Укрощение ветра. Глава 16.1


Ночь выдалась беспокойной, мимо окон то и дело проносились с включенными спецсигналами кареты «Скорой помощи» и пожарные машины. Видимо, где-то рядом загорелось здание. Поэтому, как только пришла Катя, Эрика приготовила завтрак, накормила детей и снова легла в кровать. Но уснуть так и не удалось. В дверь кто-то позвонил, Эрика подняла голову и насторожилась. Назар? Нет, он бы не звонил. У него есть ключ.
Через секунду тишину разорвал истошный визг Агаты, так она встречала только одного человека – Уайта. Эрика опустила голову на подушку и застыла в ожидании. Наверняка Уайт получил ее письмо, поэтому и приехал.
Дверь тихо открылась, Эрика повернула голову, лицо тут же залилось краской, по телу прокатилась истома. На пороге стоял Нитро. Вид усталый, под глазами залегли черные круги. Но все еще чертовски красив. Сердце защемило. Только сейчас она осознала, как соскучилась по нему.
Убедившись, что она не спит, Нитро сделал два широких шага, заскочил на кровать и лег рядом. Ее окатил аромат его туалетной воды. Что-то новенькое. Более резкое, чем раньше. Они оба лежали на боку, лицом друг к другу и молчали. Его взгляд стал жестче, будто ему, как и ей пришлось многое пережить.
– Поздоровайся со мной, малышка.
Она распахнула ворот его рубашки и нежно поцеловала в яремную ямку.
– Привет, Вира-сон, – тихо прошептала она.
Из его груди вырвался хриплый и мучительный стон. Нитро накинул на них одеяло, прижал ее голову к груди и скрестил руки на ее затылке. Она положила ему руки на плечи.
– Привет, Бора.
Наружу рвались далеко запрятанные чувства, но Эрика упрямо загоняла их назад. Нет-нет, никакого послабления. Им не быть вместе. Он непременно разобьет ей сердце. А страданий ей и так хватает, особенно сейчас.
Неизвестно сколько бы они так пролежали, если бы в спальню не вошел Уайт. Он сдернул с них одеяло и кинул Агату на кровать. Малышка сразу начала прыгать и визжать от радости. Нитро переменился в лице. Злился он не на Агату, а на брата. Уайт сделал это намеренно, давая понять, что Нитро снова переступает черту.
Со стоном Нитро перевернулся на спину и закинул руки за голову.
– Мне нравится твоя квартира, особенно кровать, – голос звучал с хрипотцой, будто он сильно волновался. – Но портрет висит на не месте. Его нужно повесить сюда, перед кроватью. Он не для посторонних глаз. Нельзя чтобы все на него пялились.
Уайт лег с другой стороны, Агата плюхнулась на него и прильнула к его щеке.
– Когда я выросту, то выйду за тебя замуж.
– О! Вы окажете мне честь, мадмуазель, – Уайт расплылся в улыбке. – Когда же состоится это знаковое событие? Мне нужно подготовиться. Заработать много денег. Ведь принцессы выходят замуж только в роскошных замках.
– Через десять лет, – деловито выдала девочка.
Уайт сделал вид, что решает в уме сложную математическую задачу. Потом щелкнул ее по носу и сказал:
– Значит, тебе будет пятнадцать, а мне тридцать семь. Не староват я для тебя буду?
– Нет, – засмеялась Агата. – В самый раз жениться и завести детей.
– О! Да ты все продумала!
Уайт начал ее щекотать, Агата повалилась на спину, извивалась и хохотала. Эрика за все это время не двинулась с места и не сказала ни слова.
– А почему твоя мамочка такая грустная? – спросил Уайт у Агаты.
Эрика напряглась, ей не хотелось рассказывать братьям о размолвке с Назаром. Но рассчитывать на сообразительность Агаты сейчас не приходилось. Когда Уайт был рядом, малышка преображалась и концентрировалась только на нем.
– Папа плохо себя вел и мама его наказала. Оставила в Нижнем Новгороде и еще до-о-о-лго не заберет.
