Земля благословенная Глава 3


Земля благословенная Глава 3
Туле
1
- Эй, Генрик! - громким шепотом повторил настойчивый голос.
Генрик сел на кровати, прикрывая рукой глаза от светящего прямо в лицо солнца.
- Я не понял, ты на рыбалку идешь? - спросил заглядывающий в окно Итан.
- А что, уже утро?
- Скоро уж встанут все.
- Я сейчас, - хватая штаны и рубаху, сказал Генрик.
Через полминуты мальчики шли к морю.
- Я тут совсем со временем запутался, вчера в огороде копаюсь, пчелки летают, птички поют, а дядька Кулв выходит и давай ругаться: «Что не спишь, уже полночь». А теперь вот проспал.
- Привыкай, - засмеялся Итан.
- Когда оно сядет? - спросил Генрик, глядя на висящее над горизонтом солнце.
- Скоро. Сегодня уже наполовину за лес пряталось. Тебе что, ночь нравится?
-Мне нравится, чтобы все нормально было - и день, и ночь.
-Зимой хуже, весь день темно, лампу приходится жечь.
-В Эмайне зимой дни и ночи обычные были.
-Так то в Эмайне. У эльфов и дожди только под утро идут, и зимой холодно не бывает.
- А здесь зимой холодно?
-Еще как! Ветер с моря дует, да еще дождь как зарядит на целый день, хоть из дому не выходи. Иди, отвяжи лодку, а я пока за веслами схожу.
- Какая ваша?
- «Альбатрос», на борту написано.
- Думаешь, я помню, как пишется «Альбатрос»?
- Тьфу, черт, все время забываю, что ты до тринадцати лет читать не выучился.
- Я немножко умею, но по-своему, а у вас буквы другие, никак не запомню.
- Над тобой, небось, вся малышня в школе смеется.
- Смеется, а что поделаешь.
- Садись на весла, грамотей, мне сеть выбирать. Так ты говоришь, на виноградниках не слишком тяжело?
- Что там может быть тяжелого, нормальная работа.
- Майд пишет, эльфы, если чем недовольны, прогоняют без разговоров.
- Если бездельничать, конечно, прогонят, зачем им платить таким работничкам.
- Я и говорю - тяжело. На виноградниках мало кто задерживается. Лучше всего слугой, но это к кому попадешь, и устроиться сложно. Из Туле эльфы в дом не любят брать. Это твоей сестренке повезло, ее просто так взяли. Обычно берут, кто уже работал в Эмайне, и чтобы никаких претензий за весь срок договора не было, а договоры у них не меньше, чем на год. На строительстве тоже ничего хорошего. На перевозки или конюхом вряд ли устроишься, да твой брат, вроде, жаловался, платят там не очень.
- Ему сколько не плати, будет жаловаться.
- Теперь-то платят, небось, нормально. Он тебе про жалованье не писал?
- Думаешь, он грамотнее меня?
- Ты говорил, по-своему вы умеете.
- Не настолько же хорошо, чтобы письма писать.
- Дремучий вы народ. Твоему братцу платить должны поменьше, чем всем, он же штрафной, но все равно получается больше, чем на любой другой работе. Солдатам эльфы всегда хорошо платят, слугам в Эойне раза в два меньше, но туда ни за что не попасть.
- Ты мне уже об этом десять раз рассказывал.
- Ну и сколько там платят?
- Зачем мне запоминать, если в Эмайн меня не пускают.
- Ну, в армию-то тебя возьмут с удовольствием.
- Не хочу я туда. Вряд ли Петер сильно обо мне скучает.
- Я тоже в солдаты не очень хочу, убьют, и никакие деньги не понадобятся.
- Это точно, что мы на острове?
- На каком еще острове?
- Ну, что Туле со всех сторон окружен водой. Может, где в глухих местах есть путь к другим странам?
- Нет никаких других стран. В центре мира Эмайн, на окраине Туле, дальше море и край света. И никаких глухих мест в Туле нет, всюду поля и селения.
- Ты же не везде был.
- Я не был, другие рассказывали. Корабли вокруг Туле ходят, можно сесть да поплыть.
- Значит, кто-то вокруг всего острова плавал? - упавшим голосом спросил Генрик.
