Fiat Justitia, кн. 2-я, 19


19. Fiat Justitia!
      Да  будет Справедливость!
(лат.)

Господа депутаты Федерального собрания!

Господин Президент!

Господин Председатель Правительства Российской Федерации и господа министры!

Господа участники первого в истории России форума, на котором вы должны решить, какой будет жизнь нашего народа завтра!

Санников произнес обращение форуму спокойно и негромко, не выходя на трибуну, сидя за столом между Президентом и Премьером. Он заранее решил говорить именно так: с места, без какой-либо официальности и пафоса.

После обращения он сделал паузу и посмотрел в зал. Огромное пространство бывшего Кремлевского Дворца Съездов было заполнено до отказа, лица людей разглядеть было невозможно, но он сразу уловил общее настроение аудитории – настороженность и растерянность перед неизвестностью.

Открывая форум Президент представил его кратко и неопределенно: «Слово для основного выступления имеет Александр Александрович Санников».
Кто такой Санников, почему Санников – этого никто сейчас сказать не мог. Поэтому-то он и не почувствовал ни враждебности, ни поддержки зала. Только угрюмое ожидание чего-то неведомого и, судя по повестке дня, неприятного.

А повестку дня в самом начале тоже объявил Президент и сделал это мрачно и неумело: «На нынешнем форуме мы должны обсудить…».

Здесь он запнулся, так как вспомнил, что обсуждения может и не быть, и начал снова: «Сегодня мы должны решить вопрос улучшения жизни нашего народа и наметить незамедлительные меры в этой сфере».

Слова были такими беспомощными и затасканными, что даже Премьер посмотрел на Дмитрия Алексеевича предосудительно.

Краешком глаза Санников взглянул на своих соседей слева и справа. Президент был внешне спокоен, но по движению его рук, терзавших блестящий «Паркер» можно было догадаться, что он очень взволнован, Санников сначала не понял, отчего такое могло с ним случиться: ведь доклад по существу еще не начинался. И только потом понял: Президента насторожило количество «господ» в его обращении.

Премьер был невозмутим, но слегка озадачен необычным неожиданным началом форума: докладчик не вышел к трибуне, даже не встал и обратился к руководству страны, фактически ко всем ветвям власти, как к своим знакомым, пусть и многократно «огосподив» их.

Саня предполагал, что так оно и будет, и следующими же словами после паузы ответил на их настороженность и недоумение:

- Я обращаюсь к вам от имени людей, которым, в отличие от вас, отказано в праве быть господами в своей стране, хотя они заслуживают этого больше, чем кто-либо. Их, к сожалению, очень много в нашей стране, но если кто и называет их господами, то только в насмешку.

Кое-что для его слушателей стало проясняться, и они сразу расслабились и свободно вздохнули: таких речей они наслушались вдоволь, свысока называя их демагогией. Но Санников тут же сломал их сиюминутную успокоенность резкой и неожиданной фразой:

- Именно вы, господа власть имущие, сделали их изгоями нашего общества, и само страшное заключается в том, что сотворили вы это, считая себя истинными демократами. Я имею полное право сказать это, потому что в течение длительного времени мы наблюдаем за жизнью народа в России и знаем, к чему привело ваше стремление сделать из нее процветающую капиталистическую державу, а, вернее, ее видимость.

Последними словами он явно озадачил аудиторию: кто этот «я», и что это за «мы»? И Санников, не медля, ответил на их немой вопрос:
- Мы – это международная организация «Peace and Justice», что в переводе означает «Мир и Справедливость». Я являюсь одним из ее членов, и мне как гражданину Российской Федерации поручено выступить перед вами с конкретными предложениями по устранению вопиющей несправедливости, допущенной вами по отношению к собственному народу, то есть огромному количеству доверившихся вам людей. К чему я и приступаю. Должен сразу предупредить: дебатов по моему выступлению не будет, да вы и сами вскоре поймете, что они не нужны. Если же вы решите все же подискутировать по поводу изложенного мною, то можете сделать это, когда я покину форум.

Теперь он сделал длительную паузу: ему было важно уловить настроение своих слушателей, уже ставших его противниками. Многие из них уже прониклось ненавистью к нему, осмелившемуся бросить им в лицо такое обвинение, и страхом перед тем, что он может предпринять, не боясь их могущества.

