Хо. Глава 8. За гранью реальности


Пространство всколыхнулось, впуская гостью в мир причудливого зазеркалья. Обрывки образов, воспоминаний и мыслей вращались вокруг неё, по неустойчивым орбитам, растекаясь и преломляясь. В этой бессмысленной кутерьме перепутанных кружев постепенно вырисовывалось что-то статичное, монументальное. Временами, в сознании проскальзывало ощущение, что она срывается в бездну, и тогда всё тело девушки непроизвольно дёргалось. Непонятные картины, чьи-то лица и обрывки фраз, налетая на громады тёмных колонн, разбивались вдребезги, осыпаясь на пол фарфоровыми осколками.
Вскоре всё прекратилось: Вращение, метаморфозы, вспышки памяти… Зеркало, без чёткого отражения, дрогнуло в последний раз и замерло. Слишком прохладно вокруг. Почти холодно. Малейшее тепло, исходящее от её тела, моментально поглощалось ледяными стенами серо-голубого цвета, сковывающими пространство вокруг Ольги. Монолитные своды, образующие полукруглый потолок, придавали суровому помещению тяжёлый давящий облик, слово всё оно было высечено в глубине вечной мерзлоты. Лёгкая синеватая дымка витала повсюду. Она то стелилась по полу, то, извиваясь в воздухе, кружилась невесомыми завихрениями. И пол под ногами был необычен. Он сплошь состоял из чёрных и белых плиток, ровно выложенных в шахматном порядке.
Пока девушка пыталась собрать воедино разбредающиеся мысли, беспорядочно блуждающие в её дремлющем сознании, очертания окружающего её коридора плавно изменились, преобразовавшись в зал с колоннами. Оля даже не успела осознать, двигалась ли она по коридору до того как оказалась в зале, или же стояла на месте, а всё что её окружало, вдруг поменяло свою форму. И был ли вообще этот коридор? Может быть, это стены расширились вокруг неё? Тогда откуда появились колонны? Всё плыло перед глазами. Пришлось усилием воли заставить себя встряхнуться от наседающей дремоты, и постараться сконцентрироваться. Это ей удалось на удивление быстро. Контуры помещения выровнялись и определились. Полубредовая череда галлюцинаций и подрагивающих волн перед глазами прекратилась, а вместе с ней и головокружение. Лишь необычайная тяжесть в голове осталась. Зато теперь стало возможным чётко и адекватно воспринимать всё, что её окружает.
Зал, в котором она находилась, был погружён в таинственный полумрак. Массивные колонны вокруг, и всё те же шахматные клетки на гладком полу. Стен практически не было видно. Они едва проступали из темноты. При беглом взгляде казалось, что их нет вообще, и зал является бескрайним и безразмерным. На некоторых колоннах торчали факелы, с трепыхающимся пламенем, разбрасывающим вокруг подёргивающиеся красно-рыжие отблески. Тепла от них не исходило. Огонь был не теплее ледяной корки, повсеместно покрывающей облицовку монолитных колонн.
Ольга выдохнула воздух из лёгких и увидела, как пар, слетев с её губ, разбился на несколько фрагментов, быстро заиндевевших и превратившихся в огромные снежинки, мягко опускающиеся на пол. Эти снежинки были сильно увеличенными копиями настоящих снежинок. Каждая из них имела свой собственный узор и форму. Необычайно красивое зрелище. Оля невольно залюбовалась такой красотой, но голоса, донёсшиеся до слуха, заставили её отвлечься. Теперь они были чёткими, звонкими и очень близкими. Девушка пошла туда, откуда они доносились.
Зал завершался тёмной безликой стеной. Факелы на колоннах слегка освещали ограниченные участки этой стены, с висящими на ней рыцарскими щитами, покрытыми жутковатой геральдикой. Оля продолжала медленно двигаться между колонн, пока те вдруг не расступились перед ней, выпустив на просторный участок зала, в дальней части которого гудел и потрескивал большой камин. Напротив камина стоял простенький столик. На нём виднелась шахматная доска с расставленными фигурами. А по обе стороны от столика, вполоборота располагались два кресла в которых сидели люди. Это их разговор привёл Ольгу сюда.
Стараясь двигаться как можно тише, чтобы не привлекать к себе внимания, девушка тихонько прокралась за колоннами, бесшумно скользя от одного укрытия – к другому, подобно тени. Любопытство подтачивало её всё сильнее. Ей хотелось подобраться как можно ближе к говорящим. Занять позицию поудобнее, чтобы всё видеть и слышать.
Зайдя слева, Ольга подошла к камину так близко, как только могла. Она даже чувствовала тепло, исходившее от него. Прильнув к ледяной колонне, девушка, затаив дыхание, выглянула из-за неё, и сосредоточилась, стараясь не упустить ни малейшей детали. Человек, который сидел к ней лицом, был ей знаком. Это был Женя. В том же самом костюме и чёрных очках, отражавших пламя камина. Его собеседник сидел спиной к Ольге, и одежда его была какой-то странной, отдалённо напоминающей монашескую рясу с накинутым на голову капюшоном.
Беседа велась спокойно и уравновешенно, но почему-то в ней всё-таки ощущалось довольно сильное напряжение. Словно любое неверное слово грозило смертью для одного из говорящих.
-Великое… Великое и мудрое творение человеческого гения – шахматы, –произнёс незнакомец тихим, немного слащавым голосом. -Игра мудрецов. Борьба интеллектов. Триумф рационального мышления. Наконец-то представилась возможность сыграть партию с действительно талантливым противником.
-Брось, –ответил Евгений. -Ты прекрасно знаешь, что я не умею играть в шахматы.
-А разве я умею? Мне ни разу не представлялся случай сыграть в них. Но я изучил правила. Ты ведь тоже их знаешь? Они простые.
-Знаю. Но играть всё равно не умею. И не буду. Тем более, с тобой…
-Будешь. И я объясню почему, –незнакомец взял с доски белого ферзя, и показал его собеседнику. -Потому, что одна фигура имеет необычайную важность для нас обоих. Это точка в нашем с тобой затянувшемся споре. Но вот после какого предложения будет поставлена эта точка, покажет наша игра. Понимаешь?
-Я… Не умею… Играть… В шахматы, –по словам произнёс Калабрин. -Ты что, меня не понимаешь?
-Умеешь. Ещё как умеешь. Знаешь, что я думаю обо всех этих «великих гроссмейстерах»? Все они уверенны в том, что умеют играть в шахматы. А вот и нет! Они лишь оттачивают зазубренные приёмы, придуманные кем-то. Запоминают гамбиты. Изучают ходы. Они – не играют, а соревнуются. Кто быстрее. Для них главное скорость, а не игра. Быстрее опрокинуть противника – вот их задача. Без чувств, эмоций и философского осмысления. Шахматы нужны не для этого. Они нужны для игры, для долгой и упорной баталии. Каждая пешка на доске – это твой солдат. Потеря очередного солдата неукротимо приближает тебя к поражению. Каждая сброшенная с доски фигура противника – это твой очередной шаг к победе. О, как это волнительно! Ощущать всю прелесть игры, обдумывать свой ход долгими часами, просчитывать каждую мелочь, осознавая, что поставлено на кон.
Он вернул ферзя на место.
-И что же на кону?