-Не вокруг острова, а вокруг Мира, и не кто-то плавал, а постоянно плавают. Сейчас ходит три корабля, два направо, один налево. Да ты видел, помнишь, парусник шел. За два месяца сделает круг и опять здесь будет. За пассажира берут, смотря, где ехать. Можно в каюте получше, можно поплоше, можно прямо на палубе. За багаж по весу и по дням пути.
-А в сторону от берега парусники плавать не пробовали?
-Нельзя туда плавать, за край света попадешь, поминай, как звали. Хватит болтать, рыбу из сети вытаскивай. Мальков за борт кидай. И таких тоже. Вот эта еще куда ни шло.
- Много у вас рыбы.
- Издеваешься? Сегодня мелочь одна.
- Вон здоровая какая.
- Штуки три ничего, а на этой много не заработаешь. Здесь тоже не густо. Не возьму тебя больше, с тобой не везет.
- Рыба, когда в сеть лезла, не знала, что я с тобой пойду.
- Морской хозяин все знал.
- А если б ты меня не добудился?
- Тогда другое дело. Полные сети лосося вынул бы.
- Я завтра на берегу погляжу, с чем ты придешь.
- Молчи лучше, сейчас наговоришь, мне три года лова не будет.
- Жаль, нет у вас смелых моряков. От берега отойти боитесь.
- Никто не боится. Нету там ничего, и рыбы меньше. А через день-два пути граница Мира. Иногда видно вроде туманной завесы, а иной раз не заметить можно, влетишь на тот свет - назад не попадешь. Никому еще не удавалось границу Мира в обратную сторону пересечь. Кто не праведно живет, все там окажутся, но по доброй воле, зачем прежде времени соваться? Еще в рай бы, может, кто и захотел, а туда уж вовсе ни к чему.
- Что там ужасного?
- Холод там такой, что и не вообразишь, море в кашу превращается, плыть невозможно, ветер корабли переворачивает. Но если очень повезет, доберешься до берега, где души грешников в холоде и голоде живут, по велению Божьему друг дружку терзая.
- Откуда это известно, ежели оттуда никто не возвращался?
- Эльфийские чародеи знают способ попасть на тот свет и вернуться обратно. Умерших они назад никогда не возвращают, а вот из тех, кто случайно туда попал, нескольких человек по слезной просьбе вернули, они-то все и рассказали.
- А в рай от вас случайно дороги нет?
- Рай на небе, какая туда дорога?!
- А может, он тут и есть?
- Чего?
- Может, вы все уже жили один раз, только не помните?
- Дурак ты, что ли?
- И в ад от вас попасть можно, и солнце у вас ходит неправильно. Ты можешь объяснить, с какой стороны юг?
- Какой еще юг?
- Почему, откуда ни смотри, солнце со стороны Эмайна? Куда оно ночью уходит?
- За границу Мира.
- Туда или туда?
- Справа садится, слева встает.
- А если глядеть с другой стороны Туле?
- То же самое.
- Но тогда получается, что оно встает вон там?
- Граница Мира так устроена, в ней нет расстояния, в нее уходят сразу во всю.
- Говорю же, это не реальный мир. Я все надеялся, от вас есть другая дорога в Явь, кроме эльфийских врат. Эльфы теперь на нас из-за Петера сердиты, не захотят возиться, назад выводить.
- Вы во Внешнем мире богаче жили, чем здесь?
- Нет.
- Скучаешь что ли по кому?
- По друзьям скучаю, но в деревню мне в любом случае путь заказан.
- Чем же тогда у вас лучше?
- Ваш мир, конечно, лучше, но он какой-то ненастоящий.
- Сам ты ненастоящий! Нашелся тоже умник, Мир ему наш не нравится. Я тебе грести велел, а ты все больше языком чешешь, того гляди, весла растеряешь. Зачем я только тебя взял. Живо вылазь из лодки! Эй! Ты чего?!
Генрик, встав, прыгнул за борт и поплыл к берегу.
- Да ты что, я пошутил! Все так говорят, а ты поверил. Залезай обратно, потонешь.
- Берег близко, доплыву.
- Полезай в лодку, тебе говорят. Здесь плавать нельзя. Вода холодная, ноги сведет, и потонешь.
- Спорим, доплыву.