Даже Президент с Премьером, знавшие в общих чертам, чего можно было ждать от его выступления, пребывали в грусти и печали: Санников оказался агрессивнее, чем они думали. Дмитрий Алексеевич нервно доламывал у себя в руках «Паркер», а Владимир Васильевич гневно сжимал кулаки. А Саня прервал свою паузу:

- Итак, международная организация «Peace and Justice» ставит перед собой следующие цели: прекращение всех локальных войн на планете, предотвращение тотальных войн и установление справедливых общественных отношений там, где они нарушены и где это может привести к насилию. Высшей ценностью на планете Земля и на любой другой планете, которую может достичь наша цивилизация, мы считаем жизнь человека. Ничто не может оправдать его насильственную смерть, кроме стремления спасти жизнь другого человека от посягательства убийц.

Мы считаем, что там, где совершается несправедливость к любому члену общества, всегда существует опасность возникновения гражданских войн, а, следовательно, и опасность для жизни тысяч и миллионов людей. Именно поэтому понятия мир и справедливость неразрывно связаны, и именно поэтому наша организация носит такое название.

Для достижения своей цели наша организация обладает самым гуманным и, в то же время, самым мощным оружием в мире. Это психотропное воздействие на людей, забывших, что они такие же люди, как и все, и пытающихся решать свои проблемы путем войн и низведения народов своих стран до состояния рабов. У некоторых присутствующих, вероятно, сразу же возник вопрос: а не стремимся ли мы к мировому господству? Советую ознакомиться в Интернете с Уставом нашей организации, а тем, у кого для этого нет времени или желания, советую задуматься: стали ли мы собирать этот форум, если можем решить все вопросы с помощью нашего оружия.

- А не блефуете ли вы? - на весь зал раздался зычный голос, и во втором ряду вскочил массивный мужчина в генеральских погонах.

- Отнюдь не праздный вопрос, - улыбнулся Санников. – И сейчас вы испытаете это на себе.

Генерал шумно повалился в кресло и уронил голову на грудь.

- Спит, Аника – воин, - негромко сказал Санников.

Массы заволновались, многие встали, чтобы взглянуть на незадачливого обличителя, который вдруг даже улыбнулся во сне, вспомнив, вероятно, что-то хорошее. Но никто в зале не засмеялся при виде этого, наоборот, все притихли и помрачнели.

- Я прошу прощения у уважаемого Министра обороны, как мне подсказывает господин Премьер, но я не люблю, когда меня обвиняют в нечестности, да еще так грубо. И еще я обязан помнить, что в моем распоряжении всего тридцать минут.

Владимир Васильевич недоуменно посмотрел на него: он и не думал подсказывать Санникову, что тот усыпил самого Министра Обороны. Потом все понял и низко опустил голову, стараясь скрыть улыбку. А Санников продолжил свое выступление:
- Прежде всего, я хочу обратиться к депутатам Государственной Думы, которые ответственны за все, что происходит в стране, ибо она живет по законам принятым ими.
Многие из вас, господа депутаты, заседают в Думе, с первого ее созыва. Вспомните те выборы и обстановку в России тех времен. Мы были все подхвачены мощной лавиной, вызванной крушением старого строя, и катились вниз в грязном и страшном месиве отчаяния и неуверенности в завтрашнем дне. Вы тоже неслись, кувыркаясь в этой лавине, и чувствовали в ней себя очень некомфортно. Но вы хорошо знали наш доверчивый, обманутый не раз народ, а потому быстро нашли для себя выход. В грохоте и плаче падения мы вдруг услышали ваш голос. «Помогите нам выбраться наверх, - обращались вы к народу, - а мы вытащим и вас» И люди с надеждой на спасение пошли голосовать за вас, господа депутаты. Но, оказавшись под щедрым солнцем нового порядка, вы сразу же и напрочь забыли о тех, кто голосовал за вас, то есть, о народе. Теперь для вас это был так называемый электорат, машина для достижений ваших собственных целей. Вспомните, хотя бы, ваши первые законы. Такие законы могли принимать только люди без совести, забывшие о тех, кто посадил их во властные кресла.
Первым делом вы, конечно же, позаботились о собственной зарплате, установив ее такой, какой вам хотелось, без оглядки на бедственное положение страны и нищенствующий народ. Потом объявили амнистию преступникам, посчитав, что, если их посадила советская власть, то они не заслуживают наказания. В этот решающий для страны момент вас волновали арбитражные суды, водный и семейный кодексы, вопросы оперативно-розыскной деятельности и порнография. А мы, изучив дальнейшее развитие событий, пришли к выводу, что вторым законом вслед за Конституцией должен был принят Закон о геноциде, которого нет до сих пор. О том геноциде, который начался в нашей стране в результате вашей законотворческой деятельности…

