Подари мне свет. Часть 2. Глава 3.4


Восемнадцать лет назад
В комнате царил полумрак, но Юля еще не готова была выползти из своего убежища. Из гостиной доносились бормотания родни. Бабушка и дядя Олег вступали с ее матерью в перепалку, но в каждой словесной схватке мать безоговорочно побеждала, находя весомые аргументы. Речь шла о ней – о Юле. Вернее о состоянии ее психического здоровья. Целыми днями она просиживала в шкафу. Еду ей ставили на письменный стол, но ела она только один раз и то ночью, когда в квартире воцарялась тишина. За девять дней Юля похудела, истощилась, под глазами залегли черные круги. Сил передвигаться у нее не было. Ни на какие уговоры покинуть свое укрытие, и тем более комнату, Юля не поддавалась. А как только родственники решали этот вопрос силком, как вчера сделал брат матери, Юля верещала от ужаса, будто ее вели на ритуальное заклание. Родня настаивала на ее госпитализации в детское психиатрическое отделение, мотивируя это тем, что Юлю там будут кормить принудительно, но мать говорила свое твердое «нет» и переводила тему разговора.
Вчера было девять дней со смерти отца. Юля до сих пор не могла примириться с этой потерей. Ей то и дело слышался отцовский голос, казалось, вот сейчас он откроет дверь и спросит: «Юльча, ты не видела «Известия»? Опять кто-то забрал газету из туалета». Он любил засесть в туалете с газеткой и сигаретой в зубах. После чего из щели под дверью поднимался серо-голубой дымок и расползался по всей квартире. Мать это терпеть не могла, и каждый раз с криком «Не сиди в туалете как на заседании!» прятала газету на книжных полках.
Отца Юля любила больше матери. Это знали все. Алла воспринимала этот факт очень болезненно, из-за чего в доме зачастую вспыхивали разногласия. Юля как хвостик следовала за отцом, куда бы он ни пошел. Она подавала инструменты, когда отец ремонтировал машину. Служила подмастерьем в бытовых работах. В школе не задерживалась, нужно было успеть отнести обед отцу на работу. Это было их ритуалом: пока отец ел, Юля рассказывала ему новости из своей подростковой жизни. Домой он возвращался затемно, когда Юля уже спала – отец работал на двух работах.
– Только туалет вас может разделить! – ехидничала Алла.
На что отец с дочерью только посмеивались.
Кто-то позвонил в квартиру. Юля замерла. Послышался голос матери. В разговоре Юля услышала свое имя. Наверное, кто-то пришел из ее друзей – мать отвечает слащаво, неестественно. Дверь ее комнаты открылась, и послышались шаги матери.
– Юльча, Артем пришел, – раздраженно прошипела мать. – Выползешь или сюда его позвать? Пусть расскажет всей школе, какая ты вольтанутая!
Юля по-черепашьи вжала голову в плечи и прижала колени к груди. Ответа не последовало, и Алла кивком пригласила Артема пройти в комнату.
– Рыжая Юла, привет, как ты? – по голосу одноклассника Юля поняла, что он волнуется не меньше ее. – Мне жаль твоего отца. Он был клёвым.
Юля не отвечала. Через чуть приоткрытую дверь шкафа было слышно, как Артем ходит по комнате.
– Я не знал, что ты увлекаешься астрономией.
Юля поняла, что он увидел плакат с названиями планет, который прикрывал дырку в стене. Когда отец слег, то уже не мог выполнять бытовую работу по дому, и Юля сама пыталась просверлить отверстие в стене для отцовского портрета. Неуклюжими стараниями она добилась одного – отвалился огромный кусок штукатурки, который смог прикрыть только плакат.
Скрип кровати и протяжный вздох.
– Тебе нужно поменять кровать. Она старая. И в комнате нужно сделать ремонт. Хочешь, я помогу?
– Не хочу... – безразлично отозвалась Юля.
– Я все равно помогу, – упрямо парировал Артем. – Тебе нужны перемены. Когда погибли мои родители, мы с теткой сделали в моей комнате ремонт, купили новую мебель, и мне стало немного легче. Конечно, это не вернет тебе отца и не уменьшит боль, но даст надежду. Скоро у тебя будет своя семья, своя жизнь, свои дети. Жизнь наладиться.
– Мне двенадцать... Какие дети? – Юля закатила глаза. Артем как заведенный все время говорит о семье и детях.
