Хо. Глава 2. Крушение


-Эй, кто-нибудь! Люди! Кто-нибудь нас слышит?! –пронзительный женский голос рассёк бесчувственную туманную завесу. -Кто-нибудь есть поблизости?! Э-э-эй!
Слова увязали в тумане. Тонули в нём. Звук, казалось, застревал в этой белесой оболочке, не улетая дальше бортов яхты, запутавшейся в воздушно-влажных тенётах.
-Эге-ге-ге-гееее!!! –вторил нежному женскому голоску низкий мужской голос. -Ээээээй!
Никто не отвечал на их призыв. Никто не откликался. Всё было безуспешно. Бессмысленно.
-Ээээ… -женский крик неожиданно оборвался, превратившись в надрывный кашель.
Девушка сорвала голос.
-Бесполезно кричать, –к Лиде подошёл Сергей. -Я же говорил. Кто знает, как далеко в море нас унесло.
-Всё равно мы должны… -та вновь закашлялась, -…должны что-то делать. Как-то давать о себе знать.
-Эээээй!!! –донёсся из тумана голос Вовки . -Ауууууу!
-Пустая затея. Мы орём уже полчаса, а толку никакого. Никто не откликается, –Сергей сплюнул за борт. -Только горло надрываем.
-А что ты предлагаешь? –хрипло спросила Лидия.
-Я? Думаю, что следует запустить движок и плыть.
-Куда? В какую сторону?
-Без разницы. Главное выйти из этого дурацкого тумана. Если его не будет, у нас может появиться связь или визуальные ориентиры.
-А если мы нарушим границу? Нас же могут принять за злостных нарушителей!
-Мы уже могли её нарушить. За нарушителей нас не примут. Туман – смягчающее обстоятельство. Вон, на Дальнем Востоке, япошки нагло ловят рыбу в наших территориальных водах, и пограничники пока ещё никого из них серьёзно не привлекли к ответственности, и уж, конечно же, не расстреляли, не смотря на то, что нарушение очевидно и преднамеренно. А что уж говорить о нашей безобидной яхте? Кто нас может поймать? Грузины? Турки? Да я бы и рад был, если бы поймали. Хотя бы появилась определённость какая-то, а не как сейчас, плывём чёрти где и чёрти куда. Сейчас встреча с пограничниками для нас будет спасением.
-Не знаю. Может быть ты и прав, –Лида опустила голову.
Послышались тяжёлые приближающиеся шаги, и на корме появился Вовка.
-Чего замолчали? –спросил он. -Я за всех, что ли, должен кричать?
-Да забей, –отмахнулся от него Сергей. -Кричи, не кричи – толку всё равно никакого.
-А что делать тогда? Выбираться-то нужно отсюда как-то.
-Я предлагаю запустить движок.
-Да и я тоже так считаю, Серый, но Генка упирается. Говорит, нельзя. Опасно.
-А чего тут опасного?
-И я думаю, что ничего. Это он как баран упёрся и ни в какую. Я не знаю, как с ним ещё разговаривать.
-Кто здесь главный вообще? Ты или Генка?
-Я. Но он-то – специалист.
-Нужно с ним поговорить. Всё объяснить как следует. Он должен понять, –решительно заявил Сергей.
-Давай попробуем, –пожал плечами толстяк.

-Хо. Хо. Хо…
Настя вдруг задрожала и изменилась в лице. Она что-то услышала. Что-то такое, что не слышали другие. Её оцепенение длилось до того момента, пока неожиданно открывшаяся дверь не заставила её вздрогнуть. Вздох неожиданности, вырвавшийся из её лёгких, был похож на всхлип. Потом он повторился, но уже в виде выдоха облегчения. В кабину вернулась Ольга, которая выходила на палубу, чтобы забрать термос.
-Я тебя напугала? –удивлённо спросила она, останавливаясь за дверями и одаривая Настю взглядом, исполненным подозрительности.
-Немного, –виновато улыбнулась Анастасия. -Я просто задумалась.
-Прости.
-Да ничего страшного.
Ольга подошла к выдвижному столику и поставила термос на столешницу. -Ты себя хорошо чувствуешь?
-Да не сказать, чтобы очень. Голова какая-то чумная. Но после кофе стало полегче.
-Мне тоже. Кофе – хорошая штука, –Оля начала собирать вещи, разбросанные на полу.
Настя уныло наблюдала за ней какое-то время, а затем осторожно произнесла:
-Оль. А ты ничего не слышишь?
Та остановилась с одеялом в руках. Вопрос был более чем неожиданным. -В каком смысле?
-Не знаю… Мне кажется, что… Ой, ладно, не важно. Глупости всё это.
-Давай говори, раз начала, –Ольга продолжила возиться с одеялом, сворачивая его на весу.
-Я не знаю почему, но мне кажется, что я слышу какой-то далёкий звук. Он звучит постоянно. С того момента, как я проснулась. Но тогда он был едва различимым. Теперь же слышится так отчётливо. Ты ничего не слышишь?
Ольга прислушалась. -Нет. Вроде бы ничего. А что этот звук из себя представляет?
-Шелест. Шуршание. Словно кто-то перешёптывается в тумане, –объяснила Настя, не спуская глаз с иллюминатора.
-Ничего удивительного. Это плещутся волны, –свернув наконец одеяло, Ольга положила его на койку и приступила к уборке матраса.
-Нет. Не волны. Плеск волн слышится совсем рядом. Они плещутся об борт. Это совершенно другое.
-В таком случае, это – слуховая галлюцинация, вызванная атмосферным давлением, похмельным синдромом, ограниченным пространством, или ещё каким-то неприятным фактором. Постарайся отвлечься от этих звуков.
-Я пытаюсь. Но когда мне почти удаётся отделаться от своей тревоги, я вдруг слышу что-то необычное, страшное, что опять вгоняет меня в тоску.
-Например?
-Какие-то слова, всплывающие в сознании. Такие отчётливые, словно кто-то произносит их стоя у меня за спиной. Отрывистые, непонятные. Они практически тут же забываются, и я уже не могу их вспомнить.
Закатав матрас в толстую спираль, Ольга откатила его к стене кабины и уселась на него верхом, как на мягкое кресло, переведя взгляд на подругу.
-Очень странно, –произнесла она. -Ты запомнила хотя бы одно слово?
-Нет. Говорю же тебе, я их тут же забываю! Только одно слово запомнила. Оно повторяется постоянно. Точнее, это не слово, а какой-то вздох. Хо, хо, хо. В нём есть что-то пугающее. Ты знаешь от чего это может возникнуть?
-Даже предположить не могу. С тобой уже бывало такое?
-Бог с тобой, Оля! Конечно же, нет! Я вообще не могу понять, что со мной происходит. В моей жизни никогда не случалось ничего подобного!
-Странно. Очень странно. Но всё-таки я думаю, что тревожиться тебе не стоит. Галлюцинации – явления весьма распространённые.
-А может я схожу с ума? –Настя посмотрела ей прямо в глаза. Её губы задрожали.
-Не говори глупости. Я слышала, что некоторые люди, попав в замкнутое ограниченное пространство, могут чувствовать себя подобным образом. У них могут возникать не только слуховые галлюцинации, но и видения. Всё зависит от их склонности к клаустрофобии.
-Значит у меня клаустрофобия?
-Возможно. Только проявляется она в очень поверхностной форме. Это не значит, что твоя психика не в порядке. Все люди подвержены воздействию замкнутого пространства на психику , только в разной степени. И ничего здесь удивительного нет.
-Скорее бы это прошло, –Настя опустила голову, и рыжая прядь скатилась с её лба, упав на лицо. Девушка аккуратно отодвинула её, убрав за ухо.
-Пройдёт, –Ольга задумчиво прищурилась.
Тревога в её душе всё нарастала и нарастала. Признания Насти лишь подливали масло в огонь. Ведь она тоже слышала эти голоса!
Но она не теряла самообладания. Сейчас это было недопустимо.

Начать разговор с капитаном Сергей решился не сразу. Гена стоял к нему спиной, и сворачивал брезент, которым был покрыт спальный мешок Бекаса и Лиды. Призывно откашлявшись, Сергей пристально уставился на крепкий затылок Геннадия, но тот и не думал оборачиваться. Тогда он осторожно дотронулся до его плеча. -Ген.
-Чего? –невозмутимо спросил Осипов, не отвлекаясь от свого занятия.
-Разговор есть. Серьёзный.
-Разговор? –Гена закончил возиться с брезентом, отнёс его в сторонку и запихал под лавку.
-Да, –Сергей исподлобья наблюдал за его действиями и передвижениями. -Мы считаем, что нам следует запустить двигатель.
-Кто это «мы»? –капитан остановился напротив него и скрестил руки на груди.
-Я, Володька, Лида, все. Думаю, эту идею сейчас все кроме тебя поддерживают.
-Хм, –в голосе Геннадия таились какие-то суровые тона. Он явно был не в настроении.
-Мы тебя прекрасно понимаем, –постарался сгладить напряжение обстановки Сергей. -Твоя основная цель – это обеспечение нашей безопасности. Ты лучше нас разбираешься в морских законах, и всех таких делах… Это понятно, и обсуждению не подлежит. Вся ответственность лежит на тебе. Но почему бы нам не взять на себя хотя бы часть этой ответственности?
-Каким образом?
-Все мы взрослые люди. И в состоянии отвечать за свои поступки. Мы ведь вправе принять решение самостоятельно?
-Разумеется.
-Тогда мы бы хотели решить, что сейчас для нас наиболее приемлемо в данной ситуации, какие действия. Безусловно, всё это не должно выходить из-под контроля специалиста. То есть тебя. Мы не хотим устраивать «бунт на корабле», а хотим согласованно разработать план действий. Под твоим руководством, естественно.
-Я тебя понял. Значит, вы предлагаете запустить двигатель и идти наугад?
-Да. Пока придётся плыть наугад. Но это единственный способ выбраться из тумана. Кто знает, сколько времени он ещё будет висеть? А вот как раз время-то нас и поджимает. У нас у всех оно ограничено. Понимаю, что ждать пока туман спадёт – это наиболее безопасное дело. Но выбора нет.
-В таком тумане ходить по морю крайне опасно, –Геннадий задумчиво потёр подбородок. -Я, признаться, никогда не ходил в таких условиях. Видел туман, но чтоб такой густой…
-Мы не будем развивать большую скорость. Поплывём потихонечку, –кивал Сергей. Позади него из тумана выступили две расплывчатые фигуры, вскоре превратившиеся в Лиду и Вовку. Они решились подойти, когда поняли, что конфликт между их другом и капитаном яхты не намечается. Остановившись рядом, оба замерли, глядя то на Гену, то на Сергея, всё ещё с некоторым подозрением в глазах.
-Ну, смотрите у меня, –погрозил им пальцем Осипов. -Если произойдёт авария, то произойдёт она уже по вашей вине, а не по моей. Я был противником этой идеи изначально.
-Ясное дело, Генка! –Сергей радостно хлопнул его по руке. -Я же сказал, что с этого момента вся ответственность за яхту и её экипаж с тебя временно снимается. Сейчас каждый сам за себя должен отвечать. Хватит с нами нянчиться. Раз уж влипли в историю, так давайте вместе, сообща из неё выбираться.
-Серёжа прав, –кивнула Лида.
-Угу, –добавил Вовка, глядя на капитана исподлобья.
-Достойные слова, –похвалил Сергея Гена. -Но слова – это одно, а дело – совсем другое. Хотя, ладно, чёрт с вами. Вас всё равно больше. (Он усмехнулся). Так и быть, попробуем поступить по-вашему…
-Да! –Геранин не сдержался, и подпрыгнул. -Yes!
-… но! –внезапно повысил голос Геннадий, одарив его взглядом учителя физкультуры на ученика-первоклашку – рохлю и двоечника. -Я согласен пойти на это только при условии, что вы все. Все без исключенья! Будете беспрекословно выполнять мои приказы. Каждый мой приказ с точностью до мелочей. Раз уж идём на риск, так будем рисковать, не теряя головы. Согласны?
-Да, капитан! –весело ответил Сергей.
-Согласна, –кивнула головой Лидия.
Гена вновь упёрся взглядом в хозяина яхты. -А ты?
-Угу, –насупился тот.
-Что, «угу»?
-Согласен, Ген, согласен.
-То-то. Раз уж решили превратиться из пассажиров в настоящую команду – так извольте отвечать капитану чётко и внятно. Чтобы потом казусы не происходили, –Осипов огляделся. -А Иван?
-Бекас! –крикнул Сергей. -Бе-ека-ас!
-Чё? –раздалось из тумана. -Чё надо?
-Иди сюда!
Со стороны бака послышались приближающиеся шаги, затем в тумане показался пошатывающийся силуэт. Наконец, из полупрозрачной пелены вышел Бекас. Его вид был по прежнему разбитым и расстроенным.
-Чего вам? –хмуро спросил он.
-Тут такое дело, Вань. Вот мы с Геной сейчас вопрос один решали.
-Какой?
-Мы ему предложили движок запустить.
-Давно пора. И что решили?
-Он согласился. Но с условием, что мы все будем ему помогать.
-Не помогать, а выполнять мои приказы, –поправил Гена.
-Да-да, разумеется, –Сергей почесал загривок и вопросительно взглянул на Бекаса. -Ты согласен?
-Естественно! Я уже не могу смотреть на этот дурацкий туман! Пора выбираться из него. Чёрт. Это самая идиотская поездка в моей жизни.
-Ну вот и прекрасно, –капитан выпрямился и поправил ремень. -Значит, все согласны.
-Не все. Надо ещё Настю с Олей спросить, –тихо заметил Вовка.
Лида тихонько толкнула его локтём и тот виновато заткнулся. Но ситуацию это не нарушило. Гена бросил взгляд на кабину и спокойно произнёс:
-Это не обязательно. Меня интересовало согласие, в основном, мужской половины экипажа. Девушки будут у нас на подхвате. Итак, вопрос решён. Ждите моих указаний.
Развернувшись, он быстро удалился, отправившись на корму.
Оставшиеся на палубе ребята, не произнося ни слова, бегло переглянулись и практически одновременно испустили радостные вздохи. Вовка улыбнулся и сделал Сергею одобряющий знак. Тот ничего ему не ответил.

Cause sooner or later we′re gonna die.
Left to the dogs under the sky…
Пропела женщина. И голос её, далёкий и едва различимый, растворился в морской тишине. За иллюминатором промелькнула тень, тут же исчезнув. Кто-то прошёл мимо по палубе. Ольга взглянула на иллюминатор, но за стеклом уже вновь не было ничего кроме унылой светло-серой пелены.
-Ты слышала? –Настя прикоснулась к её руке. -Вот, опять повторилось.
-Что?
-Звук. Словно колокол вдалеке звякнул.
-Я ничего не слышу.
-Прислушайся получше. Не может быть, что я одна это слышу!
Оля прислушалась. Но ничего подозрительного так и не услышала. На палубе слышались приглушённые голоса и топот быстрых шагов. Более никаких постронних звуков слышно не было. Настя закрыла глаза и сжала виски пальцами. Что же всё-таки она слышала? Новая волна мыслей нахлынула на Ольгу. Она почему-то стала вспоминать события недавнего прошлого. Их приезд в Адлер, встречу с друзьями, прогулки по берегу моря… «Это будет здорово, Оль, мы классно проведём время!» -всплыли из памяти слова Сергея: «Когда мы ещё с тобой поплаваем на яхте?» Это было совсем недавно. Тогда ещё не было тумана. Не было странных голосов в голове. Не было страха. «Выпьем за именинника!» -раздался в памяти весёлый тост, произнесённый вчера кем-то из ребят. Кем, она уже не помнила. «Долгих лет, счастья и всяческих благ! Ура!» Глухой удар колокола. Далёкий и призрачный. Оля встрепенулась. По её спине пробежал холодок. Пульс участился. Она тоже услышала это! Печальный, короткий, одинокий звук. Умолкший также неожиданно, как и появившийся. И сразу тишина… Нет. Какой-то шелест. Или шёпот? Всё сильнее, громче, отчётливее… Хватит!!!
Вне кабины раздалось рокочущее гудение, заставившее весь корпус яхты мелко вибрировать. Через несколько секунд оно умолкло, прекратив вибрацию. Но вскоре возобновилось снова. Теперь уже надолго. Сомнений не было – это запустили двигатель. Ольга сделала глубокий вздох и потрясла головой, стараясь таким образом стряхнуть с себя тревогу последних мгновений, едва не переросшую в самый настоящий страх. Звук запущенного мотора словно вытащил её из чёрной бездонной воронки параноидальной апатии, куда девушка едва не начала проваливаться вслед за своей подругой Настей.
-Двигатель запустили, –произнесла Ольга, глядя на дверь, словно ожидая, что кто-то в ней вот-вот появится.
-Запустили? Но ведь Генка не хотел… –удивлённо посмотрела на неё Анастасия.
-Значит передумал.
-Слава богу. Наконец-то! -она поднялась с койки и направилась к выходу.
Оля последовала за ней.
Прямо за дверями на Настю вдруг налетел Вовка, чуть-чуть не сбивший её с ног. Толстяк куда-то очень торопился.
-Уф! –фыркнул он, удержав девушку от падения своими пухлыми короткими руками. -Осторожнее.
-Ты куда так торопишься? –спросил та.
-Нужно кое-что принести срочно. Вещь одну, –Владимир махнул рукой в сторону кормы. - Генка велел. Он всем задания раздаёт. Вы, кстати, тоже не отлынивайте от работы.
Толстяк почесал локоть и поспешил дальше.
-Значит мы наконец-то уплывём отсюда? –вдогонку ему спросила Настя.
-Как видишь, –ответил тот, исчезая в тумане.
-Ну что ж, –произнесла Ольга, выбравшаяся из кабины вслед за подругой. -Пойдём, узнаем у Гены, какие обязанности возложены на нас.
Она рассмеялась. Настя кивнула, и девушки отправились на корму, откуда слышались голоса ребят.

