Пятьдесят шагов


Пятьдесят шагов
Вместо ПРОЛОГА. Глядя в небо в сторону «гнилого угла», – над западными воротами своей усадьбы: оттуда всегда приходит ненастная погода, - я наблюдал как уже неделю группируются там многоэтажные кучевые облака. Постепенно они темнеют грозово, - сплошной и мрачной пеленой стремительно перемещаются на восток, - вызывая надежду « а вдруг?..», но нет?.. Третий месяц стоит опасная сушь и только быстрые воды изрядно обмелевшей реки спасают квёлое тело от перегрева...

НЕ ЛЮБЛЮ, КОГДА КРИЧАТ «ПОЖАР ?!.
     Странно-знакомый треск взрывающихся петард отвлёк меня от работы и я поспешил раздражённо на балкон. На улице, - у реки, - было пустынно и звук яростно раздираемого гигантских размеров полотна доносился слева, - от соседей.

     ...Сквозь быстро обнажающиеся доски обрешётки в глубине деревенской бани яростно бушевало красно-оранжевое пламя. Огненным ветром подкидывало раскаленные и разлетающиеся в стороны и вверх осколки шифера. У общего с соседом забора суетилось несколько человек. «...твою мать! – обречённо сказал я и побежал отключать электричество. Побежал... – это было преувеличением... и большим.

     Два месяца прошло как я вернулся из республиканского кардиодиспансера после операции на сердце и жил по «инвалидному» распорядку: не нервничать; поднимать не более двух-пяти килограмм и проходить ежедневно всего-лишь два-три километра...
      К пяти часам после полудня свою норму я уже выполнил. Но в голове щёлкнуло, что жизнь моя, похоже, заканчивалась. Сердце забухало жарким и колющим мешочком, а лицо горячечно загорелось. Пожарище, а по-другому уже и не скажешь, было в пятидесяти шагах от моего дома. Краем сознания я отметил усиливающийся треск взрывающейся шиферной кровли и гул в центре огненной воронки, втягивающей в себя окружающий воздух. Ветер, поверху, сильными порывами дул в сторону реки и, подхватив столб огня с сизо-чёрной шапкой клубов дыма, швырнул его на следующий дом по улице, лизнул кирпичную стену и, расплавив сайдинговую облицовку фронтона, - ушёл вниз, вправо, - поджёг штабели половых досок у забора соседа слева и разогнал своим жаром толпу зевак. ...Огнём были охвачены все деревянные постройки, стоявшие в одном ряду с баней. За ними горел второй этаж большого и добротного двухэтажного дома из бруса, стоявший на кирпичном цокольном основании...

     Номер экстренного вызова - «112», -  был постоянно занят. За забором видно было, что звонили многие.. И я, безуспешно, в том числе. В мою сторону по сухой траве тридцатиметровой огненной дугой приближался жарко и тухло дыша жадный зверь, оставляя за собой полукруг чёрной земли. Это пошёл, как по пороху, - по пересохшим стебелькам, - низовой огонь в противоположную сторону от основного (...к моему дому?!.).
      Сосед с верхней улицы и его сын яростно сбивали пламя на траве сдёрнутыми с забора какими-то тряпками. Им помогали ещё несколько человек... К догорающему дому приблизиться было невозможно. Слышны были завывающие звуки сирены... С момента возгорания прошло двадцать семь минут.
      ...Первыми приехала пожарная машина, грузовик и колёсный трактор «Беларусь» со специально оборудованными цистернами для воды.      
     Со смотровой площадки «Горящей горы», - на которой находился всемирно известный санаторий Йантау, - отдыхающие увидели сквозь дым всполохи огня и сообщили об этом администрации курорта. Следом подъехали из районного центра ( в пятнадцати километрах ) два пожарных расчёта по два человека на каждой машине. Заливали водой и растаскивали груды обгоревших брёвен ещё два с половиной часа.
      ...Я подошёл минут через семь после начала пожара. Подойдя с верхней стороны участка соседа нашёл обалдевшего и довольно сильно подвыпившего другого соседа, чей дом находился через переулок – справа. Шурик было его прозвище. Как он там оказался и где сосед – погорелец Федя я не стал спрашивать. К Шурику, прижавшись к ногам , стоял Данилка – девятилетний внук Фёдора. Он сильно дрожал и громко плакал. Взяв мальчика за руку, отвёл его к себе. Как мог успокоил его. Данилка был очень напуган.

     Всё это: пожар, растерянные люди... вызывало ощущение нереальности. Словно это было не со мной. Я понимал, что повезло не только мне, но и всей немаленькой деревне. Поменяйся ветер на противоположный, - северо- восточный, - Огненный Зверь поглотил бы всё построенное не только у меня, но и у всей деревни... Об этом говорили мужики, - нервно затягивающиеся дымом сигарет, - тщательно спрятанными в горстях ладоней.
     Очень выручила река из которой с помощью мотопомп качали воду для пожарных машин. Тяжело было смотреть на хозяина сгоревшего дома, - как-то странно так говорить, - он был в шоке: повторял только, что он спал и разбудил его зарёванный Данилка, мол, горит что-то в сарае (бане...).
      Вскоре приехала жена: она торговала на рынке и узнала о пожаре от случайных людей. Она обвинила в поджоге своего мужа, а жили они последние пять лет, мягко говоря, недружно...
      Полицейские приехали на «Газели» с табличкой «Конвой»... Случайность... Спрашивали - оказалось,- дежурная оперативная машина. Это было вчера, 20 июля 2012 года. Сейчас, когда я пишу эти строки: 21 июля 2012 года - в 21 час 30 минут пошёл очень сильный дождь. Надолго, ли?...

ПОСЛЕСЛОВИЕ: ... Прошло пять лет. Жена у соседа, вскоре после пожара, умерла от рака... Недавно он отстроил на пепелище - на сохранившемся фундаменте, - небольшой дом. Проживает в гражданском браке со вдовой, хозяйственной и приветливой женщиной.
Судится только с бывшим зятем. Оказывается покойная супруга переоформила в своё время немалый земельный участок на своего сына.

      И новый дом стоит на чужой земле.







Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 36
© 10.09.2017 Ренат Х. Нуруллин

Метки: жара, пожар, несчастье, пепелище, семья, предательство,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 4 автора












1