- Это ложь! – раздался из зала истошный крик и затерялся в кромешной тишине. Наученный горьким опытом Министра обороны, кричавший даже не привстал, пожелав остаться неизвестным.
А Санников продолжал, словно крика и вовсе не было:

- В результате вашей "мудрой" социальной политики на грани вымирания оказались самые незащищенные слои населения: старики и дети. Я не буду говорить об их смехотворных пенсиях и пособиях, потому что сами вы никогда не пробовали прожить на эти мизерные суммы и не знаете, что это такое. Я просто призываю вас вспомнить другое: горящих пенсионеров в убогих домах призрения, голодные обмороки школьников на уроках, старушек у метро, торгующих чем Бог послал, беспризорников на вокзалах, малолетних проституток, бомжей в подворотнях домов. И если вы еще не содрогнулись при виде такой картины, то это значит, что у вас не осталось ничего человеческого. Вы – просто машина по имени власть. Но это еще полбеды. А беда в том, что власть вы слабая и насквозь коррумпированная. А потому электорат уже смотрит на вас как на ненужную необходимость, установленную Конституцией, а сильные мира сего как на надежных лоббистов, чуть ли не их слуг.

Здесь Санников испытал истинное удовольствие, услышав гул зала. Это была естественная реакция людей, привыкших властвовать, на брошенное им в лицо обвинение, но она была безнадежно запоздалой и безысходной, как стон смертельно раненого зверя.

Он горько улыбнулся и сказал:

- Вот сейчас я вижу настоящий консенсус между всеми фракциями и партиями. А как вы старались доказать избирателям, что КПРФ – это партия народа, «Справедливая Россия» - фракция обездоленных, ЛДПР – вообще партия всех граждан России, включая юристов, «Единая Россия» - партия власти, но власти заботливой и родной. По обыкновению лениво, но порой резко и с надрывом, рассчитанным на впечатлительных избирателей, поспорив у микрофона, вы дружно принимали представленные сверху, то есть, из Кремля, законопроекты, не забывая, однако, отметить, что энное количество депутатов от вашей партии было против. Этим вы старались подчеркнуть свою оппозиционность. Ну, а «Единая Россия" подчеркивала этим, что кое-кто в ее рядах имеет и собственное мнение. Но это никак не сказывалось ни на экономическом положении страны, ни на благосостоянии народа, который вскоре раскусил всю эту вашу кухню, но было уже поздно: выборы превратились в простую формальность. Теперь вас избирал не народ, вас избирала Система! Она всемогуща и непоколебима, ибо сработана по принципу мафии, то есть организованной преступной группировки: в ней тесно сплелись интересы всех ветвей власти и олигархического криминала. Скажите, почему в России самое большое количество чиновников на душу населения? Неужели для того, чтобы быстро решать проблемы нашей повседневной жизни и совершенствовать управление? Не тут-то было. Они существуют для того, чтобы брать взятки и голосовать за партию власти, которая кормит их и закрывает глаза на их «шалости», то бишь, преступления. А далее стройными рядами идут голосовать за своих кормильцев армия, стражи порядка и одураченная молодежь с хорошим названием «Наши». Как хорошо мне ответил один молодой человек на мой вопрос, к какому политическому движению он принадлежит! Он с гордостью сказал: «Я – нашист!»

А теперь я хотел бы вновь вернуться к главному вопросу нашего форума о геноциде собственного народа. Я не собираюсь приводить здесь какие-то цифры и факты. Те данные, которые приводят в своих отчетах ваши аналитические центры и статистические бюро, слишком благостны и, мягко говоря, не соответствуют действительности, Те данные, которые собрали мы, наоборот, настолько шокирующие, что могут вызвать ваше недоверие. Поэтому давайте послушаем, что говорите об этом вы сами, уважаемые законодатели, в период борьбы за голоса своих избирателей.