-Ты знаешь, что. Играем два к одному. Как видишь, я делаю тебе некоторые поблажки, в благодарность за достойное сопротивление. У тебя есть два варианта победы. У меня же – только один. Но мне его вполне достаточно. В случае победы, ты получаешь свободу, счастье и жизнь – независимо от выбранного варианта. Напоминаю, у тебя их два. Если же победу одержу я – тебе придётся умереть, предварительно предоставив мне кое-какую информацию, которая мне так необходима. Обещаю, что ты умрёшь легко, и без мучений. К поверженным противникам, если они достойны, я отношусь подобающе. А ты уже доказал мне, что достоин…
-Я всё понял. Только к чему эти красивые преамбулы? Ты рассуждаешь так, словно наша игра ещё не началась.
-Но ведь она действительно не началась. Как видишь, все фигуры на шахматной доске – нетронуты.
-Тогда что за спектакль был устроен тобой прошлой ночью?!
-Ах, вот ты о чём… Хо-хо-хо. Мне так захотелось поучаствовать в вашей милой беседе…
-И чуть всё не испортить! Достаточно вспомнить этот мерзкий, женоненавистнический монолог.
-Но, согласись, это прозвучало очень сильно.
-Это прозвучало отвратительно!
-Только не говори, что ты не разделял этого мнения! –повысил голос «монах».
Евгений замолчал, отвернувшись к камину.
-Ведь это правда. Тебя не прельщают женщины, кроме одной, –уже спокойным тоном продолжал незнакомец. -И та, единственная, сейчас здесь, на корабле. С нами. Я знаю. Я чувствую это. Я ощущаю непостижимую связь между вами.
-Она всего лишь моя знакомая. Бывшая подруга.
-Рассказывай эти сказки кому угодно, только не мне. Я знаю всё. Я заметил, как участилось твоё сердцебиение, когда ты узнал, что она появилась, как отреагировала на это твоя нервная система, как оживилось сознание. Ты ведь лежал в коме вторую неделю. Мне уже подумалось, что ты никогда не выйдешь из неё. Но тут появилась она, и ты «воскрес». К тебе вернулась жизнь. И теперь ты вновь представляешь интерес для меня. У меня появился новый шанс одержать над тобой победу. А у тебя – возможность получить всё, чего желает твоя душа. Не знаю каким образом, но эта девушка даёт тебе такую силу, что у меня дух захватывает от предвкушения нашей схватки!
-Я согласен сражаться с тобой до последнего вздоха… -произнёс Евгений. -Только прошу, не впутывай в это Ольгу. Оставь её в покое. Она тут не причём. Да, она мне очень нравится, она придаёт мне стимул бороться, но она не заслуживает такой участи – быть пешкой в нашей проклятой игре.
-Ты считаешь её пешкой? Ты ошибаешься. Это главнейшая фигура. Центральная. Без неё нам никогда не завершить этой игры. Поэтому, как бы ты не противился, она будет играть с нами, желаешь ты того, или нет. Она – наш игральный кубик. Непредсказуемая женская логика, от которой можно ожидать самый неожиданный результат. В этом-то вся и прелесть.
-Я тебя ненавижу!
-Прекрасно. Выбора у тебя нет. Ты конечно можешь отказаться от нашей игры, но в таком случае, твоя Ольга будет следующей жертвой. Ты не сможешь ей помочь, ну а я справлюсь с ней без малейших усилий, ты уж мне поверь… Если ты откажешься играть – она умрёт. Если ты проиграешь в нашей игре – она умрёт. Но… Эта игра даёт тебе возможность победить меня. И тогда она будет спасена. Подумай об этом.
-Я сделаю всё, чтобы раздавить тебя, сволочь!
-Одобряю твоё рвение. Ну что ж. Вчера ночью была обычная репетиция. Ознакомление. Вчерашняя ночь в расчёт не идёт. Ты встретился с Ольгой, а мне представилась возможность познакомиться с вашими взаимоотношениями. Хм… А ведь удивительно. В её сердечке тогда тоже что-то всколыхнулось. Чувствую, наша игра будет поистине великолепной!
-Если причинишь ей зло – пеняй на себя! Ты никогда не получишь того, что желаешь заполучить!
-Причинять ей зло? Если бы это было в моих интересах… Лишившись её, ты лишишься побуждения к жизни. Уничтожив Ольгу, я потеряю тебя, а значит угроблю столько драгоценных месяцев кропотливой работы. Ты окончательно закроешь от меня свою душу. А это неприемлемо. С другой стороны, когда она жива и здорова – ты более открыт и общителен. Мне кажется, что при этом, ты можешь быть очень силён, или же очень слаб. Остаётся лишь выяснить, в чём твоя сила, и в чём твоя слабость. Конечно же, я могу пойти на шантаж, но это может окончательно всё испортить. Настоящее удовольствие можно получить только от честной борьбы. Когда её исход неизвестен.
-В таком случае, чего же мы ждём? Начнём, пожалуй.
-Начнём обязательно. Сегодня ночью. Не забывай, Евгений, насколько важна эта девушка в нашей игре. Ты должен приложить все усилия. Понимаешь? Все свои усилия! Чтобы она поняла тебя. Когда она тебя поймёт – считай, что победа уже наполовину в твоём кармане. Я пока не знаю, какими способами ты будешь располагать её к себе. Мне безумно интересно. И, ты знаешь, я даже дам тебе фору. Безвозмездно. Для остроты ощущений.
-Какую ещё фору? Мне не нужны поблажки от тебя!
-Ещё как нужны. Дают – бери, бьют – беги. Вот мои условия: Я играю чёрными. Ты, соответственно, белыми. Следовательно, тебе начинать игру, и делать первый ход. Я позволю тебе сделать сразу два хода подряд. Проведи свой первый ход так, как тебе вздумается. Можешь не опасаться, я не буду вмешиваться, клянусь. Но со следующих ходов – пощады от меня не жди. Чем хитроумнее тактику ты разработаешь – тем изощрённее и ужаснее будет мой ответ. За самым блистательным белым ходом, неумолимо последует коварный и жестокий, чёрный. Поэтому постарайся как следует подготовить нашу дорогую фигуру к моему контрудару. Чтобы она не разочаровалась в тебе, если мои чары окажутся сильнее. В панику ударяться не нужно. Ведь как и в любой другой игре, ходы чередуются, а значит, после моего хода, обязательно наступит твой, и, как следствие, возможность отыграться. У тебя есть вопросы ко мне?
-Нет. Только подозрение.
-Какое же?
-Ты неспроста предлагаешь мне фору, ведь так? У тебя есть неотложное дело этой ночью. Что-то, не имеющее никакого отношения к нашему с тобой противостоянию.
-Ты успел хорошо меня изучить. Браво. Не вижу смысла отпираться. Да, у меня есть планы на эту ночь. Я выхожу на охоту. На долгожданную охоту. Мне нужны силы для предстоящей игры.
-Боже мой… Зачем? Зачем ты это делаешь?!
-Потому что я хочу есть. Я изнываю от голода.
-Не трогай этих людей! Зачем они тебе? Ты ведь борешься только со мной!
-Да, с тобой я борюсь, а на них – охочусь. Всё просто. Я – хищник, они – моя добыча. Ты называешь их людьми? Это старая привычка, или неожиданная наивность? Забудь про них, Евгений. Ты им вряд ли поможешь. Теперь только Ольга и я имеем для тебя первостепенное значение. Остальное – шелуха, тлен, пыль. Не отвлекайся на посторонние вещи. Сконцентрируйся на игре. Думай только о нас. Помни, она может тебя спасти, а я – могу тебя уничтожить… Или наоборот.
-Я буду молиться, чтобы твоя охота успехом не увенчалась, –стиснув зубы, процедил Женя. -Тварь.
