Уценённая жизнь часть первая


Уценённая жизнь часть первая
АЛЕКС МОЗЕЛЬ

УЦЕНЁННАЯ ЖИЗНЬ

РОМАН

Если меня вернули с того света,
Значит это кому-то очень нужно.

Часть первая

УНИВЕРСИТЕТ

НАДЫМ

Поезд ехал вторые сутки без остановок. Саня лежал на верхней полке плацкартного вагона и читал книгу. В вагоне ехал только его строй отряд, состоящий в основномиз студентов физ-теха. Студенты отсыпались после летней сессии и в вагоне было тихо. Оживление наступало только когда отрядные поварихи раздавали завтрак, обед и ужин, состоящий в основном из бутербродов. Неожиданно по вагону прошёл командир отряда и объявил, что через пятнадцать минут будет остановка на пол часа всем можно выйти подышать свежим воздухом. Станция наывалась «Котлас». Саня вышел из вагона. Студенты разбрелись по перрону. Станция была маленькая, но как объяснили аборигены на персоне, дальше станций почти нет, пойдет одноколейка и будут остановки только на разъездах. Посреди перрона столпился народ, оттуда доносилась музыка. Саня подошел поближе. В кругу пьяные студенты в рваных морских тельняшках в сопровождени баяна и гитары плясали и пели:
Скрипнули ворота и пропел петух
Перднула корова и фонарь потух
Робинзон проснулся, Жопу почесал,
Набок повернулся и рассказ начал:
Плыли мы по морю был девятый вал
Рулевой скотина от руля сбежал,
Долго нас носило, долго нас трясло,
Трахнуло о скалы и корму снесло...
Один из них периодически обходил толпу с шапкой и собирал деньги.Обьявили отправление поезда и Саня занял свое место.
Дальше поезд потащился медленно иногда останавливаясь, пропуская Встречные поезда. За окном мелькал унылый пейзаж. Лесотундра с низкорослыми деревьями, но настроение это не портило. Вспоминалась наскоро досрочно сданная сессия, что являлось условием зачисления в стройотряд. Все таки все экзамены были сданы без троек, что гарантировало стипендию в следующем семестре, хотя предыдущая сессия была сдана на отлично это было нормально. Впереди представлялясь интересное лето в заполярье инесмотря на унылый пейзаж и низко ползущие облака за окном поезда настроение быыло хорошее. Прошли еще сутли и наконец поезд прибыл на конечную станцию «Лабытнанги». По команде командира отряд дружно высадился на перрон.
Первыми на глаза попались двое пьяных мужиков, которые шли в обнимку с полными Авоськами водки и пели:
Ах мы ребята, ах мы ребята
Семидесятой широты.
Студенты бродили вокруг станции в ожидании транспорта. Многие покупали в киоске Книгу «Воспоминания маршала Жукова», излание которой на материке было ограниченным. Надписи на станции были на местном языке, типа «Не бздысь поездысь» и не требовали перевода.
Часа через два подали грузовики со скамейками в кузове и повезли оряд дальше. Через час отряд загрузили в грузовой вертолет Ми-6 тоже оборудованный скамейками и вертолет взял лурс на«Надым». Через два часа Вертолет приземлился на опушке леса.
Отряд выгрузился пройдя лесом метров двести оказался в лагере, построенным ранее прибывшми сюда квартиръерами. Лагерь сосотоял из двух двадцатиместных палаток и деревянного сооружения предназначенного для кухни и столовой.
Вскоре подъехал грузовой «Урал» который привез раскладушки и постельные приналежности. Вечерело. Поужинав кашей с тушенкой, наскоро приготовленной поварихами все легли спать. Заснуть удалось не сразу, спать не давали комары которых было огромное множество в лесу и они легко проникали в палатку.
Утром в шесть часов подняли всех по команде и после завтрака на «Уралах» Развезли по объектам. Саня попал в группу которая работала на РБУ (Растворо- Бетонный Узел).
Половина группы работала при бетономешалках, нагружая лопатами песок, добавляя по мешку цемента на замес. Саня попал во вторую половину группы, которая занималась подготовкой столбов для линии электропередачи. Для этого из кучи бревен выбирались подходящие по длинне и толщине и ошкуривались. Вдруг из сторожки выскочила толстая тетка и стала кричать: «Кто вам разрешил брать дрова для бани» Саня сказвл Нобелев – это была его фамилия, Тетка однако замолчала и ушла. Через пол часа она пришла снова и сказала, что Нобелев ей не звонил. Саня сказал что позвонит обязательно, тетка ушла и больше не появлялвсь.Около двух часов по полудни пришёл «Урал» и забрал всех на обед.
На обед повара приготовили борщ из привезённых с собой свежих овощей и тушенки..
В июле солнце в Надыме не заходит и все время светлокак днём, поэтому трудно ориентироваться во времени без часов. В восемь часов Урал забрал всех на ужин. После ужина бригадиров и Лёню собрал командир в штабной палатке. Остальные курили, ожидая когда отрядный врач зкончит травить в палатках комаров. В палатках все равно оставалось и после этого много комаров. К Сане подошел Лёня и сказал, что завтра будем работать вместе, проводить свет на полигон, ставить столбы и натягивать провода.
На следуюстчий день после завтрака «Урал» отвёз санину группу на полигон он находился в киолметре от РБУ и представлял собой пустырь в несколько гектаров, вся группа занялась планировкой, перебрасывать лопатами песок с места на место довольно скучной однообразой работой. Саня с Леней копали ямы, ставили столбы и
натгягивали провода с помощью людейиз их группы. Леня лазил по столбам с помощью когтей. Леня весил не много, столбы закопанные в песок качались но не падали. Надым стоял нанасыпанном средиболот песчанпом острове. Сане работа нравилась по сравнению с перебрасыванием песка отличалась разнообразием. Если столб стоял надежно, Саня залазил на него сам и крепил на верху провода. К концу недели на полигоне появилось электричество и группа приступила к производству плит для аэродрома. Опалубку из досок делали сами и заливали туда бетон, который поступал с РБУ уплотняли его електровибраторами. Обычно бетон возили одна машина, разгружали её за пятнадцать минут, и пока она ездила за бетоном минут пятнадцать перекуривали. Во время перекуров сотрудники УФТИ вели беседы о жизни, студенты слушали. Саня много узнал о жизни в УФТИ и что его ждёт после окончания Физтеха, если он будет плохо учиться и не получит учёную степень во время. Особенно сокрушался симпатичный сорокалетний Константин Ломов, что не женился в студенчестве на знакомой дочке начальника торговой базы.
Как то кончились доски для опалубки и ОГМ-отдел главного механика, так теперь называли Саню с Лёней послали на причал Надым реки за досками. До причала доехали на попутках. На причале была суматоха. Разгружались баржи, сновали люди и машины. Саня без труда нашёл баржу с пиломатериалами, подогнал свободный Урал, Кран бросил в него связку досок, сели с Лёней в кабину Урала и поехали на полегон. По дороге шофёр рассказал, что доски принадлежат одному стройуправлению, кран другому, а машина третьему, но поскольку Надым есть комсомольская стройка то ему всё равно что и куда возить, рабочий день всё равно десять часов поставят, а больше и не надо, так, как при этом триста рублей прямого получается, а коэффициент за дикость и полярки десять процентов за каждые полгода идут только до трёхсот рублей.
Вечером как всегда студенты развели в лагере костёр, Саня играл на гитаре, студенты пели:

Загнали харьковский физ-тех
В посёлок пятихатки
Подальше от земных утёх
Чесать там лешим пятки
Гляжу в окно а справа лес
И слева лес и сзади лес
И будто леший пень севернул
И в душу мне залез.
Нам говорят, что мы цветы
Сегодняшней науки,
Нам говорят для красоты,
А может быть от скуки....
На огонёк подтягивались БИЧ (БИЧ-бывший интеллигентный человек), так называли местных жителей. БИЧи угощали студентов сигаретами и рассказывали о жизни и работе сдесь зимой.
Саня играл, БИЧи пели:
Вниз по Надыму реке
Баржи плывут в туман
В трюмах сидят зэка
Жёлтые как банан
Пишет сыночку мать
Милый сыночек мой
Что Россия вся
Это концлагеръ большой.
Баржи приплыли в порт
Трупы привёз конвой
Сколько горя и слез
Он матерям преподнёс...
Самой калоритною личностью из бичей был дед Мазай. Это был крепкий бородатый старик, сослан он был в этии края в тридцатыещ годы, много лет отсидел в лагерях, в пятидесятых был освобождён без права выезда на материк, поскольку учился до революции в горном институте в Питере вместе с бароном Врангелем, много лет работал здесь гавным геологом, а последние годы был консультантом. На материке в Питере у него был сын, Но к нему его не выпускали. Дед Мазай запел:
Дождик капал на было
И на дуло Нагана
Гады нас окружили
Руки в гору кричат
Но мы их фраернули
Окруженье пробито
Нас теперь не догонит
Пулемётный заряд.
Вот сижу в одиночке
И плюс в потолочек
Пред людьми я виновен
Перед богом я чист
Предо мною икона
И запретная зона
А на выше маячит
Надоевший чекист.
Дед Мазай рассказывал много интересного. Рассказывал про восстание зэков здесь в конце сороковых годов, как здесь самолёты бомбили зэков и как в итоге в обской губе всплыла иностранная подлодка и забрала зэковское руководство.
Около двенадцати к костру подошел командир отряда и сказал студентам, что пора спать,завтра подъем как всегда в шесть. Утром за завтраком командир сказал, что после обеда часть группы с полигона снимет и до вечера они будут отдыхать, а работать будут в ночную смену, так, как бетона для работы днём не достаточно. Саня остался в дневной смене и это радовало поскольку была суббота и вечером в местном клубе танцы. Вечером сразу после ужина Саня с группой студентов отправились в клуб на танцы. Клуб представлял собой деревянный барак. По приходу выяснилось что идёт суд. Студенты сели в зале суда и стали ждать когда он кончится и начнутся танцы.
Судили какого-то армянина, который погонял с ножом бича из-за девицы. Через час суд кончился и все, в том числе подсудимый и его девица остались на танцы. Танцы были под пластинки. Пьяных на танцах почти не было, поскольку в Надыме был сухой закон и алкоголь не продавали. Танцы были скучные, женщин было мало. Периодически раздавались клич Северогазстрой направо, Тюменьгаспром налево студентов в компании не брали, возникала вялая потасовка минут на пять, потом танцы продолжались. Около двух часов ночи завклуб выключил музыку и студенты отправились в лагерь.
Бойцов одолевали комары. Студенты и в этих угрюмых условиях находили развлечения. Сане нравилось освободить ребят на пятнадцать минут от работы и самому разгрузить лопатой Урал с бетоном. Популярной была игра под названием сорок штук одним ударом. Для этого приходилось замереть на минуту, затем хлопнуть рукавицей выше колена и посчитать число убитых комаров, их оказывалось больше сорока. Через дорогу от полигона находился аэродром, там приземлялись вертолёты и самолёты. Как то приземлился вертолёт и оттуда вывели троих студентов, которые шли к самолёту и махали руками, хотя было ветренно и комаров почти не было. Как потом рассказали, что эти студенты работали на мёртвой дороге среди болот в комаринном краю и от их обилия сошли с ума, их отправили на материк. Однако бичи говорили, что комары это не страшно, но скоро появится мошка и будет трудно. В этой связи командир выдал всем накомарники. Действително неожиданно появилась мошка, от которой не спасало ничто. Лагерь ночами не спал в палатке находится было не возможно, люди слонялись всю ночь в накомарниках по лагерю.
Однажды после дневной смены Сане только удалось заснуть как его разбудил командир. Было два часч ночи. Саня вышел из палатки и увидел там с десяток бойцов отряда. Всех посадили в Урал и повезли куда-то. Через пол часа оказались на причале. Там всех завели в ангар с цементом. Бойцы рылись в куче цемента, отыскивали там целые мешки с цементом и грузили их на Урал. Привезли респираторы, но в них было работать не возможно, было душно стояла густая цементная пыль смешанная с мошкой. В накомарнике было работать невозможно и мошка выгрызала куски кожи, в этих местах выступала кровь которая цементировалась и превращалась в синие точки,
которые не выводились в течении года. Бичи видавший виды, сказали, что даже зэки на такую работу не согласились бы. У Сани была не лёгкая жизнь, но ни до ни после он с таким ужасом не сталкивался. Только через двенадцать часов их отправили спать, так, как пришла баржа с цементом и стали его возить на БСУ. День за днём прошел месяц. Ночи стали темными и прохладными. На полигоне Саня с Лёней на тридцатиметровой вышке устанавливали прожектора. Ходили по тонким досками для скорости без страховки. Вдруг снизу раздались крики, Саня увидел группу незнакомых людей и пристегнул страховочную цепь. Лёню позвали вниз. Там он стал обниматься с каким-то солидным мужчиной. Потом он рассказал, что это был его однокурсник, который десять лет назад будучи в строй отряде здесь остался и теперь стал главным инженером треста Севергасстрой. В дальнейшем он как мог помогал нашему отряду.
День за днём прошел месяц. Ночи становились темнее и холоднее, пошли дожди. Одежда, постель и палатка стали сырыми и сушить их было негде. Усталость накапливалась, настроение у бойцов было уже не такое боевое, как в начале, песни у костра то же были не весёлые. Студенты пели:
Морально мы опустошённые
И недоразвиты физически
Всегда голодные и сонные
Бредём в потёмках на угад
Судьба судьба не благодатная
Нам не когда не улыбается
И жизнь по черепу распухшему
Нас всю дорогу бьёт ключом.
Загнать бы душу к Мефистофелю
Удрать в тайгу и жить с нанайцами
Забыть товарищей дистрофиков
И горячо любимый ВУЗ,
Но мы по прежнему дурачимся
И на трамваях ездим зайцами
И не страшны нам учкомиссия
И сам Макаров карапуз,
А мы с тобой интеллигенция
Нам вечно снится дивергенция
Проклятый метод операторный
Мальтийский крест и диамат.
Подошёл к костру командир и сказал, что на следующей неделе будет первый выходной, поскольку восьмого августа день строителя, здесь большой праздник, у всех выходной и у строй отрядов то же, поскольку вся техника станет. Бичи добавили, что ждут пьяную багажу с алкоголем и гулять будут пока её не выпьют.
Техника здесь в основном была военная советские Урал и Ураганы, американские Катарпиллеры и канадские Фармосты. Однажды работая ночью на полигоне Саня услышал среди ночной тишины мелодичный перезвон. Вскоре показался Фармост гружённый ящиками с водкой. На следующий день работа стала, а Надым как вымер.
Санину бригаду перевели на БСУ, так как бетон было возить не кому. Там то же работы было мало так, как за бетоном приезжала только одна машин с непьющим шофёром. Песок на бульдозере толкал к бетономешалкам старый бич Серёжа сосланный сюда с трассы за пьянку. Он послонился грустный до обеда, а после обеда дал одному из студентов двадцать пять рублей и послал в магазин. Студент принёс пять бутылок спита и консервы. Когда командир приехал с ночной сменой он увидел живописную картину. Бойцы лежали на песке в живописных позах. Вокруг бетономешалок слонялся пьяный студент по кличке Лось. Диспетчерша сказала, что Серёжа напился и ушёл в кино. Приходил двадцатитонный Ураган с цементом в мешках по пятьдесят килограмм и Лось сам его разгрузил и еще сам нагружал скип с песком и цементом, залазил на эстакаду и делал бетон когда приходила машина. Командир хотел его похвалить, но он уже отрубился. Диспетчерша ещё пожаловалась, что кто-то из студентов сказал, что если она пожалуется, то он ей волосы на одном месте повырывает. За ужином командир спросил строго. Кто нарубил диспетчерше? Бойцы дружно ответили:» Мы не помним.» Командир сказал:» Лось, сейчас же пойдёшь и извинишься.» Лось побурчал, почему я, но командир сказал, что Лось у нас самый большой и красивый, и диспетчерша на него запала, Лось пошёл. Появился Лось только на завтрак, командир его сросил: »Извинился?» Лось ответил:» Десять раз, после пятого она меня простила, но мне понравилось и я ещё пять раз извинился.» После этого Лось ещё несколько раз исчезали на ночь, бойцы с пониманием говорили, что извиняется опять.
Погода на день строителя выдавать хорошей. Светило яркое солнце и дул лёгкий ветерок, который сдувал комаров. По случаю выходного дня, бойцы решили выспаться и Санина бригада собралась возле столовой только к обеду. После недолгого обсуждения решили идти на озеро. Запаслись у поварихи бутербродами и консервами, прихватили по бутылке спирта из личных запасов и подались на берег лесного озера. Было довольно тепло, градусов тридцать. Бойцы разделить и стали загорать. Вскоре на озере появилась лодка Казанка с мотором, которая причалили невдалеке. Оттуда высадилась пара девиц в бикини и легли загорать на песчаном берегу. Лось пошёл к ним и привёл их к нашей компании. Это оказались наша диспетчерша с подружкой. Подружку звали Светой, она была красивой светловолосой молдаванкой. Бойцы налили им по пол стакана спирта и они выпили его не разбавляя. Вскоре подъехала опять моторка и из неё вылез крупный мужик, который хотел забрать Свету, но ему то же налили и он остался в компании. Это был брат Светы. Незаметно время пролетело и в зазвучала музыка. Девицы быстро собрались ии ушли поскольку на вновь построенной по случаю дня строителей танцплощадке начинались танцы. Бойцы дружно допили спирт и подались на танцы. На танцплощадке было многолюдно, но танцующих было немного, поскольку оркестр состоящий из бичей играл слабо и в разнобой. К Сане подошли студенты с мех-мата и предложили поиграть, они играли вместе раньше в Университете. Саня согласился и ему дали приличную Туриновскую бас-гитару. Студенты начали играть и народ оживился. Вскоре объявили перерыв и оркестрантов пригласили за сцену, там был накрыт стол, студенты выпили и продолжили веселее играть. Среди танцующих бичей возникали постановки, инициатором которых был бич по кличке Зяма. Лицо у Зямы было обезображенно шрамами, говорили, что ему из ружья в лицо выстрелили. Саня поиграл до двенадцати и пошёл спать, поскольку следующий день был рабочим и надо было рано вставать. Потом Бичи рассказывал, что всё закончилось дракой бичей из-за Светы.
Следующий день был рабочим, но работы было немного, так, как многие Бичи продолжали праздновать и бетон на полегон поступал не регулярно. Во время частых перекуров бойцы обсуждали один вопрос, должен ли Лось женится, если перед стройотрядом подал заявление и заработал деньги на свадьбу. Мнения разделились.говорила пусть погуляет, а опытные бойцы советовали жениться. Вечером по приезду в лагерь поварихи сказали, что Лося ждёт сюрприз и привели из своей палатки в столовую маленькую толстенькую девушку. Как оказалось к Лосю приехала невеста. Они вышли из столовой и около часа беседовали. Потом Лось, как выяснилось ушёл ночевать к диспетчерше. Командир с бригадирами на планёрке решили оставить девушку в помощь поварихами, поскольку через две недели домой, да и денег у девушки на дорогу домой не было. Это однако не помогло, они всё равно не общались.
Две недели прошли однообразно. Кто-то каждый вечер кричал перед сном в палатке: «Возрадуемся, ещё одному рабочему дню пришёл и далее три раза пи- все доходом отвечали сец»,- затем из другого конца палатки раздавались:» Взгрустнём», все хором отвечали:» Ну и хрен с ним». Наступил наконец прощальный вечер, за ужином поварихи налили прощальные сто грамм, а после у костра уже пили без ограничений, поскольку были выставлены все личные запасы. Командир выдал всем по пятьдесят рублей на дорогу и сказал, что остаётся с мастером рассчитываться, а остальным всем завтра в дорогу.
Утром Саню и ещё человек двадцать после завтрака отвезли на аэродром, там стоял АН-2 именуемый в народе «Кукурузник», посадили их в него и самолёт взял курс на Салехард. Самолёт так кидало в воздушные ямы, что всех после вчерашнего просто выворачивало, но всё таки Саня хорошо смог рассмотреть сохранившиеся участки «мёртвой железной дороги», с всящими в воздухе мостами, рельсами и шпалами. Через три часа мучений бойцов высадили в Салехарде и они смутно помнят как оказались на перроне в Лабытнангах, где встретились с остальными бойцами и загрузились в поезд. Саня залез на верхнюю полку и безмятежно заснул.