-Так. Нормально, –Геннадий осмотрел положения рычагов управления и, вглядевшись в туман, произнёс себе под нос. -С такой скоростью и будем двигаться. Не больше.
-Мне кажется, что можно и побыстрее, –осторожно предложил стоявший рядом с ним Сергей.
-Знаешь, что нужно, когда кажется? –в голосе капитана прозвучали нотки раздражения. -Креститься… Нет. Никаких «побыстрее». И так уже рискуем конкретно. Где там Бекас?!
В ответ на его вопрос, прямо у него за спиной, на кончике флагштока с безжизненно повисшим флагом, ярко загорелась зелёная лампочка.
-Ага, –ухмыльнулся Гена. -Молодец. Сообразил как включить.
Сергей поднял голову и увидел вспыхнувший над яхтой призрачный, немного расплывчатый зелёный огонёк, который как бы висел в воздухе сам по себе. Густой туман скрывал верхушку мачты с клотиком, на котором он размещался.
-Долбанный туман стал совсем непроглядным, –пробурчал Серёжка.
-Вот именно, –ответил капитан. -А ты ещё предлагаешь скорость увеличить, когда мы собственной мачты не видим. Я уже не говорю про нос.
-На носу Лида дежурит. Если что – сообщит нам об опасности.
-Одного человека мало. Пусть все девчонки туда отправляются и дежурят посменно. Нужно сказать этим двум: Насте и… Как твою подругу зовут? Всё время забываю.
-Оля.
-Да. И Оле. Сказать им, чтобы тоже сидели на баке и смотрели прямо по курсу. О любой подозрительной вещи, о любых изменениях тумана, особенно о его потемнении – пусть немедленно сообщают.
-Ага. Я сейчас им скажу, –Сергей отправился было на поиски Насти и Оли, но тут из тумана навстречу ему вышел Иван.
-Я всё выполнил. Товарищ капитан, ходовые огни по Вашему приказу включены! –произнёс он, шутливо откозыряв. -Какие будут ещё указания?
-Молоток, –краешком губ улыбнулся Гена. -Сиди пока здесь, и жди дальнейших распоряжений.
-Есть! –Бекас рассмеялся.
-Хорош выслуживаться, рвачуга! –похлопал его по плечу улыбающийся Сергей. -Выше юнги тебе всё равно не подняться.
-Че-гооо? –стряхнул его руку Ваня. -Иди ты! Я ещё стану адмиралом. Вот увидишь.
-Ага. Из юристов – да в адмиралы? Тоже мне, Нахимов выискался!
-Ах, ты так значит?! –Бекас понарошку набросился на приятеля с кулаками.
Сергей рассмеялся и, легко парируя его показушные удары, ловко ухватил Ивана за запястье, умело выкрутил его руку назад, заломив ему за спину отработанным приёмом. Тем самым он легко обездвижил своего противника-доходягу, весело балагуря:
-Ишь чего! Размахался тут клешнями! Я т-те покажу!
-Ах ты, слоняра! –брыкался Бекас, тщетно пытаясь вырваться из его стального захвата. -Победил, да? Гордишься теперь?! Жлоб! Это не честно! У нас весовые категории разные! Амбал здоровый!
-Я тебе покажу амбала! –гудел Сергей, скручивая покрасневшего и взъерошенного приятеля в дугу.
Разумеется, их борьба была обычной шуткой, но по виду Бекаса становилось понятно, что Сергей хоть и играет, но силы свои явно не рассчитывает, ломая руки Ивана почти по-настоящему.
-Хорош! Отпусти! –наконец не выдержал Бекас. -Сейчас руку сломаешь!
Он уже не шутил. В его словах чувствовалась уже настоящая боль и страх. Сергей наконец-то понял, что слегка перегнул палку, и быстро отпустил товарища, который тут же вывернулся из его чугунных объятий ужом и, отскочив в сторону, стал растирать помятые участки тела, что-то обиженно бормоча.
-Прости, –развёл руками Сергей. -Я тебя не сильно прижал?
-Нормально, –болезненная мина тут же сползла с лица Ивана, превратившись в обыденную маску глуповатой весёлости. -Всё в порядке.
-Будешь знать, как на меня набрасываться, –рассмеялся Сергей.
-Чё? Да тебе меня не победить никогда. Ты сейчас использовал запрещённый приём. Против всех правил! Ты – слабак!
-Чего-о?!
-Чё слышал. Давай биться, давай! –Бекас встал в боевую стойку. Было понятно, что он паясничает. -Только по-честному. По-мужски! А то дерёшься как девка…
-Ну всё! Ты меня вывел! –Сергей встал в стойку напротив него.
Он тоже не прекращал улыбаться. Парни беззлобно дурачились.
-Давай-давай! –Иван сделал пару выпадов в сторону противника, кривляясь как клоун. -Ну что же ты бездействуешь? Ты меня боишься? А я тебя нет! Я не боюсь сказать то, что думаю о тебе! –петушился Бекас.
-И что же ты обо мне думаешь? –Сергей хрустнул шейным позвонком.
-Я думаю то… То… Что ты козёл! Вот что я о тебе думаю!
-Ах, ты сволочь! За козла ответишь! Иди сюда, гад!
Ребята снова сцепились. В этот раз Сергей зажал шею Ивана своей сильной ручищей, пригнул его голову почти к самому полу и свободной рукой начал резко чесать ему волосы. Бекас дико завопил.
-А ну хватит фигнёй страдать!!! –наконец не выдержал Гена, который всё это время как-то умудрялся терпеть бесшабашное поведение Сергея и Вани. -Прекратите немедленно! Вам что, заняться больше нечем?!
Друзья тут же расцепились и виновато потупили взгляды, подобно провинившимся малышам. Оба внезапно осознали неуместность своего дурацкого поведения.
-Как малые дети, честное слово! –пристыдил их капитан. -Чтоб я этого больше не видел! Вам ясно?!
Оба кивнули. На окутанной туманом палубе послышались приближающиеся шаги и пыхтение. На корме появился толстый Вовка. Он принёс какой-то странный предмет с рукоятью и рупором, похожий на маленькую шарманку.
-Вот, –пыхтя сообщил он. -Отыскал.
-Хорошо, –ответил Геннадий.
-Что это? –удивлённо спросил Бекас.
-Сирена.
-Сирена?
-Ну да. Старая конечно, но сейчас и такая сойдёт.
-У нас что, нет автоматической? –дёрнул плечом Сергей.
-Была, –капитан горько усмехнулся. -Да сплыла. После того, как вот эти (он кивнул в сторону Геранина) её сломали. А новую сирену покупать не захотели. Сказали, что не нужна она. Вот и дождались момента, когда стала нужна. Хорошо, что я свою собственную сюда принёс на всякий пожарный случай. Пусть древняя, пусть ручная, зато сигналит не хуже автоматической. Так что теперь ты и будешь у нас гудеть с помощью неё. Подавай сигнал каждые пять минут.
-А как? –растерялся Вовка.
-Легко. Просто крути ручку сирены, и она будет издавать звук. Попробуй.
Толстяк покрутил рукоятку, и сирена протяжно завыла. Гудок был пронзительный. Он раздражал слух, и отдалённо напоминал звучание сигнала воздушной тревоги. Сергей и Бекас зажали уши ладонями и сморщились. Геранин перестал крутить ручку и гудение медленно, словно нехотя, стихло.
-Хм, –толстый шмыгнул носом.
-Вот-вот. Правильно. Так и гуди, –кивал Гена. -Думаю, что с этой задачей ты справишься без проблем. -И добавил себе под нос: На большее ты всё равно не способен.
-Чего шумим? –прозвучал голос Ольги.
Они с Настей стояли на противоположной стороне кормы и с любопытством смотрели на друзей.
-А вот и девчонки, –заулыбался Сергей, -сами пришли.
-Это хорошо, -капитан медленно перевёл на них взгляд. -Вы готовы к выполнению простого, но чрезвычайно ответственного задания?
-Всегда готовы! –бодро ответила Ольга.
-Замечательно. Ступайте вдвоём на бак. Расположитесь там, и ведите наблюдение прямо по курсу. Будете у нас вперёдсмотрящими. Задача ясна? –на строгом лице Геннадия появилась лёгкая улыбка.
-Яснее некуда. Уже идём, –Настя взяла Ольгу за руку. -Пошли?
-Пойдём, –ответила та.
-Докладывайте о любой подозрительной мелочи, –сказал им вслед Гена, после чего повернулся к Вовке. -Ты тоже иди с ними. Нечего здесь маячить. И без тебя мы тут как-нибудь справимся. Твоё дело – гудеть. Не забывай об этом.
-Ясно, –буркнул Владимир, запихивая сирену подмышку.
-Надо бы телефон у него забрать, –тихо предложил Сергей, глядя как Вовка медленно удаляется прочь, постепенно скрываясь в тумане. -Может сейчас получится дозвониться?
-Вряд ли. Связь пропала конкретно. К тому же, заряда аккумулятора осталось всего ничего. Одно деление. Вот-вот сядет окончательно.
-У Вована дебильный аккумулятор, –махнул рукой Бекас. -Вот у меня был в телефоне обалденный. Почти неделю мог работать без подзарядки.
Он вновь вспомнил о своём утонувшем мобильнике и уныло повесил нос.
-И всё-таки, что-то я ещё забыл сделать, –размышлял капитан. –Навигационные огни включили, сирена работает… Что ещё надо? Что? –он посмотрел на Сергея, очевидно, в надежде на то, что тот подскажет ему вылетевшую из памяти деталь, но тот лишь растерянно пожал плечами.
-А надо вспомнить, –Гена кашлянул и отвернулся.
Сергей с Бекасом переглянулись и обменялись идиотскими улыбочками. На корме вновь воцарилось молчание.

Лида очень обрадовалась, когда увидела подруг, пришедших ей помогать. Она уже начала было скучать, сидя в одиночестве на носу яхты и безрезультатно таращась в туман, окутавший всё впереди.
-Лидочка. Как ты здесь? –окликнула её Ольга.
-Ура! Девочки, хорошо что вы пришли! –Лида поднялась на ноги. -А я уже думала, что все меня тут бросили. Оставили одну.
-Да как же мы тебя бросим? А ты чего хрипишь так?
-Я голос сорвала, когда кричала. Перестаралась немного.
-Действительно перестаралась.
Ольгу на полуслове заглушил пронзительный стон сирены. Девушки разом обернулись и увидели приближающегося к ним Геранина.
-Ну вот, –нахмурилась Лида. -Припёрся.
-Не было печали, –усмехнулась Ольга.
Толстяк прекратил гудеть и остановился рядом с ними, положив сирену на пол.
-Ну, что тут? –начальственным тоном спросил он, очевидно не зная с чего начать разговор.
-Ничего, –ответила за всех Настя. -Сидим, наблюдаем.
-Ааа, –мотнул головой Вовка. -Понятно. А мне вот Генка велел гудеть каждые пять минут.
-Ну, да, –Оля сделала серьёзное лицо. -Это правильно.
После её слов, на баке воцарилась нудная тишина. У девчонок всегда было о чём посудачить, и они уже были готовы «зацепиться языками», но пришедший так некстати парень нарушил их планы. При нём никто говорить не решался. Он был лишним. Однако, Геранин этого, видимо, не понимал. Не обращая внимания на косые взгляды, Вовка уселся на крышку люка, на которой недавно сидела Оля, и принялся растирать на ноге синяк, который умудрился где-то посадить ещё вчера. Молчание постепенно начинало всех раздражать. Первой не выдержала Лида.
-Я вот думаю, как вернусь, перекрашу волосы в песочный цвет. Давно мечтаю осветлиться, –произнесла она, поправляя рукой причёску. -Как считаете, мне пойдёт?
-Думаю, что нет, –ответила Настя. -Я бы тебе не советовала. Только волосы испортишь.
-Да. Я тоже так считаю, –подтвердила Ольга. -Мне нравится цвет, который у тебя сейчас. Он тебе идёт лучше всего. Я может быть тоже так покрашусь как-нибудь.
-Не знаю. Все говорят, что мне очень идёт этот цвет, –пожала плечами Лида. -А мне хочется стать посветлее.
Разговор явно не клеился. Всем хотелось сменить тему на более интересную, но мешался Вовка. И чего ему приспичило прийти сюда?
-Ой, вы слышите? –неожиданно встрепенулась Настя.
Оля и Лида моментально замолчали и прислушались. Навострил уши и Владимир. Но ничего особенного кроме гудения мотора и плеска волн, рассекаемых острым форштевнем яхты, они так и не расслышали.
-Что? –одними губами спросила Лида, таращась в туман и не видя в нём ничего подозрительного.
-Что ты услышала? –уже громче осведомился Геранин, приподнимаясь со своего седалища.
-Волны плещутся, –Настя закрыла глаза. Её пальцы на руках мелко подрагивали. -Бьются обо что-то.
-Ооох, –выдохнула Лидия. -Что же ты так пугаешь-то? Нельзя так. Разумеется, волны плещутся. Мы же плывём. Это об наши борта они разбиваются. Успокойся.
-Нет. Это другие волны. Где-то там, –Настя указала рукой вперёд. -Они иногда плещутся, наталкиваясь на что-то. И ещё что-то поскрипывает. Неужели вы этого не слышите?
-У тебя глюки, Настьк, –отмахнулся Вовка. -Отстань.
-Сам отстань, –цыкнула на него Лида. -Насть, объясни получше, что поскрипывает? На что похож этот скрип?
-Ну-у, это такой металлический скрежет. Словно железо трётся об железо.
-Я ничего не слышу, –скептически произнёс Владимир.
-Я тоже. Но это не значит, что у Насти галлюцинации. У неё слух может быть острее, чем у нас. Кто знает, может где-то рядом берег?
-Ээээээй!!! На берегуууу!!! –заорал Вовка, сложив руки рупором.
Крик оборвался. Прошла минута удушающей тишины, ещё одна, ещё… Его призыв остался без ответа. Геранин махнул рукой. -Фигня. Нет там никакого берега. Никто нас не слышит.
-Балда. Если тебе никто не ответил, то это не значит, что берега рядом нет, –Лида вздохнула. -Этот берег может быть безлюдным.
-Это всё равно, что его вообще нет.
С толстяком было бесполезно спорить. Он был тупой, но чертовски упрямый. Воспользовавшись моментом, когда Лида отвлеклась на разговоры с Владимиром, Оля осторожно дотронулась до руки Насти и шёпотом спросила. -Шелест. Ты его всё ещё слышишь?
Та кивнула в ответ. -Не шелест. Шёпот. Теперь уже точно шёпот. Он уже близко.
-О чём это вы? –повернулась к ним Лида.
-Да так. Ни о чём, –Ольга опустила глаза. -Я пытаюсь что-то расслышать, но у меня не получается.
-И у меня. Скорее всего, Настя, тебе это показалось, –согласилась Лида.
Анастасия ничего не ответила.

