Дракон и его антипод


 Дракон и его антипод
 Дракон и его антипод

Мы с Зубастиком находились в библиотеке и читали каждый свое. Ну, это у моего дракона в каморке была огромная библиотека, и поэтому, если честно, я находился у него, заняв небольше кресло, тогда как он восседал на диване под свой размер. Правда, его книги мне были не по силу осилить — уж больно много магии и науки там, я предпочитал легкую литературу — журналы, где больше двигающихся фотографий и меньше заумного текста. Зубастик, наоборот, поглощал фолианты сложного математического труда об интегралах третьего порядка, при этом попивая из большой кружки кофе. У него был такой вид, что вот-вот получт Нобелевскую премию.
В одно мгновение я отложил журнал «Любопытные новости» и, потягиваясь, чтобы размять мышцы от долгого скованного сидения, спросил:
- Слышь, дружище, у драконов есть естественные враги?
- Чего? - не понял дракон, оторвавшись от толстенного тома. Его глаза были туманными.
- Тут пишут, - и я указал на страницу в журнале, - что в природе гармонично все, в том числе и наличие врагов. Например, естественным врагом зайцев является волк, мышей — кошка, воробьев — сокол, червяков — птицы. Если нет врагов, то животные вымирают, так как нет эволюции...
Мой вопрос оказался неожиданным для питомца.
- Хм, - Зубастик отложил книгу и поправил очки на морде. - Впервые слышу, хозяин, чтобы тебя заинтересовали научные трактаты... Хотя твой журнал — набор сплетень и небылиц, однако, судя по всему, кое-когда в нем проскальзывают здравые мысли. Ты прав, без естественного противника у особей нет эволюционного развития, нет естественного отбора, ведь в дикой природе выживает сильнейший... враг — это борьба за существование, это наследственная изменчивость и адаптация.
- Но вы не вымерли, значит, враги есть? - хитро подмигнул я дракону. Радовался, что задал каверзный и умный вопрос.
Тот вздохнул и сказал:
- Ты прав, хозяин. Есть. Правда, этого «естественного» врага мы создали сами...
Я в недоумении повертел головой:
- Как это? Поясни.
Питомец опять вздохнул и снял уже очки, после чего стал крутить хвостом:
- Ты слушал легенду о гомункулесе? Нет?.. Так слушай: когда-то — а точной даты никто не знает - один старый еврей, профессор-алхимик из Пражского университета решил создать искусственного человека, используя магию и науку. Ему тоже хотелось стать Богом. И он его сотворил из глины. Так появился гомункулус, хитрый и жадный, который внешне напоминал человека, но не имел никакого генетического сходства с «хомо сапиенсом»...
- С кем? - не понял я.
- Ну, с вами, с людьми... «Хомо сапиенс», «Хомо эректус», «Хомо неандерталус»... Ладно, хозяин, не вбивай себе в голову...
- А-а-а...
- Так вот, этот гомункулус возненавидел своего создателя и стал мстить ему за то, что он маленький, не красивый и бедный. Так у человека появился естественный враг...
- Но у меня нет врагов, - сказал я. - Я никогда не видел этого гомункулуса.
- Есть, есть, просто ты их не видишь, - «успокоил» меня дракон. - И я отпугиваю их... Но сейчас речь не о вас, а о драконах и их естественных врагах. У нас тоже был такой умник — профессор Драхилий Фон Шпрингер, дракон из шпенглераевского рода. Он решил создать такого гомункулуса, и это было несколько тысяч лет назад, до истории с пражским алхимиком. И при помощи магии и науки сотворил циклопа.
- Циклопа? Э-э-э... Я думал, это древнегреческие мифы... - ошарашенно произнес я. - Одиссей боролся с одним из них — это я помню из Истории Древнего мира...
- Какие там к черту мифы! Это греки украли историю о циклопах у нас, драконов. А циклопы — это жулики и прохиндеи, хулиганы и бездельники. Так вот, сотверенный циклоп Квинтусс решил, что он умнее и сильнее своего создателя, и попытался, в свою очередь, подчинить себе его. И произошла жуткая схватка, при которой никто победителем не стал, но зато весь город остался в руинах, а позже его занесло песком. Ну, профессор Драхилий Фон Шпрингер лишился крыльев, а Квинтусс — одного глаза, поэтому он и его потомки стали после этого одноглазыми, а шпенглераевские драконы - безкрылые. И с тех пор у нас есть естественный враг. Циклопы — это вредные, злые и коварные создания, от них у драконов всегда проблемы.
