1. Крепость Албазин




1. Крепость Албазин


Умел дедушка, Григорий Лукич Бодров, красиво рассказывать. Мастер он был говорить: словно ручеёк из его слов журчит. От природы он такой талант имел. И завораживает он маленьких слушателей, своих внуков так, что те обо всём на свете забывают.
- И вдруг, звучит набат в его голосе. И душа встрепенулась, у маленького Саши: надо помочь герою, тяжело ему. И детская его рука, ещё крепче сжимает деревянную саблю, умело сделанную дедом. Он уже рвётся в бой, этот маленький казачонок.
- Но не ускользает этот миг, от зоркого глаза рассказчика. И чуть улыбнувшись, дедушка ласково гладит по русой головёнке, любимого внука – рано ещё!
- Очень зол маньчжурский император, лицо его хмуро как никогда. Поистине он страшнее тучи сейчас. И даже птицы замолкли в его хоромах, как перед страшной бурей. А всё живое от ужаса сжалось, и готово исчезнуть, раствориться в воздухе. Лишь бы не оказаться во власти его гнева.
Но его военоначальнику, некуда деться. И он плашмя падает на каменные плиты, лицом вниз, не доходя до императора. Только это может спасти его от неминуемой смерти. И несчастный не смеет подняться, и дышать не смеет. И, даже руби ему голову сейчас, он примет всё беспрекословно, и даже, с радостью – отмучился он. Сегодня ему нет оправданья, и он заслужил это наказание.
- Что за люди вторглись в мою великую империю, и строят здесь свои крепости?
- Кто они такие, что нарушают моё спокойствие, не страшась моего гнева?
- Птица, и та не посмеет, тень бросить на мои земли. А они поганят её, одним своим присутствием. – Черви навозные!
- Казаки это. Только они, никого не боятся. И даже самих небес: с их страшным гневом. И очень, похоже, что небо сопутствует им в их разбойных делах.
- Они покорили Сибирь и разорили Сибирское царство. А теперь идут дальше на Восток. И нагло, вторглись в твои владения: - О, Великий из великих воителей и Солнцеподобный владыка, всей земли нашей. За ними стоит русский царь. И это для него они собирают, - и золото с местных народов: всё в его казну тащат. Для него завоёвывают казаки, чужие земли, и рвутся к Океану. Они доблестные воины с самого своего рождения. Сам русский царь уважает их растущую силу. Поэтому не оставляет их без дела. Направляет их мощь в нужном ему направлении. И они умножают его богатство и славу. И народы Амура, не противятся казакам.
Взмахнул рукой военачальник. И стражники притащили связанного тунгуса поближе к императору. И бросили его на колени. Его смуглая кожа не могла скрыть страха перед лицом императора, - Ты русских знаешь? И что они за люди?
Быстро заговорил пленный, сбиваясь на скороговорку, получив удар ногой в спину от грозного стражника, понял, что лучше не торопиться. Его речь прояснились: - Очень хороший люди казак! Совсем, он не важный. И, как манчжурской купец, не дерётся. И очень добрый он. Свой последний рубашка, отдаст нам. И никого, он не боится. Гром и огонь, у него в руках.
- Очень сильный казак, и царь его сильный. Они любят царя, и мы любим царя и мы ему присягали.: - Неужели всё это было дедушка? И город был Албазин?
-Да, деточки, давным-давно это было, казаки были первыми русскими людьми, пришедшими на Амур.
Дедушка Григорий Лукич, сам уже во власти истории. Ведь он, потомственный казак, и возможно, что и его предки там были. Строили, и защищали от маньчжуров первые русские остроги и крепости на Амуре: Албазин, Ачан, Кумару.
Не понравилась императору речь Тунгуса. Небрежно махнул платочком, в сторону пленника и отсечённая стражником голова несчастного подкатилась к императору, и своими выпученными глазами уставилась на великого владыку. Но тому показалось, что она грозит ему. И он со злостью пнул её ногой, в растянутые в предсмертной агонии губы.
- Набрался храбрости у русских, на ещё! Получи!
И уже своему военачальнику, так и не посмевшему подняться с колен.
- Город Албазин взять любыми силами, и сжечь его, до основания. Поля их и живность, всё уничтожить в огне. Дотла что бы горело! Но всех не убивать, с десяток казаков оставить в живых.
Пусть восхищают они, все народы свои, моей неслыханной щедростью. И славят меня, как Бога.
И ещё, пусть накажут остальным казакам, в мои земли никогда не ходить. Смерть их всех ждать тут будет: и позор им будет. Пусть русские, всегда боятся меня, и уважают. Я достоин того! А русскому царю, низкий поклон от меня.