ДОНБАСС

Саня проспал почти сутки с небольшими перерывами для приёма пищи, которые регулярно устраивали поварихи. Природа за окном поезда говорила о разгаре лета, хотя был конец августа, деревья и трава в средней полосе России были ярко зелёные, а скошенные поля говорили о приближении осени. Саня вышел на очередной станции подышать, купил ящик пива, вкус которого за два месяца все забыли и которому в купе все были рады. Дальше дорога пошла веселее. На следующее утро поезд прибыл в пункт назначения и студенты дружно прибыли в общежитие. В общаге нашли кастеляншу, получили постельное бельё и поселились. В общаге народу было мало и всем досталось по отдельной комнате. Саня записал у коменданта в своей комнате друзей-однокурсников с которыми жил раньше, поскольку комнаты были четырёхместные. Однако комендантша сказала, что даст ключи от комнат, когда студенты пройдут санобработку, для чего надо было ехать назад в город в баню, там надо было получить нужную справку, но все с дороги устали и решили это оставить па потом, открыли комнаты расчёсками и легли спать.
Проснулся Саня от громкой музыки, которая раздавались из соседней комнаты, её включили студенты старшекурсники, которые пришли в общагу с практики, те, что проходили её в летние месяцы в УФТИ. Было около четырёх часов вечера, Саня сходил в душ на первом этаже и уехал на служебном автобусе, который вёз сотрудников УФТИ, в город. Там в общаге института радио-электроники без труда нашёл старшую сестру, проходящую преддипломную практику на кафедре. Сестра рассказала как дела дома, затем пружинали с её подружками и посмотрели в кинотеатре новый фильм «Белое солнце пустыни.» После кино Саня успел на последний автобус и около двенадцати был в своём общежитии.
Там по прежнему гремела музыка, а по коридору слонялся пьяный старшекурсник по кличке Малыш и искал четвёртого для игры в преферанс. Сане спать не хотелось и он с удовольствием согласился. Игра шла весело, как вдруг в комнату ввалился стукач Чёрноус, который был председателем студсовета. Малыш успел спрятать карты, но Чёрноус нашёл под газетой пулю-игровую запись. Так, сказал он все с шестого курса, пользуетесь своей безнаказанностью, но с тебя, он посмотрел на Саню мы снимет стипендию. За Саню вступился Малыш, сыграйте в гусарика-игра на двоих, если выиграешь снимай стипендию, Черноус сказал, что если если он проиграет, то выдвинет Саню в студсовет. Саня выиграл, Черноус ушёл, игра продолжилась до утра. Утром дружно пошли пить пиво в рабочую столовую, которая работала с шести утра. В столовой было только несколько зэков, которые были расконвоированны и работали рядом на бетоном заводе. Попили бочкового пива, которое Саня не пил два месяца, позавтракали и разошлись. Саня пошёл в общагу спать, а дипломники в УФТИ на практику. В общаге вахтёрша показала телеграмму от командира отряда, где он писал, что через неделю приедет и привезёт деньги. Саня решил подождать его в общаге, так, как впереди был ещё свободный месяц сентябрь, поскольку стройотрядовцы от сентябрьский сельхозработ освобождались. Время пролетело быстро, через неделю приехал командир, собрал всех и выдал деньги. Саня получил одну тысячу двести рублей новыми купюрами в банковской упаковке. Саня приехал в общежитие к сестре, привёз ей с подружками большой торт и шампанское, показал деньги, те дружно заметили, что столько получает советский инженер за год в лучшем случае. Весело отметили это дело и Саня уехал домой к родителям.
Дома Саня появился около восьми утра. Была суббота и все были дома. Каждый занимался своими домашними делами. СобакаИкар узнал Саню и радостно зависят хвостом. Мать как всегда что-то шила и незаметила, как в комнату вошёл Саня. Саня громко поздоровался, мать увидела и заплакала, она всегда так выражала радость. «Что же ты не сообщил, что приезжаешь, я бы тебе всего бы наготовила»,- Саня сказал, что хочет спать, что всю ночь в автобусе не спал, выпил стакан компота и ушёл спать. Проснулся, Саня к обеду. Стол был накрыть к обеду, где имели место любимыеСанина блюда. Отец принёс из подвала кувшин молодого вина и за столом Саня рассказал о своей северной эпопее. Родители и брат с младшей сестрой поделились своими новостями.
На следующий день в воскресение Саня с братом и матерью поехали покупать подарки. Санино отрочество и юность прошли в этом небольшом южном шахтёрском городе, каких в Донбассе было много. До перестройки в Москве было ещё пятнадцать лет, но здесь все уже перестреились. Здесь процветали бандитизм, проституция, разные секты и частный мелкий бизнес. Вместе с тем народ ещё не был лишён иллюзий и упорно добывал уголь, варил сталь истинно веря в светлое будущее и что через десять лет коммунизм обязательно наступит, хотя что это такое ни кто не знал.
Саня с братом и мамой поехали на толкучку покупать подарки. В магазинах Донбасса было конечно на много лучше чем среднем по Союзу, но качественные импортные вещи можно было купить только у спекулянтов на толкучку, которую власти периодически закрывали, но она стихийно возникала а других местах. В данный момент она находилась рядом с центральным рынком. Город имел триста тысяч населения, но из-за наличия частного сектора был сильно растянут. До рынка ехали на троллейбусе, минут строк. Толкучку занимала довольно большую площадь в несколько сот гектаров. Народу было большое скопление и все действительно толкались. Там можно было купить всё, от ржавых гвоздей до автомата Калашникова. Товары лежали поямо на земле на газетах.
Саня с братом и мамой ходили по рядами кругами, иногда Саня с братом что-то меряли и если подходило покупали, как правило мама торговалось иногда удавалось что-то купить дешевле. Вдруг Саня увидел знакомую девушку цыганка, торгующую каким-то товаром. Саня с ней учился до седьмого класса, потом говорили, что она в четырнадцать лет вышла замуж за цигана и бросила школу. Её было не трудно узнать, хотя она конечно повзрослела. Саня поздоровался, они отошли в сторону и поговорили. Она сказала, что имеет двоихдетей и муж её бьёт и заставляет торговать. Саня высказал сожаление, поскольку она хорошо училась, пела и танцевали. Она сказала, что такая у неё цыганская судьба. Ходить всем порядком надоело и Саня с братом и мамой поехали домой. Когда шли домой по своей улице, Саня увидел под деревом на скамейке группу местной штаны, Саня им в знак приветствия махнул рукой, те радостно в ответ заказали руками ему в ответ. Пройдя домой, Саня полез на чердак и нашёл радиопередачик. Поскольку телефонов почти ни у кого не было, Саня подключил передатчик к старенькому радиоприёмнику »Беларусь-59» и под своим старым позывным вышел в эфир. Саня настроился на крутящего музыку позывной «Бульдозер» это был его одноклассник. «Бульдозер» подробно рассказал все новости. Оказалось, что Саниного закадычного друга забрали в армию, а подружка поступила в институт в Питер и уехала учиться. Залаял во дворе Икар, Саня убрал передатчик, поскольку по улице часто ездили менты с пеленгатором и ловили радиохулиганов, вышел во двор и увидел возле калитки Вована, который сказал, что пацаны достали литр самогона и приглашают отметить Санин приезд. Саня сказал матери, что прийдёт поздно, прихватили брата и с Вованом пошли на улицу. Пацаны сказали, что заждались дорогого гостя и налили Сане полный стакан самогона. Саня выпил и спросил, что у них нового. Новости были не утешительные, мало того, что нельзя было появляться в соседних районах ,шпана приходила их гонять здесь на родной земле. Саня спросил где Чап-это был король ихнего района. Пацаны сказали, что вроде где-то сидит. Саня дал Вовану три рубля и он пошёл на соседнююулицу Виноградную за вином.Вован принёс три литра вина, литр самогона и огурцов с помидорами, сказал, что наскрёб два рубля на самогон и по дороге в каком-то огороде нарвал закуски. Пацаны дружно выпили и стали вспоминать, как хорошо было раньше, как их уважали в соседних районах и раз Чап оставил Саню за себя, когда уезжал учиться в институт в соседний город, то Саня должен собрать пацанов и погонять соседние районы. Саня сказал, а что вас собирать, вы и так слетаетесь на выпивку, как мухи на мед. Кто-то из пацанов сбегал домой и принёс ещё трёхлитровую банку самогона. Тогда самогон гнали в каждом дворе, считалось, что для себя можно. Вечерело, к компании начали подтягиваться девочки, их интересовало пойдут ли пацаны на танцы. Девушки хотели на танцы на шахту два бис, но идти без пацанов боялись. Народ вопросительно смотрел на Саню, он подумал и сказал, пойдём на шахту два бис, погоняем шпану и за одно потанцуем. Краб сбегал домой, принёс портфель с трофейным инструментом, пацаны быстро разобрали кастеты и цепи и компания дружно двинулись в направлении шахты два бис. Там однако как кто-то предупредил, на улицах не было ни души. Пришли на танцплощадку, там тоже были только девки, хотя на эстраде все инструменты были подключены и настроены. Саня взял гитару бас, Вован ритм, а брат сел за ударник. Саня сказал им играем Битлз в ми-миноре и они погнали: «YestheIloveyou“, „Gerl“ и т.д.
Около одиннадцати не смотря на протесты публики завклуб выключил свет и Саня с компанией двинулись дружно в направление своего района. На своей улице разошлись по домам.
Саня проснулся около восьми утра, дома была только мать, поскольку был понедельник, все разошлись, кто в школу, кто на работу. Саня позавтракал, выбрал в домашней библиотеке томик Ремарка и лёг в саду под деревом почитать. В голове после вчерашнего шумело и читать не хотелось. Около одиннадцати лежать надоело и Саня собрался и пошёл в пивной бар. Там он встретилодноклассника, у которого в этот день была ночная смена в шахте. Они попили пива и тот рассказал, что после восьмого класса закончил училище и работает в шахте на угольном комбайне, женат и имеет двоих детей, поэтому от службы в армии освобождён. Раньше он жил на Саниной улице, но женился и переехал. Они выпили по паре кружок пива и разошлись. Саня пошёл на центральную площадь города. Там стояла группа пацанов и собирала с прохожих мелочь на бутылку. Саня с некоторыми из них проводил как-то лето в заезжем бридж клабе с официальным названием военно-спортивный лагерь. Военный он был потому, что его охраняли менты с оружием, что бы отдыхающие не разбежались, а спортивный, поскольку имелось футбольное поле, где весь день играли в футбол. Саня, как и большинство его сверстников состоял на учёте в милицииза участие в регулярных драках, отказ от которых считался трусостью. По этой причине он и оказался в этом лагере на бесплатном отдыхе. Саня поздоровался со шпсной и подошел к двум ребятам стоящим в стороне. Это были его знакомые по школе. Они то же перешли на второй курс в институте и были на каникулах. К ним подошёл бывший тренер Сани по боксу, спросил как дела. Студенты дружно ответили, что находятся на каникулах и собираются в кино в стоящий рядом кинотеатр «Горняк». Тренер сказал, что здесь лучше не стоять, так, как менты периодически забирают шпану, заодно и вас прихватят для статистики и будете пятнадцать суток улицы подметать вместо отдыха. Он предложил Сане поучаствовать в первенстве области по боксу трудовые резервы которые проходят сейчас в городе. Саня согласился прийти на тренировку. Тренер сказал, что рад был встрече, будет ждать и ушёл. Вдруг пацаны оживился и приосанилисбь. Это мимо дифелировала яркая загорелся блондинка. Она томно поздоровался с Саней. Саня ёе узнал, это была Наташа его однокласница. Саня подошел к ней и притласил её в кафе «Воды Морозево». Наташка заказала себе мороженое, молочный коктейль и пироженное «Иклер», Саня заказал себе два пива и рассчитался, заплатил за всё рубль. Сдесь было самообслуживания и они отнесли всё на столик в углу возле окна. Народ на них пристально смотрел, поскольку на Наташке была белая юбка а на Сане новые белые джинсы. Сдесь белое надевали редко, так, как белое от угольной пыли и гари быстро чернело. Да и на Наташку трудно было не обратить внимание она всегда была красивой, но значительно похорошела. Не успели они расположиться, как в кафе всплыла солидная дама с шикарным бюстом и направилась к их столику. Она ехидно заметила, «Я смотрю в окно, проходя мимо и непойму, что это за парня Наташка подцепила, я не могла не зайти и не узнать.»,- это была Танька их однокласница с которой Саня просидел за одной партой последние два года.
В ихнем классе мальчики сидели только с девочками и только с теми, с которыми их первоначально посадили классная дама. Танька сходили принесла себе иклер и лимонад и девушки стали на перебой рассказывать кто и где сейчас находится и чем занимается. Выяснилось, что девочки однокласницы почти все учились на втором курсе нашего горного института на бухгалтерском факультете, кроме Саниной подружки Таньки и Симы. Сима год проработала уборщицей в мединституте и после этого поступила туда учиться. Из парней, Сушек учится на журфаке, а Клима в Питере в Макаровке на капитана. Девочки сказали, что их десятый «б» был самый лучший и парни были самые умные. Саня сказал, что в Донбассе красивые девушки, поскольку там две последние войны стояли итальянцы и улучшили породу, а в ихнем классе были самые красивые девчонки. Весело вспомнили, как молодой учитель химии каждый урок вызывал Наташку, а та одевала короткую до не могу юбочку и начинала писать с самого верху доски, так, что трусики выглядывали. Химик краснел, но на следующий день юбка была ещё короче и всё повторяться. Наташке заметила, что она не любила химию, а тот часто её спрашивал. Они проговорили около часа, но Танька вспомнила, что оставила мужа с дитём, а ему надо идти на смену в шахту. Саня проводил Наташку домой, она жила не далеко от центра. Возле калитки им попался Наташкин старший брат «Валет» местный авторитет. Саня сказал, что «Валет» вроде сидел. Наташка сказала, что недавно «откликнулся». Попрощались и Саня пошёл домой. На своей улице Саня увидел пацанов, которые «давили» банку вина и играли в карты. Они предложили Сане выпить, но тот отказался и сказал, что завтра на тренировку.
На следующий день Саня с утра сделал зарядку и пробежку пять километров до труд балки и назад. День провёл в саду под деревом с книгой. Вечером он пошёл на тренировку. Тренер для начала попросил взвесится, вес оказался немного больше, тренер дал абонемент в баню и сказал, что надо сбросить три килограмма. Потренеровав Саню минут десять с боксёрскими лапами, тренер сказал, что надо тренировать боковые удары, так, как на прямой удар мастера спорта не поймаешь, но время есть поскольку первый бой через две недели. Саня помнил, что раньше его тренер хвалит за боковые удары, но за год техника куда-то ушла. Саня начал интенсивно тренироваться. Каждый день Саня делал зарядку, совершал пробежки и через день ходил в баню сбрасывать вес. После двух недель тренировок Саня провёл первый бой, соперник был не особо сильный и Саня выиграл бой по очкам. Во втором бою попался мастер спорта, который был постарше и Саня проиграл бой по очкам.
Саня проводил время в саду за чтением книг. Дома была хорошая библиотека а в саду
много фруктов. Саня прочитал с интересом книжку Штефана Цвейга о кругосветном путешествии Магелана. Он в детстве, как многие мальчишки мечтал быть моряком, поэтому много читал о морях и океанах и сейчас лежа в саду под деревом размышлял над прочитанным. Вдруг его мысли прервал голос брата, который пришёл из школы. Он передал привет от учителя физики и сказал, что тот ждёт Саню сегодня в шесть часов вечера на факультативных занятиях по физике. Саня вспомнил, что случайно встретил его в городе и пообещал прочитать ученикам лекцию по физике.
Саня до восьмого класса учился не важно и собирался идти после восьмого класса в техникум. Однако Чап и другие старшие друзья ему объяснили, что техникум ничего не даст, всё равно придётся грузить породу лопатой в шахте. Саня подумал и пошёл учиться дальше в девятый класс. Там появился этот учитель физики и первое, что он спросил, посмотрев в журнал, кто есть Нобелев? Саня встал, он посмотрел и спросил, «Это твоя сестра в этом году школу с золотой медалью закончила и в институт радио-электроники поступила?» Саня кивнул головой. Он сказал « Это хорошо, значит ты должен быть умным и есть мне с кем работать. Физик серьёзно взялся за Саню и вскоре у того в классом журнале были одни пятёрки не только по физике, но и по математике и химии. На городских и областных олимпиадах по физике и математике Саня регулярно занимал первые места. Как-то в десятом классе во время весенних каникул Саня пошёл в школу на олимпиаду по физике, но встретил пацанов и те позвали поиграть за спортзалом в буца-это игра на деньги, в которео по монетам бьют шайбой и если они переворачиваются, их забирают. Саня заигрался и забыл про олимпиаду. Вдруг за спортзалом появился физик, все разбежались, а он забрал Саню и отвёл на олимпиаду. Хотя Соня пришёл только к середине отведённого времени, он в итоге занял первое место. Мама работала бухгалтером в больнице и хотела, что бы Саня стал врачём. Саня готовился к поступлению в мединститут и читал книги по медицине, которые ему регулярно, приносила мать из больничной библиотеки. По окончанию школы Саня подошел к физику и сказал, что собирается в медицинский. Тот сказал, что туда берут только по блату или за деньги. Саня сказал, что может быть пойти в авиационный, тот сказал, что там очень много черчения, что Сане не нравилось. Пришли к выводу поступать Сане на физ-тех. По этому Саня не мог подвести физика и пошёл готовиться к лекции. Однако с собой у Сани оказалась только одна книга по элементарным частицам, которая имела математический аппарат гораздо выше школьного, но делать было нечего и Саня стал готовиться по ней по возможности опуская математические выкладки.
Вечером Саня пришёл в школу в кабинет физики. Там кроме физика было человек двадцать учеников. Саня начал лекцию с основ ядерной физики и когда дошёл до кварков и дифференциального уравнения состояния частицШрёдингера, понял, что школьники устали. Он коротко рассказал о планетарной модели Нильс Бора, сказав,что та ему так же как и Менделееву таблица элементов приснилась во сне и за которую Бор получил Нобелевскую премию. Наконец Саня закончил лекцию принципом неопределённости Луи де Бройля, приведя в восторг слушателей в восторг тем, что произведение дельта Пэ и дельта Хе всегда неопределённость. Вопросов было мало и учитель остался доволен.
На следующий день Саня выбрал трёхтомник Драйзера «Финансист, Стоик и Титан». Стоял похожий сентябрьский денёк и к обеду ему читать надоело. Он отправился на шахту два бис попить пива. Там прямо возле шахтоуправления стоял пивной ларёк. Саня взял пару кружек пива, увидел знакомого парня по кличке «Варвар» с соседней улицы и подошёл к нему. Тотпил пиво с каким-то другом. В процессе разговора Саня понял, что они вместе сидели и недавно«откинулись». Варвар спросил Саню: «Давно тебя не было видно, ты что то же сидел?» Саня сказал, что учится в университете в другом городе. Варвар сказал, что если не хочешь, не говори. Повторили ещё пива и Варвар стал «наезжать» на Саню. Он вспомнир как Саня его шуганул год назад когда тот в кусты тащил истошно орущую девку с Саниной улицы.Варвар вспомнил, что не захотел драться тогда, потому, что Саня был со своими пацанами и предложил Сане податься один на один сейчас. Саня согласился и они пошли втроём в заброшенный песчаный карьер. Саня после соревнований был в хорошей форме и не сомневался, что справится и с двумя. Действительно Варвар отключился после третьего удара, а его друг, от Саниного предложения продолжить, отказался. Саня пожелал им здоровья и пошёл домой.
Как-то вечером за ужином Саня случайно услышал как родители обмолвились, что Чап приехал, вроде его кто-то видел. Проснувшись на следующий день, Саня сразу пошёл к Чапу. Тот жил напротив. Собаки в его дворе не было и Саня, войдя во двор постучался в двери дома. Дверь открыл Чап. Саня его не видел четыре года и даже не узнал. На лбу у него был равный шрам, а на голове были залысины. Он жестом пригласил Саню в дом, сам достал шахматы и сказал, что бы Саня расставлял. Чап сходил на кухню и принёс по стакану чаю. Чап убрал свою ладью и походил. Он раньше всегда давал Сане фору ладью поскольку играл сильнее Сани. Чап кроме того, что имел высокие спортивные разряды по всем видам борьбы вплоть до каратэ, хорошо играл в шахматы и вообще был умным человеком. Он без проблем поступил в местный горный институт, но проучился один год и бросил, так как ему там не понравилось. Сразу же он поступил в другой институт в большом городе. Чап был королём своего района и считался авторитетом в определённых кругах города. Саня спросил как его дела. Он сказал, что учится на втором курсе. Саня заметил, что тот вроде уже учёбу закончить бы должен. Чап сказал, что отсидел два года за драку с ментами в ресторане. Саня сказал, что странно, что тот восстановился в институт. Чап сказал, что это долгая история и дело дошло до горисполкома. Первую партию сыграли вничью, Чап сказал, что Саня стал играть лучше и перестал давать фору. Поиграли часов до четырёх, потом решили пойти в центр пить пиво. В пивбаре к ним присоединились друзья Чапа, которых у него было много. Чап между тем успел повздорить с завсегдатаями и назревала драка, которую друзья его постарались избежать. Около восьми вечера пивбар стали закрывать и компания перебрались на танцплощадку. Была пятница и народу было много, в основном пьяная молодёжь. Чап продолжал толкаться и задираться, возникали потасовки с его участием. Саня потанцевал медленный танец с пьяной однокласницей Зинкой, с которой сидел за одной партой до восьмого класса, потом она ушла в какой-то техникум. Музыка на танцах была довольно приличная, играл профессиональный ансамбль у который был репертуар польских Червоных гитар. Саня подошел к паре своих одноклассников и те стали рассказывать о своих делах. Сушек, который учился на журфаке сказал, что женился и боиться об этом сказать матери, а Борис, которому за прогулы в десятом классе дали только справку, что он прослушал курс средней школы, был доволен работой и зарплатой в передовой бригаде на шахте, куда его устроил отец. Борис собирался на пол года на ехать на Шпицберген работать на шахте, говорил,что там платят валютой и после дают возможность купить без очереди новую машину «Волгу». Опять Чап затеял драку и друзья сказали Сане его забрать, а то его порежут. Саня забрал Чапа и темными переулками увёл домой.
Через пару дней Саня пошёл к Чапу поиграть в шахматы, но возле дома стояла группа друзей, а Чапа дома не было. Соседка сказала, что тот лежит в больнице. Друзья купили в магазине сумку портвейна и пошли в больницу проведать Чапа. Нарик сказал, что Чап наверняка лежит в травматологии. Действительно, Чапа без труда нашли в травматологии. У него на зубах были медные шины. Врач сказал, что сломана челюсть. Чап сказал, что с кем-то подрался в ресторане. Нарик принёс стакан из буфета и все стали пить портвейн по очереди, сидя на скамейке во дворе больницы. Чап пил сквозь сцепленные шиной зубы. Пили все кроме Нарика, которому после прогулки с девушкой с шахты два бис кололи антибиотики. Вскоре копания переместился к Чапу домой. Там Чап уже запивал портвейн компотом, а остальные закусывали фруктами. Чап быстро захмелел и заснул, а компания разошлась по домам. Сентябрь пролетел быстро и Саня уехал в начале октября на учёбу в университет.

