Зов. Глава XI


ГЛАВА XI

В погоне за просветлением,
правдой и истиной не бойтесь
познать страдания, горе и печаль.
Ведь госпожа смерть,
возвыситься над просветленным,
равно как и над рабом.


1


Три гулких удара деревянного молотка разнеслись по залу суда. Секретарь попросила всех встать, после представила судью и зачитала права и обязанности сторон.
– Слушается дело номер один–четыре–четыре–восемь–четыре, под грифом «Измена».
– Ваша честь, разрешите…
– Нет, сядьте. Вам слова не давали, – окоротил судья представителя подсудимого и продолжил:
– Подсудимый встаньте.
Кирилл встал, позвякивая кандалами.
– Вы обвиняетесь в преступлениях против Колонии в период военного времени. Трибунал выдвинул обвинения следующего характера: нарушение границ режимного объекта; кража военного снаряжения и имущества; изготовление и применение поддельных документов армии Конфедерации; порча казенного имущества; неисполнение приказа старшего офицера, отданного в установленном порядке, повлекшее за собой существенный вред интересам Колонии, – судья выдержал паузу, прежде чем зачитать последнее обвинение. – Все вышеперечисленные действия, по мнению обвинения, так же привели к смерти двух курсантов выпускников. Так же у суда имеются свидетельские показания, солдат и офицеров, взятые после зачистки территорий, прилегающих к Колыбели. В них ясно дано понять, что подсудимый, вновь ушел в самоволку, на второй день после сражения. Причина такого поступка осталось неясной и не разъясненной самим подсудимым. Сторона обвинения настаивает на том, чтобы действия подсудимого расценивать как измену.
– Кирилл Коган, вам есть, что ответить на обвинения такого рода?
Тот в ответ лишь пожал плечами и склонил голову на бок:
– Считаю себя виновным лишь отчасти ваша честь.
– Поясните.
– Техника, которую мы позаимствовали в Колыбели, цела и стоит у подножия гор, километрах в десяти от крепости Слезы Бога. Я бы не назвал это порчей, а в остальном…
Удар молотка прервал речь Кирилла, и он замолк. Судья сверлил его взглядом.
– Подсудимый, вы осознаете, где вы находитесь и в чем вас обвиняют? Мы здесь не шутки шутить собрались. Ваше отношение к происходящему, указывает на то, что вы не осознаете тяжести и безрассудности всех своих действий.
– Я вел отряд, – подумал Кирилл. – А этот пердун, ствол держал небось только на учениях, неужели эта крыса будет меня судить? Он вообще хоть представляет, как порох то пахнет?
– Подсудимый? – голос судьи оторвал Кирилла от размышлений. – Речь идет не о провинности. Это преступление. По законам военного времени измена карается смертью. Вы понимаете, о чем я с вами говорю?
– Да.
– Тогда потрудитесь ответить корректно на поставленные перед вами обвинения.
– Я не виновен. У меня все.
От такого ответа у судьи глаза на лоб полезли, а лицо побагровело. Кирилл так и не понял от чего. Толи от его дерзости, толи глупости, но ему было все равно. Остальную часть суда он просидел как в забвении. Защитник и обвинитель кидались друг на друга с высокопарными речами и, как им казалось, весомыми аргументами. Когану было наплевать. Два шута на поприще прогнившего правосудия, изображающие из себя праведников перед богом, в лице надменного судьи. Первое из множества заседаний подошло к концу. Кириллу вновь дали слово. Он поднялся и произнес:
