Уценённая жизнь часть третья


Уценённая жизнь  часть третья
Уценнённая жизнь часть третья
Алекс Мозель


Если меня вернули с того света,
Значит это кому-то очень нужно.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

СТАРАЯ ЕВРОПА

ЛЕЙПЦИГ

Только сидя в самолёте Саня собрался с мыслями и поблагодарил бога за то, что в последнюю минуту попал в самолёт, когда посадка уже закончилась. В Дубне за ним не пришла машина и он прождав её пол часа пошёл на вокзал и поехал в Москву поездом, поэтому попал в аэропорт Шереметьево-2, когда регистрация на его рейс уже заканчивалась. Время уже шло к обеду и стюардеса принесла Аэрофлотовскую курицу и стакан белого грузинского вина. Саня пообедал и задремал.
В Лейпциг самолёт прибыл по расписанию, его никто не встречал и он пошёл в справочное бюро. Там стояла очередь и Саня обратил внимание на немца, который, что то говорил диспетчере по немецким и называл его фамилию. Саня ему сказал, что он Нобелев, и тот стал извиняться по русские, что опоздал к прибытию самолёта. Он сказал, что его зовут Томас и он отвезёт Саню в университет, где их ждёт профессор Краб. Они сели в машину и подъехали к очень высокому красивому зданию университета.
Профессор был рад приезду Сани и поговорил с ним и Томасом минут пятнадцать в своём кабинете. Он говорил на хорошем английском языке, рассказал, что бывал в России и там ему очень понравилось. Профессор дал Сане описание проекта на английском языке, сказал, что заказчиком является американская фирма IBM, в которой он отработал тридцать лет начальником отдела. Он озадачил Томаса решить все Санины организационные вопросы и пожелал им успехов в работе. Томас отвёл Саню на его рабочее место с новым персональном компьютером и познакомил с двумя коллегами, которые сидели и работали в этой комнате. Саня включил компьютер, на котором стояла новая операционная система и занялся её освоением.
После пяти Томас зашёл в комнату за Саней и отвёз его на квартиру. Он сказал, что их коллега уехал на пол года в командировку во Францию и сдал им на время квартиру. Платить Сане за неё нужно будет в конце каждого месяца по пятьсот марок. В холодильнике была какая-то еда и он сказал, что это всё в Санином распоряжении. Квартира была двухкомнатная чистая и с нормальной мебелью. Клаус показал, как работает телевизор, сказал, что завтра утром за Саней заедет и уехал. Саня поужинал, посмотрел телеизор, там все программы были на немецком языке, которые он не понимал, поэтому он рано лёг спать, поскольку предстоял не лёгкий первый рабочий день.
Томас приехал утром около девяти и отвёз Саню в университет. Они позавтракали в столовой, и пошли на лекцию профессора Краба. Томас сказал, что он иногда читает лекции за профессора и ведёт семинары по программированию. Саня преподавать ничего не будет, а займётся проектом профессора. Они, после завтрака пошли на лекцию профессора, которую тот читал на английском языке, в связи с Саниным присутствием, но студентам было всё равно, поскольку большинство занималось на лекции своими делами.
После лекции Саня с Томасом пошли в отдел кадров, сдали копии Саниных дипломов и документов и заполнили анкеты. Им сказали, что приказ о приёме на работу будет подписан ректором университета в течении недели и их пригласят для Саниной подписи. Потом Саня с Томасом пошли в банк и открыли Сане счёт. Пообедали они в столовой, где Сане дали электронный ключ сотрудника университета, который давал пятидесятипроцентную скидку. После обеда Саня сел за компьютер, в комнате никого не было и он задремал. До вечера он оставался в комнате один, а около пяти пришёл Томас отвёз его домой, показав по дороге ближайший супермаркет. Саня поужинал, посмотрел футбол и лёг спать. Утром опять приехал Томас и забрал Саню в университет. В Саниной комнате никого не было. Томаас сказал, что коллеги в Саниной комнате работают на пол ставки два дня в неделю, они хорошо говорят по английски и если возникнут вопросы, то всегда помогут.
Саня пообедали с Томасом, тот рассказал, что профессор имеет свою фирму в Штутгарте и там живёт со своей семьёй. В Лейпциг о н приезжает на два дня в неделю, читать лекции и поскольку он уже уехал в Штутгарт, Томас после обеда уезжает по своим делам и объяснил как Сане добраться на трамвае до квартиры. Он после обеда показал Сане трамвайную остановку, купил ему проездной билет на месяц и уехал. Саня пошёл гулять по городу. Университет находился в центре, Саня попал на Маркт платц, где проходила какая-то крестьянская ярмарка. Время было рабочее и людей там было мало. Крестьяне предлагали Сане попробовать шнапс и колбасные изделия, Саня охотно соглашался, но беседу на немецком языке не поддерживал и на все вопросы, что, где и когда говорил Яа (да) и отходил к следующему торговцу. Мимо лениво проплыли две толстые еврейки, одна другую спросила громко по русские: «Мама, а ты не помнишь где здесь продаётся польская колбаска?» Сане надоело ходить, он сел на трамвай, и поехал кататься по городу. Выйдя на конечной станции он посмотрел на карту города, которую дали вместе с проездным билетом и обнаружил рядом парк.
В паке был красивый пруд окружённый огромными старыми деревьями. Был тёплый сентябрьский день и Саня с удовольствием гулял по парку. Вскоре он увидел в конце парка огромную стометиовую башню. Он подошёл к ней и поднялся вместе с туристами внутрь. Там оказался музей, Саня взял проспекты на русском языке, что бы почитать их дома и пошёл на трамвайную остановку. По дороге домой он зашёл в супермаркет и купил продукты. Дома Саня принял душ, поужинал и почитал проспекты из музея. Оказалось, что эта башня была построенна в тысяча девятьсот тринадцать году русским царём Николаем вторым в честь столетия великой Лейпцигский битвы с Наполеоном. Саня решил обязательного сходить в музей и лёг спать.
Утром Саня позавтракал дома и поехал на трамвае в университет. В комнате сидел за компьютером молодой немец, на хорошем английском языке представился как Олаф предложил свою помощь в системных вопросах и быстро подключил Сане интернет. Саня занялся дальнейшим освоением системы используя интернет. К обеду появился Томас с молодым русским парнем, которого звали Жора, он прилетел из Новосибирска то же на трёхмесячную практику. Саня с Томасом и Олафом пошли обедать в столовую. За обедом Томас рассказал, что профессор Краб отработал много лет в американском г. Принстон в фирме IBMи все его проекты будут связаны с программами этой фирмы. Жора сказал, что раньше работал только с программами фирмы Микрософт и ему нужна документация на новое для него программное обеспечение. Саня его поддержал и Томас после обеда принёс им несколько новых книг на английском языке. В книгах находились компакт диски и Саня с Жорой установили новые программы на свои компьютеры.
После работы Томас отвёз Саню с Жорой на квартиру и сказал, что они будут там жить вместе три месяца. Жора сказал, сто будет спать на диване в гостиной комнате, поскольку любит смотреть до поздна телевизор. Они вместе сходили в супермаркет за продуктами и за ужином Жора рассказал, что он из Новосибирска, живёт там в академ городке и работает системным ыпрограммистом в ядерном институте.
Утром приехал Томас и забрал ребят в университет. Там Жора занялся освоением новой операционной системы ОС/2, фирмы IBM, она ему не понравилась и он занялся установкой новой версии через интернет, в этом помогал Олаф. Вскоре пришёл Томас и они с Жорой ушли в отдел кадров. Обедали все вместе в университетской столовой, где Жора получил студенческий электронный ключ, по которому платил за обед только двадцать процентов стоимости, так, как сказал Томас он в отличии от Сани имел статус студента.
В университете начались занятия и профессор стал проводить в Лейпциг больше времени, работал он с восьми утра и до девяти вечера и Томас был вынужден сидеть в это время в университете, что рекомендовал делать и Сане с Жорой. Профессор назначил Саню руководителем проекта и добавил в его группу трёх русскоговорящих практикантов. Проект назывался „VisualAge“, и представлял собой программный продукт фирмы IBM, который Санина группа должна была адаптировать к задачам страховой немецкой компании «Альянс». Документация по проекту была на английском языке, который в группе кроме Сани не знал никто. Самым толковым из практикантов был Лёша из Питера, он немного говорил по немецки. Он как и Жора имел статус студента и приехал в Лейпциг на три месяца как и единственная в группе девушка Лена из Киева. Самым младшим был чех Ярослав, который находился в университете на преддипломной практике. Саня имел опыт работы с молодёжью и быстро нашёл с ними общий язык.
Лена была постарше ребят, ей было двадцать восемь лет и у неё в Киеве осталась дочка, хотя по её словам, мужа у неё не было. Она предложила всей группой съездить в выходные на экскурсию в Люксембург. Все кроме Лёши согласились, купили проездной билет выходного дня за тридцать пять марок, по которому могли ездить до пяти человек по всей Германии и в ближайшую субботу в пять часов утра дружно сели в поезд и отправились в направлении в Люксембурга. По этому билету на скорых поездах ездить было нельзя, поэтому компания попала в пункт назначения только к вечеру. Была тёплая осенняя погода и ребята гуляли по городу и фотографировались у местных достопримечательностей. Жора с Ярославом неуклюже ухаживали за Леной и это развлекало Саню. Вскоре стемнело и компания села в одном из баров пить пиво. Там играли в карты и ребята рассказывали о себе. Женя сказал, что у него есть сын, но с женой он не живёт. Ярослав сказал, что заканчивает Пражской университет и пригласил всех в гости в Прагу. Около двух часа в ночи бар закрылся и компания переместились на вокзал. Там кроме бомжей, говорящих по французски, бльше никого не было. Около пяти часов утра ребята сели в первый поезд и отправились в направлении Германии. Там все дружно заснули и чуть было не прспали свою остановку, где была у них пересадка. После обеда в воскресение все благополучно прибыли в Лейпциг и разъехались по домам.
Работа по проекту шла нормально, основную часть которой выполняли Саня с Жорой и Лёшей. Лена в основном бегала по магазинам, а Ярослав занимался своими делами. Жора привёл как-то в комнату человека лет тридцати пяти и познакомил его с Саней и с ребятами. Его звали Юра, он был из Харькова и проходил практику у математиков. Юра рассказал, что работает в Харьковском университете на физфаке, а кандидатскую диссертацию делал на физ-техе на кафедре теоретической физики. У Сани с Юрий оказалось много общих знакомых в Харькове и они часто вспоминали и обсуждали жизнь на физ-техе.
По проекту были получены хорошие результаты, которые Саня показал профессору и тот предложил Сане найти себе в группу ещё сотрудника из Дубны. Саня понял, что проект планируется на долго и всерьёз и попросил Томаса оформить ему приглашение на Милу и Наташу, поскольку одному ему здесь было жить не интересно. Томас оформил необходимые документы и Саня улетел в Москву.
В Дубне Сане были все очень рады, Саня привёз всем подарки и дома дружно по семейному отметили его приезд. На следующий день он поехал с Милой и Натальей в посольство и оформили им визы в Германию на три месяца. Саня купил всем билеты на самолёт до Лейпцига и все стали собираться в дорогу. Мила уволилась с работы по собственному желанию, а Наташу сняли с учёбы в школе. Саня встретился с молодыми ребятами программистами из ОИЯИ и один из них согласился ехать на практику в Лейпциг.
Ксюша училась в институте культуры на фартепьянном отделении в Москве и поехала провожать всех в аэропорт в Шереметьево-2. В аэропорту при регистрации придрались, что на Наташу неправильная оформленна виза и всем срочно пришлось ехать в посольство. Там сразу переделали визу и Саня поменял билеты на самолёт, с дорлатой на следующий день. Все переночевали в общежитии у Ксюши и на следующий день вылетели в Лейпциг.
Самолёт прибыл в Лейпциг по расписанию, но обещавшего их встретить Томаса в аэропорту не былоне было. Он приехал, как всегда с опозданием и отвёз Саню с семьёй на квартиру. Жары там не было, они попили чай и Саня с Томасом уехали в университет. Там Жора рассказал Сане все последние новости.
Около шести часов вечера Саня с Жорой закупили в супермаркете продукты и пиво и пошли на квартиру отмечать Санин приезд. Жора сразу подружился с Натальей и они весело играли. Мила приготовила вкусный ужин и все дружно сели отмечать приезд Саниной семьи.
Вскоре в Лейпциг приехал из Штутгарте Сергей, человек лет тридцати, который после двух лет практики в Лейпцигском университете, работал в фирме профессора. Профессор устроил совещание по проекту на немецком языке и Сергей переводил всё на русский. Было сказано, что к Сане в группу скоро прибудут ещё два сотрудника, поскольку надо добавлять к проекту базы данных.
После совещания Саня с Сергеем попили кофе в буфете и Сергей рассказал, что в Штутгарте профессор собрал тридцать программистов, которые то-же работают по этому проекту, но дела там идут плохо и Сергей приехал за результатами Саниной группы и в дальнейшем будет работать тесно сотрудничать с Саней и часто приезжать в Лейпциг.
Через пару дней Томас привёз в университет Лёшу, который прилетел из Москвы на практику на три месяца в Лейпциг. Лёша учился лет десять назад в МГУ вместе с Сергеем и они были друзьями. Лёша был кандидатом наук как и Сергей и быстро вошёл в курс дел. Он сразу включился в работу и дела в группе пошли ещё лучше. Сразу за Лёшей приехала Люда из Новосибирска, женщина лет пятидесяти, то-же кандидат наук. Люда стала работать над подключением к проекту базы данных. Практика у Лены и Ярослава закончилась и их проводили домой. Жора расстроилась по случаю отъезда Лены и с головой ушёл в работу. Группа продолжала расширяться, добавился кубинец, который пару лет проучился в Лейпцигском университете, уехал на Кубу и теперь приехал на практику. Кубинец не много говорил по немецким и по английски, но не говорил по русски. Ему дали свою задачу для проекта по сохранению данных. Он работал обособленно и общался с коллегами только по английски, который в группе кроме Сани никто не знал и поэтому работа у него шла медленно.
Саня в выходные поехал с семьёй и Жорой на экскурсию в Дрезден. Основное время там провели в картинной галерее. Всем конечно больше всего понравилась Секстинская мадонна ну и конечно фламандцы.
Томас пригласил всех русских коллег к себе домой в гости. Жора по этому поводу пошёл в парикмахерскую, предварительно выучил пару терминов по немецки. Вернулся он растроенный и на Санин вопрос почему его не построили, он ответил, что это просто незаметно, хотя он заплатил пятьдесят марок. После обеда Клаус отвёз на машине Саню с семьёй и коллегами к себе домой. Он жил на окраине Лейпцига в старой квартире, где было холодно и он пытался затопить пачку. Вскоре пришла с работы его жена, помогла ему затопить пачку и приготовила на всех ужин. Все дружно сели за стол и начали по немецким с кофе и торта. После этого не пить, не есть уже никому не хотелось. Жена Томаса хорошо говорила по русски и они с Милой и Людой обсуждали свои женские дела. Наташа играла с младшим сыном Клауса, а ребят развлекала старшая семнадцатилетняя его дочь. Время прошло быстро и интересно и около десяти часов вечера Томас развёз на машине всех по домам.
На следующий день Саня получил мэйл от Алексея из Магдебурга, в котором тот писал, что у него в субботу день рождения и он приглашает Саню с семьёй к себе в гости. В субботу утром Саня с Милой и Натальей сели в поезд и через час были в Магдебурге. На вокзале их встретил Алексей и отвёз на машине к себе домой. Его жена Даниэла хорошо говорила по русски и они с Милой быстро нашли общий язык и занялись приготовлением праздничного стола. Вскоре подъехал Анди с другом из Берлина и мужчины сели дружно пить пиво. К ним присоединился брат Даниэлы, безработный военный лётчик, жена у которого, симпатичная русская женщина помогала в это время Даниэле на кухне. Женщины накрыли праздничный стол и все сели отмечать день рождения Алексея. Пили за его здоровье и семью. У него три года назад погибла жена в автокатастрофе, он остался один с её сынам и женился на Даниэле у которой то же был сын от какого-то латиноамериканца. У них родилась дочь, которой исполнился уже один год и теперь у Алексея было трое детей из которых его была только одна маленькая дочь. Алексей много работал и покупал для большой семьи, где-то за городом свой дом. В дверь кто то позвонил и за столом появилась крепкая немка лет тридцати, которая представилась как Ута Макаров. Алексей ей налил штрафную, полный фужер коньяка, который та выпила залпом. Анди объяснил, что у неё был русский муж, который куда-то пропал и от него ей осталась только фамилия и тяга к спиртному. После ужина женщины убирали со стола, а мужчины и Ута сели пить коньяк, как сказал Алексей для пищеварения. Все потихоньку разошлись, а Саня с Милой и Наташей осталисьночевать у Алексея. Утром после завтрака Алексей предложил Сане съездить в фирму ББИ поговорить. Саня согласился и они поехали. Там их не смотря на воскресение встретили Михаэль и Вольфганг, которые предложили Сане продолжить работу над каротажным прибором. Им давали новый грант от правительства Германии для создания линии по производству подобных приборов. Саня вежливо отказался, поскольку в Германии не было ни соответствующей материальной-технической базы ни кадров, а создать всё с нуля было просто не реально. Они дружно попили пива и Саня с Алексеем уехали. Дома у Алексея пообедали и поскольку Алексей за обедом пил коньяк, Саню с семьёй на вокзал отвезла.
В университете дела шли нормально.Профессор провёл очередное совещание по проекту, на котором сказал, что Саня едет в командировку н в пару дней в Штутгарт в его фирму. Саня на следующее утро сел на поезд и поехал в Штудгарт. Там его встретил Сергей и проводил в фирму. Фирма была маленькой и находилась в двухэтажном особняке. Саня поговорил по английски с шефом и его посадили за компьютер в комнате Сергея на который Саня установил свои Лейпцигский программы. После работы он с Сергеем зашёл в супермаркет, они купили там коньяк и продукты и пошли к Сергею домой. Сергей жил в маленькой комнате в каком-то общежитии не далеко от фирмы. Они поужинали и Сергей рассказал, что шеф его фирмы недавно взял на работу нового менеджера, который ведёт Санин проект и завтра будет беседовать с Саней. Работал Сергей в фирме программистом типа помощником шефа. Получал он шесть тысяч марок и хотя ему работа не нравилась он готов был ещё потерпеть два года, что бы собрать деньги на квартиру в Москве, поскольку там он жил вместе с женой и тёщей в одной квартире. Они поговорили до полуночи, Сергей постели Сане постель на раскладушке и они легли спать. Утром на работе Саня поговорил с менеджером. Из разговора с ним Саня понял, что они работают по проэкту профессора Краба в Штутгарте с фирмой «Альянс», с группой из тридцати программистов, результатов у них нет и он отчитывается Саниными программами. Сане не понравился ни менеджер ни стиль его работы. Саня передал ему все свои программы, потом они пообедали с Сергеем и тот проводил Саню на вокзал.
