К этимологии слова "сестра"


К этимологии слова "сестра"
Согласно современной этимологии слово «сестра» образовалось «сложением основ s(v)e («свой») и sr («женщина»)» при вставном «т» и утраченном «v». Поэтому оно трактуется как «своя женщина». В таком случае данное слово соответствует санскр. «svasr̥» или «svasar» — сестра. Можно также указать на нем. «schwester» (сестра) или англ. «sister» (сестра), где в одном случае присутствует буква «w», а в другом она отсутствует.

Но все дело в том, что в результате подобной этимологии рассматриваемого слова происходит обеднение образа сестры с одновременным его «расплыванием». Ведь под «своей женщиной» можно понимать и жену, и даже любовницу. А вспомните про сестер милосердия в военных госпиталях или медсестер в больницах. Они-то никак не подходят к определению слова «сестра» как «своя женщина» или как «родственница женского пола по отношению к людям, имеющим общих с нею родителей».

Кстати русское слово «мама», как и грузинское «мама» (которое на русский язык переводится как «папа»), связаны с санскр. «mama» — принадлежащий мне, что более чем соответствует как грузинскому, так и русскому словам. Получается, что «мама» тоже ведь «моя» (или своя) женщина. Как и женщины какого-нибудь коллектива могут являться своими для всех его членов. Исходя из этого, слово «сестра» приобретает более обширный смысл, чем ему придается в настоящее время. Вот этот смысл мы и попробуем разгадать.

Если «sva» в санскр. слове «svasr̥» или «svasar» (сестра), действительно, имеет значение «свой, собственный», то элемент «sr» — дуть, передвигаться, находить прибежище, кормить, лелеять, течь, литься, начинать вытекать (об околоплодных водах) указывает на обязанности сестры как индийской женщины, связанные с ведением домашнего хозяйства (разжигание очага, приготовление пищи, ношение воды, уход за животными и людьми и т.д.), а также на женские особенности организма и возможность найти другое прибежище (замужество). Элемент «sar» = «zar» - быть слабым, нерешительным, слабовольным указывает на более хрупкую конституцию женщины по отношению к мужчине. Тем не менее,как ни крути, но пока еще незамужней старшей сестре сподручней было ухаживать за престарелым или заболевшим членом семьи или за совсем уж малыми детьми, так как она всегда оставалась на хозяйстве, когда взрослые уходили из дома на работу. Поэтому санскр. «sara», в отличие от «sar» (быть слабым, нерешительным), имеет значения «сила, крепость, энергия, суть, хозяйство, изобилие, союзник и т. д.». И то правда, если вспомнить про «слабую» женщину, которая «коня на скаку остановит...», да и за ребенка не задумываясь отдаст свою жизнь.

Если отвлечься от неполного определения слова «сестра» как «своя женщина», то можно найти множество определений, так или иначе воссоздающих многоплановый образ сестры. И первое — это санскр. «stri» - звезда, светило, женщина, самка, в котором присутствует пресловутое вставное «т». Тогда с учетом санскр. «sa» - тот, он (сравните: русск. сё — это, то; се — вот) слово «сестра» можно трактовать как «она женщина» или «это (вот) женщина». В то же время санскр. «se» - обслуживание, «se» = as — светить, сиять позволяют трактовать слово «сестра» как «женщина, ведущая (обслуживающая) домашнее хозяйство» или даже как «подобная сияющей звезде», что подчеркивает уважительное отношение к красоте юной женщины, потому что слово «сестра» могло когда-то относиться именно к незамужней женщине, пока еще не ушедшей в другой род после своего замужества. К тому же старшая сестра, остававшаяся в древности на хозяйстве, наверняка, чистила все до блеска.

Интересно, что в не столь возвышенное по нынешним меркам слово «баба» могут входить элементы, связанные с санскр. «bha» - звезда, светило, солнце, наружность и «abha» - светить, сиять, блестеть, подобие, что позволяет трактовать слово «баба» как «обладающая сияющей наружностью» или «подобная звезде или солнцу». В общем, одинаковые со словом «сестра» определения. Кстати, придыхательное «h» в древнерусском языке было утрачено.

Эти определения, как мы видим, сближают образы сестры и бабы с образом небесного тела, сыплющего свои лучи на землю, - не потому ли все славянские женщины когда-то носили с собою острые ножи (ассоциация с лучом), а на голове — кокошники в виде полумесяца? Более того эти образы могут быть связаны с образом воина,- сравните: санскр. «bhata» - воин, слуга, светящийся, светлый, проявляющийся. Это сравнение пригодится, когда речь пойдет о воительницах-амазонках.

Тюрк. «баба» (Али-баба), указывающее на то, что мальчик был назван в честь святого, вполне может быть связано как с русским словом «баба», так и с англ. baby (бэби) — ребенок, если учесть древнее сравнение святого со светилом, светом, ведь святость и светлость суть равнозначные понятия. А значит в основе русского слова «баба» и англ. «бэби» (ребенок) может лежать то же самое сравнение со светом «bha» (звезды, солнца, да и луны как светила тоже). Вспомните про русское слово «мама» и грузинское «мама» в значении «папа», которые имеют отношение к санскр. «mama» - мой. Та же самая ситуация, когда в основе разных по значению слов (русское «баба», тюрк. «баба» и англ. «бэби») может лежать одно и то же понятие. Кстати, если в тюркских языках слово «баба» относится к мужчинам, то в филиппинском языке как и в русском «babae» - женщина.

