Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Самый последний поцелуй


Самый последний поцелуй
пьеса

Автор: Михаил Туруновский.

(авторские права защищены)

Действующие лица:

ДОКТОР
СЕРГЕЙ
МЕДСЕСТРА

Картина первая.

Больничная палата. В левой части сцены расположена кровать. В центре два кресла. Между ними журнальный столик. В глубине сцены по центру входная дверь. В правой части сцены холодильник и подвешенное на растяжках, стилизованное окно с жалюзи.
По сцене расхаживает пациент в спортивных штанах и футболке, который периодически щупает свой живот, и недовольно покачивает головой. Пациент ложится на кровать и берёт в руки газету.
В палату входит доктор. Больной пытается привстать.

ДОКТОР Лежи, лежи, Сергей. Не вставай.

Доктор присаживается у постели. Раскрывает карточку больного.

СЕРГЕЙ Ну, что там? Как всегда? Желчный пузырь? Ты знаешь, он у меня в этот раз как-то по-особенному болит, не так как обычно… Вот смотри: вот отсюда и …

Сергей приподнимается и показывает на себе, обозначая болевые точки.

ДОКТОР (задумчиво) Да, да. По особенному. Ложись, ложись, и подними майку.

Доктор начинает прощупывать живот Сергея. Сергей постоянно ойкает, что-то пытается объяснить, и снова показать на себе.

ДОКТОР (задумчиво) Кто бы мог подумать? За такой короткий промежуток времени и …

СЕРГЕЙ Лёш, ты о чём?

ДОКТОР Погоди, погоди. (С очень серьёзным видом продолжает прощупывать живот)

Сергей очень внимательно и настороженно смотрит на Доктора. Начинает заметно волноваться. Пытается привстать.

СЕРГЕЙ Нет, ты знаешь, наверное показалось. Точно. Показалось. Сейчас уже не так больно.

ДОКТОР (задумчиво) Да, да. Сейчас уже не так…

СЕРГЕЙ Извини, старик. Замучил я тебя, наверное, своими вечными болячками. Что я тут время твоё драгоценное отнимаю. Пойду я, наверное. А?

ДОКТОР Погоди, погоди. В этот раз, пожалуй, ты неспроста жалуешься.

СЕРГЕЙ (настороженно) Ты чего, Лёш?

ДОКТОР Лежи, тебе говорю. Не вставай.

Доктор поднимается со стула. Достаёт снимки, карточку больного. Начинает внимательно всё это рассматривать. Сергей приподнимается следом, и садится на кровати, внимательно наблюдая за Доктором.

ДОКТОР Как же так? Ведь ещё месяц назад тут было совершенно чисто. А, сейчас…

СЕРГЕЙ Ну, не томи, Лёш. Ну, что случилось-то?

Доктор поворачивается к Сергею. Снимает очки. Начинает протирать линзы.

ДОКТОР Чёрт! Даже не знаю с чего начать. Сотни раз об этом приходилось говорить, а вот сейчас не могу. Понимаешь?

Сергей поднимается с кровати и подходит к Доктору.

СЕРГЕЙ (дрожащим голосом) Что? Я правильно тебя понял? Это опухоль? Это рак? (пауза) Как же так? Я же у тебя раз в месяц, а то и чаще… Как же так?

Доктор отворачивается, и снова рассматривает снимок. Пожимает плечами.

СЕРГЕЙ Не может быть! Я не верю! Там на снимке просто что-то перепутали. Ведь так? А может это вообще не мой снимок? А, Лёш?

Сергей с надеждой заглядывает в глаза Доктору. Доктор молчит, опустив глаза в пол. Сергей нервно начинает ходить по сцене. Подходит к окну.

СЕРГЕЙ Как же так? Как же так? Нет, я не верю. Не может быть! Это какая-то ошибка. Просто бред какой-то. (обращаясь с надрывом в голосе к Доктору) Ну, чего ты молчишь?

Доктор продолжает смотреть в пол. Сергей выходит на край сцены. Садится на пол. Обхватывает голову руками. Начинает слегка раскачиваться.

СЕРГЕЙ Всю жизнь боялся, что когда-нибудь это произойдёт. Жил с постоянным страхом смерти в каждой клеточке своего организма. Жил и ждал. (пауза) Так жил или ждал? (пауза) Зачем-то бегал по врачам. Тут кольнуло. Там кольнуло. Бегал, бегал, бегал… Думал убежать.

Сергей поднимает голову. Безучастно смотрит в потолок.

СЕРГЕЙ Наивный. Хотел смерть обмануть. А она вот как. Тихой сапой, не заметненько так…

Доктор подходит к Сергею. Кладёт ему руку на плечо.

СЕРГЕЙ (отрешённо) Говори всё как есть. Я пойму.

ДОКТОР Да, да (нерешительно, подбирая нужные слова). Ты знаешь, Старик, шанс есть всегда…

СЕРГЕЙ Понятно. Можешь не продолжать. Я много раз слышал твои рассказы о безнадёжных. Я всё понял.

Зависает пауза. Каждый думает о своём.

СЕРГЕЙ (отрешённо) Что никаких? Совсем никаких шансов, да?

ДОКТОР Пожалуй. Хотя, если есть один из ста, а может быть даже один из тысячи, то необходимо бороться до конца. Сейчас появляется всё больше случаев спонтанного выздоровления, казалось, совершенно безнадёжных больных. Чудеса, если хочешь.

СЕРГЕЙ Н-да… Чу-де-са-а.…
Снова пауза.

ДОКТОР В любом случае мы будем тянуть тебя до последнего. Это наш долг.

СЕРГЕЙ Что это значит?

ДОКТОР Сначала будем химичить. Сейчас главное: постараться остановить процесс распространения. Если получится, то…

СЕРГЕЙ Лёха. Ну что ты мне тут городишь! Ты же сам не веришь в то, что сейчас говоришь!

ДОКТОР В любом случае это моя обязанность. Я клятву Гиппократа давал, если хочешь.

СЕРГЕЙ (раздражённо) Клятва. Долг. Мучить меня до тех пор, пока я не загнусь тут в страшных муках? Это ты называешь своей обязанностью? Хороша работка. Ничего не скажешь! Ради этого ты учился и работал столько лет, чтобы замучить напоследок лучшего друга!

Доктор пытается похлопать Сергея по плечу, но тот нервно отдёргивает его руку.

ДОКТОР (спокойно) Ты давай, давай. Не стесняйся. Тебе сейчас нужно выговориться. Ты только не молчи. Я не обижусь. У всех разная реакция в такие минуты. Кто-то плачет, кто-то матерится. Главное не молчать. Это хуже всего.

Снова пауза. Сергей сидится на кровать, опустив голову вниз.

СЕРГЕЙ Хуже всего. Хуже всего. Какая смешная фраза! Хуже всего! А что ещё сейчас может быть хуже?

