Свинцовое правосудие. Глава 1.1



Из серии "Его звали "Патрик". Часть вторая

Новое назначение

Какофония звуков оглушила Патрикеева уже на входе в экспоцентр, который в очередной раз стал гигантской демонстрационной площадкой достижений военной отечественной промышленности. Миловидная девушка с приклеенной к лицу улыбкой протянула Герману бейджик и план расположения павильонов. Для широкой публики выставка откроется только завтра, сегодня же павильоны наполнены потенциальными заказчиками и журналистами. На глаза Герману попалась парочка восторженных индусов, внимательно рассматривающих зенитно-ракетную систему «С400». Тяжелое вооружение Германа не интересовало, и он быстро направился к павильону, где было выставлено снайперское оружие.
Осматривая начищенные до блеска выставленные образцы винтовок, Герман невольно подслушал разговор ярко одетой журналистки и седовласого мужчины в очках, по-видимому, эксперта работающего на стенде концерна Калашникова.
– Скоротечность выстрела неподвластно человеческому глазу. Вспышка и хлопок длятся буквально доли секунды. Мгновения отделяют мир от войны, а жизнь от смерти.
– Как точно подмечено, – безучастно произнесла журналистка и кинула на собеседника сонный взгляд. Все в ее облике кричало, что она не выспалась и держится только на кофеине.
– Посмотрите, какая в нем скрыта мощь, – восторженно произнес мужчина и показал на новейший образец снайперской винтовки, – сила оружия чувствуется в каждой линии его формы, в каждом грамме его веса, этим оно и привлекает к себе миллионы и миллионы любопытных глаз.
Он передал винтовку журналистке, и та с напускным видом знатока оценила ее вес. В момент, когда их внимание сместилось к следующему образцу, мобильник Германа выдал звон кремлевских курантов. Генерал! Он ответил на звонок и поздоровался.
– Будешь уходить, забери на стойке регистрации посылку, – услышал он голос шефа в трубке.
– Вы на выставке? – спросил Герман, оглядываясь по сторонам.
– Нет, но я знаю, что ты там, – загадочным тоном произнес шеф. – В посылке маленький подарок по случаю назначения на новую должность.
Не дожидаясь возражений, шеф первым прервал связь, Герман усмехнулся и продолжил осмотр стенда. Вид хорошо знакомой винтовки перенес мысленно его на три года назад, когда он со своей группой высадился в горах провинции Урузган и занял позицию для наблюдения за аулом, в котором засела группа террористов захвативших заложника. Разведка доложила, что подход к аулу заминирован. Боевики периодически освещали песчаные барханы прожектором, поэтому двигались под покровом ночи с особой осторожностью, на большом расстоянии друг от друга – если подорвется один, другие смогут уцелеть. К утру они «прошли» только триста метров, окопались в песках и замаскировали укрытие.
Адреналин в крови зашкаливал, где-то там за стенами саманных домов, томился в плену заложник, ради которого их группа рисковала жизнью. Они не знали его имени, ни как он выглядит, инструкции получали по ходу выполнения задания. Но Герман понимал, раз группу направили на выручку этого человека, его важность для управления была неоспоримой. Он вспомнил, как находясь рядом с Лехой, который погиб на том задании, услышал его шепот: «Пахнет старушкой смертью». Ничего такого Герман не чувствовал и не придал особого значения этим словам. На горизонте забрезжил рассвет, из аула послышались одиночные выстрелы и все насторожились.
– Между собой, что ли сцепились?
Послышался треск в рации. На связь вышел ППМ и доложил, что они у хазарейцев не единственные нежданные гости.
– Омар со своими людьми окопался с западной стороны, – продолжил доклад ППМ, – судя по движухе будет прорываться.
Вся группа понимала, что более удобного случая для нападения представить себе невозможно. Герман кинул предупредительный взгляд на «Подружек» и приказал выдвигаться.
