Укрощение ветра. Глава 15.2


Солнце взошло над горизонтом и приятно согревало оголенные участки тел. Сорванная в спешке одежда валялась на дощатом полу вокруг дивана. Эрика уютно примостилась вдоль могучего тела Назара и нежно гладила его по груди. Лицо Назара не выражало никаких эмоций.
«Интересно, какие мысли бродят в его голове?», – подумала она и, взглянув на часы, чертыхнулась, и начала быстро собираться.
– Бен! Мы опаздываем!
Он не шелохнулся. Натянув нижнее белье, Эрика швырнула в него его боксеры и жестом показала, чтобы он ускорился. С большой неохотой Назар поднялся с дивана и недовольно пробурчал:
– Я бы остался здесь еще на пару часов. Давай отменим все остальные сюрпризы, займемся еще раз любовью, а потом поспим.
Она наградила его испепеляющим взглядом.
– Мне здесь нравится, – надев джинсы, он застегнул молнию. – У меня сложилось такое мнение, что ты со мной прощаешься...
Эрика резко повернулась и округлила от удивления глаза.
– Прощаюсь? Что за бред?
– Ты столько всего запланировала... будто это будет только один раз... что мы будем делать на мое следующее день рождения?
– Бен! Твоя жена – эксремалка! За идеями не заржавеет.
– Надеюсь... – пробубнил Назар и зашнуровал кроссовки.
Он выглядел как смущенный и обиженный ребенок.
– У тебя снова испортилось настроение, – подметила Эрика. – Что на этот раз я сделала не так?
Он отмахнулся.
– Все так. Просто я задумался, что буду делать на твой день рождения. Ты задрала высокую планку.
– Бен, я еще ничего не сделала. Просто привезла тебя на крышу и показала фотографии. Интересно, что ты скажешь, когда день подойдет к концу?
Бен отмахнулся.
– Я признаю тот факт, что мой день рождения всегда будет круче и веселее, чем твой.
Она похлопала его по плечу и успокоила:
– Не переживай, Бен, я дам тебе телефон агентства по организации праздников.
Как только они пересекли границу города, Эрика утопила педаль газа в пол, джип быстро набирал скорость. Настигая очередной впереди идущий автомобиль, она лихо обгоняла его по крайней правой полосе и снова перестраивалась на скоростную полосу.
Назар метнул в нее обеспокоенный взгляд и попросил:
– Веди осторожно, а то оставишь детей сиротами.
– Не бухти, Бен. Сегодня ты от меня не дождешься ни капли осторожности.
Его лицо вытянулось.
– Даже так? Это что, бунт? – Назар огляделся по сторонам. – Что ты задумала? Куда мы едем?
– Не спрашивай, все равно не скажу. Но признаюсь сразу, там будет один парень из моего клуба, Птаха. Он помогал мне с сюрпризом, – Эрика кинула на него мимолетный взгляд и с чувством добавила: – Удаленно!
Это был камень в его огород. Назар почувствовал себя одержимым. Казалось, после того что она рассказала ему на крыше нужно успокоиться и наслаждаться ее близостью, так нет же. Выходя из здания бизнес-центра он чуть не заехал охраннику в похотливую рожу, по причине того, что тот слишком откровенно пялился на стройные ножки его жены.
После нескольких поворотов он хлопнул себя по лбу и воскликнул:
– Я знаю, куда мы едем! На автотрассу «Нижегородское кольцо»!
– Да, малыш, я предполагала, что ты догадаешься, но зачем мы туда едем, останется для тебя загадкой. И могу сказать смело, Бен, ты этого никогда не забудешь.
Она загадочно улыбнулась и подмигнула.
– Чертовка! – сердце приятно защемило, Назар погладил ее колени. – Что означают эти твои ухмылочки?
– Бен? Фантазии уже захлестнули твой мозг? Ты завелся? – рассмеялась Эрика. – Я знаю, что тебе нужно, малыш!
Джип снова рванул вперед и стал прокладывать путь, маневрируя между машинами. Метнув взгляд на спидометр, Назар уже хотел снова возмутиться, но Эрика сама резко сбросила скорость. Свернув налево после поста ДПС, Эрика припарковала джип на стоянке перед автомобильным спортивным комплексом. Показав на выстроившиеся в ряд спортивные автомобили, она отстегнула ремень безопасности и сказала:
– Птаха и его команда уже здесь.