Снова пауза.

СЕРГЕЙ Лёх, ты мне скажи. Ты сейчас ко мне как друг пришёл или так, долг свой выполнить?

ДОКТОР Ты же знаешь, Серый. Зачем такие вопросы задаёшь? Я позволил тебе усомниться в этом когда-нибудь?

СЕРГЕЙ Тогда пообещай, что выполнишь мою просьбу.

ДОКТОР Само собой. Всё, что в моих силах. Какую?

Сергей медленно поднимает голову и смотрит Доктору в глаза.

СЕРГЕЙ Сделай мне укол.

ДОКТОР Тебе что? Так больно? Конечно. Сейчас позову сестру.

СЕРГЕЙ Нет, ты не понял. Мне укол нужен.

ДОКТОР Да ты не переживай. Сейчас обезболивающие нового поколения. Действуют долго и почти мгновенно. До утра хватит, это как минимум.

СЕРГЕЙ Не валяй дурака, Лёша! Ты всё прекрасно понял. Сделай мне укол. Я тебя как друга прошу!

ДОКТОР Серый, ты успокойся. Давай мы тебе «релашечку» сейчас вколем. Ты успокоишься. Поспишь. А утром мы с тобой всё обсудим. Весь курс лечения. Хорошо, Старик?

СЕРГЕЙ К чёрту твою «релашечку». На хрена мне твои успокоительные. Я тебя как человека прошу, как друга. Сделай мне укол. Последний укол! Неужели тебе приятно будет смотреть, как я буду превращаться в чучело, в гнилой вонючий овощ. Буду корчиться в муках, разлагаться до тех пор, пока эта старая карга с косой не соизволит дать мне пинка под зад, чтобы я смог наконец-то покинуть этот проклятый мир.

ДОКТОР (говорит раздражённо, начинает ходить по сцене) Ты с ума сошёл! Ты понимаешь, о чём ты меня сейчас просишь? Ты обо мне, между прочим, подумал? Что я в карточке твоей напишу? Назначение врача: процедура «а-ля смертельный укол!» Ты, значит, благополучно отправишься на тот свет, а я соответственно останусь здесь. Только не в клинике, дорогой ты мой! А в местах не столь отдалённых! В тюрьме! Вот как! А там мне кого тогда просить, что бы и мне такой же укольчик сделали? Ты об этом подумал?

СЕРГЕЙ Ну бывают же у вас ваши врачебные ошибки.

ДОКТОР Спасибо! Удружил. Настоящий друг. Я, между прочим, не желтоклювый ординатор, а профессор, если ты не забыл! Я по своему рангу и, извини, кое-какому опыту, подобных ошибок в принципе допустить не могу.

СЕРГЕЙ (смотрит в сторону и тихо напевает) Служили два товарища ага… Служили два товарища ага… Служили два товарища в одном и том полку…

ДОКТОР Ну, не трави ты мне душу! Ну не могу я, Серёга. Как ты не можешь понять?

СЕРГЕЙ (задумчиво) Значит, по-вашему, пусть человек лучше сам на себя руки наложит?

ДОКТОР Ты что такое говоришь? Прекрати сейчас же! Чтоб я этого от тебя больше не слышал! Понял? Мне что? Прикажешь тебя в психиатрическое переводить?

СЕРГЕЙ Да, ладно, ладно. Чего ты. Ясно всё с вами врачами. Помочь либо не можете, либо не хотите. Вот как сейчас, например. Думаешь, я не понял? (старается передразнивать Доктора) Вы погодите, больной. Я только отвернусь, а вы уж сами делайте то, что задумали. Но без моего участия. Понтии Пилаты хреновы. Всё ручки свои замарать боитесь. Вот и моете, моете, моете их без конца! А они и так у вас по локоть в крови! (кричит, тычет в Доктора пальцем).

ДОКТОР (срывается на крик) Замолчи!
(Затем опускает глаза в пол и продолжает) Извини. Сорвалось. Ты сам виноват. Несёшь всякий бред! (пауза)
Ну… Ты говори, говори, Серёга. Главное не молчи.

Сергей ложится на кровать.

СЕРГЕЙ Молчи! Не молчи! Да пошёл, ты…! Друг называется (через паузу, лёжа, повернувшись спиной) Не бойтесь, Доктор. Я в вашей палате вешаться не буду, чтобы по старой так сказать дружбе, вам статистику не испортить. Спите спокойно, верный друг. Я ваше незапятнанное реноме своим проступком не подпорчу.

ДОКТОР Ты успокойся, Серёга. Я сейчас к тебе медсестру пришлю. Она тебе успокоительный сделает. Поспишь, а утром по-мужски поговорим. Договорились?

СЕРГЕЙ (выхватывает из-под уха подушку и швыряет её в Доктора) Да пошёл, ты!

Свет гаснет.

Картина вторая.

Сначала зажигается синий больничный свет. Та же больничная палата. Сергей лежит на кровати. Входит медсестра в операционном халате. В руках коробочка для инъекций. Сергей поворачивается в её сторону, и грубо спрашивает.

СЕРГЕЙ Кто ещё тут? Вам чего девушка? Я, кажется, ничего не просил.

Включается свет.

МЕДСЕСТРА Алексей Михалыч велел вам укол сделать.

СЕРГЕЙ Какой ещё к чёрту укол? Да пошли вы вместе со своим Михалычем! Не нужны мне ваши успокоительные. Я вам не псих. Я нормальный мужик (через паузу, задумчиво). Хотя теперь уже, наверное, и не мужик, и уж тем более не совсем нормальный. Но не псих. Не псих! Ясно?

МЕДСЕСТРА (держит в руках шприц наготове, смотрит в потолок и что-то напевает, затем спокойно переходит на полушёпот) Спокойно больно-ой. Спокойно. Я в курсе. Алексей Михалыч меня предупредил. Всё будет так как вы просили.

СЕРГЕЙ Что? Что я просил? Я не просил этих ваших ус-поко-ительных… (в конце фразы темп речи замедляется, возникает пауза) Что вы сказали? Не может быть!

Сергей резко вскакивает и садится на кровати.

МЕДСЕСТРА Спокойно. Это и есть тот самый – последний (показывает ему шприц).

СЕРГЕЙ (нервно вытирает пот со лба, очень сильно волнуется) Постойте, постойте. Я вас правильно понял? Это тот самый…

МЕДСЕСТРА Тот самый, тот самый. Всё как вы хотели.

СЕРГЕЙ Не может быть. Он же сказал, что… Подождите… Я могу ему позвонить?

Сергей резко встаёт с кровати и лезет в тумбочку за телефоном

МЕДСЕСТРА (иронично) Право последнего звонка. Боже, как это старо. Ну, ладно. Валяйте. Не будем нарушать обычаев. Любопытно: кто это на самом деле придумал и, главное, зачем? Продлить удовольствие? Кому?