– Я не виновен, – Кирилл хотел было сесть, но потом опомнился и добавил. – У меня все, ваша честь, – Коган сделал выразительный акцент на последнем слове.
У судьи был такой вид, как будто его громом поразило. Нарочито спокойно поправив очки, он встал и обратился к залу суда:
– Уважаемые граждане Инкубатора и представители других колоний, – в зале было много людей. Народ буквально толпился в проходах, так и норовя прорваться внутрь. Такое событие как трибунал, да еще и над сыном героя был событием редким. – Мы с вами являемся свидетелями того, что бывает если нарушается устав, законы и приказы. Самоволка этого курсанта, привела к смерти двоих его товарищей, одного стража и не менее двадцати гражданских лиц. Думаю, эти слушания будут для всех очень поучительным уроком, – судья ударил молотком по столу и развернулся к выходу с трибуны.
– Один выжил! – раздался голос из толпы, и та притихла, пропуская вперед высокого, широкоплечего, чернокожего парня.
– Джон? – удивленно произнес Кирилл.
– Здорово старина! Как сам? Ах да, почему всех позвали, а меня нет? Я ведь тоже свидетель!
– Охрана, – разражено произнес судья. – Уберите его отсюда.
Солдаты начали пробиваться через толпу, но людей было слишком много. Джон вскочил на одну из скамеек и продолжил скандировать, что есть сил:
– Этот человек, – он указала на Кирилла. – Подарил людям несколько дней жизни! Если бы ни он и его парни, нас бы смели на той стене и поминай как звали. Если бы ни он, его действия и поступки, орда сравняла с землей все города на побережье.
– О чем вы говорите? – тут же засуетились журналисты. – Да, представьтесь и поясните, о чем речь!
– Меня зовут Джон, и я единственный, кто остался в живых из Слез Бога. Я был с ним все это время. Я все видел своими глазами. Вам преподносят этого человека, как изменника и предателя, – охрана добралась до Джона. – А он герой! Он спас всех вас! Если бы не он, опустошители уже были бы в этих самых тоннелях! – Джон брыкался как мог, но его силой тащили из зала, за ним тянулась целая цепочка журналистов, людей и солдат. – Он сын своего отца! Он герой! А я свидетель! – успел выкрикнуть Джон, прежде чем его вывели из зала в другое помещение и заперли дверь.
Кирилл бросил взгляд на судью, что все еще стоял на трибуне. По лицу Когана скользнула усмешка, когда он увидел его побелевшее лицо. Они встретились взглядами, и Кирилл сразу все понял. В глазах судьи он увидел врага, но присмотревшись, он заметил в его взгляде кое-что еще. Страх. Такой страх обычно ясно виден в глазах жертвы. Судья быстро собрал все документы и удалился в судейскую комнату. Охрана и солдаты взяли в кольцо Кирилла, и повела в камеру. Назойливые журналисты то и дело осыпали его вопросами, он хотел было ответить, но тут же получил дубинкой под дых.