- Ого!
- Вот именно — ого! Но природа внесла равновесие в эволюцию циклопов и драконов: если вылупляется дракон, то автоматически где-то на Земле вылупляется и циклоп. То есть у каждого дракона есть антипод — циклоп. Но если умред или дракон, или циклоп, то это не ведет к смерти антипода. Этот профессор вторгся в сферу высшей материи, в эволюцию нашего вида, за что мы, потомки, ему совсем не благодарны!
- Э-э-э, дружище, значит, и у тебя есть этот... антипод? - обалдевшим голосом спросил я. И косо посмотрел на валявшие под ногами развлекательными журналами — они уже казались мне скучными после рассказа домашнего питомца.
- Увы, есть. Когда я родился, то родители мне сразу выковали меч.
- Меч? Зачем?
- Мы с циклопами — антогонисты, и обречены на вражду. Драконам куют мечи, волшебные, конечно. Оружие вначале маленькое, под ребенка, но когда дракон вырастает, то увеличивается в размерах и меч. Такое же делают и циклопы — у них оружием является дубинка из железного дерева, очень прочной древесины. Нас готовят к войне друг с другом, - пояснил Зубастик, вздыхая от тяжелых дум. - И схватки бывают жаркие, порой города и поселки остаются в руинах, по земле катятся отрубленные и разшибленные головы.
Я несколько минут молчал, обдумывая услышанное — уж неприятным казалась эта история драконов. А потом спросил, глядя прямо в глаза дракону:
- А у тебя кто антипод?
Мой вопрос, конечно, не застал врасплох Зубастика, однако и отвечать он не особо хотел. Но от хозяина скрывать правду нельзя — таковы принципы воспитания драконов. Скривив морду, он выдавил:
- Циклоп по имени Киклобус. Мы родились одновременно. Я недалеко от нашего города, он — в Австралии, и сразу почувствовали друг друга. В этом и есть магическая связь драконов и циклопов, антиподы чувствуют и знают о существовании друг друга. То есть, я не спутаю своего антипода с другим. Но бывает так, что антиподы и не встречаются и спокойно доживают свой век. Все зависит от обстоятельств, ситуации и времени. То есть, хозяин, мой «естественный враг» может и не придти сюда.
Информация о наличии врага у моего питомца не радовала, к тому же мне не хотелось встретить его, размахивающего дубиной, у себя дома. Как бы не попасть под его горячую руку — это дракону легко пережить удар такой силы, но не человеку, от которого лишь смятка и останется. Получается, я становлюсь некой случайной жертвой?
Я как-то неосознанно отодвинулся в сторону, словно от дракона исходила угроза, и Зубастик это заметил, сразу осерчал.
- Ты, хозяин, не пугайся. Мое антипод еще ничего...
- Э, как ничего? Дубинка — это «ничего»?.. Ты его видел-то, этого Кицло... как его там?
- Киклобус. Да, видал, хозяин, судьба столкнула нас. На Ежегодном фестивале популярной музыки в Морис-Шлоссе, - и дракон откинулся на спинку дивана. Он забыл о своих научных брошюрах, и теперь был увлечен рассказом о своем антиподе. В итоге Нобелевская премия в этом году уплыла другому. - Да, мы почувствовали друг друга сразу, и он мне, естественно, не понравился. Здоровый такой, волосатый, одет как хиппи, пилотные очки на один глаз, в руках двадцатипятиструнная гитара весом в пять тонн. Неприятный тип. Несло от него перегаром — большой любитель пива. И я на его фоне — элегантный, веселый, интеллигентный, в парфюме от французских домов моды, в руках держу саксафон.
- Твой саксафон тоже весит тонны три, - заметил я, вспомнив, как Зубастик пытался внести сей инструмент в свою камерку. От первой же игры посыпалась штукатурка, после чего я прогнал его выдувать музыку в горы, что в ста километрах от нашего дома.