Сергей удивлённо смотрит на медсестру.

МЕДСЕСТРА Ну? И, что мы зависли? Или передумали уже? (кокетливо играет шприцем в руке) А-а?

СЕРГЕЙ (нервно, трясущимися руками набирает номер) Нет, нет. Уже… Уже…
Звучит звонок. На противоположном конце снимают трубку. Слышен голос Доктора.

ГОЛОС ДОКТОРА Да. Слушаю.

СЕРГЕЙ Ало, Лёха? Это, я. Сергей. Ты меня слышишь.

ГОЛОС ДОКТОРА Конечно. Что случилось? Тебе стало хуже?

СЕРГЕЙ Слушай. Я понимаю, что об этом нельзя по телефону. Ну, на прямую. Понимаешь?

ГОЛОС ДОКТОРА Не понял. Ты о чём?

СЕРГЕЙ Да, да. Ты не бойся. Я лишнего не брякну. Я просто поблагодарить тебя хотел. Лёш, я хочу, чтобы ты знал. Ты настоящий друг.

ГОЛОС ДОКТОРАДа? Спасибо конечно. А, что случилось-то?

СЕРГЕЙ Медсестра уже у меня.

ГОЛОС ДОКТОРА Какая медсестра? Я что-то не пойму. Ты о чём?

СЕРГЕЙ Да, ты не волнуйся. Я всё понимаю.

ГОЛОС ДОКТОРА Серый, ты какие-нибудь транквилизаторы после моего ухода принимал?

СЕРГЕЙ Ничего я не принимал. Я только поблагодарить тебя хотел и сказать, что ты действительно настоящий друг.

ГОЛОС ДОКТОРА Да, что за чёрт? За что ты меня теперь так благодаришь? Какая медсестра? Я никого к тебе не посылал! Что за бред ты несёшь?

Сергей медленно поворачивается, и недоуменно смотрит на медсестру. Затем отворачивается и говорит, прикрывая трубку ладонью.

СЕРГЕЙ Не посылал? Это точно?

ГОЛОС ДОКТОРА Да говорю же тебе, что не посылал. Что у тебя там происходит?

СЕРГЕЙ Ну, да… Ну, да… Извини. Похоже, в самом деле, что-то приснилось.

ГОЛОС ДОКТОРА Я же тебе говорил. Успокойся. Поспи. Я завтра до обхода уже у тебя буду. Давай, старик! Держись!

СЕРГЕЙ Спокойной ночи. Извини.

Сергей отключает телефон и внимательно смотрит на медсестру.

СЕРГЕЙ Вы кто? Кто вас прислал? Зачем вы пришли?

Медсестра манерно сбрасывает хирургический халат. Перед Сергеем стоит молодая, очень эффектная девушка в белой мини юбке и белом пиджаке с глубоким декольте. Т.е. соблазнительном белом костюме, стилизованном под костюм медсестры. На голове белая пилотка. На шее повязан лёгкий шёлковый шарфик чёрного цвета. В руках она держит шприц.

МЕДСЕСТРА Странный вопрос. Не узнаёте? Хотя да, действительно. Со мной дважды редко кто встречается.

СЕРГЕЙ Перестаньте валять дурака. Что за цирк? Кто вы?

МЕДСЕСТРА (почти сквозь смех) А я и есть та самая старая карга. Вот только времена теперь изменились, и с недавних пор я вместо этой большущей косы (описывает пальцем в воздухе косу) всё чаще вот (показывает шприц) с этой штучкой являюсь.

СЕРГЕЙ Что… (протяжно)? Вы сумасшедшая?

МЕДСЕСТРА Боже упаси! Вам же доктор только что сказал. Успокойтесь. Я не маньячка. По-вашему я, скорее, серийная убийца. Но абсолютно законная. У меня патент, если хотите. Бессрочный. Я Смерть! Точнее, именно ваша смерть.

СЕРГЕЙ Кто… (протяжно)?

МЕДСЕСТРА Спокойно, спокойно. Имейте самообладание, наконец. Вот. Смотрите.

Медсестра достаёт из вазы на журнальном столике живой цветок, разглядывает и нюхает его.

МЕДСЕСТРА (с выдохом) Да. Всё-таки жизнь прекрасна. Какие линии! Какие формы! Запахи! Какое величие! Сколько торжества! Сколько фантазии! Казалось, абсолютное превосходство во всём и навсегда…

Она целует цветок и медленно поворачиваетсяк Сергею спиной, закрывая собой вазу.

МЕДСЕСТРА (с издёвкой)Ой! Кто сказал навсегда? Смотрите, совсем недавно он был живой, а теперь…

Возникает небольшая пауза. Медсестра резко разворачивается в сторону Сергея.

МЕДСЕСТРА А теперь он мёртвый!
Медсестра бросает в сторону Сергея засушенный цветок. Сергей отбивается руками, и тут же отпрыгивает назад.

СЕРГЕЙ Кто вы, чёрт возьми? Что за дурацкие фокусы?

МЕДСЕСТРА (спокойно) Никаких фокусов. Хотите ещё раз повторю. Кто у вас тут ещё есть? Хомячок какой-нибудь или белая мышка? Нет? Жаль. Вот, смотрите…

Медсестра делает шаг навстречу Сергею.

СЕРГЕЙ (кричит) Нет! Стоять! Не подходите ко мне! (заикаясь)

Сергей запрыгивает на кровать. Вытягивает вперёд одну руку, защищаясь.

МЕДСЕСТРА Уже лучше. Хоть какая-то определённость стала появляться. А, то фокусы, фокусы. Мы, знаете ли, серьёзная фирма. Фокусы – это не наш профиль. Да не волнуйтесь же вы так. Сейчас мы всё сделаем мирно и полюбовно.

СЕРГЕЙ Полюбовно? С вами?

МЕДСЕСТРА Конечно.

СЕРГЕЙ Зачем вы здесь? Кто вас сюда звал?

МЕДСЕСТРА Хороший вопрос. Вообще-то, звали меня именно вы. Забыли? Но пришла я сюда, скорее, ради вашего друга. Спасать сейчас нужно его, а не вас. С вами и так всё понятно. А вот он сейчас действительно на краю пропасти. Всю эту ночь он будет терзать себя разными сомнениями и упрёками, а утром войдёт в эту палату и, всё-таки, сделает вам этот проклятый укол (она показывает шприц). Сделает ради вас, и навсегда перестанет быть врачом. Потакая вашему малодушию, он окончательно погубит себя. Эдакий обмен шестёрки на туза.

СЕРГЕЙ Вам-то какое дело? Что вы лезете в чужие отношения!