Нитро повернулся и окинул пытливым взглядом Эрику. Она не выдержала и прикрыла веки. Его пальцы тут же нежно заскользили по ее щеке.
– В раю не все так гладко?
– Кто-то надо мной подшутил и поменял на вратах таблички, – по ее щеке скатилась одинокая слеза.
Нависла пауза, и Эрика кляла себя за то, что не смогла сдержаться. Тишину разорвал громкий шлепок Уайта по ее попе. Эрика взвыла, пихнула его в бок.
– И за что мама наказала папу? – спросил Уайт у Агаты.
Но Эрика сама ответила:
– За то, что променял маму на другую тетю.
Нитро вскочил на ноги и закричал брату.
– Бен зашибенный парень! У Рики с ним будет все тип-топ! – передразнил манеру брата Нитро. – Хренасе!
– Ты уверенна? – уточнил Уайт. – Бен не похож на того, что ходит налево.
– Все мужики ходят налево, и Бен не исключение, – со злостью парировала Эрика.
– А Надя когда злиться на папу называет его «Капитан потные яички», – выпалила ни с того ни с сего Агата и оголила в довольной улыбке мелкие зубки.
Кровать затряслась от судорожных рывков беззвучного смеха Уайта. Агата тут же его поддержала. Нитро упал на кровать и, пряча лицо в ладонях, начал хохотать как сумасшедший. Эрика сначала сверкнула на дочь гневным взглядом и одернула, мол, нельзя так говорить о папе, но потом не удержалась и сама закатилась от смеха. Уайт грохнулся с кровати и тем самым вызвал новый приступ всеобщего веселья. Он стал выделывать всякие кульбиты. Агата сползла с кровати и начала за ним повторять.
– Детка, я так по тебе скучал, – зашептал Нитро Эрике на ухо. – Скажи, что тоже по мне скучала.
Его шепот теплой волной отозвался внизу живота. Эрика закрыла глаза и мысленно дала себе команду:
«Дыши! Не расслабляйся! Закрой сердце на большой-большой замок, а ключи выкинь! Только так ты выживешь. Только так тебе никто не сделает больно».
Сиплый стон вырвался из груди Нитро. Он сжал челюсть, сверкнул злобным взглядом и сдернул с нее простынь. Открывшееся зрелище заставило его застонать еще громче. Нитро с шумом втянул воздух в легкие. Нервно провел рукой по волосам и уставился на ее груди. Уайт вскочил на ноги и замер.
– Черт! Рика! – прорычал Нитро. – Ты что, еще кормишь грудью?
Эрика кивнула и прикрыла руками грудь. С большим трудом Нитро взял себя в руки. Одним рывком он поставил ее на ноги и потащил к шкафу.
– Хватит спать. Пора одеваться. Нужно ехать на поминки.
– Нитро! – послышался окрик брата. – Оставь ее...
– Скройся с глаз, – прошипел Нитро и жестом показал на дверь. – И девчонку унеси.
– У девчонки есть имя, – обижено выпалил Уайт, взял Агату на руки и вышел, на ходу обдав брата испепеляющим взглядом.
Откатив дверцу шкафа, Нитро начал перебирать вешалки с одеждой. Выбрав синее платье, он кинул его на кровать.
– Это в самый раз.
Но Эрика решила все по-своему. Это ее квартира. Ее шкаф. Ее одежда. И она не позволит никому здесь командовать. Она вообще больше никому не позволит распоряжаться ее жизнью. Эрика повесила платье в шкаф. Сняла с вешалки черные шорты, стального цвета шелковую блузку и достала из коробки серебристые босоножки. Нитро внимательно следил за ней и, увидев, как она скрывается за дверью ванной комнаты, попытался войти следом, но Эрика выставила руку и сказала:
– Подожди меня в гостиной, – при этом она остудила его пыл таким ледяным взглядом, что Нитро невольно попятился назад.
Эрика не спешила. Уложила волосы, сделала макияж. Серьги-подвески из серебра в виде вытянутого ажурного листика – она купила их себе на день рождения в прошлом году – последний штрих. Глаза искрятся. Румянец заливает щеки. Эрика поправила волосы и вышла из ванной.