Незнакомец расхохотался, и его смех разнёсся по холодному залу глухим уханьем, затухающим где-то вдалеке, среди колонн. После этого, загадочный «монах» поднялся с кресла и выпрямился во весь рост. Он был очень высоким. Гораздо выше Евгения, который также встал напротив него. Они молча смотрели друг на друга. Прислонившись щекой к колонне Ольга, затаив дыхание, наблюдала за ними. Её окоченевшие пальцы окончательно онемели, словно вмёрзли в камень. Но девушка терпела, не смея делать лишних движений, боясь, что её обнаружат. Глядя на Евгения, она заметила, что его лицо в буквальном смысле позеленело. Это был не цвет кожи, а какая-то таинственная подсветка. Зелёный свет слегка озарял контуры лица, и в стёклах его очков поблёскивали ядовитые отблески. Как будто этот свет излучался человеком, смотревшим на него, словно всё лицо незнакомца, невидимое для Ольги, на самом деле представляло один большой зелёный фонарь.
-Пожмём руки, и поклянёмся играть честно. Соблюдать очерёдность, не привлекать посторонних, сражаться достойно, –незнакомец протянул руку Евгению. -Клянусь.
Женя помедлил немного, и ответил ему рукопожатием.
-Клянусь.
-Сегодня поистине великий день, –прошептал «монах», не разрывая их сцепленных рук. -Игра, началась…
-Оля! –вдруг донеслось откуда-то из глубины зала.
Ольга встрепенулась. Она не сразу осознала, что этот зов раздавался только в её голове. Евгений и незнакомец его не слышали. И этот секундный трепет предательски её выдал. Отстранившись от колонны, девушка на мгновение оказалась на виду у Евгения. Тот её увидел, и его лицо тут же преобразилось. Это моментально заметил «монах». То ли он понял это по дёрнувшемуся мускулу на лице Калабрина, то ли успел уловить искажённое отражение, мелькнувшее в стёклах его очков.
-Нас подслушивают, –прорычал незнакомец. -Здесь посторонний!
-О чём ты? Тебе показалось! –безуспешно пытался разубедить его Женя.
-Нет, мне не показалось. Она зде-е-е-е-есь!!! –и зловещий «монах», развернувшись, метнулся к колонне, за которой пряталась Ольга.
-А ну… Назад!!! –Евгений, который всё ещё держал его за руку, стиснул её мёртвой хваткой, и что было силы рванул на себя.
Незнакомец этого явно не ожидал. Откуда у Евгения вдруг взялось столько сил? Не просто сил. Неукротимой воли. Духовной энергии. Он ведь сумел его удержать! Его самого! От такого рывка, Чёрный едва не упал на пол. При этом капюшон слетел с его головы, обнажив ужасающую личину, которой Ольга, на своё счастье, уже не видела, потому что бежала прочь, со всех ног, скользя, ударяясь об бесконечные вездесущие колонны, ища выход. Чёрный издал рык, похожий на стон, и обернулся к Евгению, прожигая своими зелёными «фарами», полными ненависти. Но теперь человек смотрел в эти безумные и ужасные глаза без страха, спокойно, чувствуя свою силу, чувствуя за что он борется, чувствуя волю к победе.
-Не трогай её, Хо. Заклинаю тебя, –произнёс Евгений, сжимая когтистую лапу сумеречника.
Рука Чёрного ослабла, но лишь на мгновение. Далее последовал дикий рывок, сопровождаемый ревущим хрипом монстра. Его рука выскочила из руки Евгения, содрав с неё кожу. Он бросил на человека последний взгляд, и развернулся в сторону убегающей Ольги. Растерянность, продолжавшаяся у него пару мгновений, вызванная неожиданным поступком Жени, была моментально развеяна вместе с остервенелым высвобождением руки. Теперь его уже ничто не удерживало, и он бросился в погоню, издавая леденящее душу уханье.
-Нееет! –вдогонку ему гневно завопил Евгений.
Но Хо уже было не остановить. Ольга бежала так быстро, как только могла. Колонны мелькали перед глазами. Кристаллы замерзающего дыхания разбивались о лицо, оставляя на нём мелкие порезы. Но она не останавливалась.
-Оля! О-оля! –нёсся навстречу ей чей-то далёкий призыв.
Вершинина начала задыхаться. Тяжесть в ногах становилась всё сильнее. Она бежала словно погружённая по колено в жидкий застывающий цемент. Девушка выбивалась из сил, стараясь не терять скорости, но двигалась она всё медленнее и медленнее, отталкиваясь от колонн, петляя между этими однообразными столбами, устремляясь туда, откуда доносился зов. А позади уже чувствовалось приближение чего-то страшного. В районе шейных позвонков Ольга ощущала его пристальный взгляд. И колонны впереди тускло освещались призрачным зеленоватым светом.
Злобное уханье: «Хо! Хо! Хо!» - обгоняло её, словно опутывало, впивалось в тело ледяными крючьями, которые тянули её назад. Она знала, что он гонится за ней. В то время как она едва передвигает ноги от тяжести, он мчится очень быстро и легко. Чёрные руки хищника поочерёдно вытягивались вперёд, хватаясь за колонны. Когти вонзались в камень, царапая и кроша его, подтягивали за собой тёмное тело, и выбрасывались дальше – к следующей колонне. Всё ближе и ближе к Ольге, уже чувствующей его дыхание за спиной.
Смрад подвального перегноя обдал её затылок, взвихрив волосы. Челюсти преследователя клацнули, и рука с растопыренными пальцами безошибочно метнулась к жертве. Из последних сил, Оля оттолкнулась от очередной колонны, и совершила заключительный рывок вперёд. Ноги уже не слушались её, будто набитые свинцовой дробью. Она приготовилась к удару сзади. Его не последовало. Вместо этого, прямо перед её лицом возник женский силуэт, который был словно вычерчен прямо в пространстве. Остановившись, Ольга зажмурилась, когда какой-то чёрный вихрь пронёсся сквозь неё, порвавшись об колонны, и рассеявшись по залу. Всё стихло. Преследование прекратилось. Только сердце гулко колотилось в груди, и чей-то образ стоял перед её глазами, пульсируя вместе с сердцебиением, пуская по воздуху вязкие круги, похожие на водяные.
-Оля! –отчётливо произнёс знакомый голос, очень близкий, но вместе с тем такой искажённый, как если бы он доносился из-под воды. -Вот ты где!
-Что? –откликнулась Ольга, не в силах понять, что происходит.
Пространство заколебалось, расплылось. Появилась какая-то мерцающая круговерть. И в её центре было только лицо… Лицо Лиды.
-Олечка-а. Просыпайся! –пропела она, и её мягкая рука дотронулась до плеча Ольги, настойчиво тряхнув его.
Всё поплыло вокруг, колонны исчезли, зал просветлел, превратившись в знакомую каюту. Вернулись сухость во рту, и тяжесть в голове. Но головная боль уже не чувствовалась, она прошла.
-Поднимайся, засоня, –ещё раз тряхнула её улыбающаяся Лида. -Хватит спать.
-Я что, уснула? –пробормотала Ольга, оглядываясь по сторонам.
Вместе с Лидией, в её каюте присутствовала Настя. Услышав вопрос подруги, Лида хихикнула и отстранилась, дав ей возможность подняться с койки. А ведь действительно, она спала. Это была не иллюзия, а самый обычный сон. Все ощущения после него были такими же, как и после любого другого сна. Воспоминания быстро стирались из памяти. То, что она увидела в шахматном зале, забывалось с катастрофической скоростью. И как она не пыталась вспомнить подробности своего сновидения, лишь ещё больше их забывала. Только отдельные фрагменты и слова зафиксировались в её сознании. Остальное – безвозвратно утонуло. Она почти не помнила, о чём говорили Евгений и незнакомец. Помнила лишь то, что они говорили о ней. Но что именно?