– Чумовые тачки, – подметил Назар и добавил: – Интересно посмотреть, что у них под капотом.
– Бен, для тебя тачки как женщины, фасад не столь важен, как внутреннее содержание, – усмехнулась Эрика и вышла из машины.
– Фасад зачастую обманчив, – многозначительно бросил Назар и направился за женой. – Кстати, я в молодости всегда проводил аналогию между женщинами и автомобилями.
– Да? – Эрика повернулась к мужу и изогнула бровь. – Тогда скажи, кто я?
– О! Девочка моя, ты однозначно спорткар, – Назар шлепнул ее по попе. – До родов ты была «ToyoyaGT 86».
– Какая конкретика! – усмехнулась Эрика. – Это почему же?
– У этой модели отличительный аэродинамический кузов, – Назар оценивающе оглядел тело жены, – оппозитный двигатель, низкий вес и отличная сцепка с дорожным покрытием.
Его слова вогнали Эрику в краску, и Назар засмеялся во весь голос.
– А почему только до родов?
– Потому что сейчас ты – «AstonMartinVirage».
– Ого! Она же в десять раз дороже! – удивилась Эрика. – Как же так? Обычно после эксплуатации тачки теряют в цене.
Они прошли вдоль трибун и направились к боксам.
– Обычно – да. Но в данном случае произошла трансформация в лучшую сторону. Это как тюнинг с высоким бюджетом. Ты стала чувственной, формы смягчились, грудь увеличилась. И для меня после рождения сына ты стала более ценной. Теперь ты роскошный спорткар с высокой мощностью. Великолепно управляема.
– Ах, так?! – шутливо подбоченилась Эрика. – Великолепно управляема?
– Это не я сказал, Пинк, – Назар подмигнул жене. – Так написано в характеристиках автомобиля.
Из бокса им навстречу вышел невысокий блондин крепкого телосложения, примерно того же возраста что и Назар. На нем был черный комбинезон с нашивками логотипа крупной газовой компании. Увидев Эрику, он улыбнулся и протянул руку Назару.
– Птаха, это мой муж Назар, можешь называть его Беном, – повернувшись к Назару, Эрика представила друга.
– Вы припозднились, придется сократить время инструктажа.
– Все претензии к имениннику, – тут же перевела она удар на мужа и усмехнулась. – «Карлсону» захотелось секса на крыше.
Назар нахмурился и наградил жену осуждающим взглядом, но она залилась заразительным смехом.
– Тогда зачет, – рассмеялся Птаха. – День рождения должен начинаться именно так. Черт! Рика, надо познакомить тебя с моей женой. Может тебе удастся ей мозги вправить?
– О, нет! девочки не по моей части, – отмахнулась Эрика.
Птаха показал ей в сторону второго бокса, который был закрыт.
– У нас все готово. Дайте знать, когда захотите начать.
Эрика кивнула и когда они с Назаром остались одни, повернулась и с волнением сказала:
– Бен, твоя профессия требует сосредоточенности, упорства, углубленных знаний и отличных аналитических способностей. Мои же увлечения доставляют драйв, выброс адреналина и требуют от меня таких качеств как: выносливость, стремление к победе, быстрая реакция, самообладание, хорошая координация и рискованность...
Назар сложил руки на груди, взгляд стал жестким. Уж не собирается ли она с ним посоревноваться? Это ведь удар ниже пояса!
– ...поэтому я хочу, чтобы ты сегодня почувствовал себя в моей стихии. Я знаю, ты любишь автоспорт. Признаюсь, это не мое, но день рождения сегодня у тебя. Поэтому...
Жестом Эрика показала, чтобы он отвернулся. Затем подошла к боксу и условным знаком стукнула по двери. Назар услышал, пластиковый треск, наверное, это поднимается гофрированная дверь. Он изнывал от любопытства. В голове мелькали марки гоночных машин, которые могут стоять в этом боксе.
– Вуаля! – интригующе бросила Эрика и отошла в сторону.
Он повернулся и застыл от шока. Глаза чуть не выкатились из орбит.
– «LigierJS53»! Обалдеть! – Назар выглядел ошарашенным и растерянным. – Я могу на ней... твою ж мать!
Эрика рассмеялась. Слава богу, она угадала. Птаха предлагал другие варианты, настаивал, что Бен новичок и может не справиться с управлением, но Эрика знала, если так, то Назар не сядет в суперкар. Он понимает, сколько стоит эта малютка и что этот прототип в России единственный. Случись что, не станет и его.