УНИВЕРСИТЕТ

Саня как всегда поехал ночным автобусом. Первые два часа Саня проспал, а на первой большой остановке вышел погулять. Автобус стоял сорок минут и Саня, выпив бутылку пива в буфете, закурил и пошёл к автобусу. Возле автобуса Саня встретил знакомую девушку Иру. Ира была рослой девушкой, симпатичной итальянской внешности. На Саниной улице жили её родственники и она часто у них бывала. Училась она с Сане в одной школе на класс старше. Она рассказала, что учится в университете на третьем курсе ин. яза. Саня пересел к Ира и они проговорили остаток дороги. По приезду Саня проводил Иру до автобуса, она жила в общежитии на Алексеевке, а это около часа езды на Автобусе. Саня уехал в другую сторону в Пятихатки. Не смотря на раннее время жизнь в общаге бурлила. Первое, что он увидел это новый список студсовета, где второй стояла его фамилия и против неё надпись-бытсектор. Значит стукач Черноус рассчитался за проигрыш. Санобработку значит в соответствии с новой должностью можно было не проходить и Саня бросил вещи в своей комнате и пошёл на занятия. Там почти вся его группа была в сборе. Новостей было множество. Первой парой была лекция по математике и вместо их любимого доцента Платана лекцию читал доцент Подол с мех-мата. Сказали, что Платан уехал с семьёй в другой город, где ему дали квартиру. Это была потеря, Платан имел авторитет среди студентов, а Саня старался не пропускать еголекции и всегда получал отлично на его экзамене. Особенно запомнились экзамены у Платана в первую сессию. Тогда из двадцати пяти студентов ихней группы, девятнадцать получили двойки, двое тройки, двое четвёрки и двое пятёрки. Саня получил пятёрку первый в одиннадцать часов вечера, хотя сел отвечать в десять утра. После часового ответа на билет Платан дал Сане, так называемый большой лист, что бы Саня себя чувствовал большим человеком, сказав с его хитрой фирменной улыбкой в пышные усы, что четвёрка у Сани уже есть, а если Саня решит задачу с большого листа будет отлично и можно выходить и пользоваться чем угодно. Саня около одиннадцати вечера успешно ответил и получил отлично. Вторую пятёрку по той же системе через пол часа получил Санин закадычный друг Толя Кожин. За этими мыслями Саня не заметил как пролетело унылая лекция Подола. Следующей должна была быть лекция академика Ахиезера, которую тот обычно читал по своей книге, написанной в соавторстве с Ландау-лауреатом нобелевской премии. Саня с дороги хотел спать, но решил остаться послушать Ахиезера. В перерыве в коридоре бурно обсуждали лето, как всегда не стесняясь в выражениях, особенно хвастал Гриша Перло, что в студенческом лагере на море поварихи и уборщицы называли его сексуальным акробатом и всегда давали в столовой добавки. К студентам подошёл молодой человек в очках, все решили , что это новенький, говорили что на курсе будет несколько новых студентов. Кто-то пытался у новенького стрельнуть закуиить, тот сказал, что не курит, кто-то из двоечников поинтересовался секёт ли новенький в физике и будет ли делать домашние задания на предмет списать. Но тут прозвонил звонок и все зашли в аудиторию, продолжая обсуждать новости. Ахиезер был зав.теор. отделом в УФТИ и его привозили на лекцию на машине, он обычно опаздывал и народ не спешил садиться по местам. Вдруг в аудиторию зашёл Михник (Михаил Николаевич Макаров – Зам декана, полковник КГБ в отставке, герой Советского Союза). Михник был у студентов в авторитет, так, как часто «отмазывал» студентов, попавших в медвытрезвитель. Никто не удивился, молча расселись с мыслью, что летом кто-то попал в вытрезвитель и будет воспитательная беседа. Михник осмотрел студентов, одобрительно кивнул новенькому, тот к нему вышел и Макаров сказал, что это профессор Ахиезер и он будет в текущем учебном году читать вашему курсу лекции по общей физике. Саня понял, что это сын академика, который защитил докторскую в двадцать восемь лет и будет читать лекции им вместо отца. Лекцию молодой профессор читал скучно и Саня даже задремал. Его разбудил звонок и он переместился в лабораторию, где должна была быть следующая пара. Лабораторные работы (Лабы), которые пропускать нельзя. В лабораторию зашёл преподаватель Гусев (Гусь) и сказал, что в этом году заниматься здесь с нами будет он. Сане это понравилось, поскольку они с Гусем вместе были в строй отряде и Люда его жена у них была поварихой. Саня часто защищал Гуся, когда к тому кто-либо домогался и иногда помогал, когда часто приходили машины с бетоном. По этому поводу. Саня сел в угол за осциллограф и безмятежно заснул. Разбудил его Толя Кожин,сказал, что Лабы кончились и они пошли в общагу. Толя сказал, что они комнатой в складчику купили магнитофон и по этому поводу намечается пьянка. Саня пообещал зайти и принести новые записи Высотского. Они пришли на свой пятый этаж, по коридору слонялся пьяный Витька Чуркин и орал:
Онанисты кричит ура,
Машина гребли налажена
Может сгодится любая дыра
Даже замочная скважина.
Саня спросил, что это Витьку на лирику Маяковского потянуло. Толя ответил, что на второй этаж баб-рабфака(подготовительное отделение) штук пятьдесят завезли. Саня сказал, что не в курсе, поскольку только утром приехал. На физ-техе женщин никогда не было, в общаге тем более, похоже Витька так выражает радость подумал Саня. Саня зашёл в свою комнату. Там его с радостью встретили его друзья. С Иваном и Колей они жили в одной комнате прошлый год, а вместо Жени поселился Санин друг Кент. Женя переселился в комнату Толи Кожина, так, как сдружился с теми ребятами на целине. Иван привёз из дома деревенского самогона и сала и друзья сели отмечать встречу. Саня включил вновь привезённых магнитофон «Дайна» и пошли рассказы о лете. Вечером кто-то настойчиво постучал в двери. Убрали бутылки и Саня открыл дверь. В дверях стояла огромная бабища и спрашивала Нобелева. Саня сказал, что он перед ней к её услугам. Она сказала, что как староста этажа просит Саню, как бытсектора общежития навести порядок в женском туалете на втором этаже, Саня послал еёэ к председателю студ совета, но она сказала, что уже ходила и тот послал её к Сане. Саня сказал, что пусть сама разбираеться с дежурным по этажу. Она сказала, что они девочки а в туалете спит пьяный студент. Саня сказал, что это не культурно и отправил её к культ сектору Карасёву. Через пять минут пришёл новый председатель студсовета Витька Тыченко и попросил Саню помочь. Они пришли на второй этаж и на входе в женский туалет увидели живописную картину, через порог, раскинув руки спал Витька Чуркин. Тыченко сказал, берём за руки за ноги и понесли. Они с трудом понесли его до мужского туалета этаже выше и оставили его там досыпать. Саня проходя мимо комнаты Толи Кожина зашёл к ним. Сане налили стакан Варны и стали рассказывать. Были они почти все вместе в строй отряде на целине, строили коровник. Заработали по триста рублей. Комсорг их группы Бане был в Старом Надыме с другим физ-теховским отрядом. Восстанавливали участок мёртвой дороги. «Выковыривали» шпалы из вечной мерзлоты и «кормили» комаров, заработали по шестьсот рублей. Здесь новости не важные, несколько человек завалили последнюю сессию и их очислили. Толя предложил идти на танцы в сарай и кампания дружно двинулись. Сарай представлял собой барак, где показывали фильмы и устраивали танцы для расконвоированных зэков. Рядом было ещё общежитие УФТИ, поэтому были там посетители и оттуда. Толя Кожин дружил с местной девушкой и они там не сговариваясь встречались. Там было много местных девушек. В этот вечер там играл ансамбль из УФТИ. К Сане подошёл басист и попросил его заменить. Саня согласился и проиграл до перерыва. Потом потанцевал со школьницами и около одиннадцати студенты пошли в общагу. На следующий день по расписанию была военная кафедра. Студенты решили поиграть в преферанс. Сели играть в Санинойкомнате к Сане и Толе присоединились Кент и Краснов. Краснов рассказал, как на целине пострелялись местные и он раненого сопровождал на машине в больницу. Присутствовало в комнате человек пять зрителей, которые иногда выходили и входили без стука, открывая расчёской. Под утро двоечник Витька Чуб удивлялся, как это можно всю ночь не спать играя в карты. Толя заметил, что мы вроде при деле, а ты то что не спишь, если подловят, то с нас стипку снимут, а тебя точно выпрут. Все однако понимали, что ловить их некому, так, как Саня был член студсовета и облава студсовета их бы не затронула, а у Толи подруга работала после школы в деканате и про облаву бы сообщили. Бывали конечно облавы и от ректора, но это редко. Чуб быстро ретировался, у него действительно были задолженности с последней сессии (хвосты). Он был из многодетной деревенской семьи и Саня ему помогал в учёбе из жалости. В первую сессию Саня из-за него даже пострадал. На экзамене по физике тот сел рядом и взмолился, мол помоги, у меня три двойки уже и за четвертую выпрут точно. Саня решил ему задачу, Но вошла доцент Оля и пригласила Саню отвечать. Саня ещё даже не прочитал билет и сказал, что ещё не готов, та сказала, что Саня всё знает и готовиться ему не надо. Саня начал отвечал читая билет вверх ногами, его Оля повернула как ей было удобно. С трудом что-то отвечая, Саня услышал от неё, «тройка», до свидания». В общагу прибежал счастливый Чуб, он получил тройку и рассказал, что Оля спросила как дела у Нобелева по остальным предметам. Ребята сказали, что всё сдано досрочно на отлично. Оля сказала пусть завтра приходит и передаст. На следующий день Саня нашёл к Оле, та принимала экзамен у второго курса. Саня получил задачу и сел решать. Задача была трудной и у Сани ничего не получалось. Вдруг Оля его спросила, «Решил?» Саня неуверенно кивнул головой. Олясказала давай зачётку и поставила отлично. Поиграв до утра в преферанс утром ребята собрались и поехали на военку.
Военная кафедра находилась на проспекте Ленина на против общежития Саниной сестры. К восьми часам студенты прибыли туда. Там их встретил полковник Бронштейн построил, сказал, что он начальник их курса произвёл осмотр и половину состава послал подстригаться. Народ до обеда подстригался, некоторых посылали дважды. Первая пара была тактика, вел её капитан, который методично будил спящего за первой партой Кожина. Второй парой была матчасть и вёл её майор Шомкин. В аудитории стояла пятидесяти семи миллиметровая зенитная пушка, Майор лазил по ней и что то рассказывал и показывал. Саня сел на последней парте и задремал. Разбудил его звонок. Все пошли обедать в ближайшую столовую. Взяли все дружно по паре кружек пива и что-то поесть. После обеда кто-то предусмотрительно запланировал самомоподготовку и народ дружно закемарил. Четвёртой парой была РЛС (Радио-Локационная станция). В аудитории стояла РЛС вокруг неё лазил майор Головченко, он что-то рассказывал и периодически просил студента Шарапа повторить. Остальные тихо дремали. После занятий Саня пошёл в общагу к сестре, там подруга сестры Паша накормила всех вкусным борщём и Саня поехал в к себе отдыхать. В общежитие Саня лёг спать и проспал до утра. Утром Саня пошёл на занятия как всегда сначала были лекции для всего курса по физике и матемаматики, потом были семинары по группам. В Саниной группе было несколько новых студентов. Двое были оставлены на повторный курс со старшего курса. Один из них был вундеркинд Шаран, который поступил на физ-тех в четырнадцать лет, но вырвавшись на свободу загулял и забросил учёбу. Хотя он уже повторял второй курс он был на год младше Сани и его однокурсников. В свои семнадцать лет он был хорошо физически развит и много занимался спортом. Другой по кличке Боб был отличником но будучи выпившим, играл в слепую на нескольких досках в шахматы получил эпилептический припадок от перенапряжения. На физ-техе на второй год никогда не оставляли, отчисляли без разговоров, но в этих случаях были сделаны исключения. Толя с Саней предложили новеньким для знакомства сыграть в преферанс, те согласились и они пошли играть к Сане в комнату. За игрой новые студенты рассказали много интересного про свой старый курс. Оказалось, что у них разогнали пол курса, но многие устроились на другие факультеты и там преуспевали. Новые партнёры играли хорошо и игра шла весело и быстро, хотя мешал стоявший за спиной Сани Чуб, который просил Саню или Толю сделать домашнее задание по математике, так, как оно трудное и в общаге ни кто решить не может и списать ему не у кого. Ввиду высокой квалификации игроков партия пятидесятка закончилась через два часа с нулевым результатом. Боб предложил скинуться и послать в магазин за вином страдающего от безделья Чуба. Вдруг в комнату свалился «поддатый» Кент и сказал, что у него заболела голова, он ходил в больницу и там признали хронический гальмарид и теперь ложат в больницу на месяц. Он достал из под кровати пол трёхлитровой банки самогона приведённого Иваном и предложил выпить по этому не весёлому поводу. Шаран с Бобом радостно согласились, а Саня с Толей пошли в читалку на первый этаж делать задание по математики. Они разделили задание пополам и без труда порешали диффуры. Тетради они отдали Чубу и вернулись в комнату. Кент спал, а Иван сказал, что Боб с Шараном допили самогон и пошли на второй этаж к девкам.
Саня взял новые записи песен Высоцкого и они с Толей пошли к нему в комнату питьчай. Там как всегда вечером было многолюдно в основном собрались студенты из их двенадцатой группы и обсуждали насущные проблемы. Студент по кличке Мерин женился на девушке со своего родного города и так как был безотцовщиной как и большинство студентов с их группы и искал где можно подработать. Он уже переговорил с завклубом в соседней деревне и предлагал Сане, Толе и Чижу присоединиться к нему на предмет играть там на танцах. Все с его предложением согласились и решили собраться всем в ближайшую субботу там вклубе в пять часов вечера, пару часиков порепетпровать и играть на танцах. В субботу, как договорились собрались все в общаге, к ним присоединился Шаран и около пяти прибыли в клуб. Быстро настроили инструменты и порепетировали в основном песни из репертуара Битлз. Мерин пел и играл на гитаре соло, Сане достался бас, Толе ритм гитара а Чиж сел за ударную установку. Народу пришло не мало, но почти никто не танцевал. Мерин объявил перерыв и музыканты ушли в комнату зав.клуба. Там сидел местный авторитет Золотой с палатами они предложили студентам самогон для настроения. Студенты дружно выпили и повеселели. Пацаны сказали, что они не привыкли к иностранной музыке, им надо «Червону руту», «Ты казала в понёдилок» и т.д. После перерыва студенты заиграли то, что просила публика и все бросились плясать. Вдруг народ расступился, в центр вышел Золотой и потребовал циганочку. Ребята заиграли и Золотой стал плясать с выходом. К нему попытался присоединиться кто-то из местных пацанов, но Золотой схватил его за шиворот и за задницу и спустил его с лестницы. Тем временем Мерин объявил перерыв, Шаран сел крутить пластинки, а музыканты пошли курить, Толя спустился в зал и пригласил на танец девушку из Пятихаток. Вдруг подошёл Золотой и стал тащить сам девушку танцевать. Саня увидел это, подошел к Золотому и сказал пару «ласковых слов». Золотой что-то побурчал, но отстал от ребят. Студенты поиграл до одиннадцати, получили от завклуба по три рубля и отправились в общагу. В следующую субботу Саня на танцы не пошёл, так как сестра достала билеты на оперу Пучини «Тоска». После оперы Саня приехал в общагу и ему ребята рассказали, что когда они пришли в клуб, Шаран их спросил, где Шура, так он называл Саню, Товары (девушки) злобно интересуются. Толя всех успокоил сказав, что Саня пошёл с сестрой в оперу и в следующую субботу обязательно приедет.
Учёба шла своим чередом. На первом курсе практически ни кого не выгнали. Многие студенты перешли на второй курс с задолжностями (хвостами) по математике и физике. Их начали отчислять, если они не перездали хвосты. Кроме того некоторые от умственного перенапряжения сходили с ума и почему-то целыми комнатами. Первым попал в психушку Лёша-дурак, ещё на первом курсе. Он оттуда как-то передал письмо Кенту. Этот шедевр на восьми листах Кент читал всем в Саниной комнате. Лёша писал, что с ним лежал больной с мех-мата, который всем говорил, что я тебя продифференцирую и проинтегрирую, а Лёша ответил ему что он е в степени икс. Тот видно был не совсем дврак, понял, что для е в степени икс это безрезультатно и от Лёши отстал. Ещё Лёша писал, что там нашёл себе подругу с мех-мата, что все там больные, только они с подругой здоровые, и они собираются оттуда сбежать. Тем временем Кент выписался из больницы и к зиме оформил академический отпуск. Домой в деревню о не поехал, а пьянствовал в общаге с отчисленными двоечниками, которых набралось с десяток. Они договорились с комендантом общежития и переселились все на второй этаж в последнюю комнату. Как правило обитало там человека четыре, остальные бывали периодически Колю с Саниной комнаты то же отчисляли и Саня практически в комнате жил один, поскольку Иван, часто уезжаю домой в близ лежащую деревню. Учёба была довольно скучной и однообразной, хотя Саня с интересом посещал семинары по математике, которые вёл заменивший Платана молодой талантливый доцент Мышкин. Сначала он показался Сане серым мышонком, маленький, в больших роговых очках, всегда чему-то загадочно улыбался. Однако очень скоро Саня понял, что за серой внешностью кроется большой ум. Мышкин очень быстро завоевал авторитет среди студентов.
На физ-техе было свободное посещение и Саня с друзьями ходили только на те занятия, которые были им интересны. По ночам они обычно играли в преферанс в Саниной комнате. Там всю ночь гремела музыка и было сильно накуренно. Утром открывался Марик-пивная избушка напротив учебного корпуса, куда они шли пить пиво. В избушка зимой топилась печка, на ней жарились котлетки и стоял чайник с тёплым пивом для подогрева по желанию. Пивные кружки оттуда растаскивали посетители и чтобы не ждать свободных кружек, студенты приходили со своими кружками. Как то утром Саня и компания после бессонной ночи шли мимо учебного корпуса с пивными кружками, вежливо здороваясь с преподавателями, идущим на работу. Им пересёк дорогу доцент Гусь, который шел проводить с ними лабы. Он скромно спросил студентов, прийдут ли они к нему на лабы, те ответили уклончиво, дружно послали его куда подальше. Как-то вызвал их Михник, пожурил за прогулы, дал всем по лопате, отвёлк Марику и попросил разбросать кучу песка, так, как пьяный студент будет идти, споткнётся, упадёт и заснёт. Как то Кент пришёл к Сане, попросил у Сани магнитофон и пригласил Саню на отходтняк, который он устраивал по случаю отъезда домой в деревню. Саня взял магнитофон и они пошли на второй этаж. Там стояли два ящика бормотухи (дешёвое вино) компания Кента сидела в полном составе за столом. Пьянка сопровождалась громкой музыкой и разговорами. Периодически открывались дверь и заглядывать бабища, староста этажа. Кент швырял в неё бутылку, та успевала закрыть дверь, бутылка разбивалась и пол был весь в осколках. Между делом кто-то поблевал на пол. Когда староста очередной раз заглянула, Кент ей прокричал, если бы тебя не видели, то ни кто бы не блевал. Вино было успешно прикончено и компания засобиралась на танцы в общагу экономфака. Кент, сославшись на головную боль остался в общаге. После танцев вернулись все поздно и от вахтёршиузнали, что Кент вскрыл себе вены, его забрали в больницу, а комнату опечатали менты. Саня без труда попал в комнату через окно, которое не закрывалось и забрал магнитофон. Утром Саню вызвал Михник и попросил написать объяснительную. Саня написал, что вместе со всеми уехал на танцы и больше его по этому поводу не беспокоили.
Как-то в Санину комнату пришёл парень невысокого роста и сказал, что его в эту комнату поселили. Саня показал на две свободные кровати и сказал выбирай любую. Студента звали Дугин и его перевели в их двенадцатую группу с вечернего радиофака, поскольку тот отработал год лаборантом на кафедре на физ-техе. Студент был тихий, спал возле окна под громкой колонкой никому не мешал, когда играли в карты он уходил в читалку. В выходные приехала его мама из соседнего города, навёла в комнате порядок и накормила всех вкусным ужином. Дугина спросил как-то доцент Мышкин с кем его посетили. Тот сказал, что его посетили с Нобелевым. Мышкин сказал, что Нобелев хороший студент и тому повезло. Дугин подумал, что бы тогда было, если бы ему не повезло.
Подошла зимняя сессия, которую Саня сдал без троек и уехал домой на каникулы. Брат сказал, что в школе висит объявление на счёт вечера встречи с выпускниками. Саня пришёл на этот вечер и его сразу радостно встретили одноклассники. Они пошли в свой десятый «б» и там проговорили около часа. Сима сказала, что у них в мединституте говорят, что хирургом можешь ты не быть, а терапевтом быть обязан. Саня сказал, что у них говорят учёным можешь ты не быть, а кандидатом быть обязан. Народу это понравилось больше. Договорившись на следующий день встретиться у Климы дома все пошли в танцевальный зал. Там Сане потанцевать не удалось, так, как одноклассник старшей сестры, игравший там в ансамбле на клавишных, дал Сане бас гитару и попросил поиграть. Когда танцы кончились, одноклассники уже разошлись и Саня пошёл домой. На следующий день собрались в Климы, тот угощал самогоном и пел песни под гитару про море. По его рассказам Саня понял, что жизнь в военной мореходке не очень весёлая. В каникулы Саня отоспался, отъелся и с новыми силами уехал учиться дальше.
Приехал Саня сразу на военку. Оставил вещи у сестры и пошёл через дорогу на занятия. Там как всегда послали постригаться, затем была матчасть и удалось с дороги немного подремать. После занятий Саня забрал у сестры вещи и поехал к себе, в комнате сидел пьяный боб, который был освобождён от военки, на каникулах женился и отмечал это дело с Кентом, который был в академическом отпуске. Они предложили съиграть в преферанс, позвали Толю и сели играть. За игрой Боб рассказал, что его женили по залёту на медсестра в родном городе. Кент пожаловался на гальмарид, а Толя сказал, что у него дома есть подружка и они поженятся по окончании учёбы, подружка, которая работала в деканате переметнулась к шестикурснику. Друзья сыграли пятидесятку и разошлись спать.
Весна гранулы рано и студентам стало не до учёбы. Саня часто ездил к сестре и принимал участие во всякого рода мероприятиях. Кроме театра и кино бывали вечеринки на квартирах её местных подружек куда часто приглашали Саню с гитарой. Как то у лучшей подруги сестры Люськи был день рождения дома. За столом сидели и её иодители. Мать у Люськи была медсестра и на столе стоял графин чистого спирта. Саню предупредить постеснялись, налили ему рюмки чистого спирта и предложили что нибудь запить. Саня сказал, что не запивает и после тоста залпом выпил. Он сразу понял, что это был спирт и схватил первый попавшийся стакан и стал жадно записать, это то же оказался спирт, поняв это Саня схватил рукой с тарелки солёный помидор и проглотил его. Народ интеллигентно сделал вид, что ничего не произошло и требовал песню. Саня минут десять молчал, потом потихоньку хриплым голосом стал петь песни Высотского.
Однажды на танцах в Пятихатках к Сане подошёл басист местного ансамбля и попросил сдать за него вступительный экзамен по математике в автодорожный институт. Саня согласился, так, как это было совсем не сложно. Басило дал Сане экзаменационный лист и Саня поехал на экзамен. Саня быстро решил свой вариант и решил подождать, пока народ начнёт сдавать работы, что бы не вызвать подозрение. Однако народ понял, что Саня разбирается в математике и Сане пришлось до конца экзамена решать остальные варианты. Тем не менее Басило поступил в результате в авто-дорожный институт и устроил на радостях Сане грандиозный банкет.
Тем временем наступила весенняя сессия. Студентов не сильно это беспокоило. Шаран попадал все вечера в деревенской клубе, где крутил пластинки. Сессию он сдавать не собирался, а поскольку ему исполнилось восемнадцать лет, то в случае отчисления его могли забрать в армию. Мерин поселился у какой-то школьницы и жил там с её родителями. Саня сказал, что так его там и женят ненароком. Мерин сказал, что не женят, так, как он уже женат, но ходить туда перестал. Боб пил без просыпа, но сессию сдавал. Много способных ребят было уже отчисленно, а много серых не далёких студентов, перебиваясь с двоек на тройки продолжали учиться. Это, как правило были люди после армии, либо из деревень. На физ-техе студентов сравнивали с геометрическими фигурами. Треугольник с основанием внизу, это отличник, с широким задом и умный с острой головой. Двоечник, это треугольник с основанием вверху, неусидчивый с острым задом и тупой головой. Хороший студент, это ромб, с острым неусидчивым задом и умный, с острой головой. И наконец серое большинство-тречник, это квадрат, с широким задом и тупой головой.аСаня сдавал зачёт по общей физике. Зачёт принимвлв толстая климактическая тётка, доцент Степанова. Она работала в УФТИ, муж ей написал кандидатскую диссертацию и её успешно отправили преподавать. Зачёт проходил спокойно. Она сходила пообедала, народ успешно в это время переписал всё с чьего-то конспекта, и спокойно ей отвечал. Подошла очередь старосты группы-старшего матроса. Тот подсел к ней и начал отвечать,но ту потянуло пофилософствовать. Она сказала, что американцы считают, что люди всегда занимаютместо в обществе выше чем они это заслуживают. Староста многозначительно заметил: «Это вы себя имеете ввиду»,- воцарилась тишина, она покраснела, минут пять истошно орала на старшего матраса и«выперла» его с зачёта. Следующий был Дугин, того постигла та же участь, за ним наступила очередь Сани, он с большим трудом сдал зачёт и зарёкся больше сдавать что-либо вместе со старшим матросов. Саня вспомнил, что они со старшим матросов в колхозе перед первым курсом были бригадирами и он жаловался, что часто говорит, то, что думает и это ему усложняет жизнь. Тогда Саня это понял как матросскую шутку.
В этом году на физ-техе готовился только один стройотряд в Тюменскую область, «Электрон» и туда записался весь его прошлогодний состав и свободных мест не было. Друзья, с которыми Саня был год назад в стройотряде «Север», записались в строй отряд мех-мата, который собирался ехать в Тюменскую область. Они предложили ехать с ними. В деканате, узнав об этом грозились снять со всех стипендию, так как летний трудовой семестр надо проводить на физ-техе. Саня понимал, что без летнего заработка будет трудно, подумал и согласился ехать с мех-матом, сессия была сдана досрочно, без троек и в назначенное время Саня сел с друзьями в поезд отъезжающий в Лабытнанги.