В этот вечер он пробыл недолго и даже не подходил к шкафу, а на следующий день пришел с восьмью рулонами обоев и сказал Алле, что сам их поклеит.
– Будешь мне помогать или позвать кого-то из нашего класса? – спросил Артем, только что проснувшейся Юле.
Юля встала и уже хотела шмыгнуть в шкаф, как он преградил ей дорогу.
– Брось, Юла, давай поклеим обои и я уйду. Потом прячься, где хочешь, – нарочито равнодушным тоном сказал Артем и ушел в коридор за банкой клея.
Артема Юля знала с первого класса, он ни за что не отступит, а если она снова спрячется в шкаф, то может позвать какую-нибудь свою подружку и демонстративно игнорировать Юлю, он всегда так делал, когда она не горела желанием с ним общаться. А Юле не хотелось, чтобы кто-то из девчонок знал о ее убежище. Сам Артем ее секрет никому не выдаст, в этом она была уверенна.
Пришлось Юле принять душ, переодеться и позавтракать. Только тогда он допустил ее к поклейке обоев. Но не все оказалось так просто. Вскрылась дыра в стене и потрескавшиеся откосы. К ремонту присоединилась Алла. На ближайшую неделю из комнаты вынесли всю мебель, а Юле пришлось ночевать в гостиной на диване. Дядя Олег отодрал старый линолеум. Соседка с мужем отштукатурили стены, а когда они высохли, снова появился Артем. Он помогал застелить новый линолеум, потом клеить обои, а Юле доверили покрасить окно. Совместная работа примирила Юлю с родственниками и сблизила одноклассников.
Юля ловила на себе красноречивые взгляды Артема и как-то раз набралась храбрости и спросила:
– Почему ты на меня так смотришь?
– Я скучаю, Юль. Ты не ходишь в школу, и первым от этого страдаю я.
– Страдаешь? – удивилась Юля.
– Только не делай вид, что не понимаешь, – недовольно пробурчал он, но глядя на ее недоумение, смягчился, тяжело вздохнул и признался: – Ты мне нравишься, и я хочу с тобой встречаться.
– Встречаться? По-настоящему? – от волнения Юля разрумянилась.
– Да, – кивнул он и подошел ближе.
Артем взял ее за руку и потянулся губами к ее щеке, но глаза Юли прищурились, в них читалось недоверие.
– Постой, – Юля отстранилась. – А разве ты не встречаешься с Ксюшей?
– Я встречался с ней только, чтобы ты меня заревновала.
– А с Олей... тоже чтобы ревновала?
Он поспешно закивал.
– Но если я не ревновала к Оле, зачем тогда ты встречался с Ксюшей? Ведь было уже понятно, что я тебя не ревную.
Такого подвоха Артем никак не ожидал, сконфузился и покраснел.
– Знаешь что Артем, мне кажется, что если я соглашусь, то наши отношения долго не продляться.
– Ты самая красивая девочка в школе, с тобой все мальчишки хотят встречаться, и если ты будешь со мной, то мне уже никто не нужен.
Юля ему не поверила. Такие же слова он говорил ее подруге год назад, и она его тут же уколола.
– А Катя? Она что уже не самая красивая?
– Была... до пятого класса. А сейчас самая красивая – ты.
– А я до какого класса буду самой красивой? – усмехнулась Юля и сложила руки на груди. – До Нового Года? У тебя, что не четверть то новая девочка.
Ей вдруг стало так одиноко и неуютно, что хотелось где-нибудь спрятаться и обдумать все, что произошло за последние две недели. Как жаль, что ее шкаф вынесли в коридор и завалили вещами.
Артем со злостью отбросил тряпку, которой вытирал обои после поклейки и ни слова не говоря, покинул квартиру.
– Куда это он? – спросила Алла, заходя в комнату Юли.
– Он больше не придет.
– Почему? – Алла кинула недовольный взгляд на три отрезанные по высоте стены полосы обоев.
– Я отказалась с ним встречаться.
Алла хлопнула себя по бедрам.
– Ну и глупая же ты Юльча! Надо было дождаться, когда он с обоями закончит, а уж потом отшивать парня! Посмотри, как у мальчишки хорошо получалось, – Алла указала на уже поклеенные обои. – Теперь придется Олегу звонить. В следующий раз будь умней.