В университете Саня попили в буфете кофе с Классом и тот рассказал, что профессор хотел Саню устроить на работу в свою фирму в Штутгарт, но Сане это никто не сказал перед командировокой и это породило на сталкивание лбами его и Сергея, поскольку Сергей знал об этом и его это не работало, поскольку создавало ему конкуренцию. Сане в Штудгте не понравилось положение Сергея, поскольку у него не было договорв там с фирмой и числился он как и Саня на проекте в университете.
В выходные приехали родители хозяина квартиры и попросили в течении месяца всем покинуть квартиру, поскольку их сын возвращался в Лейпциг. Жора через месяц собирался уезжать, а Саня занялся поисками новой квартиры для своей семьи. Он нашёл в университете на доске объявлений подходящий вариант и в обеденный перерыв пошёл с немецким коллегойсмотреть квартиру. Квартира была маленькой, но не дорогой и находилась в пяти минутах ходьбы от университета. Хозяйкой была молодая девушка, которая сказала, что на днях принесёт договор Сане в университет. Вскоре она принесла Сане договор, они его подписали и Саня стал собираться с семьёй к переезду. Дело шло к рождеству, везде появились нарядные ёлки. Жора собирался уезжать и Саня попросил его передать дела кубинцу. Лёша был против этого как и Жора. Однако Саня их попросил сделать это, так, как через месяц должен был уехать и Лёша.
Жоржа передал свои программы кубинцу и улетел в Новосибирск. Саня переехал с семьёй в новую квартиру и пригласил на новоселье Томаса с семьёй.
Томас пришёл в гости к Сане после работы с женой и маленьким сыном. Мила накоыла стол и все весело отметили новоселье. У Томаса жена работала в школе преподавателем английского языка и рассказала Миле про немецкую образовательную систему и где находится ближайшая школа для Натальи.
На следующий день Мила отвела Наталью вв школу, там её определили во второй класс, хотя она в России была в третьем классе. Там объяснили, что все русские ученики повторяют один класс с целью изучения немецкого языка. Её посадили за парту с еврейским мальчиком, проучившимся в немецкой школе уже один год и говорившим по немецки.
К Сане в гости встречать новый год попросился Юра из Харькова. Новый год Саня встретил с семьёй и Юрой дома. Юра рассказал, что женат на на Харьковчане, мать которой работает доцентом на физфаке в Харьковском университете и кандидатскую диссертацию сделал на физ-техе. У них с Саней было много общих знакомых о которых Юра много рассказывал. Юра по своим еврейским каналам ездил а Америку, но там его еврейская община не приняла, поскольку тот оставил в Харькове одну больную мать и теперь мать умерла, а Юра после нового года собирался ехать на один год на стажировку в Португалию. В конце Юра попросил Саню взять к себе в группу на практику какого-то знакомого из Харькова, Саня сказал, что попробует, Юра ушёл, а Саня пошёл с семьёй на улицу смотреть новогодний фейерверк. На Маркт план было светло как днём, а кононада стояла как на передовой. Около часа летали ракеты и взрывались петарды окрашивая небо всеми цветами радуги. Потом всё стихло и Саня с Милой и Наташей пошли домой.
Новый год в университете начался спокойно. Все русские сотрудники разъехались и в Саниной группе остались только Лёша Шлепин из Москвы, Люда из Новосибирска и кубинец. Вскоре Томас привёл к Сане коллегу математика, Петера, у которого была русская жена и тот поэтому хорошо говорил по русски. Петер защитил вторую докторскую диссертацию и профессор взял его на свой проект писать программу для быстрого обмена данными с сервером. Саня переписывался по электронной почте с уехавшим в Падерборн в аспирантуру Лёшей Пахомовым из Питера и Ярославом из Праги. Однажды Саня зашёл к Томасу в комнату и увидел у него на мониторе компьютера всю свою переписку. Это его не удивило, так, как он понимал, что его переписку читают.
Мила познакомилась с родителями еврейского мальчика, с которым в школе за одной парной сидела Наташа. Те пригласили Милу с семьёй в гости, Саня купил бутылку вина, торт они и с Милой и Наташей вечером пошли к ним домой в гости. Они познакомились. Хозяина звали Алик, а жену Вика. Это была типичная еврейская семья эмигрантов. Они прожили в Германии уже больше года и рассказывали много интересного. Им всё оплачивал вплоть до покупки мебели в квартиру и давали три тысячи марок в месяц на расходы. Они как и многие еврейскиа эмиигранты не работали и работать в Германии не собирались. Алик сказал, что устроился на какие-то курсы, где подольше учат, а Вика была на хозяйстве. У них было двое детей, младшему было три года и он ходил в детский сад, а старший учился вместе с Наташей. Им всё за детей оплачивали и Вика посоветовала определить и Наташу в продлёнку, что бы побольше она общались с детьми по немецки. У Алика в Лейпциге жили так-же родители и сестра Таня с сыном. Все были так–же на социальном обеспечении. Саня сказал, что он и все его русские коллеги за работу в университете получают по две тысячи марок и всё оплачивают сами. Те посочувствовали.
Алик на следующий день как обещал, сходил с Саней в домоуправление и помог заполнить Сане анкеты на немецком языке на предмет улучшения жилья. Саня с семьёй посещали много концертов классической музыки, которые проводились по вечерам в центральных кирхах Лейпцига. В Томас кирхе много лет работал Бах и там часто шли его органные концерты. В Николай кирхе им очень понравился реквием Моцарта в сопровождении большого хора. Они посетили с Саниными русскими коллегами музей в башне. Там, на их удивление, когда услышали, что они говорили по русски пропустили их в музей без очереди, поскольку там погибло больше всех русских солдат в битве с Наполеоном. По этому поводу была в Лейпциге построенна большая и красивая русская церковь, на фасаде которой было написано, что построенна она была в память о двадцати восьми тысячах погибших русских солдат в битве с Наполеоном под Лейпцигом. В этой церкви служба велась на русском языке и Саня с семьёй посещал её по воскресениям.
Январь пролетел быстро и Саня пошёл с Милой и Наташей продлить визы. Сане продлили визу до конца года, а Миле и Наташей только на месяц, поскольку у них стояли туристические визы, которые на больший срок не поднялись и им сказали, что надо ехать в Москву и ставить гостевую университетскую визу, которая продляется в Германии на срок до пяти лет. Такая же история случилась и с кубинцем, но тот съездил в Прагу и там ему в немецком посольстве поставили в паспорт визу университетского гастарбайтера. Саня связался с Ярославом и тот пригласил Саню с семьёй в Прагу на одну неделю и обещал посодейсствовать при оформлении визы.
Саня часто звонил в Дубну Ксюше и посылал ей регулярно факсы со своими новостями. Она училась в Москве в институте культуры и работала в хоровой студии в Дубне. В феврале она с Дубненской хоровой студией собиралась приехать в Прагу и Саня договорился с ней там встретится, однако она вскоре сообщила, что её поездку в Прагу перенесли на лето.
Саня с семьёй поехали в гости к Ярослава в Прагу. Тот их встретил на вокзале и проводил в университетскую общагу, где снял для них две комнаты. Кормили там их в студенческой столовой не дорого, но вкусно. В Праге было много снега и стояли морозы. Они однако много гуляли по городу и любовались красивой архитектурой и соборами. В посольстве им в продлении визы отказали и они просто отдыхали неделю в Праге. В общежитии было ночью очень шумно, поскольку почти на каждом этаже находились пивные, где по ночам rремела музыка. Однако неделя прошла быстро и Саня с семьёй вернулся в Лейпциг.
Лёша Шлепин уехал в Москву, а Сане с Людей Томас оформил стипендию ещё на три месяца. Он их повёл в бухгалтерию получать деньги и с ними вместе пошёл кубинец, который очень растроился, когда увидел, что Саня с Людой получили за очередной месяц пе две тысячи марок. Томас сказал Сане, что он платит кубинцу из проекта по пятьсот марок в месяц и тот как- то на эти деньги существует.
Незаметно наступил март и Саня с семьёй стал собираться ехать в Дубну продлить визы. Они купили билеты до Франкфурта на Одере и поехали первым скбботним поездом, но поезд пришёл во Франкфурт с опозданием и они не успели на проходящий Варшавский поезд. Следующий поезд в Польшу был на Вроцлав и пришлось ехать на нём. Во Вроцлав Саня с семьёй прибыли вечером, поездов на Варшаву не было и они остановились ночевать в гостинице. Утром позавтракал и поехали в Варшаву. Там перевели в электричку и к вечеру были в Бресте, где сели в купленный вагон Московского поезда и с комфортом в спальной вагоне доехали до Москвы.
В Дубне их встретила Ксюша, они дружно отметили встречу и обменялись новостями.
На следующий день Саня с Милой и Наташей поехали в немецкое посольство. Там у них приняли документы на новую визу для Милы и Наташи и сказали позвонить через месяц.
Саня дал объявление в местной газете на продажу машины и вскоре нашёлся покупатель, который хотел посмотреть её перед покупкой. Они договорилисьтивстретится возле Саниного гаража на следующий день утром. Саня пришёл в гараж немного раньше, завёл мотор у машины и проверил его работу. Вскоре пришли покупатели, двое крепких мужиков лет сорока и попросили Саню выкрутить свечи в моторе двигателя. Саня сделал это, они вкрутили датчики и замеряли давление в двигателе. Результат их удовлетворил и они сказали, что машину забирают. Тут в гараж зашёл сосед и попросил закурить. Все вместе покорили и Саня с покупателями поехали в банк оплачивать покупку. Там покупатели положили на Санин счёт деньги и все вместе поехали к нотариусу оформлять документы. Там всё оформили быстро, так, как покупатели оказались метами и знали лично нотариуса. Уже дома Саня поблагодарил бога, за то,что во время зашёл сосед по гаражу, поскольку меньы были с оружием и по тем временам могли просто забрать машину и ничего не платить.
Саня в Дубне проводил время с семьёй, часто посещая друзей и знакомых. Все им были рады и они не скучали. Саня позвонил Беллу и тот пригласил его к себе домой в гости. Тот жил с Женой в маленькой хрущёвке, которая вся вплоть до туалета была заставленна книгами. Белл подарил Сане свою книгу на английском языке с дарственной надписью.
Быстро прошёл месяц, Саня позвонил в посольство, ему сказали, что Визы готовы и они стали собираться в дорогу. Ехать решили поездом, Саня поехал в Москву, получил визы и купил билеты на поезд до Праги. В поезд сели на Белорусском вокзале. В купе ехал с ними мужчина, у которого в тамбуре стояло несколько клеток, в которых сидела три сотни лесных птичек. Он бегал периодически в тамбур их кормить и сказал, что продаст их в Праге. На границе солдат спросил его: «По што птичек тиранишь»,- тот что-то заплатил солдату и птички поехали дальше.
В Варшаве проводник сказал, что поезд дальше не пойдёт, поскольку в Праге забастовка и попросил всех васаживаться. Са ня с семьёй быстро собрали вещи и вышли на перон. Там уже стоял сосед по купе со своими птичками. На вокзале купили билеты до Дрездена и пообедали в вокзальной столовой. Обед был дешёвый, но не вкусный. Поезд отправлялся вечером и поэтому до вечера гуляли по Варшаве. Вечером поужинали в Вокзальной столовой и стали ждать посадки на поезд. К Сане подошёл молодой человек и сказал по русски, что едет то-же в Дрезден и попросил спрятать в Наташи шесть тысяч марок, поскольку ночью поезд будут грабить бандиты, а дети их не интересуют. Саня отказался и старался держаться от этого человека подальше. Объявили посадку на поезд, Саня с семьёй занял свободное купе и все сразу заснули. Их разбудили Польские пограничники и таможенники на границе с Германией. Они проверили документы и пожелали доброго пути, Поезд пошёл дальше, до первой остановки в Германии было несколько тчасов и Саня пошёл в туалет. Когда он возвращался, то в окно из тамбур увидел, как трое крепких молодых ребят стоят в коридоре вагона и один из них заглядывает в его купе. Они закрыли дверь Саниного купе, заглянули в следующее и молниеносно туда ввалились. Саня прошёл в своё купе, Мила сказала, что заглянул какой-то молодой человек, посмотрел и ничего не сказав закрыл дверь. Саня понял, что у бандитов женщина с ребёнком не вызвала интереса, и что опять его бог отвёл от неприятностей, поскольку им бы они точно заинтересовались, Саня мысленно поблагодарил бога и ничего не сказал. Они задремали и вскоре благополучно прибыли прибыли в Дрезден. В соседнем купе Саня увидел полицаев, которые беседовали со знакомым Сане попутчиков. Из их разговора Саня понял, что попутчика ночью ограбили. Саня с семьёй перевели на Лейпцигский поезд и через два часа они были в Лейпциге.
Саня сразу вышел на работу и подарил всем коллегам сувениры из России, немцы особенно были рады икре и русской водке. Там произошли большие перемены, которые Сане не очень понравились. Саниной группы как таковой уже не существовало, и каждый работал сам по себе. Хорошие результаты были только у Манфреда, у которого работала программа связи с сервером, кубинец и Люда из Новосибирска топтались на одном месте и только делали вид, что работают, при этом не хотели показывать Сане результаты работ, которых и не было. Манфред показал Сане программы и сказал, что ездил в Штутгарт на собеседование и уезжает туда на работу, поскольку ему после получения в университете второй докторской степени контракт на работу не проделали. Саня пожелал ему удачи, хотя это была потеря в его группе. Вскоре Саня понял, что группа распалась, поскольку кубинец работал сам по себе, Серёжу профессор из Штудгарта перевёл в другой город, а проект с Альянцем закрыли. К Люде из Новосибирска приехал муж, они купили старый Опель и собрались перегонять его в Новосибирск.
Виюне в Лейпциг приехал профессор и сказал на совещании, что проект закрыт и все свободны. Люда с мужем на старом Опеле поехали в Новосибирск, кубинец остался работать за пятьсот марок в месяц, а Сане Томас сказал, что оформил ему документы на стипендию в размере двух тысяч марок в месяц и надо подождать. К этому времени пришли днньги на Санин счёт от продажи машины и Саня решил ждать прихода стипендии из Дрездена.
Тем временем наступило лето, и Саня много времени уделял семье. Им предложили новую квартиру в соседнем подъезде по ранее написанном Саней заявлению. За квартиру надо было платить меньше и она была с мебелью. Саня с Милой быстро перенесли туда свои вещи. Вскоре пришёл русский мужик лет шестидесяти, бывший хозяин квартиры, представился как Бурнаш и обещал полное содействие. Он сказал, что работал доцентом в университете раньше и теперь на пенсии. Мила накормила его борщём и он рассказал много интересного о себе. Он был женат лет тридцать назад на немке, сам из Донецка и теперь живёт в окрестной деревне в доме отца жены, у них есть общий сын, который жил в этой квартире, а теперь женился и живёт в квартире жены. Бурнаш забрал у Сани все дипломы и обещал перевести их на немецкий язык.
Вскоре Бурнаш пришёл к Сане в Университет и принёс переводы дипломов. Саня за это покормил его обедом в университетской столовой, за что тот был очень благодарен. Бурнаш пригласил Саню с семьёй в гости в свою деревню. Он сказал, что купил новую машину и хочет её показать.
Машина была маленькой, но все в неё поместелись и без приключений доехалидо дома Бурнаша. Там их встретила его жена, приветливая немка лет шестидесяти, накормила вкусным обедом, потом все прогулялись по их деревне. После прогулки женщины пили кофе, а Саня сел за компьютер и поивёл его рабочее состояние, сделав новые установки. После этого Бурнаш отвёз Саню с семьёй в Лейпциг.
Саня в университет ходил не каждый день и только посмотреть электронную почту и написать ответы. Иногда приезжал голодный Бурная и Саня кормили его обедом в университетской столовой. В комнате с Саней сидел кубинец и Лёша, молодой человек из Самары, который был женат на немке и напросился к профессору на бесплатную практику, уволившись со стройки. Лёша закончил Самарский политех, но по специальности ещё не работал. Кубинец привёз себе жену из Кубы, женщину африканского происхождения и та часто приходила к нему в унниверситет.
Недалеко от Саниной квартиры находился турецкий базар, где Саня с семьёй в выходные закупали себе свежие овощи и фрукты на неделю. Лето было жарким и Саня с семьёй часто ездил на пляж в Грюнау. Там все купались голыми и это поначалу казалось странным, но вскоре все к этому привыкли. Там была дружественная обстановка, например весь пляж помогал искать пьяному голому мужику его одежду или бабушки голыми играли в бадминтон с молодыми ребятами.
Лето пролетел быстро, осенью Сане стали платить стипендию, приехала Люда из Новосибирска и Сергей Яшин с женой Ирой из Днепропетровска. Каждый теперь работал по своему заданию. Саня поставил на свой компьютер новые программы фирмы Микрософт и работал с новым проектом самостоятельно.
В Прагу должна была приехать Ксюша, с хоровой студией «Дубна» и Саня с семьёй поехали в Прагу её встречать. На вокзале в Праге женщина, хорошо говорившая по русски, предложила им недорого квартиру на несколько дней и он поселились у неё. Вскоре приехала Ксюша и они вместе хорошо провели эти дни в Праге. Ксюша дальше поехала с хоровой студией в Вену, а Саня с семьёй вернулся в Лейпциг.
Наступили рождественские каникулы. Все разъехались, поскольку трёхмесячную стипендию платить перестали, Саня с семьёй остался в Лейпциге, так, как Томас ему и его семье продлил визу до конца следующего года. В Лейпциг приехал профессор Гот из Дубны и обещал Сане устроить его на работу в Дармштадт по проекту, в русскую группу программистов. Саню это устраивало, поскольку ему в университете опять ничего не платили. Погода на рождество стояла тёплая и Саня с Аликом Берёзой семьями поехали на пикник в парк. Там все расположились на зелёной траве, дети играли в футбол, а родители отмечали рождество по Григорианскому календарю.