МЕДВЕЖЬЕ

В поезде студенты отсыпались, дорога пролетела незаметно. В Лабытнангах отряд загрузили в Ми-6 и вертолёт взял курс на Пангоды, это центр газового месторождения в восьмидесяти километрах от Надыма. Вертолёт приземлился на поляне в тундре, где стояло несколько палаток. Их встретили отрядные квартиръеры, которые уже установили для них пару двадцатиместных палаток. Отряд высадился и бойцы занялись заселением и обустройством лагеря. Место называлось ГП-3 (Газовый пункт). На следующий день бойцы приступили к работе. Отряд делал просеку в лесотундре под газопровод шириной сто метров. Растущие там деревья выкорчёвывали и выносили за территорию просеки. Другая бригада валила лес покрупнее и строила из него настил-вертолётную площадку. Техники почти не было и приходилось всё делать вручную. Требовались сильные и выносливые бойцы. В составе отряда было десять человек с физ-теха, на которых легла основная нагрузка. На физ-техе при поступлении была специальная медкомиссия, которая отбирала физически крепких ребят для атомной промышленности. На мех-мат брали всех подряд, поэтому из тридцати студентов с работой в отряде справлялись только двое. Студенты однако находили развлечения и в этих диких условиях. Они соревновались на время, кто больше деревьев срубит или кто толще дерево одним ударом свалит.
Саня нашёл на складе бензопилу, она была заезженной, плохо заводилась, но с ней дело пошло веселее. Ввиду того, что был июль и солнце не заходито, командир предложил Сане с кем нибудь вдвоём в ночную смену выйти валить лес, а потом днём бригада будет обрубать судья и вывозить лес. Саня сказал командиру, что пойдёт с Лосем ночью валить лес. Лось сходил к поварихам, взял у них бутылку спирта и консервы и они с Саней пошли валить лес. Саня валил деревья, а Лось обрубал сучья и домогался к Сане на предмет выпить спирта, чтобы работалось веселее. Саня сказал, что сядем, обедать, тогда и выпьем. Поработал часов пять, они сели пообедать. Незаметно прикончив спирт, ребята взялись за работу. Саня пошире расставлял ноги, чтобы не поскользнуться наболоте, когда валил очередное дерево. Вдруг цепь слетила и со свистом пролетела в Сани между ног. Саня нашёл цепь, натняули её и взялся за бензопилу Лось. Дело у него пошло медленно и Саня взялся пилить сам. Пила плохо брала деревья. Саня решил, что цепь затупилась и они пошли в лагерь. Весь следующий день Саня провозился с бензопилой, точил цепь, смазал всё машинным маслом, всё безуспешно, пилила она плохо. На третий день Саня пошёл работать с топором. В середине дня он попробовал свалить огромную ель бензопилой, но от натуги слетела цепь. Саня натянул цепь, подошёл к ели и без труда её свалил. Саня понял, что цепь стояла наоборот и не резала дерево, а гладила. Народ ничего не понял, а объяснять им это Сане было уже некогда.
В отряде были музыканты, с которыми Саня в прошлом году играл в Надыме на день строителя. Приближался день строителя, ребята получили приглашение играть в Надыме на день строителя и заодно там на какой-то свадьбе. Они предложили Сане играть с ними на бас гитаре. Саня согласился и они по вечерам начали готовиться. Между тем наступил август и пошли затяжные дожди. Вертолёт не прилётал на ГП-3 две недели. Кончились продукты и бензин. Командир говорил, что работы мало и хорошего заработка не будет.
Наконец прилетел вертолёт, привёз бензин и продукты и забрал Саню и музыкантов в Надым. Там вечером в клубе был банкет по случаю свадьбы местного бича Зямы и девушки с филфака. Девушка приехала со стройотрядом «Сенильга». На свадьбе она была в стройотрядовской ферме с приколотом на груди букетиком ромашек. Свадьба оставила тягостное впечатление. Все бичи напились, а Зимы мать в конце пьяная отплясывала на столе в грязной комбинации. На Санин вопрос зачем это всё, её подруги сказали, что девушке захотелось романтики.
Следующий день был день строителей, днём Саня с друзьями погуляли по городу, который за год вырос, а вечером играли на танцплощадке в лесу. Вертолёт на ГП-3 сказали, что будет через день и Саня посвятил свободный день поискам работы. Он пытался найти работу человек на десять, везде был отказ и только в СУ-11 попросили зайти через пару дней. На следующий день студенты прихватили ящик водки, заработанные на свадьбе и улетел на ГП-3. Там им были очень рады и Саня собрал свою бригаду десять человек в основном с физ-теха, выпили водки и решили, что Сане надо лететь опять в Надым искать работу для бригады, поскольку на ГП-3 работы почти нет. Студенты легли спать поздно, а утром поварихи сказали, что ночью кто то в столовой рассыпал сахар и круппы и поломал столы. Студенты сказали, что вечером всё было в порядке. Вокруг столовой были обнаружены следы медведя. Дежурный электрик пил вместе со студентами и ушёл потом спать в трансформаторную будку. Ночью он услышал, как кто-то скребётся в дверь. Он встал, открыл дверь, увидел медведя в дверях, сказал, что приснился же такое? Закрыл дверь и лёг спать дальше.
На следующее утро Саня после завтрака отправился в поездку на поиски работы для своей бригады.Он пошёл пешком до ГП-2, оттуда до Пангад ходил ГТТ который возилрабочих. Похода была хорошая и пройти надо было двадцать километров по болоту. Светило солнце по которому Саня ориентировался. Вскоре набежали тучи и начал моросить дождь. Солнце спряталось за тучи о Саня потерял ориентацию. Через час он понял, что ходит по кругу. Одежда намокла и он успел несколько раз провалиться в болото и набрать в сапоги воды. Идти стало трудно, сказывалась усталость и недостаток кислорода имеющий место в этих краях. Вдруг Саня услышал зверинный рык. В двадцати метров от него стоял огромный медведь. Медведь заревел, поднялся на задние лапы и пошёл на Саню. Он был ростом не менее двух метров. Саня понимал, что убежать бесполезно. Он появился и сел на кочку. Медведь остановился, поверьтелогромной башкой, словно прислушиваясь, опустился на четыре лапы и убежал в кусты. Саня встал и услышал шум мотора. Откуда то появились силы и Саня бегом, прыгая по кочкам, побежал на шум мотора. Вскоре он вышел на просеку и увидел ГТТ ожидающий рабочих. Невдалеке стояло красивое сооружение, напоминающее завод. Это была газокомпрессорная станция ГП-2. Саня сел в ГТТ, через пять минут пришли рабочие и они поехали в Пангоды. Дорога была насыпная из песка и ГТТ ехал достаточно быстро. Через двадцать минут Саня высадился в районе аэропорта. Там он узнал, что вертолёт будет только завтра. Рядом он увидел палатки и около них людей в стройотрядовской форме. Саня без труда нашёл командира строй отряда и договорился с ним на счёт ночлега. Вечером Саня с командиром поговорили о своих делах. Саня понял, что искать работу в Пангодах бесполезно.
После завтрака Саня пошёл на аэродром. Вскоре прилетел вертолёт и после непродолжительное стоянки он взял курс на Старый Надым. Там вертолётчики сказали, что посетят дальше только завтра. Саня зашёл узнать на счёт работы в стройуправление, там сказали, что работа есть, но надо оформляться в тресте в Надыме. Вечером в Надым был катер для рабочих и Саня с ними через пол часа был в Надыме. Там он встретил знакомых по свадьбе девушек с филфака и те его определили на ночлег в палатку к своим и ребятам. Переночевав после завтрака Саня отправился в СУ-11, где ему ранее обещали работу. Там Саня провёл весь день в ходьбе по кабинетам и в результате заключил договор на работы на десять человек. В этом стройуправление студентов не было, по этому с работой было неплохо. Вечерело, Саня увидел невдалеке лагерь строй отряда и направился туда. Саня, нашёл командира отряда, тот его помнил по игре на танцах и предоставил ночлег. Он сказал, что сегодня у них совместный вечер с женским стройотрядом и попросил Саню спеть пару песен. Сане принесли гитару и он согласился. Перед началом мероприятия посидели немного с хозяином гитары и командиром, выпили немного и поговорили. Ребята были с автодорожного института. Народу собралось человек сто. Кроме девушек строй отряда с экономфака были и другие гости. Сначала пару песен спел хозяин гитары, потом взял гитару Саня и запел:
Сколько чудес за туманом кроется,
Не подойти не увидеть нельзя,
Дважды пытались, но бог любит троицу
Чтоже придётся, ему подъирать.

Припев:
Выучи, вызубри не забывай,
И повторяй, как заклинанье,
Веру в тумане не потерял,
И себя не потеряй.

Тайной покрыто, молчанием скованно,
Заколдовала природа шаман,
Белое золото, чёрное золото,
Старец седой, охраняет туман.

Припев.

Что-же выходит и пробовать нечего,
Перед туманом ничто человек,
Но от тепла, от тепла человечьего,
Даже туман поднимается вверх.

Саня спел ещё пару песен, потом включили музыку и начались танцы. Саня устал за день и хотел уйти спать, но объявили белый танец и его пригласила на танец симпатичная девушка. Девушку звали Наташа и её интересовали песни, которые пел Саня их она никогда не слышала. Саня сказал, что он знает около сотни бардовских песен которые мало, кто слышал.
Утром Саня пришёл в аэропорт и рейсовым самолётом улетел в Пангоды. Там дождался ГТТ и уехал на ГП-2. Далее без приключений пешком добрался до ГП-3. В отряде было всё без изменений, Саня после ужина переговорил с командиром отряда, решили, что Саня забирает свою бригаду и они уезжают работать в Надым с первым вертолётом. Через пару дней прилетел вертолёт и забрал Санину бригаду в Надым. Саня с бригадой пришли в СУ-11, там на складе получили палатки и спальные принадлежности и на Урале доехали до РММ (Ремонтно-Механические-Мастерские). Там в лесочке они поставили две десятиместные палатки и поселились. Лось сходил в магазинза продуктами и бригада села отмечать приезд. После ужина все пошли в клуб, а Саня в отряд автодорожного института, где и остался ночевать. Утром он зашёл в стройуправление получил разнарядку на работы и познакомился с прорабом. Потом Саня приехал в лагерь, но там никого не было. Вдруг в одной из палаток свалебные в кучу спальные принадлежности зашевилились и оттуда вылез Димыч. На вопрос а где народ? Димыч сказал, что не знает, но помнит, что был на какой-то свадьбе и за свадебным столом сидела их бригада в полном составе. К обеду народ в лагере собрался, объяснить, где они были и где ночевали никто не мог. Саня объяснил, что надо красить серебряной огромные ёмкости для горюче-смазочных материалов и все взялись за работу. Вскоре появился прораб и он повёл Саню в здание РММ, где показал огромные щели под крышей, которые надо заделать. Здание было высотой метров пять и метров тридцать в длинну. Прораб сказал, что строительных лесов нет. Саня сказал, что мы сделаем работу и без лесов, если оплатят монтаж и демонтаж лесов по всему периметру. Прораб сказал, что через две недели пойдёт снег, всё здесь заметёт, и поскольку времени мало, он согласился с Саниным предложением. Студенты скорструировали подвесные леса и передвигая их под потолком заделывали щели. В хорошую погоду красили ёмкости, а если шёл дождь работали под крышей в РММ. Вскоре прораб попросил Саню сделать небольшую деревянную пристройку к балку (маленький домик). Работы было немного и Саня согласился. За три дня трое ребят с Саниной бригады пристройку сделали и хозяин балка в знак благодарности привёз студентам два ящика вина. Рядом с РММ находилась компрессорная станция, где наполняли баллоны для газосварки. Там стоял шум компрессора и рабочим регулярно давали сгущённое молоко за вредность. Студенты пригласили этих рабочих выпить вина и те принесли в подарок студентам ящик сгущёнки. Подошла суббота. Вечером студенты пошли на танцы. Там потанцевали с девушками с отряда «Сенильга» с филфака и пригласили их к себе в гости в свойлагерь. На следующий день три девушки пришли в гости к ребятам в лагерь. Весело поужинами вместе. Девушки назвали Санину бригаду стройотрядом «Мурзилка».
Быстро пролетели две недели и наступил день отъезда всех студентов. Саниной бригаде предложили остаться поработать на две недели и обещали хороший заработок.Саня спросил кто хочет остаться, таких оказалось пять человек. В назначенный день отъезда проводили отъезжающих, а оставшиеся студенты переехали в балок возле стройуправления. Основные работы были связаны с подготовкой к зиме, утепляли теплотрассы и строили пристройки к балкам. Бичи за пристройки привозили в знак благодарности студентам ящики с вином, которого в свободной продаже в Надыме не было. В балке студентов скопилось несколько ящиковвина и прораб по этому поводу переселился к ним. Трезвым его давно не видели, спал он на полу в коридоре. В начале сентября полетели белые мухи(пошёл снег), в балке стало холодно и сыро. Ребята стали Сане предлагать заканчивать работы и уезжать на материк. Третьего сентября в Надыме был большой праздник, День нефтяника и газовика. В этот день и два следующих управление не работало. Санина бригада закончила свои работы и пятого сентября студенты рейсовым самолётом отправились в Салехард и далее домой. Саня с мастером бригады Вотрубой остались закрывать наряды и рассчитываться.
Два дня ушло на составление нарядов. Расчёты проводились по упрощённой схеме, но были нужны сметы, поиски которых занимали много времени. На всех документах нужна была подпись начальника управления, это то же приходилось ждать. Однако десятого сентября всё было закончено, Саня выставил бичам несколько ящиков вина в качестве «овальных» и на следующий день они с Вотрубой улетели в Салехард. У них с собой были по тем временам большие деньги. По одной тысяче рублей наличных и плюс к этому у Сани был акредитив на пять тысяч рублей для их бригады. В Салехарде в аэропорту было много народу и билетов на Московский рейс на ближайшую неделю не было. Оставалась возможность улететь, если окажутся свободные места при посадке в самолёт. Они решили переночевать в гостинице и попробовать улететь на следующий день. Вечером Саня с вотрубой пошли поужинать в местный единственный ресторан «Семь лиственниц», который местные жители называли «Семь девствениц». Там кормили отварной олениной и поиёли спиртом. После ужина пошли в гостиницу. После долгих переговоров с портье, нашлись для них два места. Утром ребята отправились в аэропорт. Там к ним подошли бичи и позвали в бичёвку, комнату для транзитных пассажиров. В бичевке стоял ящик болгарского коньяка «Плиска» и один стакан. Предложили Сане и Вотрубе выпить. Ребята выпили коньяка и поговорили с бичами. Они поняли, что улететь в Москву будет не просто. Вдруг бичи куда-то пропали. Послышалась музыка, духовой оркестр играл «Прощание славянки». Ребята вышли на улицу и увидели, как по красной ковровой дорожке в сопровождении духового оркестра шёл человек. Бичи встречали его амлодисментаи. Все вернулись в бичёвку и там Саня узнал, что это так встречали какого-то бича, который просидел пять лет безвыездно в тайге и теперь летел в отпуск. Наконец дождались посадки на Московский рейс. Свободных мест опять не оказалось. Так прошли ещё три дня. Ребята устали пить и решили лететь куда удастся. Нашлись свободные места только на рейс в Тюмень. Саня и Вотруба улетели в Тюмень. Там билетов на Москву то же не было и ребята поехали на железнодорожный вокзал. На вокзале достали билеты,дождались Московского поезда и разместились в купе. Поезд тронулся и они пошли пообедать в вагон ресторан. Поезд был Владивосток-Москва и в ресторане большинство блюд были из красной рыбы. Ребята заказали рыбное ассорти с красной икрой, уху и пиво. Они проголодались и с удовольствием поели. Саня рассчитался, заплатив за всё пять рублей. Вдруг напротив сели два японца. Саня предложил Вотрубе идти в свой вагон, но тот позвал официанта и заказал бутылку водки. Официант быстро принёс водку, Вотруба налили полный большой фужер и выпил, затем сразу вылил в фужер остальное и опять выпил. Японцы смотрели на Вотрубу не мигая, тот сказал Сане пошли, Саня оставил на столе пять рублей за водку и они под аплодисменты японцев гордо удалились. В купе ребята легли спать и проспали почти до Москвы.
В Москве Саня с Вотрубой сели на вокзале в такси и доехали до аэропорта «Внуково». Вотрубе повезло больше, он купил билет на сомолёт до Одессы, который вылетал через два часа. Сане удалось приобрести билет до Донецка на рейс на пол дня позже. Саня проводил Вотрубу и гулял вокруг аэропорта. Неожиданно к Сане подошёл мужчина лет сорока и предложил поиграть в карты. Они зашли за газетный киоск и сели на скамейка играть. Вдруг к ним присоединилось ещё двое тридцатилетних мужчин. Один из них сказал, что в подкидного дурака играть скучно и он знает интересную игру, которая называется олимпийка. Он быстро объяснил правила игры и Саня понял, что это азартная игра под названием «Сека», где ставки возрастают в геометрической прогрессии и проиграть в ней можно очень много. Банкующий раздал карты и поставил на игру один рубль, второй игрок поставил десять рублей, у Сани на руках был максимум-три туза, но Саня поставил одну копейку, сказал пасс и бросил карты. При второй раздаче всё повториться. Банкующий удивился, посмотрел Санины карты, всё понял и сказал, что с вами играть скучно и я пошёл к жене. За ним ретировались и его партнёры.
Саня ещё немного погулял и пошёл на регистрацию. Погода была хорошая и самолёт вылетел по расписанию. После часа полёта сомолёт приземлился в аэропорту Донецка. Там Саня взял такси и через два часа был дома.
Дома Саня много читал, лёжа на раскладушке в саду, поглощая фрукты прямо с деревьев. Пацанов с улицы позабирали, кого в тюрьму, кого в армию. Быстро пролетели две недели и Саня уехал учиться дальше.