Восприятие реальности, возвращаясь всё отчётливее, вытесняло собой последствия пережитого во сне. Задумываться над этим не было никакого смысла. Это сон. Самый обычный сон, основанный на пережитых событиях и волнениях. Забыть и выбросить. День продолжается. Ольга зевнула, слегка размяла затёкшие руки, поднялась с койки, и, хлопая слезящимися глазами, спросила у подруг:
-Ну что? Какие у нас планы?
-Идём кормить наших монтёров. Вот какие у нас планы, –усмехнулась Лида. -Они починили радиостанцию, и проголодались как волки.
-Починили всё-таки? Молодцы! Заслужили достойный ужин, –согласилась Оля, направляясь к двери. -Ну что ж, пойдём стол накрывать.
-Починить-то починили, только пока никак не могут ни с кем связаться. Говорят, сплошные помехи только ловятся, –двигаясь следом за ней, рассказала Лидия.
-Всё равно хорошо. Это уже результат.
Они вышли из каюты, и отправились по коридору, в сторону камбуза. Дойдя до поворота, девушки остановились. Дверь на палубу была открыта. Возле неё стояли трое ребят и тихо разговаривали. Гена и Сергей – курили, а Вовка слушал, дыша их дымом. Туман за бортом темнел на глазах – явный признак наступающих сумерек. Не смотря на то, что парни находились на палубе, пуская дым в воздух, запах табака в коридорчике, ведущем к выходу, чувствовался очень резко. Видимо, его затаскивало в помещение сквозняком.
-А может действительно туман влияет? –спросил Сергей.
-Не-ет, –Осипов выпустил струйку дыма, и почесал пальцами небритую щёку. -Проблема в настройке. Разберёмся. Главное – работает.
-Да. Такой труд сегодня провернули. Это нужно отметить. А с настройками разбираться уже проще. Нужно дотошнее по частотам полазить, другие диапазоны проверить. И найдём. Я уверен что найдём.
-Найдём обязательно.
-Эй, мастера! –весело окликнула их Ольга. -Вас можно поздравить?
-Нужно! –повернулся к ней Сергей.
-Поздравляем! Вы у нас молодцы!
-Спасибо.
-Мы вот тут с девочками посовещались, и решили, что вы сегодня заслужили достойный ужин.
-Вот как? Звучит интригующе. Пожалуй, от такого ужина мы не откажемся, да мужики?
-Однозначно! –воскликнул Геранин.
-Перекусить нам явно не помешает, –кивнул Геннадий.
-Тогда милости просим, в ресторан, –Ольга сделала пригласительный жест руками. -У нас уже всё готово. Мы тоже времени зря не теряли.
-Да-да, девчонки, спасибо. Вы идите пока, –ответил Сергей. -Сейчас мы, докурим, и придём.
-Чуть попозже, –добавил Гена.
-Давайте, докуривайте, только быстрее, –сказала им Лида.
-А я пожалуй, с вами, –Вовка направился к девушкам.
-Кстати, а где Бекас?
-Да только что был здесь, и куда-то ушёл, –пожав плечами, произнёс Серёжка.
-Отлучился по нужде, –расплылся в улыбке Геранин.
-Всё понятно. Если вернётся, тащите его с собой, –шутливо распорядилась Лидия.
-Да он так проголодался, что тащить на ужин его не придётся, –рассмеялся Сергей. -Сам примчится.
-Хорошо. Ждём вас в ресторане.
Девушки, вместе с Вовкой, отправились дальше, оставив ребят на темнеющей палубе. Звуки их шагов мягко поглощались ковровой дорожкой. По потолку над ними медленно, одна за другой, проплывали лампы.
-Наверное там всё остыло. Надо подогреть… -озабоченно произнесла Ольга.
-Уже, –ответила Лида. -Я об этом позаботилась.
-Умничка.
-Рада стараться, –весьма довольная похвалой, Лидия усмехнулась, и тут же взвизгнула, когда кто-то неожиданно набросился на неё со спины, обхватив руками.
Ольга, Настя и Вовка тут же отшатнулись в сторону, а Лида задёргалась, пытаясь освободиться от этой цепкой хватки.
-Р-р-р-р-р! –зарычал нападавший.
Им оказался Бекас.
-Ванька! –Лидия вырвалась и, развернувшись, с размаху влепила приятелю звучную оплеуху растопыренной пятернёй. -Дурак!
-Чего дерёшься? –со смехом отпрыгнул назад Иван, укрываясь от её шлепков. -Испугалась? Ага-а! Испуга-алась!
-Идиот! –Миронова фыркнула, и отбросив назад локон, повернулась к остальным друзьям, указывая на Бекаса. -Вот этого... Этого… Кормить сегодня не будем!
В ответ, Ольга и Вовка лишь рассмеялись.
-Кстати. А что у нас сегодня на ужин? –подошёл к ним Иван.
-Для тебя – ничего! –ответила Лида. -Чуть заикой меня не оставил, придурок, блин. Разве так можно шутить?!
-Ну прости, –Бекас виновато обнял её.
Та демонстративно вырвалась из его объятий, но он был настойчив, и обнял её снова. Второй раз она уже не вырывалась, хоть и продолжала держаться надменно, давая понять, что всё ещё обижена на него.
-И где же тебя носило? –шутливо спросила Ольга у взъерошенного Бекаса. -Где был?
-В толчке… Пардон… В гальюне, –широко улыбнулся тот.
-Оно и видно, –кивнула Лида. -Облегчился, и попрыгать захотелось? Дикарь!
-Я тебя тоже люблю, –спокойно ответил Бекас и чмокнул её в темечко.
-Маленький ребёнок, –вздохнула та.
-Мы есть сегодня будем? –напомнил Геранин.
-Да, пойдёмте, –Ольга распахнула двери ресторана и они вошли в его полутёмный зал.
Щёлкнул выключатель, и помещение озарилось приятным светом люстр. Пустующие столики ожидали гостей, и каждый из них как будто молчаливо звал их к себе. Оставив Настю с ребятами, Лида и Ольга отправились на камбуз, за приготовленным кушаньем. В это время, Вовка с Бекасом принялись выбирать место, где удобнее всего разместиться.

Сумерки. Они неизбежны и неминуемы. Их важность крайне велика. Для всех. Пока существуют сумерки – существует порядок, существует равновесие, существует Закон.
Все сидели за столом, и жадно поглощали приготовленное кушанье. Суп оказался удачным, и нареканий ни у кого не вызвал. К тому же, ребята слишком проголодались для того чтобы кочевряжиться. Было слышно лишь похрустывание, почавкивание, отхлёбывание, и звяканье ложками. Первым идиллическую тишину нарушил Сергей.
-Ммм! Здорвский супец! Наваристый. Объеденье. Жаль, хлебушка нет.
-Ну, что ж поделать? –ответила ему Лида. -Вон, бери сухари из пакета. Они немного пересохшие, но хорошие. Какой-никакой, а хлеб.
-Сухарики, –кивнул Серёга. -Тоже неплохо.
Хитроумный Вовка, заграбастав из мешочка целую горсть сухарей, бросил их в свой суп. Когда сухари пропитались бульоном и размокли, он принялся поедать эту бурду, громко чавкая. Его сосед Бекас, то и дело косившийся на него, в конце концов не выдержал.
-Вован, ты прямо как свинья! Хорош чавкать.