– Бен, – начал вводить в курс дела Птаха, пока тот наворачивал круги вокруг болида, – у тебя пару часов на подготовку, потом час на трек. Официально мы пока тестируем, прогреваем резину. К обеду приедет пилот и начнется настоящая работа.
Назар кивнул, не отводя глаз от болида.
– Эрика предупредила меня, что у тебя телосложение как у гладиатора. Чтобы впихнуть тебя в «Лежье» нужно изготовить специальное сиденье. Процесс достаточно простой: внутрь сдвоенных пакетов заливается монтажная пена. Пакеты выложим на место будущего кресла в кокпите, сверху сядешь ты. Посидишь, пока пена не затвердеет и не примет форму.
Метнув осторожный взгляд на Эрику, Назар согласился.
– Что? – Эрика подошла к мужу. – Ты сомневаешься?
– Нет, просто это займет время, мы никуда не спешим?
Эрика помотала головой.
– Поляну приготовят к пяти часам вечера. Мы решили дождаться, когда жара спадет.
– Ладно, – внешне Назар держался стойко, но Эрика заметила, как пульсирует вздувшиеся вены на шее и лбу.
– Бен, если ты не готов или не уверен, что справишься...
– Я готов... – Назар нервно сглотнул и засунул руки в карманы джинсов. В глазах плескался азарт. – Это была моя мечта, но я уже как-то примирился... из-за своих габаритов, но если под меня сделают кресло... супер...
Подготовка к треку заняла на час больше, чем они предполагали. Каким-то чудом Птаха получил для Назара гоночную лицензию, но миновать медкомиссии все же не удалось. Как только решилась проблема с креслом, Назар скрылся за дверью медицинского кабинета и Эрику впервые одолели сомнения. Назар сходил к врачу после приступа тахикардии и сказал, что никаких отклонений кардиолог не обнаружил. По настоянию Эрики Назар ввел ограничения на кофеин, старался не переутомляться на тренировках, но все же был риск, что он не пройдет медкомиссию.
В ожидании вердикта медиков Эрика стояла в коридоре и думала о том, что, наверное, она зря все это придумала, не надо было так все усложнять. А теперь Назар может получить отказ в тот момент, когда перед ним мелькнула надежда воплотить юношескую мечту. Но все обошлось. Назар вышел с улыбкой до ушей. Он видел, как Эрика за него переживает и всячески ее подбадривал. На самом деле ему удалось уговорить врача не делать кардиограмму, мотивируя тем, что только на днях прошел полное обследование.
Следующим этапом была техническая комиссия, которая осмотрела болид и экипировку Назара. Проверили комбинезон, несгораемое белье, перчатки, подшлемник и омологированный шлем. После того как были сданы килограммы бланков с проставленными штампами о всяческих пройденных процедурах, Назар получил разрешение выезда на трек, а Эрика разместилась на трибуне.

©©©
Все что Назар знал о скорости, было забыто и отброшено, как только он выехал на трек. Ощущения непередаваемые! Им одновременно овладели ужас, восторг и мгновенный выброс адреналина. Легкость болида он испытал уже на первом повороте. Первый круг он прошел осторожно, изучая трассу и нащупывая ее сложные участки. На втором уже прибавил скорость. А третий прошел так быстро, как позволял ему наседавший на плечи страх.
Обычная машина с ростом скорости становится все менее стабильной. «Лежье», как и любой болид, наоборот, сильнее прижимался к дороге. Назару приходилось каждый раз себя перебарывать, заставлять ехать быстрее, чтобы заработали законы аэродинамики. До этого дня он и предположить не мог о силе вибрации, которая исходила от кресла и передавалась через копчик по всему телу. На прямых участках, где он набирал максимальную скорость, его так прижимало к задней стенке кокпита, что он не мог пошевелить головой. А где-то там, на трибуне за ним наблюдает Эрика, и он боролся с искушением поднять руку и помахать ей. Но при такой скорости он мог попусту ее сломать.
Сидя на трибуне, Эрика не сводила глаз с Назара. Страх сковал все тело и не давал пошевелиться. Она знала, что Назар находится на связи с командой и в случае затруднительной ситуации всегда получит совет. Но одно дело инструктировать из бокса, другое – принимать решение на трассе в болиде, несущемся со скоростью почти двести пятьдесят километров в час, а на прямых участках и больше. Она чувствовала прохождение трассы каждой клеточкой своего тела, когда Назар нажимал на тормоз и когда разгонялся. Она знала, что сейчас его эмоции зашкаливают.