Нитро сидел на полу, подперев спиной дверь в коридор. Всем своим видом он говорил, что ей не выйти. Он поднял на нее глаза, намеревался протянуть руку и посадить ее рядом, но увидев ее отчужденное выражение на лице, одним рывком вскочил на ноги. Показал на кровать и сказал:
– Присядь, – Эрика повиновалась. – Мне сказали, что у тебя появились вопросы по поводу смерти Пашуты. Прежде чем мы поедем на поминки, я должен тебе показать то, что уже все видели, кроме тебя. Я хочу все объяснить сам.
Он сел на ковер напротив Эрики и пристально посмотрел ей в глаза. Зачесал пятерней назад волосы и откашлялся. Эрика видела, как он нервничает, но на его лице не было страха или чувства вины, скорее скорбь и жалость.
– Эрика, за три года до аварии Пашута на соревнованиях разбил голову, и мы с Уайтом отвезли его в больничку. Там ему сделали томограмму, и выяснилось, что у него опухоль мозга.
– Что?! Опухоль?! – Эрика вскочила, но Нитро удержал ее и жестом попросил снова сесть.
– Его прооперировали в Штатах и через полгода он вернулся. Он был чрезвычайно горд тем, что победил рак, шутил над этим и даже сделал себе футболку с надписью «Fuckdeath», – Эрика помнила эту футболку с поднятым средним пальцем и надписью. – Тренировался с удвоенной силой, хотел многое наверстать. Тогда-то он и увлекся уличными гонками, а потом автокроссом.
Нитро встал на колени и подполз к ней ближе.
– Помнишь вашу первую встречу?
Эрика кивнула. Как не помнить? Уайт и Нитро притащили ее на автодром поболеть за двоюродного брата. Павел выиграл гонку, стоял на пьедестале, разбрызгивая шампанское на рядом стоящих девушек и гонщиков. Он улыбался, лицо светилось от счастья. Все его поздравляли. А Эрике в тот день нездоровилось, и она рвалась домой, но Нитро будто тисками сжимал ее запястье и не отпускал от себя ни на шаг. Вот тогда-то они с Павлом скрестились взглядами, и остальной мир перестал существовать. Павел спрыгнул с пьедестала и пошел в их сторону, но его отвлекали, просили сфотографироваться, дать автограф. Их представили друг другу. Павел пригласил всю троицу на вечеринку, там он и признался, что влюбился в нее с первого взгляда и предложил встречаться. Неопытная Эрика краснела и бледнела от его настойчивых прикосновений. Он не сразу понял природу ее робости, но как узнал, что она еще ни с кем не встречалась сбавил обороты и никому не давал к ней приблизиться... особенно Нитро...
– Как только мы уехали с соревнований, он позвонил и стал расспрашивать о тебе. Я сказал, что ты одноклассница Уайта, что мы вместе тусуемся и что я запал на тебя, – Эрика дернулась, но Нитро сжал ее лицо ладонями и смотрел ей в глаза. – Пашута спросил меня напрямую, какие у меня на счет тебя намерения, и я сказал, что хочу тебя трахнуть, а потом будет что будет. Тогда он попросил меня отступить, сказал, что у него что-то вроде влюбленности, он еще сам толком ничего не понимал. Он давил на меня тем, что я непостоянен и разобью тебе сердце. Черт! – Нитро поцеловал ее в губы и тут же отстранился. – Это было ошибкой, но я уступил. До сих пор жалею об этом... но что сделано, то сделано. Вы стали встречаться, и все у вас сложилось. Он не скрывал, что предложение руки и сердца не за горами. Даже купил тебе кольцо. Кстати мне оно не понравилось. Но не суть... Короче, все пучком и вы счастливы, – Нитро убрал руки от ее лица. – И тут... у него начались обмороки.
Эрика смотрела на Нитро широко раскрытыми глазами, в памяти всплывали внезапные отлучки Павла без объяснений. Вернее он что-то в оправдание лепетал, но врал неумело, и она даже подумала, что у него есть другая.
