Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Под солнцем



Мы жили под светом лампы, и думали, что это солнце.
Все шло своим чередом, покуда бледная рука с накрашенными
красным лаком ногтями не потянула за тесемочку. С легким, как дыхание спящего
котенка шуршанием – шшшшррр-чпок – свет погас. 
 
Мы замерли. Каждый, занятый своим делом. Потом на нас
обрушилось небо, и ужас коснулся сердец холодными змеиными объятьями. Этому
миру пришел конец. Дети, напуганные нашим скорбным молчанием, разевали черные
рты и заходились в плаче. Они никогда не узнают того, что познали в полной мере
мы, взрослые, и тяжелее нам в тысячи раз только от одной мысли - мы не смогли
их защитить, хоть и клялись в этом. 
 
Мы приготовились умирать. Многие зашлись в кашле от
нестерпимого запаха серы, кто-то в ужасе начал биться головой о стену. Лишь бы
не думать об огромной раскаленной сковороде, не видеть, как скручивается,
ставшая хрупкой кожа, как она отслаивается от плоти и занимается огнем. Многие
побежали в разные стороны с плачем и стенаньями. Они бились друг о друга, не различая
пути, падали, разбивая в кровь ладони и колени. 
 
Мы слишком любили солнце и не могли представить себе жизнь
без него. 
 
Я продолжал лежать. Я бы тоже кричал, брызгая слюной, и
бился в истерике, но рот мой был надежно заклеен, и я только беспомощно мычал и
вращал глазами. Я побежал бы со всеми в едином сжигающем внутренности ужасе, и
к небу вздымал бы руки в отчаянном крике, но мышцы мои давно и глубоко спали, а
ноги уже много лет, как превратились в желе, набитое в желтую отечную кожу. На
боках моих и на ягодицах краснели и источали мутную сукровицу зловонные язвы,
что не вылечивались уже никакими мазями и примочками. 
 
Я мог лишь вопить изнутри, молчаливо корчась от ужаса.
Кажется, я даже облегчился, но не я один. Не я один! Многие брели в темноте со
слезами на глазах и в мокром исподнем. Капало с них и по ляжкам бежало на
землю, но никто не думал об этом. Какой смысл во стыде, когда всему миру пришел
конец? 
 
Мы питались ужасом друг друга, он рос в нас, достигая
исполинских размеров, но в то же время мы устали вопить и бегать, и стукаться
друг о друга и, каждый в свое время, мы просто ложились, задавленные ожиданием
мучительного конца. Некоторые легли навзничь, но были и такие, что легли на
бок, подтянули колени к груди и спрятали голову свою в собственные руки. Они
замкнули круг, они закончили цикл. Крики потихоньку замолкали, кое-где еще
слышались судорожные рыдания. Все затихало. 
С легким щелчком – цок – мир вдруг снова наполнился светом.
Я увидел несчастных приготовившихся умереть, и дела, что они бросили, но
заметил я в мимолетном движении и три тяжелых золотых сверкающих перстня на
благородно тонких пальцах. Они были огромны, как весь наш мир, но и миниатюрны
одновременно. Это были пальцы богини, ибо безволоса и тонка была рука, что
сначала уничтожила, а потом вернула нам наше вечное и доброе солнце. Как
пропавший материк Атлантиды была обширна, но вместе с тем деликатна и даже
волнующа, милая родинка у запястья той руки. 
Солнце вернулось. И возликовали несчастные, готовые уже
умереть; утерли кровь и слезы и многие танцем праздновали спасение. Они встали
хороводом, доселе невиданного размера и взялись за руки и пели каждый свое, и
двигались неровно и не в ногу. Но увидел я, как прекрасна эта беспорядочная
радость и с души моей наконец отвалилась корка, душившая меня много лет. В ушах
перестали бить барабаны. Я улыбнулся заклеенным ртом, вздохнул радостно, закрыл
глаза и умер. 
<br/>





Рейтинг работы: 3
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 49
© 04.09.2017 Андрей Юрьев
Свидетельство о публикации: izba-2017-2055943

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ















1