Птаха настоял, чтобы Назар вернулся в бокс после третьего круга, и Эрика увидела, как болид сворачивает с трассы. Она рванула к подъехавшему болиду и застала концовку разговора. От избытка чувств, через каждое слово Назар вставлял ругательства и восторженно что-то выкрикивал. Ему подправили ремни, крепления и все что в болиде можно отрегулировать под его рост.
– Педальный узел не рассчитан на сорок шестой размер ноги, – смеялся Назар, – но я приспособился уже на втором круге.
– Не лезь на поребрик! – советовал Птаха. – Не бойся, что ширина трека уменьшиться. На выходе есть небольшое расширение. Следи за тахометром! Не забывай переключаться на пятую.
Назар кивнул и помахал Эрике.
– Еще три круга! – восторженно крикнул он и рванул к трассе.

©©©
Эрика ждала мужа в машине, когда получила от него смс.
А запасные штанишки ты мне взяла?
Нет! Памперс Игоши подойдет? ☺
Тащи!
Что за черт? Он серьезно или шутит?
Поспешно выбравшись из джипа, Эрика побежала к административному зданию, где располагались душевые. Назар должен был уже выйти, но видимо возникли проблемы. Неужели ему стало плохо, и он так отшучивается?
Назар сидел в раздевалке на деревянной скамье, безвольно свесив голову на грудь, как во время ночного приступа. У Эрики бухнуло сердце, живот затянуло узлом. На кой черт она связалась с этим болидом?!
– Бен? – ее голос прозвучал испуганно.
Никакой реакции. Он вообще ее слышит?
Стоило ей к нему приблизиться, как Назар вскочил на ноги и прижал ее к стене. От неожиданности Эрика вскрикнула и оттолкнула его. Но его цепкая хватка снова вернула ее в его объятия.
– Бен! – Эрика с размаху стукнула его по груди. – Ты напугал меня до чертиков!
– Это тебе за трек-день, – усмехнулся Назар и начал с жаром ее целовать. – Пинк, у меня такой стояк, какого еще в жизни не было. А раз ты в этом косвенно повинна, то придется тебе раздвинуть ножки.
– Уф! – Эрика все еще не могла прийти в себя. – Бен! Отстань! У меня у самой сейчас будет сердечный приступ.
Но Назар ее не слушал. Выхватив из ее рук сумочку, он отбросил ее к своим вещам. Зажав одной рукой ее руки у нее над головой, второй он расстегивал блузку и стягивал шорты.
– Ты специально так оделась? Чтобы дразнить меня? Что это за шорты? Какая-то полоска вокруг бедер.
– Бен, – простонала она, – вообще-то это мужская раздевался и в любой момент сюда могут войти.
– И что? Ты моя жена. Я проверяю экипировку. Сейчас проверю и верну все на место.
Назар метнулся к двери, повернул ключ в замке и потащил Эрику в душевую. Он впивался с жадностью в ее губы, руки скользили по гибкому телу.
– Пинк, это было что-то... понимаю, одним «спасибо» я не отделаюсь, – он избавил ее от кружевных трусиков. – Это новые? Я их ни разу не видел.
Пока он нежно теребил ее груди, теплая вода хлестала по его спине. Прижатая к стене Эрика задыхалась от волны возбуждения, которая передавалась от пышущего жаром мускулистого тела. Его пальцы впились в ее ягодицы.
– Пинк, ты поправилась?
– Немного...
– Мне нравится, ты стала еще аппетитнее. Моя девочка... моя... – он смотрел в ее затуманенные глаза, грудь вздымалась от тяжелого дыхания. – Скажи это!
– Твоя... – от переизбытка чувств у Эрики кружилась голова.
– Вот так. И никогда этого не забывай, – круговыми движениями он возбуждал ее клитор. – Ты ведь знаешь, что я тот, кто тебе нужен.
Опустившись на колени, Назар покрыл ее живот поцелуями и впился в горячую промежность. Эрика вскрикнула и, запрокинув голову, хватала ртом воздух. Ее пальцы вцепились в его волосы. Она подалась бедрами ему навстречу. Через минуту ее ноги задрожали, а мышцы живота напряглись. Назар понял, что Эрика сейчас кончит, проскользнул во влажную плоть пальцем и усилил нажим. Волна оргазма прокатилась по всему ее телу, она так громко закричала, что в конце голос сорвался на хрип.