– Когда сделали анализы, оказалось, что рак не просто вернулся, а был уже в последней стадии. И все это время протекал бессимптомно. Смерть как коварная убийца подкралась через те же ворота, но перед этим усыпила его бдительность. Позже он говорил, что второй шанс ему дали, чтобы он познал настоящую любовь...
По коже Эрики побежали мурашки, на глаза накатились слезы.
– ...и тут мы подходим к той аварии... – Нитро скривил губы в задумчивости, разглядывая Эрику, будто решал говорить ей остальное или нет. – Это была не авария, Эрика, а добровольный уход.
– Что?! Как это?! – Эрика похолодела, такого она никак не ожидала.
– Скажу сразу, я бы сделал на его месте то же самое. Пашута видел, что рак делает с людьми, последние месяцы больной не приходит в сознание, балансируя между жизнью и смертью. Он не хотел такой участи. Знал, что его родители будут бороться за его жизнь до последнего.
– Почему он не сказал мне?
– Вот тут самое сложное, Рика, – Нитро тяжело вздохнул. – Последний месяц он хотел посвятить только тебе. И он не хотел омрачать ни одного дня, а так и было бы, если б ты узнала. Ты начала бы страдать, плакать, умолять его попробовать альтернативные методы лечения. Он не смог бы тебе отказать. Не смог бы смотреть в твои глаза. Он очень тебя любил, Рика.
– А авария? Как ты на такое пошел?
– Я пошел на это из любви к брату. Не хотел видеть его гниющим заживо в каком-нибудь хосписе. Рика, это не про нас.
Как ни странно, Эрика его понимала.
– Мы дети ветра. Пока смерть, как ищейка берет след, мы сами выбираем, когда и как покинуть этот мир.
Нитро протянул телефон Эрике. На экране она увидела лицо Павла и задрожала всем телом.
– Эту запись он сделал на тот случай, если бы у нас возникли проблемы. До сих пор не могу понять, как бы эта запись нам помогла с юридической точки зрения, но не суть... я получил ее на почтовый ящик через день после его гибели.
С этими словами Нитро вышел из спальни и закрыл за собой дверь.
Эрика скользнула пальцем по экрану. Включилась запись и от голоса покинувшего ее возлюбленного тихо заплакала. На видеозаписи Павел много рассуждал о жизни и смерти. О праве выбора и о том, что каждый принимает это решение в одиночку и сам понесет за это ответственность. Он не сказал ни слова об Эрике, ни о своих родителях и друзьях. Это было лишь признание его желания уйти из жизни именно так, а не иначе. Лицо его было очень решительным и мужественным. Никакой привычной улыбочки. Но больше всего ее поразила последняя его фраза: «Только вдумайтесь, вы, близкие мне люди, сегодня живете, занимаетесь обычными делами, а меня уже нет. Так что для нас человеческие связи? Не слишком ли много мы придаем им значения? Мы приходим в этот мир одни и уходим из него в одиночку. Важно только то, что вы проживаете внутри себя. Ваш рост. Ваша трансформация. Ваш путь – путь одиночества».
Эрика будто получила пощечину из прошлого. Так может рассуждать только эгоистичный человек, который сжигает после себя все мосты. Правильно говорила мать Бена, невозможно залезть в голову даже к любимому человеку и узнать, что он думает на самом деле. С экрана на нее смотрел чужой мужчина, которого Эрика не знала. Но все же он существовал, думал, планировал самоубийство. А когда они встречались, он улыбался и занимался с ней любовью. Она считала его щедрым любовником, а оказалось, что так он с ней прощался.
Но одна фраза из его длинного монолога ей все же понравилась, она точно отражала ее собственное жизненное кредо: «Не сомневайтесь – делайте! Лучше жалеть о содеянном, чем упустить возможность. Живите страстно, как в последний день. Любите как в последний раз».

©©©
– Агата захотела ехать со мной, – виноватым тоном оправдывался Уайт, – я не мог ей отказать.
Эрика взглянула на автомобильное кресло, которое он перенес в свою машину и усадил в него Агату. Малышка болтала ногами и что-то напевала. В руках у нее была кукла – очередной подарок Уайта.