Он нажал кнопку, и на заднике сцены зажегся огромный телеэкран, на котором возникли знакомые очертания здания Думы на Охотном Ряду. Из блестящих автомобилей выходили, направляясь на работу, вальяжные депутаты, старавшиеся, в то же время, всем своим показать, что они чем-то очень озабочены. Им очень хотелось, чтобы кто-либо из многочисленных корреспондентов, собравшихся у входа, обратился к ним с вопросом: а что, мол, вас больше всего беспокоит перед выборами, уважаемый имя рек?

И так их именно и спрашивали. И тогда интервьюируемый делал совсем уж скорбное лицо и, глядя в объектив печальными, чуть влажными глазами, сообщал телезрителям, что его, как истинного борца за народное благосостояние, волнуют следующие данные и факты. Оказывается, в стране двадцать пять процентов населения живет на доход ниже прожиточного минимума. В зависимости от того, к какой партии принадлежал депутат, цифра эта колебалась в пределах плюс-минус десяти процентов. Но все высказывавшиеся, независимо от своей политической ориентации, дружно вздымали вверх указательный палец, вопрошая с гневным сочувствием: «Вы можете представить себе такое?»

Скорбели по этому поводу представители всех думских фракций. Коммунисты - обличительно, но безнадежно, либералы – снисходительно, но едко, справедливые – трагически, но без надрыва, единороссы – самокритично, но без самобичевания.

В зале царила полная тишина, и, взглянув туда, Санников подумал, что люди там перестали даже дышать, таким мертвецким казалось их молчание. И поэтому его слова, произнесенные им сразу после того, как экран потух, раздались, словно удар бича по живому телу:

- Так кто здесь кричал, что факт геноцида в России – это ложь?! Или у вас проблемы со знанием родного языка и элементарной арифметики? Что вы понимаете под словами: «ниже прожиточного минимума»? То есть, это ниже того дохода, на который человек может прожить, не так ли? И что ему остается после этого? Правильно: только умирать! И если вы считаете, что четверть медленно умирающего населения - это не геноцид, то у вас плохо не только с простейшей логикой и математикой, но и со здравым смыслом. Вы знаете, за какое слово в этом моем тезисе ухватился один известный политолог? «Так ведь медленно!» - воскликнул он, считая, вероятно, что люди должны исчезать с этого света быстро и незаметно. Ему, бедняге, вскормленному зарубежными журналами, неведомо, что наши старики не умирают быстро только потому, что они из последних сил добывают картошку на своих шести сотках или торгуют сигаретами у метро. А ведь это люди, обладающие достоинством не меньше вашего, и достойные большего уважения, чем все вы вместе взятые. Это они, а не вы поднимали нашу страну из небытия, создавали мощнейшую промышленность и сырьевую базу, за счет которой вы сейчас процветаете при поддержке лоббируемых вами олигархов. Они создавали армию, которая победила в самой жесточайшей войне за всю историю человечества, и сами сражались с врагом, пришедшим, чтобы сделать нас рабами. А вы пишите законы, согласно которым, одноногий инвалид войны, должен ежегодно проходить комиссию, подтверждающую, что у него действительно нет ноги. А чтобы получить – спустя более полувека после Победы! – однокомнатную квартиру, ветеран войны должен был заранее стать на учет. А он, живя в трущобе без воды и электричества и слыхом не слыхивал ни о каком учете, как в свои шестнадцать лет не знал и того, что надо становиться на учет, уходя на фронт добровольцем.

Да мы видим, что Президент при вашем одобрении ежегодно повышает пенсии старикам и ветеранам. И вот уже власти объявили, что пенсии превысили, наконец, пресловутый порог прожиточного минимума. Но на этот раз вас подводит «двойка» по математике. Подсчитайте с помощью калькулятора, во сколько раз выросли при этом цены и коммунальные тарифы, и вы убедитесь, что благосостояние не выросло, а, наоборот, ухудшилось.

Вашим же доходам не страшны инфляция и повышение цен, они хранятся в иностранных банках, и вы можете жить на одни проценты с них.

