Подари мне свет. Часть 2. Глава 1.3


После двух крупных сделок карьера Юли пошла вверх и по банку поползли слухи, что старший Дорофеев прочит «Титана финансовой мысли», так называли Юлю в банке, на должность управляющей. Пока это были только слухи, но Юля понимала, что они небеспочвенны, так как босс действительно стал с ней чаще общаться и приглашать на самые важные совещания, спрашивать ее мнение по поводу каждой сделки. Она понимала, что таким образом он ее проверяет, готовит к чему-то большему и направляет. Не всем такие изменения нравились. Заместитель управляющего банка, Людмила Владимировна, тоже метила на эту должность. Она была более опытной и солидной по возрасту, но все же почувствовала опасность и начала прикладывать исполинские усилия, чтобы насолить Юле и показать шефу неопытность и незрелость выбранной им кандидатуры.
В Барселону Юля летала почти каждый уикенд, вдохновляя возлюбленного на новые песни. Когда их набралось на целый альбом, он начал искать спонсора, чтобы записать его в профессиональной студии. Юля смекнула, что может на этом заработать и хоть Рудик был категорически против, она все же вложила деньги в первый альбом и занялась его продвижением в интернете и СМИ. Джанлука она сказала, что нашла спонсора в Москве, что он человек солидный, помогает молодым исполнителям, но огласки не любит и встречаться с ним точно не будет. Всех это устроило. Джанлука подписал контракт с фирмой, которую Юля поспешно зарегистрировала в Испании, и к существующим отношениям добавилось ежедневное профессиональное общение.
Первые полгода Юля только вкладывала деньги. Рудик обзывал ее идиоткой и призывал одуматься. Риск был, Юля это понимала, поэтому старалась использовать любую возможность, чтобы о новом исполнителе узнала вся Европа. Ей пришлось осваивать новые навыки: быть стилистом, менеджером, продюсером, личным тренером и графическим дизайнером – и это внесло некое разнообразие в ее жизнь. Джанлука постепенно стал превращаться из неуклюжего парнишки в красивого крепкого мужчину.
На самую удачную песню Юля решила снять клип, и Джанлука попросил ее быть «девушкой в кадре». Она долго сопротивлялась, а после того как начались съемки и Юля увидела потухшие глаза любимого, поняла, что он был прав, чтобы добиться нужного эффекта, она должна быть рядом с ним.
Клип был размещен на YouTube и в одно мгновение все изменилось. Уснул Джанлука неизвестным чудаком с гитарой, что-то вечно мурлыкающим себе под нос, а проснулся популярным певцом. Все хотели заполучить подающего надежды молодого исполнителя: радио, шоу-программы, музыкальные шоу, концертные площадки.
Юля быстро смекнула, что пришло время для продажи актива, сама она уже не справится, необходима полномасштабная работа, а у нее нет на это времени. Нужно было подготовить Джанлуку. Сначала он и слушать ничего не хотел, но давление со стороны было таким сильным, а аргументы Юли логичными, что в итоге он согласился. Юля переуступила права на многообещающего певца самому крупному в Испании продюсерскому центру. Когда Рудик увидел сумму контракта, то не сдержался и смачно матюгнулся.
– Это же в разы больше наших затрат!
Юля загадочно улыбнулась и щелкнула его по носу.
Первые полгода карьера Джанлуки стремительно шла вверх. Материала для песен было собрано так много, что хватило еще на два альбома. К тому времени встречи влюбленных практически прекратились. Гастроли, съемки программ на телевидении и участие в концертах сделали Джанлуку для Юли недосягаемым. Она понимала, что жизнь их вот-вот разведет, это было ожидаемо. Бесконечная вереница поклонниц прорывалась через охрану и пыталась урвать хоть частичку от своего кумира. Джанлуке такое внимание нравилось и ежедневно в прессу просачивались его фотографии в окружении красоток. На одних фотографиях он целовался, на других нежно прижимал к себе девушек за талию.
Юля уже свыклась с тем, что их роман подошел к концу. Разговора им не избежать, скорее всего он произойдет после того как Джанлука вернется с гастрольного тура и Юля приедет погостить на его новую виллу с панорамным видом на море в Малаге, куда он ее уже не раз приглашал.