¨¨¨
Наши дни
То, что мужской разговор между Левой и Яриком все же состоялся, Юля поняла, когда через четыре недели получила курьерской доставкой подписанное Левой заявление на расторжение брака. Сам Лева на связь не вышел, и это насторожило Юлю. Весь день она набирала известные ей его номера телефонов, но в ответ металлический женский голос отвечал на английском языке, что абонент недоступен.
От одной мысли, что поводов для оттягивания свадьбы больше нет, Юля похолодела. В ней постоянно боролись две сущности. Одна со страстью кричала, что любит Рошу. Что, выйдя замуж за Ярика, Юля предаст любовь всей своей жизни и будет непременно несчастна. Оставшиеся годы она будет вспоминать свое Небо и мечтать о том, как они могли любить друг друга, если бы не испугались осуждения. Другая, более разумная и на редкость спокойная сущность, выдавала ей весомые аргументы в пользу брака с Яриком. Мол, ты попадешь в близкую тебе семью. Ты знаешь их семь лет. Знаешь все их тайны и слабости. Только Ярик смог вырвать тебя из тени Роши. Ярик пытается изменить жизнь к лучшему. Идет на многие жертвы ради еще не родившегося ребенка. Если Роша придет в сознание, он так и останется братом. Узнав о беременности, он впал в ярость. Он мотал головой пытаясь отрицать этот факт. А значит, не хотел воспитывать чужого ребенка.
Последние четыре недели Ярик был с ней. За этот период Юля только однажды смогла сбежать от него на прием к гинекологу. Ей очень хотелось узнать пол ребенка и подготовить Ярика, если это окажется мальчик. К счастью этого не потребовалось. Она вошла в апартаменты Саввы, где братья вели уединенный разговор, и с порога выложила новость. Ярик расплылся в сияющей улыбке и жестом подозвал ее к себе.
– Это самая лучшая новость за последние три года, – он встал на колени, задрал ей рубашку, оголяя живот, и нежно поцеловал.
Юля светилась от счастья.
Уже с первых дней ее квартира подверглась переделке: мужская гардеробная вместилась в комнату для йоги и медитации, которой после переезда Юля так ни разу и не воспользовалась; гостевая спальня на первом этаже трансформировалась в домашний кинотеатр. А та самая гостевая спальня, которую Ярик окропил кровью, была полностью вычищена и переделана в детскую в нежных сливочно-розовых тонах.
Расставались они только днем, когда ей приходилось уделять время рабочим вопросам. Светские мероприятия Юле и раньше приходилось посещать, но теперь приглашениями был завален весь стол, и она под чутким контролем Рудика больше их не игнорировала. Совместные с Яриком фото то и дело мелькали в прессе. Детали нарядов разбирались по брендам, комментировались настроение, чувства и поведение влюбленных. Рудик тщательно отслеживал весь опубликованный материал, делал обоим замечания и даже Ярик воспринимал его критику спокойно и взвешенно. Он понимал логику Рудика, чего он от него добивался и в рамках разумного позволял себя преображать.
Ярик познакомил Юлю с близкими друзьями и партнерами. Все были ею очарованы, хотя Юля подозревала, что женская половина высказывала свой восторг неискренне, где-то даже с завистью. Ярик имел брутальный необузданный нрав и некоторым женщинам это очень нравилось. Юле же оставалось только с этим мириться. Вызывать на ответную ревность она не смела, боялась повторения трагедии с Рошей.
В быту этот живчик был неприхотлив, Юля это подметила еще на вилле. Постоянно был в движении, чем-то занят. Она не припомнила ни одного дня, когда бы он праздно лежал на диване и смотрел телевизор.
В день получения документов от Левы Юля поняла, что решать она больше ничего не будет. Она будет плыть по течению. Пусть сама жизнь подскажет, что ей делать. Если брак с Яриком будет неминуем, она уступит и смирится. Но прежде чем пустить заявление Левы в юридическое производство, Юля решилась еще раз поговорить с Яриком об их браке.
Обедая с ним в ресторане рядом с банком, Юля поведала, что получила согласие Левы и может подать на развод. Ярик одарил ее испытывающим взглядом и спросил:
– Ты хочешь что-то спросить у меня, Тигруля?
Она кивнула.