-Сам ты свинья, –с набитым ртом ответил Вовка, и продолжил есть в том же духе.
-Гена, а тебе нравится наш суп? –спросила Ольга у капитана.
Тот кивнул, не поднимая глаз от тарелки. -Да. Очень вкусный.
Осипов что-то серьёзно обдумывал. Это было заметно по складкам морщин на его лбу.
-Всё, я с этим свином больше сидеть не могу! –вдруг громко заявил Иван, поднимаясь из-за стола, и забирая свою тарелку. -Я от его чавканья сейчас проблююсь.
-Бекас! –нахмурилась Лида.
-Ик! Простите, –отозвался тот обходя стол. -Вырвалось.
И подойдя к Ольге с Лидой, попросил:
-Девчонки, подвиньтесь, а? Разрешите вас слегка потеснить.
Ольга тут же отодвинула свою тарелку в сторонку, и подвинулась к самому краю стола.
-У тебя шило в заднице что ли? –возмущалась, но всё-таки сдвигалась в противоположную сторону Лида, тесня сидевшую дальше Анастасию. -Не сидится на месте, ходишь как неприкаянная душа, людям есть мешаешь.
-Ну не могу я больше там сидеть! –оправдывался Бекас, поставив тарелку на стол, и придвинув в образовавшийся проём ближайший табурет. -Как в свинарнике.
Понять Ивана было можно. Вовка и вправду вёл себя за столом по-свински. Вокруг его тарелки уже успела образоваться болотистая лужа, состоящая из пролитого супа и разбухших в нём крошек. От неё тёк тонюсенький ручеёк, капающий с края стола прямо ему на штаны.
-Вов, ты чё там намесил? –Лидия брезгливо покосилась на месиво в его тарелке. -Сделал какую-то баланду. Хе-хе.
-Оба-на! –тут же добавил Серёжка. -Вот это – тюря! Ну ты, Вовк, даёшь!
-Всё ништяк, –ответил толстый. -А иначе этими сухарями себе все зубы переломаешь.
Не без доли отвращения, Лида покачала головой, и вновь вернулась к своей еде. Бекас угнездился между ней и Ольгой, и тоже продолжил трапезу. Ещё минуты три все ели молча. Потом опять заговорил Сергей.
-Второй день. Второй день мы тут. Ё-моё. Загостились, блин…
-Да уж. Не ожидал я, что это приключение так надолго затянется, –согласился Бекас.
-Засада…
-Хм. А вы знаете, я уже начал привыкать к этому кораблю. Думаю, ещё дня через два, он для меня станет вообще родным.
-Два дня?! Не каркай, Бекас! –воскликнула Лида. -С ума сошёл?! Я больше одного дня тут оставаться не желаю.
-Бекасы – не каркают, –поправил её Ваня.
-А что они делают?
-Чирикают, –усмехнулся Сергей.
-А мне кажется, что наше пребывание здесь уже подходит к концу, –заметила Ольга. -Теперь, когда радиостанцию починили…
-Ага. Починили. Только она у них всё равно не фурычит, –ответил Геранин. -Одни помехи ловит.
-Она работает, –ровным голосом произнёс Гена. -Только мы пока не смогли настроиться ни на одну рабочую частоту. Это всё дело времени. После ужина я сразу же ею займусь.
-Главное, что мы её починили, –добавил Сергей, потирая пальцем висок.
-Голова болит? –заметила это Ольга.
-Да так… -поморщился тот. -Чуть-чуть.
-Давай я тебе таблетку дам?
-Не надо. Может и так пройдёт.
-Голова не задница, –усмехнулся Бекас. -Перевяжи и лежи.
-Прекрати всякую чепуху нести, –Лида толкнула его локтем.
Это замечание лишь подзадорило Ивана, и он, сделав вид, что не расслышал его, продолжил подшучивать над приятелем:
-Серый, по-моему ты нас обманываешь насчёт своей головы.
-Это почему? –с удивлением, улыбнулся Сергей.
-Потому, что голова – это кость, и болеть не может.
Серёжка рассмеялся.
-Нет, ну ляпнет же! –всплеснула руками Лида. -Тоже мне, юморист нашёлся.
-Знаете, почему она такая сердитая? –Бекас, ухмыляясь, указал всем на Лиду. -Потому, что я её недавно напугал в коридоре. Видели бы вы, как она подпрыгнула!
-Если ещё раз попытаешься меня напугать, я с тобой больше либеральничать не буду. Прямо сразу возьму первое, что попадётся под руку, и долбану по башке, чтобы дурь из неё всю выбить!
-Мадам. Ваши слова ввергают меня в трепет…
-А меня ввергает в трепет это судно, –вдруг серьёзно произнёс Осипов.
-И не только тебя, –тут же подтвердил Вовка, и осёкся, бросив опасливый взгляд на Лидию, -н-но, и всех…
-Странностей в нём слишком много. Поломки эти необычные, судовой журнал, отсутствие пассажиров и членов экипажа… Можно придумывать тысячи логических объяснений и версий, но все они кажутся смешными и несуразными. Притянутыми за уши. И сюрпризы на каждом шагу. То музыка включилась, то жуть какая-то мерещиться начинает…
-Тебе? –чуть не подавился Геранин.
-Да не мне, а… -он недвусмысленно перевёл взгляд на Настю. -Девчонкам… Насть, как ты?
Та ничего ему не ответила. Её губы дрогнули, но слово так и не пробилось сквозь них.
-Бедная Настюха. Клаустрофобия её доконала, –сочувственно произнёс капитан.
-Не только её, –Лида злорадно оскалилась, взглянув на толстяка.
Тот опустил глаза и покраснел.
-А кого ещё? –спросил Осипов.
-Да есть тут у нас товарищ один, которому видятся всякие страсти-мордасти, на деле оказывающиеся обычным хламом.
-В смысле? –заинтересовался Бекас.
Для Лидии подвернулся прекрасный момент рассказать им историю, произошедшую сегодня на корме, и всласть поглумиться над трусом-Вовкой, описав его конфуз во всех красках. И Геранин, закрыв глаза, уже приготовился к этому «растерзанию». Но в очередной раз Лида почему-то остановилась на критической черте, и не воспользовалась прекрасной возможностью.
-Ешь давай! –переключилась она на Ивана. -Чтоб всё доел!
-Я ем-ем, –тут же послушно схватился за ложку Бекас.
-За что нам такие наказания судьба приготовила? –печально произнёс Сергей.
И тут впервые заговорила Настя.
-Это всё для меня.
Все посмотрели на неё.
-Да. Это всё для меня. Мне было уготовано такое наказание. Я вела неправедную жизнь. Я прогневала Господа, и теперь расплачиваюсь за это. Но я не могу понять, почему вы в этом участвуете? Почему и вы страдаете вместе со мной, если это наказание только для меня одной? Мы все вместе попали на этот страшный корабль. Но почему? Ведь грешна только я, –произнеся это, она вновь замолчала.
Ольга тяжело вздохнула. Вовка молча глазел в свою пустую тарелку. Лицо Осипова вообще не выражало никаких эмоций. Остальные же ребята, присутствующие за столом, смотрели на Настю одинаково – как на умалишённую. Её слова не лучшим образом отразились на духовной атмосфере их коллектива. Над столом повисла гнетущая тишина. Понимая, что ситуацию надо спасать, Бекас стукнул ложкой по столу, и весело произнёс: А хотите анекдот?
-Давай! –с радостью поддержал его Сергей, и тут же вновь сморщился от головной боли.