– Интересуетесь с профессиональной целью? Или просто любопытствуете? – мягко и любезно спросил все тот же седовласый мужчина в очках.
Герман стряхнул болезненные воспоминания и вернулся к реальности.
– Любопытствую... – с неохотой ответил он и хотел отойти, но мужчина задал следующий вопрос, а потом другой и между ними постепенно завязался неспешный профессиональный разговор.
Сотрудник концерна оказался настоящим знатоком снайперского оружия и рассказал Герману историю снайпинга в России, начиная с 1918 года до нынешних дней. Некоторые факты Герману были неизвестны, но некоторые были открытием и он внимательно слушал увлекательный рассказ эксперта.
– В 1918 году большевики кинули призыв: «Каждый рабочий, каждый крестьянин должен уметь стрелять с револьвера, винтовки или пулемета». Стрелковое дело начали преподавать на курсах Всеобуча...
Разгоряченные глаза и красноречивая жестикуляция эксперта активно помогали создавать живые образы героев его рассказов, и Герман не заметил, как быстро пролетело время. Особое внимание эксперт уделил поединку во время второй мировой войны героя Советского союза, легендарного снайпера Василия Зайцева с немецким снайпером-асом Кенингом, специально прибывшем в Сталинград для охоты на советских снайперов.
– Сомнений больше не было, Зайцев понял, что наткнулся на фашистского «сверхснайпера». В его мастерстве не приходилось сомневаться. Далее нужно было выманить и «посадить» на мушку хотя бы часть вражеской головы. Его товарищ приподнял каску, фашист выстрелил. Гитлеровец подумал, что наконец-то убил советского снайпера, за которым охотился не один день. Эмоции захлестнули, на радостях он высунул голову из укрытия, – мужчина снял запотевшие очки в толстой оправе, его добродушное лицо растянулось в широкой улыбке, – а Зайцев на это и рассчитывал. Ударил метко, без промедления, голова фашиста осела, а оптический прицел его винтовки, не двигаясь, еще долго блестел на солнце.
Герман улыбнулся, посмотрел на часы и одобрительно похлопал эксперта по плечу.
– Мне пора, спасибо за интересный рассказ. Рад был с вами познакомиться.
Но эксперту явно не хотелось прерывать беседу.
– Мой опытный глаз старого снайпера подсказывает, что вы подержали в своих руках немало винтовок.
– Не буду вас разочаровывать, – многозначительно ответил Герман, попрощался и двинулся к выходу.
– С нетерпением буду ждать нашей следующей встречи... – вполголоса произнес седовласый мужчина, провожая пристальным взглядом своего собеседника, улыбка медленно сползла с лица и уступила место мучительной гримасе, будто в данный момент он чувствовал нестерпимую боль.
Его рука потянулась к бейджику, который уже через секунду мирно лежал в кармане брюк. На стенд «Концерна «Калашников» вернулись с обеда трое сотрудников в красно-белой униформе, а «эксперт» растворился в толпе.

&&&
Утром следующего дня, заглушив мотор «Лексуса» на служебной стоянке, Герман вышел из машины и побрел к зданию из серого бетона, в котором располагался его новый офис. Это здание ему было хорошо знакомо, в 1998 году он проходил здесь переподготовку от управления* (здесь и далее имеется в виду пятое управление ГРУ – управление оперативной разведки), но вскоре после его выпуска начался путч, и центр закрыли из-за нехватки финансирования.
Когда он подходил к зданию, на стоянку заехала новенькая «Тайота Аурис» красного цвета и через плавно опустившееся окно, показалось сияющее лицо Ефима.
– Доброе утро босс!
– Доброе, – ворчливо пробубнил Герман и оценивающе посмотрел на автомобиль, – без охраны и на новой тачке?
– Пора взрослеть, – деловито произнес Ефим.
Герман подумал: «Тебе-то уж точно!», а вслух сказал:
– Я так и понял.