– Ночью она пришла ко мне в спальню и спросила, почему ты не живешь вместе с нами, – поведала ему Эрика. – Будешь ее так баловать, не делай потом круглые глаза, если она попросит тебя ее удочерить.
Уайт зашелся смехом и сел за руль.
– Я поеду на своей машине. Уайт, только не гони, – Эрика постучала по корпусу машины. – Не забывай, что на заднем сиденье ребенок.
– Думаю, ты поедешь с Нитро, – в голосе друга послышались предостерегающие нотки.
Эрика проследила за его взглядом. К ним быстро приближался Нитро, на ходу заканчивая телефонный разговор. Вид был хмурый и раздраженный. Он схватил Эрику за руку и без объяснений потащил в свою машину. Усадил ее на переднее пассажирское сиденье, сам пристегнул ее ремнем безопасности и несколько раз проверил его на прочность, будто намеревался вместе с ней исполнить каскадерский трюк.
– Какая забота, – уколола его Эрика. – Ты будто за инвалидом ухаживаешь.
– Да, малышка, иногда мне хочется переломать тебе ноги, чтобы ты от меня больше не сбегала, – он вцепился ей в волосы и с силой оттянул их назад. Эрика ахнула и скривилась в болезненной гримасе. – Хочу сделать тебе больно, Рика. Как ты делаешь мне.
От этих слов Эрике стало не по себе. Что это с ним? Он явно ей угрожал. Ей уже совсем не хотелось ехать с ним в одной машине.
– Прекрати, выпусти меня!
Она попыталась высвободиться, но он схватил ее за горло и прошипел.
– Игры закончились, детка. Даже не думай дать стрекача.
– Ты спятил?
Нитро с силой захлопнул дверь и обошел машину. У Эрики был ничтожный шанс сбежать, но рисковать она не стала и пожалела об этом уже через минуту. Сев за руль, Нитро потянулся к бардачку и вынул пакетик с белым порошком. Эрика отпрянула от него и вытаращилась как полоумная.
– Давно ты употребляешь?
– Коку? – непринужденно уточнил он. – Года два.
«Значит, тогда в сарае он был под кайфом. Это объясняет резкую перемену его настроения», – подумала Эрика, а вслух спросила:
– Уайт знает?
– Конечно, – Нитро усмехнулся, – но не знает сколько...
Эрика не сводила с Нитро глаз, его движения были доведены до автоматизма. Под сиденьем был маленький набор, похожий на серебряную старинную пудреницу с зеркальцем. Вещь была дорогая и коллекционная, сделанная специально для этих целей. Он скрутил двадцатидолларовую купюру, втянул наркотик в каждую ноздрю и тщательно вытер нос. Несколько минут они сидели в тишине, он смотрел на окна ее квартиры и гадал, насколько плоха новая семейная жизнь Эрики. Удастся ли ему сказать сегодня все, что он запланировал? Этот разговор он репетировал несколько дней, но перед тем как увидеть ее долго настраивался. А уж сам разговор без допинга не осилить. Лишь бы не сорваться и не испортить все.
Нитро нажал на газ и вырулил со стоянки.
– Ты... – Эрика никак не могла сосредоточиться на мысли, которую хотела озвучить, – ты... собираешься... – она нервно сглотнула, – вести машину в таком состоянии?
– Ясен перец, детка, – Нитро помахал манерно руками и стукнул по рулевому колесу, – я же за рулем!
Попетляв между домами, они выехали на шоссе и поехали в сторону МКАД. В машине все еще стояла звенящая тишина. Эрику всю трясло. Мысли путались. Страх за свою жизнь отмел ссору с Назаром и видеозапись с Павлом на задний план. Сейчас ее заботила только собственная безопасность. В голове не укладывалось, что Нитро дошел до угроз. То, что она принимала за его симпатию, оказалось больным извращенным воображением наркомана.