Учитывая это обстоятельство и ваше упорное нежелание, а, может быть, неспособность кардинально изменить положение дел, наша организация приняла решение, направленное на устранение этой вопиющей несправедливости.
Он взял паузу, и тишина в зале приобрела другой оттенок: ожидания и страха. Видимо, они услышали в его выступлении столько нелицеприятного, что было принято в их среде считать привычным положением дел, не поддающимся осуждению с чьей-либо стороны, что теперь не знали, чего можно ожидать со стороны этой могущественной, полумифической организации.

И стараясь не упустить это момент, Санников громко и четко произнес:

- С завтрашнего дня ваше жалование будет равно среднему доходу пенсионера. Все ваши миллионные счета в иностранных и отечественных банках арестованы до тех пор, пока доходы пенсионеров не будут равны прожиточному минимуму, рассчитанному не вашими покорными слугами, а нами. При повышении пенсий старикам и инвалидам вы тоже будете получать такую же прибавку, только в десятикратном размере. Это для того, чтобы у вас был стимул для увеличения доходов самой обездоленной части населения.

Крик, раздавшийся в зале, был похож на вопль Паниковского, ущучившего Бендера, в присвоении его доли для создания конторы «Рога и копыта»:

-Это произвол!!!

И именно это сходство заставило Санникова мягко улыбнуться и жестко ответить:

- Эко вас зацепило, однако! А мы считаем произволом бесстыдный обман избирателей, о нуждах которых вы вспоминаете лишь перед выборами и столь же бесстыдное присвоение вами государственных средств, дач и автомобилей.

Кстати, о дачах. Не позднее следующей недели в средствах массовой информации появится заявление депутатов, министров и прочих властвующих лиц о передаче принадлежащих им дач под семейные детские дома для детей-сирот и инвалидов. Указом Президента России Министерству образования предписывается взять это дело под свой контроль и обеспечить детские дома кадрами и необходимым инвентарем. Мы знаем сотни примеров, когда люди без всякой корысти брали к себе в дом сирот, растили и воспитывали их, спасая от одиночества и жестокости окружающего мира. Но если раньше чиновники строили для таких семей всяческие препоны, заставляя их сражаться на два фронта: с нуждой и бюрократами, то теперь государство первым делом будет заботиться о правах и благополучии детей.

Вы привыкли с трибун называть детей нашим будущим. Но я уверен, что ваши дети никогда будущим России не станут. Получая образование заграницей, они отнесутся к ней так, как относитесь к своей стране вы сами: как к источнику безбедного существования за счет ее сказочных богатств и терпения ее народа. А теперь взгляните на тех, кто в действительности должен был стать нашим будущим, посмотрите еще одно интересное кино.

На экране закипела бурная и внешне бестолковая жизнь московских вокзалов. Но камера уводила зрителя от просторных интерьеров и фирменных поездов к темным и загаженным закоулкам, где среди сырости и грязи ютились сотни детей всех возрастов. Они курили марихуану и пили водку, ругались и затевали пьяные драки, обнимали грязных, нетрезвых и обкуренных подружек и пели непристойные песни. Под сводами Кремлевского Дворца они звучали особенно впечатляюще. Потом возникали другие города и вокзалы, большие и малые, но всюду, как их обязательный атрибут, толпами ходили беспризорные дети. Разговаривая с тележурналистом, они старались выглядеть независимыми и счастливыми от этой безраздельной свободы людьми, но камера приближала глаза детей, показывая их на весь экран, и сразу было видно их горе и жалкость.

Какая-то женщина в первых рядах при виде этой страшной картины громко разрыдалась, но даже она замолкла, когда на экране вдруг появилась улыбающаяся красотка, в которой все, конечно же, узнали известную гламурную певицу и по совместительству жену газового олигарха. В руках он держала ухоженного пекинесика с довольными и наглыми глазами. Тыча его мордочкой в объектив камеры, дива напевно говорила: «А я своему Тошеньке положила на счет в банке миллион долларов, чтобы он ни в чем не нуждался».

И Санников на этот раз почувствовал, что зал дрогнул. Вот теперь они поняли всю бесполезность дебатов и обсуждений его выступления. Они уразумели: надо что-то делать и как можно скорее.