Учёба

По приезду в общагу, Саня не нашёл своей фамилии в списках на поселение, оставил вещи у друзей и пошёл на занятия. Там старший матрос-староста группы сказал, что Саню деканат за поездку в стройотряд с мех-матом лишил общаги и стипендии. Толя утешил, сообщив, что его и Краснова в сентябре то-же выселили с общаги. Они играли в преферанс (преф) с шестикурсниквми и кто-то навёл на комнату комиссию с деканата. Как всегда в комнате околачивался от безделья Чуб и его выселили за компанию то-же. Шестикурсников как всегда не тронули. Теперь они сняли квартиру у бабушки в соседней деревне, с там найдётся место и для Сани. После занятий ребятазабрали Санина
вещи в общаге и на автобусе поехали в деревню. Там Саня отдал бабушке пятнадцать друблей за месяц вперёд и студенты по привычке сели играть в преф и обсуждать новости. У Мерина родился сын, а у Боба дочь. Шарана отчислили из университета и забрали в армию, а Кент учился после академки дальше на курс ниже. В остальном всё было по прежнему.
На следующий день Саня собрал Мурзилку, студенты выбрали ревизионную комиссию из Вотрубы, Пита и Михалыча. Комиссия получила с Саней деньги с его ак редетива и выдала бойцам заработанные в Мурзилке деньги. Пять человек, оставшихся до сентября и в том числе Саня получили по одной тысяче сто рублей.Вотруба сказал, что в дороге в камере хранения, из рюкзака у него украли девятьсот рублей. Ребята безоговорочно вчетвером скинулись ему по сто восемьдесят рублей. Вечером решили отметить зарплату в ресторане. Как всегда в многих нашлись неотложные дела и в ресторан пошли с Саней Михалыч и Лось. Посидели сначала в каком-то ресторане в центре, потом в ресторане «Родник» и закончили в излюбленном физ-теховском кабачке «Шашлычная на ипподроме». Через пару дней состоялось собрание строй отряда мех-мата и все ребята и Саня в том числе получили за работу в «Медвежьем» по шестьсот рублей. Все остались довольны и все были благодарны Сане за организацию «Мурзилки». Ребята на квартире жили дружно и организованно. Впервые за три года регулярно ходили на занятия, поскольку оставаться на квартире было скучно. После занятий Саня как правило уезжал в город. Там ужинал с сестрой в её общежитии или в шашлычной, где хороший сочные шашлык и бутылка сухого вина стоили три рубля и это было ему вполне по карману. Так пролетел октябрь и наступили холодные вечера. В город уже ездить не хотелось. Ребят за игру в карты деканате простили и они переселились в общагу. Сане одному на квартире было скучно. Бабушка нашла ещё одного квартиранта, студента медика. С ним Саня встречался редко, тот часто ночевал где-то в городе. Однажды в университете, в главном корпусе Саня случайно встретил командира штаба всех строй отрядов Надыма, с которым познакомился, когда играл на дне строителя. Тот спросил Саню, как у него дела. Саня сказал, что за работу в стройотряде мех-мата с него сняли стипендию и выселили с общаги. Штабист сказал, что он член профсоюзного комитета и постарается помочь. Через неделю к Сане подошёл староста группы старший матрос и выдал стипендию за два прошедших месяца и он ещё сказал, что Сане дали общежитие.
В общежитии нашлось свободное место только с шестикурсником, человеком с рабфака и однокурсником с параллельной группы. Шестикурсник Кот хорошо играл в преф и они много времени с Саней, Толей и Крановым проводили за игрой. Человека с рабфака звали Надир, это был азербайджанцев лет двадцати пяти. Однажды Кот сказал, что у него день рождения и он попросил Саню помочь в организации вечеринки. Саня с удовольствием согласился и они закупили вино и продукты. Вечером к Коту приехала старшая есестра, которая после окончания химфака работала в каком-то институте в городе, пришли друзья Кота Малыш и Серый. Как всегда вино быстро кончилось и так, как магазины в Пятихатках работали до восьми, Кот с Саней поехали на автобусе в город за добором. Серого позвали к телефону, звонила одна из его многочисленных подруг, а Малыш с сестрой Кота остались в комнате вдвоём. Они выключили свет, и что-то затеяли на одной из кроватей. Вдруг кто-то открыл дверь ключом и вошёл в комнату. Это был Надир. Увидев в комнате такое безобразие, он рассвирепел и стащил Малыша с Котовой сестры. Саня по приезду немного задержался на входе в общежитие, проверяя почту, а когда поднялся на свой этаж, то увидел у окна Кота, который успокаивал Надира, объясняя, что его сестра и Малыш взрослые люди. В комнате никого не было, вечеринка конечно расстроилась.
Саня пригласил Толю и Краснова и все вместе с Котом сели пить привезенное с города вино и играть в преф. Поиграли до утра, а утром как всегда пошли пить пиво в Марик. По дороге вежливо поздоровались с преподавателями. За пивом Саня с Толей решили идти на вторую пару, лекцию по электродинамике, которую читал завкафедрой теорфизики, доцент Кира. Кира в течении текущего третьего курса должен был выбрать студентов теоретиков из числа лучших. Саня с Толей хотели бы попасть учиться к нему на кафедру, поэтому старались регулярно посещать его лекции. Кот и Краснов пошли в общагу спать. Потом были лабы у Гуся, на которых Саня с Толей успешно выспались. По окончании занятий Гусь, который был классной дамой у их группы, оставил всех на комсомольской собрание. Он сказал, что надо выбрать комсорга и пока его не выберете домой не пойдёте. Кто-то предложил Краснова, который пьяный спал в общаге, все дружно проголосовали за него и разошлись.
Жизнь в общаге кипела и бурлила. Вечером гремела музыка, по коридору слонялись пьяные студенты, приближался праздник, день Октябрьской революции и два свободных праздничных дня. Димыча отчислили за хвосты и он устроил отвальную. Собрались друзья Димыча, Саня играл на гитаре, друзья пели песни. В коридоре кричал председатель судсовета, что привезли два автобуса баб и созывал студентов в актовый зал на танцы. Димыч разлил по стаканам водку и предложил выпить. Друзья поддержали это предложение. В комнату пришёл Мерин и пригласил Саню с Толей играть на танцах, поскольку остальные музыканты пьяные и играть не в состоянии. Саня с Толей и с Мериным пошли в учебный корпус в актовый зал. Там было около сотни студенток с филиала и иняза и человек десять первокурсников. На сцене за ударной установкой сидел грустный ударник Серёга. Ребята взяли гитары и начали играть. Танцы протекали скучно. Ребята поиграли около часа и объявили перерыв. Саня в перерыве подошёл к девушкам с филфака, которые приходили в гости в Надыме в Мурзилку, немного поговорили, те пригласили Саню в гости к ним в общагу на проспекте Ленина. Тут подошёл к Сане первокурсник и сказал, что Саню ждут друзья. Саня пошёл с ним в аудиторию, там был накрыть стол, свет в аудитории был выключен, но он пробивался сквозь стеклянные двери из коридора. Первокурсники предложили выпить, что-бы веселее игралось. Музыканты с удовольствием поддержали это предложение. Вдруг кто-то включил в аудитории свет и закричал, что все остаются на местах. Это был декан и с ним несколько преподавателей. Декан отобрал у всех студентов пропуска в учебный корпус и отправил всех в общежитие.
После праздников ребята пошли на занятия, на проходной стоял вечно пьяный охранник Юра, который Саню и друзей хорошо знал по Марику и пропуска у них никогда не проверял. Толя зашёл в деканате и узнал у своей подруги секретарши на месте ли декан. Декан оказался на месте и друзья спустились на проходную. Там они попросили Юру позвонить декану и спросить разрешения пропустить их. Юра однако помнил, что они уже проходили, удивился, но позвонил и пропустил студентов к декану. Декан сидел с Михником, сказал, что ничего с ними не сделаешь, поскольку они хорошие студенты, отдал пропуска и всех отпустил.
В студенческой столовой по субботам проводились вечеринки с клубом миниатюр, баром и танцами. Театральные миниатюры ставились силами студентов и режиссёром был студент пятого курса Майкл, который по окончании физ-теха продолжил обучение в Щукинском театральном училище и в последствии стал известным режиссёром. Барменом был друг Кота Серый, который делал коктейли «Отвёртка-смесь апельсинового сока с водкой». Для Кота и Сани он наливал почти одну водку. Как правило на эти мероприятия привозили автобус девушек с иняза или с института культуры. Любили заглянуть на огонёк и преподаватели. К концу вечера как правило все перемешивались и студенты пили за одним столом с преподавателями и танцевали с их жёнами.
Незаметно наступила зимняя сессия. Саня с Толей получили по четвёрке у Киры на экзамене по Электродинамике, а это означало что с мыслью попасть в теоретики им пришлось расстаться. Кира отбирал только отличников. Саня позвонил Лёне, другу по первому стройотряд и пригласил его в гости. Лёня пришёл в общагу и утешил ребят, сообщив, что плохих теоретиков не бывает, а плохой экспериментатор всегда может спрятаться за железом и учёные бстепени они получают так-же как теоретики. Последним был экзамен по общей физике, Саня почти не готовился, поскольку его устраивала четвёрка, так, как сдать сессию на отлично уже не получалось. Неожиданно доцент Степанова сказала, что ставит Сане тройку, поскольку видела его на лекциях нерегулярно. Саня начал возражать, поскольку тройка лишала его стипендии на весь семестр. Договорились, что если Саня ответит ещё на один вопрос, то получит четыре. Степанова задала вопрос и просила ответить да или нет? Саня не знал ответа на вопрос, но какая-то невидимая сила убедила его сказать да. Он сказал да, Степанова поставила молча четыре и Саня довольный ушёл в общежитие. Впервые Саня задумался о том что это было и кто ему помогает в казалось бы безвыходных ситуациях.
В общаге Сане встретился полупьяный студент по кличке Хорда, который искал четвёртого для игры в преф. Саня с удовольствием согласился и они пошли в комнату старшего четвёртого курса. Там их ждали сокурсники Хорды, Витка Чирков и Лёва. Лёва был единственным евреем на Физтехе, чем очень гордился бывший гэбэшник Михник, наверное так сохранялась демократия. Однако Лёва был неправильным евреем, он пьянствовал наравне со всеми и любил играть в преф. Жил он в одной комнате с загульными Димычем и Гороном, которые сначала пропивали свои стипендии, а потом и Лёвину и по этому поводу стояли за него горой.Сане игра не шла и он скучно писал висты на чужих играх. Ребята были летом вместе в Надыме в стройотряде «Электрон» и после поехали вместе отдыхать в Ялту и теперь дружно обсуждали поездку. К ним в поезде подошли люди и вроде как случайно предложили поиграть в карты в такую же игру как предлагали Сане во Внуково. Студенты хорошо играли в карты и с удовольствием согласились, но это были каталы которые играли в один карман и выиграли у студентов все деньги. Лёва тогда предусмотрительно отказался играть. Ребята приехали в Симферополь без денег и с горя напились за Лёвын счёт. Вечером всех их забрали в медвытрезвитель. Там мент посмотрел их документы и всех, кроме Лёва оформил на ночлег. Утром когда их отпускали, они спросили дежурного мента, почему с ними нет Лёвы. Тот ответил, что у Лёвы в паспорте написано в графе национальность еврей, а такого в их практике ещё не было и они решили его отпустить. Конечно потом на всех, кроме Лёвы пришла бумага в университет в приёмную ректора, но его дочь встречалась с их однокурсником Карасём, которому это и сообщила. Ребята сходили и поговорили с Михником, тот поехал и забрал эту бумагу во время, а то бы наверняка всех бы кроме Лёвы отчислили. Игра шла скучно и Саня размышлял на философские темы. Медведь на болоте убежал, каталы во Внуково отстали, трояк по физике пролетел мимо, что это? Пройдённый уже в университете курсы диалектического и исторического материализма не объясняли этого. Игру Саня закончил в нулях и пошёл в комнату к Толе. Там шла грандиозная пьянка по случаю окончания семестра и начала зимних каникул. Последний экзамен группа сдала плохо,поскольку Степанова не забыла тонкий намёк старшего матроса о её соответствии занимаемому месту и сильно злобствовала на экзамене в их двенвдцатой группе. Кроме Сани она ещё поставила только одну четвёрку городскому Юре ни одной пятёрки, а остальные тройки и двойки. Толя то-же получил тройку, а старший матрос двойку, но народ не унывал, собрал в кучу все оставшиеся деньги игулял на последние. Саня хотел оставить пятёрку на дорогу, но Чиж сказал, что едем на Донбасс все вместе без билетов и лучше, если на то-что останется возьмём с собой в дорогу вина. Действительно пятеро студентов из группы ехали в донецком направлении. Весело отметив начало каникул ребята сложили оставшиеся пять бутылок бормотухи в рюкзак повесили рюкзак на студента Краснова, прихватили гитару и двинулись на южный вокзал. Если на Мерина и Серого девки сами вешались, то от Краснова шарахались как чёрт от ладана, хотя Краснов не оставлял без внимания ни одну. Ребята сели в троллейбус и доехали до южного вокзала. Поскольку все были выпивши, то только после выхода из троллейбуса поняли, что Краснова с рюкзаком вина среди них нет. Мерин стал грозится побить Краснова, остальные не понимали куда тот делся. Минут через пятнадцать Краснов высадился из троллейбуса, пришедшего с обратного направления. Мерин кинулся его бить, а Саня с трудом его оттащил. Краснов только в оправдание бормотал, что очень красивая девушка смотрела в троллейбусе на него и он проехал остановку. Компания двинулись на перрон и нашла подходящий поезд отправляющийся в донецком направлении. Посадку в поезд контролировали проводники и без билетов в вагон не пускали. Чиж заметил людей у другой двери вагона и повёл ребят туда. Там какой-то парень сказал, что у него есть ключ и как только объявили отправление открыл дальнюю дверь и впустил всех в вагон. Студенты разместились все в купе, где ехали три студентки и только стали доставать бутылки с вином, как одна из студенток заметила контролёра. Те шли с двух сторон вагона. Саня сказал, что пойдёт покурить и вышел из купе, ребята последовали его примеру. В проходе Саня столкнулся с контролёром, но тот вежливо его пропустил. Саня закурил и опять задумался, что это было, «пронесло» на экзамене и сейчас в поезде. Решил, что это его дух или ангел хранитель и решил подумать об этом на каникулах. Саня вспомнил, что в младших классах в них был учитель, который обладал гипнозом и демонстрировал это на учениках, так он сказал, что Саня не поддаётся гипнозу. Вернувшись в купе Саня опять увидел, что Мерин рвётся побить Краснова. На вопрос в чём дело, девчонки сказали, что вы все вышли, а Краснов остался и заплатил контролёрам пять рублей штрафа. Все поняли, что эти деньги Краснов «зажал» в отличие от остальных и не дал на вино и решили ему не наливать. Тот не возражая залез на верхнюю полку и заснул. Мерин взял гитару и веселье продолжилось. Девушки учились в институте общественного питания и весело рассказывали как они жарили гуся на лабах. Они попросили рассказать физиков о своей учёбе. Мерин обычно сильно заикался на экзаменах, но здесь пел и болтал без запинки. Он сказал, что я вам буду рассказывать про то как на лабах синхрофазатрон строил, что-ли, кивнул на Саню мол он самый умный у нас, пусть вам что-нибудь и расскажет. Саня посмотрел на девушек и спросил, а почему в поезде стоп кран красный, а в самолёте синий. Они задумались, а Саня залез на верхнюю полку и сразу заснул. Проснулся Саня от нытья Краснова, который пил чай с девушками и причитал, мол как же он поедет дальше без денег после пересадки в Дебальцево. Чиж отвечал лёжа на верхней полке, ты едешь дальше с Саней, он что нибудь придумает. Подъезжали к узловой станции Дебальцево. Саня слез с полки и пошёл умываться. По дороге назад захватил у проводника стакан чая и сел за стол со студентами. Мерина уже не было, он сошёл с поезда ночью, как и одна из девушек. Вдруг одна из студенток спросила Саню, так что там на счёт стоп крана. Саня сказал многозначительно, что обязательно ей всё расскажет при следующей встрече.Она записала Сане свой немер телефона и сказала, что будет ждать звонка. Краснов подозрительно захихикал и загадочно заметил, что с нею Сане стоп кран не понадобится. В Дебальцево Саня с Крановым попрощались с попутчиками и сошли с поезда. Там нашли подходящий им пригородный поезд отходящих в их направлении, но сесть без билета было невозможно, посадку контролировали проводники и ребята, собрав по карманами мелочь, купили билеты до ближайшей станции. Вскоре Саня сошёл на станции в своём городе, а Краснов пеехал дальше.
Дома Сане как всегда были рады, он после сессии много спал и читал. У отца была в библиотеке большая советская энциклопедия и подписки научно-популярных журналов: «Знание и сила», «Наука и жизнь» и «Техника молодёжи» за последние годы. Кроме того было много газетных вырезок статей об аномальных явлениях. Саня пытался найти ответы на вопросы связанные с необычайными событиями происшедших с ним в течении последних пол-года. Особый интерес привлекла вырезка из газеты «Липецкая правда», которую как объяснил отец привезла соседка, которая была родом из Липецка. Как понял Саня события произошли на одном из испытательных аэродромов. С одним из сверхзвуковых испытуемых самолётом была потеряна связь, но он вдруг появился над аэродромов и благополучно приземлился. Во время разбора полётов выяснилось, что случилась нештатная ситуация и самолёт стремительно пошёл вниз, пилот не знал, что надо делать в этом случае и вдруг на подсознательно уровне появились чёткие команды, мол делай так и так, пилот в последние секунды выравнял самолёт и успешно его посадил, выполняя совершенно незнакомые ему ранее манипуляции. На вопрос, почему не сообщил на землю, последовал ответ, что всё происходило в течении нескольких минут. Наука объясняет это тем, что в экстремальных ситуациях человеческий мозг включает свои дополнительные возможности и даже переходит в другие измерения и контактирует с высшим разумом. Религия всё объясняет ещё проще, что у человека, кроме тела и души есть ещё дух, который является икрой божьей и определяет даже все его известные и скрытые возможности и таланты, чем особенно отличаются великие поэты, художники, композиторы и учёные. Вызывает интерес, почему кроме Альберта Эйнштейна теорию относительности в мире понимает только несколько человек и мыслить в четырёхмерном пространстве могут немногие и эти избранные и совершают основные открытия. Удивляет феномен Николы Тесла, который работал с гениальным Эдиссоном и ушёл от него сделав кроме открытий связанных с переменным током множество изобретений за сто лет до их широкого применения. Сейчас многие учёные пишут, что изобретения Тесла очень красивы, но они не работают. Ярким примером является передача энергии на большие расстояния без проводов, способ который явно был подсказал высшим разумом, без уточнения конкретных деталей, которые не существенны в космосе, где имеет место высокий вакуум и низкие темпиатуры, а в опытах на земле привели к пробою земляного конденсатора и иммитации Тунгусского метеорита. Когда при пожаре в лаборатории всё сгорело Тесла восстановил все изобретения по памяти. Саня понял, что научно популярная литература в этом вопросе не далека от истины и то что древние философы называли интуицией нужно было учитывать и по возможности использовать.
Интуиция подсказала Сане, что пора пойти пить пиво. Саня пошёл в центр города и там встретил Климу в парадной морской форме и с однокласниками. Те предложили Сане присоединиться к ним и они все пошли к Климе домой. Там пили самогон и вспоминали школьные годы. Все одноклассники были на зимних каникулах и просидели у Климы до позднего вечера. Зимние каникулы пролетели быстро и Саняуехал учиться дальше. Кот по случаю встречи послал Коляскина за вином, поскольку счёл нужным отметить, что тот попал в теоретики. Коля по неопытности принёс сетку красной бормотухи. Кот попробовал и сказал, что это пить невозможно, позвал бармена Серого и тот сварил глинтвейн. Ребята пили горячий глинтвейн и делились последними новостями. Серый взял академику, поскольку две его подружки оказались беременными и их мамаши приходили к Михнику на предмет его женить. Михник спросил Серого на ком тот хочет жениться? Серый сказал ни на ком. При следующих визитах Михник сказал, что Серый больной на голову, на что те ответили, что в таком случае они и сами с усами и отстали. Серый оформил академику и жил в комнате напротив с новой подружкой, к которой вскоре они удалился. Саня с дороги от горячего глинтвейн быстро разомлел и лёг спать.
Утром придя на занятия Саня прочитал на проходной список новых групп. После распределения по специальности он попал в группу физиков ядерщиков. Формально он перед каникулами туда написал заявление. В принципе основой группы была их двенадцатая группа, но Толя и ещё трое сильных студентов перешли в новую группу физики плазмы, зато в Санину группу пришли Шарап и с ним трое хороших ребят из одиннадцатый группы. В текущем семестре пошли спецкурсы, где особое внимание уделялось электронике. Однако Саня быстро втянулся в учёбу и всё вошло в свою колею. Весна наступила быстро. Восьмого марта в общаге бурно праздновали международный женский день. Праздник начался в студенческом кафе и продолжался всю ночь в общаге. Утром к Сане в комнату пришёл Панча, командир строй отряда «Электрон» и пригласил на сборы командиров стройотрядов. Саня с трудом вспомнил, что был ранее назначен командиром строй отряда «Север» на наступающее лето, и они с Панчей поехали в город. Там их ждал автобус полный студентов, они сели в него и поехали за город. Через пол часа автобус остановился в лесу возле профилактория. Студенты высадились, расселились по домикам и пошли на обед. Панча вызвался добровольцем в дежурные по кухне и поставил Сане на стол чёайник с компотом. Этобыло во время, после вчерашнего праздничного возлияния. После обеда были занятия по технике безопасности и т.д. Вечером ребята поиграли в карты и легли спать. Занятия проходили скучно, но кормили хорошо, благодаря постоянному дежурному по кухне Панче. Организаторы разделили слушателей на две группы и готовили на последний день занятий КВН (Клуб Весёлых и Находчивых) между группами. Саня с Панчей для этого готовили домашнее задание, где они должны были просить как беспризорники деньги у командира строй отряда, которым был Остап Бендер. Наступил заключительный день занятий и КВН. Ребята были одеты в рваные тельняшки, Саня играл на гитаре, они шли и пели песню:
Рассея, Рассея, великая держава,
Сражались ты в гражданскую войну.
Ты белое знамя, в пыли растоптала,
А мы теперь кемарим на бану.
Затем они стали просить деньги у Остапа Бендера, в ответ услышали крылатую фразу: «А может вам дать ключи от квартиры, где деньги лежат». Ребята, схватили Остапа, подняли вверх ногами, потрясли, из карман выспались мелочь, они схватилиеё и убежали. Сценка всем понравилась. На следующее утро студентов увезли назад в город. Через неделю Саню и Панчу вызвали в комитет комсомола университета и «пришили» политическое дело за сценку в КВН. Решение было одного из них убрать из командиров строй отряда. Саню убрали, а Панчу оставили командиром строй отряда. Саня уже к этому времени сформировал костяк отряда и просто они формально выбрали нового командира, а реально командиром оставили Саню. Как то вечером в субботу Саня с компанией пил вино в общаге по случаю чьего-то дня рождения, как вдруг его позвали вниз на проходную к телефону. Звонил председатель студсовета из общаги инъяза и говорил, что через час у них в общаге концерт культагитбригады Саниного стройотряда. Саня вернулся в комнату, все быстро собрались, взяли недопитое вино и поехали в город на ул. Ленина 20. Там обещанные инструментов не оказалось и Саня с Толей нашли пару гитар у знакомых студенток. В актовом зале уже собирались расфуфыренные студентки, поэтому ребята нашли стакан и пошли настраиваться в подвал. В подвале нашли пустую комнату и сели там пить вино.Вдруг в соседней комнате послышался шум. Чиж пошёл в соседнюю комнату, оттуда послышалась визг. Там была голая девка, которая мылась в душе, а пили ребята, как оказалось в раздевалке. Ребята вышли в корриидор и подождали, пока она оденется, затем продолжили подготовку к концерту. Концерт прошёл весело, больше всех студенткам понравилось как Толя читал стихи.
Учёба шла своим чередом и параллельно шла подготовительная работа со стройотрядом. Следующим мероприятием был студенческий поход по местам боевой славы. Этим походом пришлось заняться вплотную Сане и комиссару стройотряда Дугину. Саня поехал в общагу к знакомым девушкам с филфака, они нашли желающих пять студенток, столько же студентов с физ-теха изъявило желание пойти в поход. Ребята взяли на прокат палатки и спальные мешки и закупили продукты. Девятого мая в день победы группа отправилась в поход к местам боев времён второй мировой войны на Северский Донец. Сначала до города Змиёва ехали два часа на электричеке, потом пол часа автобусом и пол часа пешком до места боев. На живописном берегу реки поставили палатки и развели костёр. Девушки сварили на костре зелёный борщ из тушеники и собранного в лесу свежего майского щавеля, открыли трёхлитровую банку портвейна, Саня взял гитару и студенты запел песню Высоцкого:
Я помню райвоенкомат,
В десант не годе так-то брат,
С таким как ты нам не пройти
И дальше смех, а из тебя какой солдат?
Тебя хоть сразу в медсанбат
А из меня такой солдат, как изо всех.

Шумит оконная братва,
Студент, а сколько дважды два?
Эй холостой, а правда графом был Толстой?
И кто евоная жена, но тут встрявал мой старшина,
Ты не святой пойти поспи,
Ведь завтра в бой.

И как-то раз, когда я встал,
Во весь свой рост, он мне сказал,
Ложись, и дальше пару слов без падежей.
Зачем две дырки в голове и вдруг спросил,
А что в Москве?
Не уж-то правда есть дома в пять этажей?

Над нами шквал, он застонал.
И в нём осколок застывал,
А на вопрос ответить не смог.
Онземлю лёг за пять шагов,
За пять ночей и за пять снов,
Лицом на запад и ногами на восток.
Стемнело, студенты посидели немного у костра и разошлись по палаткам спать. Утром все наслаждались майской природой, купались в речке, играли в волейбол и бадминтон. Девушки собрали букет полевых цветов и ребята все вместе отнесли его на солдатскую братскую могилу на берег реки. Вечером они увидели плывущий по реке плот. Плот по их просьбе причалил, на нём была вторая группа с их факультета у которой был подобный речной маршрут. Ребята тепло пообщались у костра и плот двинулся дальше. Погода была хорошая, был тёплый цветущий май и студенты купались и загорали в своё удовольствие. Незаметно пролетели три дня, все запасы были съеденны и выпиты и студенты налегке отправились назад в город.
Сессия была успешно сдана досрочно и осталось пара свободных дней до отправления поезда в Лабытнанги. Отряд был укомплектован, но кто-то из студентов не сдал во время сессию и Саня взял вместо него своего младшего брата, который закончил школу и перед учёбой в колледже имел каникулы. Нужно было закупить для отряда овощи и Саня с братом, Михалычем и поварихами поехали на центральный городской рынок. Поварихами были Зинка, буфетчица из УФТИнской общаги и Санина сестра, которая успешно защитила диплом и имела отпуск перед началом трудовой деятельности. Ребята походили по рынку, поварихи выбирали и покупали овощи, ребята всё носили и собирали на стоянке такси. Поварихи выбрали хороший лук, но прдавщица сказала, что надо идти на склад и получить его там два мешка. Она попросила Саниного брата поторговать вместо неё, брат с удовольствием согласился, а все остальные пошли за луком. Когда ребята уходили у брата покупателей не было, когда вернулись к нему стояла большая очередь за луком. Они рассчитались за лук, брат отдал выручку и все пошли на такси. По дороге Саня спросил брата, чем ты привлёк покупателей? Брат сказал, что он сбросил цену и на выручку приглашает всех пить пиво. Ребята отвезли овощи в камеру хранения на вокзал и дружно поехали пить пиво за отъезд.