Никто не может миновать своей судьбы. Даже тот, кому кажется, что он сам ею управляет – всего лишь пляшет под её невидимую дудку. И когда-нибудь он всё равно это поймёт. Но будет поздно… Поздно… Поздно…
-Кстати, помните, был фильм, где город заволокло таким же туманом? Там ещё люди остались заперты в магазине, а снаружи, в тумане, ползала всякая жуть, –снова, как ни в чём ни бывало, заговорила Лида. -Фильм – страшнющий!
-Я его видела, –спокойно перебила её Ольга. -Давно уже. Мне он не особенно понравился. Книга намного интереснее.
-Ты просто его не поняла! Там же в чём суть-то…
Сквозь мерный гул двигателя, Ольга вдруг различила какой-то иной звук. Явно посторонний. Доносящийся откуда-то издалека. Скрежет. Короткий, отрывистый. Подобный тому скрипу, который издают несмазанные петли стальных ворот. Настя вся сжалась и умоляюще взглянула на подругу. Теперь и Оля слышала это.
-Тихо, –шикнула она, подняв указательный палец.
-…а потом, когда они выбрались… -Лида остановилась на полуслове. -Что?
-Да этот фильм – полнейший отстой! –махнул на неё рукой Геранин. -Я его даже до конца не стал досматривать! Чё там нужно понимать? В этой…
-Тихо! –повторила Ольга уже гораздо громче.
-Зат-кнись! -прошипела на Вовку Лида.
-Сама заткнись…
-Ты можешь умолкнуть?! –в один голос заткнули его обе девушки.
Наконец-то Геранин замолчал, и можно было прислушаться к призрачным звукам, доносящимся из тумана.
-Вы слышите? Теперь вы слышите это? –обрадовалась Настя.
-Да, –кивнула Оля. -Я слышу.
-Что-то действительно скрипнуло, –Лида приложила руку к левому уху и выставила его немного вперёд.
-А я ни хрена не слышу, –тихо буркнул Вовка. -Чё вы там услышали – не пойму.
Никто не обратил на него внимания.
-А шёпот? Шёпот слышите? –спросила Настя.
-Это не шёпот, –Лида прищурилась. -Скорее, действительно плеск волн. Слушайте, там наверное пристань!
-О! –вдруг подпрыгнул Геранин. -И я услышал! Как будто. Как будто машина резко затормозила! Такой звук был.
-Да не похоже это на машину, –ответила Оля. -Это что-то непонятное. Я помню, возле моего дома располагалась долголетняя стройка. На несколько лет её вообще забросили. Там был оставлен башенный кран. Так вот, по ночам, когда поднимался ветер, он вот так же поскрипывал.
-Какой, нафиг, кран! Не-ет, –Вовка поднял сирену.
-Так. Что бы это ни было, мы должны сообщить об этом Генке, –поставила точку Лида. -Вы тут наблюдайте, а я пойду и ему расскажу.
Она выпрямилась, покачиваясь на отсиженных ногах и на всякий случай придерживаясь рукой за канат.
-Да погоди сообщать. Мы же пока ничего не увидели. Только услышали, –попытался остановить её Вовка.
-Гена сказал – сообщать даже о любых мелочах. А это уже явно не мелочь, –ответила девушка.
Что-то тихо звякнуло в тумане, заставив всех замереть и обратить лица в одном направлении. Этот звон услышали все. Короткий, глухой, но уже близкий. Звон колокола.
-Всё, –отрезала Лидия. -Я пошла.
Владимир больше ничего не говорил. Он медленно вышел вперёд, остановившись как можно ближе к носу яхты, выставил сирену перед собой, словно от этого её звук должен был сделаться ещё громче, и принялся быстро вращать ручку. Сирена взвыла, и голос её, подобный предсмертному крику умирающего монстра, разнёсся над морем, смешиваясь с туманом, поглощаясь им. Зовущий бесцельно, безрезультатно.

На корме всё было спокойно. Гена неподвижно стоял у штурвала, а Серёга с Ваней сидели возле борта, наблюдая за тем, как капитан управляет яхтой. Когда со стороны носа донеслось заунывное мычание сирены, ребята заговорили.
-Сколько времени? –спросил Сергей у Бекаса.
Тот взглянул на часы. -Эээ. Почти полдень. Без пятнадцати двенадцать.
-Блин, как быстро время летит.
-Да вообще. А такое ощущение, словно прошло минут тридцать с того момента, когда мы проснулись. В три часа у меня важная встреча. Чувствую, накрылась она медным тазом.
-Расслабься. Мы выберемся из этой каши.
-Выбраться-то выберемся. Мне позвонить сейчас должны. А я телефон утопил, –Иван вздохнул. -А в три, мы с Лидкой договорились встретиться с одним кентом. Мы с ним позавчера о встрече условились. По одному важному делу. Вот, чёрт! Застряли теперь тут. Знал бы – послал бы Вовку к чёрту и никуда бы не поплыл.
-Знал бы где упасть – соломку бы постелил, –ответил Сергей. -Кто мог догадаться, что так всё получится?
-Интересно, кто же всё-таки трос перерезал? Кому могла прийти в голову такая сволочная тупость?!
-Я тоже не могу понять. Хотя, ты знаешь, вчера мы здорово приняли. По-пьяни все вытворяют чёрти что.
-Это как же ужраться надо, чтобы отрезать собственный якорь! Да ещё и запасной выкинуть за борт! Это же всё равно, что пилить сук, на котором сидишь!
-Да уж, –встрял в их разговор Гена. -Отличились вы здорово. Никогда ещё не сталкивался с подобными фокусами. В следующий раз поступлю разумно. Загорожу выход на бак колючей проволокой. К якорям и тросам непременно сигнализацию подключу. Установлю камеру наблюдения... Нет, две. А ночью буду дежурить с ружьём и собакой, освещая территорию прожекторами... О!
Он осёкся, а затем, широко улыбнувшись, поднял вверх указательный палец. -Точно!
Иван и Сергей посмотрели на него в полном недоумении.
-Вспомнил я! –объяснил им своё неожиданное прозрение капитан. -Вспомнил, что ещё забыл сделать!
-Что? –спросил Серёжка.
-Прожектор нужно включить на носу! От ходовых огоньков толку мало. А прожектор – самое то, –Гена посмотрел на Бекаса, затем на Сергея. -Серёг, ну-ка, по молодецки, сбегай – включи прожектор.
-А где он находится? –поднялся на ноги тот.
-Ну, в общем, как выходишь на бак, там прямо по центру – перед кабиной, будут такие… -капитан запнулся, -Короче, думаю, ни хрена ты не разберёшься. Там такой бардак после вчерашнего. Прожектор-то ты найдёшь, а вот как его включить, вряд ли сообразишь. Там заморочка небольшая.
-Давай я пойду включу, –вызвался Иван. -Я соображу.
-Сиди! –отмахнулся от него Гена. -Я сам пойду и всё включу. А то вы там до вечера будете возиться, чувствую. Ну-ка, Серый, иди сюда.
Сергей подошёл к нему.
-Вот, смотри, здесь всё управление. Оставляю его под твою полную ответственность. Понял? Чтобы, пока меня нет, всё здесь оставалось в том же положении, в котором я оставил. Все рычаги, все переключатели. Всё, –он подвёл Сергея поближе к штурвалу и поставил на своё место. -Вот – штурвал. Следи, чтобы он постоянно находился неподвижно. Что бы не случилось.
-А если что-то всё-таки случится? –осторожно спросил Сергей. -Не дай бог, конечно.
-Все рычаги и штурвал должны быть в неизменном положении, –повторил Гена. -Это самое главное! Я постараюсь вернуться как можно быстрее. Не думаю, что за это время может что-то произойти. Но если всё-таки что-то произойдёт, если ты услышишь сигнал наших наблюдателей, или же сам увидишь что-то подозрительное прямо по курсу, тогда сбрасывай обороты вот этим рычагом, а затем, как можно более плавно, делай полный назад. Для этого, медленно отводишь этот рычаг до вот этого положения. Но пока ничего конкретного не увидишь, или не услышишь – не предпринимай никаких попыток менять ход яхты! Вообще не прикасайся к рычагам. Просто держи штурвал. Всё усвоил? Вопросов нет?
-У матросов нет вопросов, –ответил Серёжка, принимая штурвал. -Ты не сомневайся. Я справлюсь.
-Очень на это надеюсь, –Гена отправился на нос яхты. -Давай, неси вахту, моряк. Я скоро вернусь.
Вдруг он остановился и, повернувшись к Сергею, добавил. -Да, ещё одно указание. Вот этого балбеса (он указал на сидящего у борта Ивана), даже близко к штурвалу не подпускай!
-Это почему же? –с обидой в голосе, спросил Бекас.
-По кочану! Потому, что «умный» ты слишком. Лезешь куда не надо.
-Куда это я лезу?
-Всё. Никаких разговоров. Серёг, ты меня понял?
Сергей молча кивнул.
-Вот и славно, –Геннадий развернулся и быстро исчез в тумане.
Бекас и Серёжка остались на корме одни. Какое-то время они молчали. Затем, Иван тихо произнёс:
-«Умный»! «Лезешь куда не надо»! Тоже мне, морской волк нашёлся! Строит из себя не знаю кого.
-Да ладно, –ответил Сергей. -Не обращай внимания. Фиг с ним.
-Я и не обращаю. Меня его поведение дико раздражает, –Бекас встал, и неторопливо подошёл к приятелю, остановившись рядом с ним.
-Забей, –Сергей зевнул, прикрыв рот ладонью. -Генку не переделать.
Иван уныло, но не без доли интереса, взглянул на панель управления. Заметив его взгляд, Серёжка рассмеялся. -Эй! Мне было приказано тебя близко к управлению не подпускать!
-Угу. Помню, –пробубнил Иван. -Да сдалось мне это управление. Всю жизнь мечтал порулить яхтой! Вы меня прямо убили. Отняли смысл моей жизни!
-Ладно, не сердись. Мало ли что там Генка ляпнул.
Из тумана вновь послышался вой Вовкиной сирены. Дождавшись когда он прекратится, Бекас вздохнул и произнёс, глядя куда-то в сторону. -Скорость эта меня вообще добивает. Наверное, если бы мы плыли медленнее – то не плыли бы вообще. С такими темпами мы нескоро выберемся из тумана. Ползём как раненная улитка!
-Н-да. Скорость неважная, –согласился Сергей. -Но Генка прав. Смотри, какой туман вокруг. Какая сейчас видимость? Метра три, наверное, не более, да? Рысачить в таких условиях действительно опасно. Тише едешь – дальше будешь.
-Не спорю. Разгоняться сейчас нельзя, –ответил Иван. -Но плестись еле-еле – бессмысленно. Я считаю, что скорость нужно немного увеличить.
-Это нужно с Генкой решать. Я не хочу спорить со специалистом. Мало ли, что может случиться из-за этого. Виноват буду я.
-А что может случиться-то?
-Ну-у. Какая разница, что? Например, на мель сядем.
Бекас язвительно усмехнулся.
-Или в другое судно врежемся, –добавил Сергей.
-В какое другое судно?
-Да в какое угодно. Разве ты не слышал о том, как корабли сталкиваются в открытом море? Это явление очень даже распространённое. Причём, они сталкиваются даже когда тумана нет. Сейчас же вон какой туманище! Самое время для столкновений. Генка прав. Нельзя сейчас разгоняться. Я даже носа нашей яхты не вижу.
-Ну сколько, по-твоему, сейчас кораблей может находиться в радиусе, скажем, двадцати километров вокруг нас? Один? Два? Три? Максимум пять – не более. И то при условии, если мы находимся вблизи от берега, в чём я лично глубоко сомневаюсь. В открытом море находится не так много кораблей. К тому же, в такой туман вряд ли кто-то отважится плавать по морю. Большинство судов останется в порту. Рыбаки и туристы, вроде нас, не поплывут сегодня никуда. А сухогрузы, танкеры, или пассажирские лайнеры будут замечены нами издалека. Они большие. И наверняка сейчас дрейфуют, или идут на предельно малых оборотах, чтобы не рисковать пассажирами или грузом.
-Мне кажется, что я в этом тумане не смог бы разглядеть даже «Титаник», проплыви он и в пяти метрах от нас. Хотя, меня выматывает эта погода не меньше чем тебя. Всё это путешествие мне уже основательно поднадоело.
-Ну так давай прибавим газку. Хотя бы немного. Чтобы уж не совсем медленно плыть.
-А если Генка заметит это, когда вернётся? Рассвирепеет тогда окончательно. И так уж психует вон как.
-А ты прибавь так, чтобы он не заметил. Немного подтяни рычаг тяги.
-Нет. Не хочу, –Сергей сделал серьёзное лицо. -Не надо, Вань, давай не будем нарываться на скандалы. Пусть всё идёт как идёт. Сейчас, глядишь, туман немного рассеется, и может Генка сам скорость прибавит.
-Когда он ещё рассеется?! Хорошо если через час. А если через сутки? И мы будем ползти в нём столько времени? –Бекас раздражительно фыркнул. -Это идиотизм какой-то!
-Да уж. Обстановка мерзопакостная. Ну а я что могу поделать? Мне дали указание – я выполняю. Ответственность на мне.
-Я не пойму, чего ты так паникуешь, Серёга? Всё нормально будет. Я тебе говорю. Ты что, в армии, что ли, находишься? Или ты записался к Генке в матросы? Боишься немного нарушить его приказ так, словно тебя за это под трибунал отдадут! Расслабься.
-Да я и не напрягался.
-Ну, вот и замечательно. Не бойся. Он ничего не узнает. Зато мы выберемся из тумана гораздо быстрее. Ты ведь хочешь из него поскорее выбраться?
-Хочу.
-Тогда будь смелее, парень! Кто не рискует – тот не пьёт Шампанского.
-Хм, –Сергей пристально осмотрел палубу впереди – не возвращается ли капитан – и его рука осторожно потянулась к заветному рычагу.
-Давай! –подтолкнул его Бекас.
И он плавно потянул рычаг, медленно, но верно увеличивая обороты двигателя. Яхта определённо стала плыть немного быстрее. Не смотря на то, что изменение скорости было незначительным и малоощутимым, Сергей был напряжён до предела. Он опасался Геннадия, который в любую минуту мог почувствовать, что «Гортензия» набрала скорость, и примчаться назад, с криками и обвинениями. Но тот не появлялся, и напряжение постепенно его отпускало.
-Ну, вот видишь, –похлопал его по плечу Бекас. -Всё же так просто. Я же говорил, что никто не заметит.
Серёжка едва заметно улыбнулся и крепко сжал руками штурвал.