И Санников подсказал им: что, кому и как:

- Семейные детские дома не могут решить все проблемы, связанные с детством. Каждый ребенок должен быть уверен, что он найдет свое место в жизни, что у него будет работа, жилье и семья. Но для этого нужна истинная забота о них со стороны всего нашего общества. И взглянув сейчас в зал и увидев в нем представителей нашей церкви, я невольно подумал, что сострадание к сирым и нищим перестало быть состоянием души вашей и другие заботы одолевают вас, далекие от учения Христа. Слушая ваши благостные речи о предназначении церкви и глядя на ваши золотые одежды, нам кажется, что вы возлюбили не Бога с его стремлением к милосердию, а самое себя в суете и надменности.

Если от Церкви мы ждем духовности и теплоты по отношению к обездоленным, то, обращаясь к «владельцам заводов, газет, пароходов», мы говорим прямо: «Господа олигархи, пора отдать то, что вы отняли у народа, уворовали у государства. Не копайте яму для себя и для своих потомков, ибо каждое преступление ныне будет наказуемо». Спешу сообщить вам, что в ближайшее время будет судим независимым международным судом человек, который сделал вас миллионерами и миллиардерами, ограбив народ при помощи своего хитроумного изобретения – пресловутых ваучеров. Но обманутые люди получат свою долю доходов от природных богатств своей страны. Каким образом это будет сделано, объявит на следующей неделе Председатель Правительства Российской Федерации. Наша организация внесла в правительство свои предложения на этот счет.

Перечислю другие инициативы нашей группы, направленные на коренное и радикальное улучшение экономической и социальной обстановки в стране.

Все вклады, хранящиеся в иностранных банках, в течение месяца должны быть возвращены в Россию и служить ее развитию, а не интересам зарубежных финансовых структур. В противном случае они будут навсегда утеряны для вкладчиков, какое бы высокое положение они не занимали.

Все люди, стоявшие в очереди на получение жилья в советское время, должны получить его в течение года. Иначе жилье потеряют те, кто приобрел его нечестным путем. Выявить их для нас не представит особого труда, как была выявлена, например, с нашей помощью крупная группа коррупционеров в системе МВД.

Мы и впредь продолжим оказывать содействие органам борющимся со взяточничеством и другими видами использования служебного положения в корыстных целях, а в некоторых случаях будем принимать срочные меры самостоятельно. Например, как я мог пройти мимо, когда идя на это заседание, подслушал любопытный разговор между депутатом Госдумы господином Филимоновым и неким господином Абу-Зейналом, гражданином Эмиратов, который очень хочет иметь в России свой вещевой рынок. Я не знаю, какое отношение имеет господин Филимонов к вещевым рынкам, но за миллион долларов он выдал арабскому бизнесмену какую-то бумагу с печатью. Не так ли, Вадим Петрович? Не надо так смущаться, вокруг вас свои люди, они вас поймут. Покажите им, что у вас в портфеле, чтобы они не обвинили меня во лжи.

Рыхлый мужчина с благородным выражением лица встал со своего места и поднял руку с пачками долларов. Траурное настроение в зале достигло своего апогея. Президент и Премьер тупили свои взгляды о зеленое сукно стола.

- А вы знаете, куда позвонил после этой сделки господин депутат? – продолжил Санников. – Своему горячо любимому папе, заслуженному пенсионеру и собственнику ста гектаров земли в Подмосковье с прудиком посередине. Сейчас он сидит на скамеечке в Александровском саду и ждет, когда сын вынесет ему этот миллион долларов, потому что Вадим Петрович очень мудрый и осторожный человек: он никогда не приносит заработанные таким образом деньги домой. Я думаю, господин Президент понял теперь, почему Дума так мощно сопротивляется принятию закона о конфискации имущества родственников осужденных коррупционеров.