2


Камера была холодной и сырой. Тюфяк лежал на полу. Ведро стояло в углу. Кирилл встал и подошел к решетке. Освещения в самой камере не было. Источником света была керосинка, что горела в конце коридора, метрах в пяти от его камеры.
– Ты тот самый курсант, что сбежал? – раздался голос из коридора.
Кирилл прислушался.
– Должен сказать ты молодец. Наставить рога такому количеству офицеров. Обойти системы безопасности. Выставить их полными идиотами. Вытащить людей из крепости, провести их через ад, столкнуться с опустошителями. Выжить.
Голос, доносившийся из темной глубины коридора, казался странным, как будто бы металлическим.
– Знаешь, а ты мне понравился. Жаль, конечно, что уцелеть удалось лишь тебе и твоему другу.
Кириллу не понравилось то, как незнакомец закончил фразу и то, как много он знал.
– Ты что, общался с Джоном?
– О–о. Нет–нет, еще не говорил. Я наблюдал за вами, иногда. Должен признать, – голос стал приближаться. – Таких бойцов как вы, еще надо поискать. Я имею ввиду не ваше мастерство, а вашу удачу, – голос стал совсем близко. Кириллу казалось, что если он просунет руку через решетку, то дотянется до незнакомца, но тот оказался быстрее. Ледяная рука схватила его за запястье и дернула на себя с такой силой, что Кирилл впечатался в решетку. Лицо незнакомца выплыло из темноты. Кирилл смог рассмотреть черты и невольно отпрянул. Незнакомец отпустил запястье, и Кирилл отступил на пару шагов вглубь камеры. Рука проскользнула между прутьев.
– Разреши представиться, – незнакомец повернул кисть ладонью вверх и слегка склонил голову. – Все меня зовут Шут.
– Как прости? – усмехнулся Кирилл. – Шут?
– Именно, – он протянул руку. Кирилл протянул свою и они пожали руки.
– Что тебе здесь надо, Шут?
– Пришел отдать тебе дань уважения и оказать услугу.
Кирилл подошел ближе к решетке в надежде рассмотреть необычное лицо поближе, но фигура стояла в тени так, что были видны лишь ноги и время от времени жестикулирующие руки.
– Если ты решил меня отсюда вытащить, – неуверенно произнес Кирилл. – То в этом нет необходимости. Через пару недель я отсюда выйду.
Шут сделал шаг в сторону, ближе к свету. Тусклые лучи сверкнули по металлу, и Кирилл наконец смог рассмотреть лицо. Точнее то, что на нем было. Металлическая маска, закрывала всю голову как шлем, который обтекал грани лица. Треугольные линзы на мгновение вспыхнули зеленым светом. Кирилл быстро бросил взгляд на саму фигуру. Тело было заковано в не менее изящный доспех, тысячи мелких пластин, облегающих тело, создавали причудливые узоры.
– А вот я боюсь, что твое освобождение будет ой каким не скорым, если будет вообще, – Кирилл лишь усмехнулся в ответ. – Или ты делаешь ставку на то, что тебя не тронут из–за твоего отца?
– Моему отцу нет до меня дела. Тем более он всегда учил меня, что мужчина сам решает свои проблемы.
– Тут ты прав, – Шут закивал головой. – Ты сын своего отца, но где сейчас твой отец?
– На задании, должен вернуться со дня на день.
– Уверен? – игривым тоном произнес Шут. – А вот я располагаю информацией, что он исчез.
Кирилл насторожился. У него не было оснований не доверять этому человеку, ведь судя по всему, он проник в тюрьму рискуя жизнью.
– Куда исчез?
– Этого никто не знает, – холодно ответил Шут. – Его пеленгатор перестал выходить на связь еще три дня тому назад.
– Откуда ты…
– Он мне нужен Кирилл, очень нужен, но так как в ближайшее время я его не увижу, то мне будешь нужен ты.
Кирилл удивленно вскинул брови и развел руками.
– Но зачем?
– Нежить.
– Прости?
– Не притворяйся, что ты не знаешь, о чем я, – собеседник Кирилла издал звук, похожий на короткий смешок. – Ты общался с ними. Ты знаешь, как их найти.
– На кой тебе эти твари? От них одни беды.
– Они ключевое звено в моих, скажем так, делах. Я предлагаю сделку, – Шут вновь протянул руку. – Я помогу тебе выбраться отсюда. Законным путем, само собой.
– А что взамен? – Кирилл крепко сжал руку и не стал отпускать.
– Ты найдешь для меня нежить по имени Боаз, – лукаво произнес Шут.
Кирилл все еще крепко сжимал руку незнакомца и прокручивал у себя в голове это имя. Оно ему ни о чем не говорило.
– Не знаю такого, кто он?
– Ох! – театрально вздохнул Шут. – Скоро узнаешь.
– Как мне искать того, о ком я даже ничего не слышал? – удивился Кирилл, продолжая сжимать руку незнакомца. Та была изящной и казалось даже хрупкой, но Коган чувствовал силу.
– Вот это и будет твоей первой задачей, как выберешься отсюда. Твой знакомый отшельник расскажет тебе о Боазе, – Шут ловко повернул запястье, и его рука выскочила из крепкой хватки Кирилла. – Я передам твоему другу, кое-какую информацию. Она поможет тебе выйти сухим из воды.
