Враг мой.


Антон Сергеевич люто ненавидел.
Да… был там один товарищ (который и не товарищ совсем оказался… много-много раз). Рожает же мать- земля подобных! Как носит только их? Чего не сбросит в тартарары?
Эх, нам бы решать судьбы.
Уж мы бы нарешали…

А началось с обычной неприязни.
Случается, глянешь на человека и сразу понятно, что он тебя раздражает. Самим своим существованием.
И голос у него какой-то бабий. И ходит крадучись. И рожа его, чего раздумывать, кирпича просит.

Так и Антон Сергеевич уже в момент знакомства решил, что мужик этот вряд ли ему другом станет.
Отошел, и забыть постарался.

Но, судьба – баба злая - любит подбросить дровишек, чтоб разгорелось, как говорится, настоящее пламя ненависти.
Шутки у нее веселые.
Вот и столкнула в одной конторе. По соседним кабинетам пихнула.
Рядышком.

Скоро стало ясно, что злодей этот рассуждает обо всем. Даже если не смыслит. Уверенно обо всем. Слишком уверенно. Даже если не спрашивают.
Спорит. Ядовит. А главное – подл.
Потянулись бесконечные дни сотрудничества недругов.
Неприязнь прогрессировала.

Скоро Антону Сергеевичу уже невозможным казалось выносить само присутствие врага рядом.
Какое тут, к черту, спокойствие, когда этот гад величаво входит в кабинет? По-хозяйски.
На окружающих - взглядом повелителя. И самоуверенно так говорит: «Ну что, дикхане? Как живете?»
Обращение это «дикхане» - фамильярное – мгновенно вызывало животную лютую злобу.
Еще этот тон… походка… взгляд: «Р-р-р-р-р-р!»
Острит.
И оспаривать утверждения Антона – стало его любимым развлечением. Самоуверенно, на показ, с хохоточками и прибаутками. Свысока.
В минуты эти на Антона Сергеевича накатывали дикие приступы ненависти.
В глазах темнело, дыхание становилось порывистым, тяжелым, руки начинали дрожать. Невиданная по силе энергия злобы наполняла грудь, растекалась по мускулам. Высоким электрическим напряжением жгла нервы. Грозила вырваться.
И стоило многих усилий сдержаться.
Часто он сам пугался этого так, что просто бежал из кабинета, чтобы не убить…

А тот весело хихикал вслед, считая себя непревзойденным победителем в противостоянии и лучшим спорщиком. Это рождало еще больше его самодовольства. И ненависти Антона.

А сегодня случилось это.
Думаете, так не бывает?
Ну, да. Это же там где-то – далеко - взрывы, стрельба, дымится земля и капает кровь.
В телевизоре.

Какие террористы?
У нас и бандитов-то простых днем со светодиодом не сыщешь. Провинция.

А сегодня небо упало на землю, и Дунай развернул течение. И, кажется, открылся портал в параллельный мир.
Нет. Не потому, что сдался Измаил.
Сошлись два мира. Обычный – рыхлый, мягкий и слюнявый со зверским.
Вот и крутится одна навязчивая мыслишка, как заклинание: «Этого не может быть… Не может быть…».

Когда бандит со спрятанным под маской лицом грубо поднял его на ноги и толкнул, Антон подумал: «Убьют», - и не почувствовал ничего. Просто пошел куда указали.
Не раздумывая.

Убивать не стали.

Им было скучно. И злодеи развлекались, как могли.
Один, с лицом пожилого учителя математики, холодно прищурился, разглядывая жертву.
- Знаешь его? – Спросил он пленника. И указал на человека в углу.
Антон Сергеевич бросил взгляд вслед за рукой бандита. В углу оказался тот самый - кого он люто ненавидел.
- Да. Знаю.
- Держи. – Учитель математики протянул пистолет. – Убей, - он кивнул в угол, - и я отпущу тебя.
- Шутите? – Недоверчиво отшатнулся Антон.
- Думаю, я не похож на шутника. – Сухо улыбнулся бандит. - Думать некогда. Иди, стреляй. Здесь один патрон. – Математик снова протянул пистолет.
Антон машинально взял оружие, и посмотрел на того - своего врага.
Блестит глазами в ответ – высокомерно. Как всегда. Вроде даже спорить начнет сейчас.

Гнев вдруг очнулся и вырвался из глубин, в которые загнал его страх. Снова остался лишь ненавистный человек и… Что это – в руке?
Оружие?
Убить?
Это то, о чем он мечтал сотни раз: «Пришить гниду! И спишется все на дикую ситуацию. Все спишется!», - гадкая, подлая мысль радостно завертелась в голове.
- Иди! – Гаркнул математик, и ударил по столу ладонью. – Или убью тебя!
Антон Сергеевич крепко сжал пистолет в руке и сделал три шага к своему врагу. А тот вдруг встрепенулся.
- Ну, что, дикханин? Делай. – Сказал с усмешкой. И Антон Сергеевич вновь потерял контроль над собой. Туман ярости накрыл глаза, сердце рвануло из груди, тело задрожало. Он поднял пистолет.
Прицелился.
И увидел.

Андрей – так звали его врага – прическу носил короткую. И никогда Антон не смотрел так близко на своего недруга.
А волосенки на ненавистной голове смешно топорщились в разные стороны. Как у мальчишки вихрастого - редкие. И между ними белая кожа. А на виске едва заметно пульсирует синяя жилка. Беззащитная, под тонкой кожей с каплями испарины на лбу.
Это не то, во что можно выстрелить.

Антон опустил пистолет.
- Нет. – Тихо сказал он.
- Че-го?! – С неприятной ухмылкой приподнялся со стула математик. – Сам помереть решил?
- Плевать. – Твердо сказал Антон Сергеевич и вяло помахал пистолетом в руке словно игрушкой.
- Хана тебе! – Бандит двинулся к пленникам.

В эту секунду бабахнуло так сильно, что все схватились за уши. Комната наполнилась газом. Начался штурм.





Рейтинг работы: 3
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 64
© 08.09.2017 Александр Александров

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 2, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 6 авторов












1