Если мы возьмем санскр. «sa» в значении «знающая, понимающая, соединенная, превосходная, дарующая», то при соединении его со «stri» - женщина, слово «сестра» (сравните: белорус. сястра) можно трактовать и как «знающая женщина», или заботливая, или соединенная (например, с братом) женщина. Подтверждают это предположение русские народные сказки про младшего братика, которого родители оставляли на попечение старшей, более опытной, сестры («Гуси-лебеди», «Сестрица Аленушка и братец Иванушка»).

Вполне возможно, что эти сказки имеют корни в очень древних мифах о первых людях, брате и руководящей им старшей сестре, которая обучала его всему,- в том числе и стрельбе из лука. Сравните: санскр. «stri» — женщина, «str» - усыпать, усеивать, «astr» - метатель, стрелок и русские «стрела, стрелять»; а также санскр. «svasar(a)» — сестра и «śara» - стрела. Причем о родителях брата и сестры в этих мифах никак не упоминается. Нет никакого родительского участия и в вышеназванных русских сказках. Возможно упоминание о родителях появляется в них не сразу, а с развитием человеческого самосознания, когда потребовалось объяснить «одиночество» брата и сестры.

Ученые-лингвисты пишут про вставное «t» в слове «sr» - женщина, давшее «str»,- но при этом упускают из виду санскр. «stri» с тем же значением, где это «t» присутствует. Скорее всего, эти два слова отличаются слогом, несущим добавочную информацию. Очень может быть, что этот слог соответствует санскр. «ta» - грудь, матка, лоно, бедро, добродетель или «tu» - золото, любовь, власть, движение, энергичность (намек на сексуальные отношения), а также «tha» - защитник (например, ребенка), страх, боязнь, предохранение, диск, нуль (намек на женское лоно). Что касается таких якобы «вставных «т»» в других словах,- разговор отдельный, но в слове «stri» оно может нести, как уже говорилось, дополнительную информацию. В принципе о возможности некой гласной буквы между согласными «t» и «r» свидетельствуют нем. «schwester» (сестра) и англ. «sister» (сестра). В этом случае можно связать между собой санскр. «tra» - покровитель, защитник и «tar», входящее в такие слова как «netar» (netra), «prayantar», «vāhitar», «saṁpraṇetar» со значением «вождь, предводитель», а также элемент «тур» в древнерусском выражении «буй-тур». Получается некое раздвоение образа сестры как подчиненной женщины (патриархат) и, одновременно, защитнице и руководителю (матриархат). Хотя это можно объяснить и тем, что старшая сестра брала на себя опеку над младшими детьми и больными или старыми взрослыми людьми.

Вставное «t» появляется и при рассмотрении санскр. «azri», которое на русский язык можно перевести как «ос(т)рый». Объяснить данный факт можно способностью «острого» предмета что-нибудь проткнуть, что по отношению к женщине (stri) носит сексуальный характер. Конечно мысль о том, что вставное «т» может нести дополнительную информацию, является лишь предположением, но почему тогда санскр. «tu» - золото, тот кто изменяет свою форму по желанию, любовь, иметь власть и силу, быть в движении, энергичность, умелый, подготовленный, ранить, повредить так хорошо накладываются на миф о Данае, к которой изменивший свою форму и хорошо подготовленный владыка Зевс проник в виде золотого дождя и энергично оплодотворил ее, повредив девственность? При этом тот же Зевс в виде белого быка (опять изменение формы) похищает Европу и увозит ее на остров Крит, чтобы овладеть ею. Здесь нужно отметить тождественность слов «белый» и «золотой», а также «бык» и «тур», которые наполнены сексуальным смыслом оплодотворения и плодородия, с чем связан и образ «дождя», оплодотворяющего землю. Возможно, что имя «Даная» связано с санскр. «dhenu» - молочный, земля. Данаю ведь оплодотворили как землю белым (золотистым) дождем и в ней самой должно было появиться белое женское молоко.

Многие древнейшие мифы пронизаны ничем не прикрытой сексуальностью, и многие древние слова так или иначе связаны с нею. Искусству секса в древности обучали, поэтому санскр. «śikṣā» - знание, искусство, поучение, наставление. Существовало и обожествление мужских и женских половых органов, что вынуждает при рассмотрении слова «сестра» коснуться и этой щепетильной темы. С санскр. «tu» - власть, сила, энергия, изменение формы (ассоциация с мужским половым членом) связано «ta» - матка, лоно, целомудрие (относится к женскому органу), воин, боец, вор (относится к мужскому органу, крадущему женское целомудрие или овладевающему им). Эти значения под видом вставного «т» вполне могли проникнуть в слово «острый» по ассоциации с протыкающим половым членом мужчины и в слово «sr» - женщина (как объект этого «протыкания»), усилив значения данных слов.

