибла ее и врезалась в электрический столб, который переломился и упал на машину.Сам я успел выпрыгнуть из машины, так как дверца была открытой. Ни о каком восстановлении не может быть и речи, передок весь всмятку, да и от старого соснового столба салону досталось, а мне через три дня надо срочно выезжать домой, дела ждут. Страховщикам я заявлять не буду, так как у меня сразу же отберут водительское удостоверение, так как подобную уварию можно совершить только в пьяном виде.
-Эх, - воскликнул Соломин, - сам виноват. Тебя бы с Надеждой послушался бы и ничего этого бы не было.
- Ладно, Алексей, не тушуйся, - сказал Тоторин Соломину, наливая еще в стакан водки. – Где наша не пропадала, как – нибудь попробую тебя из беды выручить. А пока давай выпьем за удачу, пусть она нам в жизни сопутствует.
Произнося тост, Игорь выпил свой стакан до дна, Алексей не стал отставать от друга.

5
На следующий день, не смотря на воскресенье, Игорь Тоторин развил бурную активность, взяв с собой Соломина, он поехал с другом к своему давнему знакомому Борису Семеркину, который был владельцем частной автомастерской.
Автомастерская работала и в выходные, поэтому Борис оказался на месте, на втором этаже здания в довольно просторном кабинете, построенного из железнобетонных блоков.
- Слушай, Борис, твоя помощь нужна, - поздоровавшись с Семеркиным за руку, начал он первым разговор. – Ты же разбитые машины берешь на запчасти. Отдаем авто за сто тысяч.
И поведал Семеркину коротко причину столь вынужденной продажи.
- Хорошо, - сказал Борис, - у меня сейчас как раз освободился эвакуатор. Чтобы не тянуть кота за хвост, поедем на Рябинку и посмотрим в каком состоянии машина.
К обеду Алексей заметно повеселел, так как в его кармане похрустывали новенькими купюрами сто тысяч и когда Игорь предложил ему съездить на местный авторынок и присмотреть приличный автомобиль, то он разочарованно произнес:
- На мои деньги можно купить какую – нибудь развалюху.
- Зачем развалюху? – произнес Тоторин. – Мы будем смотреть приличный импортный автомобиль стоимостью примерно триста тысяч.
- А где я двести тысяч возьму? – спросил Алексей Игоря. – С неба же они мне в карман не упадут.
- Я тебе одолжу, я как раз недавно выходное получил получил, - сказал Тоторин.
Соломин стал бурно благодарить Игоря за помощь и когда у него иссяк словарный запас,
Тоторин добродушно сказал Соломину: - Свои люди , сочтемся!
В среду, как и планировал Соломин, он рано утром выехал из Сургута. Уютно урчал двигатель почти новенького «Форда», который тот же Игорь купил ему у знакомого предпринимателя.
- Что за необыкновенный человек Игорь Тоторин, - думал о своем друге Алексей, который в трудную минуту к нему на помощь. – Как хорошо, что еще есть такие люди на свете.
И думая о Игоре Тоторине, Соломин неожиданно вспомнил его слова, сказанные ему на прощание:
- Что отдал – твое!

На снимке: Памятник первопроходцам в Сургуте. Фото из Интернета






Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 25
© 12.09.2017 Валерий Пономарев

Метки: север дружба случай,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1