Когда Эрика пришла в себя, Назар отступил под струю душа и подставил лицо теплой воде. Быстрыми резкими движениями он намылил голову и тело. Душевая наполнилась стойким запахом мужского шампуня. Смыв пену, он выключил воду, взглянул на жену и улыбнулся.
– Мне хочется тебе ответить тем же, – она смотрела на него из-под полуоткрытых век, – но я не в силах пошевелиться.
– Не переживай, Пинк, сделаешь мне это ночью, – усмехнулся он, провел языком по ее нижней губе, задержавшись немного на кольце. – Похоже, кого-то придется нести до машины на руках.
Она кивнула.
– Бен. Такого удовольствия я еще никогда не получала.
– Ну, хоть что-то я делаю правильно, – ухмыльнулся Бен.

©©©
Назар включил поворотник и выехал на трассу. Эрика еще никогда не видела его таким расслабленным и счастливым. Его рука то сжимала и гладила ее коленку, то тянулась к ее пупку и теребила пирсинг.
– Пинк, сегодня мой самый лучший день рождения, – он кинул на нее благодарный взгляд.
– Он еще не закончился...
– Не многовато ли сюрпризов для одного дня? – он изогнул бровь.
– Таких, как трек уже не будет, – она сжала его руку. – Так... сюрпризики...
– Уф! Успокоила...
К лесу они подъехали немного раньше оговоренного времени. Место проведения вечеринки нашли быстро, идя на грохочущий звук музыки. Организаторы только что закончили обустройство площадки, и поляна в форме овала предстала перед Назаром во всей красе. По периметру были развешаны воздушные шары и флажки с авто-символикой. С краю под навесом разместилась группа столов, рассчитанных на двадцать человек. В центре поляны была площадка из паркетного помоста для танцев.
– Пинк, – Назар смутился и сжал ее руку, – ты же видела, друзья у меня простые... для них это... слишком что ли...
– Бен, не начинай, – Эрика отошла в сторону, чтобы переговорить с организаторами вечеринки.
На поляне показались первые гости, и Назар, приняв поздравления, занялся мангалом. Эрика ушла за детьми. Через час поляна уже была заполнена детскими криками, мужским хохотом и женскими шушуканьями. Первый тост получился скомканным, походил на оду славы выдержки и мужества именинника. Затем потянулись остальные и почему-то по часовой стрелке. После доброй порции спиртного гости расслабились, атмосфера разрядилась, за столом уже все друг друга перекрикивали, а некоторые потянулись на танцпол.
Назар был ответственным за шашлык, поэтому не отходил от мангала. По словам друзей, он был лучшим «шашлычником» в их компании. К столу он подходил только лишь за тем, чтобы выслушать очередной тост с одной и той же рюмкой коньяка и подать новую порцию прокопченного дымом ароматного мяса.
Чтобы компания не налегала на спиртное, Эрика придумала несколько семейных конкурсов и этим отлично разбавила монотонный ход событий. Особенно Назару понравилось вместе с Эрикой и Агатой мастерить воздушного змея, а потом запускать его на пустыре перед домом. Сама Эрика никогда такой тип вечеринок не любила, ее дни рождения были более экстремальными. Конечно, после рождения Игната от многих затей пришлось отказаться, но в душе она была по-прежнему все той же Рикой, что совершала безбашенные поступки.
Чем ближе солнце клонилось к горизонту, тем сильнее сжималось ее сердце. Завтра Назар отвезет ее с детьми назад в Москву, и они снова будут жить в разных городах. Расставаться не хотелось, особенно после этого утра, когда она вывернула перед ним всю душу. Назар это замечал и всеми способами пытался поднять ей настроение. Он даже пригласил ее на танец, хотя уже не помнил, когда в последний раз танцевал и до дрожи в коленях боялся отоптать ей ноги.
Вечеринка вышла из-под контроля ближе к десяти часам вечера, как только поляну покинули дети и жены, а за столом остались пять-шесть особо «стойких» друзей. Разговор перешел на повышенные тона. Даже безобидный анекдот рассказывался ором. Не успевал Бен отвернуться, как ему снова подливали. Эрика и не заметила, как Назар опьянел, хотя она не раз давала ему понять, что их ждет особенная ночь. Она неоднократно пыталась собрать свободные стулья и столы, но Назар ее одергивал и говорил, что он все сделает сам. И именно по его настоянию Эрика с Надкомом покинули поляну и вернулись домой.