– Договорились, но как мне найти…
Скрипнула дверь. На лестнице, ведущей вниз к камерам, послышались шаги. Кирилл бросил взгляд в темноту. Два зеленых огонька снова вспыхнули во тьме и тут же исчезли. Лишь легкий поток воздуха долетел до Когана. Он перевел взгляд на тусклый источник света и лестницу рядом с ним. Шаги приближались. Первым показались ноги охранника, он нес в руках фонарь, чем сильно ослепил Кирилла.
– Заключенный к стене! – прогремел охранник и начал позвякивать ключами.
Кирилл отошел от решетки и встал лицом к стене. Ключ скрипнул в замке, и решетка открылась.
– Проходите, у вас пять минут. Потом придет другая смена. Вас тут к тому времени быть не должно.
– Хорошо, – послышался знакомы Кириллу голос.
Кирилл обернулся и увидел сестру. Улыбка тут же расплылась на лице обоих, и они заключили друг друга в крепкие объятия.
– Черт побери. Как же я рада тебя видеть, – начала Мира.
– Я тоже рад сестренка. Я тоже рад, – Кирилл отстранился от нее.
Мира зажгла свечу, и комната озарилась приятным светом.
– Вот твари. Держат как скота. Я говорила, чтобы тебя перевели в нормальные камеры, но они ни в какую.
– Переживу!
– Вот! – Мира достала из-за пазухи сверток и протянула его Кириллу. – Я принесла кое-что из еды, свечи, спички, карандаш и бумага. Тебе это вроде как не полагается, но думаю, что не помешает. И вещи, Кристина передала.
– Спасибо, – Кирилл вновь обнял сестру, а она слегка погладила его по голове.
– Что там известно? Когда меня выпустят? – поинтересовался Кирилл и начал разворачивать сверток.
– Боюсь не все так просто, – тяжело вздохнув, произнесла Мира. – На нашего отца идет гонение в высших эшелонах. Он многим не по душе, а тут ты со своей выходкой. Они стряпают дело.
– Черт с ними, – произнес Кирилл и отправил небольшой кусок хлеба в рот. – Когда он вернется, мы что-нибудь придумаем.
Мира смотрела на то, как Кирилл ест, и молчала. Такая тишина его насторожила, и он отложил еду.
– Что не так?
Мира тяжело вздохнула и почесала затылок.
– Понимаешь, тут такое дело…
– Не томи. Давай как есть, – выпалил Кирилл.
– Отец пропал.
Для Кирилла это не было новостью, но все же он на мгновение впал в ступор.
– Сегодня утром. Я сама только узнала, пришло сообщение о том, что он три дня не выходил на связь. Его пеленгатор не удалось отследить.
Кирилл провел пальцами по волосам и сел на тюфяк, закинув голову назад.
– Я думаю, с ним все будет хорошо.
– Есть еще одна новость, – лицо Миры осунулось, ей не хотелось рассказывать брату плохие новости. – Вертолет, на котором летел Гай, разбился неподалеку от Эдема. Тело не нашли.
– Твою мать, – Кирилл прикрыл лицо рукой и тяжело вздохнул. – Но раз тело не нашли, значит есть шанс, что он жив?
– Я не знаю, может быть, – чуть ли не шёпотом ответила Мира.
На лестнице вновь послышались шаги.
– Вам пора, – раздался голос охранника. – Они уже идут.
– Кирилл, не падай духом! – выходя из камеры сказала Мира. – Мы тебя вытащим, слышишь? Не падай духом! – раздалось уже со ступенек.
Кирилл прислушивался к тому, как удаляются шаги. Лязгнул замок и наступила тишина. Кирилл прикрыл глаза и решил все обдумать. Мысли вертелись в его голове. Он не мог понять, что за политические игры ведутся в высших эшелонах власти. Одно он понял наверняка, из такой заварушки будет выбраться потяжелее, чем из Иерусалима.
– Тук-тук-тук, – раздался металлический голос, и Кирилл вздрогнул. – Это снова я, – голос Шута, как будто лился из динамика.
– Мы же вроде попрощались, – сухо заметил Кирилл.
– Я кое о чем забыл упомянуть. Твой отец некогда переспал с женой судьи, который ведет твое дело. Насколько понял я, ее гостеприимством пользовались чуть ли ни все офицеры в гарнизоне, но именно твой отец поднял его семью на смех. Сам подумай, то все шептались, а тут начали обсуждать его гулящую жену в открытую. Так что учти, он будет отрываться на тебе.
Кирилл приоткрыл глаза и взглянул на решетку, но Шута не увидел.
– Очень полезная информация. Что-то еще?
– Не понимаю твоего скептицизма и пессимизма. Давай я расскажу тебе историю о пессимисте, оптимисте и реалисте…
– Ты серьезно? – вспыхнул Кирилл, – Мне сейчас не до поучительных историй.
Наступила тишина. Кирилл вновь прикрыл глаза, как вдруг голос Шута вновь разнесся по его камере:
– Жил был пессимист. Он шел по жизни с понурой головой и всегда упускал счастье, что летало над ним….
– Твою ж мать, – простонал Кирилл, осознав, что голос доносится из хитро замаскированного динамика. – Видимо вечер будет долгим.
Еще три часа к ряду, он лился как будто из ниоткуда, то прерываясь, то возвращаясь вновь, рассказывая то о том, то о сем.