ДАРМШТАДТ

После рождественских каникул Саня получил приглашение из Дармштадт и уехал сразу туда. Там его поселили в большой комнате четырёхкомнатной квартиры. В других комнатах жили ещё двое молодых людей, француз и немец, которые работали системщиками в этой-же фирме
Фирма занималась разработкой программного.обеспечения для графических устройств. Саня получил задание создать интерфейс с помощью С++ Микрософт, работающий в системе Windows. Над подобным интерфейсом но для системы Unix в фирме работал немец Юрген. Саня и Юрген работали параллельно и их работу контролировал начальник программистов Макс. Саня отработал две недели, показал Максу, что сделал и договорился с ним следующие две недели поработать дальше в Лейпциге. Была пятница, фирма работала до обеда и Саня после обеда уехал в Лейпциг. Дома Сане были очень рады и встретили вкусным домашним ужином. В понедельник Саня появился в университете, где его отсуствие никто не заметил. Саня сел за свой компьютер и продолжил работу над Дармштадтским проектом.
Через две недели Саня уехал в Дармштадт. Макс остался доволен, привезенными Саней результатами работ и сказал, что едет в аэропорт встречать ещё одного программиста из Дубны. Когда Саня зашёл после обеда в комнату Макса, то увидел за компьютером Толя Рапа. Рап учился на физ-техе на курс младше Сани, диплом сделал в Дубне и после его защиты работал как и Саня в ОРЭ. Оттуда он то-же ушёл и лет двадцать отработал программистом в Лаборатории Вычислительной Техники и Автоматизации. Саня с ним поздоровался и предложил после работы вместе пойти домой.
После шести часов вечера Саня зашёл в комнату Макса забрал Толю Рапа а они пошли домой. По пути зашли в супермаркет, купили по бутылке коньяка, продукты на ужин, и пошли на квартиру. Там сели сразу на кухне ужинать и пить коньяк. Толя рассказал Сане, что сотрудничает с этой фирмой уже два года, раньше там работало восемь программистов из Дубны, но они все получили приглашение на работу в Калифорнию и в один день все снялись и улетели туда. Толя остался в Германии, поскольку не мог оставить в Дубне свою семью. Договора с фирмой у него не было, и за два года по словам Толи фирма должна была ему за работу двенадцать тысяч долларов, которые он надеялся получить по завершению этой месячной командировки.
С Толей жизнь в Дармштадт стала повеснлей. После работы они с Саней вместе покупали вино и продукты, готовили не хитрый ужин, а после ужина смотрели телевизор и много говорили о жизни в Дубне и работе в Германии. Однажды Саня пригласил ужинать с ними француза и с тех пор они стали ужинать втроём. Толя обнаружил в холодильнике две бутылки русской водки, забытой каким-то командировочным, француз с удовольствием пил водку и подпевал песню «Таганку», которая раздавались из магнитофона в исполнении Шафутинского. Француз закончил Сорбону и в Германии «косил» от армии, куда после университета на год отправляли почти всех французов.
Работать с Толей стало полеселей, он был профессиональным программистом и с удовольствием помогал Сане в работе. Саня тесно сотрудничал и с Юргеном. Толя сказал, что русские программисты называли Юргена самым русским немцем. По пятницам в фирме на обед заказывали пиццу и вино и все дружно обедал вместе. Толя на очередной такой обед принёс бутылку русской водки, немцы спросилиего как её пьют. Толя налил себе полный стакан, выпил его залпом и сказал, что в России пьют так и после первой не закусывают. Молодая бухгалтерша налила себе пол стакана водки и выпила его залпом. У неё начали вылазить глаза из орбит, подруги стали её отпаивать водой и увели спать на диван в комнату начальника, которого в фирме в этот день не было.
Саня с Толей дома сказали французу, что сегодня русский праздник пятница и что его по традиции надо праздновать три дня. Тот с удовольствием поддержал их предложение и все сели дружно праздновать. Толя с Саней часто вспоминали учёбу на физ-техе. Толя получил у доцента Киры две пятёрки по электродинамике и ему была открыта дорога в теоретики, но он не написал заявление и его распределили в ядерщики, но он учился и дальше хорошо и получил направление на дипломную практику в Дубну. Диплом сделал в ЛВЭ, на работу его там не оставили и он как Саня попал после окончания университета в ОРЭ. В немецкой фирме о нём очень хорошо отзывались коллеги, он считался хорошим программистом. Толя собирался на полученные за работу в Германии деньги купить старшей его дочке квартиру, хотя она была ему не родной, поскольку родилась у его жены ещё в первом браке. Саня Толю предупреждал, что немцы его постараются «кинуть» так, как они не любят платить сразу такие большие суммы денег, Саня уже имел опыт работы в Германии.
В следующую пятницу Саня собирался ехать в Лейпциг на две недели, но на работе узнал, что Макс уехал в командировку и сокрушался при коллегах, что не у кого отпроситься на две недели поработать в Лейпциге.Неожиданно днём Юргену позвонил Макс по каким-то вопросам. Юрген тут-же спросил, можно ли Сане уехать на две недели в Лейпциг, Макс дал добро и Саня уехал. Уже в поезде Саня подумал, что Юрген, действительно русский немец, как говорил Толя, поскольку ни один немец не стал бы просить шефа за кого-то.
За окном поезда мелькали немецкие деревни, леса и поля, шёл дождь и навевал невесёлые мысли. Работа в Дармштадт у Сани шла нормально, но фирма платила не много и приходилось разрываться между Лейпцигом и Дармштадтом. Снять квартиру стоило в Дармштадт дорого, да и работа по проэкту была временной. В университете Саню встретили так, как будто он никуда не уезжал. Саня попил кофе с Томасом, тот рассказал, что у него новый профессор, с которым работать не просто. Профессор Краб оформил Сане и Люде из Новосибирска Дрезденскую стипендию перед уходом из университета и через месяц она пройдёт. Саня получил письмо из американского университета Цинциннати с просьбой прислать его рекомендации. У Сани не хватало одной рекомендации и он поехал в Дрезденский технический университет к знакомому профессору Гюнтеру за рекомендацией. Гюнтер был рад встрече с Саней, показал свою новую книгу и свою установку. Саня понял, что установку он перетащил из Дубны, а книгу ему то-же написали Дубненской коллеги и он только перевёл её на английский язык. Гюнтер дал Сане рекомендацию и довёз на своей машине до вокзала. В Лейпциге Саня отправил рекомендацию в Цинциннати и занялся работой над Дармштадским проектом. В университете появился Лёша Прохоров, который отработал год в Падерборне, защитил диссертацию на немецком языке и вернулся в Лейпциг на проект к Томасу, который финансировал профессор Краб, плативший тысячу марок в месяц. Лёша усиленно искал работу в Германии, но безуспешно. Создавалось впечатление, что немецкие университетские коллеги противодействовали трудоустройству русских программистов, то ли из зависти, то ли по каким-то другим причинам. Однажды Сане позвонил профессор Гюнтер и сказал, что ему звонили из Цинцинити и он отказался от Саниной рекомендации, поскольку не знает уровня Саниного английского языка.
В состоянии этой безисходности помогала вера в бога. Саня с семьёй часто ходили в русскую церковь. Церковь была красивой и построенна в честь погибших русских солдат в битве с Наполеоном под Лейпцигом. На фасаде Храма была мемориальная таблица, с Указанием, что в битве погибло двадцать восемь тысяч русских солдат, а это сравнимо с потерями русской армии в Бородинском сражении. Саня понимал, что Россия теряла в войнах лучших своих сыновей, а это невосполнимый генофонд. Теперь из страны уехжали миллионы талантливых молодых людей на работу на запад, а западные мужчины забрали в жены красивых девушек. Если к этому добавить миллион погибших в бандитских разборка молодых парней, то не трудно предсказать через двадцать-тридцать лет демографический и экономический кризис.
Служба в церкве велась на русском и немецком языках. Батюшка сетовал на то, что прихожане ходят в церковь только когда им плохо. Однако Саня сильно сомневался, что кому-то из прихожан живётся легко, хотя многих привозили на автобусах из окрестных деревень и говорили они только по немецки.
Быстро пролетели две недели и Саня уехал в Дармштадт. Он привёз приготовленную Милой бужанину и они с Толей пригласили на ужин Юргена. Тот с удовольствием согласился, пил мало поскольку был за рулём и много рассказывал о себе. Он был женат на деревенской немке, родители купили им дом и у них родилась дочь, которой исполнился один год. Как всегда разговор за столом пошёл о бабах, Толя после вина разомлел и спросил Юргена, почему у них такие страшные бабы. Юрген задумался, и ответил, что по его мнению у них нормальные бабы. Саня дипломатично перевёл разговор на другую тему и Толя вспомнил, как год назад, когда у Юргена родилась дочь, шеф вместо поздравления мурыжил его с продлением контракта на работу.
Саня ходил на работу мимо огромного промышленного предприятия «Мерк», как-то он зашёл там в отдел кадров и заполнил анкеты на трудоустройство. Вскоре ему позвонили и пригласили на собеседование. Там с ним обстоятельно поговорили и спросили о месте работы. Саня дал координаты Дармштадтской фирмы, но Толя, когда узнал об этом сказал, что лучше теперь забыть про «Мерк», поскольку Фафика, так он называл шефа, трясёт ,как он только вспоминает день когда у него уехатли восемь программистов в Америку. Действительно вскоре пришёл Сане отказ из «Мерка».
Наступало весна и Саня искал на автомобильных торговых стоянках не дорогую машину, с целью перегона и продажи её в Россие. Однажды на такой стоянке к нему подошёл человек средних лет и заговорил по русски. Это был этнический немец из Казахстана, он уже прожил в Дармштадт десять лет и хотел купить машину и перегнать её в Казахстан в качестве подарка родне. Он пригласил Саню вечером после работы к себе в гости. Саня после работы зашёл в магазин, купил бутылку коньяка и пошёл в гости к новому знакомому Николаю. Тот был дома один, быстро накрыл стол и поставил на стол свою бутылку коньяка, что бы уравнять шансы. Он и его жена в отличии от еврейской семьи Берёзы работали в Германии с первого дня пребывания, жили в своей квартире и купили квартиру сыну, которому было двадцать лет и он заканчивая техникум. В настоящее время Николай занимался ремонтом квартир и ему помогал сын. Жена работала по вечерам уборщицей и сильно уставала на работе. Саня с Николаем быстро выпили пару бутылок коньяка и Николай нашёл ещё бутылку водки в холодильнике. Он просил Саню поговорить в фирме на счёт трудоустройства сына системщикомв фирму Фафика, Саня конечно обещал поговорить.
Толя заканчивая свою работу и каждый вечер пересчитывал сколько ему должна заплатить фирма. Он сказал, что приезжает в Дармштадт профессор Гот. На следующий день Саня с Толей пошли на вокзал и встретили Гота. Он привёз водки и книги по программированию на русском языке, которые передал Сане Дугин из Дубны. Вечером дружно отметили встречу, Гот рассказал все Дубненские новости и остался ночевать в их квартире, Утром Гот уехал на конференцию, а Саня с Толей пошли на работу. С новыми книгами работа у Сани пошла быстрее. Толя сравнивали результаты работы Сани и Юргена и говорил, что у С ни всё выглядит и работает лучше. Вскоре Толя сел с Максом подводить итоги работы и они посидели до позднего вечера. Саня пошёл домой один и они с французом сели ужинать. Около десяти часов вечера пришёл расстроенный Толя и стал собирать свои вещи. Он сказал, что Макс насчитал ему три тысячи двести долларов. Что в четыре раза меньше обещанной суммы, завтра они пойдут разбираться к Фафику и вообще он работать прекращает и на днях улетает в Москву. На следующий день Толя с Максом просидели в кабинете Фафика до обеда, Толя пришёл расстроенный и они с Саней после обеда пошли домой. Там Толя устроил «отвальную», вскоре подтянулся француз и они засиделись до поздна. Толя сказал, что Фафик решил заплатить ему две тысячи восемьсот долларов, после этого Толя стер все свои программы и решил больше с этой фирмой не работать. Саня понял, что после такого демарша ему придётся не легко. Действительно Макс стал придираться не не только к Сане, но и к остальным коллегам, похоже он получил кое-какие указания от Фафика. Толя в пятницу улетел в Москву, а Саня уехал на две недели в Лейпциг.
В университете Саня на своём рабочем месте Саня увидел доцента Лиске, тот сказал, что он поменялся с Саней местами, однако в комнате Лиске сидел один сотрудник и сказал Сане, что не желает видеть кого либо в своей комнате, Лиске после этого нашёл Сане свободный компьютер а лаборатории электроники. Саню это вполне устроило, так, как лабы там проводил Лиске раз в неделю.
Наступили пасхальные каникулы у Наташи в школе, Саня решил забрать с собой на каникулы в Дармштадт Наташу и Милу. Они приехали в Дармштадт в субботу по семейному билету выходного дня. В квартире никого не было, француз уехал на пасху домой. Погода была хорошей, Саня с семьёй гуляли по городу, зашли в небольшую, но красивую русскую церковь, построенную в честь Екатерины второй в её родном городе. В церкви дежурил какой-то дьячок, который не говорил по русски. Саня пожертвовал какие-то деньги на церковь и погуляли немного в красивом парке разбитом возле церкви. В парке было много цветов и экзотических деревьев.
В понедельник утром Саня пришёл на работу, там был один Юрген, который отвечал на телефонные звонки заказчиков. Вскоре пришёл Макс, посидел пол часа за компьютером ответил на Е-мейлы и ушёл. Саня предложил Юрген пойти к ним на обед, поскольку Мила обещала налепить домашних пельменей. Юрген с удовольствием согласился и посоветовал взять Сане ключи от какой-нибудь машины у бухгалтерши, которая сейчас в фирме начисляет зарплату. В фирме почти все сотрудники ушли на пасхальные каникулы и все машины стояли во дворе без дела. Саня пошёл к бухгалтерше, та дала Сане ключи от новенького опеля «Вектра» и сказала вернуть его через неделю с полным баком бензина. Саня вернулся в комнату, они с Юргеном выключили компьютеры и на двух машинах поехали к Сане на обед. За обедом говорили по немецки и Юрген иного рассказывал о себе и родных местах. Он пригласил Саню с семьёй в гости к себе и обещал на следующий день за ними заехать. Саня с удовольствием согласился, Юрген похвалил пельмени, поблагодарил хозяйку за обед и уехал.
На следующий день Юрген приехал после обеда и забрал Саню с семьёй. До деревни Юргена ехали минут двадцать по живописным местам Рейнской долины. Кругом были цветущие сады. Деревня находилась на берегу Рейна. Дома их встретила жена Юргена, худенькая немка лет тридцати. Сразу по немецкому обычаю сели пить кофе. Вскоре проснулвсь их маленькая дочь и Юрген принёс её показать гостям. Он в ней души не чаял, поскольку в сорок пять лет уже не надеялся иметь детей. Её звали Ева, она подходила к этажерке, встала на ноги и стала методично сбрасывать книги на пол. Юрген терпеливо подождал пока она сбросила все книги и начал их ставить назад. После кофе Юрген предложил гостям прогуляться по деревне, а жена занялась приготовлением пицы с ананасами для гостей. Деревня была не большой и минут через десять компания вышла к Рейну. Вдоль реки шла набережная, а на другую сторону вёл мост. По набережной мамы и папы катались с детьми на роликах. У реки было прохладно и минут через пятнадцать все вернулись домой. Там хозяйка поставила на стол вино и принесла горячую пицу. Юрген сказал, что гости останутся у них ночевать и отвезёт он их домой на следующее утро. Он пил вино с гостями и много рассказывал про эту деревню, где он и вырос. Гости с удовольствием ели пиццу с ананасом, которая была необычайно вкусной. Но десерт хозяйка подала кофе с пироженными, а Юрген принёс графин Граппы и налил по рюмки всем желающим. В девять часов вечера Еву положили спать, а взрослые засиделись до поздна. Утром попили кофе и Юрген отвёз гостей в Дармштадт.
В фирме никого не было и Саня всё время проводил с семьёй. Они на машине ездили по окрестных городам и любовались красотой весенней Германии. Саня никогда не ездил по таким хорошим дорогам и на такой новой немецкой машине. На автобане скорость была неограниченной и это доставлять Сане большое удовольствие. Они часто останавливались, гуляли и иногда устраивали пикники на природе. Неделя пролетел быстро и Саня в выходные посадил Милу с Наташей на поезд и отправил в Лейпциг.
На работе всё шло своим чередом, без Толи было скучно, да и работа шла как-то вяло. Макс часто домогался по всяким мелочам, связанными с работой его подпрограмм в Санином интерфейсе.
Рабочая неделя прошла незаметно и Саня уехал в Лейпциг. Сидя в поезде он размышлял над тем, что хотя и он и Толя пострадали от войны, хотя и родились после этой войны с Германией, между ими и Юргеном сложилась крепкая дружба. У Толи отец войну закончил в Берлине и был там тяжело ранен, когда война уже закончилась, после ранения много болел и умер, когда Толя был ещё маленький и имел двух младших братьев. У Сани деда расстреляли немцы как партизана в сорок четвёртом году и бабка осталась с четырьмя детьми. На Украине начался после войны голод и бабка продала дом в деревне и уехала в среднюю Азию. Санин отец, уроженец г. Курска, прошёл войну шофёром в автобате и закончил её в Дрездене. Оттуда он был отправлен вместе с оборудованием какого-то завода в среднюю Азию. Там познакомился с Саниной мамой, они поженились и у них родилось трое детей. В шестидесятых годах Санина мама вернулась с тремя детьми на Донбасс итам вышла второй раз замуж, а Саня с сестрой закончили школу и уехали учиться дальше в г. Харьков. Санина бабушка с остальными детьми вернулись к этому времени на Украину и проживали в Днепропетровской области. Дед был до войны председателем сельсовета в большом колхозе Киевской области. После его потери из детей только младшая дочь смогла закончить институт. Санина мама работала с пятнадцати лет и содержала всю семью. У Толи тоже мать работала одна и содержала троих детей. Однако и Саня и Толя хорошо учились и успешно закончили физ-тех, получив распределение в Дубну. Тем не менее они подружились с немцем Юргеном, который конечно отличался благородство и хорошим воспитанием.
В университете Томас сказал, что Сане пришла Дрезденская стипендия на последующие три месяца. Саня устал за зиму мотаться в Дармштадт и с учётом того, как там поступили с Толей помышлял прекращать это сотрудничество.
Саня сидел за компьютером один в лаборатории, когда в комнату зашёл Бурнаш. Его направил в лабораторию Лиске, который сидел теперь постоянно на Санином месте, как правило один в комнате, поскольку Сергею и Кубинцу профессор Краб платил раз в два месяца по тысяче марок и они появлялись в университете довольно редко. Саня пошёл с Бурнашём обедать в столовую. За обедом Бурнаш похвастал, что птиехал на новой машине и предложил Сане купить его старенький Трабанд. Саня вспомнил анекдот, как Хонекер подарил американскому президенту Трабант и сказал, что это последняя модель. Президент выразил восторг, что модель, а едет сама. Саня от предложения Бурнаша вежливо отказался, поскольку искал машину для перегона в Россию с последующей продажей, а Трабант в Россие продать невозможно. Бурнаш обещал приехать в выходные на новой машине и забрать Саню с семьёй к себе в деревню.
В выходные Бурнаш приехал но маленьком новом зелёном Опеле и забрал Саню, Милу и Наташу к себе в деревню..Там их встретила жена Бурнаша Ханна-Лора в их доме, который достался им от отца Ханы. Они попили кофе и пошли гулять по деревне. Ханна осталась готовить обед. Был тёплый майский день, деревня была чистенькой и красивой. Всё кругом цвело и благоухало. После прогулки все сели обедать, женщины остались поговорить за десертом, а Саня с Бурнашём пошли к нему в кабинет. Там Саня сел за компьютер, установил новую операционную систему и подключил интернет. Бурнаш достал бутылку коньяка и они потихоньку пили коньяк и беседовали. Бурнаш после армии учился в Питерском университете на философском факультете, там познакомился и женился на Ханне. Потом оба работали в Лейпцигском университете и защитили там докторские диссертации. После объединения Германии, их, как и многих сотрудников университета заменили на западных специалистов и попросили оставить ведомственную квартиру в центре Лейпцига, теперь они получали пенсии и жили в деревне. Бурнаш сказал, что оставляет Саню с семьёй ночевать у них в доме, а утром отвезёт всех на машине в Лейпциг. Они дружно поужинали и легли спать. Утром все позавтракали и Бурнаш отвёз Саню, Милу и Наташу на своей новой машине в Лейпциг.
Саня поработал ещё неделю в Лейпциге и уехал в Дармштадт. Там Макс опять начал домогаться со своими подпрограммами. Вскоре в фирме появился татарин Рафис, который прилетел с женой из Америки, где возглавлял филиал фирмы Фафика. Саня вспомнил, что Толя Рап рассказывал, что Фафик хотел русским программистам кроме командировочных тысячи марок в месяц доплачивать по шестьсот долларов, но Рафис сказал, что им хватит и четыреста и на этом сделал карьеру, а программисты потихоньку все разбежались. Саня старался держаться по этому поводу подальше от Рафиса.
Саня созвонился с одним из знакомых сотрудников ОИЯИ, который проходил практику в ядерном физическом центре Дармштадт. Он взял в обед свободную машину в фирме и поехал туда на экскурсию. Он ехал по живописным окрестностям Дармштадт и через пятнадцать минут был у проходной института. Коллега его уже ждал, они погуляли вместе пол часа по аллея возле института и парень рассказал Сане, что в институт устроиться на работу без немецкого гражданства шансов нет и он после трёхмесячной практики собирается назад в Дубну.
Саня потихоньку собирал вещи и понимал, что в Дармштадт больше не вернётся, поскольку перспектив в фирме не было. В квартире, кроме француза жили ещё два немца, которые круглосуточно играли в компьютерные игры. Похоже они были «голубымих» так, как постоянно были не разлучны, а девушками не интересовались. К француз приезжал в гости папа, привёз хорошего вина, они с Саней поужинали и тот уехал. Прошли две недели и Саня собрался в пятницу как всегда ехать в Лейпциг. Макс дал Сане очень трудное задание, сохранять данные с его подпрограмм и показывать в окнах интерфейса. Сделать эта программу за две недели было не реально, поскольку кубинец в Лейпциге писал нечто подобное пол года. Саня это понимал, но возражать не стал и дружеские распрощавшись с коллегами и покинул Дармштадт.