Внезапно о Джанлуке заговорил ее босс. Старший Дорофеев дал ей понять, что у испанского любовника иссяк запас вдохновения и скоро он обязательно появиться на ее горизонте. Так сказать за следующей порцией любви. Потому как испанца интересует Юля только как Муза. А если она перестанет его вдохновлять, он продолжит поиск на стороне. Но не все будет так просто в его жизни. Вдохновение капризная штука. Когда пытаешься приручить Музу, она взбрыкивает и исчезает навсегда.
– С каких это пор Дмитрий Юрьевич вы интересуетесь музыкой? – хмыкнула Юля и задержалась на выходе из его кабинета.
Разговор произошел после совещания и все сотрудники уже покинули кабинет босса. Из-за трагической гибели Людмилы Владимировны вот уже месяц как Юля занимала должность заместителя председателя банка, и босс не раз давал понять, что готов повысить ее, если дела будут идти так же хорошо, как за последние три года.
– С тех пор как ты с ним встречаешься, Ляля, – босс выпустил струю сигарного дыма и изучающе уставился на свою протеже. – Я должен за тобой присматривать – ты мой капитал. И в первую очередь я должен убедиться, что тебе никто не морочит голову. Я понимаю, ты женщина и тебе нужна вся эта романтическая чушь: признания в любви, цветочки и подарочки. Советую тебе найти мужчину понимающего тебя как личность и в первую очередь уважающего тебя. Многие мужчины способны тебя полюбить, но не многие поймут истинную ценность.
Юля покраснела. Так босс еще с ней никогда не говорил.
– Свою ошибку они осознают, когда уже потеряют тебя.
– Выходит, у меня нет шанса быть счастливой? – с горечью спросила Юля.
– Есть. Тебе нужно найти твоего мужчину.
Юле хотелось прокричать, что она знает кто ее мужчина, но из последних сил сдержалась.
– И как же его найти?
От дежавю сердце Юли сжалось. Много лет назад Роша уже давал ей совет как найти своего парня.
– В своем кругу, Ляля. Только в своем кругу. Испанец-певец это весело, интересно, романтично, но между вами всегда будет стоять пресловутый менталитет. Перестань игнорировать приглашения на приемы и непременно найдешь своего мужчину.
– Там скучно, Дмитрий Юрьевич, я и до середины обеда не могу высидеть.
– А ты внеси в мероприятие разнообразие. Заставь всех расшевелиться. Поверь мне, именно там твой мужчина. И как горько, что он до сих пор обнимает другую... не тебя...
С этими словами старший Дорофеев шагнул к панорамному окну и уставился на вечернюю Москву, давая сотруднице понять, что разговор окончен.
¨¨¨
Утро началось с совещания глав отделов. Босс устроил настоящую чистку и пожурил Юлю за то, что недостаточно жестко ведет дела. Он обвинил ее в сюсюканье с персоналом и прилюдно «выпорол». Юля стерпела все обвинения молча. Она знала, что это было представлением под названием «Бей своих, чтоб чужие боялись» – самые важные замечания выговаривались боссом за закрытыми дверями.
В сопровождении двух охранников Юля пересекала вестибюль банка. На ходу она отдавала распоряжения Рудику и своему секретарю. Один из охранников уже открыл перед ней дверь, как ее кто-то окликнул. Вся процессия остановилась и оглянулась. У стойки рецепции стоял Джанлука. Сердце Юли сделало сальто и чуть не выпрыгнуло из груди. Они не виделись три месяца и Юля безумно по нему скучала.
Вид у Джанлуки был совершенно потрясенный. Он знал, что Юля работает в банке, но не знал кем. И теперь, когда ему сообщили кто она, да еще он воочию увидел ее в окружении свиты, богато одетую, с огромными бриллиантами в ушах, Джанлука еле сдерживал свой гнев. На фоне мрамора и хрусталя, в рокерской кожаной куртке, белой футболке и потертых джинсах Джанлука смотрелся как парень с улицы. Никто бы не сказал, что этот скромняга бешено популярен в Европе, да собственно уже и в России.