Если санскр. «azri» - лезвие, острие имеет также значения «входить, находить прибежище, возвращаться» (лезвие входит в тело и возвращается ударившим назад, и половой член входит в женское лоно и выходит из него), то «astri» уже имеет значение «не женщина». Это в принципе можно объяснить и начальным «а», имеющим в данном случае отрицательное значение. При этом «zri» - соединять, гореть, входить, проникать, вонзаться, изящество, великолепие (что может являться описанием сексуальных отношений) и даже цветок лотоса, а «stri» - звезда, светило, женщина, самка. Но в символике цветок лотоса связан с плодородием,- с луной и солнцем, с огнем и водой, с божественным светом и адской темнотой, то есть «цветок лотоса» в отличие от «нефритового стержня» (мужской половой член) олицетворяет собой женское влагалище, которое поэтично называли пещерой «божественного лотоса». Таким образом, если «azri» - вонзающийся предмет, то «zri» можно считать и местом вонзания меча или полового члена. С этим «zri» может быть связано слово «шрам» (след от вонзания острого предмета), а также слово «зри», с которым, в свою очередь, связано слово «зрак» - взгляд, взор (сравните: пронзающий или горящий взгляд, взор). Возможно когда-то древние люди связывали между собой женское влагалище (аналогия «шрама») с пронзающим его мужским половым членом и глазницу с пронзающим мировое пространство зраком,- во всяком случае в психоаналитике «глаз как сновидение (так же, как и рот) является часто скрытым символом женского полового органа». Да и в древней мировой культуре знак «йони» (женское лоно) часто соотносился с изображением человеческого глаза.

Интересно, что если мы представим слово «stri» - женщина в виде «stari», то получим санскр. «бесплодная корова; ночь, прошедшая напрасно», в то время как «stara» - слой, пласт, наслоение и «staru» - разрушитель, враг, уничтожитель. Во всех этих словах просматривается понятие уничтожающей «старости» и одновременно понятие «старшинства», связанного с приобретаемым опытом (знанием). Тогда «острый» (санскр. astra - острие) - это «не старый», еще не источенный, если принять во внимание, что начальное «о» может соответствовать санскр. «а», имеющему значение отрицания. При этом слово «astara» (a-stara), которое можно трактовать как «не старый(ая)», может соответствовать «astr» - метатель, стрелок (в том числе и «метатель» спермы (мужчина) и «метательница» молока из груди (молодая женщина)). Сравните: астра (άστήρ ) — звезда (метающая лучи).

В это же время «as» - стрелять, «sa» — точить, обтачивать,- здесь просматривается ассоциация между летящими (стреляющими) искрами при заточке острого предмета и звездой, стреляющей своими острыми лучами. В то же время при метании стрел из лука происходит опустошение колчана, что ассоциативно связывалось со старением организма и невозможностью с легкостью «метать стрелы» (сперму) как в молодом возрасте. Поэтому слово «старый» и связано со словом «стрела» почти невидимой сейчас ассоциативной связью. Но тем не менее со старением организма человек приобретает житейский или боевой опыт, что дает ему право руководить другими более молодыми людьми (стрелами). В таком случае окончание «ый» слова «старый» может быть связано с санскр. «ij» - порицать, упрекать и «aj» - вести, посылать, приводить в движение (то есть, руководить согласно приобретенному опыту). «J», как известно, в русском языке может соответствовать «й».

Слово «астра» - звезда можно трактовать и как «острая», и как «as» (стрелять, - например, лучами) + «tra» (покровитель, защитник). Звезды на небе в древних мифологических представлениях связывались с животными, на которых шла охота (некоторые из них могли являться тотемами-защитниками, поэтому на них охотились лишь в религиозных целях), что также определяет связь слов «астра» (звезда) и «стрелять», но тем не менее планета Венера (Астар, Иштар, Астарта), которая тоже считалась звездой, почиталась в качестве божества плодородия и любви, что в полной мере можно соотнести с охотой, но только с любовной - на женщин, на которых когда-то охотились с целью похищения в свой род.Сравните: санскр. «ahata» - пораженный, поврежденный, нарушенный, связанный, запертый и в то же время, невредимый, не пострадавший; «hata» - пораженный, убитый; нарушенная, изнасилованная женщина.

Слово «хата» (жилище) возможно связано с санскр. «gātu» - дорога, путь, место, жилище, - при том, что «hatu» - дорога, путь, смерть, гибель по смыслу связано как с «gātu» (дорога, путь), так и с «hata» (пораженный, убитый). Возможно «хатой» когда-то называлось что-то вроде места последнего упокоения или жилище знахаря (волхва, жреца), лечившего раненых и отпевавшего умерших. Сравните: домовина — гроб и дом, погост — кладбище и гость (вошедший в дом). Но может быть хатой по ассоциации назвали место, где человек спит «как убитый» и где мужчина спокойно занимается любовью с женщиной. Тогда слово «хотеть» может быть связано и с желанием сна и отдыха в дороге, и с желанием любви, и с желанием добыть еду на охоте,- а вот в слове «па-хать» может быть заключено значение «hata» - пораженный, нарушенный, ведь земля при пахоте нарушается плугом или сохой. В сущности, она при этом «насилуется» как женщина и в нее «брызгаются» семена будущих всходов, которые она «пьет» и, скрывая в себе, защищает. Сравните: санскр. «pa» - пить и защищать.

