Злынка в лицах


Дом напротив

Дом напротив с домом Юры не сравним.
Современных шесть на улицу окон.
Есть хозяин в доме. Всё в порядке с ним.
Не на всех, видать, кармический закон

Сотню лет распространяется в земле,
Обожжённой термоядерной войной.
На космическом спустились корабле
Завладевшие божественной страной.

И погибли все мужчины в городах.
Из детей и женщин сделали рабов.
А рассказывают нам о господах,
Батраках и толоконных лбах попов.

Расплодился, спился видовый гибрид
Хомосапиенса, а не мужика.
И рыдают бабы бедные навзрыд
От того, что доля женская горька.

А в элиту вышел суперанимал,
На чужом горбу верхом въезжая в рай.
То, что делал, сам прекрасно понимал,
Но не он отчизну вылечил от ран,

И не он в законе нравственном своих
Сыновей стране растил и дочерей.
Это - люди, только слишком мало их
В государстве без окон и без дверей.

08.08.17

Ю р а

Мы на Ипути. Вода по пояс детям.
Ну а нам - по небалуйся в аккурат.
Делать нечего - довольствуемся этим.
Чем богат, как говорится, тем и рад.

Прилипает к волосам и телу ряска.
Это август, детка, зацвела река.
Не купание у нас, а просто сказка.
Ничего, что мы зелёные слегка.

То что Юре хорошо, и нам не гадко.
Пусть он недееспособный - не беда.
Знают все его, и он для всех загадка,
На вопрос ответ: что тянет нас сюда.

Знать наследников своих не жаждет Юра,
А продажи дома ждут опекуны.
Говорили про таких в народе "шкура",
Но они своей не чувствуют вины.

На предательство в роду казачьем мода,
И уродов выдал шкурный интерес.
Позаботились о Юре меньше года.
Сами - на Эльбрус, а Юру - на собес.

Зоной сталкерскою, отселенья зоной
Называют Злынку от Полынь-звезды.
Здесь не рай совсем, - фон радиационный.
Город жив, вот только улицы пусты.

Местным жителям урезал гробовые
Пожелавший на беде разбогатеть.
По России скачут ветры штормовые,
И она, теряя свой авторитет,

Всё равно выводит деньги из бюджета
На медийную и прочую войну.
Пропаганды жертвы все. И Юра - жертва,
Но обманутого я не обману.

Озабочен дядька мой. Он верит слепо
Телевизору. Болит его душа.
От развалин голливудского Алеппо
В шоке он, хотя не стоит и гроша

Сей спектакль, но никуда от лжи не деться.
Телевизор заменил ему родню.
Мало доброго от этого соседства,
Но привычек Юры я не изменю.

Погостим, и он опять в своей печали
Будет в гости ждать кого-нибудь из нас
Или тех, кто был востребован в начале
Одиночества его и сгинул с глаз.

07.08.17

П ь е р

Убила Пьера местная молва,
А он - живее всех, длинноволосый.
Бери и заплетай тугие косы,
Но Петька заплетал в стихи слова.

Зачем поэт остался жить в дыре,
Где с ранних лет мальчишки выпивали?
И замечали матери едва ли,
Что вытворяли дети во дворе,

Как и отцы, а брали с них пример.
Подруги детства две сестры пьянчуги.
Росли они в замызганной лачуге,
Но мог своим отцом гордиться Пьер.

В Сельпо стоял дешёвый Солнцедар.
По трехлитровой банке и - на танцы
Навеселе. Недавние засранцы
Синели, выдыхая перегар.

Примеры есть, когда наоборот,
В семье у алкоголиков детишки -
Несчастные до жути ребятишки
Взрослели, не беря ни капли в рот.

У них дома отличные от тех,
В которых не дошли мужские руки
До капремонта или руки - крюки,
Не то отсохли от иных утех.

А интересно сравнивать дома
И вспоминать: какие прежде были
На месте новых. Под налетом пыли
С облезшей краской, кои до ума

Не довели. Природа, наступив
На тишину заброшенной халупы,
Берёт в тиски бревенчатые срубы
Китайским клёном и кустами ив.