Рудик тихо выругался, натянул дежурную улыбочку «Боже, как я рад нашей встрече» и шагнул к испанцу. Юля поприветствовала Джанлуку кивком, будто это знакомый, но не настолько важный, чтобы подойти и поздороваться за руку, а затем проследовала в сопровождении охраны к служебному «Бентли». Рудику не нужно было говорить, что делать, он и так все понимал. Поэтому когда Юля вернулась вечером с работы, Джанлука сидел в гостиной особняка, который она арендовала, пока в ее новой двухуровневой квартире делался ремонт.
Разговор был на повышенных тонах. Джанлука к тому же выпил, чего раньше никогда не делал. Рудик уже успел что-то про Юлю рассказать, в основном о ее способностях, но личные вопросы оставил влюбленным, пусть сами разбираются.
– Сильно не скандальте, босс прислал три билета в оперу. Я твоему хахалю смокинг купил, – Рудик закатил глаза, давая понять, что не в восторге от происходящего и направился в гардеробную Юли, чтобы выбрать для нее платье и аксессуары.
Джанлука с ходу начал высказывать свои претензии. При встрече она его не поцеловала и холодна сейчас. Он спросил у нее напрямую, есть ли у нее другой мужчина. Юля действительно держалась на расстоянии, ей так было легче смириться с их неизбежным расставанием. Она сняла пиджак и бросила его на подлокотник дивана. Прошла к бару и налила себе бокал красного вина. Джанлука следил за мимикой возлюбленной и пытался поймать ее взгляд.
– Я не могла тебя поцеловать в банке, – ответила она на испанском языке. – Тем более я не знаю, какой статус наших отношений. Своими бурными романами ты дал мне понять, что нас больше нет.
Сначала Джанлука опешил, потом начал кричать и расхаживать взад-вперед по гостиной. По его нервным отрывистым репликам Юля поняла, что продюсерская компания заставляет появляться его на публике с очередной знаменитостью, чтобы раздуть в прессе из несуществующего романа сенсацию. Ему все это не нравится, но нужно признать, что это работает и альбомы продаются.
Он заверил ее в верности и что после их последней ночи, ни одна женщина не разделила с ним постель. Потом обхватил руками ее лицо и спросил еще раз:
– А ты верна мне?
– Да, – кивнула Юля и одарила его нежным взглядом.
Он с облегчением выдохнул, притянул ее к себе и поцеловал в губы.
Когда Юля появилась в Большом театре в сопровождении Рудика и Джанлуки, все вокруг буквально загудели. Они попали на премьеру, и в вестибюле Юля увидела многих знаменитостей и представителей власти. Несколько молодых особ, узнав Джанлуку, вереща от радости, как истерички, подбежали за автографом. Джанлука мило улыбался, а Рудик взял на себя роль переводчика.
Пригласительные билеты были в ложу Дорофеевых. Сегодня на спектакле присутствовали Савва с женой и Дмитрий Юрьевич с молодой спутницей, которую даже не удосужился всем представить. Юля познакомила присутствующих со своим любовником. В зале погас свет, а в ложе воцарилась тишина.
Весь спектакль восторженный взгляд Джанлуки метался от сцены к Юле. Испанца переполняли чувства, и Юля заметила его отбивающие в такт музыки пальцы. В этот момент она осознала, что их отношения зашли в тупик. Оба понимали, что дальше логичен только переезд кого-то из них на территорию другого. Но кого? Кто бы из них не взял на себя такую миссию, похоронит свою карьеру.
На обратном пути Юля изложила свою точку зрения на его последние песни и снятые на них клипы.
– Ковбой? Джанлука, ну какой из тебя ковбой? Ты романтик, лирический герой, ищущий любви нежный любовник. Вот это будет работать безотказно. А эти фото с твоих свиданий... не знаю... мне кажется это перегиб. Не подумай, что я ревную. Просто из-за частой смены партнерш тебя могут принять за плейбоя, ловеласа, повесу. Тогда пострадает твое творчество.
Джанлука слушал ее внимательно, но то, что он слышал, ему не нравилось. Он ерзал, резко вскидывал голову, отворачивался, кряхтел.
– Зачем тебе спортивное питание? Не качай мышцы с таким усердием. Это опять же выбивается из твоего творчества. А последние песни? В них нет прежней мягкости. Они какие-то нервные, будто ты что-то от кого-то требуешь.
– Я понял: тебе больше не нравятся мои песни, тебе больше не нравлюсь я! – выпалил в горячке испанец, сопровождая свою речь красноречивыми жестами.