3


После того, как Джон прорвался на Суд Чести, где проводился слушание по делу Когана младшего и отбился от назойливых репортеров, он решил немного выпить и дождаться новостей от Миры, которая нашла лазейку в охране.
Как и ожидал Джон, ничего интересного, она не рассказала. Содержали Кирилла не очень хорошо, но он был в порядке. Его надо было вытаскивать, а возможностей у них не было. У них не было необходимых связей и влияния в отсутствии Макса и Гая.
Мира уже давно покинула Джона, оставив его одного. Он сидел за столиком в углу возле стойки бара «Койот» и продолжал пить, но не пьянел. Тяжелые мысли о невоскресших, опустошителях и орде, подкрепленные переживаниями о судьбе Кирилла так и не давали алкоголю завладеть его разумом.
Дело шло к вечеру, Джон собирался уходить и подозвал официантку. Молодая девушка в откровенном наряде подошла к нему с сияющей улыбкой на лице. Джон бросил взгляд на ее формы, но настроения отпускать пошлости у него не было.
– Счет, пожалуйста, – сказал он и слегка поболтал стакан с остатками пива.
– Мужчина вон за тем столиком, – она показала на стол в другом углу бара. – Уже за вас заплатил.
– Спасибо, – удивленно ответил Джон. Он проследил взглядом в указанном направлении.
– Может, закажите что-то еще, – все с той же улыбкой добавила девушка.
– Нет, спасибо, – Джон залпом допил пиво и вышел из-за стола.
Человек, оплативший его счет, сидел в дальнем углу бара. Свет едва доходил до него, выхватывая лишь руки, лежащие на столешнице. Джон подошел и, ни сказав ни слова, бесцеремонно плюхнулся напротив незнакомца.
– Конечно, присаживайся, – сказал тот, отвечая не незаданный вопрос Джона.
– Спасибо за выпивку, – в голосе Джона читалось недоверие. Он скептически относился к такого рода подачкам. – Чем обязан такому жесту?
– Просто акт доброй воли, – человек пару раз качнул головой. – Ты со своим другом через многое прошел, я просто хотел выказать свое уважение.
– Да брось, – Джон скрестил руки на столе и пододвинулся поближе к собеседнику, пытаясь разглядеть его лицо. – Бесплатный сыр лишь в мышеловке.
– Хорошо, ты меня раскусил, – он поднял руки, и по его словам было слышно, как он улыбается. – Мне действительно кое–что нужно.
В той части бара было слишком темно, Джон так и не смог рассмотреть лицо под капюшоном. Он откинулся на спинку стула и стал ждать продолжения, но его собеседник молчал.
– Ну и? – не выдержал Джон.
– Прости, я думал, что это диалог, – Джон изогнул бровь, и незнакомец решил разъяснить. – Ну, знаешь, как бывает: сначала говорю я, потом говоришь ты. Диалог! – незнакомец сделал два взмаха ладонью в надежде найти отклик у оппонента.
– Что за чушь ты несешь? – Джон и сам любил подурачиться, но сейчас он был не в настроении. – Кто ты такой, и что тебе от меня надо?
– Ладно, грозный парень, успокойся, – он достал из кармана монету и положил ее перед собой. – Все меня зовут Шут. И мне нужно, чтобы ты кое-что для меня сделал.
– И с чего бы это мне для тебя что-то делать, Шут, – последнее слово Джон сказал с издевкой, смеясь про себя над прозвищем собеседника. – У меня и без тебя дел по горло.
– В том то и дело, ты помогаешь мне, а я за это помогу вытащить твоего друга из тюрьмы.
– Вот как? – Джон удивился словам Шута. Он никак не мог знать о его связи с Кириллом. Сегодняшние репортеры ещё не выпустили новости, в которых могло быть упоминание о нем. – Почему я должен тебе верить?
– Конечно, конечно ты можешь мне не поверить, послать куда подальше и просто уйти, – Шут сделал глоток из своего стакана и снова замолчал.
– Но? – терпение Джона заканчивалось. – Всегда есть это самое «но». Говори.
– Вот видишь! – Шут чуть ли не подпрыгнул на месте от восторга. – Диалог! Не сомневался, что ты поймешь меня.
– Слушай сюда, Шут, – ярость закипала в Джоне. Но слова о Кирилле заставляли его ничего не предпринимать. – Или ты мне сейчас же все рассказываешь, или я ухожу.
– Возможно ты прав, порой я перегибаю, – голос Шута стал серьезным, из него пропали смешливые нотки. – Так вот. Отца Кирилла нет, Гая нет. Мира ведь рассказала тебе об этом? – Шут слегка наклонил голову, изучая Джона. – Вижу, что рассказала. И я думаю, ты понимаешь, что Кирилла так просто не отпустят. Ему воздадут по полной. Еще и за отца накинут. Так что я твой единственный шанс.
Джон действительно все это уже знал, но он не понимал, откуда это может знать человек со странной кличкой. Но это его не сильно волновало, все его мысли касались только Кирилла. Несколько секунд Джон помолчал, взвешивая все за и против и, вздохнув, сказал:
– Что я должен делать?
– Рад, что ты спросил, – Шут пододвинул к Джону монету. На его лице снова заиграла улыбка, но Джон ее не видел.