ЭЙНДХОВЕН

В университете опять Томас собрал большую группу русских программистов, но работали они все на разных проектах. Он пригласил Саню попить кофе в буфете и рассказал о том, что у него сейчас два профессора и он слуга двух господ, желания которых выполнять трудно, поскольку иногда они бывают противоположными. Сергей Воропай переведён профессором Крабом из Штудгарта в Висбаден, Саня сказал ему, что будет работать в Микрософте, тот согласился, поскольку понимал, что программы IBM далеки от совершенства. Саня однако получил приглашение на конференцию по физике плазмы в Эйндховен и потихоньку готовил доклад. Обедал он обычно с Сергеем Яшиным из Днепропетровска и Прохоро, который по возвращению из Падерборна что-то делал по проекту профессору Крабу. Прохор рассказал, что перегнал в Питер машину на продажу, но её продать не удалось так, как у неё оказались на моторе другие номера и он теперь катался на ней по Германии. Яшин рассказывал, как они с женой на автобусе ездили с товаром для продажи в Днепропетроаск. Все искали работу в Германии, поскольку в университете платили мало и не регулярно. Наступило лето и университет опустел. Саня подготовил стендовый доклад на конференцию, это не заняло много времени, так, как за основу был взят доклад на конференции в Беркли.
В воскресение утром он по билету выходного дня доехали до Дюссельдорфа и там , купил билет на поезд евросити до Эйндховена. Поезд был проходящий и Саня ждал прибытия поезда на платформе. К нему подошёл человек средних лет и спросил по английски какой Саня ждёт поезд. Саня по акценту сразу понял, что он русский и ответил по русски, что ждёт поезд в Голландию. Человек то-же ехал на конференцию в Эйндховен и они поехали вместе. Его звали Миша и он был из Баумановского технического университета. В Голландии все говорили хорошо по английски и по немецки и Саня с Мише без особых сложностей нашли университет..Там уже работал оргкомитет и Саню с Мишей отправили в гостиницу. Они поселились вместе в двухместном номере и с дороги приняв душ, сразу легли спать. Утром, позавтракал в гостинице, они отправились в университет на конференцию. Там Саня встретил всех старых знакомых по конференции в Беркли и большую группу харьковских физиков из отдела ФайнбергаУФТИ.
Саня сразу подошёл к профессору Шевчуку, который работал раньше в одной группе с Димой Горожаниным. Они вместе с Шевой попили кофе и тот рассказал, что Дима не приехал, живёт теперь один так, как жена, этническая немка уехала с сыном в Германию. К ним подсел профессор Карась и сказал, что Шева теперь начальник теоротдела и они работают вместе. Объявили начало пленарного заседания и все переместились в конференцзал. А перерыве Саня попил кофе с уральским физиками во главе с ихним академиком Геной. Там главной новостью было то, что профессор Кондрат по пьяному делу потерял свои вещи в отстойнике и прилетел в чём стоял. Профессор не был сильно расстроен, но академик категорически запретил всем предлагать Кондрату спиртное. После перерыва все разошлись по секциям и Саня слушал доклады вместе с Карасёи и Шевой. Обедали все дружно в университетской столовой. Оргкомитет всё оплачивал. После конференции к Сане подошёл Миша и они с Карасём и Шевой направились в гостиницу. Оказалось, что можно было проехать одну остановку на электричке. Все дружно решили не покупать билет на одну остановку и сели в вагон. Неожиданно появилась женщина контролёр и попросила их предъявить билеты. Саня сказал, что в Москве одну остановку можно проехать бесплатно и они билет не покупали. Она усомнилась в этом и спросила, правда ли это. Все дружно подтвердили это, она поверила, но проследила, что бы их компания сошла на следующей остановке. Дальше все по дороге зашли в супермаркет, купили продукты на ужин и пошли в гостиницу.
Саня поужинал с Мишей в номере. За ужином Миша рассказал, что лет тридцать назад, будучи аспирантам в МГУ у академика Вавилова, сделал открытие и сейчас хотел на нём построить свою докторскую диссертацию, для защиты которой искал трёх профессоров в качестве оппонентов. Саня сказал, что легко найдёт ему трёх оппонентов среди профессоров участников конференции и посоветовал поговорить с Шевой, Карасём и Кондратом. Вскоре к ним в комнату пришёл коллега Миши и предложил Мише перейти жить в его номер, поскольку институт им опрлачивает проживание вместе в двухместном номере. Миша вежливо отказался и тот ушёл. Сане Миша объяснил, что коллега стукач декана и в институте все от него стараются держаться подальше.
Утром позавтракали в гостинице, около девяти пришёл автобус и отвёз всех на конференцию. Там Саня послушал доклад академика Гены, который кое, как говорил по английски, а на вопросы, заготовленные коллегами имел запущенные наизусть ответы. Неожиданно его что-то спросил француз. Гена по перевести поросил перевести вопрос на русский язык, как будто у француза плохой английский. Кто-то из его шестерок перевёл и сам же ответил на вопрос по английски.
В перерыве Саня пил кофе с Карасём и Шевой и Карась рассказал, что к ним подходил Миша с просьбой быть у него оппонентами, но они отказались так, как одного открытия для докторской диссертации недостаточно. Разговор за чашкой кофе затянулись и перешёл на Харьковский новости. Шефа сказал, что к нему в отдел просился на работу Дима Горожанин, но тот его не взял, поскольку Дима не теоретик. К ним за столик подвёл профессор Король с женщиной Валей Мюллер из Кхемница. Король был и неё руководителем по кандидатской диссертации лет десять назад в Томске, потом она вышла замуж за немца и уехала в Германию. Валя была расстроенна, поскольку только, что сделала доклад, а акажемик Гена устроил ей «разнос». Король её успокаивал и вкратце рассказал в чём суть дела. Все стали дружно успокаивает Валю. Аннотацию все читали, но Шева попросил у Вали текст доклада и все стали смотреть формулы. Шева в итоге сделал заключение, что не видит никаких ошибок. А Саня объяснил, что Вале нужно регистрировать излучение из плазменной ловушки от лазерного луча в заднюю полусферу рентгеновским детектором. Валя сказала, что у них не такого детектор. Саня сказал, что на выставке в Лейпциге его всегда можно взять на время.
За столик к ним подвёл академик Гена и все стали объяснять ему суть дела. Гена однако остался при своём мнении, утверждая, что в его уральском институте это излучение никто не видел. Пообедали все в университете и после обеда на автобусе дружно поехали в институт физики плазмы на экскурсию. Там им показали привезенный из Курчатовского института старый токамак, который не работал. Потом всех отвели в гобеленовый зал старинного замка, где предложили вино и бутерброды. Народ в зале превалировал с постсоветского пространства и в течении часа все молча поглощали это европейское изобилие. От кофе почти все отказались и им принесли ещё вина. Народ потягивая вино по русской привычке начал «поливать» Голандскую науку в присутствии её представителей. Начали с того, что токамак в Курчатнике никогда не работал и в Голландии тем более, а закончили тем, что голландские физики имеют не высокий уровень. Голландцы сидели с обиженным видом, они все не плохо знали русский язык и Саня решил сменить тему, спросил, кого русские физики считают претендентом на должность президента академии наук после ухода академика Осипова. Все сразу оживились и хором предложили кандидатуру академика Фортова. Саня подогрев интерес к теме, заявив, что есть мнение предложить кандидатуру академика Гены. Возникла бурная дискуссия, которую прервал Карась, который сказал, что по словам покойного академика Рабиновича академик Гена и профессор Король не твёрдо знают закон Ома. Изрядно принявший на грудь профессор Король начал вспоминать закон Ома. Бурную дискуссию прервали девушка из оргкомитета, пригласившая всех в автобусе. В автобусе народ дремал и все тихо доехали до гостиницы. В номере Миша достал из чемодана бутылку русской водки и предложил Сане пригласить третьим профессора Кондрата. Саня вспомнил, что академик Гена запретил наливать Кондрату, но Миша сказал, что он хочет с Кондратом только поговорить. Саня позвал Кондрата, который скучал в номере возле телевизора. Кондрат радостно поддержал компанию и Миша после второй предложил Кондрату быть у него оппонентом, который согласился и вскоре отрубился на Машиной кровати. Миша ушёл спать в комнату к коллеге стукачу, а Саня посмотрел футбол по телевизору и лёг спать.
Утром позавтракали в гостинице и поехали все дружно на конференцию. У Сани был стендовый доклад, он повесил на своё место плакаты и скучал возле стенда. Вдруг к нему подошёл человек средних лет и стал читать его формулы. Человек спросил, откуда эти формулы. Саня сказал, что они из статьи Вахрушева и ещё какого-то автора с армянской фамилией. Человек сказал, что он и есть тот соавтор с армянской фамилией. К ним подошёл профессор Вахрушева, Саня показал в аннотации ссылку на их статью и они довольные пошли дальше смотреть стенды.
После обеда подали автобус и всех повезли на экскурсию в Амстердам. Ехали по живописной июльской Голландии. Кругом были красивые поля на которых цвели тюльпаны. Вскоре их привезли на какую-то старую шахту, дали всем по фонарику и повели пешком в старые выработки. Гид по английски рассказывал, что там был когда-то монастырь, а во вторую мировую войну там прятались партизаны. В одном из гротов на стене было нарисованно, довольно качественно, изображение иконы Казанской божьей матери. Саня перекрестился и сфотографировал изображение. Вдруг какой-то писклявый голос сказал, что гражданин Соединённых Штатов Америки хочет, что-то спросить. Гид ответил баком: «Есс сэр»,- все дружно засмеялись и вопроса не последовало.
После посещения шахты всех подвезли к какой-то реке и повезли кататься на речном трамвайчике. Саня сел на верхней палубе с Шевой и уральцами, все взяли по большой кружке пива и любовались живописными пейзажами. После двухчасовой прогулки по реке всех проводили в ресторан, где их ждал вкусный ужин. На ужин было подано много морепродуктов, которые запивали французским вином. Саня сидел за столом с уральцами, которые обсуждали доклад Вали из Кхемница и не справедливую его критику академиком Геной. Саня обещал помочь Вале найти в Германии рентгеновский детектор и помочь ей подтвердить результаты. После ужина все сели в автобус и около двенадцати были в гостинице.
Утром за завтраком все бурно , что-то обсуждали, повторяя слово дефолт. Саня спросил, что такое дефолт, Миша ему объяснил, что конкретно в России с сегодняшнего дня доллар подорожал в три раза с шести до восемнадцати тысяч рублей. Саня спросил, а почему все так переживают и звонят по телефону в Россию. Миша объяснил, что конкретно у него в сберкассе лежат деньги на квартиру зятю в рублях, а за неё надо платить в долларовом эквиваленте, стало быть оублёвыя сумма уменьшилась втрое и ему опять придётся летать в северные филиалы института принимать вступительные экзамены, поскольку надо опять собирать суточные и взяточные деньги на квартиру зятю. Сидевший с ними за столом Шева вспомнил, как лет двадцать назад принимал экзамены в Харьковском политехе. Академик. Файнберг, узнав об этом попросил принять достойно экзамен у одного своего знакомого. Шева в тот день не был в приёмной комиссии и вынужден был по знакомству зайти в аудиторию и под шумок выкрасть билет и передать указанному абитуриенту. Тот конечно успешно сдал после этого экзамен.
Как всегда около девяти подали автобус и все поехали на конференцию. Там послушал до обеда доклады, а пообедав в университете всей компанией пошли гулять по городу. Эйндховен был небольшой, но красивый город со стпринным центром и соборами. По ходу заходили в магазины и покупали сувениры. Миша купил пластмассовую связку лука. Все удивилась, а он сказал, что повесить её на даче, а когда к нему зайдёт сосед сантехник и спросит откуда такая красота, то он гордо ответит: «Из Голландии». Погуляли пл городу до вечера и поехали в гостиницу. Многие собирали уже вещи к отъезду, Саня однако решил ехать в субботу по карте выходного дня, поскольку проезд ему оргкомитет не оплачивал.
Утром после завтрака многие уехали в аэропорт, а Саня с Шевой поехали на конференцию. Там шло пленарное заседания и народ в основном общался в кулуарах за чашкой кофе. Саня пил кофе с профессором Крафтом и его ассистентом из университета Эрлангена. Саня спросил их как у них дела с проектами для Сименса, про который они докладывали ещё в Беркли те сказали, что продолжают работать, но ассистента пригласили на один год на стажировку в Англию и профессор ищет ему замену. Саня предложил свои услуги и отдал переведённое Бурнашём на немецкий язык своё резюме. Профессор передал Сане последние свои статьи по поэкту и пригласил Саню на собеседование в Эрланген. Саня пообещал приехать и подошёл к Шеве, который объяснял, что-то Вале Мюллер из Кхемница. Валя сразу спросила Саню, сможет ли тот приехать в Кремния посмотреть её установку и оценить возможность регистрации излучения в рентгеновской области. Саня сказал, что пришлёт ей Е-мейл, когда сможет приехать. Всех пригласили на торжественное закрытие конференции и все пошли в актовый зал. После закрытия был обед и пообедав Саня с Шевой пошли гулять по городу. Шефа искал ботинки для своего двадцатилетнего сына и они ходили по обувным магазинам. Ничего подходящего Шива не нашёл, да и Саня заметил, что цены в Голландии были выше чем в Германии.
Иагазины в шесть часов вечера закрылись и они поехали в гостиницу. Шефа сказал, что привёз в качестве подарка бутылку украинской горилки с перцем, но дарить оказалось её не кому и он предложил выпить горелка с Саней. Саня согласился и они сели в комнате Шевы пить горелку и закусывать украинским салам солёным с чесноком. Шева рассказал, что вкадемик Файнберг давно на пенсии, живёт один и за ним просматривает Карась, который живёт по соседству. Дима Горожанин живёт один и часто болеет. Они засиделись до поздна вспоминая Харьковский физ-тех.
Утром они позавтракали и пошли рассчитываться за гостиницу. В регистратура Сане сказали, что поскольку за Милу заплатил коллега и он должен был жить с тем в одном номере, Саня должен платить за двоих. Саня сказал, что за него платит оргкомитет конференции и он платить нечего не собирается. Девушка долго куда-то звонила, наконец со всем разобрались и отстала от Сани. Шева должен был ехать в аэропорт, они вместе доехали до вокзала, там распрощались и разъехались. Саня доехали до Дюссельдорфа скорым поездом и дальше с пересадками по карте выходного дня поехал в Лейпциг.

АЙЗЕНШТРАССЕ

В университете сан были в летних отпусках, Саня сел за свой компьютер и просмотрел электронную почту. Шева прислал Е-мейл с просьбой поздравить академика Файнберга с восьмидесятилетием. Саня отправил поздравление на адрес дяди Яшин и ответил на другие письма. В столовой Саня встретил Сергей Яковлева и тот рассказал все университетские новости. К ним за стол подвёл Прохор и рассказал, как он ездил на своей машине в Лондон. Там ему не понравилось так, как город оказался дорогим и грязным. Оба жаловались, что профессор Краб платит им по тысяче в месяц и нерегулярно.
У Наташи были школьные каникулы и Саня с семьёй часто ездил на пляж в Грюнау. Там купались и зашорали, Наташа нашла себе подружек и ей было с ними весело. Саня подъискивал новую квартиру и поиски вскоре увенчались успехом. Квартира находилась на Айзенпштрассе, недалеко от Наташиной школы. Саня вспомнил, что Сергей Яковлев жаловался, что много платит за квартиру. Саня сказал ему, что освобождает недорогую квартиру и тот с удовольствием согласился в неё переехать. Саня заказал машину и они с Сергеем перевезли Саниным вещи на Айзенштрассе. Там Мила подружились с пожилой соседей, которая помогала им обживаться. Лето пролетел быстро и с ним закончилась Дрезденская стипендия. Саня занялся поисками нового проекта. Он съездил в университет а Эрланген, но там профессор Крафт попросил немного подождать. Саня поехал в Кхемниц, Валя показала ему установку, которая работала нормально, но Саню могли там взять на работу только на пол ставки, а это его не устраивало. Валя обещала попробовать «выбить» у начальства полную ставку и Саня пригласил её на выставку в Лейпциг.