Юля тяжело вздохнула и сказала, что раз он обижается на дружескую критику она больше и слова не скажет. Оставшуюся дорогу проехали в полном молчании. Уже в спальне разомлевший после ванны Джанлука лег на кровать и оглядел обстановку комнаты.
– Это место тебе не подходит.
Юля сидела за туалетным столиком и расчесывала длинные пряди волос.
– Дом арендован, – объяснила она и потянулась к средству для снятия макияжа. – Рудик выбрал его из-за близости к работе.
– Я хочу, чтобы мы были вместе! Везде! Всегда! – внезапно выпалил Джанлука.
Услышав его слова, Юля повернулась и спросила:
– Что ты имеешь в виду?
– Брось все, поезжай со мной.
– Нет, – тут же ответила категорично она и снова отвернулась.
– Нет? – Джанлука вскочил и бросился к ней. – Ты больше меня не любишь?
«Боже мой, как у него в голове все просто!», – подумала Юля, а вслух сказала:
– Люблю.
– Тогда почему? Я не понимаю!
Следующие три часа они занимались любовью, а в перерывах вели жаркие дискуссии о дальнейших планах, похожие на сражения. К сожалению страсти было больше в разговорах, чем в постели. Юля постаралась донести до любовника, что скоро ее повысят, она станет управляющей банка. Возможно самой молодой женщиной-управляющей в России. Она шла к этой цели несколько лет. Много училась и упорно работала. Она не сможет быть просто женой и сопровождать его везде как тень.
– Ты бы стал моей тенью, если бы я попросила?
Он не ответил и Юля продолжила.
– Я люблю свою работу. Она помогает мне осознать, чего я хочу добиться. Я могу тебе подарить уикенды, но не более того.
– Мне нужно больше... я хочу, чтобы ты была со мной, – упрямо твердил Джанлука.
– Ты обязательно встретишь свою единственную и будешь счастлив. Мы ведь всегда знали, что наша любовь когда-нибудь закончиться.
– Нет, я не готов тебя отпустить! Я слишком тебя люблю!
– Я тоже. Поэтому и отпускаю.
Джанлука непонимающе затряс головой.
– Наша любовь не умирает. Нет. Она будет жить в нас еще долго. И мы благодарны ей за все, что она нам дала: крепкие объятия, бессонные ночи, прогулки по ночным улочкам, жаркие поцелуи, предвкушение встречи и томление от разлуки. Все это у нас было. И за все это мы ее благодарим.
Джанлука смотрел на нее горящими глазами. Она уже видела, как отбивают ритм его пальцы. Ее слова и пылкость, с которой она их произносила, снова открыли завесу вдохновения. Через минуту он уже расхаживал по комнате, напевая мотивчик. Юля улыбалась и смотрела на него с восторгом. Возможно, она видит этот созидательный процесс в последний раз.
Странно, но Юля не делала из их предстоящего разрыва драмы. Не было и той боли, как после развода с Рошей... та боль все еще ранит ее сердце. В этот момент она поняла, что именно такой ночи ей не хватало с Рошей, ей не дали сказать все, что в ней копилось. Не дали еще раз слиться с ним, почувствовать его внутри. Не дали попрощаться и отпустить.
Джанлуку она отпускала с легкостью и все еще любя. К тому времени их роман продлился почти два года. В ту последнюю ночь он еще не раз возвращался к ней в постель. Она дарила ему нежность, восхищение, волнение и грусть. В отличие от нее он пока не осознавал, что они прощаются, все это предстояло ему пережить позже. Но и тогда Юля будет с ним терпеливой и слова грубого не скажет, даже когда он будет кричать на нее в порыве злости, что она убивает их любовь.
– Не знал, что ты так жестока! – кричал Джанлука в трубку сквозь слезы. – Я буду просить бога, чтобы он обрек тебя на вечные страдания, как сейчас страдаю я! Ты непременно будешь за это наказана!
– Ты не сделаешь этого, – спокойно возражала она, хотя сердце разрывалось от боли. – Пройдет неделя, потом другая, ты осознаешь, что я права. Наша любовь зашла в тупик. Ее нужно отпустить пока она не превратилась в яд, и не отравила наши души.
– Это ты отравляешь нашу любовь!