Оставив машину на стоянке, Ефим догнал Германа и возбужденно заговорил:
– Мама как узнала, что я получил работу в новом подразделении, сразу повела меня в автосалон.
– Это твоя первая машина?
– Ага! – смеясь, воскликнул Ефим и игриво подбросил ключи.
Сделав оборот в воздухе, ключи пролетели мимо его ладони и упали на асфальт. Герман скривился в ехидной улыбочке.
– Может надо было начать с чего-то попроще? Например, с машины с пробегом? Что будет с новенькой подружкой, если тебе придется преследовать подозреваемого?
Ефим поднял ключи, поджал губы и задумался.
– Я не знал, что мне придется преследовать подозреваемого, – испугано залепетал он, – меня об этом никто не предупреждал.
– Расслабься, – усмехнулся Герман, – я пошутил. Но! – он поднял вверх указательный палец. – В жизни все бывает.
Они подошли к металлической двери без вывески, Герман приложил к электронному замку свою новенькую карту доступа. Замок щелкнул, дверь автоматически открылась, и они шагнули в недавно отремонтированный просторный офис. Запах краски еще не выветрился, в углу, в мешках лежал аккуратно сложенный строительный мусор. Им навстречу уже спешила пышногрудая крашеная блондинка на высоких каблуках в обтягивающем черном платье.
– Меня зовут Сильва, – представилась она приветливым тоном, – я ваша секретарша. Ох, простите, ваш координатор.
Патрикеев нахмурился и придирчиво осмотрел ее с ног до головы. На координатора мобильной аналитической группы она явно не тянула. Герман планировал нанять на эту должность разведчика в отставке, который по каким-либо причинам не мог больше работать в поле. Он пребывал в уверенности, что его ассистент должен был пройти такую же подготовку и обладать теми же навыками, чтобы понимать с полуслова.
– Сильва, это вроде испанское имя? – Ефим быстро набрал имя в поисковике своего айпада. – Имя Сильва происходит от латинского слова «лес». Это тип независимых, сильных, несколько авантюрных женщин, открытых для дружбы, умеющих равно дружить как с женщинами, так и с мужчинами. Скорее всего, по характеру она холерик, обладающий быстрой реакцией.
С лица координатора слетела улыбка. Она подбоченилась и громко с ярко выраженным армянским акцентом выпалила:
– Эй ты, холерик! Мое имя не лес! Мое имя дала мне прабабушка Ануш, мир праху ее! – затем перевела гневный взгляд на Германа и немного смягчилась. – Маршируйте за мной, шеф, я покажу вам офис.
Она развернулась и, покачивая своими раскидистыми бедрами, зашагала по коридору.
– Вот это жожоба! – невольно вырвалось у Ефима.
Сильва резко обернулась, окатила его яростным взглядом, от чего отпрянул не только виновник раздражении, но и Герман.
– Кажется, ты ей не понравился, – на тон тише произнес Герман, когда координатор снова зашагала вперед.
Ефим нервно сглотнул, и поплелся следом, шаркая ногами и озираясь по сторонам, будто ждал внезапного нападения. Он понятия не имел, с чем и с кем ему придется столкнуться на новой должности. Николай Иванович ему объяснял дважды, но так витиевато, что Фима все равно не понял, а сознаваться в этом было как-то стыдно и неловко. В своих знаниях и возможностях он был уверен и вообще, какая разница, какую информацию искать и что анализировать. Принцип один и тот же.
Сильва провела их по офису и показала все комнаты. Герман придирчиво осмотрел несколько отдельных кабинетов и две большие комнаты для переговоров. Помещения между собой были отделены стеклянными перегородками и зрительно создавали эффект единого пространства. Каждый кабинет был оснащен по последнему слову техники. Рядом с комнатой для аналитиков располагалась большая кухня-столовая, которая по своим габаритам могла вместить в себя не меньше двадцати человек. В конце коридора Герман увидел пять дверей. Сильва сделала вид, что их не видит, развернулась на каблуках и направилась в приемную. Ее реакция удивила и, показывая в конец коридора, Герман заинтриговано спросил:
– Что там?