– Только не надо думать, что Уайт у нас герой, детка. Все употребляют, просто нужно знать время и место. Во вторник я улетаю. Бизнес. В понедельник встречи до поздней ночи. А сегодня тяжелый день. Хорошо ты рядом, а то хоть волком вой, – он тяжело вздохнул и потер подбородок. – Я сделал то, что просил Пашута... но Рика... если б ты знала, как меня это съедает изнутри.
Эрика метнула в него осторожный взгляд.
– Так что прибило меня сегодня на треке по крупному. Знаешь, с каждым годом народу все меньше и это грустно. Так что с твоего позволения я немного расслаблюсь. Секс и кока вещь улетная, но я знаю, ты откажешься и от того и от другого.
Джип съехал на МКАД, перестроился в крайнюю левую полосу и быстро набирал скорость. Эрику вдавило в сиденье, она с ужасом посмотрела на спидометр, скорость приближалась к ста восьмидесяти километрам в час.
– Повеселимся, детка? – он погладил ее ноги. – У тебя такая гладкая и мягкая кожа. Ты как Скитлс, хочется съесть. Если бы ты знала, как я по тебе скучал. На Гавайях если видел на пляже блондинку с короткой стрижкой, да еще бегущей с доской к океану сразу вспоминал о тебе.
– Что ты хочешь, Нитро?
– Я? – с удивлением переспросил Нитро. Глаза гневно блеснули и он выпалил: – Чтобы не было никаких чертовых детей! Чтобы я мог посадить тебя в самолет и увезти на Гавайи! Я много чего хочу, Рика, и почему-то все желания крутятся вокруг тебя.
Эрика облизала пересохшие губы. Может позвонить Уайту?
– Я имела в виду, что ты хочешь от меня сейчас? Мы ведь не едем на поминки. Родаки Павла живут в другой стороне.
Нитро не ответил. Резко затормозил и, глядя на образовавшуюся впереди пробку, чертыхнулся. Она судорожно соображала, что ей делать и как себя вести. Подыгрывать Нитро нельзя, он заведется и тогда уже процесс не остановить. Эрика сжала колени и прижалась к двери.
– Придется объезжать, – он открыл в телефоне навигатор и изучил объездные пути.
– Может, пустишь меня за руль?
Ухмыльнувшись, Нитро поднял на нее глаза.
– Хорошая попытка, малышка, – просигналив, он начал резко выворачивать к ближайшему съезду. – Что я хочу Рика? – тон Нитро сменился на требовательный и дерзкий. – Я хочу с тобой сегодня разобраться. Ты начала копаться в аварии и повесила на меня ярлык убийцы перед отцом Пашуты. Это кто тебя на такое надоумил? Бен? Кто еще? Говорят, он даже расчеты сделал. Расстарался мужик! – он помахал перед ней пакетиком кокаина. – Теперь считаешь меня наркоманом? А в бардачке у меня пистолет, так может, я не хочу тебя убивать, а он просто лежит там для самозащиты?
– Не морочь мне голову, Нитро, – огрызнулась Эрика, – ты под кайфом!
– А что прикажешь делать? А как такое пережить? Ты посчитала меня убийцей. Как ты могла так подумать? Я стольким ради тебя пожертвовал! И я убийца? Ты охренела? Из ума выжила? Это не просто оскорбление, это как удар по яйцам. Что я тебе сделал? Ты меня ненавидишь? Я думал, мы друзья. Да, я пытался добиться от тебя большего, но ты меня отвергла. Так откуда такая ненависть?
Эрика совершенно растерялась и хлопала глазами. В момент, когда она узнала, что авария была инсценировкой, а за рулем сидел Нитро, сомнений не возникало. И в том кому нужно сказать об этой информации тоже.
– А что мне оставалось делать? – взорвалась Эрика. – Вы скрыли от меня болезнь Павла. Скрыли, что он покончил жизнь самоубийством. И как не крути, Нитро, даже с этой записью, технически ты и есть убийца. И ты это знаешь! Ты сделал это! Ты! Намеренно! И не важно, по просьбе Павла или нет. Вот если бы он сам сел за руль, разогнался и влепился в стену, это было бы самоубийство.
– Он не мог! – заорал Нитро. – Не хватило духа!