4


Золотая монета крутилась между пальцами Джона. Она была немного побитой, с небольшим отверстием в центре и явно древней. Снежок подходил к штабу Стражей лишь с одной мыслью:
– Бред.
Не только просьба Шута была бредом, вся эта ситуация смахивала на чью-то злую шутку: Кирилла хотели расстрелять, Макс пропал, вертолет Гая разбился. Но особого выбора у Джона не было. Он подошел к двери, но прежде чем открыть ее, еще раз поднял монету к лицу и взглянул на нее.
– Была ни была. Не подведи, чертова монета, – Джон засунул ее в карман и вошел в помещение.
На поверхности солнце уже село, поэтому в штабе уже почти никого не было. Лишь начальник стражей сидел в своем кабинете за столом, разбирая какие-то бумаги. Джон постучал и, услышав разрешение, вошел внутрь.
– Джонни! – гулкий голос Давида был наполнен радостью. – Каким ветром тебя занесло сюда в такой час? Я думал, что сейчас где-нибудь в борделе.
Давид был одним из первых стражей. Еще три года назад он сам ходил на задания, но годы взяли свое. Он был уже слишком стар для оперативных действий.
– Давид, мне надо уехать завтра, – среди Стражей не было званий, они считали себя скорее братством, нежели воинством.
– Куда же это вдруг, на сколько? – он нахмурил свои длинные седоватые брови.
– Я не могу сказать куда, по личным делам, на несколько дней, – Джон явно нервничал. Шансы, что его отпустят, были минимальными.
– Черта с два я тебя отпущу! – Давид быстро перешел от благодушия к ярости. – Нечего тут балаган устраивать! Не успел вступить, а уже смыться хочет, ты посмотри.
Джон как раз и ожидал такой реакции. У него оставался последний вариант. Достав из кармана золотую монету, он положил ее на стол перед Давидом. Тот нахмурил брови и подозрительно взглянул на Джона.
– Это еще что такое? – глаза Давида потихоньку начали округляться. Он осторожно взял монету, покрутил ее перед глазами и положил ее обратно на стол, возвращая Джону. – С этого и стоило начать. Можешь идти, только возьми рацию для связи. Попадешь в беду, дашь знать, где искать твой труп.
– Спасибо, – сказал Джон едва ли не по слогам. Он никак не ожидал, что золотая монета, может оказать такое влияние на начальника Стражей. – Я могу идти?
– Иди сынок, – так же удивленно ответил Давид и выписал ему пропуск наружу и разрешение на багги. – Только скажи мне, – он слегка замялся, но все-таки продолжил. – Кто ты, мать твою, такой? Сначала за тебя ручается майор Коган, теперь это. Откуда ты взялся?
– Если бы я помнил, я бы обязательно вам рассказал, сказал Джон и вышел из комнаты, решив не развивать тему.
На следующее утро, ни сказав никому ни слова, Джон отправился в путь. Бумаги, выданные Давидом сработали на ура, и уже через пятнадцать минут он ехал в сторону Колыбели.