Лида уже двигалась по палубе вдоль кабины, когда вдруг нос к носу столкнулась с Геной, идущим навстречу.
-Ты куда? –спросил он, остановившись.
-Ой, Генка, а я как раз шла к тебе, докладывать, –хрипло ответила девушка.
-Докладывать? О чём? Вы что-то увидели? –насторожился капитан.
-Да. Точнее, нет. Мы услышали что-то.
-Вот как? Что услышали?
-Да какие-то звуки. Поскрипывание, всплески, звон…
-Близко? Далеко?
-Кажется, далеко. Звуки очень слабые, далёкие. Но слышатся отчётливо.
-Ну-ка, пойдём, послушаем.
Лида развернулась и направилась обратно на бак, Осипов последовал за ней.
На баке всё также сидели: Ольга, Настя и Вовка. Увидев пришедшего капитана, Геранин тут же бросился к нему и быстро затараторил:
-Ген! Тут, короче… Мы что-то услышали с девчонками! Прикинь? Я услышал, как машина затормозила! Здесь берег рядом. И дорога, наверное…
-Да никакая не машина, –перебила его Ольга. -Там что-то скрипит в тумане, время от времени.
-Стоп, стоп, стоп, –поднял руки Геннадий. -Не все сразу. Давайте по порядку. Какая ещё машина? Что за звуки?
-Машина это! Точно вам говорю! –начал было Вовка.
-Помолчи! –заткнула его Лида.
-Да ты послушай, –Ольга простёрла руку по направлению движения яхты. -Сам услышишь.
-Всем тихо, –погрозила пальчиком Лидия, бросив недвусмысленный взгляд на Геранина.
На носу снова воцарилось молчание, нарушаемое лишь плеском волн и мерным гудением двигателя. Гена старательно вслушивался. Навострили уши и все остальные наблюдатели, собравшиеся на баке. Но пугающие звуки больше не повторялись. Они словно специально затаились в тумане, притихнув и растаяв. Прячась от посторонних ушей. Выжидая что-то.
…Periculum in mora…
Настя почувствовала, как озноб пронизывает её насквозь, а дрожь лихорадки овладевает всем её телом, проникая в самую его глубину. Её зубы выбивали дробь. Во рту всё пересохло. Сердце, казалось, выскочит из груди в любую секунду. Она слышала голоса, беспрестанно раздающиеся в голове. Теперь уже можно было разобрать каждое отдельное слово, хотя смысл этих слов был ей непонятен. То этот причудливый язык напоминал древнюю латынь, то превращался в совершенно непонятную абракадабру.
Акши-Раммм. Акши-Раммм. Я анве шуд акс от. Хо-хо-хо-хо…
Всё громче и громче звучал в сознании этот страшный, неведомый голос. Без доли эмоций, без выразительности, без смысла. Дыхание Насти участилось. Ей стало не хватать воздуха. До боли в глазных яблоках она зажмурила глаза, пытаясь изгнать из своей головы эту чёрную, дьявольскую риторику. Но ничего не помогало. Лишь слова неведомого голоса становились всё понятнее и понятнее с каждым новым мгновением, словно переводились на знакомый ей язык невидимым бесстрастным переводчиком.
Хо! Ни один рождённый в мире не укроется от созерцания моего. Никто не сможет уйти, убежать, спрятаться от меня. Ни одна тварь, созданная по подобию, во благо мирского равновесия, не способна покинуть царство сумерек. Хо! Я – зверь. Я – хищник. Я – охотник. Я – судья. Я – слуга равновесия. Я – весы, держащие ваш мир. Я – воин сумерек. Хо! Я голоден. Очень голоден. И я вышел на охоту. Пришла пора насытить чрево моё, вашей трепещущей плотью. Идите в мои объятья! Хо! Хо! Хо!
-Я больше не могу! –тихо простонала Настя, сжимая виски кулаками. -Не надо! Хватит!
Шёпот в её голове стал невыносимым. Нервы у девушки сдали окончательно. Пошатываясь, она оглядела присутствующих безумными глазами, а затем бросилась по палубе в сторону кормы. Пробегая мимо обрезанного каната, она вдруг шарахнулась от него, словно от змеи и, ускорив свои шаги, дыша точно в агонии, поспешно растворилась в тумане.
Этого никто не ожидал. Удивился даже хладнокровный капитан Осипов.
-Что это с ней? -ошарашено спросил Вовка.
Лида отправилась было вслед за Настей, но Ольга её быстро остановила. -Не надо. Не ходи. Я разберусь. Кажется, я знаю, что с ней происходит.
-Знаешь? –нахмурилась Лидия.
Оля кивнула.
-Погодите, –вмешался Гена. -Давайте сначала разберёмся с вашими подозрительными звуками. Я и так уже здесь задержался. Нужно побыстрее вернуться к штурвалу, пока два умника ничего там не натворили. А мне ещё нужно прожектор включить. Для этого я сюда и пришёл. (Он посмотрел на Лиду, затем на Олю, затем на Вовку). Не знаю уж, что вам тут почудилось, но я, например, так до сих пор ничего и не расслышал. Никаких скрипов, всплесков и шума автомобилей. Как хотите.
-Мы тоже ничего не слышали с того момента, как ты сюда пришёл, –ответила Ольга. -Все звуки прекратились, как будто нарочно.
-А может вам всё-таки показалось? –скептически спросил у неё Геннадий.
-Нам не могло показаться. Мы все четверо это слышали, –ответила Лида.
-Слышали, слышали, –кивал головой Геранин.
-Не знаю. Лично я не слышал ничего, –капитан повернулся к кабине, возле которой были сложены какие-то предметы, покрытые брезентом. -Нужно включить прожектор поскорее.
Произнеся это, он стащил брезент в сторону и начал возиться с вещами, находящимися под ним. Это были всевозможные ящики, мотки верёвок, а также другие приспособления: лебёдки, крепления и блоки. Очевидно, прожектор как раз находился под всей этой тяжёлой грудой. Использовали его крайне редко, потому он и оказался в буквальном смысле погребённым на баке, под скопищем таких же малоиспользуемых вещей.
Вовка вновь раскрутил рукоять сирены, издав очередной гудок, заставивший девушек зажать уши и сморщиться, как от головной боли.
-Думаете, мне нравится этот звук? –обиженно спросил он, заметив их раздражение. -Не больше чем вам. А может даже и меньше. Я вообще считаю, что толку от этого гудения никакого нет. Лучше включить магнитофон и сделать музыку погромче. Так было бы лучше. И приятнее слушать. Как думаете?
-Разумеется, музыка лучше, чем этот противный вой, –ответила Лида. -Только вот играть она будет постоянно, и тогда мы уж точно ничего не услышим.
-Зато услышат нас.
-Это ещё не известно.
-Всё. Я пошла к Насте, –Ольга сделала лёгкий жест рукой и уверенно отправилась по направлению, в котором несколько минут назад скрылась Анастасия.
Она осторожно перешагивала через разбросанные на баке ящики и другие предметы. У капитана не было времени аккуратно располагать инвентарь по палубе, поэтому он просто откладывал его в стороны, создав таким образом подобие миниатюрной баррикады.
Геннадию, к тому времени, удалось докопаться до прожектора, и он уже возился непосредственно с ним, поправляя лампу и протирая грязное стекло.
-Оля, –обратился он к проходящей мимо девушке.
Та приостановилась, вопросительно на него посмотрев.
-У меня к тебе будет маленькая просьба. Сейчас, когда дойдёшь до кабины, увидишь на её стенке такую небольшую коробочку с дверцей. Открой её. Там электрический щиток. Внутри будут разные переключатели. Нажми самый крайний слева. Из положения «выкл.» - в положение «вкл.», –Осипов улыбнулся, вытирая руки тряпкой, которой только что протирал стекло прожектора. -Справишься?
-Думаю, да, –кивнула Оля и двинулась дальше, в сторону кабины.
Заветный щиток сразу же попался ей на глаза. Она видела его и раньше, до появления тумана. Вчера она очень больно об него стукнулась, когда шла по палубе и яхта слегка качнулась на волне. До сих пор напоминанием об этом неприятном событии, остался живописный синяк на правой руке. Открыв крышку, Ольга увидела переключатели, о которых ей говорил капитан. Она потянулась к крайнему из них и, приложив указательным пальцем небольшое усилие, нажала на переключатель. Раздался щелчок.
Лампа прожектора ярко вспыхнула, заставив Осипова испустить возглас удовлетворения:
-Работает! Замечательно.
-И что толку от этой фары? –надменно произнёс Геранин.
-Это тебе кажется, что от прожектора нет никакой пользы, –ответил Гена, перебираясь через груду разбросанных на баке вещей.
-А что? Разве есть?
-Да. Ещё какая. Свет прожектора виден в тумане. На судне, плывущем нам навстречу, этот свет увидят с достаточно большого расстояния.
-Ну, если так… -Вовка сделал глупое лицо и пожал плечами.
-Всё. Я пошёл. А вы тут не расслабляйтесь. Смотрите в оба! И слушайте, –капитан решительно направился с бака, но тут же остановился, когда где-то в тумане, совсем рядом с «Гортензией», внезапно послышался металлический скрежет, а затем гулкий удар явно крупного и тяжёлого предмета обо что-то железное. Звуки были такими отчётливыми и пугающе близкими, что вся троица моментально застыла на носу яхты, то ли от неожиданности, то ли от ужаса. Оцепенение продолжалось не больше пары секунд, но всем казалось, что длится оно целую вечность. Геннадий медленно повернул голову в сторону раздающихся звуков.
-Всплески, –побелевшими губами прошептала Лида. -Всплески.
Вовка молча поднял сирену, издав предупредительный сигнал. И вновь никакого отклика не последовало. Вместо ответа из тумана до них донеслось очередное скрежетание, плавно перешедшее в звучание подрагивающих стальных канатов.
-Что это? Где это? Откуда это доносится? –Лида умоляюще посмотрела на капитана.
Тот ничего ей не ответил. Он стоял к ней вполоборота, бледный как полотно, весь превратившийся в слух. Напряжённый до предела. Даже Вовка это заметил и трусливо втянул голову в плечи.
И тут раздался гулкий удар невидимого в тумане колокола. Словно сигнал. Предупреждение о надвигающейся угрозе.
-Всё. Нужно останавливаться, –сорвался с места Осипов. -Там действительно что-то есть!
-Наконец-то поверил. –осторожно прошептал Владимир.

В тумане не существует понятий «время» и «расстояние». Существует только пространство. Одно, сплошное, всепожирающее пространство. Бездна…
-Что-то он долго не возвращается, –озабоченно пробормотал себе под нос Сергей.
-Ну и хорошо. Значит, не почувствовал, что мы скорость увеличили. Почувствовал бы – тут же прибежал бы. С прожектором, поди, возится. Он там завален конкретно, –ответил Бекас.
-Кто? –Сергей прослушал его основную речь, сконцентрировавшись лишь на заключительных словах.
-Прожектор. Кто же ещё? Там много барахла на баке валяется. Слушай, а давай ещё газу прибавим?
-Ты чё! Мы и так уже сильно рискуем. Даже и не думай об этом.
-Я не понимаю, чего ты больше боишься? Столкновения или Генку?
-Это примерно одно и то же, –грустно пошутил Сергей. -Вероятность того, что мы напоремся на что-нибудь в море, может быть и в самом деле ничтожно мала. Но вот конфликт с Геной, который непременно произойдёт, если он узнает, что мы тут лихачили – это гарантированное событие. Он ведь нам доверяет! Давай уж не будем его подводить?
-Я ничего не имею против Генки. Он – хороший мужик. Знающий своё дело. Толковый. Но уж слишком правильный. Словно живёт по инструкции. Если бы все люди жили так, как он – человечество бы не развивалось.
-Ты говоришь ерунду, Бекас. Одно дело жизнь, и совсем другое – работа. Генка работает. Он не на отдых отправился вместе с нами.
-Всё равно. Иногда следует делать исключения. А вообще… Думаешь я стал бы предлагать что-либо подобное, если бы у меня была масса свободного времени, и я бы никуда не торопился?
-Я понимаю тебя. У меня вообще нет никаких важных дел на ближайшие дни, тем не менее, я готов сейчас пожертвовать чем угодно, лишь бы побыстрее выбраться из этого тумана и оказаться, наконец, на суше. А если бы меня, вдобавок ко всему, на берегу ждали какие-то важные дела – я бы, наверное, вообще сейчас с ума сходил.
-Вот видишь.
-Да. Всё это понятно. Однако, нам с тобой всё же следует реально смотреть на вещи. Мы и так завязли здесь по уши. Зачем накалять и без того напряжённую обстановку?
-За тем, что нам нужно побыстрее из неё выбраться, –сверкнул глазами Иван. -Боишься поссориться с Генкой? Вали всё на меня! Я прорвался к управлению и увеличил скорость! Так ему и скажи. Во всём Ванька виноват. Мне не впервой быть козлом отпущения.
Сергей пристально на него посмотрел, а затем простодушно рассмеялся.
-Что смешного? –нахохлился Бекас.
-Да ничего. Ты, завладел управлением… Хе-хе. Может ещё и меня свяжешь для наглядности?
-Да пошёл ты. Нравится ползти в тумане как черепаха – ползи. Может быть к концу недели выйдем из него. Если повезёт, конечно.
-Подожди. Не злись. Ну что ты предлагаешь? Лезть на рожон? Ну много мы проплывём, пока Генка не почувствует что яхта набрала обороты, не прибежит сюда и не наорёт на нас? Всё чего мы добьёмся – это ссоры с капитаном. А я, если бы и предпочёл с ним ругаться, то только на берегу, а не здесь – посреди моря.
-Неизвестно сколько времени он провозится со своей лампочкой. За это время можно будет покрыть немалое расстояние на большой скорости. Он ещё не прибежал сюда, значит не почувствовал как скорость увеличилась. Следовательно, не должен почувствовать и дальнейшего её увеличения, –рассуждал Бекас. -Разумеется, если мы будем набирать обороты всё так же плавно. А когда услышим, что он возвращается – также осторожно сбросим их, чтобы не заметил изменения в положении рычага. Всё лучше, чем ничего.
-Не знаю. Глупо всё это как-то, –Сергей задумался.
-Глупо то, что мы плетёмся в этом тумане медленнее надувного матраса, а время уходит.
-Генка нас убьёт.
-Пусть только попробует.
На носу загудела сирена Геранина. Ваня пристально посмотрел на приятеля и решительно произнёс. -Давай!
-Ну, держись… -прошептал Серёжка, уверенно кладя руку на рычаг газа.
-Вперёд.
Рычаг плавно пополз по шкале в сторону увеличения оборотов. Гул двигателя медленно нарастал. Частота вращения винта увеличивалась всё быстрее с каждым новым оборотом. Яхта неукротимо разгонялась.
-Ещё, ещё, ещё… -словно заклинание шептал Бекас, не спуская восторженных глаз с заветной рукояти.
-Всё. Хватит, –внезапно остановился Сергей. -Этого достаточно.
Приятель взволнованно облизал обветренные губы, с опаской косясь в сторону, с которой должен был в любую минуту появиться капитан Осипов. Оттуда доносились неразборчивые голоса и далёкие шаги, но на корму никто не возвращался.

Когда на землю спускаются сумерки, грань между двумя мирами становится предельно тонкой…
-О-чёрт! –Геннадий неожиданно ударился об щиток, который несколько минут назад открывала Ольга.
Сначала могло показаться, что он не заметил его вовремя. Но это было не так. Капитан знал каждую мелочь на «Гортензии», и мог запросто ориентироваться на её борту даже с завязанными глазами. Налететь на коробку щитка его вынудило нечто другое. Он вдруг почувствовал что-то такое, что заставило его резко остановиться и повернуться к сидящим на носу яхты парню и девушке. В результате чего пошатнулся, не успев молниеносно затормозить, и стукнулся об этот злосчастный коробчатый выступ на стенке кабины. Затем, с шипением втянув воздух сквозь зубы, и сморщившись от боли, он потёр ссадину, образовавшуюся на предплечье, и взглянул на Вовку с Лидой, чьи силуэты на этом расстоянии уже казались полурасплывчатыми.
-Ты чего? –приподнялся Геранин. -Сильно ушибся?
-Жить буду.
-Смотри. Шею не сверни.
-Сейчас я кое-кому точно шею сверну! Яхта набирает скорость! Вы заметили?!
-Я не заметил. Вроде бы плывём так же как и плыли…
-Вроде! Да они нас угробить хотят, недоумки! Сейчас я им покажу!
-Смотрите. Туман темнеет, –произнесла Лида.
Она сказала это очень негромко, но тем не менее, её слова ясно услышали и Вовка и Гена.
-Чего?
Оба уставились вперёд по курсу, не сразу поняв, что она имела в виду.
-Чернота надвигается спереди. Туман потемнел, –повторила девушка.
Прямо по курсу действительно вырисовывалось нечто необычное. Туман, клубящийся впереди, на самом деле темнел на глазах. Как будто перед яхтой росло огромное тёмно-серое пятно, расширяющееся и приближающееся. Там, за туманной преградой, определённо что-то находилось, хотя пока не было понятно, что именно.
-Серёга!!! Обороты на реверс!!! Давай полный назад!!! –заорал Осипов, срываясь с места и бросаясь в сторону кормы. -Задний ход!!!
Геранин поднял было сирену, но так и не успел начать вращение её ручки. То, что они увидели с Лидой через пару секунд, буквально шокировало их. Растущая впереди чернота постепенно приобретала знакомые очертания. Сначала она казалась выступающим из воды рифом, но, спустя мгновение, можно было уже абсолютно уверенно определить – это был корабль. По мере своего приближения, он становился всё чётче и ярче, нарождаясь из тумана, подобно призраку. Формируясь из его дымки. Увеличиваясь в размерах, надвигаясь быстро и неукротимо.
-Пошли отсюда к чёртовой матери! –провыл Вовка, подбегая к Лиде и хватая её за руку.
Та выдернула свою кисть из его потной пятерни, и попятилась назад, не спуская глаз с приближающейся преграды. Луч прожектора ярко освещал её спину. Толстяк отмахнулся и побежал прочь с бака, размахивая сиреной.
Туманные путы расступились, выпуская из своих объятий тускло освещаемый лучом прожектора корпус незнакомого корабля, который из-за ограниченной видимости казался сейчас гигантским. Лида с ужасом разглядывала надвигающийся прямо на неё высоченный борт, серый, облезлый, сплошь покрытый коррозией и разводами ржавчины. Седые, безликие иллюминаторы, похожие на глазницы мертвеца. Разбухшие ряды заклёпок. Кривые уродливые царапины, словно оставленные когтями морского чудовища. Всё это двигалось навстречу, росло, точно заглатывая несчастную яхту. Из-за того, что нос, корма и надстройка таинственного судна растворялись в тумане и был виден лишь небольшой участок его борта, создавалась иллюзия, что фигура корабля как бы обволакивает «Гортензию»: Борт противоестественно изгибался подковой, обхватывая её с обеих сторон, одновременно с этим, верхний его край, с грязно-чёрной оградой лееров, похожих на колючую проволоку со стен фашистского концлагеря, угрожающе нависал сверху. Не смотря на то, что с момента обнаружения тёмного пятна, оказавшегося кораблём, прошло меньше минуты, Лида испытывала ощущение, будто простояла целую вечность, созерцая его приближение. Нужно было бежать! Бежать!

-Серёга, обороты на реверс!!! Давай полный назад!!! Быстрее!!! –истошные вопли Геннадия, которые донеслись из тумана, мечущиеся силуэты и спотыкающийся топот его приближающихся ног, застали Сергея врасплох.
Парень начал метаться, не соображая, что сейчас следовало сделать в первую очередь. Все указания словно вылетели у него из головы. Сбитый с толку Бекасом, он окончательно растерялся.
-Спокойно. Медленно. Медленно сбрасывай скорость, –Бекас сам был растерян неожиданными криками капитана.
Сначала ему почудилось, что Осипов орёт потому, что почувствовал увеличение скорости хода яхты. На его команду «полный назад» он не сразу успел отреагировать.
Окончательно выбитый из колеи Сергей вцепился в рукоять управления. В его голове всё смешалось. С одной стороны доносились вопли: «Реверс!!! Полный назад!!!», с другой - заклинания: «Медленно, медленно!».
Он медлил. И это промедление стало роковым. Подняв глаза, рулевой запоздало заметил, как туман впереди становится всё чернее. Из этого тумана внезапно выросла широкоплечая фигура капитана. Его ручища одним взмахом отшвырнула Бекаса в сторону, словно котёнка, и потянулась к нему. Сергей увидел прямо перед собой прожигающие глаза, наполненные гневом, вперемешку с ужасом. Раздувающиеся ноздри, горячее дыхание и злобный оскал. Осипов был похож на морского дьявола. И не смотря на то, что по габаритам Сергей ему практически не уступал, капитан казался сейчас крупнее его раза в два. Одной рукой Геннадий ухватил штурвал, а другой, очевидно, попытался оттолкнуть Сергея в сторону, но не успел. Яхту сотряс сильный удар. Все лежащие на палубе предметы разом сорвались со своих мест. Все, кто стояли на ногах – упали. Удар сопровождался чудовищным треском и лязгом, от которого казалось, что корпус «Гортензии» раскалывается пополам. Туман содрогнулся, подёрнувшись рябью, как будто два мира столкнулись своими краями, разрушив границы пространства и времени. Всё полетело кувырком…

Мечты, желания, страсти… Всё субъективно. Зачастую их ставят выше истинных ценностей. Но какова цена этих стремлений теперь, когда обнажилось отсутствие их смысла?
Лида не успела сделать и пары шагов, когда палуба вдруг ушла у неё из-под ног и словно какая-то неведомая сила грубо толкнула её в спину, лишая опоры и равновесия. Предметы, разбросанные на баке, словно ожили, сорвавшись вперёд по инерции, грохоча, сталкиваясь и кувыркаясь. Беспомощно взмахнув в воздухе руками, девушка упала прямо на беспорядочно разбросанные вещи, едва не ударившись головой о светящийся впереди прожектор. Получив множество сильных ушибов, она затихла среди этой груды, на мгновение потеряв сознание от шока.