Задумался император: и тут много правды сказано. Но любой русский, хоть и сам царь, все же лучше мёртвый. Мёртвый тигр, только усами страшен, и ещё: пушистым милым хвостом. И уже с жёсткой улыбкой, от которой мороз гуляет по коже, говорит своему военачальнику:
-А не исполнишь мой приказ, на кол посажу. И ты будешь мне улыбаться, пока не сдохнешь, как собака в великих муках. – Вон с моих глаз!
- Неужели, такой жестокий манчжурский император? - ужаснулся маленький Саша, и другие внуки его поддержали.
- И людей ему, нисколечко не жалко?
- Нет! Не жалко!
Храбро бьются богатыри - Албазинцы во главе с атаманом Тулбозиным, но их меньше тысячи, против шеститысячного войска маньчжуров. Но не сдаются казаки, и день и ночь выдерживают осаду. И вместе с ними сражается, уже легендарный при своей жизни, священник Гермоген.
- Они и спят на стенах городка, и едят здесь: иначе нельзя им, не выжить!
И рады бы им помочь иноверцы, но сильно боятся маньчжуров. Ведь все местные жители, рабы у них, их за людей не считают, грабят, забирают пушнину.
- Нет и русских людей рядом, что бы им помочь отстоять от врага город: вокруг чужие земли! Только один Господь Бог с ними. И осеняют казаки себя крестным знаменем: и снова рвутся в бой с врагом! Так порешили они, здесь всем умереть, но не сдаться врагу. И русский город не сдать!
- Видит маньчжурский полководец, что все русские в белых рубахах сражаются, без доспехов, но ничего не понял, пока ему, его мудрец не объяснил:
- Умирать они собираются, и злее тигра сейчас. Много наших воинов с собой заберут, туда, откуда уже нет дороги назад, но не сдадутся тебе.
Всю ночь продолжалась жестокая схватка. К утру бой прекратился. Посчитал свои потери маньчжурский полководец и ужаснулся. Треть его многочисленного войска погибла у стен Албазина. Задумался генерал Лектань. Тяжелые мысли терзали его последнее время. Ведь он сообщил уже императору великой империи Цинь-Канси о полном разгроме русских. Для этого были все основания: крепость разрушена дважды. Что же будет с ним, если император узнает правду?
А если продолжать осаду, то все русские погибнут, но не сдадутся. Кто же тогда передаст русскому царю послание императора? Но если продолжать военные действия, то их последствия непредсказуемы. Как намекнуть императору на необходимость перемирия с русскими и при этом не потерять головы? Раздумья генерала прервал советник:- Что будем делать? Готовить новый штурм крепости?
- Сообщите русским, что я дарю им свободу, за их храбрость. За подвиг, который они здесь совершили, и не сдались мне сами в плен.
- Пусть выходят казаки с оружием в руках, и не бояться обмана. Их охраняет указ Великого маньчжурского императора.
- Император, прощает им вторжение в его земли. Пусть помнят русские его доброту.
Посовещались казаки, и решили, что терять им нечего. Какая разница, где умирать, главное – как? Оружие, они всё равно не сдадут врагу – лучше смерть!
Передали казакам грамоту императора, и дали им время отдышаться.
- Сюда больше, не ходи!- говорит им толмач-переводчик.
- Всех вас убивать будем, ножом резать. Горло – чик! И нет казака!
- Как траву резать будем. – Чик! – Чик!
- Смеются маньчжуры: хорошо говорит переводчик. Страху очень много нагнал он на русских! Вон, как те, глаза свои выпучили.
- Ха-ха-ха! Ха-ха-ха! - чуть не падают они от смеха. И невдомёк им, что у русских и цвет глаз другой: неба синего, и к Богу своему они поближе, чем маньчжуры. Но рано смеялись супостаты. Ох, рано! С лёгким шорохом, пролетел острый нож казака, пущенный сильной рукой, и вонзился в горло толмачу. И тот захлебнулся своей кровью. Бросились воины императора на казаков, чтобы растерзать их, а те ощетинились мечами. Но генерал остановил своих воинов: - Пусть уходят они, это воля императора! Главное, что бы грамоту своему царю передали. Прочь, с глаз моих: иначе всех, на углях изжарю! Ушли казаки, с гордо поднятой головой. И уже не смеялись маньчжурские воины. Они вспомнили о своих товарищах, что навсегда остались под стенами этого города.
- Они достойны уважения, - промолвил Лактань,- пусть уходят! Это удел сильных и храбрых воинов! А вы смотрите и учитесь у них воевать.
- А дальше, что, было? – тормошат руку дедушки, его многочисленные внуки.
-Четыре года защищали казаки ценой огромных лишений и человеческих жизней Албазин и прилегающие к нему земли. После подписания перемирия поднялись в верховья рек Шилки и Аргуни. Создали забайкальское казачье войско.