Джанлука стонал и с ругательствами прерывал их спор. Юле казалось, что именно этот разговор – последний и она больше никогда не услышит его мелодичного голоса, что раньше согревал ее сердце. Но уже на следующий день он снова звонил и начинал исповедь с того, что провел в агонии очередную бессонную ночь. Что любит ее и ради их любви готов пойти на любые жертвы.
– Без тебя я теряю себя. Что я сделал не так? Скажи! Я все исправлю! Буду таким, каким ты хочешь!
– Я хочу, чтобы ты был самим собой.
Разговор снова заходил в тупик.
Однажды он даже сказал, что решил все бросить и приехать к ней в Москву. Творчеством он может заниматься в любой точке мира. На что Юля ответила, что популярность его не продержится без гастрольных туров испано-говорящей аудитории. Доходы начнут падать, и он снова станет тем, кем был. Она просила его быть благоразумным и отставить в сторону эмоции. Говорила, что на кону его будущее. Нельзя все бросить и пустить на самотек то, ради чего он старался и работал последние два года. После каждого такого разговора, Юля бросалась к шкафу. Только в темноте замкнутого пространства она находила так нужное ей сейчас успокоение.
Как она и предрекала, через неделю звонки стали реже, тон возлюбленного смягчился. Юля поняла, что он принял все ее доводы и постепенно начинал их осознавать. Последний раз он позвонил через месяц и сказал, что провел потрясающую ночь с очень красивой девушкой, с которой познакомился в продюсерской компании. Она его поклонница и влюблена в его творчество. Таким образом, Джанлука хотел добиться от Юли хоть капли ревности. Но как бы Юле не было больно, она лишь пожелала ему счастья и сказала, что никогда его не забудет и благодарна ему за каждую проведенную с ним ночь, за каждый телефонный звонок и за каждое письмо.
Об истинных масштабах его переживаний она узнала гораздо позже, когда прослушала его новый альбом. Музыка и слова песен были пропитаны горечью разлуки. А песня, которая называлась «Ангел Огня» содержала такие строчки: «Как бы я хотел сейчас полюбить и почувствовать ответную любовь, но Ангел Огня сжег мое сердце дотла и вверг меня в пучину терзаний. Я молю бога, чтобы он исцелил мое сердце. Чтобы вернул мне тебя хоть на одну ночь. Наверное, я самый большой грешник, потому что бог меня не слышит».
Этот альбом станет самым популярным в его творчестве, а кассовые сборы превысят все предыдущие доходы. Последующая Муза увела его в другое музыкальное направление и через пару лет о Джанлука уже никто не вспоминал.
¨¨¨
Наши дни
Как только дверь за Яриком закрылась, Юля отпустила своего водителя и охранника, сообщив, что до утра не собирается выходить из дома. Затем выключила везде свет и просидела в спальне в ожидании звонка Рудика почти полтора часа.
В последние три года, пока Юля шла к заветной должности, на голову старшего Дорофеева одна за другой сыпались неприятности. Сейчас, когда он уже не руководил банком напрямую, а лишь давал согласие на крупные сделки, ситуация немного поутихла, но с его возвращением все опять активизировалось и Юля не могла это игнорировать. Кто преследует Дорофеева на протяжении многих лет? Все указывало на личную вендетту. Кого-то Дорофеев обидел, а может, обделил. Деньгами? Вниманием? Нанес ущерб?
Наконец-то позвонил Рудик и сообщил, что Ярик приехал на прием, но не один, а с малолетней моделью, которую Рудик видел впервые.
– Все как всегда. Ничего нового, – раздраженно изрек он. – Ты делаешь ему больно, он делает больно тебе в ответ. У вас взаимовыручка. Вы отличная команда.
– Мне нравятся предсказуемые люди. Точно знаешь, чего от них ожидать.
– Юля-Тигруля ты не должна сейчас быть одна, – предупредил Рудик, и Юля уловила в его голосе беспокойство.
– Справлюсь.
– А я вот сомневаюсь. Где ты? В шкафу?
– Пока нет, – усмехнулась Юля.
– Только не ходи в гостевую спальню, – предупредил Рудик. – Я все равно ее закрыл на ключ, так что даже не пытайся.
– Не пойду. Я придумала кое-что получше.