МЕДСЕСТРА Чужие? Ошибаетесь. Мы с Алексеем Михайловичем давние знакомые. Уже и не вспомнить, сколько раз он избавлял меня от моих прямых, можно сказать, обязанностей. Иной раз, знаете ли, так устанешь от этой проклятой работы, что мочи больше нет.

СЕРГЕЙНе понимаю. Что вы имеете в виду?

МЕДСЕСТРА Как что? Да по-вашему же выражению «давать пинка» (изображает пинок) вашему брату кандидату… (пауза) в покойнички. Отправлять вас на тот (показывает рукой вдаль), так сказать свет. Да! А вы как думали? Это и есть, извините, моя работа!

СЕРГЕЙ Бред! Просто бред какой-то. Не верю. Не-ве-рю.

МЕДСЕСТРАДа ладно, бросьте. Всё-то вы поняли. Спокойно! Спокойно. Сегодня у меня есть к вам весьма оригинально предложение. Я могу дать вам уникальный шанс действительно совершенно безболезненно покинуть этот мир. Причём заметьте: безболезненно для всех. Вам всего лишь предстоит сделать выбор. Вот укол (она показывает шприц). Сейчас я сделаю вам инъекцию, которую приготовил Алексей Михайлович, и на этом с вами действительно всё будет кончено. Вот только вашего друга через месяц отведут в каталажку, и для него тоже всё будет кончено. В смысле карьеры, разумеется. А для него его любимая работа это и есть вся его жизнь. Хотя не мне вам это объяснять. Согласитесь, грустная картина. (пауза) Однако есть и другой вариант.

СЕРГЕЙ Другой? Какой другой? Разве…?

МЕДСЕСТРАДа, да. Мы уйдём вместе. Спокойно. Без криков и прочих театральных штучек. Это будет совсем не больно, а скорее даже приятно. Но при одном условии (она с распростертыми объятиями бросается в сторону Сергея). Поцелуйте меня!

СЕРГЕЙ Не прикасайтесь ко мне! (Вытягивает обе руки вперёд, пытаясь огородиться).

МЕДСЕСТРА (останавливается, заигрывая, смотрит на Сергея) Ну, же!

СЕРГЕЙ (крайне удивлённо) Поцеловать вас?

МЕДСЕСТРА Да. А, что тут такого? Разве я не красотка? (она демонстрирует свои длинные стройные ноги) Ну, же. Я прошу не многого. Я всего лишь хочу получить ваш «самый последний поцелуй любви».

СЕРГЕЙ Да, вы с ума сошли! Вы хотите, чтобы я полюбил смерть?

МЕДСЕСТРА Ну вот. Уже лучше. По крайней мере, вы уже не возражаете против того, что перед вами сейчас стоит настоящая смерть. Смерть, которая просит о такой малости: всего один горячий поцелуй на прощание. И всё.

СЕРГЕЙ А, если нет?

МЕДСЕСТРА Что значит, нет?

СЕРГЕЙ Если не тот, и не другой вариант? Если я против?

МЕДСЕСТРА Ну, и валяйтесь себе тут. Чуть не сказала на здоровье (смеётся). Превращайтесь в овощ, в чучело… Вы же совсем недавно прекрасно обрисовали свою ближайшую перспективу. Ждите, когда придёт ваша настоящая очередь. А у меня таких экстренных вызовов знаете, сколько за сутки набирается. Передохнуть некогда! И заказчики, между прочим, попадаются куда более благодарные, чем вы.
Да, слезайте вы, чёрт возьми, с кровати. А то вы сейчас больше похожи на блондинку из анекдота, которая до смерти боится мышей. Ха-ха-ха! Какая удачная игра слов! Боится до смерти! Вы сейчас боитесь смерти до смерти! Очаровательно! Душка! Ладно. Так и быть. Угощу вас вином. Алкоголь расслабляет, располагает к беседе. Слезайте. Слезайте.

Она направляется к холодильнику и достаёт оттуда бутылку красного вина и два красивых фужера. Бутылка и фужеры перевязаны красивыми чёрными бантиками. Сергей осторожно подходит к столу.
На столе стоит ваза с тремя цветками. Медсестра берёт вазу в руки и пальцем пересчитывает цветки. Затем выбрасывает один из них. В вазе остаётся два цветка.

СЕРГЕЙ Что это?

МЕДСЕСТРА Присаживайтесь, мой друг, присаживайтесь. Не стесняйтесь. Всё оплачено.

Сергей медленно садится в кресло. Медсестра разливает вино в фужеры, и поднимает свой, чтобы сказать тост. Сергей внимательно рассматривает чёрные бантики на фужерах.

Раздаётся стук молотка.

СЕРГЕЙ Это что? (ощупывает себя руками) Это уже мои поминки, что ли?

МЕДСЕСТРА Как вы сами понимаете, на дни рождения и свадьбы меня приглашают крайне редко. Поэтому не обессудьте. Реквизит стандартный. Заранее утверждённый. Вино тоже.

СЕРГЕЙ (показывая на вино) Это и есть в действительности ваш второй вариант?

МЕДСЕСТРА Вы о чём?

СЕРГЕЙ Ну-у… вино. Вы меня отравить решили? Да?

МЕДСЕСТРА Боже! Какая пошлость! Портить прекрасное вино каким-то ядом. Фи-и-и. Это слишком банально и старомодно в придачу. Не огорчайте меня, Серж. Мне о вас совсем другое рассказывали. Итак, предлагаю тост: За меня!
Сергей сначала протягивает по привычке бокал, а затем, одумавшись резко отдёргивает его.

СЕРГЕЙ За кого? За Вас? То есть за смерть, что ли?!

МЕДСЕСТРА (обиженно, с раздражением) Нет! Давайте выпьем за вашу милашку. За вашу жизнь. Это ведь она, заметьте, а не я загнала вас в эту палату. Ведь это она, ваша любимица, постоянно мучила вас, и играючи издевалась над вами. Вспоминайте, вспоминайте! А под конец заготовила вам праздничный пирог, нашпигованный трубками, шприцами и всякой гадостью, вроде таблеток и прочей химии. А какая оригинальная упаковка? Прелесть! Огромный памперс, в котором вы и проведёте остаток ваших незабываемых дней! (хохочет) Последних, заметьте, дней!
Ну, так как? Может всё-таки за меня? Я в отличие от неё ничего плохого вам пока не сделала.

Сергей задумчиво, нерешительно протягивает рюмку, и чокается с медсестрой. Они, смакуя, пьют вино.

МЕДСЕСТРА Какой букет! Какие краски! Чистая кровь!

Сергей давится вином и прыскает им изо рта.

МЕДСЕСТРА Ой, ой, ой. Какие мы впечатлительные. Что тут такого? Подумаешь. У каждого свои ассоциации. Пейте, пейте. Настоящий кагор. Никаких добавок. Это у вас принято бодяжить благородные напитки. Я правильно выражаюсь?
В нашей фирме всё только натуральное и, разумеется, без обмана. Мы дорожим своей репутацией!