Наступила осень, в университете возобновится учебный процесс Саня спросил Томаса когда прийдёт ему Дрезденская стипендия, тот ответил, что-то невнятное. Саня пошёл к новому профессору и тот сказал, что ничего никому не оформлялиСаня пошёл к декану и объяснил тому, что ему ничего не платят и платить не собираются. Декан нашёл для Сани новый проект и оформил его на два месяца. Сане выделили свободную комнату с новой мебелью и повесили на дверь табличку с надписью: Др. Нобелев. Тема была связана с базами данных и Саня легко справляться с текущими задачами.
Вскоре Томас сказал Сане, что в Лейпциге проводится выставка физических приборов и Саня пригласил на неё Валю из Кхемница. Валя приехала в Лейпциг и они с Саней пошли на выставку. Там они сказали, что русские и их пропустили бесплатно, выыдав им проспекты на русском языке. На выставке они искали полупроводниковый рентгеновский детектор. Сане понравилась установка дефектоскопия из Московского института стали и сплавов. Там был хороший детектор с нужными параметрами, но ребята сказали, что это экспериментальный образец и он не продаётся. Они попросили Валю узнать у людей напротив сколько стоит у них клюевенная настойка. Там Вале сказали, что это выставочные образцы и они не продаются. Командировочные ребята расстроилась, а Саня с Валей пошли дальше. На стенде Дрезденского Технического университета они увидели подходящий детектор и Валя заполнил у них заявку на аренду его на один месяц. Валя сказала Сане, что выбить для него полную ставку у неё не получается, а пол-ставки за вычетом налогов Саню не устраивало, так, как это было меньше чем он получал на проекте в Лейпциге.
Наступила зима и проект по базам данных закончился. Саня зашёл к одному знакомому профессору в университете и спросил на счёт работы. Саня иногда помогал ему по вопросам программирования, тот обещал подумать. В конце разговора профессор спросил Саню, что ему лучше преподавать в следующем семестре студентам Яву или С++. Саня сказал, что вы лучше знаете, то и читайте им. Он сказал, что ничего не знает. Тогда вам всё равно какие лекции читать ответил Саня.
Томас оформил Саню до конца года на какой-то проект и Саня успокоился. Год подходил к концу, но в Германии был явный кризис и с проектами в университете было плохо. Саня искал работу программиста по всей Германии, рассылка своё резюме. В некоторых ответах были предложения подождать так, как приближались рождественские каникулы.
Университет опустетел. Прохору нашёл работу программистом его профессор в Падерборне и он уехал в западную Германию. Кубинца устроил в какую-то фирму профессор Краб в Штутгарте и тот то-же уехал. Кроме Сани из русских в университете остался только Сергей Яковлев. Томас собирался уходить из университета так, как у него не сложились отношения с новым профессором. Саня в университет ходил редко, только посмотреть электронную почту и ответить на Е-мейлы.
Приближались новогодние праздники, у Наташи в школе были каникулы и они семьёй решили съездить на один день в Чехию в г Дьячин. Чехия не входила ни в Евросоюз ни в Шенген, но у них были российские паспорта по которым можно было посещать Чехию без визы. Они доехали до Дрездена по карте выходного дня, а там купили билет до Дьячина. Поезд сделал остановку а Пирне, Саня рассказал Миле, что это Саксонская Швейцария и вспомнил как он там был когда-то в командировке.
Дьячин был небольшим, но красивым чежским городом. Там они поменяли деньги на чешские кроны и пошли по магазинам, где всё было раза в два дешевле чем в Германии. Они закупили на Новый год Советское шампанское, чешские продукты и московские конфеты. Все дружно зашли в парикмахерскую и сделали себе причёски, которые стоили на порядок меньше чем в Германии. Пообедав и попив пива в ресторане они сели на вокзале в поезд и поехали в Лейпциг. В купе с ними ехал молодой чех, который говорил хорошо по русски. Сначала он не очень хорошо отзывался о Россие, но узнав, что они живут и работают в Германии разговорился и рассказал, что то-же работает в Германии, а в чешских Татрах был в отпуске и катался на лыжах.
В Лейпциге Саня не узнал свой вокзал. Там открылся огромный торговый центр с новогодним базаром. Прямо на перооне бесплатно разливали глинтвейн. Саня с Милой выпили по кружке горячего глинтвейна, Наташа пунш и поехали на трамвае на Айзенштрассе. Там приготовили ужин и позвали в гости соседку фрау Фукс. Та была рада и пришла с бутылкой бордо. Саня открыл бутылку чешского ликёр Прадед и все дружно выпили за приезд. Фрау Фокс рассказала, что хозяин дома Боме живёт на втором этаже в пятикомнатной квартире с женой и двумя сыновьями. Вся семья имеет во дворе пиццерию и там работает. Родители пекут пиццу, а дети развозят её заказчикам. Фрау Фокс у них работает уборщицей. На третьем этаже живёт полицай с женой и дочкой. У фрау Фокс есть два сына. Старший даун содержится в психушке, а младший Франк работает столяром в оперном театре и живёт с женой на соседней улице. Она предложила его услуги по проверке системы отопления, поскольку в квартире было прохладно. За разговорами быстро прошёл вечер и Мила пригласила фрау Фукс на обед на завтра. На следующий день в обед пришла фрау Фукс с сыном. Франк был человеком лет сорока, он постучал по батареями, покрутил краны и в квартире стало теплее. Они все вместе пообедали и фрау Фукс сказала, что у Франка в квартире живёт кролик и они пошли его кормить.
Саня с Милой занялись домашними делами, а Наташа села играть в электронную игру, которая была подключена к телевизору. К вечеру пришла жена хозяина, женщина средних лет и принесла бесплатно пиццу. Они поужинали и стали смотреть телевизор. Квартира находилась в мансарда, но была просторной, имела две комнаты, большую кухню и ванную. На следующий день приехал в гости Бурнаш, привёз новогодние подарки и огромную тыкву. Пообедали все вместе и Бурнаш вспомнил, что он раньше жил на соседней улице в четырёхкомнатной квартире. У него был какой-то друг из Российского посольства, который дарил ему свои дорогие представительские костюмы. После объединения Германии, друга из посольства уволили, поскольку там было сильное сокращение. Этот друг Ганс сейчас пишет книгу, поскольку много лет прожил в южной Африке и знает несколько языков. Бурная сказал, что Ганс уже старый и они с женой ищут помощнику по дому. Он предложил Миле в свободное время помогать этой семье и те ей будут что-то платить. Мила согласилась, поскольку Наташа находилась обычно в школе с восьми до четырёх.
Новый год встретили дома, пришла а гости фрау Фукс, подарила от себя и сына билеты на оперу Вагнера «Летучей голландец», после двенадцати она ушла, а Саня с семьёй пошли на улицу смотреть фейерверк. Погода была тёплая и Саня с семьёй поехали гулять в Дрезден. Там конечно посетили Цвингера и зашли в соседние здание на какую-то польскую выставку. Билеты там оказались дорогими и Саня раздумывал покупать билеты ил нет. Неожиданно к Наташей подошёл пожилой мужчина, дал ей двадцать марок и посоветовал всем посмотреть выставку. Саня добавил десятку и купил семейную карту. Выставка была про польское средневековье и всем очень понравилась.
На следующий день Саня с Милой пошли в оперу. Само здание находилось на центральной площади Лейпцига между вокзалом и университетом. Опера им понравилась, пели в основном русские артисты с хорошими голосами. Декорации были мрачноватыми, но они соответствовали теме оперы. Наступило православное рождество, вся семья посетила службу в русской церкви и Саня поставил ко всем большим иконам свечи. Народу в церкве было много и настроение у людей было невесёлые, сказывался затянувшийся кризис, который особенно был заметен в восточной Германии.
В университете стали появляться люди, у студентов была зимняя сессия. Из русских коллег остался один Сергей Яковлев. Саня познакомился в столовой с русским математиков средних лет Степаном. Тот рассказал Сане, что защитил вторую докторскую диссертацию и поэтому ему не продляют контракт и он уходит из университета. Саня пригласил его к себе домой на ужин и они после работы вместе поехали на Айзенштрассе. Мила по русскому обычаю закрыли праздничный стол и они, вспомнив, что в России новогодние праздники длятся три недели, дружно поужинали. Степан рассказал, что женат на немке и его семья живёт в Эрфурте. Он себе нашёл работу а каком-то банке в Эрфурте программистом. Саня попросил не забыть его, если повернётся какая-нибудь работёнка. На следующий день Саня попил кофе со Степаном. По дороге из буфете им попался Бурнаш, беседовавший с каким-то человеком. Степные не очень дружелюбно с ними поздоровался и сказал, что с Бурнашём беседует его коллега, которого недавно выписали из психушку и его поэтому не могут уволить, но и работу ему не доверяют и он просто спит или читает газеты на рабочем месте, Вскоре к Сане в комнату пришёл Бурнаш и попросил найти кого нибудь, кто знает белорусский язык, у него есть работа с переводом с немецкого на белорусский. Саня привёл ему знакомого белоруса, который был женат на немке. Бурнаш был рад новому знакомству и они вместе ушли в библиотеку. Саня покормил головного Бурнаша в столовой и тот почему-то отозвался не очень хорошо о новом знакомому. Саня сказал, что ничего о нём не знает.
Саня получил от Воропая приглашение в Висбаден на собеседование на счёт работы. Саня быстро собрался и на следующее утро поехал в Висбаден. Висбаден был небольшим но красивым городишкой и являлся столицей Хессена. Саня встретился с Сергеем после работы и тот сказал, что собеседование человек Сане назначил в кафе казино. Они пришли в кафе, заказали кофе и Сергей рассказал, что коллега программист из Чехии работает в какой-то фирме и может помочь Сане с трудоустройством. Вскоре пришёл и подвёл к ним за столик представительный молодой человек Ярослав. Тот рассказал, что его фирма занимается продажей оборудования и ищет программиста. Саня рассказал ему о себе и отдал ему копии своих дипломов и резюме. Тот обещал передать всё в фирму. Они выпили по чашке кофе, подошёл официант и Ярослав заплатил за всех сто марок. Саня замети, что кофе там в десять раз дороже чем обычно, но Сергей объяснил, что для казино это нормально. Саня сказал, что интерьер и картины на стенах красивые, но на кого это всё рассчитано. Сергей объяснил, что после ночных игр люди «оттягиваются» здесь в кафе и цены их мало волнуют. Ярослав с Сергеем проводили Саню на вокзал и он уехал в Лейпциг.
В конце января в гости в Лейпциг приехала Ксюша со своим парнем Гербертом, с которым познакомилась во время поездки с хоровой студией Дубна в Вену. Саня с семьёй встретили их на вокзале. Там опять разливали горячий глинтвейн, было прохладно и Саня с Милой согревались горячим напитком. Наташа поймала на персоне Ксюшу с Гербертом и сказала, что папа с мамой пьют глинтвейн. Они подошли к Сане с Милой и им налили по кружке горячего пунш. Все дружно выпили за приезд и пошли на трамвайную остановку. У Сани как обычно был проездной, по которому с ним могла ездить и его семья бесплатно. За два года в Лейпциге Саня ни разу не видел в трамвае контролёров и отвык покупать трамвайные билеты. По привычке, когда все сели в трамвай, Саня не стал оплачивать проезд, но Герберт сильно занервничал. Дома Герберт сказал, что в Австрии часто проверяют билеты полицаи и пришлось бы за всех платить штраф, Саня сказал, что у него на всю семью проездной и он никогда о трамвайных билетах не думает. Дома все дружно выпили водки и пообедали. Герберт не пил и не ел красную рыбу. Он сказал, что не пьёт и не ест рыбу. Саня слышал про австрийский коррект, но по русским понятиям если человек не пьёт, то это не нормально, он либо больной, либо что-то ещё похуже. После обеда все пошли гулять в парк. Шёл снег и Наташа бегала с Гербертом и играла в снежки. Вечером поужинали, посмотрели телевизор и легли спать. Утром после завтрака поехали гулять по городу. Саня в трамвае закомпастировал Герберту билет, что бы он не нервничал. На Марктплац, как всегда была какая-то ярмарка, детям и Герберту купили жаренных каштанов и вареной кукурузы и они были довольны. Зашли в огромный магазин Карлштадт. Там была зимняя распродажа. Саня вспомнил, что в России цыган после рождества шубу продаёт, так и в Германии в январе уже вся зимняя одежда распродаётся за треть её цены. Карлштадт дорогой магазин модной одежды и Саниным женщины занялись примерами. Саня с Гербертом пошли в электронный отдел, Саня смотрел программное обеспечение, а Герберт купил себе какие-то компьютерные игры. Вскоре они встретились всей семьёй в отделе женской одежды. Ксюша присмотрела себе какое-то модное пальто, у Сани не хватало на него сто марок и он их занял на один час у Герберта. После прогулки по магазину зашли в университет и попили пива и колы в Саниной комнате. Герберт прочитал на двери надпись Др. Нобелев и сильно зауважал Саню. Он рассказал, что в Австрии Гитлер отменил все титулы и теперь там имеют место только образовательные степени а качестве титула и доктор это очень высокий титул. Саня сказал, что в его Дубненском институте было пятьсот докторов и сто пятьдесят университетских профессоров. Саня посмотрел посчу в своём компьютере и они поехали домой. Дома у Герберта неожиданно поднялась температура, Мила забеспокоилась, а Саня быстро сбежал в банк, снял деньги и отдал Герберту сто марок. После этого температуры у него пришла в норму.
На следующий день они всей семьёй поехали в Дрезден. Там посетили Цвингер, все были как всегда в восторге от секстинской мадонны и фламандцев. Народ гулял по картинной галереи, а Саня задумчиво смотрел на секстинскую мадонну и просил мысленно помочь ему в сложившейся ситуации. Квартплату за январь месяц Саня заплатил, оставшиеся деньги поделили пополам с Ксюшей, за февраль квартплату было платить нечем, в университете ему ничего не платили м не собирались. Потом Саня повёл все на берег Эльбы в сокровенщицу саксонских королей Грюнес гевёльбе. Все были шокированны красотой и количеством драгоценностей.
Пошуляв по Прагерштрассе, все дружно пришли на вокзал и сели в поезд. По дороге пили пиво, колу и ели бутерброды, купленные в привокзальной магазине. Герберт ничего не ел, Саня по этому поводу задумался, с одной стороны он слышал про австрийский коррект, и понимал, что в поезде там есть не принято, с другой стороны человек ещё не пьёт и боится без билета ездить на трамвае. Всё это даже по меркам Германии казалось странным. За окном мелькали зимние пейзажи и Саня задремал. Его разбудили в Лейпциге и он не заметил, как оказался дома. Там поужинали и легли спать. Утром проводили Герберта и Ксюшу на Вокзал и те уехали в Вену. С вокзала зашли в университет, Саня посмотрел почту и прочитал Е-мейл от профессора Гота, который сообщал, что приезжает в Лейпциг. Все вернулись на вокзал, где встретили Гота и все дружно поехали на Айзенштрассе. Там сели обедать и Гот рассказал, что работал семь месяцев во Франции и завтра улетает в Москву. По дороге он посетил какую-то конференцию в Берлине. После обеда все немного погуляли в парке. Вечером за дружеским ужином Мила с Наташей спели модную песню «Ветер с моря дул», а Гот рассказал новый анекдот. Пришёл к Ельцину председатель избирательной комиссии и сказал, что у нег есть две новости, хорошая и плохая. Ельцин сказал, что-бы тот начал с плохой. Рябов сказал, что Зюганов на выборах в президенты набрал пятьдесят три процента голосов. Но какая, тогда хорошая новость, воскликнул Борис Николаевич. Рябов ответил, а Вы набрали пятьдесят шесть процентов. За ужином засиделись допоздна, слушая песни Нанси и Натали. Утром проводили Гота и посадили в автобус, который шёл в аэропорт.