Как мы видим, наши древнерусские слова по большей части составлены из элементов, которые соответствуют более древним словам. А значит может возникнуть предположение о том, что с утверждением христианства на русской земле произошла реорганизация нашего древнейшего языка, но, возможно, она началась и несколько раньше этого времени. Такие изменения в языке могли происходить в случае изменения религиозного мировозрения, которое всегда было связано с межрелигиозной борьбой.

В связи со словом «hatu» - дорога, путь, смерть, гибель (сравните: финск. hauta - могила), возможно связанным с русск. словом "хата" (где спят как убитые) можно поставить вопрос о связи русского слова «пого(с)т» со словом «пагода», которое считается португальским произношением санскр. бхагават, «священный, славный». Но дело в том, что прототипом пагоды является так называемая «ступа», которая «исторически восходит к могильным курганам, сооружавшимся для погребения царей или вождей (Википедия)». Сравните: русское вы-ступа-ть (в значении выдаваться, возвышаться), санскр. «stupa» - вершина, куча, груда, насыпь, пучок волос, гробница. Над могилами вождей, как известно, насыпались курганы. Наверное, сосуд для измельчения «ступа» назван так по ассоциации с кучей, грудой, на которую дробится зерно, которое и само в ступу насыпается «кучей». На это указывает и санскр. «tup» - повреждать, ранить (в данном случае зерно), тогда «с» является элементом связи, соединения. То есть «ступа» - связанная с дроблением (повреждением). Сравните: русское «со» (со-единение), санскр. «sa» - с, вместе с. Надо сказать, что и могильники-ступы тоже связаны с «повреждением», но только человеческой жизни и человеческого тела. Наверное, урну с прахом можно назвать неким отражением ступы с молотым зерном и, одновременно, древней могильной "ступы".

Разберем слова «погост» и «пагода» с учетом предполагаемого «bhaga» как нечто божественное. Тогда слово «погост» может соответствовать bhaga+asta, где «asta» - дом, жилище, конец, смерть. То есть погост — это кладбище, чем он и является в настоящее время. В таком случае слово «пагода» может соответствовать bhaga+ada, где «ada» - берущий пищу, захватывающий, похищающий, получающий, что соответствует кладбищу, получающему «пищу» (еду) в виде мертвых тел. Но слово «погост» можно представить и в виде pa+gostha, где «pa» - охранять, защищать, поглощать, присваивать и «gostha» - место встречи, прибежище, собирать, скоплять (сравните: гости, погостить). В это же время слово «пагода» можно разделить на pa+gada, где «gada» - болезнь, булава, дубинка, изречение, яма, покрытие, ограда. Все это может являться эпитетами, описывающими защищенное оградой кладбище, где отпевали и хоронили людей, умерших как от болезни, так и от той же дубинки или булавы в многочисленных стычках. Но какое-то время слово "погост" использовалось как место сбора дани, куда приезжали князь с дружиной (гости), чтобы ее забрать в качестве "еды".

Конечно, «старуха» ассоциативно связанная мною со «stari» (бесплодная корова, ночь, прошедшая напрасно) , — это финальное завершения развития женщины (stri), когда набравшееся опыта, превосходное и терпеливое (sa — знающий, превосходный, терпеливый) женское «ta» (матка, лоно), неоднократно рожавшее ( ri – производить, выпускать на волю, перерезать; su - рожать) становится недееспособным (sa - это и потеря, утрата, разрушение, стачивание; ru — разделение, разрушение) и готовым к окончательному остыванию или уходу (ha — оставлять, покидать, угасать, умирать).

Можно воспринять это как один из примеров того, что каждый слог древних слов мог иметь свои самостоятельные значения,- что позволяет считать эти слоги еще более древними словами. Кстати, «ha» - оставлять, покидать, угасать, умирать имеет также значения «вскакивать, бросаться, прыгать вперед, отправляться, чтобы иметь прибежище, попадать, разрушать, испускать, извергать». Нет никакого сомнения в том, что это «ha» входит в общеизвестное русское слово из трех букв, которое характеризует мужской половой орган, прыгающий вперед, извергающий сперму, а затем уходящий и угасающий. Но в русском слове оно имеет форму «hu» - брызгать, кропить, совершать жертвоприношение, быть поглощенным. И в то же время «ha» может описывать восход солнца (санскр. heli) на небосвод, которое окропляет лучами землю, - а затем его опускание и уход за горизонт.