Сергей вытирает губы салфеткой. Ещё раз смотрит в бокал. Допивает вино. Медсестра вытягивает ноги вперёд, запрокидывает голову назад, поднимает руки вверх. Сергей откидывается в кресле.

МЕДСЕСТРА Ну как? Вы уже готовы поцеловать меня?

Сергей молчит.

МЕДСЕСТРА Странно. Раньше вам хватало и меньшего, чтобы воспылать страстью. Ладно. Увеличим дозу (она снова доливает вино в фужеры). Ну, за меня, так за меня!

Сергей послушно, но нерешительно поднимает фужер, и выпивает почти залпом. Оба сидят в расслабленных позах.

МЕДСЕСТРА Вот раньше были господа! Как же они меня любили! Просто боготворили.

СЕРГЕЙ О ком это ты?

МЕДСЕСТРА Браво! Вот мы уже и на ты. Прогресс очевиден. Так о чём это я? Ах, да! Конечно. Господа офицеры. Вот где была белая кость!

СЕРГЕЙ Ну, пожалуйста, можно хотя бы сейчас без этих ваших костей и черепов.

МЕДСЕСТРА Ах, да. Простите. У нас же ассоциации, прямо как у беременной. Не подташнивает? Может огурчика солёненького? Потерпите милочка! Уже немного осталось. Скоро всё разрешится. (хохочет) Ладно, ладно. Больше не буду. Честное благородное! Так вот. Как же они меня любили. Можно сказать, смысл всей их жизни как раз и заключался в том, чтобы в итоге встретиться со мной. Но не просто, прозаично, как с дешёвой трактирной девкой. Нет. Наше свидание готовилось годами. Отрабатывался каждый шаг, каждый жест, взмах рукой… Боже! Какие это были прекрасные минуты.

Звучит вальс. Медсестра подхватывает из кресла Сергея, и они начинают кружиться в старинном вальсе. Медсестра смеётся.

МЕДСЕСТРАИ в этот самый момент, когда жизнь, казалось на самом взлёте…

Звучит грохот взрывов и звуки выстрелов. Вальс обрывается. Медсестра проскальзывает Сергею за спину, и вылезает у него из подмышки.

МЕДСЕСТРА (по-французски) Здравствуйте, мой дорогой! А, вот и я! (прикладывает палец к голове Сергея) Пах! (отпускает Сергея и он почти падает в кресло) Да. Немного грустно. Что поделать? Но зато как это было красиво!
Герои! Настоящие сыны отечества. Вот кто действительно понимал и ценил истинную красоту смерти!
СЕРГЕЙ Так ты ко мне пришла потому (икает), что я герой?

МЕДСЕСТРА (иронично) Кто…? (икает передразнивая) Ты герой? Да все твои подвиги, если и совершались, то исключительно в чужих постелях. А места твоих баталий никогда не выходили за пределы лестничных клеток квартир твоих любовниц. Твоя задница до сих пор с болью вспоминает их каменные ступеньки. Ха-ха-ха!

Медсестра изображает, как Сергей скачет задницей по ступенькам и хохочет.

МЕДСЕСТРАТы думаешь, что вот это и есть моя истинная красота? (демонстрирует себя и машет рукой) Так. Второсортный брак. Это всего лишь образ твоих потаскух, мимо которых ты никогда не мог спокойно пройти.
Хотя, ты знаешь, у тебя не самый плохой вариант. Хуже всего, скажу тебе, у бомжей и алкашей. Компашка у них сам понимаешь какая. После таких клиентов потом целый день в животе вот такая жуткая отрыжка (демонстрирует отрыжку) и перегар этот вонючий (содрогается и корчит очень недовольную гримасу).

Сергей машет рукой перед носом, отгоняя запах перегара.

МЕДСЕСТРА А ещё зануды попадаются страшные. Вот где тоска-то смертная. Помнится, лауреат один как-то попался. Мне к нему в образе любимой няни пришлось явиться. Представляешь? Всё ныл, да сопли вот такие (показывает) до пола пускал. А потом даёт мне какую-то замусоленную тетрадку и говорит, что это труд всей его жизни. Я ему говорю, мол чего ты его при жизни то не опубликовал. А он мне в ответ: это открытие погубит всё человечество. Так на хрена ты тогда прожил эту свою жизнь, если открыл то, что на фиг никому не нужно? Лучше б я ему этого не говорила (хватается за голову). Что тут началось. Хочу, говорит обратно. Я всё исправлю. Я самое главное сделать не успел. Я его в дверь толкаю, а он руки вот так расставил (демонстрирует) и ни в какую. Три дня с ним боролась, пока добро не дали на продление срока.

СЕРГЕЙ Это ты про кому рассказываешь, что ли?

МЕДСЕСТРА Сообразительный, однако. Молодец.

СЕРГЕЙ Слушай, а расскажи мне про загробный мир. А?

МЕДСЕСТРА Загробный мир? Ничего себе заявочки. Если б я знала!

СЕРГЕЙ Как это?

МЕДСЕСТРА Да очень просто. Вот смотри. (она ставит два стула на некотором расстоянии друг от друга) Садись.

Сергей подходит к стульям, и усаживается на один из них.

МЕДСЕСТРА Нет. Не так. На оба сразу.

СЕРГЕЙ На оба сразу?

МЕДСЕСТРА Давай, давай.

Сергей тщетно пытается усесться сразу на два стула, и в результате падает на пол.

СЕРГЕЙ Да как же я на них сяду.

МЕДСЕСТРА Что? Задницы не хватает? Ой! Простите! (прикрывает рукой рот, и смеётся)

СЕРГЕЙ Не-а, не хватает.

МЕДСЕСТРАВот. Ни у кого не хватит. (Осматривает себя) Кстати, и у меня тоже. Ой! (хихикает, прикрывая рот рукой). Так вот. Нельзя жить одновременно в двух мирах. Поэтому я здесь всегда рядом с вами. Я тут нужна. Очень нужна. Просто вы этого не понимаете.

СЕРГЕЙ Во, даёт! Уж куда нужнее-то.

МЕДСЕСТРА Ах, вот как!
Все вы одинаковые. Пока вам хорошо вы только своей жизни дифирамбы поёте, да в любви ей признаётесь: (поёт) Я люблю тебя жизнь! А мне только проклятия, да карикатуры страшные достаются.
(с укоризной) Нехорошо. А, вот когда эта ваша любимица скрутит вас в бараний рог, да так, что уже и дышать невмоготу… Вот тогда вы ко мне ластица начинаете. Уж лучше смерть лютая, чем такая жизнь поганая. А чем я лютая? Тем, что пришла, и спасла тебя от позора или мучений? Да?