– Я готова сделать следующий шаг, Яся. Но меня беспокоит твоя неверность. Вокруг тебя постоянно крутятся какие-то женщины. Они тебя целуют, обнимают, тащат куда-то. А ты особо не сопротивляешься. Я уже не говорю об Ингрид и ей подобных. Я не смогу, Яся. Я этого больше не вынесу.
– Если ты о тусовках, то это просто треп и флирт, без которого ни одно дело с бабой не обтяпать. Никаких других женщин с момента нашего отлета в Гавану у меня не было, – спокойно ответил Ярик и поспешно добавил: – Кроме Ингрид. Тут я признаюсь. Бываю у нее до сих пор, – Юля осела, плечи опустились, в глазах заплескалась обида и ревность. – Езжу к ней через день, пока ты занята в банке. Вечера и ночи все твои. Пока я не могу решить эту проблему. Но я постараюсь.
– Как?
– Скоро я уеду на виллу. Там со мной будет работать специалист. У него своя авторская методика, она срабатывает в семидесяти процентах случаях, а это отличный прогноз. Ингрид тоже нужна для лечения. Она уже дала свое согласие. Не за бесплатно конечно.
– Что это за методика?
– Это сеансы психотерапии с полным погружением в день смерти матери. Так как именно там кроется корень проблем.
– А зачем тебе нужна Ингрид?
– Она будет изображать мать.
– Ты что будешь ее душить, думая, что это твоя мать? Я не понимаю.
– Тигруля, давай не будем обсуждать эту тему, – категорично выдал Ярик. – Я и так тебе многое сказал. Просто не хотел, чтобы ты думала, что я там снова буду с ней развлекаться. Это не так. Мне предстоит пройти через ад, это детские воспоминания, которые мучили меня в кошмарах много лет.
Их разговор прервал телефонный звонок. По тем ответам, что давал Ярик, Юля поняла, что звонил кто-то из охраны и докладывал об Ингрид. Он нахмурился, затем извинился перед Юлей и вышел из ресторана. Юля смотрела на него через окно и размышляла о своих чувствах. Она его безумно ревновала, чувствовала сильное влечение, но назвать это любовью все-таки не могла. Наверное, Юля никогда не сможет кого-то полюбить как Рошу. Это нужно было признать и жить дальше.
Ярик вернулся за столик и продолжил свой монолог, будто их и не прерывали:
– Раньше я считал свою мать жертвой, а выходит она таскала меня по любовникам, способным дать ей то, в чем отказывал из-за страха потерять ее отец. Теперь я его как никто другой понимаю. Тигруля, я не хочу относиться так к своей дочери. Я был в шоке, узнав, что она превыше всего ставила свое увлечение. Выходит, не так уж сильно она меня и любила.
Больше Юля не настаивала на подробностях. Ярик взрослый человек, сам разберется, какой специалист ему нужен. К тому же отец и брат наверняка в курсе, так зачем на этот счет переживать еще и ей.
За три дня до его отъезда Юля взяла отгулы, они решили, что не будут покидать спальню. Сначала Ярик был нежен, заботлив и предупредителен. К тому времени гормоны Юли уже выплясывали пасодобль. Она насытилась нежностью уже к концу первого дня и закатила скандал. Куда делась его страсть? Он что больше ее не хочет?
– Тигруля, ты странно реагируешь, – спокойно ответил Ярик. – Ты сама рассказывала о ваших с Рошей отношениях. Что он был нежен и все такое... А когда я пытаюсь дать тебе, то что...
– От тебя мне не нужна нежность, – выпалила Юля с горячностью и сама поразилась своим словам. – Я принимала ее от него, потому что любила, но как раз твоя страсть вывела меня из состояния сомнамбулы. Так что не нежничай со мной. Не хочу, чтобы ты был кем-то. Хочу, чтобы ты был самим собой.
И тут Ярик признался, что есть еще одна причина, по которой он с ней осторожничает: он боится причинить ребенку вред. Юля вспылила еще больше. Она показала ему снимок с ультразвука и сказала, что секс никак не повлияет на развитие дочери. Но вместо того, чтобы проникнуться реальностью, Ярик схватил снимок и носился с ним по комнате как умалишенный. Он сфотографировал его и тут же разместил в социальных сетях. Новость разлетелась еще быстрее, чем видео в стиле «Ню». Уже через час Юле по новому кругу обрывали телефоны, а она метала в Ярика гневные взгляды.