– А тебя значит, подставить духа хватило? Заставить тебя убить брата, это, по-твоему, круто? Поверить не могу, что ты его защищаешь! Ведь тебя съедает это изнутри! Отсюда и наркота! Знаешь, какой я вывод сделала из его записи?
Нитро повернулся и метнул на нее гневный взгляд.
– Что я его вообще не знала. Что он был самым большим эгоистом, который мне только попадался в жизни. Ты говоришь, что он не хотел, чтобы я знала и страдала. А о том, что он лишил меня возможности с ним попрощаться, он не подумал? Если любишь, разделяешь с этим человеком все: страхи, страдания, болезнь, потери. Все дерьмо, что валится на тебя. И болезни, кстати, нам непросто так даются. А смерть... – Эрика еле сдерживала слезы, – смерть самое главное таинство жизни, ее итог... очень важно как уходит человек. То, что сделал Пашка это трусость! Побег! Остаться и смиренно ждать конца, вот истинная смелость.
– Что ты намеренна делать, Рика? – в тоне Нитро послышался металл.
Они встретились взглядом. В его глазах не было и намека на прежнюю теплоту. Презрение, вот что он сейчас к ней чувствовал.
– О чем ты?
– Что ты собираешься делать с этой информацией? – процедил сквозь зубы Нитро.
– Ты хочешь знать, не пойду ли я в полицию? – уточнила она, и когда он кивнул, ответила: – Я не вправе ничего решать. Решать должны родители Павла. Это их сына убили.
– Его не убили! И они не будут ничего делать, – Нитро сжал руль так крепко, что побелели костяшки пальцев. – Не в восторге от его решения и наших действий, но заявлять никуда не будут.
– Тогда тема исчерпана.
Эрика отвернулась и подумала:
«В Нитро будто живут несколько человек, которые борются между собой за право побыть хоть пять минут у руля его сознания. Сейчас он может целовать и говорить, как скучает, затем хлещет обвинениями, а через пять минут предлагает развлечься. Я сыта этим по горло!».
– Знаешь, я передумала ехать на поминки, отвези меня домой.
Нитро развернулся на ближайшем перекрестке и поехал в сторону дома Эрики. По пути он послал смс брату с просьбой привезти дочь Бена. Остаток пути они провели в полном молчании.
Нитро припарковал джип на стоянке перед домом Эрики и заглушил двигатель. Он положил подбородок на рулевое колесо и смотрел на дорогу. Эрика отстегнула ремень безопасности и хотела выйти, но он сказал:
– Подождем Уайта.
– Я подожду в своей машине.
– Нет! – рявкнул Нитро и сжал ее руку. – Мы договорим здесь.
– Нам больше не о чем разговаривать, – она одернула его руку и гневно добавила: – У тебя своя жизнь, у меня своя.
– Вот как? – Нитро скривился в ухмылке. – Значит, теперь будет так?
– Так уже полтора года, Нитро, если ты не заметил...
– Что будет у тебя с Беном?
– Я его не со спущенными штанами застукала, а танцующим с бывшей подружкой, с которой он работает в одном офисе. Технически у него все еще был день рождения. Так что разберемся. За меня не волнуйся.
– Ты любишь его?
В его глазах было столько боли, что у нее на мгновение сжалось сердце, она перевела взгляд на бардачок и в памяти промелькнуло все его содержимое. Эрика вдруг поняла, сегодня Нитро сам оборвал все нити, что соединяли их долгие годы. Все, что она услышала и увидела только что в этой машине, укрепило ее в чувствах к Назару. Она не знала, что будет у них дальше. Скорее всего, ничего хорошего не будет. Слишком уж они разные, но чувства к нему от этого не изменятся.
– Да, я люблю его.
Она хотела добавить, что Назар об этом возможно никогда не узнает, но потом передумала. В этот момент с ними рядом припарковался Уайт, Эрика забрала Агату и отстегнула автомобильное кресло. Не прощаясь, она перенесла кресло в свою машину, потом взяла Агату за руку и повела ее к дому.
Девочка постоянно оглядывалась и махала Уайту.