СТАРЫЙ НАДЫМ

Поезд в Лабытнанги прибыл по расписанию. Студенты на ожидавших их Уралах доехали до причала и пересели на стоящий у пристани большой теплоход, который носил имя «Калашников». Это был трофейный комфортабельный прогулочный немецкий теплоход Геринга, который отличался дорогой отделкой. Санин отряд занял несколько кают, поварихи накормили бойцов бутербродами и все разбрелись по огромной верхней палубе. Теплоход дал длинный гудок и двинулся вверх по обской губе. Немного штормило и был туман. Вскоре теплоход остановился и студентам сказали, что сели на мель и будут ждать буксир. Студенты немерено употребляли привезённые запасы водки, слонялись по верхней палубе и орали песни. Сколько прошло времени понять было трудно, так как в начале июля солнце светит на этой широте круглые сутки. К теплоходу причалила моторка и двое рыбаков предложили поменять рыбу на водку. Саня договорился на обмен бутылки водки на пять рыбина муксуна. Рубины были большие, килограмм по пять каждая. Один из рыбаков стал бросать рыбины на палубу, одну не добросил и она назад свалился в лодку. Рыбак сказал Сане, что раз она к нему вернулась, значит она его. Саня спрыгнул с палубы в лодку и забросил рыбину на палубу. Один рыбак был узкоглазый из аборигенов, второй русский, похоже из бывших зэков, возможно беглый. Зэк достал нож, перерезал верёвку, которой была привязана к теплоход моторка и узкоглазый погнал лодку в открытое море. Минут через пятнадцать Зэк начал махать перед Саней ножом заставляя его прыгать с лодки в воду. Узкоглазый его остановил, они посовещались и отвезли Саню назад на теплоход. Там Саниным бойцы были сильно напуганны его пропажей особенно его сестра и очень обрадовались когда его вернули. Саня записал этот случай в число его необъяснимых спасений на счёт ангела спасителя, так, как рыбакам терять было нечего, тем более, что они были сильно пьяны.Саня сказал друзьям поговорку пиратов, что рождённый быть повышенным не утонет, нашёл на верхней палубе пустую спасательную шлюпку и лёг в ней спать. Проснулся Саня, когда теплоход уже двигался вверх по Надыму реке. Вскоре он причалилил к берегу и студенты его покинули. Всем сказали, что выше река мелкая и теплоход дальше идти не может и надо ждать прихода баржи. Студенты быстро сотворили нехитрые снасти из кусков лески и крючков и ловили с берега рыбу. Санины бойцы развели костёр и поварихи верили уху из добытого Саней муксуна. Лёня сказал Сане что видел с парохода чумы аборигенов и предложил Сане сходить туда на экскурсию. Они прихватили с собой по бутылке водки и пошли вдоль берега. Вскоре они наткнулась на пару чумов. Возле одного из них сидела древняя старуха и курили трубку. Она сносно говорила по русски и позвала сына. Из чума вышел мужичёнка неопределённого возраста и спросил: «Шпирт винки и чикалон?» Саня сказал, что хотел бы поменять водку на шкурку песца. Человек пригласил ребят в чум. Там посередине стояла печка буржуйка, на ней стоял чайник. Все сели на пол на оленьей шкуры, из тёмного угла появилась девушка лет восемнадцати и предложила чаю. Чай был крепкий с какими-то травами и ударил в голову. Хозяин сказал, что это его дочь, она грамотная и учится в Салехарде во втором классе. Девушка действительно читала «Родную речь для второго класса. По словам хозяина она была богатой невестой и имела сто оленей, при рождении ей подарили пару оленей и теперь их количество выросло до сотни. Он усиленно сватал дочь и обещал дать за неё ещё денег. Лёня умело сменил тему, показав бутылку водки. Хозяин принёс шкурки и ребята выбрали по одной. Хозяин попросил ещё денег, они дали по десятке и по бутылке водки и попрощались. Вернувшись Саня подарил шкурку сестре, та была довольна, такой воротник на материке шстоил как минимум двести рублей. Бойцы сели на траве обедать. Уха из муксуна была очень вкусной. Подали баржу, бойцы дружно погрузились и она медленно потащилась вверх по реке. Светило яркое солнце, Лось лёг на палубе и заснул, Саня с ребятами сели здесь-же играть в преф. К вечеру баржа причалили к берегу в Надыме. Отряд пересел в Уралы и через пол часа был на месте в лагере, предварительно построенном квартирьерами. Надым было не узнать. Дорога от причала была асфальтированна, а огороде встречались двухэтажные дома, хотя народ в основном жил в балках. Отряд получил работу на нескольких небольших объектах и на РБУ. Саня в основном работал на РБУ, а делами отряда занимался новый командир Бане. Вскоре стало ясно что работы для отряда явно не достаточно и Саня занялся поисками работы для новой «Мурзилки». Работу он нашёл без особого труда на десять человек, но половину работ надо было выполнять в Старом Надыме. Пять человек во главе с Лёней остались рубить из бруса домики балки в Надыме, а ещё пятеро во главе с Саней отправились в Старый Надым. Саня часто ездил в Надым, так как там находилось стройуправление и там приходилось решать текущие вопросы.Брата он забрал с собой и тот работал в Старом Надыме, а сестра осталась в отряде. Как то приехал Саня в Надым и первым делом пошёл на стройплощадке к своим ребятам, но там никого не застал, хотя время было ещё рабочее. Он пошёл в их балок и у входа на песке увидел спящего в живописной позе Лося. Вокруг балка слонялся пьяный Иван, который рассказал, что они закончили очередной балок и его хозяева выставили им ящик вина по этому поводу. На следующий балок брус привезут только завтра, поэтому ребята выпили этот ящик вина. Все уже «отрубились», а Иван оказался самым стойким. Дела в Мурзилке шли не плохо, Саня не придал этому эпизоду значения и пошёл по делам в управление. В управлении Саня договорился с поставками бруса на следующие балки и узнал, что на следующий день будет вертолёт на Старый Надым. В «Мурзилке» говорить было не с кем и он пошёл в свой отряд «Север». Там всё шло не шатко не валко, работы было мало и доставили шестёрки из штаба. Поварихам отряда навязали кормить два десятка допризывников, которых они наловили из аборигенов по окрестностям. Комиссара Дугина поменяли на свою шестёрку, придравшись к отрядный стенгазете. Саня ни чем им помочь не мог и пошёл проведать соседний отряд «Электрон». Там все были на работе, в лагере попался только Быш, который был отстранён от работ из-за драки с командиром отряда Панчей, вроде из-за бабы с отряда «Сенильга». Саня поговорил с Бышем о насущных делах и пошёл к себе спать. Утром он улетел в Старый Надым. Там всё шло нормально и Саня присоединился к строительству очередного балка. Вечером местные Бичи пригласили студентов поиграть в преф. Студенты удивилась когда те предложили играть по десять копеек вист. Студенты крупно выиграли, но от денег отказались, сказав бичам что бы те больше не играли с посторонними людьми. Незаметно пролетел месяц и наступил день строителя. Ребят из Мурзилки пригласили на праздничный вечер в управление. После работы все сели на катер и отправились в Надым. Погода была хорошая и ребята остановили катер прыгали с палубы в воду и купались. По приезду в управление ребята нашли накрытые в конференц-зале столы и музыкальные инструменты. Народ угрюмо пил и ел, а играть было некому. Студенты быстро настроили гитары и заиграли. Саня как всегда взял бас гитару брат сел за ударную установку, а Мерин иглал на ритме и пел. Народ не заставил себя ждать, танцевали все и люди с улицы подтягивались на музыку. Танцы затянулись за полночь, пока завхоз не выключил свет.
В день строителя погода выдавать солнечной. Мурзилка в полном составе отправилась на озеро. Лось привел диспетчершу с подругой Светой и создавалось впечатление продолжения прошлогоднего дня строителя. Время пролетелобыстро и послышалась музыка с танцплощадки. Девушки сразу убежали танцевать, а ребята допили водку и то же пошли на танцы. Бичи играли плохо и сначала Мерин, а потом и Саня с братом стали играть и петь. Танцы пошли веселее, хотя иногда прерывались драками возникавшими по инициативе Зямы. Как обычно в перерыве музыкантам налили водки за сценой и танцы пошли ещё веселее. После очередного перерыва Саня понял, что на сегодня достаточно и они обнявшись с братом двинулись в направлении лагеря. В лагере они забрели в палатку поварих и дружно улеглись там спать на деревянном полу. Сестра вскоре услышав на танцах, что кого-то порезали, стала искать братьев. Не найдя их кинулась в лагерь, где ребята сказали ей, что братья спокойно спят в её палатке. Она подошла к своей палатке и увидела выглядывающие ноги, насчитав их четыре штуки она успокоилась.
На следующее утро ребята отправились в Старый Надым. Там сразу-же Саня на причале нашёл трактор Кировец с прицепом, загрузили его брусом и повезли на стройплощадку. Тракторист пока грузили брус читал книгу. Саня поинтересовался что тот читает и удивился увидев в руках сорокалетнего бича учебник по высшей математике. Тот сказал, что вспоминает что он изучал в институте до того как его посадили. Жена его он сказал, что закончила институт и работает в школе на материке, а он после тюрьмы осел здесь. Его то-же звали Саней и он возил брус и дальше студентам. Вечером ребят позвали в гости Бичи, которые накрыли им шикарный стол с коньяком и осетровой икройв счёт карточного долга. Ребята согласились, за столом бичи допытывались у вернувшегося с отпуска коллеги как тот провёл отпуск и откуда у него болезнь, которая бывает только от любви. Колега помнил только как две недели назад его здесь провожали бичи и что у него было десять тысяч рублей для отдыха, которых для любого студента хватило бы на год жизни на берегу моря, ещё он помнил, как его пьяного выловили багром из обской губы и без копейки денег привезли сюда назад. Это было нормальным явлением для бичей. Старый Надым был довольно большим посёлком и у Сани в распоряжении был грузовик Урал, на котором он сам и ездил за продуктами и по другим делам. По Надыму ездил маленький паровоз, который таскал несколько вагончиков с рабочими по участку легендарной «мёртвой» дороги. Саня иногда на машине останавливался перед переездом со шлагбаумов пропуская поезд. Приближаться день отъезда стройотрядов. В Мурзилке остаться и поработать ещё желающих было мало, да и заработали ребята уже не плохо. Саня поехал в управлениезакрыть наряды и подготовить рассчёт на случай отъезда. В управлении всё рассчитали и получалось, что бойцы Мурзилки заработали по тысяче рублей, что было не плохо. Саня вернулся в Старый Надым и там ему ребята сообщили, что в его отсутствие они катались на Урале и закипела вода в радиаторе.Они приехали в лагерь и залили холодной воды, в результате чего двигатель вышел из строя. Начальник участка узнав об этом обещал высчетать деньги за ремонт машины с Мурзилки. Саня понял, что теперь о продолжении работ не может быть и речи и все стали готовиться к отъезда с отрядом «Север».
В назначенный день Саня вместе с отрядом «Север» прибыл в Салехард и вместе с ребятами из Мурзилки сразу отправился в ресторан Семь Лиственниц. Деньги у ребят были, в отличии от бойцов Севера деньги за работу в Мурзилке они успели получить. Выбор в ресторане был небольшой, поили спиртом и кормили олениной. Рядом сидели ребята из отряда инъяза. Лось умудрился их чем-то обидеть и один из них пригласил его выйти подраться. Лось уже был сильно пьян и Саня вступился за него и предложил обиженному подраться с ним. Тот согласился, Саня вышел с ним за угол, однако тот оказался крепким парнем, но минут через пять Саня отбил у него охоту драться и вернулся за стол. Когда ребята вернулись на причал, остальные бойцы ждали их уже в катере. В Лабытнангах быстро все сели в поезд, но тот долго стоял кого-то ожидая. Лось за время дороги протрезвёл и проявлял инициативу на предмет найти бойцов с инъяза. Саня и Михалыч пошли с ним на поиски по перрону, но наткнулась на штабистов и вернулись в вагон. Михалыч предложил идти по вагонам. Саня и Лось пошли за ним. Вдруг они наткнулась на закрытую дверь между вагонами.Михалыч разбил кулаком стекло и они пошли дальше. Проходя через вагон мех-мата ребята остановились спросить далеко-ли вагон инъяза, но тут их нагнали штабисты, Саню Пит с друзьями успели запросить на верхнюю полку, а Михалыча забрали в штатной вагон. Проснулся Саня утром на второй полке в вагоне мех-мата. Внизу за столом сидели Пит и Лось и пили спирт. Они налили пол стакана Сане, что-бы поправить здоровье. Поезд ехал по лесистой местности, что означало, что проспал Саня не менее двенадцати часов. Ребята дружно выпили и Пит извинился, что не успел на полку под Саню матрац положить. Выпили ещё по одной и Саня пошёл в свой вагон. Там сидел Михалыч с забинтованной рукой и жаловался, что болит нога. Он рассказал, что вчерапо следам, капающей из порезанной руки крови, его ё.догнали в вагоне мех-мата штабисты и отвели в свой вагон. Там врач, студентка мединститута забинтовала ему руку и вышла из купе. Поезд ещё стоял и окно было открыто. Михалыч выпрыгнул в окно на перрон и сломал ногу. Он вернулся в вагон и сказал врачихе: «Вправь ногу». Та помазала чем-то ногу и его отпустили. Ребята стали обсуждать предложение Михалыча сделать пересадку в Москве и ехать отдыхать в Ялту. После долгих обсуждений согласились ехать в Ялту Санина сестра, Горон, Ивани конечно Михалыч. Санин брат решил за компанию сойти в Москве и сесть там на донецкий поезд. Компания сошла в Москве и оставив вещи в камере хранения на Курском вокзале отправилась гулять по Москве. Погода была хорошая и ребята весь день наслаждались красотами столицы. Вечером все дружно приехали в гостиницу «Заря» и без труда сняли там номера на ночь. Билеты были куплены ещё утром на курском вокзале на Симферопольский поезд следующий день. в гостинице у Михалыча сильно разболелась и распухла нога. Он решил сойти с поезда в Харькове и пойти в больницу. Санин брат согласился его сопровождать, так, тот передвигался с трудом. Весь следующий день компания гуляла по Москве, перемещаясьв основном на такси. Вечером дружно все сели в Симферопольский поезд и отправились на юг. Михалыч с братом сошли в Харькове, а остальные через сутки прибыли в Симферополь. Там пересели в троллейбус и через три часа были в Ялте. К ним на автовокзала сразу подошла женщина и предложила жильё за два рубля в сутки с человека. Ребята с дороги устали, по этому не торгуясь согласились. Парням была предложенная одна комната на троих, а Сестре другая. Все побросали вещи и легли спать. Утром отправились все дружно на центральный пляж. Там без труда приобрели купальные принадлежности и обрели курортный вид. Сестра нашла рядом фруктовый базарчик и они с Гороном принесли на пляж множество фруктов. Весь день ребята загорали и играли в карты. Им приглянулся красивый ресторан на горе, который был в виде парусника и назывался «Бригантина». Вечером ребята съездили на такси домой переводились и отправились в ресторан. Все передвижения осуществлялись на таки. Таксистами были вежливые молодые женщины. За проезд они брали по счётчику, обычно в пределах тридцати копеек. В ресторане было уютно, имела место «живая» музыка и хорошая кухня. Ребята засиделись далеко за полночь и по приезду на квартиру, сразу легли спать. Их разбудил сестра около одиннадцати и рассказала, что уже посетила домик-музей Чехова, который находился по соседству. Ребята отправились на пляж. После вчерашнего трещала голова, но Иван принёс сетку пива и поправил здоровье. К компании подошёл мужчина и сказал, что рядом на набережной снимают кино и предложил поучаствовать. Ребята дружно отказались, но он пришёл опять через некоторое время и предложил сниматься за деньги. Саня сказал, что он ему сам заплатит, что бы его больше не видеть, но тот не узнимался и сестра с Гороном ушли с ним. Минут через сорок они вернулись, но опять пришёл этот мужик, Горон на отрез отказался и пришлось идти с сестрой Сане. Им пришлось ходить туда назад по набережной по команде режиссера, мимо главного героя, который беседовал с какой-то женщиной. Позже Саня увидит это кино под названием «Тихоня» с Альбертом Филозовым в главной роли. Эпизод в котором будет он с сестрой займёт пару минут, хотя режиссёр понял их больше часа. Им предложили гонорар за съёмку, но Саня отказался, сказав, что сам им заплатит, что бы больше не приставали по жаре и убежал купаться в море. Больше на счёт кино никто не домогался и ребята спокойно купались и загорали. Вдруг Горон привёл пару симпатичных девушек. Они оказались полячками из туристической группы. Ребята дали им по бутылке лимонада, который девушкам очень понравился. Вскоре по набережной проходила польская группа и поляки ушли с ними. Саня с ребятами немного обгорели на ярком крымском солнце и решили спрятаться на время от солнца. Они забрали остатки пива и поехали на квартиру. Там они вспомнили о вялённой рыбе, который им в дорогу собрали бичи в Старом Надыме. Однако в рюкзаке вместо рыбы оказались вещи Саниного брата, очевидно тотперепутал рюкзак, когда сходил с поезда в Харькове. Ребята сильно не расстроились, допили пиво и пошли в ресторан «Бригантина» ужинать. Там при входе они услышали дикий мат, это что-то бурно обсуждали их знакомые полячки вставляя где надо и не надо новые для них слова. Горон попытался им объяснить, что это не культурно, но услышав в ответ не выгрёбуйся, поспешно удалился. Как всегда ужин затянулись далеко за полночь, такси было упоймать трудно и ребята добрались до квартиры на поливальной машине. Следующий день был воскресение и ребята по совету хозяйки поехали на толкучку. Ялта была портовым городом и поэтому на толкучке цены на импортные вещи были не высокими. Ребята все купили себе джинсы «Супер Райфл» модного фасона по восемьдесят пять рублей, а Саня ещё купил и джинсовую куртку. Вечером они появились в ресторане одетые как братья близнецы. Не заметно пролетели две недели и ребята отправились по домам. Саня с сестрой приехали домой вместе, чем сильно обрадовали родных.