Приняв душ, Эрика расстелила постель, облачилась в сексуальное белье и томилась в ожидании мужа. Время шло, а Назар не возвращался. На нее накатила волна липкого страха и предчувствия чего-то нехорошего. Она оставила пьяного мужа с гостями в лесу. Кто знает, что там может произойти. Дети были у Зои. Эрика промаялась еще несколько минут, поглядывая в окно в надежде увидеть на тропинке Назара, но, увы... Тогда она натянула джинсы, футболку и, схватив ключи от квартиры, побежала в лес.
Эрика уже подходила к поляне, когда ее сердце гулко забилось. Из магнитофона лилась любовная серенада. И больше никаких звуков и голосов. О собственной безопасности Эрика даже не думала. Интуитивно она замедлила шаг, ощупывая взглядом поляну в полутьме. Несколько фонарей освещали стол приглушенным светом. Где же оставшиеся гости? И тут она увидела то, к чему явно была не готова. На паркетном помосте танцевала всего одна пара – Назар и Варвара. Они медленно покачивались в такт музыке, одна его рука было на ее талии, другая гладила ее волосы. Лицо Назара было скрыто во тьме, она не была уверенна, но было похоже, что он ее... целовал!
Эрику словно ударило током. И это после того что они сегодня пережили. Да как он мог! Двуличный козел! Устраивает ей сцены ревности, а сам? К горлу подкатил ком, и Эрике никак не удавалось вздохнуть. Первой реакцией было подойти и влепить ему пощечину. Но она слишком хорошо себя знала, скандалом в лесу все бы не обошлось, негатив неминуемо перекинется на дом, на детей, а этого ей очень не хотелось. Минуту она стояла, как вкопанная, а потом в считанные секунды приняла решение.
Рванув обратно, она изо всех сил старалась не расплакаться. На подходе к дому, она увидела друзей Назара, тех самых, что оставались с ним, когда она уходила. Шумной толпой они шли куда-то в сторону дороги. Уж они-то точно знали, что происходило в лесу, видимо, специально оставили наедине дружка с Шапокляк. Первой реакцией было все им высказать, но Эрика сдержалась. Нет-нет! К чему все эти разборки? Они не виноваты, что Назар не может отлепиться от бывшей подружки. В голове мелькали его обидные слова. Ссора на кухне вспомнилась до последней детали. Он ведь явно дал ей понять, что удерживать не будет. И сказал, что Варя реальная опасность для их отношений.
– Дыши, Рика, дыши! – повторяла она, поднимаясь по лестнице.
Эрика постучала в дверь к соседке и поспешно натянула на лицо фальшивую улыбку. Дверь открылась, Зоя стояла на пороге в халате и тапочках и выглядела заспанной.
– Зоя, прости ради бога, что разбудила, но у нас поменялись планы и я хочу забрать детей.
– Конечно, – Зоя распахнула дверь и впустила Эрику. – Все хорошо?
– Да, все здорово, – Эрика еле держалась на ногах.
«Надо отвлечься, подумать о чем-то хорошем! Липслайд. Я смогу! Я не заплачу! Бэксайд хиллфлип. Я сильная! Блайнд. Да-да. Ветер. Бора. Кросс-стен. Волны. Катбэк. И я бросаюсь в пучину неукротимой энергии».
Эрика могла обмануть кого угодно, даже себя, но только не Агату. Ребенок чувствовал малейший перепад ее настроения. Девочка пристально наблюдала за ней, пока та собирала вещи в квартире, но поинтересовалась что происходит, только когда Эрика посадила ее в автомобильное кресло.
– Все в порядке, малышка, мы едем домой.
– А папа?
Подбородок Эрики задрожал. Нет, не получиться отмолчаться. Только не с Агатой. Эрика призвала на помощь всю выдержку.
– Папа остается. Он ведь здесь работает.
Игнат даже не проснулся. Он утомился от всеобщего веселья и спал крепким сном до утра. Агата молчала, но по ее виду Эрика поняла, что малышка напугана. Даже пятилетняя девочка понимала, что в случае ссоры ее отца и Эрики пострадает именно она. Она куксилась, надувала губки, но так и не решилась спросить по какой причине папа не едет с ними в Москву.