Трудно сказать, почему именно женщин в древности связывали со старостью, может потому что они раньше старели? А может из-за того, что их считали старшими во времена матриархата, когда женщины управляли мужчинами. Возможно, поэтому сестра в некоторых очень древних сказках старшая по отношению к своему брату. Кстати, то что древние красавицы натирали свои щеки свеклой, а сейчас красят губы и подводят брови, может являться отголоском древнейшей традиции придавать своему лицу признак старшинства и опыта, доминирующего над молодостью и неопытностью. Сравните: «stara» - слой, пласт, наслоение (с одной стороны — старческие морщины, а с другой — слой грима сравнительно молодой женщины, делающий лицо старше). Правда, сейчас макияж объясняется чем угодно, но только не этими древними причинами.

Вот одно из современных объяснений: «Попытки изменения своего внешнего вида – прообраз макияжа, для привлечения противоположного пола, были настолько успешными, что постепенно переросли в вид определенной деятельности». Но девочкам, как известно, до сих пор не позволяют «краситься»,- ибо такая возможность предоставляется после взросления или древней инициации взросления, когда девочек после первой менструации на какое-то время отделяли от общества, а затем под руководством престарелых женщин подвергали различным табу и учили их всяким женским премудростям. При этом девочек раскрашивали охрой и богато украшали, а затем после омовения на заре возвращали в общество (М. Элиаде). Так что первый в жизни макияж древней женщины был связан вовсе не с попыткой привлечь мужчину, а с периодом ее инициации. Причем инициация девочек происходила с помощью старух (жрица баба Яга). Отсюда и связь макияжа («stara» - слой, пласт, наслоение) со старшинством и старостью (приобретенным опытом и заодно морщинами и шрамами).

С предполагаемым «sr» - «женщина» в санскр. «svasr̥» - сестра, возможно связаны такие санскр. слова как «zri» — смешивать, приготовлять пищу, свет, блеск, красота, изящество, богатство, сокровище и «sru» — истечение, родник, родить, иметь выкидыш. Как видим, все эти слова имеют отношение к женщине, обладающей в том числе и женскими особенностями. Учтены даже неудачные роды с преждевременной смертью матери, потому что «sru» может означать и «чахнуть, погибать».

Не исключено, что с санскр. «zri» связано русское «жрица (жрец)», а со словом «sru» - русский аналог слова «испражняться». Частые случаи дизентерии (dysenteriae)в древности могли послужить появлению санскр. «dus» - быть загрязненным, нечистым,- с которым, как ни странно, могут быть связаны слово «душа» и слово «душ» (очищающий от грязи). В переводе с древнегр. dys — расстройство или нарушение, но душа также может «загрязняться» (нарушаться) и приходить в расстройство (заболевать). Слово «жрать» могло произойти от «zri» - смешивать, приготовлять пищу, ведь мы, поедая (пожирая) пищу, смешиваем ее в своем желудке, чтобы затем извергнуть (sru) ее остатки наружу. Подобную пищу, приготовленную жрецом или жрицей в качестве жертвы, мог «пожирать» и огонь.

Любопытно будет рассмотреть санскр. «zvas» - раздувать, тяжело дышать (раздувание огня), издавать звук, оплакивать, бить, ударять (языческий ритуал над покойником или принесение жертвы), благоприятность в будущем. Как видим, это может быть отнесено к жреческим функциям сестры (schwester). При этом «svas» - остроконечный, острый может указывать на нож у жрицы. Санскр. «zas» в значении «убивать, резать» совпадает со значением слова «zvas» - бить, ударять, лишать жизни, но это не означает равнозначности русского слова «сес-тра» и немец.. schwes-ter, ведь окончания этих слов могут иметь разные значения. Сравните: санскр. «tra» - покровитель, защитник и «tera» - смотрящий искоса (украдкой). В русском языке по этому поводу есть выражение «стрелять глазками», то есть интересоваться мужчинами. Хотя, возможно, в данном случае "смотреть искоса" - это заниматься своими делами и, одновременно, присматривать за малышами, оставшимися на попечении. Впрочем есть и санскр. «tara», по смыслу схожее с «tra». К тому же санскр. «sa» в значении «с, вместе с» (значении связи) присутствует в русском языке (со-юз, со-брать) наравне со словом «sva» (свой), где тоже есть значение связи. Но, все-таки, можно предположить, что русское «сестра» и немец. Schwester были образованы из разных слов.

Русское слово «сестра» может соответствовать санскр. «zastra» -обучение, руководство, любое оружие для резания или поражения,- в таком случае «сестра» - это женщина, обученная хорошо владеть каким-либо острым предметом, и сама обучающая, в том числе и мужчин, если вспомнить древние мифы и сказки о старшей сестре и младшем брате. При этом немец. «Schwester» может соответствовать санскр. «svastra» — вооруженный превосходным стрекалом (острым колющим предметом). Понятия, как мы видим, равнозначные, хотя слово «zastra» может также обозначать «обучение, руководство». Элемент «tra» в этих словах имеет значение «покровитель, защитник». Но не исключено, что немецкое слово, все-таки, связано с «tera», которое можно трактовать и как «интересующаяся мужчинами», если так понять выражение «смотрящий искоса (украдкой)».