- Неужели и Бодровы там были? Ведь ты, дедушка, говорил, что могло такое быть. Значит, и мы там сражались, наших дедушек дедушки?
- Да внучек, и такое могло быть. Очень старый наш казацкий род. И в наших преданиях, есть упоминание, что были они на Великой реке, ещё раньше. Возможно, что это и есть Амур батюшка. Но слушайте дальше казачата и запоминайте всё! Жизнь большая!
- Ушли казаки с Амура. Местные жители им помогали, как могли, и едой, и одеждой, и свои быстроходные лодки им дали.
- Крепко обнимались местные с казаками, и слёзы блистали у них на глазах. Успели они подружиться с русскими, и всегда помогали друг другу. Лесные люди никогда не плакали, и на медведя с одним ножом ходили. А сейчас им вдруг горько стало. Наверно, их зоркие глаза засорились, и они прячут их друг от друга. А старый шаман, бьёт в свой бубен, злых духов, от русских прогоняет. Ему уже за 80 лет, а его бубен, наверно ещё старше. Нет ему на Амуре по годам равных людей, и все знают, что он не от мира сего. Седые, и косматые волосы шамана разметались по плечам. Костёр трещит, и рассыпается в небе звёздными искрами в ритм гулкого бубна. И уже, белая пена на его губах выплеснулась, плохо становится старому колдуну. Замер он, всего на один коротенький миг. И вдруг, как подрубленный кряж, гулко упал у костра. Но подхватил его сын бубен, и ещё быстрее отгоняет злых духов. И говорит он всё, что видит людям своего племени.
- Отец совета у духов идёт просить. Он как белая птица, как чайка сейчас, чист и лёгок. А, его душа в небесный чум, на лёгкой берестяной оморочке плывёт. Он уже просит прощения у добрых духов за причинённое беспокойство. И кладёт им щедрые подарки от охотников наших - легких соболей, что дороже золота.
- Подарки приняты, и ответ получен. Отец сейчас вернётся к нам. И говорить сам будет.
Зашевелился старый шаман, и замер бубен в руках его сына. Тихо стало вокруг. Только сухой стебелёк травы сипит в костре, совсем как старик. И ему плохо.
Открыл глаза старик, и пить попросил. Очень бледен он и чуть живой сейчас.
- Через десять человеческих жизней русские сюда вернутся, а маньчжуры и маньчжуры, уйдут навсегда. Так великие духи сказали. - Придут ещё русские!
- А сейчас, мне покой нужен. Я очень устал, с такой, невероятно большой дороги: наверно последний раз туда ходил. - Старый стал!
И заплакал шаман, как ребёнок, горько и с причитаниями. Но нельзя было его утешать, он свой путик, охотничью тропу, уже завершил. И теперь, он никуда не ходок, и потому, душа его плачет, и стонет!
- Скоро помирать его, совсем пойдёт. Зажился он: и так на этом свете: долго-долго жил. Уйдёт шаман в чёрную ночь - уже навсегда уйдёт отдыхать!
Теперь сын его, свой народ в далёкое кочевье поведёт. Вон сколько звёзд, на небе рассыпалось, что бисер сверкают. В дорогу молодого шамана зовут! А старому вечная слава, мудрее его на Амуре, шамана ещё не было! И действительно вернулись казаки на Амур, через много лет. И каково было их удивление, что их с великой радостью встречают местные жители. Дарят им разные подарки: грибы, ягоды, и своей охотничьей добычей делятся.
- Оказывается, что охотники из поколения в поколение, передавали своим детям и внукам, что обязательно вернутся русские люди, и защитят их всех от произвола маньчжуров.
- И вот, такой день настал: плывут по Амуру большие плоты и казацкие лодки. И уже никакие силы не могут их остановить. Так и пробивались они с боями к океану, которого никогда в своей жизни не видели. К самому краю земли плыли! И хоть и страшно им было, но очень хочется казакам там побывать. – Ох, как хочется!
- И осеняют они себя крестным знаменем: Не оставь нас Господь Бог, Отец наш. Не о себе печёмся мы, и живота своего не жалеем, а о земле русской!
- А местные жители всё спрашивают у казаков, читал ли русский царь послание императора? И сами уже веселятся: шибко осерчал батюшка русский царь! Вон сколько воинов в поход послал. - Выходит, что всё он читал: отец наш.
- Вон как маньчжуров, нещадно бьют казаки. Бегут, те злодеи, и оружие своё бросают – страшно им.
- Этих зайцев трусливых, а не воинов, мы сами добьём, поможем казакам. Белый царь, он наш теперь царь - защитник наш!
- И уже, с великим восхищением на лице, рассказчик-гольд, продолжает своё повествование.