Феликсдорф

Наступил февраль. В университете было безлюдное,. Студенты ушли на зимние каникулы. Саня пришёл в свою комнату, посмотрел почту и обнаружил приглашение на собеседование в Феликсдорф в фирму «Сомтек». Он почитал в интернете информацию про фирму, понял, что там занимаются программированием микропроцессорных дайлеров, устройств для выбора оптимальной телефонной связи.
Саня зашёл к Томаса, они попили в буфете кофе и Томас рассказал, что собирается уходить из университета, поскольку у него не сложились отношения с новым профессором, а профессор Краб в университете появляется редко и почти ничего не решает. Саня понял, что ситуация беспросветная и надеяться ему в университете нечасто. Он вернулся в комнату, написал ответ на приглашение в Феликсдорф и посмотрел как туда добираться. Дорога была такой-же как в Дармштадт, только от Франкфурта надо было ехать на юг двадцать минут на электричке.
В понедельник Саня сел в первый поезд и поехал во Франкфурт. Там пересел в электричку и около двенадцати по полудня был во Фсликсдорфе. Таксист попался поляк, говорившим хорошо по русски, который по дороге рассказал, что фирма находится в индустриальной зоне в пятнадцати минутах хотьбы от вокзала. В фирме Саню уже ждали и секретарша проводила его в комнату для собеседований. Вскоре к нему пришла женщина лет сорока, представилась как директор фирмы фрау Саид и пригласила по телефону программиста. Тот вкратце рассказал, что фирма разрабатывает программы на языке Паскаль, оставил какие-то проспекты и они оставили Саню одного. Вскоре фрау Саню пришла с полной женщиной средних лет, которую звали Натальей. Натальей говорила по русски и была родом из Казахстана. Наталья рассказала Сане про фирму и спросила сколько он хочет получать в месяц брутто. Саня сказал пять или шесть тысяч марок. Наталья посоветовала просить шесть и ушла. Фрау Санд поговорила с Саней по английски и Саня сказал, что ему фирма понравилась и он согласен работать в ней за шесть тысяч марок в месяц с пятнадцатого февраля. Фрау Санд сказала, что договор ему пришлёт по почте и они расстались. Секретарша вызвала для Сани такси и он уехал на вокзал. Уже в поезде Саня мысленно поблагодарил бога за помощь в поисках работы, поскольку у него на счету оставалось триста марок. За окном мелькали зимние пейзажи Германии, что навевал не очень весёлые мысли. Пол года в Германии у новых сотрудников пробацайт по ихним законам. Это означает, что Сане опять придётся ездить на выходные в Лейпциг к семье как минимум полгода. В течении этого времени сотрудника могут уволить в любой день без предупреждия. Но деваться было некуда так, как за квартиру за февраль платить было уже нечем. За этими размышлениями Саня не заметил, как поезд прибыл в Лейпциг. Дома Саня сказал, что через неделю выхидит на работу и они с Милой отметили эту радостную весть праздничным ужином.
В университете Саня поговорил с Сергеем про язык программирования Паскаль, тот сказал что работал с этим языком и обещал всяческую помощь. Томаса Саня ничего не сказал, но вернул все программы и книги по программированию. Через два дня Саня получил письмо с договором и приглашение на работу с пятнадцатого февраля. Зарплата в договоре стояла пять с половиной тысячи марок в период проба цайт, а потом шесть тысяч брутто.
В выходные Мила пригласила в гости фрау Фукс с сыном и его женой и все дружно отметили Санино трудоустройство. Саня, по своей душевной простоте показал им свой трудовой договор. Жена у столяра работала экономистом и получала восемь тысяч марок в месяц, чем очень они все гордились. Она посмотрела и одобрила договор и подтвердила его соответствие немецким законам.
Столяр предложил Сане не следующий день посетить автомобильную выставку и обещал утром заехать за ним на машине. На следующее утро столяр заехал за Саней и они поехали на выставку. По дороге они заехали к столяру домой и забрали с собой его жену Ангелу. Ангела была крупной красивой женщиной лет тридцати пяти и с ней было хорошо гулять по выставке. Её везде приглашали посидеть в машинах и предлагали выпить. Столяр вскоре застрялся возле стенда Фольксваген и Саня гулял по выставке с Ангелой. Вскоре их посадили за столик у стенда Мерседес, Ангнле принесли Мартини, а Сане Виски. Ангела рассказывала Сане о своей жизни. До объединения Германии она работала в каком-то институте. После объединения Германии институт закрыли и она много лет была безработной. Её послали от биржи труда переучиваться, она стала консультантом по налогам и устроился в какую-то фирму с профессорской зарплатой. В личной. Жизни сначала она, как принято было в ГДР попробовала до свадьбы с шестью разными партнёрами, но партнёры были типа футбольной команды или симфонического оркестр. Ей сделал наконец предложение столяр из местного оперного театра и она вышла за него замуж. После бурной молодости дети у неё не получалось, что сильно расстраивало фрау Фукс. Через час их нашёл Столяр, который предложил поехать домой. Он довёз Саню до его дома и они распрощались.
Наступило пятнадцатое февраля и Саня первым поездом уехал во Франкфурт. Там пересел в электричку и около одиннадцати часов утра был во Феликсдорфе. В фирме его уже ждали и знакомый по первому визиту программист отвёл его на рабочее место. Это бала небольшая комната, где кроме их двоих сидел ещё молодой человек ле тридцати, который писал программы на Паскале. Сане дали новый компьютер и он с помощью коллег установил систему и необходимые для работы программы. После обеда его вызвала директорша и они с Саней подписали договор. Она пригласила по телефону молодого португальца Сержио и сказала ему отвезти Саню после работы в гостиницу в Бад Хомбург. Саня после обеда почитал документацию по микропроцессорным дайлерам и программному обеспечению. После работы Серж отвёз Саню в гостиницу в Бад Хомбург. Номер в гостинице там был маленький, но тёплый и уютный. Саня с дороги устал, поэтому поужинал в номере и рано лёг спать. На следующий день он доехал до Феликсдорфа на электричке и до фирмы дошёл от вокзала пешком. Коллеги были уже в сборе и доска в комнате у них была исписана кодами. Они сразу стали Сане рассказывать, что это набор программ, которые Саня должен срочно написать на Паскале. Саня никогда раньше не работал на этом языке, н молча послушал их обсуждение, которое затянулись до обеда. Пообедали все вместе в пиццерии на ближайшей улице. Обсуждение программ бурно обсуждалось и за обедом, в котором Сане иногда приходилось говорить конечно или да уж, хотя он толком не понимал, что от него хотят эти люди и сильно сомневался, что они сами понимают о чём говорят. После обеда Саня сел за компьютер и занялся просмотром электронной почты. Он послал пару небольших программ Сергею Яковлева и попросил их привести в рабочее состояние. Он понимал, что его почту коллеги читают, но надо было им всё равно что-то показывать.
После работы Саня в Бад Хомбурге зашёл в магазин по дороге в гостиницу. В номере он поужинал, посмотрел телевизор и лёг спать. Утром на работе в своём компьютере Саня обнаружил, что коллеги не только прочитали Е-мейл Сергея, а даже его программу подкорректировали. Саня конечно не подал вида, а послал Сергею следующее задание. Саня начал писать программы сам, хотя язык Паскаль был ущербным по сравнению с С++ и работа шла медленно. В фирме все информировали директоршу о каждом Санином шаге. После работы его иногда позвонил до гостиницы Серж. Старшего соседа по комнате звали Петер и он был правой рукой директории в вопросах программного обеспечения. Женщину, которая говорила по русски звали Натальей и она была главной диспетчершей и заместителем директориши. Младший сосед по комнате Михаэль однажды предложил в обед съездить с Саней в соседнюю деревню поискать ему квартиру, поскольку в гостинице жить было для Сани дорого. Они поехали вместе в обед в деревню и там договорились у одной бабушки на счёт комнаты а двадцать марок в день с завтраком. Быстро пролетели две недели, в Пятницу вечером Серж перевёз Саниным вещи в деревню к бабушке, Саня у неё переночевал и в субботу по карте выходного дня уехал в Лейпциг. Во Франкфурте в Санин вагон загрузилась группа пенсионеров. Как только поезд тронулся, старикам раздачи стаканы и разлили шампанское. В шесть часов утра они начали пить за начало путешествия и поезд превратился в дембельский состав. По вагону объявили станцию Трайза, пенсионеры, как дети повторили хором Трайза. Рядом с Саней сидели два молодых немца.в камуфляже, они сказали, что едут на охоту, достали бутылку виски и предложили Сане поддержать бурное веселье царившее в вагоне. Саня согласился и они дружно выпили не смотря на раннее утро. Саня подумал, чо Герберт явно не одобрил бы происходящкк в вагоне. Дорога пролетела быстро и Саня к обеду был в Лейпциге. Там Саня зашёл сразу к Сергею Яковлеву, который жил в бывшей Саниной квартире возле вокзала. Там жена Сергея Ира угостила всех чаем, Саня поблагодарил Сергеа за помощь и тот написал Сане программку по следующему Саниному заданию. Саня договорился с Сергеем о дальнейшем сотрудничестве и поехал на трамвае домой на Айзенштрассе.
Дома Сане были рады, Мила приготовила праздничный обед, Саня пообедал и лёг спать. Проснулся он вечером, Люда приготовила ужин и пригласила в гости фрау Фукс. Саня за ужином рассказал как он устроился во Фридрихсдорфе, а Мила поделилась Лейпцигскими новостями. Саня переночевал дома и в воскресение по этому-же билету выходного дня после обеда уехал. В дороге он простыл и сильно кашлял. В свою деревню он попал около одиннадцати, бабушка хозяйка ещё не спала и быстро его впустила в дом. Саня поднялся на второй этаж в свою комнату и сразу лёг спать. Утром хозяйка принесла завтрак ему в комнату, он выпил кофе с бутербродом и пошёл на работу. Там уже коллеги были на месте и начали рабочий день с обсуждения Саниного нового задания. Петер показал Сане, написанные им подпрограммы на языке С и сказал, что Саня должен интегрировать их в новую систему на языке С++, которую он должен создать. В принципе всё было Сане знакомо и он с удовольствием согласился. Саня передал все свои программы на языке Паскаль Михаэлю и занялся новым проектом.
Новый проект предусматривал работу подпрограмм написанных Петером, но невольно они подгонялись под С++ и переделывались Саней. В новой системе уже кроме Сани никто ничего не мог изменить и это бесило Петера, поскольку тот оставался не у дел. Саня старался не обращать на него внимание, но тот постоянно домогался и заходил в Санин компьютер через локальную сеть. Так пролетела неделя и в пятницу вечером к Сане подошёл Серж и предложил поехать в субботу с молодёжью в Ганновер на компьютерную выставку «ЦЕБИТ». Саня с удовольствием согласился так, как не собирался ехать на выходные в г. Лейпциг.
В субботу утром Саня позавтракал наскоро, взял с собой пару бутербродов и пошёл в фирму. Там уже был Серж и Клаус, молодой диспечер из Натальиной группы. Все ждали какого- то друга Сержа возле машин. Вскоре Серж позвонил на мобилу другу и тот сказал, что будет через пятнадцать минут. Серж предложил попить кофе в фирме, все согласились. Около семи все сели в новую БМВ, которая стояла во дворе фирмы и отправились в Ганновер. Было начало марта, но погода была хорошей. За руль сел молододой диспетчер Клаус и как только выехали на автобан, он погнал машину на высокой скорости. В Германии на автобане не было ограничения скорости и новенькая БМВ пятой модели могла показать свои возможности. Саня сидел рядом с водителем и посмотрел на спидометр, стрелка которого стояла как вкопанная на отметке 220. Саня на такой скорости никогда не ездил, но ничего не сказал. В Ганновере нашли место выставки по навигатору. Выставочный центр был, как небольшой город с гостиницами и ресторанами. Машину поставили на подземную стоянку и все дружно пошли на выставку. Там сразу разделились и договорились встретиться в шестнадцать часов. Саня пошёл гулять по выставке с Сержем.
Хотя, ему приходилось бывать на подобных выставках, такого он ещё не видел. Стенды многих фирм были похожи на торговые центры и по размеру занимали гектары площади. Саня сказал Сержу, что посмотрим стенды «Телеком» и «Микрософт», для начала, а дальше, как получится. Серж плохо знал английский язык, поэтому не понимал о чём Саня говорил с представителями фирм. Ему очевидно были даны указания отслеживать Саниным контакты, но без знания английского языка это не имело смысла и он быстро потерял интерес к Саниным разговорами у стендов и переключаться на молодых симпатичных девушек, которые стояли у стендов. Серж был красивый высокий португалец и им девушки интересовались больше чем он ими. В этий ситуации Саня вёл себя свободно, оставляя потихоньку своё резюме на стендах и занимался поисками работы. Представители фирм предлагали напитки и бутерброды. Саня иногда садится с ними за стол и вёл интересные беседы по программированию. На одном из стендов Сане предложили пообедать за счёт фирмы, Саня согласился и девушки принесли ему обед и кружку пива. Серж купил себе обед и стакан колы и обедал рядом. После обеда они решили отдохнуть от хождение и сели возле эстрады послушать музыку. На экране показывали Диснеевские мультфильмы и возле каждого кресла были наушники. Они посидел пол-часа и двинулись дальше. Времени оставалось немного и Саня решил посвятить его большим фирмам. Стенд Микрософт был похож на Диснейленд с фонтанами и аттракционами. Саня нашёл стенд «VISUALC++» и сел за столик поговорить с программистами. Те дали ему CDс новой версией и документацией. Серж в это время беседовал с девушками из обслуживающего персонала. Времени оставалось мало и Саня не надолго подошёл к стендам других разработчиков программного обеспечения и они двинулись к выходу. Там их уже ждали их молодые коллеги и они дружно сели в машину и поехали на Франкфурт. За рулём сидел Серж. Быстро стемнело и пошёл сильный дождь. Видимость была плохой и они ехали медленно. Саня предался размышлениям о том, что он видел и слышал на выставке. Все в один голос ему там говорили, что профессиональные программисты сейчас работают на языке С++. Саня работал на этом языке последние три года и пришёл к выводу, что в ближайшие десять лет с работой у него в Европе проблем не будет. Дождь стоял стеной перед машиной и Серж ушёл с автобана, поскольку при такой видимости было невозможно ехать с минимальной для автобане скоростью. Машина ехала медленно, по крыше кабины барабанил дождь и Саня предаллся размышлениям об увиденном. Такой роскоши, которую позволяла себе старушка Европа, Саня ещё не видел. По выставке ходили роботы и угощали всех конфетами. Везде стояли огромные плазменные панели и рекламировали продукцию электронных фирм. На этих панелях можно было увидеть и собственное изображение с видеокамер. Саня вспомнил, что у него были с собой бутерброды и он предложил их коллегам. Серж сначала отказался, потом взял бутерброд, похвалил его и сказал, что он сначала не понял, но это же сэндвич с ветчиной и сыром. Коллеги объяснили Сане, что по немецким бутерброд, это хлеб с маслом. Дождь не стихал и ехали медленно. Около десяти часов вечера подъехали к фирме, Серж с Саней пересели в машину Сержа и тот подвёз по пути домой Саню к его дому. Бабушка не спала, поэтому открыла быстро двери, Саня поднялся на верх в свою комнату и лёг спать.
Утром в воскресение Саня проснулся около восьми, позавтракал и пошёл на работу. Там были пара молодых диспетчеров и кладовщик. Они выполняли текущие заказы. Саня попил с ними кофе, вскоре пришёл Серж и предложил Сане поискать квартиру для Саниной семьи. Саня с удовольствием согласился, поскольку наверняка это предложение было согласовано с фрау Санд, а значит она считал, что пробацайт для Сани простая формальность. Саня позвонил по нескольким объявлениям и договорился на два термина. Они с Сержем посмотрели пару квартир, но одна была дорогой, а другая находилась в глухой деревне где без машины жить было невозможно. Вернувшись в Феликсдорф, пообедали в пиццерии и пошли в фирму. Саня посмотрел почту и занялся изучением информации привезенной с выставки.
В понедельник Саню уже ждал в комнате Петер, который с остервенением накинулся на Саню, поскольку он ничего не понимал в Саниным программах. Саня объяснил ему, что язык С++ требует время для понимания, тот отстал и сел за свой компьютер. Страуструп, создатель языка С++, писал, что он создал такой сложный язык, что бы программисты смогли заработать себе денег на покупку домов, получая большие зарплаты при работе с таким тяжёлым языком. Саня погрузился в хитросплетения программ и не заметил как пролетел рабочий день.
На следующий день у Сани утром заболел зуб и он с работы отпросился уйти пораньше к зубному врачу. Он пришёл без предварительной записи иему пришлось два часа посидеть в очереди. Врач был турок, он не мудрствуя лукаво удалил Сане зуб и тот пошёл домой. Десна у Сани болела всю неделю, но к нему никто по работе не домогался и он на сколько мог работал. В пятницу к нему подошла Наталья и пригласила к себе в гости. Серж то же был приглашён и они с Саней после работы на машине Сержа поехали к Наталье домой. Наталья жила в небольшой деревне в двадцати километрах от фирмы, в двухкомнатной квартире с мужем и дочкой. Там уже было человек пять коллег с Натальиной группы. Саню познакомили с её мужем и дочкой. Натальин муж, человек лет пятидесяти рассказал Сане, что он этнический немец из Казахстана, живёт в Германии семь лет и работает инженером на железной дороге. Они покупают свою двухкомнатную квартиру и собираются туда переезжать. К ним подошла дочка Натальи, симпатичная девушка лет двадцати, она рассказала, что недавно вышла замуж и работает санитарной у зубного врача. Всех пригласили за стол, Саня сидел между Натальиными мужем и дочкой и всё время беседовал с ними на русском языке. Гости говорили по немецким, но Саня уже всё понимал. После десяти часов вечера все стали расходиться и Саня с Сержем поехали домой.
Утром в субботу Саня проснулся в пять часов утра и наскоро позавтракав отправился в Лейпциг. Была середина марта, но уже всё цвело и зеленело и было тепло. В окрнстностях Франкфурта была уже весна и Саня под пение птиц быстро дошёл до вокзала и сел в электричку. Не смотря на раннее субботнее утро народу на вокзале Франкфурта было немало. Саня купил карту выходного дня и с пересадками поехал в Лейпциг. В вагоне было тихо и Саня предался своим мыслям любуясь весенней Германией, пейзажи которой проплывали за окном. Саня понимал, что надо перевозить семью в Феликсдорф, но Наташе надо- бы закончить учебный год в школе. Там у ней было много друзей и учёба шла нормально. Около двух часов дня по полудни Саня был дома. Он пообедал и лёг спать. Вечером пришли в гости фрау Фукс и её сын столяр с женой. Все дружно поужинали и столяр подарил Сане годовую железнодорожную карту, которая давала пятидесятипроццентную скидку на билеты в скорый поезд. Он обьяснил, что не хочет, что бы Саня увозил семью из Лейпцига, поскольку его мать сильно сдружилась с Милой. Действительно Мила ту чпсто приглашала на обед и ужин в отсуствии Сани. Теперь Саняя мог ехать скорым поездом и он остался дома до понедельника. В воскресение сходили в русскую церковь. Народу там было много, но батюшка в проповеди заметил, что люди ходят в церковь в основном , когда им плохо. Действительно кризис в Германии затянулся и людям было не легко. Саня отстоял службу и исповедовался у батюшки.
В понедельник Саня в пять часов утра уехал в Феликсдорф. Он прямо с поезда с дорожной сумкой пошёл на работу. Было около десяти часов утра и коллеги сидели в комнате уткнувшись в экраны своих компьютеров. Петер однако оживился и сразу стал домогаться к Сане на предмет проверки программ. У Сани всё работало нормальна, но Петер ничего не понимал и закатил истерику. По коридору проходила фрау Санд и пригласила Петера к себе в кабинет. Саня пошёл в комнату Натальи, поблагодарил её за тёплый семейный приём в прошедшую пятницу. Он пожаловался ей на Петера, но та посоветовала быть осторожным и корректным с этим скользким типом.
Саня понимал, что Петер без высшего образования не в состоянии освоить язык такого высокого уровгя, как С++, хотя где-то он изучал язык С и аккуратно как школьник писал на нём коды. Он изображал из себя самого умного специалиста в фирме и его бесило то, что Саня был гораздо грамотнее его, о чём Сане уже говорили и Серж, и Наталья. Саня старался быть корректным, но страсти наколялись и Саня стал искать в интернете новую работу. Он понимал, что всю его почту Петер читает, но надо было что-то предпринимать в сложившейся ситуации. Саню пригласили на собеседование вп Франкфурт, но фирма оказалась посреднической, хотя там взяли все копии Саниных документов и обещали, как всегда позвонить.
Так в напряжённой обстановке прошли две недели, а в начале апреля Саню пригласила фрау Санд поговорить к себе в кабинет фрау Санд. Там сидели Петер и Наталия. Петер начал предъявлять Сане претензии на немецком языке, а Наталья переводила Сане его тираду. Саня понял сразу, что всё это шоу заранее срежиссированно и бороться нет смысла. Он сказал, что программы Петера для нового прэкта не работают и всё надо переделывать. Фрау Санд сказала, что новый проэкт закрывает, и Петера просит прекращать заниматься своими изысканиями. Петер начал говорить, что целый год писал эти программы и его постянно отвлекали по производственным вопросам фирмы. Саня сказал, что плохому танцору всегда что-то мешает и Наталия перевела эту поговорку на немецкий язык. Фрау Санд попросила Саню подписать, заранее заготовленный приказ о Санином увольнении и сказала, что имеет право уволить Саню в течении пробацайт без объяснения причины. Саня подписал приказ и сразу уехал в Лейпциг.
В Лейпциге Саня сразу поехал домой. Мила была дома и делала уроки с Наташей. Саня сказал, что его уволили, но до середины апреля ему фирма платит и надо искать другую работу. У Наташи наступили пасхальные каникулы и Мила предложила на каникулы положить её на обследование в университетскую клинику по рекомендации врачей. Они заказали термин у профессора и в назначенное время поехали на приём в клинику. Их принял прфессор, благообразный немецкий дедушка, который посмотрел Наташу и выписали направление на неделю на стационар. Они сразу отвезли Наташу в больницу, где ей предоставили отдельную палату с телевизором и назначили общее обследование. Саня с Милой каждый день приходили её проведывать и она не скучала. Погода была тёплой весенней и Саня с Милой много гуляли. В университет было пустынно, у студентов были пасхальные каникулы. Саня заходил иногда в свою комнату посмотреть почту и ответить на Е- мейлы. Они иногда пересекались с Сергеем Яковлевым в буфете и тот рассказывал университетские новости. Томас нашёл себе работу в местном техникуме и в университете формально числился на пол ставки. Саня интенсивно искал себе работу и рассылвл всем своё резюме. Было вербное воскресение и они с Милой пошли в русскую церковь. Там Саня поставил свечеу Николаю Чудотворца, приближались лето и в поисках работы приходилось надеяться только на чудо. Наташе прописал какие-то витамины и выписали из больницы. Как-то приехал утром в гости Гармаш и забрал всех на машине к себе в деревню. Там все дружно отметили католическую пасху и погуляли по цветущий весенней деревне, хотя Гармаш её называл городом. На следующий день Гариаш отвёз всех в Лейпциг. После пасхи Саня получил расчёт из Фридрихсдорфа. В университетском компьютере он обнаружил Е-мейл с термином на телефонное интервью после обеда. Он пообедали в университете и вернулся в свою комнату. После обеда зазвонил телефон. Звонил человек из Франкфурта, представляющий посредническую фирму, в которой Саня проходил собеседование. Он назначил Сане собеседование в фирме «Сетек»в Бад Хомбурге через два дня в двенадцать часов.
Саня слабо верил в успех этого дела, но через два дня рано утром скорым поездом поехал во Франкфурт. Он с удовольствием воспользовался картой, подаренной ему Столяром и купил билет в два конца за пол-цены. Во Франкфурте он пересел на электричку и в двенадцать часов был в фирме «Сетек», которая находилась в десяти минутах ходьбы от вокзала. Там его уже ждали посредник, с которым он уже был знаком и Клюге, начальник отдела программистов фирмы. Клюге пол-часа побеседовал с Саней, потом они с посредником вышли в коридор из комнаты совещаний посоветоваться. Минут через десять они вернулись и Клюге сказал, что берёт Саню на работу с пятнадцатого мая с окладов шесть тысяч марок. Договор Саня получит по почте и его ждут в фирме пятнадцатого мая в девять часов утра. Саня сел в поезд и задумался. Иначе как чудо это не воспринимались. Он попросил помощи у Николая Чудотворца и получил её в виде новой работы. Настроение у Сани было хорошее, за окном поезда мелькали пейзажи цветущий весенней Германии и Саня понимал, что три года проведённые в Лейпцигском университете не прошли даром. Он не заметил за этими мыслями, как поезд прибыл в Лейпциг. Дома Саня с Милой и Наташей тихо отметили это событие и Саня попросил Милу ни с кем не делиться этой новостью.