– Пока-пока, – говорила она и посылала ему воздушные поцелуи.
Он отвечал ей тем же, а когда Агата чуть не заплакала, «нарисовал» в воздухе большое сердце и дунул в ее сторону.
Тело Эрики было напряжено как пружина. Она шла, чеканя шаг, изо всех сил внушая себе, что нельзя оборачиваться. Она сильная. Она справится. Если она обернется, то останется с Нитро из жалости. Будет его опекать, удерживать от дурных поступков. В итоге ему надоест ее опека, и он побежит за первой попавшейся юбкой, а она останется с разбитым сердцем.
Джип Назара стоял перед подъездом. Он так и не звонил и от этого на душе скреблись кошки. Что у них там с Варей? Почему он так резко переменился? Ведь еще днем они были так счастливы, а через несколько часов он отослал ее домой, как использованную, а теперь забытую вещь.
– Мама, пусть папа на меня кричит, не на тебя. Я ведь сама попросилась в машину к Уайту, – Агата дергала Эрику за шорты.
– А почему он будет кричать?
– Он не сказал, но пыхтел вот так, – Агата изобразила, как дышит папа, когда злиться.
Эрика обомлела.
– Когда ты говорила с папой?
– Я попросила Уайта позвонить папе. Папа очень грустный. Сказал, что приедет в пятницу. Это когда, мама?
Сердце екнуло, Эрика еле справилась с нахлынувшими эмоциями.
– Через пять дней.
– Столько? – Агата показала растопыренные пальчики одной руки.
– Да. Ты уже скучаешь по папе?
Девочка закивала и грустно улыбнулась.
– Он сказал, что очень-очень любит меня и Игошу.
Эрика закусила губу, на глаза хлынули слезы. Назар с легкостью проявляет эмоции по отношению к детям, но не к ней.
Тем временем Уайт подошел к машине брата и спросил:
– Ну чего у вас?
– Сам видишь, – буркнул Нитро и кивнул в сторону уходящей Эрики.
– Она не разведется с ним, бро, и дело не в Бене, а в Агате.
Нитро кивнул. Он умолчал, что даже не дошел до этой части разговора, хотя планировал. Теперь он точно знал, она будет до конца жизни с кем угодно, только не с ним. Эта мысль буквально взорвала его изнутри.
– Ничего не изменилось, – констатировал Нитро.
– Если ничего не менять, – с укоризной добавил Уайт. – А ты даже не делаешь вид, что хочешь, бро. Просто двигайся дальше.
– Ага, – с нарочитым безразличием отозвался Нитро и отвел взгляд, давая понять, что тема закрыта.
– А что с аварией? Что она решила? – Уайт сверлил брата пытливым взглядом, пытаясь прочесть по лицу ту часть правды, которую он умалчивает.
Уже много дней братья рассуждали о том, что будут делать, если Эрика заявит на них в полицию и пришли к выводу, что попусту свалят в Коста-Рику.
– Ничего. Говорит это не ее дело. Типа пусть решают родаки Пашуты.
– Лады, тогда все пучком, – Уайт кивнул. Он видел подавленное состояние брата, но тот взбесится, если он начнет его успокаивать. – Звонил Коко? Она мне телефон оборвала.
– Позвоню позже, из квартиры.
– Она спросила, где ты будешь справлять днюху? – Уайт почесал затылок и скривился. – Я сказал, что еще нет планов.
– Только не с ней, – буркнул Нитро. – Контракт закончен. Больше я ничего ее семейке не должен.
– Лады. Встретимся завтра на Покровке? Первая встреча в десять утра.
Нитро кивнул. С минуту Уайт наблюдал за братом, ему не нравилось его состояние, на душе заскребли коши, но как только Нитро завел мотор, он постучал по капоту и сел в свою машину. Когда Уайт отъехал со стоянки, Нитро выключил мотор, уставился на окна Эрики и снова потянулся к бардачку.

http://idavydova.ru/
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 33
© 11.09.2017 Инесса Давыдова

Метки: роман, ветер, бора, любовь, отношения, беглец,
Рубрика произведения: Проза -> Роман
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1