– Не-е-ет! – выкрикнул Рудик, догадываясь, на что она намекает. – Ты к нему не поедешь! Ты все этим испортишь, Юля. Тогда Ярика тебе точно не видать.
– А с чего ты взял, что он мне нужен?
– Я тебя не понимаю, Юля, – в трубке послышались шаги. – Я еду к тебе.
– Нет, Рудик, когда ты приедешь, меня уже не будет. Сегодня, когда мы с Яриком говорили, я кое-что поняла... Мы с ним как два разных полюса – Южный и Северный – никогда не пересечемся в одной точке.
– Что ты несешь? Вы три месяца не могли отлепиться друг от друга!
– Это был просто отдых на островах, пляж, солнце, секс! Все! Рудик, я не хочу выходить за него замуж. Я его не люблю и я ему не доверяю.
– Я так и знал! Понял это, когда ты не ответила на его предложение. Но зачем ты сняла с него все обвинения?
– Это было как пятьсот евро с Джанлука. Помнишь?
– Конечно, помню, господи, Юля. Ты не исправима!
– Мы оба бойцы. Наши отношения похожи на бокс. Сегодня мы уже сделали пробные удары и только разогреваемся.
– Что произошло? Вы что подрались? – заверещал Рудик.
– Скорее я дала отпор, он этого мне не простит. Воспитание не позволит ему ударить беременную женщину, но он будет меня изматывать. Бегать по рингу и наносить удары-обманки, чтобы я быстро выдохлась, а потом нанесет один сокрушающий удар и выиграет бой.
– Не пугай меня! Я и так сейчас от страха в штаны наложу! – Рудик куда-то бежал, Юля слышала, как он переходит из одной комнаты в другую. – Ты понимаешь, что слетишь с должности, если не дашь согласие на брак?
– Да, понимаю.
– Ты готова на эти жертвы? Мы оба знаем, сколько ты работала, чтобы стать управляющей!
– Не переживай, со мной все будет хорошо. Мне сейчас нужен только Роша. Только он даст мне силы и поможет разобраться, что мне делать дальше.
– Как? Он все еще в коме! И вы все еще брат и сестра!
Юля разъединила связь и зашла в гардеробную. Переодевшись в слитный черно-белый мотокомбинизон и мотоботы, она взяла шлем и спустилась на подземную парковку, где в отдельной секции стоял чоппер «Harley-Davidson». Юля надела шлем и оседала мотоцикл.
Через полчаса она уже стояла перед заведующим реанимационным отделением и парировала на каждый его выпад.
– Вы не понимаете что делаете! У него отек мозга! Его нельзя перевозить!
– В обед по телефону вы мне сказали, что отек спал.
– Спал, но не окончательно! Я категорически против транспортировки!
– Что здесь происходит? – услышала Юля за спиной знакомый голос.
Она обернулась и увидела того самого врача со «Скорой помощи». Из-за экипировки он не узнал ее. Но подойдя ближе, разглядел знакомое лицо и уставился на синяк. Только сейчас стоя между заведующим отделением реанимации и врачом «Скорой помощи» Юля заметила их внешнее сходство. Наверняка они родственники.
– О! Мирон! Ты как раз во время, – мужчины пожали друг другу руки. – Вот, госпожа Дубровина хочет забрать своего брата в частную клинику, – съехидничал заведующий, сотрясая разрешением, подписанным главным врачом.
– И в чем проблема? – удивился Мирон.
Вместо ответа заведующий отвел его в сторону и начал что-то горячо нашептывать. Юле это уже порядком надоело. Она оглядела бригаду врачей, которая в ожидании притихла у грузового лифта, и жестом дала понять, что сейчас все уладит.
Мирон похлопал заведующего по плечу и что-то быстро ответил. Затем подошел к Юле и сказал:
– Вы, конечно, можете забрать брата. Юридически ваша доверенность все еще действует, но...
– Еще? – зацепилась за резанувшее слух слово Юля и сжала шлем в руках.
– Я так понял, жена вашего брата подала иск в суд, чтобы опротестовать медицинскую доверенность.
– Вот как? – подбородок Юли взлетел вверх.
– А вы не знали?
– Нет, я с его женой не в ладах.
– Уверен, что на это есть причины. Но хочу вас предостеречь, если с пациентом что-то случиться, то ситуация сложится не в вашу пользу. Вас могут привлечь к уголовной ответственности.