– Две комнаты для допросов, – она остановилась и, показав на последние две двери, добавила: – Следом кабинет Николая Ивановича и архив.
– А та, что напротив? – полюбопытствовал Ефим.
– Оружейная, – с неохотой ответила координатор и обдала парня надменным взглядом, – лично вам туда доступ запрещен.
У Германа вызвали интерес комнаты для допросов, но его электронный ключ не сработал. Он вопросительно поднял брови, и Сильва быстро пояснила:
– Этими комнатами занимался лично Николай Иванович, поэтому ключи только у него.
Когда они обошли весь офис, Герман насчитал четырнадцать камер видеонаблюдения и спросил:
– Когда их установили?
– Все оборудование установили два дня назад. У вас и у Николая Ивановича будет удаленный доступ к камерам через мобильные приложения, – деловито ответила Сильва.
– И сколько времени вы уже работаете в этом офисе?
Внутри Германа зрела обида на шефа. Почему он не сказал, что уже нанял координатора?
– Пять недель.
– Что? – Герман застыл как изваяние.
Пять недель! В это время он переехал с семейством Комбаровых в новый дом и занимался обустройством. Предложение о новой должности он получил от шефа неделю назад. Выходит, что Сильва в это время уже была нанята.
– Я следила за ходом строительных работ и установкой всех инженерных систем. Сегодня утром строители сдали объект. Завтра вывезут оставшийся мусор и инструменты.
Сильва показала на кабинет руководителя, который находился рядом с приемной.
– Ваш кабинет, располагайтесь.
Герман вошел в кабинет и осмотрелся – просторное помещение с двух сторон хорошо просматривалось через прозрачные стены. В центре стоял большой стеклянный стол, два кожаных кресла и длинный стеллаж для книг, в котором он разглядел два встроенных сейфа. Над столом висела замысловатая люстра, похожая на пучок связанных между собой разноцветных проводов, на которых висели крупногабаритные лампы из матового стекла.
В приемной Сильва одарила Ефима испепеляющим взглядом.
– Иди за мной, холерик!
Координатор провела технаря в конец коридора, подошла к скрытой в стене двери и открыла ее электронным ключом. В центре небольшой комнаты стоял полукруглый стол, на котором умещались несколько компьютеров и оборудование, заказанное Николаем Ивановичем специально для Ефима. Комнату освещали многочисленные мониторы. В углу рядом с входной дверью располагалась компактная кухня. К своей радости, Ефим обнаружил в созданной для него берлоге персональный санузел и воскликнул:
– Клёво!
– Николай Иванович сказал, что бы я учла все твои пожелания.
– Я ожидал, что будет первоклассное оборудование, но такое! – воскликнул Ефим и бросился к технике.
Сильва положила перед ним электронный ключ.
– В эту комнату есть доступ только у тебя и у Николая Ивановича. Береги ключ, если потеряешь, дубликат будут делать не меньше недели.
– Это настоящее логово! – восторженно воскликнул Ефим.
Координатор довольно хмыкнула и вышла в коридор. Дверь плавно закрылась. Сработал щелчок электронного замка, намертво отделяя техническое помещение от остального офиса. От этого звука Фима закатил глаза и, откинувшись на спинку эргономического кресла, закинул руки за голову и с восторгом разглядывал новое рабочее место.
Собрав корреспонденцию, Сильва зашла в кабинет Германа и увидела, как он из сумки вынимает личные вещи и расставляет их по кабинету. На его письменном столе уже стояли в ряд фотографии его дочери, бывшей жены, родителей и друзей. Сильва бросила мимолетный взгляд на фото, где была запечатлена бывшая команда Германа и спросила:
– Ваша группа?