БАД ХОМБУРГ

Вскоре Саня по почте получил договор. Там было всё как договаривался он с Клюге и по немецким законам пол года проба цайт. Пятнадцатого мая Саня первым скорым поездом уехал во Франкфурт. Там на вокзале пересел в электричку и около девяти часов утра был в фирме. Секретарша соединила его по телефону с Клюге и тот услышав, что Саня уже в фирме воскликнул: «Вундоба».Через пару минут он пришёл и забрал его с собой. Он провёл. Саню по комнатам своего отдела и познакомил с коллегами. Потом поручил коллеге Клаусу Кальбу ввести Саню в курс дел. Тот отвёл Саню на рабочее место за его компьютер, включил его, показал основные программы и документацию. В комнате, кроме Сани, сидели за компьютерами ещё молодая женщина Габи и парень Юрген. Саня углубился а изучение программ и не заметил как наступило время обеда. Юрген и Габи пригласили Саню в столовую, которая находилась в здании Штадтамта напротив фирмы. Обед там стоил шесть марок и представлял собой стандартный бизнес ланч. После обеда посидели и немного поговорили в столовой. Юрген был студент университета и делал в фирме диплом. Габи работала временно и занималась в фирме документацией для программного обеспечения. Юрген сказал, что в отделе работает шесть профессиональных программистов и есть ещё лаборатория для тестирования программ с приборами. Отдел разрабатывает драйверы для приборов и интегрирует их в графическую систему «Призма, программный продукт фирмы «Сетек» написанной на языке С++.
После обеда к Сане подошёл Клюге с начальником лаборатории, они подключили к Саниному компьютеру прибор «Телёком», а Клюге сказал Сане, что он должен разработать для прибора драйвер и интегрировать его в систему «Призма». Документация прибора была на немецком языке, что усложняло задачу.
После трёх часов дня в комнату зашли секретарша фирмы Марион и представительный мужчина лет тридцати, которы представился как гешефтфюрер. Они принесли Сане подписанный договор, Саня расписался в двух экземплярах и один из них оставил себе. Они пожелали Сане успешной работы и ушли. После пяти в комнату пришли Клюге с высоким человеком лет тридцати, которого Ключе представил как директора фирмы и сеазал, что тот отвезёт Саню на квартиру. Директора звали Томас, он забрал Саню и они поехали на машине фирмы на квартиру. Квартира находилась в километре от фирмы и состояла из трёх комнат. Она принадлежала фирме, была меблированна и имела на кухне всё необходимое. В одной комнате жил директор, а другую он предложил Сане. Третья комната была свободной и предназначалась для командировочных.
Директор ушёл к себе, а Саня попил чай, посмотрел на кухне телевизор и лёг спать. Утром попили кофе с директором и поехали на работу. Там директор представил Сане системщика, итальянца Марио и сказал, что тот будет помогать Сане в системных вопросах. Они втроём протестировали пробор «Телёнот» и обнаружили, что он не работает. Директор позвонил производителю и те обещали прислать техника. Саня занялся освоением программ и не заметил, как наступил обед. В комнату зашёл директор и пригласил Саню в комнату для совещаний пить шампанское. Там уже сидели программисты в полном составе и с ними какой-то мужик средних лет, который представился как Ванек. Они объяснили Сане, что в фирме не курят, а кто-то закурил и за это выставил две бутылки немецкого шампанского «ММ». За шампанским Саня понял, что фирма интернациональная. Ванек и директор австрийцы, Барон поляк, Крис американец из Сан Диего, а Клюге, Кальб и Шмук немцы. Ванек куда-то позвонил и привезли три горячих пицы. Все быстро расхватали их по кускам, Сане попался кусок пицы «Рустиканы».
После обеда Саня посмотрел почту и ответил на Е- мейлы. Он никому не сообщал, что работает и живёт в Бад Хомбурге. Около пяти часов вечера в комнату зашёл Ванек с каким-то яйцеголовым немцем. Тот представился как Уве. Они посмотрели прибор «Телёнот» и Саня сказал, что тот не работает. Уве ушёл и привёл Лило начальника лаборатории. Либо включил прибор, протестировал его и сказал, что у него не читается память. Ванек сказал, что надо срочно вызвать техников фирмы Телёнот и они ушли. После шести в комнату зашёл директор, забрал Саню и они уехали на квартиру. Там нашли в холодильнике пиво и бутерброды, поужинали и разошлись по комнатам. Саня немного почитал и лёг спать.
Утром Саня позавтракал с директором и они вместе поехали на работу. Саня просмотрел программу Призма, которая было огромной и состояла из полумиллиона строк, написанных на языках: Ассемблер, С и С++. Каждая подпрограмма имел Лейбл с именем разработчика и датой. Саня понял, что программы разрабатывались почти десять лет. Больше всего Сане понравились коды написанные поляком Витольтом Бароном. Саня зашёл в соседнюю комнату, где сидел Барон и дремал закинув ноги на стол. Саня поздоровался по польски и предложил поговорить. Барон сказал, что можно говорить по русски, поскольку учил русский язык в Кракове в школе и в университете. Саня похвалил его программы и спросил, можно ли к нему обращаться, если возникнут вопросы по работе. Тот сказал, что чем сможет, поможет в любое время. Саня вернулся к себе в комнату и задумался. Его радовало то, что он нашёл общий язык с лучшим разработчиком фирмы, которых было как правило один или два в компьютерных фирмах Германии.
Около одиннадцати пришёл в комнату Лило с техником из фирмы Телёнот, они протестировали прибор и техник сказал, что модель прибора новая, а микросхемы памяти в приборе стоят старые. Он поменял в приборе микросхемы и тот заработал. После обеда Саня пригласил в свою комнату Барона и они пару часиков поработали вместе с прибором. Барон выбрал один из своих драйверов в Призме и адаптировал его к прибору Телёнот. Он написал функции записи и чтения информации для прибора и поменял название драйвера, поставив Санино имя на место разработчика. Это было благородно с его стороны и Саня подумал, что его фамилия действительно соответствует дворянскому титулу. Барон ушёл к себе, а Саня занялся дальнейшей разработкой программы самостоятельно. Директора отправили куда-то в командировку и Саня не торопился домой один. После шести в комнату зашёл Ванек и сел рядом с Саней. Они вместе продолжали работать с прибором записывая и считывая с нег разную информацию. Саня думал, что Ванек работает в группе Уве фон Фельда и занимается проектированием. Саня спросил Ванек для какого проекта нужен прибор Телёнот, тот рассказал, что поибор готовится для огромной австрийской больницы и к нему будет подключено иного телефонов, стоящих у кроватей больных. При снятии телефонной трубки Призма будет идентифицировать место нахождения больного и на карте больницы будет появляться соответствующий значок на экране компьютера у дежурного санитара. После семи часов вечера Ванек ушёл, Саня выключил компьютер и то-же пошёл на квартиру.
По дороге домой Саня позвонил из автомата фрау Фукс, та позвал к телефону Милу и они поговорили минут десять. Мила рассказала, что ей звонил какой-то агент из страховой компании и требовал оплатить счёт на шесть тысяч марок за пребывание Наташи в университетской клинике, поскольку после его предыдущего увольнения страховка его и семьи прекращались. Саня записал телефон клерка и расстроенный пошёл к себе на квартиру. Там никого не было, Саня поужинал, посмотрел телевизор и лёг спать.
Утром Саня позавтракал один дома и пошёл на работу. Там сразу пошёл к Марион, секретарше фирмы и попросил оформить ему страховку в той же страховой компании, где он был застрахован ранее. Марион сказала, что как только появится в фирме Марсель, она всё оформит. Саня сел за свой компьютер и занялся своей программой. Около обеда в комнату к Сане пришла Марион и принесла факс из страховой компании с подтверждением Саниной страховки. Саня тут-же позвонил своему страховому агенту, но тот сказал, что идёт оформление и попросил его перезвонить через три дня. В обед пришёл к Сане системщик итальяшка и попросил у Сани его компьютер на два часа для расширения оперативной памяти. Саня отдал ему компьютер и пошёл погулять по городу. Он зашёл в супермаркет, купил там бутылку колы и сэндвич и пошёл гулять в центральный парк Бад Хомбурга. Был май, в парке цвели магнолии и разные экзотические деревья, возле которых находились таблички с их описанием. Сане попалась несколько колонок с минеральной водой с описанием состава воды и чем она полезна. В пруду плескались золотые рыбки и плавали утки и лебеди. Около здания Казино стоял большой плакат с надписью, что идёт съёмка фильма «Агент 007» и фотографиями Джеймса Бонда. В глубине парка Саня набрёл на большое старинное здание с табличкой «Королевские бани». Прямо на стене бани весело описание свойств термоисточника. Саня сел на скамейке в тиши парка и пообедал. Мимо проходили больные, которые шли в бани или просто гуляли по парку. Кругом было чисто, а кусты и газоны аккуратно подстрижнны. Такого великолепия, которое могла себе позволить «Старушка Европа» Саня не видел даже в Америке. Саня погуляли ещё немного по весеннему парку и пошёл на работу. За его компьютером сидел итальяшка и приговаривал, что компьютер теперь не узнать. Он действительно стер всё, что можно было стереть, но Саня предусмотрительно сохранил на дискетке свой новый драйвер, а всё остальное восстанавливал до вечера. Домой он пришёл после восьми, на кухне звучала музыка. Саня зашёл туда и увидел там директора с какой-то девицей. Они сказали, что у них майская любовь и предложили Сане за это выпить. Саня вежливо отказался и пошёл к себе в комнату. Там он немного почитал и лёг спать. Утром он увидел в коридоре сущился мокрый матрац, а на кухне директор с девицей пили кофе. Директор сказал, что на работу поедем все вместе и эта девица теперь будет работать секретаршей в отделе Клюге.
Эту девицу действительно посадили в приёмной отдела напротив туалета в качестве секретарши, но просидела она недолго, даже у директора матрац не успел высохнуть. Однако эта идея понравилась Ванеку и он привёл новую секретарша, посимпатичней и помоложе. В пятницу вечерам всех собрали в главном корпусе фирмы, который был действительно построен в виде призмы.Собрание вёл Ванек , он рассказывал об успехах фирмы, а народ томеаливо слушал, поскольку собрание затянулись до шести часов вечера, хотя по пятницам в Германии все работали только до обеда. Выходные Саня провёл на работе, где кроме директора были ещё Усе и итальяшка. В обед заказали всем пиццу и поговорили о жизни в фирме. У директора и итальянца тоже была пробацайт, они как выяснилось пришли в фирму на две недели раньше Сани. Уве за всеми присматривал, как положено в немецких фирмах. Саня спросил Усе, почему в пятницу вёл собрание Ванек. Уве сказал, что он хозяин фирмы, а Марсель его партнёр и заместитель пл административным вопросам. Саня удивился, но промолчал.
С понедельника у Сани начал интересоваться директор на предмет работает ли прибор. Прибор работал, но не воспринимал подключённые к нему через сервер телефоны. Директор с итальяшкой всю неделю провозились с телефонными линиями и сервером, но тщетно. В пятницу утром итальяшка сказал, что в его доме то же есть цифровая телефонная линия. Директор сказал грузить Санин компьютер и прибор Телёнот в коляску итальяшкиного мотоцикла и ехать им в итальянскую деревню.
Прогулка на мотоцикле по живописным окрестностям Бад Хомбурга была не повторимой. Кругом цвели сады и воздух был наполнен ароматом яблоневого и вишнёвого цветения. Дорога была узкой и извилистой, но в рабочее время машин было мало. Мимо мелькали, как игрушечные домики утопающие в цвету магнолий. Все земли были частными с аккуратно одстриженными газонами. Поражать красотой немецкая аккуратность. Через двадцать минут это великолепие сменилось на пыльную деревню с барачными постройками. Марио замедлил скорость и Саня понял, что они попали на его родину. Возле одного из одноэтажных бараков они остановились. Их окружили с десяток голопузых детишек, которые лезли на мотоцикл и орали: «Марио, покатай». Саня понял, что это его многочисленные родственники. Итальяшка молча улыбался и разгружал технику. Они перенесли всё в одну из комнат, включили компьютер и прибор и подключили телефон. Марио пошёл в подвал, где стоял коммутатор и занимался там какими-то манипуляциями. Вдруг Саня понял, что прибор начал принимать информацию с телефона, а на экране компьютера замелькали соответствующие телеграммы. Саня сбежал по ступенькам в подвал и сказал Марио, что всё работает. Марио записал все показания коммутатора, они собрали технику в коляску мотоцикла и довольные поехали назад в фирму. Там итальяшка подключил прибор как дома и всё заработало. Саня сохранил программы на сервере и продолжил работу с «Призмой». После шести в комнату пришёл Ванек и директор, который весь день не отходил от Сани и подобострастно доложил шефу, что всё у Сани работает. Ванек сказал, что ждал это от Сани только через пол года, а тут всё готово через две недели. Саня слышал от Барона, что у него на драйвер есть всего две недели, поскольку у фирмы есть проэктный срок. Однако все были довольны и Ванек предложил выпить шампанского в комнате совещаний. К компании присоединились Клюше и американец Крис, который несколько раз бегал за шампанским, которым был заполнен холодильник на кухне. После восьми Ванек сказал, что ему нужно уехать и все разошлись.
Утром в субботу Саня проснулся рано и поехал в Лейпциг. В поезде он любовался весенними пейзажами проплывающими за окном и размышлял о состоянии дел. Мысленно он благодарил бога за то что дал ему хорошую работу и послал такого благородного друга как Барон. Вскоре поезд остановился в поле и простоя там около часа. По вагону прошёл проводник, сказал, что стояли по техническим причинам и за задержку дал Сане чек на пятьдесят марок. Поезд прибыл в Лейпциг с опозданием, но Сане было всё равно так, как его никто не встреччал. Дома его ждал обед и ему все были рады. За обедом Саня рассказал Миле, что было много работы, но за две недели он практически выполнил работу, которую ему планировало начальство на пол года и пробацайт теперь для него простая формальность. Теперь он просто будет заниматься внедрением проекта выполняя рекомендации заказчика. Милу и Наташу он заберёт из Лейпцига, как только появится такая возможность.
Мила сказала, что дозвонилась в страховки и ей ответили, что поскольку у Сани был перерыв в работе не больше месяца, то они оплатили счёт за Наташино пребывание в клинике. В воскресение все дружно пошли в русскую церковь. Там как всегда было многолюдно и батюшка призывал всех к терпению и надежде на лучшее.
После церкви зашли в университет, в Саниной комнате всё было без изменений, он посмотрел в компьютере почту и ответил на Е-мейлы. В коридоре попался Сергей Яковлев и рассказал, что в университете большие сокращения среди сотрудников. Он сам интенсивно идет работу, но безрезультатно.
Дома посмотрели видеофильм с мастером Бином на немецком языке и рано легли спать Утром Саня первым поездом уехал во Франкфурт и около десяти часов утра был в фирме. В комнате поставили ещё один стол за которым сидел человек лет тридцати. Тот представился как Зомер и сказал, что он приступил к работе в фирме в качестве программиста. Вскоре в комнату пришли Клюге и Лило и подключили к компьютеру Зомера новый прибор. Из их разговора Саня понял, что Зомер будет разрабатывать драйвер для этого прибора с управлением через интернет. Обедать Саня пошёл в столовую с Габи, Юргеном и Зомером. За обедом Габи попросила Сомера рассказать о себе, тот сказал, что женат и имеет двух маленьких дочерей. Он работал одиннадцать лет в какой-то страховой компании, но его сократили, поскольку после одиннадцати лет работы должны были повысить зарплату. Саня понял, что он от техники далёк и ещё дальше от С++. Однако его дети ходили вместе в детский сад с детьми Клюге и таким образом он попал вв фирму «Сетек».
После обеда с Саней за компьютер сел американец Крис и стал показывать как работает им написанная программа для графики «Призмы». Саня написал с ним вместе основные функции для его простая прибором Телёнот. После шести часов вечера Крис ушёл домой, а Саня с директором уехали на квартиру. Саня с дороги устал и рано лёг спать. Утром за завтраком директор сказал, что Сане нужно в течении двух недель покинуть квартиру Сетка. Саня сказал, что будет искать квартиру. Он с работы позвонил по одному из объявлений и договорился о встрече с хозяйкой. После работы он пришёл посмотреть квартиру. Его встретила хозяйка, немка средних лет. Квартира была не большая, но не дорогая. Хозяйка сказала, что есть ещё один человек желающий снять эту квартиру и обещала перезвонить Сане. Через пару дней она позвонила и сказала, что квартира «ушла». Саня понял, что за несколько дней ему хорошую квартиру не найти и он после работы поехал в Бург к бабушке у которой он жил на квартире зимой. Бабушку он застал дома, та его узнала и согласилась предоставить ему комнату на тех же условиях. Саня в пятницу после работы переехал к Бабушке, а рано утром уехал в Лейпциг.
В субботу в обед был дома, Мила встретила его свежим борщ,м и только пообедали, как приехал Бурнаш, сказал, что ему исполнилось шестьдесят лет и забрал всех на машине к себе в деревню отмечать юбилей. Он рассказал, что особенно они не праздновали по этому поводу и хочет отметить это событие с Саниной семьёй. Дома у Бурнаша, всё было без изменений. Саня обновил ник программы в компьютере, а женщины приготовили вкусный ужин. Выпили все дружно за здоровье юбиляра и поужинали. После ужина женщины с Наташей пошли смотреть телевизор, а Бурнаш прихватил бутылку коньяка и пошёл с Саней заниматься компьютером. В воскресение до обеда погуляли по деревне, зашли в старинную церковь, а после обеда Бурнаш отвёз Саню с семьёй в Лейпциг.
В понедельник на работе в комнату к Сане Уве привёл своего нового сотрудника, немца лет тридцати и сказало, что зовут его Висман он будет сопровождать Санин проэкт. Он оказался очень тупым и педагтичным человеком и доставил программистов тем, что каждый день заставлял обновлять свои программы на сервере. После обеда Клюге собрал всех в комнате совещаний и провёл семинар с представителем немецкой фирмы по новой системе сохранения данных на сервере. Он подписал с этой фирмой договор на покупку восьми лицензий программы для семи программистов и Уве. Программу сопровождать взялся Зомер и Саня понял, что это типичная немецкая уловка, прикрыться общественной работой, когда плохо идёт основная деятельность. Но как правило основное задание шеф в Германии всегда контролирует и спрашивает по полной. Работа у Сани шла нормально, хотя «доставил» своей дотошностью и тупомтью Висман. Остальные программисты над Висианом просто издавались.
В июне у Сани наступил день рождения и он в обед сходил в супермаркет и принёс ящик испанского шампанского и десяток плиток шоколада. Он спросил директора, когда можно отметить день рождения, тот поздравил Саню и предложил собраться программистам после шести. Замер и Кальб поздравили Саню и после пяти, как всегда уехали по домам, а остальные включая директора, итальяшку и Клюге дружно сели в комнате совещаний пить шампанское за Санино здоровье. Не смотря на то, что все были за рулём, выпили, где то по бутылке шампанского каждый одобрили напиток, поблагодарили Саню и спокойно разъехались по домам.
В субботу рано утром Саня поехал в Лейпциг. Там на вокзале был большой торговый центр, Саня купил вино и фрукты и поехал домой на трамвае. Там его ждал подарок и праздничный обед по случаю дня рождения. Мила сказала, что вечером прийдут в гости фрау Фукс и её сын с женой. После обеда Саня немного поспал и вечером все дружно сели за стол отмечать его день рождения. За столом царила веселье и гости засиделись до полуночи. Столяр показал Сане пару швейцарских часов и предложил выбрать одни в качестве подарка. Саня выбрал одни из них и поблагодарил семью фрау Фукс за подарок. В Европе было принято заказывать по каталогу несколько экземпляров и выбирать дома то, что больше понравиться. Гости разошлись после двенадцати.
В воскресение гуляли в парке, там было красиво, цвели розы на клубах, а за правомочным забором свободно гуляли верблюды и знбры. Там находился зоопарк. Пообедали в рыбном ресторанчике «Нордзее».Если в советские времена рыбный четверг в ресторане воспринимались как наказание, то в Европе рыба была дорогой и считалась деликатнссом.
В понедельник около десяти часов утра Саня был на работе. Там царил переполох. В выходные произошло аварийное отключение электричества и на сервере стёрлась вся информация. Клюге сидел в своей комнате в полной поострации, Ванек рвал и метал, а директор с итальяшкой бегали между компьютером и комнатой сервера, пытаясь что, то реанимировать. Саня сел за свой компьютер, у него всё сохранилось на жёстком диске и он успокоился. Саню за такой промах уволили бы сразу, а с директором и итальяшкой Ванек почему, то вёл себя лояльно, однако Саня понимал, что он им это не простит. Клюге, Крис и директор ночевали на работе и через две недели восстановили на сервере «Призму». Фирма, тем не менее понесла в результате остановки сервера, большие потери. Вместе с тем восстановленая версия работала нормально. Ванек сказал, что теперь с новой системой сохранения данных, которую сопровождал Зомер, старые версии сохраняются. Так в суматпхе прошёл июль. Саня нашёл не плохую двухкомнатную квартиру для своей семьи в Зольберге, который находился в пяти минутах езды от Бад Хомбурга и был районом Феликсдорфа. Хозяин квартиры был этнический немец лет шестидесяти из Румынии. Поскольку у него была подруга его лет из Казахстана, то при первой же встрече на квартире они согласились сдать квартиру Саниной семье. Бабушка хорошо говорила по русски, но посмотрела Санин трудовой договор и убедила хозяина по имени Вайс сдать Сане квартиру. Саня поговорил с директором на предмет помощи при переезде и тот обещал посоднйствовать. В начале августа Саня приехал в Лейпциг и сказал Миле и Наташе готовиться к переезду. Те обрадовались и стали быстро собирать вещи. Директор сказал Сане, что даёт для переезда Саниной семьи на выходные в середине августа микропвтобус «Мерседес» и выделяет в помощь Сане на выходные директора в качестве шофёра. Саня позвонил фрау Фукс, та позвала к телефону Милу и Саня сообщил ей эту радостную новость. Мила сказала, что к переезду практически готова, и Саня занялся подготовкой квартиры. Он с директором после работы съездил на микроавтобусЕ в одну из окрестных деревень и забрал по объявлению пару кроватей у крестьян. Они были почти новые и на первое время вполне приходились. Кухня в квартире была оборудована так, что можно было Сане привозить семью. В субботу однако Усе прислал к директору с каким-то проектом и они проводились с сервером дл обедо. После обеда Саня с директором сели в Мерседес микропвтобус и поехали в Лейпциг.