– Поверьте, доктор, – Юля произнесла это как можно убедительнее, – если я сейчас его не заберу, что-то точно случиться.
Ее слова прозвучали двусмысленно и Мирон понимал, откуда дует ветер. Ночью он нос к носу столкнулся со знаменитым банкиром Дорофеевым. А так как младший Дорофеев во время реанимации в квартире неоднократно пытался добить его вчерашнего пациента, то Мирон сделал вывод, что именно он угрожает Воронцову.
– Хорошо, я вас понял, – он жестом подозвал ожидающую бригаду и зашел со всей процессией в отделение.
Позже, когда Романа грузили в частный фургон для перевозки реанимационных больных, Мирон кратко проинструктировал врачей и повернулся к Юле.
– Запишите номер моего мобильного телефона, вдруг вам понадобиться консультация, – он продиктовал ей номер, и она тут же его набрала. Когда на дисплее телефона высветился ее номер, он улыбнулся и сказал: – А зовут вас Юлия, насколько я помню.
– Правильно помните, – ответила она без тени улыбки и пошла к своему мотоциклу.
Взглянув на то, как хрупкая женщина еле управляется с хромированной махиной, Мирон съязвил:
– Чоппер? Только не говорите что чоппер – состояние вашей души.
Юле хотелось ответить, что это состояние души ее мужа, но она сдержалась. Для непосвященного в ее жизнь человека слишком много неизвестных знаменателей в одном уравнении.
– Каждой избушке свои игрушки, – огрызнулась она, натянула на голову балаклаву, затем шлем, давая понять, что разговор закончен.
Улицу заполнило гулкое тарахтение мотора. Мирон поднял руки, мол, понял с полуслова, не надо нервничать и проводил новую знакомую восхищенным взглядом.
¨¨¨
Одноэтажный особняк частной медицинской клиники был расположен в лесополосе северо-западной части Подмосковья. В такой поздний час в отсутствии пробок Юля могла бы доехать сюда за двадцать минут, но «Скорая» ехала очень медленно и дорога заняла почти полтора часа.
Угловая просторная комната, в которой разместили Романа, была залита ярким светом люминесцентных ламп. Широко расставив ноги, Юля стояла у окна и в стеклянном отражении наблюдала за работой врачей. По их словам транспортировку Роман перенес удовлетворительно. Глядя на обездвиженное, покрытое синяками и кровоподтеками тело, Юля сжала челюсть и чуть слышно застонала. До начала ее личного апокалипсиса оставались считанные часы. Как только босс узнает, что она вернула кольцо Ярику, в нее полетят отравленные стрелы. И все это будет происходить, пока ее Роша балансирует между жизнью и смертью.
Когда аппаратура была подключена, в комнату вошел Аслан, нанятый ею телохранитель, и жестом попросил Юлю выйти.
– Обзвонил всех его родственников и друзей. Уф! – выдохнул Аслан, когда они вышли в коридор. – Ну, у него и жена! Шайтан в женском обличии.
Юля подняла глаза.
– Проблемы?
– Она требует доступа для себя и ребенка в любое время. Отговорка «В целях безопасности» вызвала у нее истерический смех.
– Я сказала один раз и повторять не буду. Время посещения родственниками с девяти до двенадцати утра. Вторая половина дня будет вся посвящена только медицинским процедурам. А после семи часов здесь вообще ни одной души не должно быть. Только дежурный врач, медсестра и охрана, – Юля огляделась. – Моя комната готова?
Аслан кивнул и почесал затылок.
– Чего ты мне не договариваешь?
– В смысле? – Юля сжала шлем.
– С кем мы воюем? Откуда ждать удара? Кто для Романа опасен?
– В первую очередь Дорофеевы. Никто из троих не должен контактировать с Романом. Ярик будет сюда прорываться любыми путями. Не исключено, что попробует подослать своего человека. Пока Роман не вышел из комы под прессом буду я, а потом – он.
– Вы что с братаном утянули у них деньги?
– Господи! Нет! Как тебе такое в голову могло прийти?
– А чего ты вдруг с ними начала воевать?
– Это личное. Только личное, никакого бизнеса.
– Всегда замешан бизнес. Иначе такой заварушки не было бы.