– Да, – с металлом в голосе отозвался Герман.
Его тон красноречиво говорил, о том, что ему сейчас не хочется с ней общаться, но Сильва проигнорировала его посыл.
– Здесь план офиса, протоколы безопасности и инструкции по эксплуатации основных систем, – сказала Сильва, вручая ему гору папок. – В это личные дела сотрудников, которые вам рекомендует рассмотреть Николай Иванович и ключ от архива. Генерал особо подчеркнул, что вход в архив разрешен только вам. В ней будет находиться собранная информация за все годы его работы. На днях с вами свяжутся на счет транспортировки в офис этих документов.
– Откуда вы знаете генерала Коновалова? Я работаю с ним уже много лет, но о вас никогда не слышал, – спросил Герман и взглянул Сильве в глаза.
– Мое личное дело в этой стопке. Да, и Николай Иванович напоминает, что дело, порученное вам, не ждет. Ему нужны первые результаты уже на этой неделе.
Герман стиснул челюсть. Вот такого он точно не потерпит!
– Сильва, – он подбоченился и навис над ней как ястреб, тон стал жестким и требовательным, – давайте сразу договоримся: все приказы и напоминания я получаю от начальства только лично. Никто из моей команды не будет прыгать выше головы, т.е. меня и тем более давать мне указания. Вам все понятно?
Сильва спокойно выдержала его взгляд, она не ответила, но смотрела на него так, будто он только что обозвал ее неприличным словом.
– Вот и хорошо, – сказал Герман и жестом дал ей понять, чтобы она покинула его кабинет.
Лицо залилось краской, но координатор сдержалась и молча вышла из кабинета. Когда дверь за ней закрылась, Герман набрал номер шефа, услышал его ровный голос и спросил:
– Не помешал?
– Нет, я только что устроился в отеле и разобрал вещи. Что-то случилось? Голос у тебя какой-то раздраженный.
– Николай Иванович, вы ведь знали, какая у меня будет реакция на такого сотрудника как Сильва. По нашей договоренности я сам должен нанимать себе команду, а на деле я даже секретаря себе выбрать не могу! – Герман нервно расхаживал по кабинету.
– Послушай меня Гера, – примирительным тоном заговорил генерал, – меньше всего я хочу, чтобы ты сейчас нервничал. Дело, которое тебе поручили очень срочное и важное, и если кто-то из команды тебя не устраивает, ты можешь тут же его уволить без объяснения причин. Сильва дочь моего друга, она проработала пять лет помощником замминистра обороны. После его отставки она была в поиске работы, узнала, что управление открывает новое подразделение и предложила свою помощь на период организационной части. Я сразу ее предупредил, что принимать решение на счет ее кандидатуры будешь ты, так что никаких обид не будет. Если она тебе не нравится, уволь ее, но сначала найди ей замену. От себя могу добавить, что она не раз выручала меня в щекотливых ситуациях и обладает большими талантами.
– Да уж... большими... – подтвердил Герман и посмотрел через стеклянную дверь на грудь Сильвы.
– Слышу сарказм в твоем голосе, а значит, ты все еще нервничаешь, – шеф тяжело вздохнул. – Гера, работай и ищи координатора, если она тебе не подходит.
– Вы правы, сначала нужно найти замену, – согласился Герман и добавил: – Позвоню, когда будут первые результаты в расследовании.
– Гера, завтра привезут документы, будь в офисе и сам лично прими груз. Это важно.
– Что делать с грузом?
– Сложи в архиве, после моего приезда займемся систематизацией. Доступ к архиву должен быть только у тебя. Да и вот еще что. Управление настаивает на твоей психологической оценке и требует, чтобы ты прошел сеансы у психотерапевта. Только после этого они подпишут твой допуск. Это стандартная процедура для всех кто получает новое назначение.
Только этого не хватало! Герман похолодел.
– Мне не нужен мозгоправ.