Чёрные дыры, далёкие планеты, океанские глубины, земные недра… -Сколько ещё загадочных миров предстоит изучить людям. Им нет числа. Но есть ли смысл в их постижении? По-моему, нет. Почему? Потому, что они останутся недоступными для человека до тех пор, пока человек не раскроет тайну самого главного из миров. Самого близкого, самого таинственного и самого непостижимого – мира человеческого естества, человеческой сути. Пока эта загадка не откроется людям, им никогда не постичь величайшие секреты Вселенной.
Носовой шток, похожий на миниатюрную копию старинных бушпритов, с оглушительным треском отломился, не выдержав силы удара о стальной борт незнакомого корабля. Его обломок был подброшен вверх, а затем понёсся по воздуху, болтаясь на тросе, соединявшем его с мачтой. Совершая свой безумный полёт по круговой траектории, и таким образом наматываясь на мачту, отломанный шток, со свистом рассекая воздух, ударил по спине Вовку Геранина, который перед самым столкновением пытался убежать с бака, но так же, как и Лида, не успел, и в результате грохнулся на палубу. При этом ему удалось машинально ухватиться за заграждение борта, в следствие чего он не полностью растянулся на полу, а как бы повис вдоль заграждения, продолжая мёртвой хваткой удерживать в руке тяжёлую сирену.
Шток догнал его в тот момент, когда он, с несвойственной такому грузному телу прытью, опираясь на заграждение, быстро выпрямился, чтобы бежать дальше. Обломок приложился точно промеж лопаток, с пристрастием милицейской дубинки, и окончательно свалил толстяка с ног. Слабо вскрикнув, Вовка выгнулся, позеленев от боли, и выронил сирену, которая тотчас же исчезла за бортом, издав напоследок лишь короткий всплеск. Хозяин яхты уткнулся носом в палубу и, скуля по-собачьи, принялся корчиться, запустив руку за спину, буквально горевшую огнём.

Что может быть сильнее человека? Что может быть слабее человека? Никто не знает, на что может быть в действительности способен человек. Даже Создатель, наверное, не знает этого. Ведь ответа на вопрос «А для чего вообще нужны люди?» так до сих пор никто и не дал.
Настя задыхалась. Что-то душило её. Она захлёбывалась туманом. Глаза ничего не видели, кроме белого полупрозрачного савана. Пугающие звуки и голоса, пронзающие разум, превратились в один сплошной стон. Уши заложило от избыточного давления. Что-то вязкое, солоноватое, похожее на слизь, забило дыхательные пути. Кашель не помогал избавиться от этого мерзкого комка в горле. Спазмы, один за другим, пронзали всё её тело, точно разряды замыканий в неисправной электрической системе. Губы шептали одну и ту же молитву. -«Отче наш. Иже еси на небесех. Да святится имя Твое. Да приидет царствие Твое. Да исполнится воля Твоя…»
Удар! Девушку, стоявшую у борта, сложившую руки в молитевенном жесте, лишённую всяческой опоры, швырнуло в сторону. Ушедшая в себя, она не успела ничего осознать. Не успела даже ухватиться за поручень. Волосы взметнулись в воздухе, подобно вспышке пламени одинокой спички. Худенькая фигурка ударилась о заграждение борта и легко перевалилась через него вниз головой. Её ноги мелькнули над поручнем и Настя целиком скрылась за бортом, сорвавшись в покрытую туманной завесой воду. Неизвестно, каким образом ей посчастливелось воспользоваться последней спасительной зацепкой. По видимому это произошло чисто инстинктивно. Падая за борт, бедной девушке удалось схватиться рукой за край поручня и повиснуть на нём. Большая часть её туловища была уже под водой, но она усиленно продолжала бороться за свою жизнь.
-Помогите! –вскрикнула она из последних сил. -Помогите кто-нибудь!
Пальцы начали слабеть и соскальзывать. Было ясно, что долго ей не продержаться. Сейчас она ослабит хватку и соскользнёт прямо в бездонную пучину, где нет ничего кроме одной лишь смерти.

Сумерки – оптическое явление, вызванное изменением положения Земли относительно Солнца. Как правило – это небольшой отрезок времени, разделяющий день и ночь. Сумерки должны обеспечивать плавный переход от одного времени суток – к другому. Но только ли для этого они нужны? На самом деле их предназначение значительно более глубинно. Но людям это знать не обязательно.
Ольга не сразу решилась подойти к стоящей у борта Насте. Та стояла к ней спиной, обхватив себя руками и низко опустив голову. Даже в пелене тумана, скрывающей её наполовину, было видно, как она дрожит, точно от пронизывающего холода. Оля боялась ещё сильнее напугать подругу, и поспешно раздумывала, каким образом её следует окликнуть, не тревожа и не травмируя.
Крики Геннадия застали её врасплох, когда она собралась с духом и двинулась в сторону Насти. Ольга остановилась и замерла. Она неожиданно осознала, что капитан так громко кричит неслучайно и вот-вот должно что-то произойти. Девушка не успела даже испугаться. Всё произошло очень быстро. Неожиданный удар в одно мгновение свалил её с ног. Она лишь успела выставить вперёд руки, чтобы хоть как-то смягчить своё падение. Отчасти ей это помогло. На её счастье никаких опасных предметов рядом не оказалось, и она ни обо что не ударилась. Благополучное падение позволило ей быстро сгруппироваться и подняться на ноги, как только сотрясение корпуса яхты прекратилось. Первым делом она бросила взгляд в сторону борта. Насти на палубе уже не было. Она исчезла.
-О-нет, –прошептала Ольга.
Девушка ещё не успела понять, что же произошло и что это был за удар, но она уже точно знала, что её подруге нужна срочная помощь. С этой мыслью она метнулась к борту, на поручне которого беспомощно висела человеческая рука.
-Держись! –Оля вовремя успела схватить её за запястье, не дав соскользнуть в море. -Хватайся за поручень второй рукой! Подтягивайся!
Оцепеневшая Настя смотрела на неё из-за борта широко раскрытыми от испуга глазами и не пыталась ничего предпринимать. Собрав все свои силы, Ольга потащила её за руку, упираясь ногой в борт с противоположной стороны. Но её сил явно не хватало. Туман за бортом становился всё чернее и чернее. Страшный скрежет на баке, угрожающе нарастая, приближаясь к ним. Он заглушал крики людей, доносящиеся с кормы, бил по нервам, терзал.
Подняв глаза, Ольга наконец увидела черноту, сгущающуюся за бортом. Она едва не выпустила Настину руку от страха, но вовремя опомнилась. Надвигающийся кошмар придал ей сил. Плотно сомкнув зубы, девушка, что было сил, потащила свою подругу через борт, пытаясь второй рукой ухватить её за подмышку, чтобы захват был надёжнее. Туман почтительно расступался серыми клоками перед чем-то чёрным, выступающим из него сплошной стеной. Всё чётче и чётче становились очертания, всё ярче проступал образ неизвестной преграды. Уже различались кривые контуры ржавых пятен, имеющие сходство с изображениями материков на географической карте. Показались бурые вкрапления металлических заклёпок и относительно ровные швы, расчерчивающие уродливую стену, края которой со всех сторон расплывались в сером тумане. Чуть выше виднелись заросшие грязью и морской плесенью стеклянные глазницы окон-иллюминаторов.
-Это корабль! Мы столкнулись с кораблём! –тяжело дыша, воскликнула Ольга. –Если борта сомкнутся, то тебя раздавит в лепёшку! Ну же, Настя, помоги мне! Одной мне тебя не вытащить! Давай же, карабкайся!!!
Последние слова она выкрикнула прямо ей в лицо. Это помогло. Наконец-то Анастасия очнулась от страшного оцепенения. Её доселе стеклянные глаза вновь ожили и заблестели. Губы дрогнули. По всему телу прошлась какая-то горячая волна. Мышцы напряглись. Одна рука тут же вцепилась в запястье Ольги, другая – ухватилась за поручень.
-Вытащи меня, Оля! –вырвались из её горла первые страдальческие слова.
На секунду их взгляды встретились. Ольга уверенно кивнула, и вновь потащила Настю на себя, казалось, с утроенной силой. Та теперь уже не бездействовала, а усиленно помогала ей, подтягиваясь на поручень и упираясь в борт ногами.
-Давай, Настюш, давай! Ещё немножечко! –умоляла Ольга, глядя, как страшный ржавый борт неукротимо приближается, грозя вот-вот раздавить девушку подобно адскому прессу.
Участок воды между бортами двух кораблей катастрофически сокращался, а большая часть туловища Насти всё ещё находилась за бортом. С внешней стороны борта «Гортензии» практически не за что было зацепиться ногой, чтобы найти точку опоры, и ступни бедняжки лишь беспомощно скользили по нему, то и дело соскальзывая обратно в воду. Но вот, чья-то сильная ручища ухватила висящую за бортом девушку под локоть, и уверенно потащила её наверх. Ольга взглянула на человека, вовремя пришедшего им на помощь, и облегчённо вздохнула.
-Всё в порядке, –буркнул Сергей, быстро вытаскивая Настю на палубу. -Я её вытащу.
Он подхватил Настю второй рукой, и одним рывком переволок через поручень. Как раз в этот момент два борта сомкнулись челюстями морского чудовища, и заскрежетали в бессильной злобе. Ольга, Настя и Сергей разом упали на палубу. Девушки боролись с одышкой, постепенно приходя в себя. Промокшая до нитки Настя, дрожала.

Хо. Я люблю сильных людей. Да-да. Именно сильных, а не тех, кто называет себя «сильными», или же хотят таковыми казаться. Слабый человек всегда останется слабым, даже развив свои физические возможности до предела, или же бравируя повсюду силой своего духа. Эти люди смешны, и, как правило, мне нисколько не интересны. Другое дело истинно сильные индивидуумы, прячущие свою силу под маской скромности и простодушия. С ними я сражаюсь с удовольствием. А слабых – пожираю. Хо.
Грубо отшвырнув в сторону Бекаса, Геннадий подбежал к оторопевшему, окончательно растерявшемуся Сергею, всё ещё стоящему у штурвала. Но в тот момент, когда капитан размахнулся, чтобы оттолкнуть его, произошло злополучное столкновение. Разом потеряв равновесие, парни повалились с ног, беспомощно хватаясь руками за туман. Скрежет стирающегося металла сопровождаться резким поворотом корпуса «Гортензии», упрямо ползущей вдоль борта незнакомого корабля.
Гена уже вскочил на ноги. Из ссадины на его виске текла тёмная кровь, но он, не обращая на неё внимания, бросился к штурвалу, поспешно дёргая рычаги, и выкручивая рулевое колесо. Яхта начала медленно сбрасывать скорость. Слишком медленно для данной ситуации.
-Эй, вы! –обернулся капитан к корчащимся на палубе ребятам. -Вставайте быстро и дуйте на середину! Берите любые палки, что под руку попадутся, и отталкивайтесь от борта! Шевелитесь, придурки!
Военная выучка позволила Сергею быстрее прийти в себя, услышав команду. Не смотря на сильные ушибы, он вовремя сориентировался в обстановке и, поднявшись с палубы, бросился выполнять распоряжение.
Иван поднимался дольше. Он сильно ударился коленкой, поэтому подъём дался ему с большим трудом. Но, стиснув зубы, собрав волю в кулак, Бекас справился с болью и отправился вслед за приятелем.
Когда Сергей увидел Ольгу, безуспешно пытающуюся спасти свалившуюся за борт Настю, он, не раздумывая, поспешил к ней на помощь и быстро втащил девушку обратно на палубу. Это было сделано как раз вовремя. Ещё пара секунд, и Насте бы уже ничто не помогло. Борт «Гортензии» плотно сомкнулся с бортом корабля-призрака, и дальше она уже ползла вдоль него, трясясь и скрежеща, оставляя позади себя на чужом ржавом боку широкий след содранной белой краски.
Подоспел Иван. Хромая, он тащил в руках два весла, одно из которых тут же протянул Сергею. Синхронно уперев оба весла в медленно проползающий борт, ребята, что было сил налегли на них, стараясь оттолкнуть яхту от чёрного корабля. Времени на размышления не было. Ольга, метнувшись в туман, вскоре появилась из него с какой-то палкой и присоединилась к друзьям.
-Что делать?! –послышался у них за спиной поросячий визг Геранина. -Что произошло? Мы столкнулись с другим кораблём?!
-До тебя только дошло?! –огрызнулся Сергей. -Бери какую-нибудь палку и помоги нам! Нужно быстрее оттолкнуться от этого корабля!
-Да-да. Сейчас, –засуетился толстяк, отыскивая на палубе подходящий предмет.
-Ну же, давайте, давайте, –рычал Серёга. -Поднажмём! Ещё немножко! Все вместе!
Но всё было тщетно. Яхта ни на миллиметр не отодвигалась от противоположного борта, продолжая ползти вдоль него, сдирая краску и внешний слой обшивки.
-В принципе, ничего страшного, –пробормотал себе под нос Бекас, очевидно успокаивающий сам себя. -Проползём бочком и отцепимся на корме. Главное, чтобы из борта ничего острого не торчало. А то можно будет свой борт пропахать по всей длине. Вот тогда уже хреново будет!
-Не бухти, –осадил его Сергей. -Толкай сильнее!
-Я нашёл! Я иду! –подбежал к ним Вовка с бейсбольной битой.
-Давай, давай. Все вместе! Дружно! Р-раз!
Перемещая свои жерди по мере движения яхты, ребята продолжали яростно на них налегать. Падение скорости «Гортензии» наконец позволило им достигнуть первых результатов. Скрежет стал глуше, и между двумя бортами появился маленький зазор.
-У нас получается! Поднажмём! –воскликнул Бекас.
Из тумана вынырнула Лида. Встав между Ольгой и Иваном, она упёрлась обеими руками в борт, помогая друзьям его отталкивать.
-Возьми палку какую-нибудь, –посоветовал ей Сергей.
-Некогда искать, –ответила та. -Там на носу… Я не знаю. Наверное, серьёзные повреждения. Я была там. Мы сильно ударились. Внешне, вроде всё обошлось, но мне кажется, что там трещина образовалась. Нужно срочно всё осмотреть.
-Осмотрим. Но сначала оттолкнуться надо, пока весь борт себе не разодрали.
Совсем рядом послышался протяжный металлический стон, заставивший всех повернуть головы по направлению, откуда он доносился. Но туман надёжно скрывал остальную часть чужого корабля.
-Там что-то есть, –определила Ольга.
-Что бы там ни было, сейчас не время строить догадки! Толкайте! Толкайте! –командовал Сергей.
-Осторожно! Берегите головы! –перебил его резкий возглас Ивана.
На них, подобно чудовищным стальным сетям, из пелены тумана надвигались свисающие с борта леера порванного заграждения. Ребята пригнули головы, уклоняясь от кривых металлических тросов, медленно проплывших над ними.
-Это мёртвый корабль, –вдруг произнесла сидящая на палубе Настя.
До этого она молчала, глядя в одну точку.
-Не отвлекайтесь, не отвлекайтесь, –буркнул Сергей. -Нам уже почти удалось.
Расстояние между бортами действительно начало увеличиваться. Скрежет продолжался лишь на корме, и вот-вот должен был прекратиться. Они практически оторвались от ржавого соседа. Рядом с Вовкой послышался гулкий удар металла по борту. Все как один вздрогнули, но когда посмотрели в ту сторону, то с облегчением увидели Гену. Капитан присоединился к ним с длинным металлическим шестом наперевес, которым он упёрся в борт призрака.
-Давайте-давайте, не расслабляйтесь! –крикнул он. -Ещё немного. Сейчас отцепимся.
-Ты оставил управление? –настороженно спросил Бекас.
-Всё в порядке. Скорость на минимуме, руль заблокирован в положении «права руля». Мы тихонечко отползём от этого громилы. Главное, нужно отталкиваться от него. Лишняя сила здесь не помешает. Тем более, что без меня вы, как я вижу, будете возиться, пока мы вдоль всей этой посудины своим бортом не прочертим. Надо было начинать отталкиваться с носа, а не с середины корпуса! Проще и быстрее. Но, раз уж начали…
-У тебя кровь на лице, –указала Ольга.
-Ерунда.
С появлением капитана, пришедшего на помощь команде, «Гортензия» действительно начала быстрее отцепляться от чужака, постепенно уходя от него вправо. Двадцать сантиметров, тридцать… Поворот сильно тормозился кормой, всё ещё скребущейся по борту призрака. Но проходил он стабильно. Ещё полминуты требовалось яхте, чтобы окончательно оторваться от грязного соседа-незнакомца.
Впереди раздался отчётливый всплеск, затем гулкий удар и, наконец, всё тот же протяжный стон. Совсем близко. Прямо перед ними.
-Да что там скрипит?! –воскликнул Иван.
-Лида, не в службу, а в дружбу – сбегай на бак, погляди, что там скрипит впереди? Из-за проклятого тумана отсюда не видно ни черта! –попросил капитан, продолжающий отталкиваться, не сбавляя темпов.
-Бегу! –Лидия отскочила от борта и побежала на нос яхты, поспешно стирая кроваво-рыжую ржавчину со своих рук.