Но если сестра интересуется мужчинами, то значит она — на выданье,а после ее выхода замуж она уже станет заботиться о своих муже и детях и ей будет не до посторонних мужчин. А острыми предметами в ее руках могут быть и спица, и игла, и нож для резки мяса, и веретено для пряжи, и ножницы,и даже в какой-то степени прутья веника для подметания пола. Но это касается сестры в современном понимании слова,- как кровной родственницы братьев или таких же как она сама сестер. Вот только выходя замуж и навсегда уезжая из дома, сестра как бы умирала в своей семье и уже могла перестать быть сестрой, потому что выходила из-под власти своего рода (отца). Это сейчас сестра, даже выходя замуж, продолжает оставаться "своей женщиной", но так ли это было в древности? Скорее всего нет, потому что древнее «сестринство», как и древнее братство, предполагало постоянное сосуществование рядом друг с другом (в едином обществе) людей, зачастую вовсе не связанных кровными отношениями.
Если слово «сестра» очень древнее, то оно могло возникнуть и во времена так называемого «агнатского» родства, когда кровное родство не имело никакого значения, потому что условными родственниками считались все те, кто подчинялся одному и тому же вождю. Выходя из-под власти вождя (отца), человек переставал считаться своим.

А значит слово «сестра» может быть связано, помимо прочего, с существованием в древности женских тайных обществ, в свою очередь связанных с сакральными культами,- одним из которых было общество всем известных амазонок, которые использовали в бою колющее (луки со стрелами, дротики, небольшие копья) и рубящее (топоры с двойным лезвием) оружие. Таким образом, если слово «брат» может быть отнесено к существованию мужских обществ (братств), то слово «сестра» может быть связано с существованием женских обществ. И лишь впоследствии эти слова были связаны с родственными (кровными) отношениями. Хотя стоит заметить, что ни один древний бой не обходился без крови и многие там породнились со смертью.

По сути амазонки могли быть этими самыми «сестрами» (далеко не всегда кровными) друг другу, обучающими рожденных ими девочек боевому искусству владения оружием и наказывающими своих соперников мужчин-воинов. То что при этом они убивали любовников и рожденных от них мальчиков может быть сильным преувеличением. Во всяком случае сарматов считают рожденными от связи амазонок со скифами. Более того в сарматском обществе женщины занимали даже более высокое положение, чем мужчины. Они не только вели домашнее хозяйство и воспитывали детей, но и воевали наравне с мужчинами и даже руководили ими. В общем, это был своеобразный матриархат.
Исходя из предположения, что в древнем закрытом женском обществе все женщины были сестрами друг другу, слово сестры можно трактовать и как «связанные (между собой) женщины». Сравните: санскр. «si» — вязать, связывать, «sa» — связь, подобие, равенство и «stri» — женщина. Но при этом такие сестры могли и воевать, и воспитывать детей, и вести домашнее хозяйство. Могли они быть и жрицами, и красавицами в представлениях окружающих их язычников-мужчин, ведь санскр. «zri» — красота, великолепие одновременно обозначает и «смешивать, готовить, гореть» (готовить жертвоприношение для сожжения на огне).

Не надо думать, что новые культы и верования приходили одновременно с полной заменой предшествующей им религии и понятий, соответствующих этой религии. Часто бывало и так, что длительное время сохранялось смешение представлений из разных эпох, пока одни представления окончательно не заменялись другими. Но все равно следы древних представлений оставались в виде всевозможных мифов, легенд и сказок. В данном случае понятие «сестры» как «своей женщины» или кровной родственницы принадлежит нашему времени, понятие сестры как одной из многих женщин, входящих в женское закрытое общество, принадлежит более древнему времени амазонок, а понятие сестры как старшей по отношению к брату возможно восходит к наиболее древним временам матриархата. Если конечно он существовал.

Понятию сестры как одной из женщин, объединенных в некое сообщество, соответствуют древнегреческие мойры, прядущие и обрывающие нить человеческой судьбы. При этом острое веретено (приспособление для ручного прядения пряжи) ассоциативно связывается со словом «стрела (острие)» или элементом «стр» в слове «сестра». Сравните: санскр. «astr» - метатель, стрелок, латин. «astra» — звезда, санскр. «stri» - звезда, светило, женщина, самка. В обыденном смысле женщина тоже метатель,- вот только «мечет» она как заинтересованные взгляды, так и струи молока при появлении у нее ребенка. И при этом она всегда является звездой в понимании джентльменов-мужчин. Но древние амазонки при этом метали и стрелы.