Все, о чем я сейчас сказал, это наиважнейшие вопросы нашей общественной жизни, но это вопросы частные. Их нельзя решить, не решив общих проблем: управления, здравоохранения, образования, экологии и других, хорошо вам известных как государственным мужам. Россия – единственная в мире страна, где расходы на государственный аппарат в два раза превышают финансирование двух важнейших социальных сфер: здравоохранения и образования вместе взятых. Что следует отсюда, понятно всякому, даже далекому от политики человеку. Для этого достаточно стать хотя бы на сутки пациентом любой районной больницы или учеником рядовой, не элитной школы. Но шумим мы по этому поводу много. Регулярно первые лица государства устраивают совещания, где губернаторы докладывают о невиданном прогрессе в области охраны здоровья и народного просвещения. При выходе из зала совещания их встречают благостные старушки, которые благодарят правительство за бесплатные лекарства, и умные школяры, демонстрирующие, как умело они научились работать на компьютерах, подаренных им властью. И никто из наших проницательных и умных политиков из высшего эшелона власти не видит, что все это потемкинские деревни в самых «лучших» российских традициях. И даже когда находятся честные люди, такие, как доктор Рошаль, пытающиеся вскрыть этот обман, на них наваливается вся армия чиновников, выдавая свое мнение за общественное. Миллионы учителей и родителей который год стараются доказать вам, что эксперимент с ЕГЭ, который вы ставите над детьми в школах опасен для их здоровья и развития. Но, вероятно, прислушаться к этому мнению для вас означает признать собственную несостоятельность, и вы продолжаете гнуть свою линию, забывая, что экспериментируете с самым ранимым материалом, детьми.

Идет и немыслимый эксперимент с природой, и здесь вы даже не пытаетесь подвести под него какую-нибудь научную базу, а просто отдаете на откуп частному капиталу то, без чего не может жить человек.

Вот над этим, мы надеемся, будут работать в течение ближайших месяцев все ветви российской власти, работать гласно, настойчиво и результативно. А наша организация берет на себя контроль над исполнением этой судьбоносной работы. Любые попытки лоббирования проектов, наносящих вред обществу, окружающей среде или отдельной категории граждан будут решительно пресекаться, а виновные сурово наказываться.

Кроме того, организация «Мир и Справедливость» обязуется оказывать помощь в решении самых актуальных вопросов российской действительности.

Сегодня, согласно решению Совета нашей организации, на территории Северного Кавказа начинается операция по выявлению и ликвидации банд террористов. Пока мы здесь заседали, мои товарищи обнаружили в Дагестане и Ингушетии четыре крупных группировки бандитов, члены одной из которых проникли в Москву для совершения уже в ближайшее время масштабного теракта. Боюсь, что некоторых в этом зале данная весточка не обрадует: среди лиц, которых мы временно нейтрализовали до приказа арестовать их, выявлены руководители таких высоких рангов, что даже у нас, людей, привычных к сюрпризам, головы пошли кругом. Мы заверяем вас, что с терроризмом на территории России будет покончено навсегда и бесповоротно, в связи с чем просим обнародовать наше обращение к участникам банд формирований с предложением сдаться, дабы избежать возможных жертв.

Совет организации «Peace and Justice» формирует теневой бюджет страны из средств, которые будут выделены правительствами других стран, признавших свою ответственность за тот обвал, который произошел в экономике России после развала СССР. Эти деньги будут расходоваться на самые насущные нужды населения страны, требующие незамедлительного удовлетворения.

Спасибо за внимание.

Он встал, поклонился залу и под его гробовое молчание медленно пошел за кулисы. На полпути его остановил все тот же назойливый голос, который выкрикивал из зала протестующие возгласы:

- А что произойдет, если мы не выполним ваши требования?

Санников на несколько секунд задумался, а потом ответил, стоя к аудитории вполоборота:

- Что произойдет, спрашиваете? А ничего не произойдет. Не произойдет, например, ваше дальнейшее обогащение за счет народа. Не произойдет ваше переизбрание или назначение на высокие государственные посты. Не произойдет пенсия, которую вы назначили себе сами, и вы будете до конца дней своих получать те жалкие грошики, которые получаю все рядовые граждане России. Не произойдет "прихватизация" государственных дач, квартир и автомобилей, а на ваших нынешних роскошных дачах будут жить бездомные старики, о которых вы напрочь забыли. Надеюсь, эти строения хорошо снабжены противопожарным оборудованием? Не будут происходить взятки и их благополучное сплавливание на счета близких и дальних родственников. И еще не произойдет многое-многое, о чем вам будет даже страшно подумать, и о чем я думал еще в детстве, мечтая о всеобщей Справедливости.

Не торопясь, он продолжил свой путь к выходу и лишь краешком глаза увидел, что Президент с Премьером встали.

За ними поднялся и весь зал.

Почему они это сделали, он так и не понял.






Рейтинг работы: 3
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 110
© 14.08.2017 Борис Аксюзов
Свидетельство о публикации: izba-2017-2040614

Рубрика произведения: Проза -> Антиутопия











1