Что может быть страшнее лжи? Кто может быть ниже людей, говорящих тебе в лицо одни слова, а за спиной – совершенно другие? «Ты необыкновенный. Ты самый лучший!» -говорят они, глядя в глаза. «Он мне безразличен…» - эхом откликаются их слова за твоей спиной. Интересно, что творилось бы на Земле, если бы каждый человек вдруг узнал о том, что на самом деле думают о нём люди, которых он любит больше жизни и которым безраздельно верит? Наверное, тогда наступила бы эпоха вечных сумерек…
Девушка выбежала на бак и остановилась возле прожектора, который после удара повернулся немного в сторону, освещая туманные клубы слева. Прямо по курсу царил всё тот же безликий туман, заслоняющий нечто таинственное, издающее столь подозрительные и зловещие звуки. Корпус соседнего корабля продолжал медленно двигаться навстречу, параллельно яхте, не выдавая пока никаких признаков угрозы. Из-за того, что они плыли очень медленно, и по причине глухого тумана, предельно ограничивающего обзор, этот корпус казался сейчас бесконечным. Убрав с лица прядь мокрых волос, Лида взволнованно всматривалась в седую расплывчатую пелену впереди, опасливо косясь на враждебный борт чёрной громадины, возвышающейся над «Гортензией» подобно морской скале.
До её слуха донёсся лёгкий скрип, и из тумана начали неотвратимо появляться странные очертания чего-то тёмного. По-началу казалось, что это борт соседнего корабля изгибается впереди под неестественным прямым углом, преграждая путь отстраняющейся от него яхте, но с каждым новым мгновением становилось всё понятнее, что это уже не сам борт, а лишь какой-то причудливый выступ, выпирающий из него. Лидия напрягла зрение до боли в глазах, слегка вытянув голову вперёд. Она пыталась разобрать, что же там вырисовывается, но коварный туман хранил свою тайну до последнего критического момента. Когда же она наконец разглядела что скрывалось за ним, было уже слишком поздно. Бесформенным тёмным выступом оказалась свисающая с борта шлюпка, чья корма слегка погружалась в воду, а нос продолжал висеть на тали, всё ещё удерживаемый единственной согнувшейся шлюпбалкой, поскрипывающей каждый раз, когда волны качали шлюпку. Именно деформированная шлюпбалка, напоминающая огромный рыболовный крючок, издавала в тумане пугающие стоны и скрежет. Это прояснение повлекло за собой осознание новой опасности. Яхта двигалась прямо на шлюпку, грозясь зацепить её и потащить за собой. Лида бросилась к друзьям.

-Впереди шлюпка! Она свисает с борта, и если мы сейчас же резко не свернём в сторону, то наша яхта её зацепит! –хрипло закричала девушка.
Сорванный голос её не слушался, исторгая вместо крика лишь жалобные хрипы, но друзья поняли о чём она им сообщила.
-Гадство! –прорычал налегающий на свой шест капитан. -Ну что за напасти?! Толкайте! Толкайте сильнее!
Он бросился было к корме, но тут же вернулся к шесту, продолжив отталкиваться. Сейчас на счету была каждая пара сильных рук, и Гена это прекрасно понимал. Повернув своё перекошенное лицо к онемевшей Лиде, он громко распорядился:
-Быстро, беги к штурвалу! Увидишь на панели рычаг тяги – сбрасывай обороты до нуля и переводи его на реверс, в положение «полны назад»! Разберёшься?!
-Думаю да, –растерянно закивала девушка.
-Тогда действуй! Быстрее!!!
Лидия, спотыкаясь, бросилась на корму. Времени у них практически не осталось. Приближающаяся впереди шлюпка была уже видна всем, кто находился сейчас на середине яхты. Ребята окончательно растерялись.
-Похоже, что корабль потерпел аварию! –воскликнул Сергей. -Все шлюпки спущены, а одна – вон, зацепилась. Видимо, народ впопыхах покидал судно.
-Это ещё ни о чём не говорит, –сквозь зубы ответил Бекас, изо всех сил налегающий на своё весло. -Судно могло сесть на мель во время шторма.
-Значит, тут где-то берег рядом может быть?
-Не отвлекайтесь, мать вашу! Толкайте! Толкайте! –гаркнул капитан. -Ну что же она там копается? Давай, полны назад!
Но вместо ожидаемого замедления хода, произошло нечто совершенно неожиданное. Двигатель яхты взревел, и она, как безумная, рванулась вперёд. Перепуганная и взволнованная Лида ошиблась. Жестоко ошиблась. Вместо того, чтобы сбросить обороты, она наоборот – дала полный ход, заставив «Гортензию» совершить критический рывок. Быстро осознав свою ошибку, девушка тут же перевела рычаг в обратное положение, но было уже слишком поздно. От рывка люди попадали на палубу, роняя свои орудия, которыми все эти напряжённые секунды пытались оттолкнуться от враждебного корабля. Все их попытки были вероломно разрушены.
-Назад! Назад! Полный назад! –кричал Геннадий, вскакивая на ноги и хватая шест. - Все к борту!
Винт «Гортензии» наконец-то остановился, а затем начал медленно разгоняться, вращаясь в противоположном направлении. Но судёнышко всё ещё продолжала по инерции скользить вперёд. Корма к этому моменту уже отсоединилась от соседнего борта, поэтому её скорость уже ничто не замедляло. Люди с новой силой продолжили свою борьбу, но это было уже бессмысленно. Яхта воткнулась носом в свисающую перед ней шлюпку, и потянула её вперёд. Шлюпбалка протяжно застонала, когда шлюпка начала медленно ложиться на нос яхты, тем самым останавливая ход «Гортензии». Тали завибрировали. Два противоположных борта вновь стали смыкаться друг с другом.
-Чёрт! –капитан опустил шест в воду, между бортами, и начал налегать на него, используя как рычаг.
Сергей и Иван воспользовались его примером. Скорость падала на глазах. Ржавая шлюпбалка, увлекаемая дополнительной силой, стала медленно поворачивать свою короткую погнутую стрелу по направлению их движения, пронзительно скрежеща. В её основании что-то громко треснуло. Сверху, на головы ребятам посыпалась окалина. Шлюпка, тем временем, продолжала «надеваться» на нос яхты, пока не накрыла его целиком, вплоть до прожектора. После этого «Гортензия» остановилась. Послышался новый треск, и Сергей упал на палубу, держа в руках обломок весла, переломившегося от напряжения. Шест капитана уже был согнут в дугу.
-Мы остановились, –прошептала Ольга, покачнувшись. -Слава богу.
-Хорошо. Теперь медленно назад. Ме-едленно. Без рывков, –себе под нос вторил ей Гена, не спускающий глаз с покосившейся шлюпбалки, крюк которой опасно завис почти над их головами. Край этого крюка прошёл буквально в сантиметре от мачты, не зацепив её лишь потому, что шлюпка, увлекаемая носом яхты, утянула её в сторону, заставив отвернуться вбок. Но теперь яхте предстояло двигаться назад, и, следовательно, мачта должна была миновать злополучный крюк вновь. Движение возобновилось. На сей раз в противоположную сторону – кормой вперёд.
-Ребята, давайте навалимся! Последний рывок остался! –громко скомандовал капитан. - Дружнее! Все вместе! И р-раз!
Яхта разгонялась слишком быстро. А их усилий было явно недостаточно. В то время как задняя часть «Гортензии» начала уверенно отходить от борта чужого судна, её носовая часть всё ближе к нему приближалась. Теперь шлюпка постепенно сползала с её носа, но вот мачта уже не могла проскочить мимо погнутой шлюпбалочной стрелы, удерживающей лодку на носовых талях. Упершись в неё, мачта притормозила ход яхты, но всё сильнее набираемые обороты упорно продолжали тащить «Гортензию» назад. Услышав как мачта заскрипела, капитан завопил:
-Стоп машина! Сбрасывай обороты до нуля!
В этот раз Лида не подвела. Она моментально подвинула рычаг на нулевые обороты и винт встал как вкопанный. Деревянный скрип мачты сопровождался металлическим скрежетом шлюпбалки, чья стрела теперь двигалась в противоположном направлении. Двенадцать взволнованных глаз неотрывно следили за тем, как она медленно поворачивается вслед за толкающей её мачтой. Кривая, неестественно выгнутая, зловещая. Движение прекратилось. Вокруг воцарилась могильная тишина.
-Уф-ф. Чуть мачту не сломали, –выдохнул Иван.
-А что теперь делать будем? –подал голос Геранин.
-Думать, как отцепляться будем, –ответил Гена, внимательно разглядывающий шлюпбалку снизу вверх. -Вот, не было печали, нашли себе приключение на задницу.
-На вид, этот кран держится вполне прочно, –почесал затылок Сергей.
Словно в ответ ему, стрела протяжно заскрипела, сопровождая этот страшный звук вибрирующим клокотанием дрожащих талей. Все замерли. Резкий хлопок и лязг ломающегося железа заставили ребят вздрогнуть и инстинктивно пригнуться. Шлюпбалка надломилась у самого основания, и крючок стрелы тут же провис вниз, сорвавшись с удерживающих его ржавых креплений.
-Вполне прочно, говоришь? –пробормотал капитан. -Оно и видно.
-Если эта хреновина упадёт, то… -начал было Бекас.
-То ничего хорошего нас не ожидает.
-Нужно рубить мачту! Она тащит стрелу за собой и ломает её, –предложил Сергей.
-Нельзя, нельзя. Сохраняйте спокойствие. Не надо здесь панику разводить, –бурчал Геннадий, лихорадочно пытаясь найти оптимальное решение сложившейся проблемы.
-Мы все погибнем, –удивительно спокойным голосом произнесла Настя.
-Чёрт, да заткнись ты! –прикрикнул на неё Владимир.
-Тихо! –капитан поднял правую руку. -Не орите. Выход сейчас один. Нужно быстро перерезать носовые тали на шлюпке, а затем двигаться вперёд. Только так мы сможем отцепиться от шлюпбалки. Если ползти назад, то мы рискуем окончательно отломить стрелу.
-Верно, верно. Молодец, Генка. Правильное решение, –оживился Сергей. -Где нож?
-Пошли, у меня есть два хороших ножа, –кивнул ему Гена. -Только действовать нужно быстрее.
Они спешно отправились в кабину. Сразу после того, как они ушли, появилась растрёпанная Лида.
-Как тут дела? Я всё испортила, да? –с ходу начала она, виноватым тоном.
-Ты нам конкретно всё испортила! –накинулся на неё Вовка. -По твоей милости мы тут и застряли, зацепившись за долбанный кран!
-Тише, тише, –быстро встал между ними Бекас. -Всё нормально.
-Простите меня, пожалуйста, –со слезой в голосе произнесла Лида. -Я растерялась. Всё получилось так неожиданно…
-Никто тебя не винит, –подошла к подруге Ольга. -Главное, что никто не пострадал.
-Никто не винит?! Щаз! –продолжал кипятиться Вовка. -Она у нас вообще невинная овечка!
-Захлопнись, а? –прищурившись, зыркнул на него Ваня.
Геранин что-то пробормотал, глядя на него исподлобья, и демонстративно отвернулся.
Наконец, Гена и Сергей вернулись из кабины. В руках у обоих уже были ножи. Не медля ни секунды, они скрылись в тумане, отправившись на нос резать тали, удерживающие шлюпку. Ольга проводила их грустным взглядом и на какое-то мгновение отвлеклась от окружающей суеты. Голоса друзей слышались всё глуше и глуше. Всё заволокло сплошным туманом. Она осталась наедине со своими мыслями.
Бездонная гладь изумрудного моря… Никто доселе не говорил мне этого. Никто доселе не называл меня так. Никто доселе так меня не любил…
О чём ты сейчас думаешь? В каких причудливых мирах обитаешь? Кому посвящена твоя грусть?
-О-нет. Опять. Голос… Голос из небытия… -Оля зажмурилась, положив руку на лоб.
Всё!
Пронзительный визг Насти заставил её прийти в себя. Парни отшатнулись. Бекас схватил Лиду за плечи и быстро оттолкнул её в сторону, хотя опасность ей не угрожала. Вовка неуклюже, но быстро, отпрыгнул от борта, закрывая голову руками.
-Чёрт! Она падает! –послышался сдавленный вопль Сергея.
Сразу после этого, наверху раздался протяжный стон шлюпбалки. Теперь Ольга поняла причину всеобщей паники. Ни с того, ни с сего, стрела крана начала быстро сгибаться вниз, наклоняясь всё ниже, пока опоры креплений окончательно не сдались, не выдержав резкой перегрузки, и не отломились окончательно, издав невыносимый для человеческого слуха скрежет, завершающийся оглушительным треском. Взметнулись в воздух проржавевшие огрызки оборванных металлических тросов, и кривая шлюпбалка быстро опрокинулась за борт, свалившись прямо на стоящую внизу яхту. Люди на «Гортензии» даже не успели добром это осознать – так быстро и неожиданно всё произошло. Пролетев несколько метров, обломки шлюпочного крана обрушились на палубу яхты, справа от кабины, частично зацепив и её. При этом длинная острая металлическая стрела вошла в корпус несчастной посудинки подобно кухонному ножу, вонзающемуся в буханку хлеба. Удар от падения сотряс «Гортензию» от носа до кормы. Воткнувшись в палубу, балка застряла в ней, прямо под мачтой. Пронзить яхту насквозь, стреле не позволили всё те же тали. Видимо ребята успели перерезать всего две из трёх верёвок, соединяющих балочный кран со шлюпкой. Третья – сама порвалась от резкого натяжения, уже при падении шлюпбалки. От этой задержки стрела вонзилась в палубу яхты не прямо, а под углом. Мягкий металлический корпус «Гортензии», созданный таким специально, чтобы обеспечивать её лёгкость, был совершенно не защищён от подобных аварий. Тяжёлая увесистая конструкция, упав, разворотила обшивку, словно та была картонной. Проломив палубу и проделав в стенке кабины внушительную дыру, уродливый кран застыл, погрузившись в тело яхты наполовину. Повреждения были катастрофическими. Экипаж, созерцавший эту картину, застыл в шоковом оцепенении. Такого они ещё не видели.
-О, ч-чёрт… -единственное, что смог выдавить из себя ошеломлённый Бекас.
Вовка и девчонки молчали, вытаращив глаза от испуга. После чудовищного падения, вокруг вновь воцарилось затишье, длящееся, казалось, целый час. На деле же, тишина продолжалась всего секунду, но никто этого не ощутил. Все замерли, лишившись дара речи. И только слова капитана смогли вернуть их к жизни.
-Все целы? Никого не задело?! –громогласно спросил он, подбегая к ребятам.
За ним поспешно следовал озадаченный Сергей.
-Пострадавших нет, – ответила за всех Ольга.
-Хоть это хорошо, –Генка окинул всех беглым взглядом и устремился к торчащему из палубы крану. -Так, а тут что у нас? Вот, «красота»! Ну что за день сегодня?! Доигрались, допрыгались…
-Мы не успели, –поймав взгляд Ольги, Сергей опустил голову. –У нас было слишком мало времени. Кран оторвался, прежде чем мы смогли…
-Я понимаю, –перебила его та. -Успокойся. Всё будет хорошо.
-Нет. Всё плохо, –подошла к ним Настя. -Мы все умираем.
-Так. Спокойно, –повысил голос Иван. -Сейчас Гена выяснит, каковы повреждения, и тогда всё станет ясно. Быть может, поводов для паники и нет никаких.
-Крепко вошла, сволочь, –вторил ему голос капитана, рассматривающего шлюпбалочные останки, застрявшие в палубе. -Ремонт обойдётся в кругленькую сумму.
Осмотрев наружные повреждения, он отправился в кабину.
-Да что, чёрт возьми, на этом проржавевшем корабле нет, что ли, никого совсем?! –выругался Вовка. -Где все люди?!
-По всей видимости, так оно и есть. Корабль заброшен, –сухо ответил ему Бекас.
Лида прижалась к нему, и он, вздохнув, тихо обнял её.
-Что это за судно хотя бы?
-Сложно определить. Виден только борт. По нему многого не скажешь, –Сергей, задрав голову, пытался разглядеть скрываемую туманом надстройку ржавого исполина. -Может быть, сухогруз небольшой.
-Нет. Не сухогруз. Судя по иллюминаторам, это какое-то пассажирское судно. А может и сейнер, –хмуро заметил Иван.
-Да какая разница? Что бы он из себя не представлял, мы воткнулись в него по полной программе.
Двери кабины открылись и Гена, отряхивая руки, выбрался из неё, что-то бурча. Его вид был крайне растерянным и встревоженным.
-Что там? –спросил Сергей.
-Ничего утешительного. Чёртова железяка глубоко вошла в корпус. Пойду, посмотрю, что там в трюме. Не дай бог днище задето… -Капитан решительно направился к люку, ведущему в трюм.
Атмосфера напряжённого ожидания повисла вокруг. Никто не хотел более ничего говорить, подсознательно опасаясь чего-то. Вовка и Ольга всё ещё держали в руках свои палки, которыми совсем недавно отталкивались от борта корабля-незнакомца. Настя стояла неподалёку и глядела себе под ноги, изредка вздрагивая. Безмолвствовал даже Иван, который зарылся носом в волосы Лиды и замер, подобно изваянию. Стальные клещи туманной ловушки, в которую так некстати загнала их судьба, сжимались всё сильнее и сильнее невидимым капканом обречённости. Все присутствующие уже прекрасно осознавали это, но никто из них всё ещё никак не желал мириться с этим. В душе каждого продолжал трепетать неугасимый факел надежды.
-Ну что, друзья мои? –донёсся до них голос капитана, который наконец-то выбрался из трюма, и вернулся к ним. -Плохи наши дела.
-Что там? –в один голос спросили Сергей и Вовка.
В их глазах всё ещё блестели наивные искорки. Они по прежнему на что-то надеялись.
-Хреново там, –Гена нахмурился. -Стрела крана пробила днище. В трюме вода.
Только теперь все увидели, что за Осиповым тянутся мокрые следы, а брюки у него намокли почти до колен.
-Чёрт возьми! –мотнул головой Серёжка. -Только не это! Пробоины нам только не хватало!
-Мы тонем? –каким-то неожиданно детским голоском пропищал Геранин.
-Мы можем погибнуть? Да? –прохрипела Лида, взглянув на капитана округлившимися от страха глазами. -Яхта идёт ко дну? Мы утонем?
Тот ничего ей не ответил.
-Спокойно. Сохраняй выдержку. Никто не утонет, –Бекас слегка встряхнул свою подругу, а затем перевёл взгляд на Геннадия. -Пробоина большая?
-Немаленькая.
-Тогда чего мы ждём?! Нужно немедленно её залатать!
-Не получится. Дыра слишком широкая. Края у неё неровные. Ко всему прочему, в ней торчит полутораметровая балка…
-Так давайте вытащим её!
-Интересно, каким образом? Мало того, что эта железка тяжёлая, так она ещё и застряла в корпусе капитально. Выдрать её оттуда без специальных приспособлений невозможно. Это исключено.
-Вот засада! И что же нам делать?!
-Люки задраиваются герметично. Эта герметичность способствует сохранению плавучести яхты. Однако, надолго нам плавучесть не сохранить, так как корпус имеет сквозную пробоину. В любом случае, нам следует прибегнуть к единственному выходу – мы должны покинуть «Гортензию». И чем быстрее – тем лучше.
-Покинуть? Как?
-Мы должны перебраться на борт этого корабля. Немедленно. Уровень воды в трюме быстро поднимается. Всем приготовиться к эвакуации, –Гена говорил это таким тоном, словно сейчас ему всё было безразлично. Словно его не волновала судьба людей, столпившихся кучкой на борту тонущей яхты. Он говорил это механически, как робот. А глаза его стали мутными и серыми, будто капитан прощался с умирающим человеком, который был ему дорог больше всего на свете.
-А как нам перебраться на борт? Тут нет ни трапов, ни верёвок! –воскликнул Вовка.
-Нужно срочно что-то придумать. Я не хочу здесь утонуть! Надо забросить канат так, чтобы он закрепился на борту этого корабля, –засуетился Сергей.
-Эй! На корабле!!! Там есть кто-нибудь живой?! Мы здесь! Мы тонем! Помогите! –закричал Иван.
-Там никого нет, –прошептала Настя.
-А вдруг есть? –покосился на неё Бекас.
-Подождите, –вдруг вспомнила Ольга. -Когда мы ползли вдоль борта, то в одном его месте находились свисающие обрывки заграждений. Они висели довольно низко. Можно было ухватиться за них руками. Если вернуться назад, то можно будет при помощи этих обрывков забраться наверх – на палубу.
-Да-да! Точно! Я тоже их вспомнил! –радостно воскликнул Сергей. -Оля, ты – молодец! Нам нужно поскорее вернуться назад – к тем верёвкам.
-Сейчас. Нужно снова дать задний ход, –Гена тут же направился на корму – к штурвалу.
-Быстро, собирайте вещи! –распорядился Иван. -Всё, что не очень тяжёлое. И магнитофон. Магнитофон не забудьте!
Лида и Оля быстро отправились в кабину. Оставшиеся, все кроме Насти, начали собирать вещи по палубе и складывать их в сумки. Геннадий быстро запустил двигатель и начал медленно сдавать назад. Яхта тихонько поползла вдоль чёрного борта задом наперёд.
-Так, –Сергей застегнул свою спортивную сумку и, положив её на палубу, начал пристально вглядываться в движущийся мимо него неприглядно-ржавый борт корабля-призрака. -Главное, не проскочить их! Всё. Вот они! Стоп!
Двигатель умолк, и яхта остановилась прямо под оборванным леерным ограждением, свисавшим с соседнего борта. Подоспевший Бекас быстро закрепил верёвку на леере. Сцепка слегка дёрнулась и замерла. Теперь нужно было срочно действовать, но никто почему-то не решался взбираться на чужое судно первым.
-Ну и чего вы стоите? –подошёл к ним всклокоченный Генка. –Давайте, карабкайтесь наверх!
-Мы? –опешил Иван.
-Вы конечно! Забирайтесь на палубу, быстренько там осмотритесь, и если найдёте канат или верёвку – тут же спускайте её сюда. Не думаю, что девчонки у нас так же ловко умеют карабкаться по леерам. Придётся их вытягивать на верёвках.
-Ага. Сейчас-сейчас, –оба парня немедленно бросились к раскачивающемуся вдоль борта заграждению. -На абордаж!
-Стойте! По-очереди! –вдогонку им крикнул капитан. -Неизвестно, на каких соплях держится это ограждение. Двоих оно может не выдержать. Будем надеяться, что хотя бы одного-то удержит.
-Да, –резко остановился Сергей. -Понятное дело. Бекас, лезь первым. Ты полегче будешь. Заодно испытаешь эту конструкцию на прочность. Я – следом за тобой.
В этот раз Иван не стал роптать и начал послушно взбираться по леерам на борт незнакомого корабля. Он уверенно ухватился за края заграждения и, встав ногами на бортовой поручень «Гортензии», слегка оттолкнулся от него, подтянулся на руках, после чего принялся ловко, по-обезьяньи, карабкаться наверх. Все присутствующие, затаив дыхание, смотрели за тем, как он поднимается. Леера раскачивались, стукаясь о борт, вся конструкция дико скрипела и скрежетала, грозясь вот-вот оборваться, но, тем не менее, держала человека на себе. С трясущихся лееров, сверху сыпались ошмётки какого-то мусора, засохшей плесени и ржавчины. Но карабкаться по плетёному заграждению было довольно удобно. Поперечные связки на леерах, делающие их похожими на длинную металлическую сеть, теперь играли роль вант, за которые можно было ухватиться руками, или поставить в них ступню. Иван уверенно взбирался всё выше и выше, пока наконец не достиг края борта. Ухватившись за него, он сначала перекинул ногу, а затем перевалился за край целиком, скрывшись из виду.
-Слава богу. Не оборвалось, –вздохнул Сергей.
Наверху, из-за возвышающегося над ними борта, наполовину растворённого туманом, показалось очертание головы Бекаса, а затем его руки. Он помахал друзьям и крикнул. -Всё нормально! Леера держатся крепко! Забирайся, Серёг!
-Я иду! –Серёжка поплевал себе на руки и бодро двинулся к вертикально висящему заграждению.
Иван тем временем опять скрылся за краем борта, очевидно отправившись на поиски верёвки. Нужно было торопиться. Времени оставалось всё меньше с каждой секундой.