НОЧЛЕЖКА

Сентябрь дома Саня провёл как обычно. Днём читал лёжа в саду на раскладушке, поглощая свежие фрукты с деревьев. Вечером обычно ходил в кино или на танцы. Многие друзья уже вернулись из армии и составляли Сане компанию. Время как всегда дома пролетела быстро и он уехал учиться дальше. В общаге его ждал неприятный сюрприз, его как и многие однокурсникам не дали места в общежитие, так, как были всё было занято рабфаком. Саня сильно не растроился, получил постель у кастелянши и пошёл спать на своё место. Проспал с дороги он до утра, а проснувшись увидел, что в комнате спасло человек десять, четверо на кроватях, а остальные кто н?ша полу, кто на столах. В основном это были ребята из Саниной группы. Проснувшись все дружно пошли пить пиво в зэковскую столовую. Там за разговорами Саня узнал, что многим из друзей не дали стипендию за тройки полученные в последнюю сессию и эти студенты устроились кто куда на работу. Чиж устроился грузчиком в соседний гастроном и по утрам в рабочем халате выходил на крыльцо покурить. Мимо шли его преподаватели на работу, которых выпивший Чиж вежливо приветствовал. Лучше всех устроился Дугин, который работал ночным сторожем в соседнем профилактории. Студенты за пивом дружно решили, что раз не дают общагу и стипендию, то и на занятия ходить не стоит. Комнату, где они свою единогласно назвали ночлежкой, так, как ночью в комнатах после одиннадцати отключили свет и в карты все играли в коридоре, куда приносили с этой целью столы и стулья. Однако студентам Перло и Крокодилу повезло, их посетили в университетское общежитие в центре города. Однажды вечером тёплая компания в ночлежке пила бормотуху, как вдруг постучал приехавший в гости Перло и попросил через дверь открыть. Кто-то открыл и за Перло следом вошли ректор университета со свитой. Саня мгновенно съориентировался и вышел на встречу им в корридор, за ним последовала вся компания. В комнате остался только один первокурсник, от которого чего-добиться комиссии не удалось. Но комната была опечатанна и её обитателям пришлось срочно искать жильё. Первую ночь народ переночевал по разным комнатам, а на утро все дружно пошли на занятия. После занятий их в общагу не пустили дежурные на проходной шестёрки. Попытка поселиться на квартире в деревне Лозовой у бабушки не увенчалась успехом, но она послала студентов к другой бабушке, которая согласились посетить их через три дня. Вечерело и была типичная ноябрьская погода. Компания решила ехать на Южный вокзал. На вокзале было холодно и шумно. Ребята провели в зале ожидания бессонную ночь, а утром поехали в Пятихатки на занятия. Там кто-то подсказал, что в главном корпусе университета аудитории ночью свободны и там ночевать лучше, чем на вокзале. Следующие две ночи ребята провели в университете. Наконец прошли бездомных три дня и компания заселилась на квартиру. Им была предоставлена комната на четверых, где Саня, Боб, Мерин и Чиж дружно поселились. Днём они уезжал на автобусе в Пятихатки на занятия, а вечера проводили за книгами, либо за игрой в преф. Однажды на занятиях староста старший матрос сказал, что зав кафедрой Шура Балаганов приглашает Саню, Мерина, Чижа и Перло за прогулы на заседание кафедры. Балаганов прославился тем, что несколько ранее будучи деканом переполовинил число студентов физтеха. Он читал Саниной группе курс реакторостроения и в случае пропусков его занятий требовал с каждого объяснительную записку. Кто-то из ребят, зайдя к нему в кабинет увидел, как тот разложил их на полу объяснительные записки и ползая на коленаах считает у кого их больше. Сказали, что у Сани их больше всех. Ребята с растройства купили ящик бормотухи и дружно напились. Около одиннадцати вино кончилось, Саня и Мерин легли спать, а Боб и Чиж играли в карты. В их комнате стояли три двадцатилитровые бутыли в которых бродило вино. Чиж и Боб не долго думая отлили оттуда себе вина, а туда дол ьили воды. Через несколько дней вино помутнело и скисло. Хозяйка увидела это и всех безоговорочно выселила. К тому времени обстановка в общаге «устаканилась» и друзья переехали назад в ночлежку. Кто-то предложил пойти сдать кровь, там мол деньги дадут на вино и талон на обед в столовую. Поскольку денег не было не только у друзей но и вообще не у кого было занять в общаге, почти все однокурсники после трудной последней сессии сидели без стипендии. Саня, Мерин и Чиж пошли сдавать кровь. Боба не взяли по причине эпилепсии, очевидцами припадков все были на квартире. С Сани и Чижа взяли по двести пятьдесят грамм, а с Марина пятьсот граммов, поскольку у него оказалась первая группа крови, Мерин при этом потерял сознание и друзьям пришлось ждать, пока тот оклемается. Ребятам дали ещё справки, освобождающие на пару дней от учёбы.
В назначенный день Саня, Мерин, Чиж и Перло пришли на заседание кафедры. Официально зав кафедрой был проректор университета по науке, профессор, который и вёл заседание. Для начала Балаганов, который реально вёл дела кафедры выступил с пламенной речью потрясая объяснительными записками из которой было понятно, что этим студентам, а особенно Сане не место в Университете. Далее приступили к бурным обсуждениями в результате которых стало ясно, что этим студентам даже в тюрьме нет места. Кто-то из преподавателей поинтересовался, что это делает Чиж пьяный рано утром под гастрономом. Чиж ответил, что он там подрабатывает, поскольку не получает стипендию и не имеет общежития, а его мать-одиночка помогать ему не может, так, как содержит ещё его сестру школьницу.Старший матрос добавил, что он ещё и донор, сдаёт кровь за деньги. Балаганов потребовал справку, все кроме Перло дружно отдали справки. Балаганов накинулся на Саню за его регулярное участие в драках в общаге и вспомнил про драку в общаге геофака на пасху, которая продолжалась два дня с небольшими перерывами. За Саню вступился председатель студсовета Лыско, который сказал, что в драках Перло участвует не меньше, но он всегда убегает, а Саня берёт всё на себя. В конце встал проректор и показав пальцем на Чижа сказал, что его надо помыть, постичь, накормить и отправить на занятия. Конкретно он предложил всем дать стипендию, общежитие и устроить всех лаборантами на пол ставки на кафедре. Все дружно согласились и студентов с миром отпустили. Действительновскоре всем выдали стипендию за два месяца, официально поселили в общежитие и предоставили работу на кафедре.
Саня опять задумался над тем, что его очередной раз уберёг от отчисления ангел хианитель. Он читал, что шестьсот лет назад Леонардо да Винчи нарисовал строение головного мозга человека и показал там гипоталамус, отметив, что тот выполняет основные функции по восприятию человеком окружающего мира, зрение, слух и т.д. и отвечает за его самосохранения. Этот орган до сих пор не изучен, а по всем религиям эти же функции выполняет душа, которая естественно связана с богом. После этих умозаключений проходя мимо центрального Благовещенского собора, Саня зашёл в церковь и поставил несколько свечей. Народ получивший неожиданно стипендию за два месяца по девяносто рублей решил отметить это дело в ресторане с девушками с химфака. После военки все поехали в общежитие химфака, там встретились с девушками и поехали в ресторан. Всё проходило спонтанно, мест в ресторане никто не заказывал, их свободных не оказалось и компания в количестве двадцати человек расположилась в баре. Там была живая музыка и народ пил и танцевали до полуночи. В конце после того как рассчитались, заплатив всё что было, Горон заложил бармену часы и взял ещё выпивку всем на посошёк. После закрытия бара все поехали провожать девушек в их общежитие. Там прощались все у входа как вдруг из сугроба поднялся пьяный человек и начал размахивать солдатский ремнём и ругаться. Девушки перепугались, а Саня подошёл к тому, что бы его успокоить. Но человек ударил его ремнём. Саня был в белой дублёрке, он подставил плечё, зажал правой рукой ремень подмышкой, а левым боковым ударом отключил человека. После этого спокойно повернулся к народу. Человек однако стал подниматься пытаясь нанести повторный удар, но к нему подскочил Дугин и отключил его вторично. Ребят в общагу не пустили, был холодный декабрьский вечер, поэтому они быстро распрощались с девушками и отправились в Пятихатки. Автобусы уже не ходили, потому все пошли пешком в сторону Лозовой. Там на трассе остановили бензовоз, Саня, Мерин и Чиж втиснулись в кабину, остальные облепили бочку с бензином и так доехали до Пятихаток. В следующую субботу вечером народ в ночлежке пил бормотуху и играл в карты.Вдруг в комнату ввалился пьяный Пит с мех-мата и стал интересоваться кто побил какого-то Васю в общаге на Алексеевка. По его мнению побил кто-то с физтеха, а это могли сделать только Саня или Карась. Саня сказал, что какой-то пьяный мужик кинулся на него с солдатский ремнём и пришлось его вырубить. Пит предложил Сане поехать на Алексеевку и разобраться. Бормотухиа уже кончилссь и народ скучал, и Саня с удовольствием согласился, тем более по словам Пита, там в общаге были танцы. По приезду на Алексеевку Саня поговорил с каким-то пьяным Васей, который ничего не помнил и вопрос был исчерпан. Все дружно выпили бормотухи и пошли на танцы.
Декабрь подошёл к концу и наступил Новогодняя ночь, которая бурно отмечалась в студенческом кафе. К Сане и его друзьям приехали студентки с химфака. Всё проходило как всегда в сопровождении ансамбля «Гитаролла» и театра миниатюр. В кафе присутствовали преподаватели и всё проходило весело, но спокойно. Серый как всегда на Санин стол передавал самые крепкие коктейли и Краснов незаметно напился. К Сане подошли ребята со старшего курса и попросили увести Краснова спать, поскольку тот по пьянке переворачивает столы. Саня забрал Краснова, отвёл его в ночлежку, раздел и положил спать. Не успел он дойти до конца коридора, как увидел,
что на него уже бежит одетый Краснов. Саня подставил бедро, тот с грохотом упал на пол. Саня отнёс на плече его как мешок в ночлежку и опять положил его спать. На сей раз тот быстро заснул и Саня пошёл в кафе праздновать дальше. Под утро ребята проводили студенток на городской автобус и пошли спать. Зимняя сессия оказалась лёгкой по сравнению с предыдущими, хотя как всегда отличился старший матрос. Группа ядерщиков сдавала экзамен по квантовой теории поля. Всё шло гладко. В соседней с экзаменационной аудитории народ готовился ожидая своей очереди. На доске были выписаны основные формулы которые доцент Дроб спрашивал в качестве дополнительных вопросов. Ответы на билет народ списывал аккуратно с книжек, которые лежали в партах писали дополнительно пару формул и получали почти все отлично. Саня зазубрил эти формулы и пошёл сдавать экзамен. Аккуратно списал ответы на билет, он ожидал своей очереди. Отвечал старший матрос. На просьбу экзаменатора написать формулу, он аккуратно её написал и как всегда по своей душевной простоте добавил что понятия не имеет, что означают все эти буквы. Дроб попросил написать его ещё одну формулу, матрос написал и всё дословно повторил. Дроб понял, что он перед этим просто «раздал слонов» и попросил старшего матрос вывести эту формулу. Матрос сказал, что он к этому не готов. Дроб поставил ему неуд и пригласил отвечать следующего. Следующим был Шагин, который аналогично получил неуд. Саня с большим трудом получил хорошую оценку, необходимую для получения стипендии и был доволен.
Зимние каникулы Саня провёл, как всегда дома, в основном отсыпаясь и читая книги. После четвёртого курса летом ожидалось сборы в военных лагерях и по этой причине исключалась возможность поездки в строй отряд. Лыско предложил Сане освободиться от военки и лагерей по зрению. С этой целью они вдвоём поехали в военкомат на медкомиссию. Сане дали направление для обследования в глазную клинику, куда Саня ехать не пожелал, а Лыско был освобождён хирургом, поскольку у него не хватало пальцев на правой руке после работы фрезеровщиком перед физтехом.
Время в ночлежке проходило однобразно, хотя постоянно там находилось много народа. Неожиданно нагрянула комиссия ректора и опять всю ночлежку выселили, а комнату опечатали. Ребятам удалось снять жильё в соседнем совхоза. Саня и Чиж поселились в частном доме у женщины с двумя дочками школьницами, муж которой находился в туберкулёзном профилактории. Хозяйка верила самогон и устраивала с подругой посиделки. К своим застолья она часто приглашала Чижа и и Саню. Застолья проходили довольно однообразно. Сначала выпивали и закусывали, как правило по три стограммовые стопки пятидесятиградусного самогона, после чего хозяйка уставившись волчьими глазами в потолок начинала орать песню: «Зачем вы девочки красивых любите?...»,- ребята должны были с серьёзным видом подпевать. Потом выпивалось ещё по паре стопок и раздавались крик хозяйки: «Все в залу!» Все переходили в большую комнату и начинались танцы под пластинку про те же ромашки. Тем временем наступила весенняя распутица, в совхозе была непролазная грязь и ребята просто не в состоянии были в своей обуви дойти до автобуса и на занятия не ходили. Как то Саня и Чиж зашли к жившим по соседству Бобу с Бакланей и рассказали о своей жизни. Те запросились в гости и Чиж предложил организовать Санин день рождения, все дружно согласились. Во время очередного застолья, после пятой Чиж предложил хозяйке отпраздновать Санин день рождения, та согласилась с условием, что ребята ей купят сахар и дрожжи на самогон. На следующий день нашлись у хозяйки сапоги, для Сани мужские, а для Чижа женские и ребята по грязи пошли в пятихатки за сахаром. Для начала они зашли в зэковскую столовую выпить пива, где их встретили с неописуемым восторгом обедавшие там однокурсники, которым особенно понравились сапоги Чижа на высоких каблуках. Выпил по паре кружек пива и получив стипендию у старшего матроса ребята пошли в гастроном на против. Там подозрительно хихикавшая продавщица взвесила Чижу десять килограммов сахара и отсчитала десять стограммовые пачек дрожжей. Дальше ребята сочли неудобным появляться в грязных сапогах и с мешком сахара в учебном корпусе и на автобусе уехали назад в совхоз. Через неделю утром хозяйка сказала, что будет варить самогон и вечером можно будет праздновать. Чиж спросил её, что мол можно ли на день рождения пригласить пару Саниных друзей, та ответила, что можно если они серьёзные ребята. Её заверили, что в гости прийдут очень серьёзные ребята. Вечером Саня и Чиж зашли и пригласили Боба с Бакланей предупредив, что они не должны смеяться, что бы там не происходило и быть серьёзными. В гости пришла ещё хозяйкина подруга и подарила Сане носки. Чиж подарил Санину рубаху, которую хозяйка ещё не видела. Боб с Бакланей подарили толстый том «Капиталл» Карла Маркса, позаимствованного с возвратом у первокурсника. Хозяйка пригласила всех за стол, который она накрыла с деревенским радушием. По традиции после третьей хозяйка уставив волчьи глаза в потолок завыла про ромашки, все дружно подпевали, кроме Баклани, который подозрительно хихикал, что не понравилось хозяйке. После пятой хозяйка как всегда заорала: «Все в залу!» Саня как всегда танцевали с хозяйкой, Чиж с её подругой, а Боб со старшей хозяйкиной дочкой. Когда все вернулись за стол то увидели пьоющего из графика самогон Бакланю. Хозяйка отобрал у него графин, сказала Сане закругляться поскольку гости не серьёзные, а Бакланя с дурцой. Все пошли одеваться, а Боб забрёл на кухню и сел там пить самогон из найденной трёхлитровой банки. Хозяйка отобрала у него банку, но Боб был уже готов и его пришлось одевать и обувать. Саня первый раз понял как трудно по грязи провожать пьяных, когда они на ногах не держаться. Пятьдесят метров Боба с Бакланей вели около часа. Утром хозяйка помнил только, что Бакланя с дурцой, поскольку продолжала ещё праздновать с подругой. Вскоре хозяйка сказала Сане и Чижу, что её муж возвращается из профилактория и им надо покинуть её дом. Через неделю Саня и Чиж вернулись назад в общагу.
В ночлежке всё было без особых изменений. Наступила весна и народ там собирался только на ночлег. Вскоре туда же поселились и Боб с Бакланей. Сестра у Сани закончила институт и работала по распределению в Киеве инженером на заводе вычислительных машин, поэтому в город Саня ездил редко. Однажды к Мерину приехал в гости шурин-брат жены и вся компания отправилась в окрестную берёзовую рощу пить привезенный им самогон по поводу проводов его в армию. На костре жарили шашлыки, пекли в золе картошку и веселились пока не кончился самогон и стемнело. Мерин предложил проводить шурина в город и все дружно согласились. В городе зашли в дежурный гастроном на Пушкинской улице, купили бормотухи и пошли пить вино в ближайший двор. Там Мерин выгрузил на стол прихваченную им из леса закуску и веселье продолжилось. Вдруг компанию ответили фонарики, это были дружинники, которые проводили всех в ближайшее отделение милиции. Там менты нашли у кого то из студентов учебник «Теория поля», сокрушались, что из вас мол агрономов готовят а вы порядок нарушаете, требовали всех назвать свои имена и обещали не сообщать в университет о распитии напитков в общественном месте. Студенты понимали цену этих обещаний и дружно молчали. Мерин предложил Сане выключить свет, перевернуть стол и всем убежать. Михалыч, с которого не так давно сняли гипс возражал, поскольку хромал и не мог быстро бегать. Один из ментов куда-то увёл Михалыча. Когда тот вернулся, то сказал, что надо назвать себя, поскольку его будут бить. Мерин сказал, что того давно пора побить. Саня пожалел Михалыча и сказал, что бы тот поступал по обстоятельствам. Тот конечно раскололся и всех отпустили. Было около двух часов ночи, студенты обнаружили в одном из портфелей бутылку бормотухи, распили её под ментовкой и двинулись в Пятихатки. Транспорт не ходил и в общагу они попали около пяти часов утра. В ночлежке попили чайку и пошли сдавать последний экзамен сессии Афанасу. Тот сказал дежурную фразу, что Саня не нуждается в подготовке и вызвал его отвечать. Тот с больной головой с трудом, что-то невразумительное бормотал. Афанас сказал, что ставит удовлетворительно и Саня пошёл спать в общагу. Вскоре его разбудили друзья и все пошли пить пиво. Там студенты обсудили экзамен и сообщили Сане что Афанас сказал, что пусть, Саня прийдёт к нему на пересдачу, поскольку все предыдущие экзамены у него сданы на отлично. Саня весь день отмечал с друзьями последний экзамен, а на следующее утро пошёл на пересдачу к Афанасу. У него в кабинете сидела его секретарша он при ней строго спросил готов ли Саня кэкзамену и получив утвердительный ответ попросил зачётку и поставил отлично. Саня довольный пришёл в ночлежку и присоединился к грандиозной попойке по случаю отъезда в военные лагеря. Пьянку продолжалась всю ночь, поскольку студенты четвёртого курса уезжал на следующий день на всё лето в лагеря, сбор был в восемь утра в городе на военной кафедре и народ решил спать не ложиться. В семь утра все отправились на военку. Там как всегда кого-то послали стричься и всем сказали собраться в пять часов вечера на вокзале, и всех распустили. Народ пошёл дружно продолжать пить. На построении полковник начальник сборов сказал всем вечером в таком виде не приходить и действительно вид у всех вечером на вокзале был совсем не такой как утром, большинство студентов не стояли на ногах и держались друг за друга. Все построились с трудом держась за руки. Полковник скомандовал равняйсь, смирно! Студенты бросили держаться за руки и пьяный Крокодил выпал из строя. Рядом дежурил милицейский воронок, куда и забрали Крокодила. Полковник скомандовал:«По вагонам» и студенты с трудом загрузились в поезд. Саня залез на верхнюю полку и безмятежно заснул.

ЛАГЕРЯ

Утром поезд прибыл в городДнепропетровск, там студентов на грузовике отвезли в казармы, построенные ещё при царе. В казармах всех одели в форму солдат красной армии времён второй мировой войны и обули в кирзовые сапоги. Тем, кто отслужил в армии срочную службу повесили на погоны лычки в соответствии с полученными во время службы званиями. Всё стало сразу ясно кто есть кто. Самые высокие звания старшин имели отъявленные стукачи. Самое низкое и всего одну лычку имел старший матрос. Была середина июня и всем объявили, что через неделю их ждёт военная присяге, дата которой совпала с Саниным днём рождения. Санина компания не отличалась дисциплиной и служебным рвением и все постоянно получали от офицеров и шестёрок сержантов наряды вне очереди. Ввиду того, что они не внушали доверия армейцам наряды они отрабатывали на кухне. Сложилось так, что половина компании как правило была на кухне и готовила закуску второй половине, которая была свободна и добывала вино. Обычно кто нибудь передавал деньги через забор прохожим и те приносили вино из гастронома. Не было случая, что бы кто либо из прохожих обманул партизан, так называли людей находящихся на армейских сборах. У Сани в этом городе жила родная тётка, сестра матери и он решил сходить в самоволку к ней в гости. Тем временем служба шла своим чередом. Компания пополнилась, прибывшим своим ходом после ночёвки в медвытрезвителе Крокодилом. Саня просмотрел место где можно перелезть через забор и ждал удобного случая, что бы уйти ночью в город. Случай вскоре подвернулся, поскольку дежурным был сержант Виталий, нормальный студент из группы металлистов. Саня ему просто сказал, что после отбоя уйдёт, а появится к утреннему подъёму. Тот не возражал и Саня после отбоя, переодевшись в спортивный костюм, перемахнул через забор и пошёл к ближайшей троллейбусной остановке. Время было около одиннадцати вечера и народу на остановке было мало. Где находится нужная Сане улица никто не знал, но подсказали номер троллейбуса идущего в названный им район. В троллейбусе было несколько человек и он с трудом узнал у них где ему сходить. Ехал Саня около часа и вышел из троллейбуса после двенадцати. Он оказался в частном секторе, на улице не было не души, стоящий на остановке пьяный мужик говорить был не в состоянии. Саня побродил в округе с пол часа и наткнулся на влюблённую парочку, от которой узнал куда идти. В дом тёти Гали он постучал около часа ночи, они уже спали, но были рады неожиданному гостю. Сане налили выпить и накормили борщём и варениками со сметаной, около трёх часов ночи он лёг спать, а в пол пятого его уже разбудили, что бы к шести утра он был в казарме. В шесть утра Саня уже был в постели и ждал подъёма.
В назначенный день в торжественной обстановке с духовным оркестром студенты приняли присягу. Саня сказал друзьям, что у него как раз сегодня день рождения, который надо отметить, тем более, что у него есть тридцать рублей, которые ему дала тётка на подарок. Ребята узнав, что он уже ходил в самоволку, дружно захотели то-же сходить в город и там отметить Санин день рождения.
Вечером после отбоя Саня, Мерин, Чиж и Крокодил переодились в гражданскую форму и ушли в город. Не в далеке им попался ресторанчик, в котором компания и расположилась. Там вскоре музыканты прекратили играть, поскольку ресторан в одиннадцать закрывался. Мерин успел с кем-то из посетителей поругаться. Когда ребята вышли на улицу, кто-то предложил идти купаться на Днепр, все дружно согласились, закупили в дежурным гастронома вина и пошли на пляж. Там бурное веселье сопровождалось купанием в Днепре. Вскоре на пляже появилась компания, с которой португался в ресторане Мерин. Мгновенно возникла с ними драка, прерванная подъехавшей ментовской машиной. Компания ретировалась к казармам. Возле забора в кустах ребята спрятали недопитую бормотуху, перемахнули через забор и вернулись в казармы. Там Мерин предложил идти назад допивать вино, все согласились и пошли допивать. Около четырёх часов утра когда ребята опять пришли в казарму, их там ждал дежурный офицер, который был проинформирован кем-то из стукачей и зафиксировал факт самовольного ухода курсантов из части. На следующий день на утреннем разводе, первым вызвали из строя Крокодила и объявили, что он отчислен од лагерей и университета за медвытрезвитель и самоволку. Сане, Мерину и Чижу дали по десять суток гауптвахты. Крокодил уехал сразу, а Саня, Мерин и Чиж пошли на кухню, где отрабатывали наряды Горон с Михалычем и там продолжили отмечать Санин день рождения. Вечером их в знак уважения пригласили выпить в каптёрку солдаты. Там заправлял делами Санин земляк с седьмой шахты, который уже заканчивал срочную службу осенью.
Прошла неделя и студенты стали грузить пушки и технику на железнодорожные платформы, для отправки на полигон на учебные стрельбы. Невдалеке от станции была пивная, куда студенты периодически наведовались выпить пива. Когда погрузка закончилась, полковник скомандовал: «По вагонам и пьяные студенты загрузились в товарной вагон и легли на двухярусные нары. Поезд проехал Махновское Гуляй поле и остановился на станции Берда. Оттуда студентов перевезли на берег Азовского моря, где их поселили в палаточный лагерь. Сдесь же расположились солдаты из армейской части с пушками и техникой. Служба здесь была не в тягость. Офицеры поселились в окрестной деревне Новопетровке, там беспробудно пили и в лагере появлялись изредка, погонять никчемного прапорщика и вечно пьяного лейтенанта двухгодичника Парасочку. Лейтинант был после мех-мата и проходил двухгодичную обязательную службу. Парасочка периодически пропадал в Новопетровке и прапорщик посылал за ним студентов, которые обычно волокли его пьяного так, что на носках его ботинок протёрлись дырки. Саня быстро завёл дружбу с шофёром водовозки и тот привозил студентам вино из Новопетровки, куда он ездил за водой. От прапорщика он прятал флажки с вином, опуская их на проволоке в бочку с водой. Студенты разбирали флажки и вешали как положено на пояс на ремень вместо воды.Однажды во время занятий по материальной части Парасочка подошёл к Мерину и попросил фляжку попить. У Мерина в флаге было вино, но он не подавая вида дал её лейтенанту, который так же не подавая вида выпил фляжку до дна и вернул её пустую Марину. Солдаты от скуки научили приблудного пса по кличке Дед лаять при появлении офицеров, что бы можно было иногда спокойно поспать в тени деревьев.Однажды в лагере появились офицеры и заставили всех наводить порядок. Все ждали приезда генерала. В день приезда генерала, лейтенанта Парасочку и пса Деда закрыли в сарае, а остальных нерадивых отправили на полигон рыть окопы для пушек. Саня с компанией весь день копали окоп для пушки в сухой твёрдой земле. Солдаты рассказали, что пёс Дед всё-же убежал и облаял генерала. Вскоре утром на разводе полковник вызвал из строя Саню, Мерина, Чижа и Толю Дурасова и отправил их на гауптвахту. Толя получил то же десять суток за то, что послал прапорщика.
Гауптвахта находилась рядом метрах в трёхстах от лагеря и принадлежала сержантской учёбке. Студентов встретил прапорщик, который отобрал у них ремни и объискал. У Толи Дурасова он нашёл какие-то таблетки и отобрал их, сказав, что противозачаточные таблетки на губе не понадобятся. Толя сказал, что это от головы, на что получил ответ, что голова на губе то же без надобности. После досмотра всех отвели в камеру. Камера была три на три метра квадратных с бетонным полом и зарешёченным окном под потолком. Вдоль трёх стен были нары пристёгнутые к стенам замками. Чиж по дороге на губу где-то подобрал ржавый гвоздь и открыл замки, откинув нары, пригодился опыт автослесаря, которым он работал перед физ-тихом. Мерин сказал, что Толя политический, сидит за идею, поэтому пусть спит на полу. Толя начал ныть, но друзья сняли гимнастёрки и бросили их ему на бетонный пол, тот успокоился и все дружно заснули. Губарей часа через три разбудил шум в коридоре и крик выходного: «Всем на обед!» Ребята одели гимнастёрки, пристегнул нары и их повели на обед. Проходя по коридору они увидели в дверях соседней камеры двухметрового солдата с синяком на пол физиономии. Обед был несьедобным, состоял из каши кирзухи, смешанной со ржавой костлявой селёдкой. Обитатели соседней камеры к еде не притронулись и посоветовали студентам идти на работу на следующий день в кочегарку. Мерин поинтересовался у громилы по кличке Морда, мол где он такой «бланш» получил. Тот рассказал, что повязали его пьяного в Новопетровке на танцах и он ничего не помнит. Обитатели соседней камеры все были из части с соседнего аэродрома и студенты стали называть их лётчиками, те в свою очередь называли студентов физиками. На следующее утро после завтрака опять за общим столом во дворе, всех построили и распределили на работы. Студенты попали с лётчиками в кочегарку. Там Морда поговорил с кочегаром и тот принёс трёхлитровую банку вина. Губари дружно выпили вино и легли отдыхать на куча угля. Кочегар попросил навозить тачками угля, но ни кто даже не пошевельнулся. Выводной солдат толстый молдаввнин схватил автомат, передёрнул затвор и заорал: «Всем встать». Губари лениво поднялись и начали возить уголь. Выводной лёг на кучу угля и задремал. Мерин незаметно забрал у него автоматные магазины с патронами и отдал Морде. Тот подошёл к спящему выводному, пнул его под бок и подошёл с магазинами в руках к горящий топке. Выводной схватился за автомат, но увидев, что патронов нет жалобно заскулил. Морда сказал, что бросит сейчас патроны в топку и выводного ждёт тюрьма. Студенты сказали Морде отдать патроны, что выводной ещё молодой и так себя вести больше не будет. На этом инцендент был исчерпан. Выводной получил патроны и загрустил в углу кочегарки. Губари расползлись вокруг, Морда пристал к проходившему мимо солдату, тот принёс ему с кухни большой пакет чая и хлеба с кухни и Морда сварили чефир, который губари дружно выпили и закусили хлебом. Вскоре пришёл второй выводной и они отвели губарей на обед. От обеда все дружно отказались и объявили голодовку, выдвинул требование отвести всех в баню. Дежурный лейтенант двухгодичник отправил всех по камерам. Чиж отомкнул нары и студенты легли отдыхать. Соседи лётчики запели Мурку. Студенты в ответ дружно спели «Пропажу»:
Нашей первой любви
Наступает конец,
Беспросветной тоски
Начинается пряжа
Что мне делать с тобой
И с собой наконец
Где тебя отыскать
Дорогая пропажа

Скоро станете Вы
Чьей-то верной женою,
Станут руки нижней,
Станут волосы глаже
И тогда ты заплачешь
О единственный мой,
Где тебя отыскать
Дорогая пропажа.