Сергей задумывается.

МЕДСЕСТРА Так кто из нас добрее выходит: жизнь твоя коварная или смерть твоя «лютая»? Да не лютая я! Не лютая! Добрая я (медленно крадётся с вытянутыми губами к Сергею). А ты даже поцеловать меня не хочешь. Ну, же…

СЕРГЕЙ (аккуратно отстраняется) Как же ты её ненавидишь! Она, словно кость тебе поперёк горла!

МЕДСЕСТРА Кого? Это жизнь-то? Вот уж клевета! Да куда ж я без неё голубушки денусь? Она же мой главный и единственный работодатель. А, вот кто не любит её по-настоящему, так это вы. Только вы – люди можете вот так беззаботно растранжирить всё, что она даёт вам авансом, наперёд. А усилие, чтобы должок ей вернуть, было ничтожным. Так нет. Вы сначала прогуляете всё без остатка, а потом снова к ней в карман норовите залезть. А где, мол, вторая половина? А в ответ вам, вместо новых барышей, одни проблемы, да болезни сыпятся! И поделом! А я добрая. Я долгов не требую. Пришла. Дело своё сделала и всё.

СЕРГЕЙ Добрая говоришь? Вот объясни мне тогда. В чём эта твоя высшая доброта заключается, когда ты успешного, здорового мужика отрываешь от семьи, и в хлам дубасишь в автокатастрофе?

МЕДСЕСТРА (возвращается на место) В чём доброта говоришь? Ты друга вашего Андрея, конечно, имеешь в виду?

Слышен скрежет тормозов. Мелькают лучи автомобильных фар. Слышен грохот бьющихся автомобилей.

МЕДСЕСТРА Ты это имел в виду?

СЕРГЕЙ Да. С этим как?

МЕДСЕСТРА Тогда почитаем вот здесь.

Медсестра берёт газету со стола и читает сообщение о дефолте. Затем сообщение о том, что застрелился молодой бизнесмен оказавшийся в огромных долгах.

МЕДСЕСТРА Тебе какой вариант больше нравится? (сидит глубоко в кресле, покачивая согнутой ногой, попивает из фужера) Я выбрала первый.

СЕРГЕЙ (встаёт, ходит по сцене) А может быть всё-таки нужно было дать ему шанс выбрать самому?

МЕДСЕСТРА Ты хочешь сказать, застрелиться самому? Лгунишка. Зачем же ты тогда решил подставить своего лучшего друга, и попросил его сделать тебе этот последний укол? Страшно самому-то?

СЕРГЕЙ Самому? Да. Страшно. Ты же знаешь, как у нас к самоубийцам относятся.

МЕДСЕСТРА Так ты значит, того… Ну самого главного (показывает пальцем вверх) вот так вот обмануть решил? Да? (смеётся) Наивный.

Сергей стыдливо пожимает плечами.

МЕДСЕСТРА При этом ещё и друга своего лучшего под смертный грех решил подставить.
Ну, и кто ты после этого? Жалкий, ничтожный врунишка? Нет. Хуже. Ты ... Ну, ты сам знаешь (машет рукой). Обидишься ещё. Тогда от тебя точно поцелуя не дождёшься.

СЕРГЕЙ Ну, не понимаю я! Почему нельзя? Если у человека нет больше сил терпеть боль. Не важно какую. Физическую или душевную. Почему он сам не имеет права избавиться от неё? Ведь избавляемся мы от ненужных вещей, наконец.

МЕДСЕСТРА (через паузу) Вставай. Пойдём со мной. Да не бойся! Не укушу. В любом случае ты сам меня должен поцеловать. В этом и загвоздка.

Сергей нерешительно подходит, и они вместе спокойно выходят через дверь. Затем возвращаются обратно.

МЕДСЕСТРА А теперь иди сам. Без меня.

Сергей сам подходит к двери, и натыкается на закрытую дверь.

МЕДСЕСТРА А теперь с разбега!

Сергей разбегается и бьётся о закрытую дверь.

МЕДСЕСТРА Ещё. Сильнее!

Сергей разбегается изо всех сил, и больно бьётся о закрытую дверь. Падает. Стонет.

МЕДСЕСТРА (довольная) Продолжай, продолжай.

Сергей медленно встаёт, потирая ушибы.

МЕДСЕСТРА Ну, как? Ещё попытки будут?

СЕРГЕЙ (постанывая) Нет. Достаточно.

МЕДСЕСТРА И вот так ты будешь биться до тех пор, пока не разобьёшься, как ты выражаешься, в хлам. Это образно. Ну, ты меня понял, да? (очень довольная собой закусывает яблоком) Тебя там никто не ждал. Извините. Дверка закрыта. И закрыта она будет, заметь, до тех пор, пока я её не открою.

СЕРГЕЙ (обиженно) Ну, и чёрт с ней. Пусть в хлам, пусть вдребезги. Пусть больше ничего не будет. Ни-че-го. Не надо никакого царствия небесного! Зато не будет больше ни слёз, ни страданий. Как будто уснул вечным сном и всё. Мы же не понимаем, что мы спим, когда спим. Так? А понимаем, что спали только тогда, когда проснулись. Так? А, если бы не проснулись, то и не вспомнили бы о том, что с нами происходило раньше. Не проснулся и всё тут. Никакой боли, никаких страданий, никакого страха. Ни-че-го. Вечный покой в небытии.

МЕДСЕСТРА Прелесть! Депрессия – это как раз мой профиль! Мои любимые клиенты. Покой, говоришь? Да. Возможно. Ну, а как же блаженство? (снова тянется к нему губами). А вдруг потом всё-таки блаженство?

СЕРГЕЙ (резко, недовольно) А вдруг нет? А вдруг и там, в той новой жизни опять новые страдания?

МЕДСЕСТРА Так ты загляни. Посмотри. Говорят, там не плохо.

Сергей идёт к двери с намерением заглянуть в дверь. Неожиданно останавливается. Медсестра крадётся за ним.

СЕРГЕЙ (отмахивается рукой) Какой смысл?!

МЕДСЕСТРА Тьфу, ты! Смысл, смысл? Заладил. Подумай сам. В чём смысл твоей жизни?

СЕРГЕЙ Ты считаешь, что он в самом деле есть? Этот самый смысл? Смысл моей ничтожной жизни?

МЕДСЕСТРАНу, конечно, мой мальчик (гладит его по голове). В этом мире нет ничего бессмысленного. Каждая травинка и та для чего-то растёт. Какую-то из них съедят. Какая-то сгниёт, но потом на том же месте снова новая травинка вырастет.

СЕРГЕЙ Ага. Здравствуй Кощеюшка. Нет уж! Страшней наказания, чем эдакое бессмертие, пожалуй, трудно представить. Счастье какое! Вечно торчать травиночкой-сориночкой! (показывает пальцем растущую травинку). Нет уж! Лучше тогда вообще никак не торчать.