Слово «мойра» переводят как «часть, доля», но что любопытно, санскр. «se» — порция, кусок может соответствовать понятию «часть, доля»,- то есть «се-стра» - одна (часть) из женщин (из стрел, из звезд, светил). Более того, санскр. «bhaginī» переводится как «сестра», но “bhaga» в том числе и «часть, доля», а «ina» - умелый, сильный, неистовый, великолепный, повелитель, солнце. Вот и получается, что сестры-амазонки — это сплоченные вместе (ama — вместе, сообща) части блестящего женского воинского коллектива. Сравните: санскр. «san_kā» — битва, бой; «sāṅkhye» — битва. Получается, что слово «амазонки» можно трактовать как объединение женщин-воительниц или женщин-сестер.
А слова «сестра» и «амазонка» являются едва ли не синонимами, ведь «sa» (si) тождественно «ama» в значении связи, соединения, а «astra» - острие, оружие и «astr»- метатель, стрелок тождественно «san_kā» — битва, бой и «sāṅkhye» — битва, которые с учетом древнего перехода m-n, могут быть связаны со словом «самка». Связаны они и со словом «семя» (в бою сеяли стрелы как семя), и со словом «земля» (болг. земя, латыш. zeme), потому что земля как самка (мать) принимала в свое чрево не только семя, но и убитых на войне людей.

Слово «сестра» изначально было связано с чем-то острым, независимо от того, прядет ли она пряжу, шьет ли одежду, стрижет ли овец или готовит еду на жгучих (острых) языках пламени, а то и стреляет из лука в смертельном бою. При этом сестра когда-то была «всего лишь» одной из многих связанных с нею «сестринскими» узами женщин-правительниц (вспомните про старшую сестру и младшего брата из сказок и мифов), ведь санскр. «sa» и «si» имеют значение связи, «stri» - женщина, «zas» — правитель и «tra» — покровитель, защитник.

Кстати любопытна попытка этимологии слова «stri» - женщина из «sutri» или «sotri» - носящая детей, потому что со словом «sotri» возможно связано русское слово «отрок», которое в свою очередь может быть связано с санскр. «taraka» - звезда, метеор и «daraka» — мальчик, девочка, ребенок, ломающий, разрушающий, разрывающий, если учесть возможную метатезу (перестановку букв) в начале слов «otri» и «tara».
Тогда «sotri» - это связанная с отроками (детьми), где «sa» - с, вместе с. То, что слово «отрок» может быть связано с «taraka» - звезда, подтверждает санскр. «tara» - проходящий через, покоряющий, завоевывающий. И, действительно, пересекший границу между двумя мирами ребенок со дня своего рождения начинает завоевывать мир.

Вот некоторые предания, связывающие детей и звезды: 1. дети до своего рождения живут в безвестных пространствах звездных миров, откуда в урочный час и слетают на землю; 2. при рождении человека в небе зажигается новая звезда, при уходе из жизни она гаснет или падает; 3. каждая человеческая душа приходит на землю со своей звезды-владыки; 4. у любого человека с малолетства определена судьба,- за этим следят Рожаницы-звезды и девы судьбы; 5. падающие звезды (метеоры) по некоторым поверьям спускаются с небес, чтобы вдохнуть души в новорожденных детей. При этом «tara» - проходящий через, завоевывающий, покоряющий, превосходный, звонкий, лучезарный вполне может относиться к родившемуся («su» - рождать) ребенку победителю и будущему защитнику (tra — защитник). «Su» + «tra» могло дать «stri» - рожающая детей (будущих защитников), где «i» в данном случае соответствует женскому роду.

Теперь обобщим все сказанное ранее, добавив еще некоторые слова. Слово «сестра» можно разделить на се+стра и на сес+тра. В первом случае элементы слова связаны с санскритскими словами: «sa» - знание, связь, равенство, превосходство, добывать, дарить, она, он; «se» - порция, кусок, служить,обслуживание; «se» = as — светить, сиять, чистить; «si» - швырять, метать, связывать; «su» - рождать; «stri» - звезда, светило, женщина; «str» - устилать, усеивать, разбрасывать, убивать; «str»=«spr» - радовать, защищать; «astr» - метатель, стрелок, разбрасывать, рассеивать; «astra» - острие, метательное оружие, лук, стрела, оружие вообще.

Во втором случае элементы слова «сестра» связаны с санскритскими словами: «zas» - подвергать наказанию, осуждать, руководить, учить, повреждать, ранить, убивать; «zasa» - нож, приказ, распоряжение, правитель; «zis» — повреждать, ранить, убивать, покидать, оставлять, позволять остаться, экономить, беречь; «tra»- защищать, охранять. Помимо этого «zastra» - обучение, руководство, нож, кинжал, любое оружие.

Судя по всему эти слова наиболее полно характеризуют образ воительниц-амазонок, а не просто домашних сестер-хозяек. По свидетельству арабского посла Ахмета, бывшего у волжских булгар и видевшего там славян, все славянские женщины носили с собой нож, что может указывать на следы присутствия у них древнейшей воинственности амазонок.

Тем не менее амазонки были способными к родам женщинами, а значит в слове «сестра» этот факт должен быть отражен. Скорее всего он заключается в таких словах из санскрита как: «sa» - сосок, зародыш, сон, спячка (малыша); «si» - привязывать; «su» - рожать; «zi» - лежать, покоиться, вылезать, вываливаться; «sas» - спать, быть бездействующим, не занятым, «sus» - порождать, «zis» - покидать, оставлять; «zus» - производить потомство, причинять боль, сохнуть, высыхать, сушить. С этими словами должно быть связано русское «сися» или «сиси». Что удивительно, в латыни существует взаимосвязь «сестры» и «груди» (сиси). Сравните: soror — сестра и sororio - (о женских грудях) подрастать вместе, как сестры.