На трассе Эрика то и дело себя одергивала, нога западала на педаль газа каждый раз, когда она думала о муже. Самым обидным было то, что Назар даже не позвонил, и Эрика уже рисовала себе самые жуткие картины. Как он приводит коллегу в ту самую квартиру, где еще несколько часов назад они спали в одной постели. Какая же она дура! Поверила в любовь. И где эта любовь? Нет ее! Одни страдания и слезы. Как она могла так расслабиться? Ведь она должна была в первую очередь думать об Агате.
До Москвы Эрика добиралась почти пять часов. Один раз она остановилась на заправке, и пока бак наполнялся, побежала в туалет, где рыдала во весь голос. Потом умылась, привела себя в порядок и несколько минут гуляла вокруг заправки, пытаясь восстановить внутреннее равновесие. Сейчас ее душа была выжженным пепелищем. Даже развод с Никитой не приносил ей столько страданий, а ведь они прожили вместе три года.
До чего же странно, только Эрика почувствовала, что влюбляется, как испытала горечь предательства. Сегодня на крыше она даже чуть не призналась в своих зарождающихся чувствах Назару, когда он увлек ее на диван и стал с жаром ласкать ее тело. Но больше она не позволит себе слабости по имени Бен. Теперь все это в прошлом.
Перед тем как лечь спать, Эрика отправила Кате, новой няне, подробную инструкцию на ближайшие дни. Затем написала письмо Уайту. Сегодня годовщина смерти Павла, на автодром она уже не успеет, но собиралась пойти на поминки. А все остальные переживания она отметет в сторону. Ей нужно поговорить с Нитро. Нужно разобраться в той аварии и поставить на этом точку.
Она стояла перед зеркалом в своей спальне и смотрела на то самое белье, что купила специально для дня рождения Назара. Завтра она начнет новую жизнь. Разберется со всеми накопившимися проблемами и разорвет старые связи. В новую жизнь она вступит с новыми людьми.
Эрика скинула белье, надела шорты и топик на лямочках, что служили ей летней пижамой. В шкатулку отправились серебряное кольцо из губы и подвеска для пирсинга – подарок Назара. Несколько секунд она боролась с сомнениями, но потом открыла окно и выбросила ненавистный аксессуар на улицу. Дернула с матраса простынь и услышала звук треснувшей ткани. Сорвала с подушек наволочки, все еще хранившие запах Назара. Застелила кровать новым комплектом, поставила будильник и забралась в постель.
– Мамочка, ты ведь меня не бросишь?
Эрика вздрогнула и уставилась на Агату. С глазами полными слез, девочка стояла у изголовья кровати.
– Никогда не брошу, – Эрика приподняла ее и помогла взобраться на кровать. – Даже когда тебя будет забирать к себе папа, мы будем созваниваться и рассказывать друг другу новости. Договорились?
Агата кивнула.
– Можно я сегодня посплю с тобой?
– Конечно.
Эрика накрыла простыней малышку, нежно поцеловала в лоб и обняла.
Она уже закрыла глаза, когда Агата снова заговорила.
– Мамочка, а папа что-то натворил?
– Да, доча, натворил.
– Я так и знала... – Агата тяжело вздохнула. – Хочу чтобы мы жили как раньше: ты, я и Игоша.
Эрика насторожилась.
– Тебе не нравиться жить с папой? Почему?
– Ты все время грустная, – Агата повернулась к Эрике и взяла ее за руку. – Я слышала, как вы с папой ругались на кухне. Он тебя ударил?
– Нет, он ударил по столу.
– А почему мы не можем жить с Уайтом?
– Что? С Уайтом? – засмеялась Эрика. – Он же тебе не папа.
– Ну и что... у Сони живет дядя Павлик, он тоже ей не папа. Он веселый, как Уайт. Ты всегда улыбаешься, когда Уайт приходит. Он добрый и любит играть.
Эрика подтянула к себе Агату и прижалась щекой к ее лбу. Она решила перевести внимание дочери на другие аспекты, чтобы малышка не зацикливалась на семейных проблемах.
– Скоро будет осень. Ты пойдешь в садик. Заведешь там много друзей. Вы там будете играть, петь и танцевать.
Но Агату не проведешь, она всегда была смышленой не по годам.
– Мама, не заговаривай мне зубы. Они и так у меня уже заговоренные.
– Ладно, – усмехнулась Эрика.
– Ты больше не любишь папу?
– Я на него злюсь.
Агата уставилась на Эрику.
– А Зоя сказала, что вы с папой очень-очень друг друга любите, поэтому ругаетесь. Потому что так сильно обижаться можно только на того, кого любишь.