– Чем меньше ты знаешь, тем лучше.
– Ты всегда так говоришь. Лучше для кого? Я мог бы тебе помочь, посоветовать, если бы знал, в чем конкретно дело.
Юля закатила глаза.
– Прекрати так делать!
– Как?
– Глаза к небу закатывать, небо тебе не поможет.
Юля вздрогнула. Если бы он знал, как близок к истине!
– Юля, мы много лет дружим. Выручали друг друга сотни раз. Ты близкая подруга моей сестры. Кто-то может навредить тебе и твоему брату, а ты предлагаешь мне просто стоять и смотреть на это?
Юля тяжело выдохнула.
– Аслан, тут в двух словах не объяснишь, понимаешь? Это долгий разговор, а времени у меня сейчас нет. – Юля повернулась на шум шагов и увидела врача-реаниматолога. – Договорим позже...
– Мы подключили пациента к аппаратам, – начал докладывать подошедший врач, – Состояние стабильное. Завтра утром скорректируем курс лечения и пригласим травматолога.
Юля тут же потребовала оставить ее с братом наедине.
– Это можно устроить?
– Давайте для начала не больше получаса, а завтра посмотрим на его показатели.
Верхний свет уже выключили, комната освещалась только двумя бра по обе стороны кровати. Юля вынула из кармана медальон, который подобрала в роковую ночь с пола и надела Роману на шею. Затем сняла мотоботы и легла рядом с ним на кровать. От прежней горячности Романа не осталось и намека. Тело было прохладным, а руки ледяными. Она уткнулась в его грудь и вдохнула запах. Он был каким-то незнакомым, чужим, пропахшим чем-то химическим. Тогда она положила его припухшую от ушибов ладонь на свою щеку.
– Роша, – прошептала Юля. – Amore mio, вернись, пожалуйста.
Ее переполняли чувства. Роша здесь, с ней рядом. Он ее Небо! Ее смысл жизни. Позади десять мучительно долгих лет разлуки. Юля сама не знала, что будет между ними, когда он очнется. Если он очнется! Сейчас она не сомневалась, что его страстный порыв, что привел к катастрофе, был просто срывом, криком души. Позже он бы одумался, ведь у него жена и сын.
Монотонный писк аппаратов поначалу немного раздражал, но вскоре Юля перестала на него обращать внимание. Она гладила пряди его белокурых волос. Накануне они были так красиво уложены. Роман сделал новую стрижку после их первой встречи, и вчера Юля не раз кидала на него восторженный взгляд.
– Это я, твоя Тетеха. Наделали мы с тобой делов... не знаю, что теперь и будет. Так что ты возвращайся поскорее, а то мне одной уже невмоготу.
Юля говорила и говорила, вспоминала знаковые события из их жизни. Ей не хотелось затрагивать последние дни, поэтому она сконцентрировалась на тех, что были в съемной квартире, окна которой выходили на храм.
Воспоминания и близкое присутствие возлюбленного так распалили Юлю, что через несколько минут внутри нее уже бушевал огонь. Так страстно она реагировала только на него. С ним она действительно жила, а не влачила жалкое существование. Только он заставлял трепетать каждую клеточку ее тела.
Настойчивый звонок мобильного телефона прервал ее воспоминания. Как же ей не хотелось отрываться от Роши! Юля встала с койки, извлекла телефон из куртки и взглянула на дисплей. Из груди вырвался тяжелый стон. Вот и закончилась ее спокойная жизнь.
– Да, Дмитрий Юрьевич, – отозвалась она полусонным голосом.
– Ляля! – прокричал босс. – Немедленно ко мне! И повторять я не буду!
– А до завтра это подождать не может? – с надеждой пробормотала Юля.
В ответ босс прокричал еще громче:
– Нет! Не может! Иначе бы не звонил! И надеюсь что ты с охраной, иначе шкуру спущу!
Юля закатила глаза и начала обуваться. Застегнув мотоботы, она поцеловала Романа в губы и попрощалась с любимым:
– Пожелай мне удачи, dolce mio.

http://idavydova.ru/
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 18
© 14.08.2017 Инесса Давыдова

Метки: любовь, запретная любовь, роман, драма,
Рубрика произведения: Проза -> Роман
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0














1