5


К середине дня Джон стоял возле входа в Колыбель, рассматривая карту, которую ему дал Шут.
– Какого черта я делаю? – разговаривал он сам с собой, выбирая свой дальнейший маршрут. – Чертова бутылка ликера… – Джона не покидало чувство, что над ним просто захотели посмеяться. И чем ближе он был к цели, тем сильнее было ощущение.
Всего за несколько дней, окрестности Колыбели были очищены от трупов немертвых, и сейчас ничего не выдавало минувшей резни. Все тела были собраны и сожжены парой километров южнее, и сейчас взору Джона открывалась лишь спокойная пустыня, ничем не выдающая опасности.
Джон сложил карту, вытер пот со лба и двинулся дальше.
Спустя ещё пару часов он прибыл на место. Отыскать вход в убежище оказалось несложно. Крышка колодца, некогда закрывавшая вход в схрон, была вырвана и валялась в нескольких метрах от него, раскаляясь на солнце. Джон выключил мотор багги и начал спускаться вниз, держа наготове ругер Винса.
Джон осторожно прошел внутрь и включил фонарь. Металлическая дверь, выбитая страшным ударом валялась в нескольких метрах от прохода, а стены были в потеках крови. Шаг за шагом он продвигался вглубь схрона, осматривая место когда-то прошедшей битвы.
Неожиданно, рация начала издавать шипения и хрипы. Джон полез за ней в рюкзак. Он хотел выключить ее, чтобы не привлекать к себе внимания тех, кто еще мог остаться в этом месте, но из нее начал доноситься голос:
– Чтоб тебя… Прием! – помехи снова прервали голос. – Все всегда надо делать самому. Джон, прием!
Голос, идущий из динамика не принадлежал Давиду, а кроме него никто не мог знать частоту, на которой находился Джон.
– Шут? – удивленно спросил Джон и, нажав на кнопку передачи, повторил. – Шут? Что ты делаешь на этой частоте?
– Хвала богам, пробился-таки, – голос Шута звучал самодовольным. – Ну как что, хотел узнать, достал ли ты бутылку ликера, о которой я тебя просил.
– Еще нет, я как раз на месте, – Джон не очень хотел говорить с Шутом, но вариантов у него особо не было. – Тут явно была резня. Кровь повсюду. Что это за место?
– На счет этого не переживай, с недавних пор это место заброшено, – голос Шута замолк, он обдумывал, рассказывать ли Джону больше, или нет. – Там побывали опустошители. Но сейчас схрон абсолютно пуст, так что бери мой ликер, и возвращайся.
– Опустошители? И ты так просто об этом говоришь? – Джон продолжил медленно продвигаться вглубь схрона, но не смотря на слова Шута, действовал он осторожно. – И откуда ты все знаешь?
– Ну, друг мой, я ведь могу тебя называть другом? – Шут снова замолчал в ожидании ответа, но не дождавшись, продолжил. – У меня есть связи, скажем так. Я вижу и слышу намного больше, чем ты можешь представить.
– Понятно, – Джон хотел выключить рацию, но все-же добавил. – Не мешай работать, конец связи.
– Опять не в настроении, – донесся ответ. – Ладно, если захочешь поболтать, я рядом. Конец связи.
Джон повесил рацию на ремень, но полностью отключать ее не стал. Шут был где-то поблизости, Джон был в этом уверен. Коротковолновая рация без усилителя не смогла бы передать сигнал в Инкубатор.
Чем дальше он проходил по коридору, тем больше крови было вокруг. На полу валялись гильзы, а некоторые столы были перевернуты в сторону выхода. Их явно использовали в качестве укрытий, которые так и не смогли никого защитить. Джон вошел в небольшую комнату в конце коридора. Несколько гамаков, висевших под потолком, были разорваны, а на одном из шкафов было огромное пятно крови. В дальнем углу ярко горели красные огоньки. Подойдя, Джон улыбнулся. Перед ним была радио станция.
– Вот как он вышел со мной на связь, – произнес вслух Джон осматривая помещение. – Видимо это было чьим то убежищем.
Пока Джон осматривался его не покидало ощущение того что он марионетка в руках Шута, но выбора не было.
– Кажется, это то самое место, – Джон убрал ругер в кобуру и подошел к чистому шкафу. Тот легко открылся, но кроме книг в нем ничего не было. – Видимо в другом.
Джон сделал шаг ко второму шкафу и дернул за ручку. На верхних полках стояли книги, а в самом низу бутылки, среди которых была именно та, которую он искал.
– Бинго, – сказал Джон.
Видение, словно удар, сшибло Джона с ног.
Он увидел, как опустошитель, выше обычных людей на полторы головы, держал человека за голову обеими руками. Он сжимал ее, издавая шипения и рыки, до тех пор, пока она не лопнула, будто прогнившая тыква. Кровь и мозги брызнули на шкаф, окрасив его в красный цвет. Существо издало победный вопль.
Сзади к нему подошла фигура в балахоне. Таком же, как и тот, который Джонс видел на АЭС. Невоскресший произнес:
– Ну, зачем же так, теперь это тело непригодно для экспериментов! – он вздохнул и положил руку на плечо опустошителю. – Видимо над тобой надо еще поработать.
Видение исчезло так же быстро, как и нахлынуло. Джон поднялся на ноги, схватил бутылку с надписью «Куантро» и пошел прочь из схрона.