– Нужен. Это не обсуждается. Она позвонит тебе сегодня и назначит время.
– Она?! – воскликнул Герман и чуть не задохнулся от возмущения. – Это еще и она! А куда делся Ботников?
– На заслуженном отдыхе. Его преемница очень компетентная и влиятельная дама. Она буквально впилась как клещ в идею нового подразделения и держит руку на пульсе. А нам сейчас конфликты ни к чему. Начни сеансы как можно скорее, чтобы тебя не сняли с дела. Ты меня понял?
– Понял, – недовольно буркнул Герман.
– Конец связи.
Разговор с шефом напомнил ему о первом задании нового отдела. Герман перешел в просторную переговорную и разложил на столе документы. Материалы дела он изучил еще дома, поэтому знал, с чего начнет расследование. Вывесил фотографии с места аварии на доску и отошел от нее на два шага. Переводя взгляд с одной фотографии на другую, Герман вглядывался в тормозной путь и рассматривал повреждения машины жертвы. В комнату вошел Ефим и кинул мимолетный взгляд на доску.
– Начинаем работу?
– Проходи, как раз вовремя. Николай Иванович сделал пометку на титульном листе материалов дела. Цитирую: «Аналитический отдел обнаружил ряд смертей от разных причин, лиц, ранее замешанных в скандалах о превышении служебных полномочий, взяточничестве и коррупции».
Ефим развалился в кресле, закинул руки за голову и присвистнул.
– Наша задача, – Герман поднял голову и взглянул на технаря, – подтвердить или опровергнуть связь между смертями и ранее выдвинутыми обвинениями.
– Сколько всего жертв?
– Восемь. Трое работников полиции, двое работников суда, один таможенник и двое гражданских лиц.
– А как гражданские попали в этот список?
– У них есть близкие родственники, которые могли им помочь избежать правосудия.
– Понятно. С чего начнем?
Герман нахмурился и почесал гладковыбритый подбородок.
– Сначала нужно изучить жертв и вывести общие знаменатели. Составь базу данных по восьми эпизодам и введи информацию по следующим параметрам: причина смерти, орудие убийства, место смерти, свидетели, все данные по жертве, ее близкие контакты, данные по семье, возможные конфликты, какие обвинения им предъявлялись. Пока ты будешь заниматься систематизацией, я начну с последнего инцидента, шеф поставил на нем метку «ОК» – особый контроль, видимо подсчитал, что именно с этого эпизода нужно начинать расследование.
Герман повернулся на звук открывающейся двери. В комнату грациозно впорхнула Сильва с большим подносом в руках. Внешние габариты молодой женщины никак не вязались с ее гибкостью и сноровкой. Расставив посуду на столе, она повернулась и разъяснила:
– Черный кофе без сахара и овсяное печенье с мармеладом для босса, зеленый чай с лимонником и крекеры для холерика.
– Меня зовут Фима, – на лице технаря растянулась улыбка.
– Я знаю, – бросила на ходу Сильва и гордо вышла из переговорной.
– Она добралась до моей мамы, – догадался Ефим и показал на поднос.
Герман вопросительно поднял брови.
– Только моя мама знает, что я люблю чай с лимонником.
Проигнорировав реплику Ефима, командир повесил фотографию жертвы с последнего места преступления на доску и начал водить в курс дела своего единственного помощника.
– На семьдесят четвертом километре московской кольцевой дороги, двадцать второго апреля этого года погибла гражданка Савина Людмила, 1982 года рождения. Савина и ее коллега возвращались с командировки из Питера по трассе «Е95», она высадила его на ближайшей станции метро «Речной вокзал», где он остался ждать открытия метро, а сама вернулась на кольцевую дорогу, и поехала домой в сторону Красногорска.
Герман показал на карте маршрут передвижений и, глядя на фотографию молодой женщины, на минуту замолчал.