Выхода нет. Бежать некуда.
Внутри помятой упавшим краном кабины, Ольга и Лида поспешно собирали вещи и складывали их в сумку.
-Нужно собрать всю еду, которая у нас осталась. Возможно, на том корабле вообще нет никаких продуктов, –рассуждала Лидия.
-Я всё собрала. Всё, что мы не успели съесть, –ответила Ольга. -Вроде бы, больше здесь ничего нашего не осталось.
-Постельные принадлежности надо бы тоже забрать, но…
-Нет времени возиться с ними.
-Да. Ты права. Уф. Теперь мы, кажется, всё с тобой собрали, –Лида осмотрелась, и вдруг из её горла вырвался сдавленный хрип, который должен был быть криком, если бы не сорванный голос девушки. -Господи! Оля, смотри!
Ольга не сразу поняла причину её неожиданного волнения, но когда взглянула себе под ноги, то ей всё сразу же стало понятно. Подруга паниковала не случайно. Пол в кабине был абсолютно мокрым. Вода проникла внутрь через пролом, оставленный краном, так быстро и неожиданно, что девушки заметили её не сразу. Только что, какую-то секунду назад, её и в помине не было, и вот теперь уже весь пол был ею залит. Уровень воды рос буквально на глазах. Что может быть ужаснее, чем созерцать тесное тёмное помещение, быстро заполняемое водой, в душе осознавая, что под твоими ногами сейчас десятки, а то и сотни метров морской воды, и что скоро вся эта жалкая комнатка опустится на дно, вместе с тобой…
И спасения не будет…
Двери распахнулись, и в помещение хлынул свет, показавшийся перепуганным девушкам ослепительным. В дверном проёме появилась фигура капитана. Нагнувшись, он заглянул в кабину, и одарил присутствующих строгим взглядом.
-Всё. Времени на сборы больше не осталось. Забирайте то, что успели взять. Остальное – бросайте. Приказываю вам немедленно покинуть тонущую яхту!
Схватив сумку, девчонки моментально выскочили из кабины вслед за Геной, словно он их выпустил из какой-то зловещей темницы.
К тому времени, Бекас уже помогал Сергею перебраться через борт корабля-соседа.
-Я отыскал две хорошие верёвки, –сообщил он. -Они валялись прямо на палубе. Выглядят вполне крепкими.
-Времени на испытания нет, –пыхтя, ответил приятель. -Спускаем их вниз.
«Гортензия» погружалась в воду всё глубже и глубже. Лишь четверть её борта оставалась сейчас над водой, и это расстояние, от края поручней до воды, сокращалось буквально на глазах.
-Так. Давайте выбираться отсюда, –сурово произнёс Геннадий.
Поймав спущенный конец верёвки, он уверенно подошёл к Насте и взял её за руку.
-Нет. Не хочу. Я не пойду туда!!! –неожиданно закричала девушка, вырываясь из его цепкой хватки.
Но капитан держал её крепко.
-Утонешь ведь, дура!
-Я не хочу туда!!! Лучше утонуть! Отпусти меня! Я не хочу! –она попыталась укусить его за руку, но он тряхнул кистью, и её зубы беспомощно соскользнули с неё.
-Прекратить истерику! Я т-те покусаюсь! –прорычал капитан, встряхивая девушку как маленького ребёнка. -Вовка! Помоги мне!
Геранин бросился на помощь Осипову, и они вдвоём начали привязывать бьющуюся в истерике Настю к верёвке. Тем временем, Бекас уже спустил вторую верёвку.
-Я сама, –вышла вперёд Лида. -Я сама обвяжусь.
-Я тебе помогу, –поймала верёвку Ольга.
-Давайте, действуйте в темпе, –кивнул им капитан.
-Отпустите меня! Я не хочу на тот корабль! Я не хочу к Нему!!! –вопила Настя.
Зелёные глаза со стрелками узких зрачков. Они смотрят прямо в душу. Кто посмотрит в них, уже никогда не спасётся…
-Не-е-ет!!! –девушка закричала так истошно, что у ребят, связывающих её верёвкой, заложило уши.
-Да прекрати ты орать! –наконец не выдержал толстяк и с размаху ударил её по щеке. Пощёчина была такой звучной, что вздрогнул даже Геннадий. Настя тут же замолчала и обмякла в их руках.
-Ты что?! –набросился на Вовку капитан. -Идиот! Разве так можно?!
-А чего она? –попытался оправдаться Геранин. -Как с ней ещё поступить нужно было? Неуправляемая совсем…
-Если бы не эта ситуация, э-эх и дал бы я тебе в морду, –перебил его Гена, бегло осматривая безжизненное тело Насти.
-Что с ней?! –подбежала к ним Ольга.
-Что он с ней сделал?! –вторила ей Лида.
-Всё в порядке, –констатировал капитан. -Она всего лишь потеряла сознание. Удивляюсь, как этот недоумок ей зубы не выбил?
-Как ты мог?! –произнесла Ольга, презрительно взглянув на Вовку.
Тот потупил взгляд.
-Разберёмся с ним потом, –Осипов затянул последний узел на поясе Насти. -Хватит гулять по палубе! Поднимайтесь быстрее!
Удерживая находящуюся в беспамятстве девушку правой рукой, левой он дёрнул верёвку, подав сигнал Сергею. Тот моментально начал тянуть верёвку на себя, предварительно обмотав её вокруг кнехта, для страховки. Чтобы Настя не ударилась головой об борт и не поцарапалась о заграждение, капитан придерживал её до того момента, пока она не миновала нижние – самые опасные участки.
-Вытягивай аккуратнее! Она без сознания! –сообщил он Сергею.
Лида начала слишком быстро карабкаться по леерам и впопыхах сорвалась с них, издав хриплый вопль, и повиснув на страховочной верёвке, удерживаемой Бекасом. Тот заскрежетал зубами от натуги, упираясь обеими ногами в край борта, но удержал свою подругу, не дав ей упасть обратно на палубу.
-Спокойнее, спокойнее! –кричал им Генка. -Не ёрзайте, как креветки! Взбирайтесь внимательнее!
Несмотря на свою щуплость, Настя была довольно тяжёлой, поэтому Сергей поднимал её с большим трудом и очень медленно. Лида же, быстро сориентировавшись, вновь развернулась к леерам, ухватилась за них руками, и продолжила свой подъём. Больше ошибок она не совершала, и Ваня без проблем затащил её наверх. Когда девушка оказалась на спасительной палубе, Сергей сквозь зубы закричал Бекасу:
-Помоги мне! Она там просто висит. Мне тяжело её тащить.
Тот сиюминутно кинулся ему помогать, и теперь они поднимали Настю уже вдвоём. Безжизненно висящая на верёвке девушка гораздо быстрее стала подтягиваться наверх. Тем временем, отвязавшись от верёвки, Лида сбросила её вниз – Ольге. При помощи капитана, та тут же стала обвязываться. Бросив взгляд на переминающегося с ноги на ногу хозяина яхты, Осипов тихо произнёс:
-Чего ёжишься? Ты следующий.
-Я? –пискнул толстяк.
Гена отвернулся, затягивая на Ольгиной талии прочный морской узел. А наверху, Сергей, Ваня и Лида, уже затаскивали Настю на палубу. Пока друзья отвязывали от неё верёвку, Серёжка метнулся ко второй верёвке. Стоило ему ухватиться за неё, как она дёрнулась в его руках, и снизу донёсся голос капитана:
-Всё! Готово! Вытягивай!
Ольга довольно умело карабкалась по леерам, и Сергей не столько вытягивал её, сколько подстраховывал от падения. Быстро переставляя руки и ноги, девушка очень легко добралась до верхнего края борта, где её тут же подхватили две пары рук и потащили наверх. Перебросив ногу через покрытый ржавчиной край, Оля перевалилась через него и, удерживаемая друзьями, опустилась на палубу с другой стороны. Не успела она опомниться, как кто-то уже начал распутывать узлы на её верёвке. Перед ней появилось лицо Лиды.
-Всё хорошо, –прохрипела она. -Ты отлично карабкалась. Ты умница!
-Приготовьтесь все, –Сообщил Иван. -Сейчас будет смертельный номер. Будем жирдяя вытаскивать. Для этой операции придётся все силы мобилизовать.
-Я бы вообще оставила этого подонка там! –фыркнула Лидия. -Видели бы вы, как он Настю ударил! Она даже сознание потеряла, бедненькая.
-Главное, чтобы верёвка не порвалась, –сказал Сергей. -Вован – туша тяжёлая. А верёвки эти – натуральное старьё. Может к нему сразу две верёвки привязать?
-Возни слишком много, –покачал головой Бекас, глядя как внизу Осипов закрепляет на толстяке страховку. -А, представь, если сразу обе оборвутся? (Он хмыкнул). А нам ещё Генку с сумками надо вытаскивать будет.
-Вытащим и одной, –махнула рукой Лида. -Ничего этой верёвке не сделается. Главное, чтобы он цеплялся за заграждение. Так будет гораздо легче его тащить. Урода жирного.
-Так. Всё. Приготовились! -Сергей посмотрел вниз. -Готовы?!
-Ещё секунду! –отозвался Осипов. -Так. Кажется всё в норме. Узлы не подведут. Теперь цепляйся за леера и подтягивайся, что есть сил. Понимаю, тебе это будет тяжеловато, но придётся поднатужиться…
-Я боюсь, что не смогу, –пролепетал Вовка. -Я не знаю, получится ли у меня.
-А куда ты денешься? Отсюда есть лишь два выхода: Наверх – на палубу, или вниз – на дно. Давай, быстрее цепляйся!
-Подожди… Сейчас… -Геранин начал глубоко дышать, очевидно, настраиваясь на решительный рывок.
-Нет времени пыхтеть! Вперёд! –толкнул его капитан.
Он дёрнул верёвку, и ребята наверху принялись вытягивать толстяка наверх. Под тяжестью грузного тела, верёвка затрещала, грозя в любую минуту порваться. Испугавшись этого звука, Владимир, уже было зацепившийся за край леерной сети, отпустил её, спрыгнув обратно на палубу, и перепугано бормоча:
-Нет, нет, она рвётся. Она порвётся в любую минуту!
-Я сказал вперёд!!! –Осипов в ярости отвесил ему гулкий пинок под зад. -Подтягивайся, толстый недоумок! Или тебе жить надоело?! Шевели задницей! Вперёд!!!
Обливаясь холодным потом, обезумевший от страха Геранин взглянул на раскачивающиеся над его головой леера и проглотил комок, подкативший к горлу. На какой-то миг его взгляд опустился ниже – к поручню, и он увидел, как уровень воды уже достиг края. Ещё несколько секунд и вода начнёт переливаться через борт. Эта картина была настолько убедительной, что у толстяка моментально открылось «второе дыхание», заглушившее страх, и подтолкнувшее его наверх – к спасительному заграждению.
-Цепляйся! Цепляйся! Мы тебя держим! –кричали ему сверху друзья.
И он решился. Оттолкнувшись от палубы ногами, Вовка подпрыгнул, и во второй раз ухватился за край грязной и шаткой сети леерного ограждения. Тросы заскрежетали, а верёвка вновь предательски затрещала, но на этот раз Геранин уже не спасовал. Болтая в воздухе ногами, он изо всех сил пытался подтянуться на руках. Четверо ребят, что есть мочи налегая на верёвку, тянули его наверх.
-Не дрыгайся! –капитан подошёл и остановился прямо под ним, подставляя свои сцепленные в замок руки ему под ноги. -Становись ногой на мои руки. Давай! Так… Теперь переставляй вторую ногу мне на плечо. Становись мне на плечи! Опирайся на них!
Владимир послушно встал ногами на его плечи. Под его тяжестью Осипов задрожал, но продолжил уверенно удерживать толстяка на себе.
-Цепляйся руками выше! Ноги переставляй на леера! Давай! –скрежетал зубами он, шатаясь под своим тяжким грузом.
Геранин нащупал ногой поперечный трос, и наконец-то зацепился за него. Медленно, но уверенно, он начал взбираться по качающемуся из стороны в строну скрипучему заграждению, болтаясь на верёвке как набитый тряпками мешок. Взглянув ему вслед, капитан вздохнул и принялся растирать свои отдавленные плечи. Он скорбно огляделся по сторонам, словно не знал, что ему следует делать дальше. Как будто оказался в каком-то безвыходном жизненном тупике.
Между дверными створками, закрывающими вход в кабину, уже вовсю струилась вода, которая незаметно и неслышно начинала покрывать палубу. Всё было кончено. В душе молодой моряк часто представлял себе подобную ситуацию. А что если когда-нибудь его судно пойдёт ко дну? От чего это может произойти? Как много раз он над этим задумывался. Ведь от морской трагедии никто не застрахован. Вопрос лишь в том, в результате чего случится эта трагедия? Он почему-то всегда был уверен, что в его случае, если подобное и произойдёт, то произойдёт лишь по вине злодейки-судьбы, а не из-за его собственной оплошности. В его былых фантазиях, морское крушение должно было выглядеть героически, с борьбой до последнего, со штормом, с непогодой, с ураганным ветром… А что было сейчас? Самая нелепая, бессмысленная и позорная из морских катастроф. Без ненастий, грома и молний. Среди штиля, при тихой погоде, безветрии. В обычном тумане. По вине глупых, недалёких и безразличных ко всему людей. Да и не только их. Он сам был виноват в трагедии ничуть не меньше их. Никакой романтики, никакой красоты и литературного трагизма. Ничего. Лишь череда глупых, постыдных ошибок, повлекших гибель его любимицы – прекрасной «Гортензии». Его мечты. Если узнают друзья и коллеги из яхтклуба, то они, наверное, поднимут его на смех. Иного отношения он и не заслуживает. Он потерял всё: любимую яхту, уважение друзей-яхтсменов, и самое главное – уважение к самому себе. Гена лишь сейчас это осознал. Он погружался в пучину вместе со своим маленьким кораблём, как и подобает настоящему капитану. Остался последний шанс спасти честь моряка…