Слово «сися», скорее всего, состоит из элементов, связаных с санскр. «si» - швырять, бросать, метать (когда женская грудь свободна), закреплять, обвязывать, сковывать (когда она перевязана) и «isa» - упитанный, изобильный, а также «isya» - весна (ассоциация с младенцем, припавшим к изобильной груди и юным возрастом матери). «Сиси» могут как покоиться под лифом, так и вываливаться из него или выниматься при кормлении ребенка, но также они могут и высыхать (потеря молока, старость). Все это отражено в вышеприведенных словах из санскрита.

Рассмотрим теперь санскр. «svasr̥» или «svasara» — сестра, которые связаны со «sva» - свой, собственный, богатство, сокровище; «zva»= «zvan» - самка собаки; «sr» - течь, литься, питать, кормить, лелеять, дуть, убегать, спасаться, находить прибежище, нападать, атаковать; «sara» - сердцевина, твердость, сила, энергия, достоинство, богатство, изобилие, хозяйство, вода, союзник, честность и даже помет, навоз, сливки, творог; «svas» - остроконечный, острый; «zvas» - дуть, раздувать, переводить дыхание, тосковать, вздыхать, ударять, бить, убивать; «ra» - дарить, овладевать, яркость, блеск, любовь, движение; «ri» - отпускать, разъединять, отрезать; «ru» - разделение, разрушение, страх, боязнь, война, кричать, реветь, хвалить. Здесь явно видно, что речь идет о рачительной женщине ведущей домашнее хозяйство, рожающей детей и боящейся любых сражений. Которая если и убивает, то только животных и птиц для приготовления пищи, и которая может атаковать только защищая малых детей от опасности.

То, что слово «сестра», как и слово «брат», первоначально не являлось определением близких родственных отношений, могут косвенно подтвердить исп hermana катал germana со значением «сестра», ведь мы знаем, что лат. Germani обозначалась группа племен, располагавшихся на определенной территории, которые были соседями друг другу. Считается, что это слово связано с кельтским термином территориальной близости. Более того в древнегерманском языке было слово heri/hari — «войско», а в санскрите hari — пленительный, очаровательный, рожающий, что связывает термины «женщина» и «войско» в единый образ «амазонок». Это подтверждает и санскр. «hara», имеющее следующие значения: восхитительный, очаровательный, вынашивающий, порождающий, производящий на свет и, в то же время, война, битва, сражение.

И в заключение сравним два слова, вроде бы никак не относящихся к заявленной теме: опал (упал) и опал (минералоид). Первое может нести эротическую окраску,- сравните санскр. «aphala» — бесплодный, напрасный, бессильный, неспособный (проблемы с импотенцией), а второе может быть связано с санскр. «upala» — камень (который падает). С учетом «phala» - скачок, прыжок слово «aphala» можно трактовать как «не скачущий», а с учетом «u» - реветь, защищать, приветствовать и «pala» - мера веса, защитник слово «upala» можно трактовать как ревущий защитник (культ камней, метеорит). Считается, что лунный камень «опал» дает надежду в любовных делах, а значит в случае сексуальных проблем его могли носить с собой.
Функции священных камней: камни-оплодотворители, которые способствовали оплодотворению; камни-исцелители с отверстиями, способствующие оздоровлению; камни-метеориты или «небесные камни», которые являлись символами плодородия, камни-покровители, обереги. (Википедия)

Получается, что слова «опал» (упал) и «опал» (камень) могут быть связаны друг с другом древними смыслами, которые современному человеку не всегда доступны. Их можно назвать нитями-гунами (санскр. guna — нить, веревка, шнур), которые объединяют все древние слова между собой в единое целое, благодаря чему древний язык не был простым набором зачастую не связанных между собою слов. Поэтому и получается так, что рассматривая одно слово, нужно при этом уделять внимание и другим связанным с ним словам, что приводит к определенным трудностям при написании статьи и утяжеляет рассмотрение этимологии древнего слова. Но без этого никак нельзя обойтись. Надо сказать, что термин "гуна" является "одной из категорий индуистской философии санкхья, где описываются три гуны (благости, страсти и невежества) как основные начала материальной природы, пронизывающие все сущее.
Вполне возможно, что эти гуны, связывающие между собой разные слова, были использованы и при создании древних индо-европейских языков. Поэтому наличие таких гун в языке может указывать на исключительную древность его по отношению к другим языкам, где наличие таких гун никак не определяется.





Рейтинг работы: 12
Количество отзывов: 2
Количество просмотров: 61
© 10.09.2017 Анатолий Мармазов

Рубрика произведения: Проза -> Статья
Оценки: отлично 1, интересно 3, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 6 авторов


Рудольф Сергеев       10.09.2017   16:29:52
Отзыв:   положительный
Интересно !
Анатолий Мармазов       10.09.2017   17:03:53

Спасибо, Рудольф!










1