- Амбу злить не надо, как это маньчжурский император делал когда-то.
- Нехорошо делал, хулиган он! Зачем про тигра плохо говорил, его хвост и усы ругал? Там всегда дух хозяина живёт. - Кто этого не знает? – Только глупый человек – совсем пустой охотник!
Знал это всё маньчжурский император! И про белого царя очень плохо думал! Нехороший он человек! Очень, и очень он нехороший!
Даже хотел, что бы, умер наш белый царь! Всё к тому и вёл, всю свою игру.
Хитрый маньчжур, шибко хитрый лис!
Очень крепко тогда осерчал хозяин тайги, на маньчжуров И вселился его дух в русских казаков. Теперь сам, император, сильно плакать будет, себе хуже сделал. – Ай-яй-яй! Больно, и страшно ему. - Ай-яй-яй!
И притворно плачут гольды, закопчёнными руками весёлые слёзки утирают.
- Ой-ей-ой! Ой-ей-ей! Ой-ой! - совсем плохо маньчжурам. Ой-ой!
Большой Амба, на охоту ходи! Убивать их будет! – это сам русский царь сюда пришёл!
Топ-топ, - стучит ногой русский царь, очень недоволен он. - И своей ногой, как тигр, шаман притопывает. Теперь они воплотились в одно целое.
В царе, хозяина тайги живёт. Амба он! – У-р-р! У-р-р!
- Маньчжура где?
- За тобой пришёл, я, однако? - и шаман, как тигр, готов сцапать своими руками любого, и разорвать. – У-р-р! У-р-р!
- Очень сердитый, царь Амба! Очень!
Много славных казацких имён помнит Амур батюшка: и ему было чему дивиться. Разве забудет он героев Албазинцев, и Кумарского острога. До сих пор, их богатырские кольчуги на себя Амур-богатырь примеряет. Славные казаки были! Славные!
Но и новое поколение казаков, похоже, что ничуть не хуже Албазинцев. И здесь богатырей предостаточно: один к одному молодцы! – Любо дорого посмотреть на них.
Императору, уже по настоящему страшно стало.
- Эти русские казаки хорошо воюют, и страха совсем не ведают. Уже все земли по Амуру к своим рукам они прибрали, и свои крепости там понастроили. И к Великому океану уже вышли, и ещё дальше поплыли, на своих быстрых лодках. Срочно надо подписать договор с русскими, пока не поздно. И остановить их на завоёванных территориях. Иначе все местные народы, сами под их руку уйдут, не любят они маньчжуров. И рухнет, как карточный домик его империя. А его самого в клетку посадят, и будут возить его по всей стране, чтобы народ в него плевал и бросал камнями.
- Очень сильно болит голова у императора, от таких мыслей. Такая беда на него навалилась. Кто бы понял его душу. Ужас, какой! Только договор, с русским царём, и спасёт его от позора! – это единственное и правильное решение.
И такой договор с русским царём, был срочно подписан. Все границы определены, и указаны на картах. Где вся Российская Империя, развернулась во всей своей красоте, омываемая множеством морей и океанов. Равных ей государств, по величине территории, не было.
- Тут и у русского царя, голова сильно заболела: как ему заселить эти территории народом, и укрепить свои границы. И он крепко призадумался.
- Конечно первыми, туда пойдут казаки. Они везде первые были. Заняли и обжили Сибирь и Даурию, теперь пусть Амур обживают. Сами они: туда, сплавом и пойдут - по рекам нашим. Этим только клич брось: не задумываясь, и сломя голову на край земли ринутся! Их я хорошо знаю – воины они доблестные, не подведут служивые! Дать им всем, моим указом: льготы, и земли по Амуру. Пусть трудятся там ратники: живут, и множатся, и границы мои, зорко от врага охраняют. Эти герои-казаки с Господом Богом в сердце своём, и на устах своих, и в этот раз, Россию-Матушку отстоят, я верю в них! И арестантов, да каторжников туда, побольше заслать надо. Пусть те, дороги надёжные строят. И главную, железную дорогу, до самого океана ведут. Без неё, никак не выдержать нам напора маньчжуров и других стран.
- Все только и глядят, чтобы оторвать от России кусок пирога послаще, но кукиш им! – Нате-ка, выкусите! - и с великим удовольствием на лице, русский царь завернул им всем свой огромный кукиш! Не жалеть ни денег, ни людей! И себя не жалеть!
- Потом всем хорошо бССылксудет, и государству и людям. И дела будут, ладком спориться в нашем государстве великом - во славу Российскую.
- Так и ушла головная боль,отступила. Не царское это дело головой маяться!





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 35
© 08.09.2017 Григорий Хохлов

Рубрика произведения: Проза -> Повесть
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1