Мой укор был болезненно воспринят питомцем, но он благоразумно решил не реагировать на него, а продолжил:
- Это был фестиваль, где участвовали как знаменитые, так и не профессионалы эстрады и поп-музыки, и я чувствовал себя там прекрасно, пока не появился этот тип. Не скрою, хозяин, его присутствие меня напрягло, я испытывал дискомфорт, даже меч начал расти в лапах, но я вовремя его успокоил и вложил в ножны. Можно было покинуть плошадку, однако не отказываться же мне от участия из-за антипода, - и Зубастик прокрутил хвостом некую сложную геометрическую фигуру, при этом умудрившись не задеть ничего вокруг, даже люстру. - И я остался. И Киклобус тоже.
- Когда объявили меня, то я вышел с саксафоном под апплодисменты зрителей, некоторые знали меня по другим фестивалям, и были рады, - продолжал дракон, закатив глаза от приятных воспоминаний. - На мне — шляпа, костюм от драконьей марки «Друшлагус», сапоги «Мальтур», короче, я блистал. И с высоты эстрады увидел его, Киклобуса, сразу опознал в нем моего антипода, «естественного врага». Он смотрел на меня злобно, плевался и ковырялся в носу — абсолютно невоспитанная скотина! За спиной — рюкзак, полный банок дешевого пива «Злобус черный».
- И что было дальше? - торопил я, слушая рассказ Зубастика.
Дракон ухмыльнулся и дыханием зажег свечи, что висели под потолком, чтобы придать своему рассказу некую таинственность. Электрическую люстру, само собой разумеется, отключил. Стало действительно интересно.
- Я начал выдувать из меди первые ноты, и народ уже был ошеломлен музыкой, которую, кстати, сочинил сам. Это была лирика. Я брал разные регистры, играл виртуозно, мелодия порождала различные чувства у слушателей, многие плакали от умиления, толпа бурлила. И только этот тип продолжал вытаскивать козявки из горбатого носа и пялить на меня единственный глаз, зрачок которого был скрыт под линзой очков. Он злился, и это, как ни странно, меня воодушевляло. Я понял, что своей игрой демонстрирую свой острый ум, талант и дарование. Когда закончил, то минут десять мне апплодировали и не отпускали со сцены, - и Зубастик опять закатил глаза, извлекая из памяти те радостные кадры и даже на некоторое время прервал рассказ. - Это был триумф!
Мне пришлось вернуть в реальность пинком по крылу:
- Э-э, продолжай!
- Ах, да, - очнулся Зубастик. - Итак, я сошел со сцены под крики «Браво!», «Супер!», «Зубастик — ты наш кумир!». Море цветов и вспышки фотокамер. И тут объявили... этого циклопа. Словно специально так задумали, чтобы меня поддразнить, - сердито произнес дракон. - Организаторы потом поясняли, что очередность определялась по филианскому алфавиту, а там за буквой «З» следует «К», и поэтому Киклобус оказался после меня. Я вернулся к зрителям и уставился на этого типчика. А тот зыркнул на меня с превосходством и ударил по струнам. Играл он, на мой вкус, противно, нервно, одна какафония струн. Но что меня поразило — он играл рок... по моей мелодии! То есть, он украл мою музыку! Это был плагиат сущей формы!
- Да ты что! - поразился я. - А как он мог у тебя украсть, если до этого вы не встречались? Или ты уже играл эту композицию?
- В том-то и дело, что я сочинил ее за полчаса до выступления, и проигрывал в голове, - прошипел Зубастик. - Но мои мысли, наверное, уловил циклоп, и проиграл ее на свой манер. Правда, он добавлял свои ноты, чем исказил, точнее, испоганил всю музыку. Когда он закончил, то и ему захлопали, правда, не так интенсивно и массово, как мне. Я же вскочил и заорал: «Ты украл мою музыку, негодяй!»
- А циклоп?
- Он вздрогнул от изумления и крикнул, что это я украл его мелодию! И тут пошла перепалка! Зрители ошеломленно смотрели на нас. Этот антипод клеймил меня, я же требовал судебного разбирательства! А потом не сдержался и дыхнул на него огнем, подпалив дурацкую прическу. Волосы вспыхнули у него ярким пламенем, но огонь потушили пожарники, что всегда стояли и дежурили у сцены.