– Когда она проехала Ленинградку, машина сломалась, – продолжил он после паузы. – Она съехала на обочину, включила аварийку, позвонила сначала мужу, а потом в автоклуб «Ангел» и вызвала эвакуатор. Инцидент произошел в пять двадцать утра, когда Савина мирно спала на водительском сиденье, ожидая эвакуатор. На большой скорости в ее машину врезался «Мерседес». Женщина была не пристегнута, короче, получила травмы несовместимые с жизнью. В протоколе указано, что рядом с местом аварии проводились дорожные работы. Было два свидетеля происшествия, которые вызвали «Скорую помощь» и полицию. Савина скончалась еще до приезда врачей. Свидетели происшествия утверждали, что сильно пьяный водитель вышел из машины, увидел, что женщина погибла, испугался последствий и удрал с места аварии.
– И? – с нетерпением поторопил босса Ефим.
– «Мерседес» зарегистрирован как личный автомобиль Члена Комитета Совета Федерации по правовым и судебным вопросам Кириллова Егора Савельевича.
Ефим присвистнул и записал фамилию чиновника в айпад.
– Папик отмазал сынка.
– Так точно. Свидетели утверждали, что за рулем в этот момент находился сын чиновника Александр 1993 года рождения. Далее события развиваются очень стремительно. Через несколько минут после аварии, машина объявляется владельцем в угон. Двое свидетелей, которые дали показания на месте аварии через месяц бесследно пропадают. Рабочие из их дорожной бригады сказали, что за день до исчезновения работяги сорили деньгами, пили дорогие спиртные напитки и бахвалились, что в ближайшие годы вообще работать не будут, – Герман придвинул фотографию чиновника и продолжил. – По показаниям Кириллова старшего его сын в момент совершения преступления находился за рубежом. Дело закрывают за недостаточностью улик, а через пять месяцев после аварии, Александр погибает в перестрелке на стоянке ночного клуба.
– Может, это было ограбление?
Герман развесил фотографии с места убийства на доску.
– Ни ценные вещи, ни деньги не были украдены. В протоколе вскрытия сказано, что было произведено два метких выстрела в одну точку. Этот прием вымпеловцы переняли у сандинистов, когда проходили стажировку в Никарагуа. Делается два выстрела подряд «бам-бам» в одну точку, чтобы пробить бронежилет.
– Т.е. вы хотите сказать, что его убил наемник-профессионал и это больше похоже на заказное убийство?
– Именно так.
– Тогда почему вы сказали «в перестрелке»?
– На стоянке были обнаружены еще три гильзы, не принадлежащие убийце. Думаю, что с жертвой был кто-то еще, телохранитель или друг. У него-то и было оружие. Когда он услышал выстрелы, сразу вытащил свой пистолет и стал отстреливаться. В протоколе отражено, что через две минуты после выстрелов на стоянку выбежали двое работников клуба и никого на стоянке кроме жертвы не обнаружили.
– Остается выяснить связано ли это с гибелью Савиной или у кого-то еще были причины убить Кириллова.
– Господин Кириллов старший неоднократно отмазывал своего сыночка из подобных ситуаций. Отмазал, как пить дать, и на этот раз. Нам нужно поднять все его предыдущие грешки, чтобы понять, кто еще мог точить зуб на молодого повесу.
– Как же нам это сделать, если ему не предъявлялись никакие обвинения?
– Опросим всех его друзей, знакомых и родственников. Ты займись финансами и бумагами семьи Савиной, копни под мужа, ее родителей и всех близких родственников. Нам важно знать на какие средства они живут, что изменилось после смерти Людмилы? А я пока поговорю со следователем, который вел это дело.

http://idavydova.ru/
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 35
© 06.09.2017 Инесса Давыдова

Метки: детектив, роман, жертва, убийство, следствие, следователь, самосуд,
Рубрика произведения: Проза -> Детектив
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора












1