6


Убежище наемников был в получасе езды от пещеры Дарона, поэтому Джон решил заехать к нему. Он сел на багги, как вдруг из рации снова донесся голос:
– Слушай, я забыл главное сказать, – Шут немного помедлил. – Ты тут? Прием.
– Да, слушаю тебя, – Джон отпустил кнопку передачи и добавил. – Решил-таки карты раскрыть.
– Я договорился на счет Кирилла. Уже сегодня состоится финальное заседание. Его не расстреляют, но все, что я смог выбить – это ссылка на пограничные рубежи. Думаю, завтра же его туда и отправят. В Марраби.
– Ну что ж, лучше, чем заключение, – ответил Джон. – Но где подвох?
– Никакого подвоха, просто держу тебя в курсе, – секунд пятнадцать Шут ничего больше не говорил, и Джон уже завел мотор, но голос прозвучал вновь. – А ты как, останешься в Колыбели, или, может, с ним не прочь был бы поехать?
– Это уже не твоего ума дело. Ты свою часть сделки выполнил, я привожу бутылку, и мы расходился, – отрезал Джон.
– Я просто мог бы и твой перевод устроить, но ладно, хозяин - барин, – рация издала писк, означающий отключение собеседника, затем она пискнула вновь, и Шут добавил. – Конец связи.
– Погоди, – Джон обдумывал сказанное Шутом. – Я согласен.
– Что, прости? – Шут слышал, что сказал Джон, но хотел немного поиздеваться.
– Я говорю, я согласен, – повторил Джон. – Как слышно, прием.
– Слышу тебя отлично Джон, но взамен хочу еще одну услугу.
Джон крепко сжал рацию. Скулы напряглись, а верхняя губа гневно дрогнула. Он не собирался больше быть мальчиком на побегушках. Тишина не заставил себя долго ждать. Шут, приняв молчание в знак согласия, продолжил:
– Коган ничего не должен знать обо мне и о нашей с тобой сделке.
Такие условия озадачили Джона, он не знал, как отреагировать. Хмурый взгляд сверлил ненавистную ему рацию.
– Это временная мера Джон, – вновь прозвучал голос из динамика. – Для его же безопасности. В свое время я сам ему представлюсь.
Впервые за последние несколько лет Джон действительно растерялся. Он не знал, как вести себя с этим загадочным человек, его просьбы настолько глупы и абсурдны, по его мнению, что он не мог понять, в чем же хитрость. Ответ, навеянный эмоциями, вырвался из его уст сам-собой:
– Прием. Я согласен. Хорошо. Будь по-твоему.
Ответ раздался, как только Джон отпустил кнопку передачи:
– Завтра, по пути в Колыбель, вызовешь своего начальника, он даст тебе инструкции. Думаю, ты как раз застанешь колонну с Кириллом, когда они будут выезжать.
– А как быть с ликером? – спросил Джон.
– Не переживай Джонни, дорога сведет нас, – Шут явно был хозяином положения, все шло по его плану. – Я, совершенно по случайному стечению обстоятельств, через пару дней поеду туда же. Там и заберу.
– Не знаю, что ты затеял, но лучше тебе не водить меня за нос. Конец связи, – выпалил Джон и отключил рацию.
Ему казалось, что он играет в какую-то игру, не зная правил. Оставалось лишь делать лишь то, что было в его силах. Джон повернул ручку газа и поехал к пещере Дарона в надежде понять хоть что-то.
Солнце клонилось к закату, когда Джон откинул парусину у входа в пещеру. Тлеющие угли костра лежали на том же месте, что и в прошлый раз, но Дарона на месте не было. До отбытия Кирилла было еще много времени, поэтому Джон решил немного подождать.
Дарон вернулся перед закатом, абсолютно не удивившись Джону.
– Ну привет, я уже собирался уезжать, – сказал Джон, увидев Дарона. К его приходу он развел костер и заварил чай.
– Здравствуй, Джон. – Дарон размотал тряпки, укрывавшие его лицо и снял с плеч рюкзак. – Я ждал тебя.





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 49
© 06.09.2017 Никита Ладыгин Артём Воробьёв

Метки: Научная фантастика, Альтернативно-историческая, Постапокалипсис, Дизельпанк, Биопанк,
Рубрика произведения: Проза -> Фантастика
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1