МЕДСЕСТРА (мягким вкрадчивым голосом) Не спеши. Рано или поздно, её обязательно кто-то съест.

СЕРГЕЙ Ещё лучше! Помёт! Помёт - это звучит гордо!

МЕДСЕСТРА(медленным вкрадчивым голосом) Да… Но когда её съедят, и она станет, как ты говоришь помётом (выделяет слово, растягивая), то упадёт она уже в новом месте. И вот тогда родится травинка заново, но уже прекрасным цветком!
Она снова тянется губами к Сергею. Сергей косится на увядший цветок, показывает на него пальцем.

СЕРГЕЙ Вот таким?

Она берёт его лицо в руки и поворачивает к себе.

МЕДСЕСТРА (страстно) Не отвлекайся. Мы сейчас не об этом.

СЕРГЕЙ (серьёзно, глядя ей в глаза) А, как же человек? Неужели и мы, умеющие думать и переживать, неужели и мы существуем лишь для того чтобы быть кем-то съеденным или просто стать перегноем, чтобы дать жизнь будущей травинке?

Медсестра отпускает его лицо из рук, с обидой. Сергей резко отворачивается и снова начинает ходить взад-вперёд.

СЕРГЕЙ Нет, извини. Не клеится тут у тебя что-то.
Зачем было давать нам разум, и мучить всю жизнь всякими там сомнениями, да угрызениями только для того, чтобы подать потом кому-то на обед или закопать в помойной яме, когда срок реализации закончится?

МЕДСЕСТРА Зануда! Конечно, нет. Смысл обязательно есть. Просто его разгадка явно упрятана где-то в вашем сознании (тычет пальцем по его голове). А сознание вещь неосязаемая. Его нельзя потрогать, засунуть в какую-то коробку-гробик, например. Оно не в человеке, но оно вместе с ним, пока он живёт. Значит, оно сознание откуда-то приходит. А раз приходит, то и уйти куда-то должно. Значит, есть оно – это самое потом. Дошло? А теперь я открою перед тобой эту завесу (тянется к нему губами).

СЕРГЕЙ (садится в кресло, задумчиво) Смысл начала в его продолжении.

МЕДСЕСТРА Да... Гениально! Это ты сейчас сам придумал или раньше где-то читал?
Как бы там ни было, ещё один дружеский совет (садится к нему на колени). Когда соберёшься в дорогу подумай заранее о своём багаже. Бери только самое необходимое (начинает закладывать пальцы на руке, как бы прикидывая необходимый багаж). Не бери слишком много. Трудно потом тащить будет. Но и с пустым чемоданом тоже далеко не уедешь.

СЕРГЕЙ (выходя из задумчивого состояния) Так я вроде как собрался уже. Давай, на дорожку что ли?

МЕДСЕСТРА Давай!

Медсестра разливает вино по фужерам. Сергей снова залпом осушает фужер.

СЕРГЕЙ Погоди!

МЕДСЕСТРА О, боже! Что ещё?

СЕРГЕЙ Андрюха был зрелым мужиком. Кое-что успел повидать в этой жизни. Могу понять. А Людку за что? Дочку моих соседей. Ей же всего семнадцать исполнилось. За что ей этот ледяной булыжник с крыши достался? (слышен грохот упавшей льдины, Сергей вздрагивает) Её-то ты за что? Ведь девчонка только жить начинала.

МЕДСЕСТРА Жить говоришь начинала? Хорошо. Давай посмотрим на её жизнь так, если бы она продолжилась дальше.

Она поднимается с его колен. Снова берёт в руки газету. Читает криминальную сводку: «На стройке был обнаружен труп молодой девушки. По заключению экспертов, накануне перед самоубийством, девушка подверглась групповому надругательству».

МЕДСЕСТРА Ты считаешь, что этот вариант её устроил бы больше?

Сергей некоторое время молчит. Затем сам берёт бутылку и разливает вино.

СЕРГЕЙ Давай!

МЕДСЕСТРА Поехали!

Выпивают. Сергей откашливается и продолжает тему.

СЕРГЕЙА, когда народ пачками в могилу валится. Это как?

МЕДСЕСТРА (сквозь зубы) Да ты сам кого угодно в могилу уложишь! Ты про войну теперь что ли?

Свет на сцене приглушается. По сцене начинают летать яркие блики, которых становится всё больше. Блики сливаются в центре задника. В этот центр начинает светить широкий плотный луч прожектора.
СЕРГЕЙ Да! Про войну! (показывает рукой на раскрытый занавес). Это что, по-твоему? Скажешь: все безнадёжно больные? Просто ты, благодетельница, спасла их от дальнейшего кошмара? Им всем была уготована авария, булыжники ледяные или, что ещё у вас там заготовлено?

Свет прожектора затухает.

МЕДСЕСТРА (откидывая прядь волос с лица) В каком-то смысле это была их общая авария. Хотя, это уже не ко мне. Это в оптовый отдел.

СЕРГЕЙ Куда? У вас там фабрика что ли?

МЕДСЕСТРА Ну, во-первых не там, а тут. А во-вторых, ты всё равно ничего не поймешь. На войне всё по-другому. Там свои законы. И я их туда не звала, между прочим. Всё могло быть иначе, но они выбрали именно этот вариант.

Пауза. Сергей задумывается. Медсестра медленно крадётся к Сергею.

МЕДСЕСТРА Ну, не парься, мужик. Давай лучше про нас. Давай про любовь. Ну, поцелуй, да и дело с концом.

СЕРГЕЙ Чёрт с тобой!

МЕДСЕСТРА (обиженно) С какой это стати? (оглядывается) Чего вдруг со мной чёрт? Что я тебе? Ведьма что ли?

СЕРГЕЙ Не… Это я так. Извини. Не… Ты не ведьма… (внимательно всматривается в медсестру) А, давай ещё выпьем.

Медсестра наливает полные фужеры.

МЕДСЕСТРА (как бы делая одолжение) Ну, давай, давай. За что?

СЕРГЕЙ За тебя!

МЕДСЕСТРА (подпрыгивает в кресле) Оп-па! Ну, за меня, так за меня!

СЕРГЕЙА куда от тебя денешься?

МЕДСЕСТРА Ой! Вот как ты сейчас здорово сказал! Просто бальзам на душу.

СЕРГЕЙ Ты ври, конечно, да не завирайся.

МЕДСЕСТРА Чего это?

СЕРГЕЙ Да на какую душу-то? (Сергей хохочет, показывая на медсестру пальцем).

МЕДСЕСТРА Вот взял и всё обгадил. Ну, не скотина? Точно мужик. Мужлан!