ЗОЛЬБЕРГ

В Лейпциг Саня с Томасом приехали вечером. Мила устроила прощальный ужин. Фрау Фукс не пригласили так, как она обижалась на Милу, что та её покидает, поскольку кроме потери здорового питания, её ещё ждала не совсем приятное заселение в квартиру новых соседей. Все дружно выпили за отъезд шампанского и поужинали. Утром проснулись рано, попили кофе и стали грузить вещи. Фрау Фукс несколько раз обиженная проходила мимо машины, но на неё никто не обращал внимания. Томас всех торопил потому, что его ждал в три часа в фирме Уве. Однако как не торопились, выехали только после обеда. После обеда в воскресение на дорогах было много машин, люди возвращались на работу на запад, поскольку в восточной Германии с работой было плохо. Под Эрфуртом попали в пробку и Томас позвонил Усе, что бы тот его не ждал. В Зольберг прибыли только вечером, разгрузились, поужинали тем, что было у Сани в холодильнике и Томас уехал в Бад Хомбург.
В понедельник Мила осталась разбирать вещи,а Саня уехал на работу. Там он поблагодарил Ванек за помощь при переезде, тот сказал, что не за что, хотя Саня уже понимал, что это для фирмы мелочь по сравнению с той прибылью, которую он ежегодно приносит. Саня знал, что по статистике каждый русский программист приносил в Германии миллионую прибыль и создавал три-четыре новых рабочих места для немцев. В комнату зашёл Клюге с Крисом. Клюге пригласил всех с семьями в следующие выходные в местный Дисней Ленд отмечать успешное завершение новой версии «Призмы». Затем они сели с Крис и Юргеном за компьютер студента принимать его дипломную работу. Не смотря на то, что Юрген адаптировал «Призму» в системе «UNIX» почти восемь месяцев, программа не работала. Клюге сказал, что поскольку тот работал добросовестно и разобрался с «Призмой», то диплом он ему подпишет, но на работу в фирму взять не может. Обедать пошли как всегда в столовую напротив фирмы и все успокаивали Юргена, который до последнего надеялся остаться работать в «Сетеке». После обеда Юрген написал на доске свой университетский Е-мейл и ушёл. Саня посмотрел почту и ответил на Е-мейлы. Прохор спрашивал жениться ли ему на немке из Казахстана, которая за ним «бегает» в Падерборне все два годаи мол это решит его постоянную проблему с немецкой визой, поскольку у неё уже есть гражданство Германии. Саня слышал от Прохора про неё, но ответил, что он её не знает и вообще в этом вопросе советников быть не может. Яковлев писал, что в Лейпциг опять приехала Люда из Новосибирска и ещё какая-то женщина лет пятидесяти из Дубны. Саня ответил, что сейчас в Лейпциг на таких условиях мужики не поедут, да и вообще, кто хотел, тот давно работает на западе. Саня был уверен, что и Яковлев долго в университете не задержаться, что он ему и написал.
Пришёл в комнату Лило с Кальбом, подключили к Саниному компьютеру новый поибор и Кольб показал свои программы для подобного прибора, но это вроде, как новая модель. Прибор должен был считывать с пластиковой карты информацию, коды и открывать соответствующие двери, фиксируя время в компьютере. Старый подобный прибор стоял и в Сетке, но программа Кальба работала плохо. Саня решил всё программировать с нуля, не пользуясь наработками Кальба, поскольку о том у программистов фирмы мнение было не высокое.
Вечером придя домой, Саня увидел, что в квартире был полный порядок и на столе стоял свежий борщ. Мила нашла напротив дома большой супермаркет «Том» и купила там необходимые продукты. Саня за ужином сказал, что в выходные все они едут в Дисней Ленд, где за счёт фирмы дети будут не ограниченно кататься на аттракционах, а взрослых ждёт пикник с грилем в арендованномместе.
Неделя прилетела быстро в бытовых заботах на новом месте. В субботу утром Саня с Милой и Наташей приехали в фирму, там уже собралась компания во главе с Марино и Марион и все на микроавтобусе поехали на пикник. Там уже были Клюге и Зомер с жёнами и детьми. Зомер зазводил огонь в гриле, а Клюге катался на детском велосипеде, чем приводил в восторг детишек. Вскоре приехали Габи с семилетней дочкой и Кальб. Саня с итальяшкой стали помогать Зомеру «грилить», а Мила пошла с Марион и её подружкой в столовую палатку накоывать на стол. Около одиннадцати все сели в столовой завтракать. Мужики открыли бочёнок пива а женщины пили кофе. К обеду угли для гриля были готовы и Зомер начал жарить мясо. К палатке подъехал шестисотый Мерседес и оттуда вышли Ванек и две девушки. Ванек их представил всем, одна была его дочкой, вторую он представил как новую секретаршу Клюге. Обоим девушкам было лет по двадцать пять. Клюге не растерялся и представил всем свою жену, симпатичную немке лет тридцати, а Саня представил всем Милу. Ванек принёс из Мерседеса два ящика дорогого красного вина, Зомер принёс горячий гриль и все сели дружно обедать. Обед затянулся часа на три, Зомер продолжал подносить горячий гриль, а Клюге не успевал открывать бутылки с вином. После обеда Ванек с девушками уехали, поскольку его дочка торопились на какой-то поезд. Дети с мамашами ушли на аттракционы, а мужики остались за столом пить вино. Саня с итальяшкой поменяли Зомера у гриля и им помогала Мила. Незаметно стало темнеть и в палатке зажгли свет. Наташа подружились с дочкой Габи и их было не возможно забрать с аттракционов. Около одиннадцати вечера аттракционы стали закрываться, женщины собрали посуду и кофейные принадлежности в микроавтобус и все поехали домой. Дорога шла через Зольберг и Саню с семьёй повезли до самого дома.
В понедельник Мила повела Наташу.в школу. В Германии в западных землях каникулы в школах были короче и дети начинали учиться на две недели раньше. Учёба в школе уже шла одну неделю, но к Миле в связи с переездом там претензий не было, она написала какое-то заявление, отдала Наташи табель за предыдущий класс и Наташу направили как положено а следующий класс. Учительница была молодая немка и они быстро нашли общий язык с Милой. Школа находилась не далеко от Саниной квартиры и дорога шла вдоль ручья по парку. Мила забрала Наташу из школы после обеда и познакомилась с мамой новой подружки Наташи. Девочка Мария однокласница была из Хорватии и жила рядом с Саниным домом. По дороге мама Марии рассказала, что живут они в Зольберге уже семь лет и у Марии есть старшая сестра, которая работает помощницей зубного врача. Она порекомендовала Миле этого врача и Мила поблагодарила её за это, поскольку квалификация зубных врачей на востоке оставляля желать лучшего. Вечером Наташа рассказала Сане, что школа ей понравилась и она будет там с удовольствием учиться. Саня вспомнил, что в Лейпциге учителя к детям относились по разному. У Наташиной учительницы была русская сноха, которая работала уборщицей и если эта учительница на Наташу не обещала внимания, то дочку КГБэшника из посольства и еврейского мальчика, сына Берёзы явно не долюбливала. Вообще Саня уже заметил, что на западе детям уделяется больше внимания, хотя бы взять Дисней Ленд, который они посетили в прошедшие выходные.
На работе всё шло нормально. В комнату зашёл Клюге и спросил Зомера в каком состоянии у него находится драйвер. Зомер сказал, что через две недели всё будет готово. Клюге сказал, что он это уже не однократно слышал, но прошло уже два месяца и через неделю приезжают заказчики из Голландии, что бы всё было готово. У Сани программа с новым прибором работала нормально и её поставили да же в Сетеке вместо программы Калька, что того несколько раздражало.
Дома всё было нормально, школа Наташе нравилась, Мила по утрам отводила её в школу в спортивном костюме и по дороге назад совершала пробежку, километра по два по парковой зоне. Наступила осень и Саня по выходным гулял с семьёй по лесу напротив дома. Там было много грибов и ежевики. За час умудрились набрать ведро белых грибов, особенно много их находила Наташа. Ей нравилась эта тихая охота. Немцы грибы не собирали, а покупали в основном шампиньоны в супермаркете. С наступлением осени начался отопительный сезон, в ванной появились подтёки и отводится кусок штукатурки. Вызвали сантехников, они раздолбили стену и добрались до труб. Один и с них попросил у Сани стоящего рядом линейку. Саня закричал Люда, что бы та нашла линейку. По немецки Людер это стёрва и мастера подумали, что Саня ругает жену. Они стали её дружно по немецким защищать, мол она не виновата, трубу прорвало этаж,м выше. Саня засмеялся и объяснил, что у жены такое русское имя, те очень удивилась.
Мила.вю семью записала на приём к зубному врачу, которого рекомендовала мать Марии, Наташиной однокрасницы. Врач, сорокалетний мужчина по имени Хаммер, оказался очень хорошим м внимательным специалистом. Он не только лечили зубы, но ещё и звонил в страховку и договаривались, что бы те оплачивал Сане дорогую металлокерамику. Врач провозился с Саниным зубами три месяца и Сане приходилось часто ходить к нему на приём в рабочее время. Зомер, если видел, что Сани нет на рабочем месте, бежал докладывать Уве и тот терпеливо ждал Саню на его рабочем месте, но претензий не предъявлял так, как Саня обычно отпрашивался у Клюге.
В начале ноября к Сане подошёл грустный директор и сказал, что хочет попрощаться, поскольку по истечении пробацайтВанек его уволил. Саня понял, что тот не простил директору инцендент с сервером. Саня высказал своё сожаление и поблагодарил директора за помощь и содействие. Итальяшка всю неделю ходил грустный. Саня спросил его, что случилось, тот сказал, что у него то же кончается пробацайт и он боится, что его постигнет участь директора, Саня его успокоил, что мол Ванек не оставит фирму без системщика, того действительное «прнесло». Пришёл черёд Габи, ей сказали, что она уволена. Её друг Лило пошёл к Ванеку и в знак протеста подал заявление об уходе. Ванек уволил Лило, но Габи оставил работать. Настало пятнадцатое ноября, день окончания Саниной пробацайт, весь день он ждал приглашения к Ванеку, но его не последовало и это означало, что он получил постоянное место работы. Саня успокоился и вспомнил, что ему прислал Е-май Карпуха и просил устроить его на работу, поскольку в Россие ему невозможно обеспечивать свою семью. Саня набраться смелости и пошёл к Клюге, которому сказал, что у него есть в России хороший электронщик, которого Саня рекомендует на работу на место Лило начальником лаборатории, либо на другую какую-либо должность. Клюге сказал, что на место Лило человека уже нашли, а других вакансий пока нет.
Секретаршу, которую на пикнике представил Ванек звали Клавдий, а с лёгкой Саниной руки её все называли Клавой. Она страдала от безделья и приставала к мужикам, особенно к симпатичному итальяшке. Все от неё шарахались, поскольку на неё «запад» Ванек. Она совалась во все дела фирмы и пыталась решать административные вопросы вместо Марселя, которого это раздражало. В начале декабря на работу вышел новый начальник лаборатории вместо Лило. Это был немец из восточной Германии, который после окончания авиационного института долго проработал в конструкторском бюро, которое закрыли. Он хороша говорил по русски и много времени проводил в Саниной комнате, рассказывая о своей жизни. Жена у него была медсестрой, они имели пятнадцатилетнюю дочь и снимали пол дома в Феликсдорфе. Они с Саней часто вспоминали как было хорошо в ГДР, где Саня бывал в командировках. Однажды он забыл на столе распечатку своей зарплаты и Саня увидел, что у лётчика, так его называл Саня, зарплата на тысячу марок меньше.
В середине декабря начались новогодние банкеты, поскольку с двадцатого декабря в Германии наступили Рождественские каникулы. Марсель заказал для банкета шикарный ресторан в окрестностях Франкфурта с «живой» музыкой и Новогодней программой. Барон сказал, что на своей машине после работы отвезёт туда Саню с Милой. В Германии на все банкеты приглашали жён или подруг сотрудников. Мила приехала в Сетек в пять часов вечера, попили в фирме кофе и поехали с Бароном в ресторан. Перед ними ехал Шмук на своём большом опеле, который хорошо знал дорогу. В ресторане всех встречала красивая Марион, наливала шампанское и провожала за стол, за которым уже сидели коллеги. Столов в зале было несколько. Ванек с Марселем и какими-то заказчиками сидели за соседним столом . Мила села между Саней и Бароном и все трое говорили по русски. Было очень весело, в середине вечера пришёл Николаус (Дед мороз) и раздал всем подарки. Потом Марион с подружкой иаздали всем по горшёчку с рождественским цветком, всем достался красный, а Барону белый цветок, что тому не понравилось. Вечер затянулся до полуночи, первым сказал, что ему пора домой Шмук, Барон его поддержал и предложил Миле и Сане подвести их до дома. Все быстро встали и вышли на улицу. Ресторан находился в парке и все пошли по аллее к машинам. Барон зафутболил ногой свой цветок в кусты, а Шмук по этому поводу заохал. До Зольберга доехали быстро, Барон высадили Саню с Милой возле их дома и поехал дальше.
На следующий день Герберт прислал Е- мейл в котором писал, что Ксюша приехала к нему в гости в Вену и он просит разрешения на их свадьбу. Саня вечером обсудил этот вопрос с Милой, оба были непротив этого брака и на следующий день Саня отправил Герберту Е-мейл со своим благословением. Ксюша прислала Е-мейл, что приезжает в Зольберг в гости. Ксюша приехала через пару дней и пригласила Саню с Милой и Наташей в гости в Вену обсудить детали свадьбы с родителями Герберта. На католическое Рождество Саня с семьёй поехали в Вену. Там на вокзале их встретили Герберт с отцом Робертом на отцовской новом Мерседесе и отвезли их в гостиницу, которая находилась рядом с квартирой Герберта. Роберт уехал домой и обещал вечером зайти к Герберту. Все оставили вещи в гостинице и пошли обедать в китайский ресторан. Там был шведский стол, все дружно пообедали и пошли к Герберту пить кофе. Квартира у Герберта была новой, четырёхкомнатной с балконом и общей площадью больше ста квадратных метров. Мебель и всё остальное было так-же новым. Все сели пить кофе, и Герберт сказал, что он решил жениться, денег у него на свадьбу нет и кто за это будет платить. Саня удивился такой постановке вопроса, но виду не подал, а сказал, что вечером прийдут его родители и они вместе решат этот вопрос. Вечером пришёл Роберт с благообразной круглой бабушкой, матерью Герберта, все сели за журнальный столик, Герберт открыл шампанское и Роберт сказал, что он оплачивает ресторан, а с Сани подарок на подобную сумму. Все согласились и Герберт сказал, что торжественная регистрация назначена на конец января и он всех присутствующих на неё приглашает. Роберт пригласил всех к себе на завтра праздновать Рождество, выпили шампанского и разошлись. В гостинице Мила разложила по шкафом вещи, все с дороги были уставшими и рано легли спать.
На следующий день двадцать четвёртого декабря магазина работали только до обеда, рождественские базары закрывались, поэтому погуляли до обеда и пошли в гостиницу собираться в гости. К Роберту пришли около четырёх часов вечера, подарили старикам подарки и исполнили с ними Рождественский ритуал, который заключался в хоровой пении какого-то церковного гимна. Саня слов не знал и что-то мычал под музыку. Вспомнилось высказывание Достоевского в «Идиоте» о католицизме, но Саня тактично промолчал и все сели за стол. Роберт сказал, что в следующем году ему и жене Гертруде исполняется по шестьдесят лет, а Сыну Герберту тридцать. Женщины пили шампанское, а Саня с Робертом какой-то дорогой абрикосовый шнапс из пузатой бутылки. Сане он напомнил вкус самогона с Виноградной улицы, который покупали в молодости по рублю бутылку. Самогон был однако почище и покрепче. Роберт начал умничать, заговорил о ядерной физике, что-то бормотал про критическую массу, Саня слушал эту ахинею молча. Было всем скучно и около восьми часов вечера все разошлись.
Все пошли в гостиницу, там Саня по русски достал из сумки предусмотрительно захваченную из Германии бутылку Московской водки, банку огурцов, консервы и отметили Рождество нормально. В гостинице засиделись до полуночи.
На следующий день было рождество, всё было закрыто и негде было да же пообедать. Герберт сказал, что Гертруде всех приглашает на обед и все пошли к ней есть суп с фрикадельками. Саня допил с Робертом бутылку шнапса и после обеда все поехали гулять в Венский лес. Машину вёл Герберт, который как всегда за обедом пил только Колу. В венском лесу все поднялись на какую-то гору, с которой открывался красивый вид на Вену. На горе был сильный ветер, все замёрзли и быстро уехали в Вену. Там посмотрели у Герберта телевизор с Рождественской программой и разошлись. На следующий день Роберт повёл всех в летнюю резиденцию Сиси, жены кайзера Франца Иосифа, там почти всё было закрыто, но несмотря на праздник её дворец был открыт для туристов и Саня с Милой с интересом посмотрели музейные экспонаты. Следующий день был в Вене рабочим и Санюс семьёй повезли в Шён Брун, кайзеровскую резиденцию. Сане понравился зал, где играл Моцарт. Роберт восхищался тем, что в приёмной над головами посетителей висела огромная тарелка с трубой, которая шла на верхний этаж, где сидел «слухач», который подслушивал разговоры посетителей и докладывал перед их перед приёмом кайзеру, а тот уже дела вид, что он в курсе всех дел. На выходе из дворца купили сувениры, проспекты и поехали к Герберту. Там поужинали и пошли собирать вещи в гостиницу. Утром Герберт отвёз всех на Вест Банхов, Саня с Милой и Наташей уехали во Франкфурт, а Ксюша осталась встречать новый год с Гербертом.
Новый год встретили дома по семейному с ёлкой и подарками под нею. Новогодняя ночь была пасмурной и туманной, поэтому фейерверков не было видно. До седьмого января Германия отдыхала и Сетек то-же не работал. Погода была тёплой, поэтому Саня с семьёй много гулял в парке Бад Хомбурга. На православное Рождество в том же парке посетили Русскую церковь. Новый год в фирме начался спокойно с текущих дел. На место ушедшего Висмана пришёл Франц, немец лед тридцати, который был женат на итальянские и имел троих детей. Франц с семьёй жил во Фридрихсдорфе недалеко от Сани в своём доме и теперь они часто на работу ездили вместе на машине фирмы. Январь прошёл в заботах по подготовке к свадьбе. Всем женщинам Саня купил наряды на свадьбу в модном немецком магазине. Ксюша приехала в гости, выбрала себе свадебный комтюм для торжественного бракосочетания в Венском магистрате. В конце января в пятницу Саня пошёл на работу с дорожной сумкой с вещами приготовленными в дорогу, после обеда он подсел в Бад Хомбурге во франкфуртскую электричку, там встретился с семьёй и все дружно поехали на свадьбу.
В Вене их вечером встретил Герберт и отвёз в гостиницу. С дороги все устали и рано легли спать. Утром рано в субботу женщины пошли в парикмахерскую, а к двенадцати часам все поехали в магистрат. Герберт с Оксаной, как положено поехали на разных машинах, Саня ехал в машине с Оксаной, они долго искали парковку и пришли с в магистрате с небольшим опозданием. Герберт ждал Оксану у парадного входа и сильно нервничал. На регистрацию была очередь и им пришлось ждать. Регистрация была в небольшом зале, где гости сидели, а жених с невестой и свидетелями стояли перед столом регистрации и женщиной руководящей процессом, который был таким-же как в советском ЗАГСе. После окончания процесса, все поздравили Оксану и Герберта с законным браком. Жених с невестой и свидетелями поехали в свадебное фотоателье, а гости вернулись на квартиру Герберта и сели пить шампанское. К шести часам вечера все приехали в ресторан, где их посадили в отдельном банкетом зале. Гостей было человек десять, только родные и близкие, в основном непьющие люди и было скучно. Саня вспомнил русские свадьбы с половецкими плясками и драками и ему стало грустно. Около восьми все разошлись, Саня с семьёй и Гербертом приехали в гостиницу, где Мила быстро накрыла стол с Московской водкой и дружно отметили свадьбу. Молодые ушли около двенадцати к себе. На следующий день к обеду в гостиницу приехал Роберт и укоризнено сказал, что Саня пил вчера в гостинице водку. Саня не понял, хорошо это или плохо, но ничего не сказал, а только подумал, что на Русских поминаах веселее, чем на Австрийской свадьбе. После обеда все поехали за город в винный погребок отмечать второй день свадьбы. Опять было человек десять гостей, почти никто не пил вино и было ещё скучнее чем в первый день. Около семи часов вечера были в гостинице и собирали вещи в дорогу. Утром приехали Герберт с Оксаной, отвёзли Саню, Милу и Наташуна вокзал и посадили их во Франкфуртский поезд.
В фирме всё было на подъёме. Когда Саня пришёл работать в Сетек, там было тридцать сотрудников. За полгода ихчисло удвоилось и Саня уверенно входил в десятку основных сотрудников. У Зомера закончился испытательный срок, Клюге в программистах его не оставил, но того забрал в свою группу Уве и он теперь сидел в отдельной комнате в соседнем крыле здания. У Габи врачи обнаружили Рак и она не выразила из больниц. Саня остался в комнате один. К нему часто приходил в комнату поговорить о жизни лётчик. Он был в курсе всех дел и рассказывал, что Клава суётся постоянно в административные вопросы Марселя и тому это сильно не нравится.
Дома всё было нормально. Наташа много времени проводила с однокласницей хорваткой Марией Разич. Отец Марии работал на нескольких работах, что бы выплачивать кредит за квартиру и жаловался, что чем больше он выплачивает, тем больше банк начисляет ему остаток. Он порекомендовал Сане сауну в ближайшей гостинице «Меркур». Зимой сауна была очень кстати. Саня с семьёй часто её посещал, там как правило никого не было и Саня поднимал температуру в парной выше ста градусов и делал пар как в русской бане. Всем это очень нравилось, Там был тридцатиметровый бассейн и чистые полотенца и халаты. Ввиду того, что гостиница в маленьком Зольберге пустовала, то цена семейного билета в сауну была всего пять марок.
Зима прошла быстро и в Марте уже было тепло. Хозяин квартиры Вайс поменял старые окна на пластиковые и теперь в квартире была полная звукоизоляция. Саня купил всем по велосипеду, поскольку, когда хотел то брал машину в Сетеке. Они в выходные всей семьёй совершали велосипедные прогулки по окрестностям. Особенно им нравилось кататься по заброшенному городскому саду, который весной был весь в цвету. В июне там появилось много черешни, которую никто не собирал и Мила с Наташей привозили её домой вёдрами. Как-то Саня с семьёй пошли погулять в центр Зольберга и там возле ратуши увидели башню с табличкой, что в этой башне ведьм их в средние века сидело более пятисот. Саню это очень удивило, поскольку весь Зольберг насчитывал не более пятисот домов. Он читал, что в средние века каждая симпатичная женщина считалась видимой, поскольку отвлекала мужчин от работы. И в результате истребления красивых женщин, потеряли генофонд и получили таких женщин, которые по красоте далеки от славянских.
Каждый летний выходной Саня с семьёй совершал поездки на велосипедах по окрестностям Бад Хомбурга, центральный парк которого находился в десяти минутах велосипедов прогулки от Саниного дома. Однажды они делали пикник в этом парке на полянке, как к ним побежал крупный ритм Буль и начал есть свежий огурец с их скатерти. Что-то возразить ему было сложно, да и огурца не жалко. Его позвал прибеёавший его хозяин и тот убежал. Лето прошло быстро, но интересно. В августе Наташа пошла в другую школу в Фридрихсдорфе, поскольку в Зольберге была только начальная школа. Средняя школа находилась далеко, но её с подружкой Марии Разин часто утром отводила в школу отец Марии и Мила мэ забрала домой после обеда.
С приходом осени в Сетке начались проблемы. Ванек собрал всех сотрудников после работы и объявил, что он расстался с Марселе как с партнёром, поскольку тот взял в тихушку двадцать тысяч наличие из сейфа фирмы. Все поняли, что это происки Клары, но никто ничего не сказал и все слушали молча втещительную иечь Ванек. Тот вещал, что Марсель уходит со своей долей в два миллиона марок и закрываются все кредиты банков, н у Сетка есть резервы. Этот разрыв партнёров сильно сказался на деятельности Сетка. Деньги от заказчиков стали поступать не регулярно и Ключе приходилось ездить в командировки и выбирать деньги. Так с перебои в зарплате дотянули до Рождества. Рождественский банкет проходил в дешёвом парковой ресторане Бад Хомбурга. Тем не менее было весело. Палестине при азил в ресторан какую-то белую немецкую шлюзу, которая приставала к итальяшке и отплясывала с Крисом. Саня с Милой сидели за столом с лётчиком, Зомером и их жёнами и не скучали. Банкет как всегда звтянулся до полуночи и Саня с Милой, лётчиком и его женой уехали на машине лётчика вместе домой.
Новогодние праздники провели много, погода былы тёплой, поэтому много гуляли. В Феликсдорфе можно было часто слышать французскую речь Там ещё со времён Наполеона образовалась французская колония из белых матросов, которая со временемпревратилась в не большой городишко с французскими традициями.
Новый год начался с массового ухода коллег из Сетека. Перешли на другое место работы Марино и Франц. Секретарша Клара поняля, что у Ванек есть проблемы с деньгами и ушла к молодому другу. Ванек на собрании откровенно сказал сотрудникам, что бы искали другую работу. Зарплату стали выплачивать с задержкой. Саня послал Е-мейл аспирант Юргена, что бы тот подписал ему работу в Франкфуртском университете. Тот поговорил со своим шефом профессоромЕкером и Саню пригласили на собеседование. Саня видел Екера в Дубне, это был маленький, но шустрый старикашка, который занимался Атомной физикой. В назначенное время Саня приехал в университет, его встретил Юрген и проводил к Екеру. Саня поговорил пол часа с профессором, тот сказал, что у него в лаборатории только один лаборант и Юрген, но он попробует выбить ставку для Сани. Юрген показал Сане их установку. Это был Крион-2 Денисыча, который тот собирался поставить на синхрофазатрон, но тот какими-то судьбами оказался в Франкфуртском университете. Саня вспомнил, что Денисыч ездил в командировки в Германию и теперь понял, куда и зачем. Саня понял, что с работой ему здесь ничег не светит, так, как Екер будет консультироваться на счёт Сани с Денисычем.
Герберт прислал Сане Е-май и попросил отправить ему резюме, которое Роберт хотел отнести в Сименс, где он раньше работал. Саня отправил своё резюме Герберту и тот ответил, что в Сименс сказали подождать. Саня отправил ещё в некоторые австрийские фирмы своё резюме, но везде просили не много потерпетьВ немецкие фирмы Саня не обращался, так, как везде требовалось оформление новой визы в Немецком посольстве в Москве, это требовало времени, а Наташу не хотелось открывать от немецкой школы. Виза в любую другую страну быстро оформлялась в Германии по месту жительства.
Заказчики перестали перечислять деньги Сетку, зарплату не выплачивал, началось магическое бегство сотрудников в другие фирмы. Неожиданно умерла Габи. Хоронить её ездили Клюге и Крис. Они приехали с похорон ошарашенные и притихшие. Лётчик собрал со всех сотрудников заявление о поетензиях к Ванек по зарплате. Он объяснил, что в этом случае за три месяца должно заплатить государство. Ванек всем дал документ, что ему платить нечем.
Сане позвонил какой-то человек из австрийской фирмы и предложил встретится на счёт работы в Аэропорту Франкфурта. Саня согласился и в назначенное время был в Аэропорту. При выходе из автобуса его встретил этот человек. Он был высокий и худощавый лет сорока. Они прошли в кафе попили кофе и побеседовал. Тот спросил сколько Саня хотел бы получать денег. Саня назвал свою ежемесячную зарплату в Сетке. Тот засмеялись и сказал, что столько он готов платить, но только за год. Однако в конце собеседования, тот согласился платить Сане столько как в Сетеке, хотя сказал, что в Австрии люди получают четырнадцать окладов в год, на один оклад больше чем в Германии. Он сказал, что Сане надо будет в ближайшее время приехать в Австрию в Зульц и побеседовать с хозяином фирмы, поскольку он как главный инженер может Саню только рекомендовать. Они договорились согласовать время собеседования в Австрии и расстались.
Наступил май.в фирме было тихи и безлюдное. Лётчик сказал, что Ключе создал свою маленькую фирму и работает самостоятельно. Зарплату не платили и программисты в фирму ходить перестали. Саня ходил только посмотреть почту. Он послал своё резюме ещё в несколько фирм, но ему хотелось найти работу в Австрии, потому что Наташа училась пять лет в немецкой школе и переходить на другой язык ей было бы не просто. Кроме того Австрийскую визу можно было получить в Германии.
Наконец Сане позвонили из Зульца и пригласили на собеседование. Главный инженер фирмы Петер, с которым Саня встречался в Аэропорту Франкфурта предложил Сане доехать на поезде по Германии до границы с Австрией, а там на последней остановлено обещал лично встретить Саню и на машине отвезти в Зудьц, который находился рядом с немецкой границей.Саня охотно согласился и начал собираться в дорогу.
До границы с германии Саня доехал скорым поездом и там на последней немецкой платформе сошёл с поезда. На платформе его встречал Петер.Они сели в его зелёную
БМВ и поехали в Зульц. Кругом был красивый ландшафт, которым Саня любоваться в дороге. В фирме его принял шеф в своём кабинете. Они обговорили условия контракта и пошли с главным инженером к начальнику отдела кадров. Ему Саня отдал копии всех документов и они согласовали все вопросы связанные с семейными проблемами. Он обещал оформить всей семье визы и снять квартиру. Кроме того должен был прислать машину в Австрию за всей семьёй с вещами. Зашли ещё поговорили с женой хозяинаоб оформлении страховки для всей семььи. Петер отвёз Саню назад в Германию и посадил его в поезд.
Дома Саня успокоил домочадцев и рассказал о красивой земле Форарлберг, где им предстоит жить ближайшие годы. На следующий день Саня пошёл в русскую церковь в Баб Хомбург и поставил свечей Николаю Угоднику, чтобы тот сотворил чудо, поскольку было очень иного вопросов, связанных с переездом семьи.
На работе делать было нечего, поэтому Саня занялся сборами. Надо было выбросить всю ненужную мебель, но это было не трудно, поскольку каждую неделю во дворе организовывались стихийные свалки переезжающими людьми. С хозяином квартиры Саня договорился, что через месяц оставит его квартиру. Саня съездил в Австрийский консулят и взял там перечень документов необходимых для оформления австрийской визы. Вскоре все необходимые документы были готовы и в консулят пришла заявка на визы для Саниной семьи. Визы были готовы через неделю.
Сборы потребовали несколько дней. В назначенное время приехал автобус Мерседес, загрузили в него все вещи, включая велосипеды и Мила с Наташей поехали на поезде, а Саня с шофёром на грузовом автобусе, т к, как там в кабине было мало места. По дороге заехал на заправку и налили полный бак бензина, так, как он в Австрии был дороже. Квартира для Саниной семьи была снята в Фельдкирхе, главном городе Форарлберга. Там Саня с шофёром заехал на главный вокзал и встретили Милу с Наташей. На квартире их уже ждал начальник отдела кадров с большим ящиком продуктов, Вместе они разгрузили машину, выпили за приезд бутылку шампанского и шофёр с начальником отдела кадров уехали по домам. Саня с семьёй разобрали вещи постелили постели и легли спать. Начальник отдела кадров назначил Сане встречу на понедельник в мэрии для оформления прописки и других формальностей.





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 115
© 12.09.2017 Алекс Мозель

Рубрика произведения: Проза -> Роман
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1