Свою вину он загладил уже к ночи. Устроив ей секс-марафон. Потом они до утра дурачились словно подростки. Носились по квартире, кидались подушками, обмазывали друг друга едой, при этом перепачкали всю кухню, столовую и лестницу. Затем полчаса отмокали в ванной при свечах, где Ярик поймал себя на мысли, что никогда не был так счастлив и романтичен, что происходящее для него более чем ежедневная нормальность. Он хотел такой жизни и понимал, ради чего намерен измениться.
Ярик отключил все телефоны, намереваясь выспаться до обеда. Поэтому когда Рудик в десять утра забарабанил в дверь их спальни, он метнул в дверь будильник и закричал:
– Убирайся! Иначе я за себя не отвечаю!
– Юля, у нас «911». Быстро тащи свой зад на кухню! – закричал Рудик.
Услышав условный позывной, который они использовали в экстренных случаях, Юля быстро вскочила и накинула на голое тело шелковый халат.
– Малышка, ложись. Ну его на хрен! – взревел Ярик. – Банк никуда не денется! Папашка разрулит все проблемы.
– Спи, я только узнаю, что стряслось и вернусь.
Когда Юля выпорхнула из спальни, Ярик зарычал, но все же встал и надел спортивные брюки.
– Что случилось? – спросила Юля у Рудика, спускаясь по лестнице.
Ее подопечный был бледен как мел. Пальцы рук нервно барабанили по лестничным перилам. Покрасневшие глаза говорили о бессонной ночи. Юля сразу поняла, что случилось что-то очень серьезное.
– Дмитрий Юрьевич? – со страхом спросила Юля и услышала за спиной шаги Ярика.
Рудик замотал головой.
– Что-то в банке?
И опять Юля не угадала.
– Да говори уже! – рявкнул младший Дорофеев.
– Роша... – только и сумел вымолвить Рудик.
Ноги подкосились, голова пошла кругом, к горлу подступила тошнота. Юля опустилась на лестничную ступеньку. Глаза тут же наполнились слезами. По щекам потекли слезы.
– Что Роша? Он умер?
От одной этой мысли сердце Юли ударилось о грудную клетку и чуть не взорвалось. Ярик сел рядом и обнял ее за плечи, во всем его теле чувствовалось напряжение.
– Он... очнулся...
Юля ахнула и схватилась за сердце. Она уже плакала во весь голос. Это были не слезы долгожданной радости и не слезы разочарования. Это был набат, который возвестил о том, что ее прежняя жизнь закончена. Теперь все будет по-другому. Она не знала, как именно, но то, что все изменится, знала наверняка.
На Ярика она уже никак не реагировала, и он прошел на кухню, сделал себе кофе и сел за барную стойку.
Юля вдруг подумала, случись это через день и он бы сейчас уже был на вилле и не узнал, что Роша пришел в себя. Но нет же, это случилось именно сегодня. Почему? Вселенная что-то хочет ей сказать?
– Когда он пришел в сознание? – тон Ярика не предвещал ничего хорошего.
– В четыре утра. Я был при этом.
– Мы в это время нежились в ванной... – зачем-то сказал Ярик.
На каждый шаг соперника у него была заготовлена, как он сам говорил «своя ответочка», но любое его действие заденет Юлю, а воевать с любимой женщиной ему не хотелось. Сейчас Юля не просто его девушка, с которой он развлекается. Она его невеста. Они живут вместе. Строят будущую жизнь. И Ярик уже бросился в терзания и сомнения, но слова Рудика вырвали его из этого потока и заставили вскочить с места.
– Не думайте сейчас о себе, – голос Рудика звучал как заупокойная служба. – Забудьте про ревность и накопившиеся за годы обиды. Сейчас все это не важно. Сейчас вам важно знать, что Роман... – Рудик сглотнул и нервно откашлялся, будто подавился застрявшими в горле словами, – короче, скажу проще. Придя сюда в квартиру на день рождения Юли, он знал, что живым отсюда не выйдет.
– Что? – Юля ахнула и прикрыла рот рукой.
– Да, Юля. Таким образом, он хотел уйти из жизни.
– Так вот почему он себя так нагло вел, а в драке не сопротивлялся, – вслух стал рассуждать Ярик. – Вот почему оставил завещание. Теперь мне все понятно...

http://idavydova.ru/
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 25
© 08.09.2017 Инесса Давыдова

Метки: любовь, запретная любовь, роман, драма,
Рубрика произведения: Проза -> Роман
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1