- И что было дальше?
- А дальше этот болван скрутил мне крылья за спиной в морской узел, что развязывали потом несколько часов. Но в в отмеску выхватил его гитару, порвал все струны, а саму гитару сломал о его глупую башку. Одни щепки остались.
- А циклоп?
- А этот хиппи одноглазый согнул мой саксафон в медный жгут, и бросил его к моим лапам. И тут я совсем разозлился от такого кощунства и выхватил меч. Это был вызов, от которого нельзя было отказываться.
- А меч откуда? Ты что, и на сцену его взял?
- Драконы всегда его носят, я же говорил! Он же магический — быстро вырастает из размера булавки в клинок несколько метров. У циклопов дубинки такого же процесса — из палки в огромную колонну, чем можно поддерживать крыши дворцов. И вместо концерта у нас началась схватка. Народ визжал в ужасе, полиция не знала как нас разнять — все-таки дракон и циклоп, не букашки! Искры, грохот, шум — настоящая схватка, в которую мы вложили все силы, нервы, злость и упрямство. Мой антипод умело фехтовался, но и я был профессионалом клинка. В итоге праздник был испорчен из-за этого идиота! Мы сражались, практически разрушив сцену, пару строений рядом, пока один из музыкальных судей не прокричал нам: «Эй, стойте! Ведь вы оба талантливы!» И это нас остановило в полном изумлении.
- Да? - удивился я, зная неудержимый характер своего питомца.
- Да, хозяин. Судья продолжал кричать: «И Зубастик, и Киклобус сыграли великолепную мелодию на своих инструментах! Почему бы вам не сыграть дуэтом? Ведь гитара так сочетается с саксафоном! И у совместите свои музыкальные строки в одну композицию! Хватит быть антиподами друг другу» И мы остановились, удивленные таким простым решением. Оказалось, ни я, ни он не такие уж и вояки, просто традиции и культура вынуждала нас решать нашу вражду силовым методом. Циклоп смущенно спрятал дубинку. Я тоже, краснея, убрал оружие. Нам стало стыдно, что мы испортили праздник всем собравшимся своим недостойным поведением. Хорошо что не дисквалифицировали. Наверное, все понимали эту глупую проблему «естественных врагов».
- Ну, что было дальше? - торопил я к итогу Зубастика.
Тот хмыкнул:
- А дальше я с помощью магии я восстановил гитару. А Киклобус своей силой выпрямил и вернул прежнюю форму саксафону. Леприконы, что были в числе жюри, быстро отремонтировали сцену. И мы, вначале смущаясь, стали играть вместе. И у нас все получилось! Наша музыка была настолько оглушительной и эффектной, что нам сразу присудили первое место и дали Главный приз.
- А что за приз?
- Пиво пятитысячелетней выдержки в сосуде, напоминающим скрипичный ключ. Литров на семьсот.
- Ого-го! Неужели выпили? - удивился я, зная, как воздержан дракон от алкоголя.
- Нет, конечно, хозяин! Я все отнекивался, но Киклобус настаивал, мол, нельзя оставлять «скрипичный ключ» полным, необходимо опустошить. И я обещал сделать позже...
- И когда? - спросил я.
В этот момент дракон вздохнул:
- Скоро, очень скоро... - стал воротить носом, что-то чувствуя.
- Как скоро? - не понял я.
В этот момент раздался стук в дверях. Я, чертыхаясь, вышел из каморки Зубастика, прошел в коридор и открыл дверь.
И застыл. Перед мной возвышался... циклоп в рванном джинсовом костюме, пилотных очках на один глаз, ковбойской шляпе, что скрывала лысину — результат опаленной кожи, за спиной - гитара. В руках этот детина держал... стеклянный скрипичный ключ, внутри которого бултыхалась темная жидкость.
- Привет! Так ты хозяин Зубастика?! - заорал циклоп. - Я — Киклобус, лучший друг твоего дракона! Пришел распить с вами наш приз! Не держать же его мне двести лет!
(1.09.2017, Элгг)






Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 44
© 08.09.2017 Revolucionario

Рубрика произведения: Проза -> Сказка
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1