СЕРГЕЙ Ну, ладно, ладно. Не обижайся. Все мы как говорится не без греха… А ты, вроде, и в самом деле ничего…

Сергей откровенно рассматривает медсестру и начинает строить ей глазки.

МЕДСЕСТРА Хоть ты и негодяй, конечно, но нравишься ты мне всё и тут! Мы же бабы дуры такие. Нет бы каким другим местом любить… Так ведь нет. Ушами... Нагрузите вы нам в три короба, а мы и рады стараться. Вот ты ушами любить пробовал?

СЕРГЕЙ Чего? Я настоящий, в смысле нормальной ориентации мужик (язык слегка заплетается). На фига мне ушами. Я как положено умею.

МЕДСЕСТРА А, давай на брудершафт!

Изрядно подпитые, они встают и, покачиваясь, пьют на брудершафт. Медсестра снова тянется губами к Сергею.

СЕРГЕЙ Кстати. О любви. А расскажи-ка ты мне, родная, как тебе с любовью-то договориться удалось. СПИД там всякий и прочая «трехамуть». Казалось бы, такое большое (описывает руками в воздухе), светлое чувство и вдруг бац! И вы покойничек, покойничек, покойничек (поёт и пританцовывает руками под музыку из Бременских музыкантов).

МЕДСЕСТРА Нет, Ну какой ты всё-таки мерзавец! Убью скотину! (замахивается на Сергея бутылкой)

СЕРГЕЙ (пьяным голосом) Спокойно, спокойно. Только спокойно. Ещё успеешь. Сначала обоснуй.

МЕДСЕСТРА Это что ты сейчас тут любовью назвал, паршивец?

СЕРГЕЙ Да ничего я не называл. Я просто… Про то, что сначала «трах», а потом «бац»!

МЕДСЕСТРА И ты считаешь это любовью? Это ваше «трах»? Вот потому в конце и «бац» получается, что в начале просто «трах»! Суррогат это, а не любовь. А суррогат вреден для здоровья. Очень вреден. Поэтому вот так и, получается (показывает) «бац» и всё!
То ли дело натуральное вино. Вот это не суррогат. Давай побыстрее выпьем и поцелуемся, наконец.

Медсестра наливает вино, и они снова выпивают.

СЕРГЕЙ (говорит пьяным голосом, рассматривает её, пытаясь сфокусировать зрение) Слушай. Ты, как я замечу, даже, где-то в моём вкусе, между прочим. Ага…

Звучит медленная джазовая композиция.

СЕРГЕЙ Потанцуем?

Они начинают танцевать. В танце Сергей начинает целовать медсестру. Поцелуй нравится обоим. Медленно они приближаются к кровати, и падают на неё.
Свет гаснет почти полностью. Слышна возня, вскрики.

МЕДСЕСТРА Ты что? Ай! Ты что делаешь? Я не это имела в виду! Ай! Кабель несчастный!

В стороны летит одежда. Слышны громкие эротические вздохи. Наступает полная темнота.

Картина третья.

Зажигается свет. Та же больничная палата. Звучит музыка. В центре сцены Сергей танцует в радостном импровизированном танце. Над головой он размахивает чёрным женским лифчиком и что-то подпевает.
В палату входит доктор.

ДОКТОР Доброе утро. А что здесь, собственно происходит?

СЕРГЕЙ Она сбежала! Она сбежала! Сказала: живи, кабель несчастный! И сбежала!

ДОКТОР Кто сбежал? Ты вообще в порядке?

СЕРГЕЙ Ещё в каком порядке! Я никогда ещё не был в таком порядке! Она сбежала!

ДОКТОР Может ты всё-таки перестанешь, наконец, скакать, и скажешь кто она? Та, которая сбежала?

СЕРГЕЙ (кричит) Смерть! Смерть сбежала! Я самый счастливый «несчастный кабель»! Ура!

Сергей ещё радостнее пляшет и поёт. Доктор молча наблюдает, сложив руки на груди.

ДОКТОР Ну, ладно. Вижу, что всё в порядке. Будет. Заканчивай. Собирай свои манатки, и освобождай палату. А то из-за тебя действительно больные люди на лечение попасть не могут.

Сергей постепенно останавливается в своей пляске. Выпрямляется, и непонимающе смотрит на Доктора.

СЕРГЕЙ Действительно больные? А я значит больной не действительно?

ДОКТОР Да, на тебе пахать можно. Здоровый как конь! Достал ты меня, Серый, своими неврозами! Извини, дружище. У меня выхода другого не было. Зато сейчас посмотреть, любо дорого! Вот это результат! На диссертацию тянет! Хотя… (смотрит на помятую кровать) кое-какие недоработки всё же ещё есть.

СЕРГЕЙНа диссертацию потянет?! Сейчас ты у меня на нокаут точно потянешь без всяких недоработок!

Замахивается на Доктора. Бегает за ним по палате.

ДОКТОР Спокойно, спокойно. Агрессия-это побочный эффект лечения. Это сейчас пройдёт. Ты меня ещё благодарить будешь.

Сергей догоняет доктора, и оба валятся на пол.

ДОКТОР Пальцы отпусти, придурок! Мне на операцию через час идти! Уши! Уши тоже не трогай! Пусти, идиот!

Оба встают с пола. Отряхиваются.

СЕРГЕЙ Где смерть?

Доктор вопросительно смотрит на Сергея.

СЕРГЕЙ (кричит) Смерть где? Я тебя спрашиваю!

ДОКТОР (спокойно) Если ты Анечку имеешь в виду, то это и есть наш новый психолог, про которую я тебе уже рассказывал. Очень способная девушка. Ты же её на фотографии видел. Забыл?

СЕРГЕЙ (обхватывает голову руками) Ой, лох! Какой же я лох! Просто настоящий лох! Я-то думаю: ну какое лицо знакомое! Она же ещё и спросила меня: Не узнаёте?

ДОКТОР Ну, да. Ты мне ещё сказал, что она тебе вроде как понравилась даже. Телефончик просил.

Сергей с криком радости бросается на Доктора.

ДОКТОР Спокойно, спокойно. Вот тебе её телефончик. Только сразу не звони. Ей сейчас после ночной смены, сам понимаешь, отдохнуть нужно.

Сергей берёт визитку и пытается убежать со сцены.

ДОКТОР (кричит) Стой! Вернись! Реквизит забери! Кабель несчастный. Или как там теперь? Уже счастливый?

СЕРГЕЙ Счастливый! Самый счастливый «кабель несчастный»!

Сергей поднимает чёрный лифчик и с воплем убегает со сцены.
ДОКТОР (обращается в зал) Ну-с, господа… Кто следующий?






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 603
© 21.08.2017 Михаил Туруновский
Свидетельство о публикации: izba-2017-2045490

Рубрика произведения: Проза -> Пьеса


















1