-Короче, слушайте. Ну, в общем, классическая ситуация, муж уехал в командировку, к жене пришёл любовник… И вот, значит, жена подходит к окну, чтобы задёрнуть шторы, и видит, как муж возвращается домой. Командировку отменили! Что делать?! Мечутся с любовником по квартире. Тот впопыхах натягивает штаны, ищет куда бы спрятаться. С балкона прыгать высоко – девятый этаж. Шкафы все маленькие – не залезешь. В общем, караул. А муж уже в подъезд зашёл! И в полнейшей панике, жена кричит: «Чёрт! Да что же делать?!» И тут вдруг появляется чёрт. Рогатый, хвостатый, с копытами. «Помочь?» «Да! Пропадаю!» «Это запросто. Но моя услуга будет тебе кое-что стоить». «Что?» «Да так… Мелочь… Душу твою заберу». «Забирай! Только помоги мне! У меня муж дико ревнивый!» Чёрт щёлкнул пальцами и исчез. И муж тут же застрял в лифте. Любовник спокойно оделся, и ушёл незамеченным. Лифт заработал, муж пришёл домой, всё замечательно, никаких подозрений и претензий. Жена счастлива. Проходит время, и она всё сильнее начинает переживать за свою жизнь. Душу-то обрекла чёрту. Стала она всего бояться. На улицу лишний раз не выходит, на транспорте не ездит, дверь никому не открывает, трясётся от каждого шороха. И тут, в один прекрасный день, муж вдруг приходит и говорит ей: «А я тебе достал путёвку в круиз! Поезжай, отдохни, хватит дома сидеть. Развеешься, повеселишься…» Жена думает: «Ну нафиг! Вдруг корабль утонет? Не поеду». А потом пораскинула мозгами, и решила: «А что? Неужели чёрт погубит столько пассажиров ради меня одной? Не-ет. На это он не пойдёт. Ничего со мной в этом круизе не случится». И она отправилась в круиз. Красивый лайнер, всё такое замечательное, великолепное. Плывут по морю, отдыхают, развлекаются. Внезапно налетела буря, поднялся шторм, и корабль начал тонуть. Погружается он под воду, а жена на палубе кричит: «Эй, чёрт! Ну ладно – я погибаю, я тебе душу заложила, но за что ты губишь столько невинных людей вместе со мной?!!!» И тут появляется чёрт, который с усмешкой отвечает: «Хех! «Невинных!» Да если бы ты знала, как долго я вас, шалав, всех вместе собирал!!!»
Вовка закатился истерическим смехом. Вместе с ним рассмеялся Сергей. Гена и Ольга – только улыбнулись, а Лидия, оставаясь серьёзной, произнесла:
-Ну и к чему ты это рассказал?
-К чему? –посмеиваясь повернулся к ней Бекас. -Да просто так. Что-то навеяло.
-Считаешь, что это смешно?
-По-моему, да.
-А по-моему, тупейший анекдот.
-Да ладно тебе. Расслабься.
-А я и не напрягалась.
-Уф. Благодарю за хорошее угощение, –поднялся из-за стола Осипов. -Пойду разбираться с радиостанцией. Ты идёшь?
И он похлопал по плечу сидевшего рядом Сергея.
-Я это, Ген… -замялся тот, виновато оборачиваясь к нему. -Я не пойду, извини. Что-то у меня голова разболелась.
Капитан понимающе кивнул, и не произнося больше ни слова, удалился из ресторана.

Te tamquam domi tuae sentias quaeso et quietem jucundam! Наслаждайтесь последними часами своего душевного покоя. Сумеречный палач сегодня ночью выйдет на охоту. Его жребий уже пал на одного из вас. Остальные могут спокойно отдыхать. До поры, до времени. Omnia bona precor!
Грязная посуда должна быть вымыта и убрана. Не смотря на то, что корабль был покинут, ребята придерживались культурных правил поведения, и убирали за собой. Точнее, уборкой занимались только Ольга и Лида. Остальные сидели за пустым столом и, ожидая когда подруги закончат уборку, болтали. Слышно было в основном Бекаса и Вовку. Сергей только посмеивался время от времени, растирая до красноты кожу на своём лбу. Он всё-таки выпил таблетку, и теперь ждал, когда головная боль его отпустит. Настя сидела вместе с ними, но в общении не участвовала.
-… потом Саня пошёл за пивом, а мы остались у подъезда стоять. Колян – уже просто никакой! Шатается. Я его придерживаю, чтобы не упал. И в этот момент опять подходит к нам эта бабка, и говорит: «Сыночки, а там на самом деле не аптека». Ха-ха-ха! –рассказывал Иван. -Вы представляете? Аптека!!! В общем, классный был день рождения.
-Как вас тогда менты не забрали, пьяных? –слегка посмеявшись над его историей, спросил Сергей.
-Да нас не за что было забирать. Мы были не очень пьяные. Это Коля, балбес, нажрался тогда конкретно. Вот его и накрыло. А все остальные были вполне нормальными.
-А ты помнишь, как мы на рыбалку, в Залив, ездили с Колей и Витьком? –напомнил Геранин. -Когда лодка перевернулась…
-Ага! Вот это была рыбалочка! Потопили лодку и все снасти, к чёрту! Сами чуть не утонули…
В этот момент к столу подошла Ольга с тряпочкой в руках, и принялась стирать с него грязь.
-… Эээ. Официант, мне чашечку кофе пжалста, –тут же «сменил пластинку» Бекас.
Ольга улыбнулась, и ничего ему не ответив, продолжала протирать стол.
-Эй, Бекас, может ты мне поможешь посуду помыть? –донёсся до них голос Лиды.
-Не-а, –нагло ответил тот. -Не царское это дело!
-Тоже мне, царь, –Лидия подошла к ним, вытирая свои мокрые руки полотенцем. -Толку от тебя никакого. Один трёп.
-Ошибаешься. От меня есть толк, да ещё какой.
-Да? И какой же, позволь спросить?
-Думаю, что скоро узнаешь.
-Интересно-интересно, –сказала Лида, и хмыкнула. -Хм.
Ольга закончила возиться со столом, и понесла тряпку на камбуз.
-Так, всё, пойдёмте, –решительно произнёс Сергей, вставая. -Я чувствую, что пока не прилягу – моя башка болеть не перестанет.
-Всё болит? –посочувствовала Лидия.
-Болит… Зараза.
-Потерпи немного. Пройдёт. Сейчас таблетка начнёт действовать.
-Наверное лекарство какое-нибудь просроченное…
-Короче, отправляемся по каютам, –поставил точку Геранин.
Как раз в этот момент вернулась Оля, и ребята дружной гурьбой покинули ресторан, погасив в нём свет.
Ушли. Но недалеко.
В этот раз все собрались в пятьдесят третьей каюте, но единство их коллектива сохранялось недолго, и практически сразу компания начала распадаться. Первым в соседнюю каюту ушёл Сергей, томимый своей головной болью. Минут через пять их покинул Вовка. После ухода толстяка, Ольга всё сильнее и острее начала ощущать себя лишней. Было видно, что Лида и Бекас не прочь уединиться, а Настя и она – им в этом мешали. Поэтому, тактичная Оля выжидала удобный момент, чтобы осведомиться о плане на ночь, и наконец-то оставить их в покое. Её беспокоила Анастасия, чья судьба сейчас, кажется, никого больше не волновала. Но лишний раз говорить про это при циничном Бекасе, который явно относился к Насте предвзято, и тем более, при самой Насте, Ольге крайне не хотелось. Вот она и ждала, когда Лида обратит на них внимание, и можно будет с ней быстренько переговорить, всё решив: кто в какой каюте останется этой ночью, и кто будет следить за их больной подругой.