-Ген! Гена! –окликнул его сверху голос Сергея.
Он поднял голову, и увидел, что ребята уже помогают Вовке перебраться через борт.
-Ну ты и тяжёлый! –возмущался Бекас, таща его за руку: Вини Пух, блин! Я чуть грыжу себе не заработал, пока тебя тащил!
-Ура! Я долез! Я сумел! –не обращая на него внимания, кряхтел толстяк, переваливающийся через борт – на палубу.
-Я спустил верёвку! –указал Осипову Сергей. -Привязывай к ней наши сумки! Сейчас мы отвяжем Вована, и спустим вторую верёвку тебе!
Гена ухватил спущенную верёвку и стал быстро привязывать к ней сложенные на палубе сумки.
-Всё! Готово! –крикнул он, затянув последний узел.
Сергей, быстро перебирая руками, начал поднимать эту связку, которая была хоть и громоздкой на вид, но весьма лёгкой. Когда сумки были уже подтянуты до середины борта, рядом с Генкой упала вторая верёвка, предназначенная для него.
-Выбирайся, кэп! –замахал руками Бекас. -Ты последний остался!
Но Осипов продолжал стоять посреди палубы, отрешённо глядя куда-то в пустоту.
Со стороны носовой части уже отчётливо доносилось журчание. «Гортензия» уходила под воду с незначительным дифферентом на нос. Вместо того, чтобы ухватиться за верёвку, капитан почему-то отправился на корму, шлёпая ногами по воде, заливающей палубу всё выше и выше.
-Ты куда?! –воскликнул обескураженный Иван. -Куда ты пошёл?! Выбирайся оттуда! Яхта вот-вот пойдёт ко дну!
-Геночка! Иди к нам! Поднимайся! Прошу тебя! –сипло кричала перегнувшаяся через борт Лида.
-Не дури, Генка! Что ты задумал?! –орал Сергей.
Их голоса, сменявшие друг друга, были похожи на безумные крики морских чаек. Такими их и слышал капитан Осипов, который остановившись у штурвала, медленно опустил на него руки, крепко сжав тёплые деревянные рукояти. Он чувствовал примерно то же, что чувствует человек, который держит в своей руке, руку умирающего человека. Близкого человека. Его ноги уже выше щиколоток погрузились в прохладную воду, но он не ощущал этого. С лёгким журчащим плеском, через поручни со всех сторон на палубу «Гортензии» начала переливаться вода, всё быстрее и быстрее заполняя её. Раскачивая пустые пластиковые бутылки и другие лёгкие плавучие вещи. Играя в углублении палубы маленькими водоворотами. Ласково принимая яхту в лоно своё.
Ребята с ужасом смотрели на недвижимую фигуру капитана, выделяющуюся в тумане расплывчатым силуэтом. Стоящую у штурвала неподвижно, подобно монументу. Никто не понимал, что он сейчас чувствует и почему делает это. Они кричали ему, но он не слышал их голосов.
-Гена! Поднимайся! Не сходи с ума! Давай же! –кричал Бекас.
-Чего ты там потерял?! Иди к нам! –прыгал рядом с ним Вовка.
-Быстрее! Быстрее! Уходи оттуда! –восклицал Сергей.
Ольга не кричала. Она сама не понимала, почему не может сейчас кричать, как все. Вместо этого она смотрела сверху на одинокий силуэт Осипова и шептала одни и те же слова:
-Нет. Не делай этого. Умоляю. Не делай. Ты нужен нам. Ты нужен нам всем.
То ли услышав её шёпот, то ли решив это крикнуть самостоятельно, Лида захрипела:
-Геночка! Ты нужен нам! Поднимайся! Пожалуйста!
Её слабенький хрип подхватил зычный бас Сергея:
-Генка! Ты нам нужен! Как же мы без тебя обойдёмся?!
-Поднимайся! Ты ведь не самоубийца?! Это только в книжках капитаны предпочитают идти на дно вместе со своими кораблями! Ты сделал всё, что мог! –подхватил Иван.
Осипов очнулся. Мысль, неожиданно прострелившая его затуманенное сознание, заставила его сиюминутно всё переосмыслить.
-Боже, что я делаю? –пробормотал он. -Что же я делаю?!
Он действительно был им нужен. Им – болванам-неумехам, которые отчасти виноваты во всей этой трагедии. Им – сухопутным невеждам, половина из которых море видит второй раз в своей жизни. Им – беспомощным, заблудившимся и несчастным людям! Людям!
Геннадий поднял глаза наверх, вглядываясь поочерёдно в их дёргающиеся очертания. Он был действительно им нужен. Что даст его бессмысленная смерть? Этим он не поможет погибающей яхте, и не откупится от своих постыдных ошибок. Зато он действительно может помочь тем, кто уцелел в этой трагедии, кто остался в живых, и кто так хочет выжить. Вернуться домой. Спастись. Что может быть лучше помощи опытного моряка, для тех, кто моря-то почти не видел? Осипов закрыл глаза. Всего один шаг. Переступить через своё ожесточение по отношению к ним, через свою обиду за них, через свою гордость. Быть выше всего этого. В первую очередь, ради себя самого… Да! Его руки соскользнули с холодеющего штурвала. Прохладная вода уже поднималась по икрам. Капитан машинальным движением забрал свою сумку с картами и записями, которая лежала рядом, на специальном планшетном столике, а затем, выхватив из-за пояса нож, парой резких движений лезвием отковырял от штурвала продолговатую медную табличку с надписью “Hortenсia”, и, засунув её себе в карман, быстро проследовал к борту, в сторону свисающих лееров. Верёвка, которую привязал к ним Иван, уже успела натянуться до предела.
Увидев, что Гена движется к спасительному заграждению, почти все пассажиры «Гортензии» издали радостные вопли.
-Спасибо, –прошептала Ольга, закрыв глаза, и из-под правого её века медленно выкатилась маленькая слезинка. -Спасибо, что вернулся.
-Ну слава Богу! –гудел Серёжка. -Ну и рисковый же он человек! Всё в последнюю секунду делает!
-Ага, –кивнул Бекас. -Вот это у него нервы! Настоящий мужик! Уважаю!
Легко подтянувшись по спущенной ему верёвке, Гена ухватился за край лееров и начал проворно взбираться по ним наверх, точно по вантам старинного фрегата. Палуба яхты уже скрылась под водой полностью. На поверхности плавали коробки, бутылки, жестяные банки, бумажки и всяческий лёгкий мусор, подхваченный водой с погрузившейся в море палубы. Над поверхностью всё ещё торчала мачта и верхняя часть кабины. На том месте, где находилась корма, среди повсеместно поднимающихся пузырьков, несмотря на густой туман, было отчётливо видно, как под воду плавно уходят штурвал и флагшток. Люди, сгрудившиеся у борта, на палубе незнакомого корабля, заворожено смотрели на гибель яхты, которую они только что покинули. Что было бы с ними, если бы они не успели её покинуть, если бы остались на борту «Гортензии»? Ответ был нагляден и страшен.
Добравшись до верха, Осипов перемахнул через борт, под одобрительные возгласы друзей.
-Молодец! Ну у тебя и выдержка! –хлопали его по плечам ребята. -Герой! Мы уж думали, ты решил там остаться! Думали, бросил нас.
Гена молча от них отмахнулся и, встав у края борта, принялся созерцать идущую на дно яхту. Все тут же замолчали и тоже уставились вниз. Верёвка, привязанная к леерному ограждению, в конце концов оторвалась, издав короткий жалобный треск. Шлюпка, лежащая на носу «Гортензии», теперь наполовину выступала из воды, причудливо подсвечиваемая снизу прожектором. Остатки воздуха время от времени вырывались из-под неё большими пузырями, сопровождая своё высвобождение булькающими хлопками. Окончательно скрылась под водой кабина, оставив вместо себя лишь хоровод из миллионов маленьких суетящихся пузырьков. Мачта, которая была выше борта чужого корабля, теперь опускалась всё ниже, достигнув его уровня, и продолжая уходить в пучину. На её клотике всё так же тускло светился зелёный огонёк. Однако горел он недолго, и вскоре потух. Тихо и почти незаметно. Словно и не горел вовсе.
Зрелище было тяжёлым. Тоскливо опустив головы, люди прощались с яхтой в глухом молчании. Ребята стояли не шелохнувшись. По щекам Лиды текли слёзы.
Мачта уходила под воду всё быстрее и быстрее, пока, наконец, окончательно не исчезла в морской глубине. На том месте, где когда-то была яхта, осталась лишь пара небольших водоворотов, медленно расплывающийся в разные стороны плавучий мусор, да многочисленные пузырьки, поднимающиеся из глубины с места её гибели, которое тут же объял вездесущий туман. Всё закончилось… Или только началось?
Заплаканная Лида подошла к Ольге, и они молча обнялись.
-Н-да, –всё что мог выдавить из себя Бекас. -Вот это приключение!
-Она утонула, –качал головой Сергей. -Поверить не могу!
-Мы все чуть не утонули. Но нам, кажется, повезло. Мы все спаслись! Мы до сих пор живы! Это уже радует.
-Да. Мы спаслись, –согласился Вовка. -А ведь могли и на дно пойти. Мы были в двух шагах от смерти! Но теперь всё позади. Яхта – чёрт с ней! Куплю себе новую. Главное, что мы все уцелели.
-Уцелели исключительно благодаря слаженным оперативным действиям и грамотной последовательной эвакуации! –улыбнулся Бекас. -Мы – молодцы!
-Да уж. Вы молодцы, –дрожащим голосом произнёс Осипов. -Ещё какие молодцы! Из-за вас мы оказались здесь – чёрти где! Из-за вас яхта утонула! Вы все чуть не погибли из-за вас же самих! Ну и что теперь прикажете делать, друзья?! А? Я вас спрашиваю!
-Успокойся, Гена, –выступил вперёд Сергей. -Сейчас нельзя давать волю своим эмоциям. Нужно всё хорошенько обдумать.
-Обдумать? Что обдумать?! –злобно усмехнулся капитан. -Опять думать о чём-то? Я знаю к чему приводят ваши думы! А хотите узнать, что я думаю о вас? Хотите? А вот что я думаю о вас, обо всех! Вы…
Он набрал побольше воздуха в лёгкие и принялся чесать всех присутствующих отборным русским матом. Склоняя их по-всякому, Генка не прекращал исторгать отборные ругательства без передышки, в течение десяти минут. Он вложил в эту брань все свои чувства, всю свою обиду и разочарование. Всю свою тоску и боль. Никто не смел остановить его или прервать. Для всех это было чем-то необычным и страшным. Впервые строгий и вежливый капитан, без доли стеснения, разносил их, на чём свет стоит, не разбираясь в крепких словесах и выражениях. Все понимали, что для него это был предел. Что дальше уже некуда. Ведь Геннадий Осипов потерял нечто большее, чем все остальные. Потерял безвозвратно часть своей души и своей жизни. Он клеймил их со слезами в голосе. Исполненный горечью, бессильным гневом и тоской. Он ругался не столько на них, сколько на самого себя, будучи на грани. Девушки съёжились под градом звучных ругательств. Парни стояли не поднимая глаз. Никто не произнёс ни слова, пока Геннадий не замолчал. Исчерпав весь запас ругательств, он развернулся и быстрыми шагами направился прочь по грязной палубе, на ходу пнув валяющееся на полу металлическое ведро, которое, загромыхав, отлетело в сторону. Сергей дёрнулся было вслед за ним, но Бекас схватил его за руку.
-Не ходи. Ему сейчас нужно побыть одному. Оставим его на время.
-Вот это он выдал! –криво улыбнулся Геранин. -Никогда не слышал от него таких словечек. Прямо, хоть доставай блокнот – да записывай!
-Очень смешно, –язвительно произнесла Лида. -Бедный Гена. Он так любил эту яхту. Представляю, какая это для него потеря.
-Что случилось – то случилось. Ничего не поделаешь, –грустно пожал плечами Бекас. -Мы живы. Это главное.
-Да, –прошептала Ольга. -Мы живы.
Они стояли на палубе незнакомого таинственного корабля, и ещё не знали, что их здесь ожидает. Что последует за короткой радостью спасения? Какие ещё неприятные сюрпризы заготовила для них судьба? Это был короткий миг передышки перед неизвестностью.





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 48
© 08.09.2017 R Raptor

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1