А когда нибудь ты
Совершенно одна
В чьём-то доме чужим
Чисто убранном доме
Подойдёшь к телефону
Совершенно бледна
Наберёшь затерявшийся
В памяти номер.

И ответит тебе
Чей-то голос чужой
Он уехал давно
Нету адреса даже
И тогда ты заплачешь
О единственный мой
Где тебя отыскать
Дорогая пропажа.

Студенты задремали и проспал до вечера. Поднял их выводной и повёл во двор на ужин. Все есть отказались подтвердив голодовку и требование всех отвести в баню. Один из лётчиков, татарин Раис попросился в сортир и пропал. Вскоре обнаружил, что он там отозвал доску и сбежал в самоволку. Губарей развели по камерам. Лётчики опять запросили спеть Пропажу, студенты спели и легли спать. Утром Все от завтрака опять отказались, Раис так и не появился а студенты с лётчиками опять пошли на работу в кочегарку. Там кочегар опять принёс трёхлитровую банку вина а с солдатский кухни в знак уважения губарям прислали большой котелок гречневой каши с тушёнкой. В обед все от кирзухи с ржавый селёдкой отказались и опять потребовали отвести всех в баню. Лейтенант двухгодичник не знал, что делать, особенно со студентами, которые считались курсантами. Всех опять развели по камерам. Лётчики заорали: «Физики спойте пропажу». Студенты спели «Пропажу», лётчики в ответ спели Мурку, но тут в камеру зашёл лейтенант и повёл всех купаться на море, поскольку бани в округе не было, а она была положена по уставу раз в неделю. Все губари весело плескались, но через пол часа лейтенант скомандовал: «Всем на берег.» Все кроме одного узбека вылезли на берег. Лейтенант бегал по берегу размахивая пистолетом и орал узбеку, что бы тот вылазил из воды на берег. Тот поплавал пока не надоело и вылез. Всех отвели назад на губу. Губари поужинали и пошли спать по камерам. Утром появился Раис, его забрали и больше его никто не видел, говорят, что его отправили в дисбат, солдаты сказали что это хуже чем в тюрьму и после дисбата ему придётся ещё дослуживать срочную службу. Незаметно пролетели десять суток и утром на губу пришёл за студентами прапорщик. Когда их увидел в лагере полковник, то распорядился отправить губарей на море купаться и постираться, поскольку они все были в угольной пыли. Ребята весело провели пол дня на море и в обед в столовой были встречены однокурсником как национальные герои. На следующий день все отправились на полигон на стрельбы по танком. Сане досталось стоячее место наводчика по дальности. Пушка страшно гремела и поднимала пыль при выстрелах. И даже несмотря на то, что в ответ по ним никто не стрелял, поскольку стреляли по деревянным макетам, Сане стрельба не понравилась. Вскоре в море нашли холерную палочку и купаться запретили. Хитрый Перло и Краснов под это дело отправились в медизолятор, а остальные по прежнему ездили на стрельбы. При стрельбе по макету, который тянул самолёт, оператор РЛС перепутал макет с самолётом и батарея дала залп по самолёту, вечером разъярённый лётчик с пистолетом бегал по лагерю и искал оператора РЛС, наткнувшись на пьяного Парасочку, лётчик понял, что искать здесь кого-либо бесполезно и ушёл. Пролетели ещё две недели и закончив стрельбы студенты стали готовиться к отъезду. Все поехали на станцию грузить технику на платформы, а Санино отделение осталось наводить порядок на месте бывшего лагеря. Руководить работой оставили майора, зам командира полка по тылу. Тот дал команду студентам остатки дров погрузить в грузовик и взяв с собой для разгрузки Саню повёз дрова в Новопетровку. Майор лет пять назад служил лейтенантом на границе с Китаем на острове Даманском и во время известного инцендента оставался со своим взводом на заставе, когда все остальные уехали в близлежащих посёлок с шефским визитом. В этот момент пошли в атаку китайцы, которую удалось отбить лейтенанту с его взводом, за что он получил орден Красного знамени. Потом лейтенант быстро стал майором и за пьянку был переведён замом по тылу в Санину часть. В Новопетровке он сказал Сане и шофёру солдату разгрузить дрова у одного из дворов, а сам с хозяином пошёл во двор пить вино. Дрова быстро разгрузили и Саня с шофёром наполнили фляги и бачок омывателя стёкол вином в соседнем дворе и сели на куче дров пить вино из бачка. Они не заметили как из двора выполз пьяный майор, который отобрал у них бачок с вином и допил его. Потом поехали все назад в лагерь. Там студенты разобрали у шофёра припиятанные флаги с вином и стал ждать машину для поездки на станцию. Майор пристал к Сане, чтобы тот собирал окурки, Саня его послал и они начали бороться катаясь по пыльной траве. Студенты с хохотом их окружили. Вдруг подъехала машина и все стали грузиться. На станции студенты пересели в товарный вагон с двухярусными нарами и поезд потащился по августовской сухой степи.
Останавливаясь почти у каждого столба поезд притащился через сутки на товарную станцию Днепропетровска. В связи с антихолерной компанией сборы были сокращены и на следующий день Саню отпустили и он решил остаться отдыхать в Днепре. Пару дней он прожил у своей крёстной тёти Гали, а потом пареехал в Новомосковск в тридцати километрах от Днепропетровска к другой сестре матери к тёте Лиде. Муж тётки Григорий был лет на пятнадцать старше Сани и Сане было с ним интересно. Гриша по работе в горисполкоме занимался подготовкой союзных соревнований по боксу и Саня с удовольствием к этому приобщился. Сане дали возможность при этом заработать немного денег на карманные расходы. Соревнования проходили во дворце культуры «Металург». Саня пришёл на открытие и стоял курил на крыльца дворца, когда к нему подошёл молодой симпатичный человек и спросил, что интересного есть в этом городе. Саня рассказал что знал, докурил и пошёл в зал занимать место поближе к рингу. Соревнование открыл кто-то из отцов города и сказал, что цветы к бюсту Ленина возложит олимпийский чемпион Мюнхена Вячеслав Лемешев. Молодой человек, с которым Саня только что беседовал на крыльца дворца поднёс цветы к бюсту Ленина. Соревнования Сане понравились, да и город то же. Он решил пожить в нём пару недель до сентября, до начала занятий в университете. В следующие выходные в гости к тёте Лиде приехали Санины родители и сестра из Киева. Гриша организовал поездку на лодке по Самаре на плавни, красивые заливные луга. Там ловили рыбу, жарили на костре шашлыки и весело отдыхали большой семьёй. Кроме матерных сестёр приехал их брат Алексей, который приехал в Новомосковск с семьёй покупать дом. После ваходных все разъехались, а Саня остался. Он много читал, у тётки была хорошая библиотека, она была филологом. Незаметно пролетели две недели и Саня уехал учиться.

ПЯТИХАТКИ

Пятый курс начинал учёбу с первого сентября, поскольку был коротким по причине ухода студентов на дипломную практику. Саня приехал в общагу и попавшийся Лыско сказал, что общага пустая и селись куда захочешь. Саня, что бы высоко не подниматься, открыл первую попавшуюся пустую комнату на втором этаже расчёской и с дороги лёг спать. Проснувшись пошёл поесть в зэковскую столовую и там встретил Чижа и Мерина, которые пили пиво. От них он узнал, что они уже здесь почти неделю, занятий нет и их каждый день посылают работать на стройку университетского стадиона. На следующий день Саня поехал с ними на стройку. До обеда все ждали прораба и играли в карты. В обед пришёл прораб раздал студентам талоны по рубль двадцать на обед, сказал, что плохо работают и ушёл. Студенты обменяли талоны в столовой на деньги и пошли на панель пить пиво. Там уже сидела компания с шестого курса и с ними Боб с Бакланей. Боб был освобождён от работ на стадионе по болезни, а Бакланя приехал из Дубны, где будучи на шестом курсе проходил дипломную практику. Ребята стали в очередь и взяли в буфете два ящика пива. Перед ними влезли без очереди негры и взяли ящик пива. Мерин сделал им замечание и завязалась драка. К драке подключились шестикурсники и негры разбежались. Студенты только сели пить пиво как к ним подошёл бармен и попросил удалиться на время, пообещав посторожить пиво и сказав, что негры обязательно приведут милицию. Студенты дружно удалились и через пол часа вернулись. Очередь поинтересовалссь мол не они ли побили негров. Ребята скромно промолчали, народ зааплодировал. Бакланя всем рассказывал, что в Дубне пиво трёх-четырёх сортов на каждом углу без очереди, народ молча завидовал. Панель в восемь часов вечера закрылась, Бакланя поехал в гости к Перло в городскую общагу, о остальные отправились в Пятихатки играть в преф. Боб по причине болезни в лагерях не был и по прежнему жил в ночлежке, там и сели играть в карты. За картами Саня узнал, что после отъезда в лагеря в ночлежку нагрянула комиссия ректора и обнаружив там жуткий беспорядок сняла стипендию с единственно официально проживающего там Дугина. Опять на время её закрыли, но как всегда стихийно там опять обосновался Боб с компанией. Особых новостей не было, всё шло без изменений. На следующий день все опять поехали на стройку, послонялись там до обеда и пошли пить пиво. Чиж не пошёл пить пиво,а поехал в какую то вечернюю школу устраиваться учителем математики. Вечером он появился в ночлежку с бутылкой бормотухи и сказал, что его взяли на работу по вечерам. Так прошла неделя, старший матрос выдал стипендию и сказал, что с понедельника начинаються занятия у пятого курса. Лекции читали профессора из УФТИ и Сане было интересно. Как то после занятий Саня зашёл в ночлежку и увидел как пьяный Боб накладывает гипс на руку Баклане.На Санин вопрос как сломал, последовал длинный рассказ Баклани. Оказалось, что Бакланя ничего не сломал, а проторчал в Пятихатках неделю, и теперь едет в Дубну с якобы поломанной рукой, что вроде как и явилось причиной пропусков дипломной практики в институте. Его повязали пьяного в городской университетской общаге менты и шили ему какую-то кражу у иностранцев. Потом его неделю туда таскали на допросы, но вроде отвязались, хотя неделю ему пришлось жить в ночлежке и ходить на допросы. Бакланя весело повесил руку в гипсе на верёвку на грудь и уехал в Дубну. Осень как известно время свадеб. Друг за другом женились Горон и Михалыч. У Горона свадьба была в деревнедома у невесты. Саня с друзьями конечно были приглашены и весело погуляли там два дня. Свадьба была типичной деревенской с танцами под гармонь. Народу было человек сто и было весело. У Михалыча свадьба была студенческой в общаге с танцами под магнитофон. Народу было человек тридцать в основном студенты, поскольку невеста была с филфака. Её поселили почему-то в общагу физ-теха, где они с Михалычем и познакомились. Проводили ребята в армию Ивана, который был призван туда, поскольку оставил на четвёртом курсе университет и работал на каком-то заводе. Все спрашивали Ивана, почему он бросил университет на четвёртом курсе, мол хвостов по учёбе не было, да с четвёртого курса вроде уже не выгоняют. Он отвечал, что мол надоело учиться. Проводы были в Ивановой родной деревне километрах в пятидесяти от Пятихаток. Студенты три дня пили самогон с деревенским мужиками. Пели песни под гитару и танцевали под магнитофон. Местные мужики принесли Сане гармошку и сказали, что-бы тот играл, мол если на гитаре играешь, то на гармошку тем более съиграешь, а то будем бить. Саня заиграл, как мог Барыню, мужики плясали с выходом. Была осень, пошли дожди и дорогу развезло, автобус до города не ходил и выбраться из деревни было не возможно. На четвёртый день мужики сказали, что самогон кончился и они варят новый буряковый. Тот имел жуткий запах и красный цвет. Боб выпил и одобрил, сказал, что он лучше чем одиколон, за ним стали пить и остальные. Ивана на тракторе увезли в военкомат, а народ пьянствовал ещё неделю. Наконец дождь прекратился и студенты уехали в Пятихатки.
В университете всё шло своим чередом. Студенты пятого курса должны были проходить практику в УФТИ. Для этого надо было сдать анализы и пройти медкомиссию. В ночлежку бурно обсуждался этот процесс. Чиж жаловался, что утром трясуться руки с похмелья и он не может донести до больницы баночку с мочёй всё расплёскивается и у него не принимают мочу, говорят мало принёс. Мерин сокрушался, что анализ крови плохой, врач просит два дня непопить спиртное, а это не получается. Саня пошёл на медосмотр, молодая симпатичная девушка сказала сними трусы, нагнись и раздвинь ягодицы, пришлось повиноваться, как он выскочил от неё он не помнил. В итоге один раз Саня сходил в УФТИ, где ни у кого к нему не было дела и на этом практика закончилась. Сестра прислала Сане приглашение на свадьбу. Саня поехал к сестре на свадьбу в г. Яготин небольшой городок в ста километрах от Киева, где жили родители жениха. На свадьбу приехали подруги сестры, свидетельницей была Люська. Приехали Санины родители, тётя Лида с Гришей и все были рады встрече и свадьбе. Свадьба как всегда была дня три, гостей было человек пятьдесят, всем понравился самогон очищенный и настоенный на лимонных корках. Местные мужики рассказывали, что в Яготин приезжал раньше генсек Хрущёв охотится и любил пить местный самогон, который его шофёр выменивал у населения на армянский коньяк. Сане ещё понравились варёные раки и жареные караси из местной речушки.
Незаметно наступила зима. В ночлежке иногда приезжал в гости Крокодил с девушкой, которую звали Лялей. Он на ней женился и они в городе снимали квартиру. Крокодил работал на шабашках, что-то строил в округе. Боб как, то после очередного запоя собрался ехать домой, но опасаясь семейного скандала пригласил в гости Саню с друзьями. Кроме Марина и Чижа с ними поехал так же Крокодил. В Полтаву они прибыли на автобусе вечером и по дороге зашли в ресторан и купили бутылку фирменной горилки с перцем, в которой на дне действительно плавали два маленьких красных стрючков перца. Выходные ребята провели в Полтаве, город особого впечатления не произвёл, но был тихий и чистенький. По возвращению все занялись зачётами и экзаменами, поскольку наступила зимняя сессия. Сессию Саня без особых усилий сдал на отлично и уехал домой на каникулы. Брата забрали в армию, родители достроили дом и Саня жил один в комнате на втором этаже, где как всегда много читал. Однажды как всегда попив пива в пивбаре он стоял и курил на центральной площади города. К нему подошли одноклассники брата и пригласили на день рождения. Саня задумался, но тут заиграл духовой оркестр и мимо прошла похоронная процессия, которую замыкали пацаны с саниной улицы, Нарик с Богданом. Они предложили Сане присоединиться, мол потом будут поминки а там наливают без ограничений. Саня сказал, что лучше он пойдёт на день рождения и пошёл с друзьями брата. Они все были на три года младше Сани и учились в местном институте. День рождения прошёл весело, пели песни под гитару, пили бормотуху и танцевали под магнитофон. Каникулы пролетели быстро и Саня приехал в общагу в Пятихатки. Народ в ночлежке потихоньку собрался. Неожиданно к Толе приехала невеста с родной деревни, находящейся в окрестностях г. Майкопа на северном Кавказе и с присущим казачке темпераментом закатила ему скандал, приевновав к какой-то девице с рабфака, увезла его с собой и Толя вернулся уже женатым. Как всегда быстро наступила весна. В ночлежке опять студенты жарили, пойманных в окрестном озере карасей в сметане, покупали на местном базарчике редиску и ели всё это дружно запивая пивом, которое закупали в зэковский столовой. Стипендия почти у всех на пятом курсе была семьдесят пять рублей, поскольку народ без труда сдал зимнюю сессию на отлично, как говориться жизнь налаживалась. Сане в деканате сказали, что его Перло и ещё пару студентов распределили на диплом в Челябинск-40. Со старшего курса ребята уже были там на диплома и говорили, что туда надо ехать женатым, поскольку в этом случае сразу дают квартиру и вообще одному без семьи там скучно, так, как город закрытый и развлечений мало. Саня жениться особого желания не имел. Его друзья все оставались делать диплом в УФТИ с последующим распределением на завод Азовкабель в Бердянск. Сессия на пятом курсе была в мае, поскольку с июня начиналась дипломная практика. Экзамены Саня сдавал легко и на отлично. Как-то после очередного экзамена Саня с компанией поехали в шашлычную на Ипподроме, как всегда весело погуляли и Чиж предложил поехать к тёткам в общагу химфака. Взяли в дежурном гастрономе торт и бормотуху и приехали на Алексеевку. Там нашли только двух тёток в их комнате. Остальные, как выяснилось вышли замуж, а Санина подруга, которую он не видел больше года, где-то гуляла. Друзья выпили с тётками бормотухи и те раскололись, что Санина подруга гуляет где-то этажом выше. Саня выпил ещё стакан бормотухи и пошёл искать подругу, которую встретил в корридоре. Та прошла с Сашей в расширитель, где они остановились поговорить. Она что-то бормотала, что Саня к ней не приходил больше года о вот. Саня не успел спросить, что значит это вот, как к нему подскочил какой-то невысокий чёрный человек и стал пытаться схватить Саню за горло, но тут откуда-то появились тётки и со словами не доводи дело до международного скандала утащил оторопевшего Саню в комнату. Там друзья ещё раз выпили и тётки поведали, что Санина подруга спуталась с алжирцем, на что Саня спокойно ответил, мол на здоровье. По дороге домой уже в Пятихатках к Михалычу примотались дружинники, мол что он плохо идёт, у Михалыча плохо срослась нога, он хромал, но вопрос его обидел и он их послал. Его забрали в ментовку. Саня предложил идти его освобождать, Мерин сказал, что тогда телега прийдёт на всех. Друзья пошли и освободили Михалыча, но бумага пришла в деканат на всех. По этому поводу собрали комсомольской собрание группы ядерщиков. Михник начал с цитаты: «Те-же и оне-же», - как в театральном спектакле в начале очередного действия, но добавил, что к святой троице (Сане, Марину и Чижу) добавился случайно Михалыч, хотя всё случилось на деле из-за Михалыча. Затем пришёл декан Милютин и стал кричать, что Нобелева за это на секретный объект на диплом ни за что не пустит. И поскольку у всех была повышенная стипендия, которая не снималась, разошлись ни с чем. Студенты всей группой пошли есть борщ к Перло на квартиру-небольшой сарайчик в соседнем колхозе. Как там выяснилось он уже втихушку женился на какой-то студентке с филфака и проживал там с нею. Борщ у Перло всем понравился, он был настоящий украинский, зажаренный салом. Там же ещё один студент Чернов сознался, что женился на студентка с филфака. Повезло девушкам, поскольку иначе их бы распределили по окончанию университета на работу школьными учительницами в их родные украинские деревни. Студенты подметили однако, что в Чернова жена красивая. Саня ждал в общаге, когда ему скажут ехать в Челябинск, как вдруг Лыско сказал, что их вызывает декан. Саня не понял зачем, но когда они с Лыско пришли к декану, там в кабинете присутствовала какая-то женщина и Каракоз из саниной группы. Декан сказал, что эта женщина приехала из Дубны и отобрала Саню, Лыско и Каракоза надипломную практику в Лабораторию Нейтронной Физики в Объединённый Институт Ядерных Исследований. Ребята спрашивали про условия жизни и работу. Саня ничего не спрашивал. В конце декан сказал, что Саню он может отпустить если только тот сам захочет, так, как того уже отобрали на объект в Челябинск и спросил Саню куда тот хочет, Саня сказал, что хочет в Дубну и на этом и порешили.
Впереди были праздничные дни по случаю тридцатилетия победы во второй мировой войне и ребята решили после праздников ехать в Дубну. Саня знал, что родители на праздник едут на свадьбу дальнего родственника в Днепропетровск и решил поехать туда, что бы встретиться там с ними перед отъездом в Дубну. В Днепропетровске Саня с родителями остановился у тёти Гали, свадьба была на соседней улице в частном доме как всегда дня три, так, что Родители в основном проводили время у тёти Гали, а Саня веселился на свадьбе со своими сверстниками. В конце праздников родители дали Сане на дорогу в Дубну пятьдесят рублей и все разъехались. По приезду в общаге, Саня узнал от полупьяного Боба, что в общагу приходил капитан КГБ и встретив на втором рабфаковском этаже пьяного Боба имевшего там одиколон, якобы что бы побриться забрал его на допрос в читальный зал. Там он спросил у Боба, знает ли он Нобелева. Боб очень серьёзно ответил, что Нобелев одиколон не пьёт. Больше вопросов не последовало. В ночлежке за картами друзья Сане подробно рассказали, что всех студентов отправили перед праздниками на субботник и заставили сажать деревья с табличками: «Дерево Милютина», «Дерево Иванова» и т. д. После этого из леса с прогулки возвращались пьяные студенты Ёлкин и Толокно, которые увидели таблички с фамилиями людей, которые никогда не воевали, повыдёргивали и повыбрасывали и таблички и деревья. По этому поводу устроили в общаге шмон с политическим уклоном и привлекли к этому делу КГБ. Похоже кто-то из стукачей не промянул настучать на Нобелева, хотя наверняка в компетентных органах без труда разобрались где был в это время Саня, поскольку его по приезду по этому вопросу никто не беспокоил. Лыско уже уехал в Дубну, а Саня с Каракозом полетели самолётом в Москву, поскольку билетов на поезд на ближайшие дни после праздников ре было. Саня летел в самолёте на высоте десять тысяч метров и полагая что находится поближе к богу благодарил мысленно его, за то, что отвёл его от Челябинска и от деревьев ветеранов то же. О Челябинске сорок, ходили слухи, что там была какая-то авария на ядерном могильнике и до сих пор там люди болеют по причине повышенной радиации не говоря, уже о том, что о серьёзной науке там не может быть и речи. С деревьями конечно органы быстро разобрались, все знали, что там участвовал Толокно и конечно его отец член-корресрондент академии наук замял это дело, но если бы пришили это дело Сане, то органы оттянулись бы по полной. Симпатичная стюардесса предложила Сане взлётные конфеты и попросила пристегнуться, так, как самолёт идёт на посадку. Самолёт сел по расписанию в аэропорту «Внуково» и Саня с Каракозом отправились на Савеловский вокзал, где взяли билеты и сели в экспресс «Москва-Дубна.





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 52
© 12.09.2017 Алекс Мозель

Рубрика произведения: Проза -> Роман
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1