Лиде было не до неё. Она обнималась с Иваном на соседней койке, перешёптываясь с ним, то и дело чмокая его и поглаживая по волосам. Они тихонько хихикали, время от времени, шушукаясь о чём-то своём, и совершенно отвлеклась от всего, что их окружало. Постепенно это начало раздражать Ольгу. Вопрос «Что я до сих пор здесь делаю?!» - сверлил её разум всё настойчивее и сильнее. Наконец она не выдержала, и поднявшись с койки, нарочито громко, обратилась к подруге:
-Лид, можно тебя на минутку?!
-А? -очнулась Лидия, оторвавшись от сладостных перешёптываний и поцелуйчиков.
-Извини. На пару слов – не более, –улыбнулась Оля.
Бекас разочарованно вздохнул, когда Лида выскользнула из его объятий и порхнула следом за Ольгой. Девушки скрылись в коридоре, и он остался один на один с ушедшей в себя Настей. Около минуты он глядел на неё, внимательно и пристально. Та смотрела сквозь него. Тогда Ваня приподнялся, и приблизившись к ней, осторожно поводил рукой перед её лицом. Никакой ответной реакции от Насти не последовало. Ни один мускул не дёрнулся на её лице. Веки не дрогнули, а зрачки даже не пытались сфокусироваться. Покачав головой, Бекас горько усмехнулся, плюхнулся обратно на койку, и показав Насте язык, отвернулся от неё.

-Как распределимся сегодня? Кто где остаётся? –серьёзно спросила Ольга.
-Также, как и вчера, –не задумываясь, ответила Лидия. -Бекаса сейчас откомандирую к Вовке, мы с Настей здесь останемся, а ты пойдёшь в свою каюту.
-Ты уверена?
-Да. А в чём дело?
-Ни в чём… Я смотрю, вы с Бекасом так увлеклись, что…
-Оль, неужели ты считаешь, что я оставлю Настю? Нет конечно. Она вчера со мной ночевала. Ночует и сегодня. Всё будет в порядке. Пока она не уснула, мы тут посидим с Бекасом, пошепчемся… Она нам не мешает, и мы ей не помешаем. Мы будем сидеть тихо как мышки, а когда она уснёт, Бекас отправится к толстому. Мне одной сидеть, её караулить – это такая тоска. Вдвоём-то – веселее.
-Ну, смотрите… -качнула головой Ольга. -Может всё-таки мне с ней остаться?
-Нет-нет! Я же сказала, что не брошу её. Значит не брошу, –заверила её Лида. -Не волнуйся, и иди спать.
-Ладушки. Спокойной ночи.
-Приятных снов.
Они разошлись. Лидия вернулась в пятьдесят третью каюту, а Ольга скрылась в пятьдесят четвёртой.

Сегодня Сергей и не думал к ней приставать. Он смирно лежал, укрытый одеялом, повернувшись лицом к стенке. Оля склонилась над ним и заботливо прошептала:
-Серёж. Ну как твоя голова?
-У? –тот приоткрыл один глаз. -Нормально. Успокаивается.
-Сейчас поспишь, и пройдёт, –она поцеловала его в щёку. -Сладких снов, дорогой.
-Угу. И тебе, –пробормотал Сергей, закрыв глаз.
Отойдя от него, Ольга разделась, выключила свет, и легла на свою койку, нырнув под прохладное одеяло. Спать ей не хотелось, очевидно потому, что она уже успела прикорнуть сегодня днём. Да и любопытство, не оставлявшее её с утра, вновь набирало свои обороты, подначивая и подталкивая к решительным действиям. Она опять вспомнила о таблетках. Рука, прыткой змейкой, скользнула под подушку, и нащупала их там…
-«Нет!» –подумала девушка. -«Хватит. Надо здраво смотреть на вещи. Вдруг это наркотики? Вдруг моя иллюзия вчера ночью была самой обычной галлюцинацией?»
Но здравый смысл руководил ею недолго. Злосчастный интерес, подпитываемый всё пополняющейся чередой безответных вопросов, рос в геометрической прогрессии, пока наконец не одержал верх над её сознанием. А что будет в этот раз? Откуда взялся Евгений? Что такое Хо? Как создать иллюзорный мир? Ей хотелось узнать обо всём. До этого она словно жила в блёклом однообразном мире, лишь изредка встречая в нём что-то действительно интересное, а тут, как будто бы дверь приоткрылась в какое-то совершенно иное измерение, где всё нужно постигать изначально, с нуля. Где всё по-другому. Забытое с детства ощущение, когда тебе интересно абсолютно всё.
Когда она была маленькой девочкой, она считала, что её мама и папа знают обо всём на свете. И на все вопросы у них есть ответ. Она росла, и всё чаще и чаще разочаровывалась в этом убеждении, сталкиваясь с тем, что родители чего-то всё-таки не знают. А затем, по мере взросления, уже родители стали всё чаще и чаще обращаться к ней с вопросами «Как?», «Что?», да «Почему?» Сейчас история словно повторилась заново. Теперь она вновь была той самой маленькой девочкой. Ребёнком, не знающим ничего о новом, неизвестном мире. А «всезнающих родителей» ей заменил Евгений, который определённо знал если не всё, то очень многое о том, о чём Ольга даже и не догадывалась, но ощущала это всеми фибрами своей души. Он точно что-то знает. И он пытался сказать ей обо всём вчера ночью. Но так и не сказал. О чём же он хотел рассказать? Он всё про них знает. Он наблюдает за ними. Он помогает ей. Предупреждает. Боится кого-то. Хо. Что ещё за Хо? Почему Настя должна покончить жизнь самоубийством? Что это вообще за корабль? Почему они попали на него, и почему их до сих пор не нашли? Может быть он расскажет ей сегодня?
Лёжа в темноте, Оля с волнительным трепетом сжимала заветную пластинку с таблетками. Неизвестность пугала, и в то же время манила её. В руках был запретный плод с Древа Познания, который она вчера надкусила. Разум всё ещё пытался сопротивляться, но дурманящая близость неизвестного была гораздо сильнее его. Что страшнее? Приоткрыть завесу тайны, и хотя бы мельком заглянуть за грань неизведанного, или же отказаться от этого, и продолжать оставаться в неведении? Скорее всего – второе. Страх гораздо сильнее, когда его подпитываешь домыслами и предположениями. Беспочвенная фантазия придает неизвестности самые дикие, дьявольские оттенки. «Сон разума порождает чудовищ». Чем меньше ты знаешь о том, что тебя пугает – тем больше ты его боишься. К чему раздувать свои собственные страхи до невероятных размеров, если можно взглянуть им прямо в лицо всего лишь раз, чтобы увидеть, каковы они на самом деле. И скорее всего, их габариты окажутся гораздо меньше тех, что были гипертрофированы домыслами в собственном сознании. Гораздо страшнее не знать, чем знать.