Из кирпича армейского стоят
Все триста лет (рожденья Злынки дата)
В античном стиле русского солдата
Дома добротные, не требуя затрат

На штукатурку. Кажется, вчера
Их возвели в одно мгновенье ока...
И всё же, что за лживая сорока
Похоронила заживо Петра?*

09.08.17

* - ПётрГригорьев Пьер - стихи.ру

В е р к а

Беспощадный полиомелит*
Сделал ногу Веркину короче,
Чем другая. Девка-инвалид
Пацанам не нравилась, но очень

Ей хотелось замуж. Только к ней
Приходили лишь забавы ради.
Нет бы в шею гнать таких парней,
Раз они ведут себя как дяди.

Но сидеть казанской сиротой,
На колени платье надвигая,
И следить за внешней суетой
Было больно. Эта жизнь другая

Проходила под её окном
Без неё, к полуночи стихая,
В аромате зависти хмельном.
Только Зависть - девочка плохая.

Чем убить стеснение и страх?
Помогло решить проблему зелье.
И её мечты разбились в прах:
Секс по-пьяни, горькое похмелье.

Не призналась мне она, когда
У неё ребенка отбирали:
Чей он сын, но за бедой беда
Вкруг неё устраивали ралли.

Полюбила горе-мужика -
Иждивенца собственной подруги...
Бедолаги прекратила муки
Хулигана пьяного рука,

В голове несчастной сделав брешь.
Да и родила она ребёнка
От блатного местного подонка.
И его убили за мятеж.

В детском доме вырос мальчуган
И нашёл свое призванье в небе.
Нет нужды ему в насущном хлебе.
Их - таких попробуй зааркань?!

Не дадут. Армейская душа
В малыше, чья матерь проститутка,
А отец с замашками ублюдка,
Входит в мир по лезвию ножа.

Обязательств ей не навязать.
У неё родные во вселенной,
И она останется нетленной.
Принимают ангелов назад.

12.08.17

* - я знаю, что Полиомиелит.

Кузгумбаевы

В Злынке был единственный казах.
Он славянке четырёх девчонок,
Тягой к свету знаний увлечённых,
Настрогал. Об Алых парусах

Не мечтать девчонки не могли,
Но вступали в брак под красным флагом,
Что не шло на пользу бедолагам,
Потому как жителей земли,

Чье добро, украв, большевики
Пропивали массово и бойко,
Не осталось - христиане только,
А они чесали кулаки

О жену, которая должна
Убояться собственного мужа.
Что такой семьи быть может хуже?
Ничего. Какого же рожна,

На себе крестьянский ставя крест,
Отдаваться Шариковым в руки?
От какой печали или скуки?
Обезьянам пить не надоесть!

Так из средних старшая сестра
Приходила в школу с синяками
Проводить урок с учениками.
Муж Тамары водки с пол ведра

Выпивал и раздавался вширь.
А она тетрадки проверяла.
Морячка любить - не адмирала.
Офицер бы водку не глушил.

И за что такое счастье ей,
Ведь она - заслуженный учитель,
А её здоровья расточитель
По углам в дому гонял чертей.

Антонина - младшая сестра
Две недели мужа потерпела
После свадьбы. Молодое тело
Угольки потухшего костра

Раздувать не стало. Адвокат,
А потом судья округи местной
До конца была прямой и честной.
Приключений нужно ли искать,

Если жизнь вне брака удалась,
Если мир увидела воочью?
Как одной, не знаю, спится ночью,
Но её года никто не даст

Тёте Тоне... Матери моей
Лет пятнадцать нет на этом свете.
С нею две сестры дружили эти,
Лица чьи славянских лиц светлей

И моложе. В чём же их секрет?
В тишине ухоженного сада?
На двоих у них одна отрада -
Внук - любим, заботою согрет 

И обеим в радость. Детский мир
У мальчишки был гораздо краше,
Чем у многих в Злынке. Всё - для Саши!
Их надежда, счастье и кумир.

12.08.17






Рейтинг работы: 3
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 54
© 13.08.2017 Инка Орлова

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика городская
Оценки: отлично 2, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 6 авторов












1