Эрика раскрыла рот и замерла. Она не знала, что ответить, эта простая мысль поразила ее и обескуражила. Поэтому она снова начала внушать себе, что она сильная. Что у нее все получиться. Что ей нужно изменить свою жизнь. С завтрашнего дня она не даст себе спуску. Не расслабиться ни на мгновение. Она будет камнем. Больше никто не будет жонглировать ее сердцем как победным трофеем. Теперь она будет расчетлива и осмотрительна.

©©©
Назар сидел на полу перед окном гостиной, оперевшись спиной на подлокотник дивана. Через распахнутые шторы он видел, как из-за горизонта пробиваются первые лучи солнца. Вчера был его лучший рассвет, сегодня – худший. Как ни боялся Назар потерять Эрику, она все же ушла. Клялась, что не уйдет... и ушла...
Несколько часов Назар потратил на то, чтобы собрать информацию кто и где видел ее в последний раз. Он беспощадно будил всех, кто был на вечеринке и устраивал допрос. По крупицам он смог восстановить ее последние передвижения и понял, что Эрика видела его с Варей и могла истолковать ситуацию по-своему.
Гнев и ярость пожирали изнутри. Нет, он не злился на нее из-за того что она пошла в лес. Это было ожидаемо – он задерживался, а она четко дала понять, что подготовила что-то для ночи. Он бесился потому, что она была одна. Кто угодно мог напасть на нее, оглушить или зажать рот и сделать все, что в голову взбредет. Назар не доверял даже своим друзьям. Когда все прилично набрались, то стали откровенно на нее пялиться, и он был вынужден отправить ее с Надкомом домой. Конечно, если бы она осталась, то Варя не смогла бы к нему приблизиться. И не сидел бы сейчас Назар один в пустой квартире, но кто же знал, что Варя появиться в самый неподходящий момент. Сейчас анализируя произошедшее, он понимал, что Варя специально дождалась, когда закончилась выпивка и друзья пошли к кому-то домой за заначкой. Назар остался на поляне один и дожаривал последнюю порцию мяса. Вот тогда она и вышла из своего укрытия.
Еще больше Назар злился на то, что Эрика усадила детей в машину и в состоянии аффекта помчалась в Москву. Только догадываться можно какие мысли роились в ее воспаленном сознании, а она за рулем, ночью. Случиться могло что угодно, и он бы лишился всей семьи. По этой причине он не звонил Эрике на мобильный. Она непременно бы разволновалась и потеряла бдительность. Он прекрасно понимал, как может Эрика расценить его молчание, но безопасность детей были на первом месте. Слава богу, все обошлось, они все живы, здоровы. Назар вынужден был обратиться к знакомому хакеру и «вскрыть облако», на котором хранились записи с видеокамер из квартиры Эрики. Как только он увидел, что они добрались до дома, от сердца отлегло.
Чем больше он рассуждал, тем яснее сознавал, что эта ситуация им дана была для проверки чувств и доверия. Нет и не было у них никакого доверия. Ни у него к ней, ни у нее к нему. Он давил на нее, выдвигал требования, устанавливал правила. Он будто воспитывал подростка, а не выстраивал отношения с взрослой женщиной, которая растила двоих его детей. Видит бог, они старались, делали все, чтобы сохранить семью, но ничего не вышло.
Когда Назар переступил порог квартиры, то сразу понял, что Эрики больше нет. В коридоре отсутствовала ее обувь и мокасины, которые она носила дома вместо тапочек. Из ванной исчезли все ее туалетные принадлежности. В спальне нет чемодана и сумки. Он выглянул в окно, ее машины тоже не было. Ему казалось, что он слышит, как из груди вырывается сердце и разбивается об пол на тысячу кусочков. Случилось то, чего он боялся больше всего, потому что знал, дипломатия не его конек. Он не будет с пеной у рта доказывать свою невиновность. Не будет звонить, и просить прощения. Эрика сделала свой выбор. Она не хочет с ним разделить свою судьбу. Оставался один вопрос: Агата. Ради нее он должен сделать над собой усилие и поговорить с Эрикой об удочерении, а уже потом подавать на развод.

http://idavydova.ru/
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470






Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 26
© 07.09.2017 Инесса Давыдова

Метки: роман, ветер, бора, любовь, отношения, беглец,
Рубрика произведения: Проза -> Роман
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1