В памяти Ольги неожиданно всплыли отрывки из прошлого сна. Она вспомнила беседу Евгения с незнакомцем, вспомнила как они что-то говорили про неё… Говорили что-то серьёзное. Вспомнила чудовище, от которого спасалась. И больше не стала раздумывать. Это была последняя капля, переполнившая чашу её терпения и выдержки. В реальности её более ничто не удерживало. Палец с лёгким скрипом нажал на невидимую прозрачную оболочку, выдавливая из неё таблетку. Маленькая гранула выпала в подставленную руку. Ухватив пальцами, Ольга, исполненная решимости, отправила её в рот…
Безвкусная пилюля миновала подрагивающую мякоть губ, перевалилась через твёрдую преграду зубов, упав на язык, который, выгнувшись волновым движением, отправил её дальше – к гортани. Скользя по слюне, таблетка катилась всё глубже и глубже. Миновав гланды и внутренний язычок, она скрылась в глотке, провалившись в тёмный колодец пищевода. Проходя вдоль его слизистых стенок, разъедаемая влагой оболочка съёживалась, плавясь и деформируясь. И вот, конечный пункт – желудок. Изуродованная таблетка остановилась в нём, и желудочный сок моментально разрушил остатки её оболочки. «Иллюзиум» вырвался на свободу. Выпроставшись из своей растворённой камеры, он быстро начал обволакивать организм изнутри, захватывая контроль над нервной системой. Процесс был необратим…
Сакральные врата разверзлись, впуская её.

-Когда она рядом, мне как-то не по себе, –тихим шёпотом признался Бекас, косясь на Настю, лежавшую на противоположной койке.
-Меня тоже настораживает её состояние, –ответила Лида. -Но нужно понять, что человеку сейчас плохо. Нельзя от неё отворачиваться. Вот когда нас спасут, тогда можно будет передать её в руки врачей-специалистов, и успокоиться. Они ей помогут. А пока, кроме нас ей помочь некому. А этот Вовка – бессердечная скотина!
-Как я догадываюсь, ты и сегодня предлагаешь мне с ним ночевать, да?
-Придётся.
-Идиотизм…
-Ну Ванечка, ну не обижайся. Ты же у меня такой понятливый. Потерпи ещё одну ночку. Всего одну. А завтра нас уже должны спасти. Ну взгляни на Настю. Разве можно её оставлять одну, в таком состоянии?
-А почему бы и нет? Судя по виду, ей сейчас всё равно: Есть мы, или нас нету.
-Это только так кажется. На самом деле она сейчас очень в нас нуждается.
-Откуда ты это знаешь? Она тебе говорила об этом?
-Да.
-Не верится что-то.
-Ладно тебе, Бекас, не вредничай. Ну неужели ты не можешь проявить хотя бы немного благородства? Ради меня, –Лида вкрадчиво заглянула в его глаза.
-Ну хорошо, хорошо… Не понимаю я всего этого. Но тебя же всё равно не переубедить? Ты ведь если упрёшься рогом, то конкретно. Так и быть, уйду к Вовану, –нехотя согласился Ваня. -Только для начала нужно будет ему пробку забить кое-куда, чтобы воздух в каюте не портил.
Лида тихонько прыснула.
-Смешно тебе, –улыбнулся Бекас. -А мне с ним мучиться. Он меня ещё вчера ночью достал своим «артобстрелом».
-Слушай, Вань, ну тебе что, обязательно ночевать у Вовки? Столько пустых кают на корабле. Выбирай любую. Например, можешь занять люкс. Будешь спать в роскоши, как какой-нибудь миллионер.
-Между прочим, это идея. Но одному ночевать в люксе как-то не прикольно. Другое дело – вдвоём. Может быть пойдём туда вместе?
-А как же Настя?
-Пусть спит здесь. Ничего с ней не случится.
-Ну, нет. Я её не оставлю.
-Вот зануда!
-Настю я здесь одну не оставлю, –повторила Лида. -Тем более, на всю ночь.
-Да она вон уже спит, –Бекас указал на Анастасию.
Глаза девушки были закрыты. Руки сложены на груди, как у покойницы.
-Тссс, –шикнула на него Лидия. -Я вижу. Слава богу, кажется заснула. Бедная девочка.
-Ну и пусть спит. Она теперь так пролежит до утра, и всё с ней будет в порядке.
-Я её не брошу. Сколько можно тебе повторять?
-Дело твоё… Ну пойдём, хотя бы прогуляемся до люкса?
-Зачем?
-Просто так. От нечего делать.
-Вот ты один и иди, если тебе нечего делать. А я за Настей слежу.
-А если я тебе там кое-что интересное покажу, пойдёшь?
-Что интересное? –в глазах Лиды сверкнула искорка любопытства.
-Вот пойдём, и узнаешь.
-Бекас, ну скажи-и! Что ты мне хочешь там показать?
-Не скажу. Зачем говорить, если ты идти не хочешь?
-А ты скажи, может и захочу?
-Ну уж нет. Ты меня не проведёшь, Лидка. Если ты узнаешь – эффект будет уже не тот. Поэтому, я тебе ничего не скажу.
-Вот как? Ну и ладно. Ну и не говори ничего. Была я в том люксе, и нет там ничегошеньки интересного…
-А вот и есть.
-Нет.
-Есть-есть. Но раз ты не хочешь об этом узнать, что ж… Я умываю руки, –с этими словами, Бекас поднялся с койки и неторопливо направился к двери.
-Ну и иди, –всё ещё держалась разбираемая любопытством Лида.
Иван дошёл до двери, открыл её и, шагнув в коридор, обернулся.
-Спокойной ночи.
-Погоди, –сдалась подруга. -И всё-таки, что ты хотел мне показать?
-Кое-что.
-Стоящая вещь, или муть какая-нибудь?
-Тебе понравится. Пойдём?
-Хммм. Но Настя же…
-Она спит. Не думаю, что она скоро проснётся. Задерживаться мы там не будем. Дойдём до туда и сразу же обратно. За это время с твоей Настей уж точно ничего не случится. Так ты идёшь?
-Ох-х… -Лида неуверенно поднялась с койки, и подойдя к спящей Насте, остановилась, глядя на неё, словно на распутье, изводимая сомнениями.
-Спит она, –повторил Бекас.
Лидия склонилась над подругой, и прошептала:
-Настя-а…
Глаза девушки не открылись, дыхание было ровным и спокойным. Она действительно спала. И кажется, спала крепко. На цыпочках отойдя от неё, Лида подошла к Ивану.
-Мы точно не будем там задерживаться? –спросила она.
-Конечно не будем.
-Тогда пошли, покажешь мне этот свой сюрприз. Но смотри у меня! Если выяснится, что ты притащил меня на другой конец корабля ради какой-то фигни – я тебя прибью, так и знай!
-Буду иметь в виду, –Бекас отошёл в сторонку, пропуская Лиду в коридор.
Выйдя из каюты, та ещё раз посмотрела на Настю, и убедившись что в её состоянии не было никаких изменений, осторожно, не создавая лишнего шума, заперла за собой дверь.
Свет в каюте остался включенным. Настя лежала на койке, в одиночестве и полнейшей тишине. Её лицо было мертвенно-бледным. После ухода Лиды с Бекасом, одна за другой потекли секунды. Кто-то зашуршал в коридоре, немного потоптавшись у входа в каюту, после чего дверь начала открываться, очень медленно и очень тихо. Когда образовалась небольшая щель, в ней показалось лицо Лидии. Очевидно, подруга вернулась, чтобы на всякий случай ещё раз проверить, спит ли Настя. Увидев, что та продолжает спать, она с облегчением вздохнула. В этот момент её схватил за руку Иван, и настойчиво потянул за собой. Лицо Лиды скрылось за бесшумно закрывшейся дверью. Теперь уже надолго.
И вновь начали капать секунды, которые быстро сливались в минуты, а те в свою очередь – в десятки минут. Время шло, а Лида всё не возвращалась. Неожиданно, свет в каюте моргнул. Что-то промелькнуло за тёмным окном. По бледному лицу Анастасии скользнула лёгкая тень, и глаза девушки открылись.





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 18
© 08.09.2017 R Raptor

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1