- Не буду я спорить, в лодку залезай. Ты потонешь, а я виноват буду.
Генрик ровно и быстро плыл к берегу. Итан держался рядом, но его помощи не понадобилось, Генрик добрался до берега и, коснувшись дна, встал на ноги.
- Холодно, - стуча зубами, сообщил он, стягивая мокрую рубашку.
- А я что говорил! Купаться только в реках можно.
- Ничего, сейчас согреюсь, на берегу тепло.
- Простудишься, заболеешь, сам виноват будешь, я предупреждал.
- Скоро, поди, в школу пора?
- А то! Беги давай, опоздал уже. Тебе еще переодеваться придется, знаменитый пловец. Целыми днями, видать, тренировался, грамоте учиться некогда было.
- Садись позавтракай, - сказала дома Герда.
- Некогда, - отламывая кусок хлеба, ответил Генрик, - в школу пора. И ты тоже обувайся, и пойдем, Тиу сама с обедом управится.
- Еще чего не хватало! Какая надобность девице буквы учить?
- Здесь все девушки грамотные, над тобой смеяться будут.
- А мне плевать на всех, сказала, не хочу, значит, не хочу.
- Не учи сестру жить, - поддержала подругу Тиу.
- Ты-то сама читать-писать научилась, а Герда, хочешь, чтобы неграмотной осталась?
- Герда старше, она сама решит.
- Плохая ты ей подруга.
- Ступай, ступай, - усмехнулась Тиу.
Она отлично понимала, что присматривающаяся к женихам Герда стесняется посещать школу с семилетними детьми, и учила старшую подругу грамоте сама.
- Доброе утро, дядюшка Кулв! - на бегу прокричал Генрик.
- Ты опаздываешь, учитель будет недоволен.
- А с соседом, стало быть, здороваться не надо!
- Здравствуйте, дядюшка Финн. Простите великодушно, я Вас не заметил.
- Вот, вот, носишься, как сумасшедший, никого вокруг не замечаешь, – пробурчал старик-сосед. – Думаешь, коли мы у эльфов не жили, так и глядеть на нас не стоит. Убежал! Выслушать старого человека им некогда! Гордые больно стали! А ты и молчишь. Парню работать давно пора, а он все в школе просиживает.
- Генрик и после обеда свое отработает, он парень толковый.
- Ежели толковый, что же он в школе в этакие-то лета сидит? Вовремя не выучился, теперь уже поздно.
- Что же у нас на селе кузнец безграмотный будет?
- Раскатал губу, кузнец на селе. Тут и своих-то не удержишь, а этот пришлый. Не останется здесь чужой. Чай сам знаешь, как волка не корми…
- Коли человек о родине тоскует, за то не осуждать, а посочувствовать надо.
- То-то я гляжу, больно много ты этому негоднику сочувствуешь. Своих парней сделать не сумел, обе девки, так думаешь, на старости лет сынком приемным обзавелся? Тебе его не усыновлять, а ремеслу обучать поручили.
- Кузнечному ремеслу мне самому у Генрика обучаться впору. О тех секретах, что он знает, у нас прежде и не слыхивали. Вот еще малость силы в руках прибавится, выйдет из парня настоящий кузнец.
***
В школе Генрик весь день клевал носом, зато после работы сон как рукой сняло. Мальчик долго ворочался, все никак не мог уснуть, видно мешали солнечные лучи. Подойдя к окну, чтобы задернуть занавеску, Генрик увидел, что на соседний двор лезет через забор человек.
Выпрыгнув через окно, мальчик метнулся к воротам и, забравшись на них, разглядел происходящее у соседей. Злоумышленником оказался Брид. Он снял висевшую на гвозде связку вяленой рыбы, продемонстрировал ее невидимому для Генрика наблюдателю и собрался уже уйти с добычей, но дверь дома распахнулась, сын соседа Данн кинулся за вором. Брид, отшвырнув рыбу, бросился бежать, но у забора был настигнут и схвачен за ноги. Приятель попавшегося парня - Беком выскочил из-за угла и побежал, пригибаясь, прячась за забор.
- И не стыдно тебе товарища бросать? - окликнул Генрик беглеца, когда тот поравнялся с ним.
- Молчи, - шепнул парень, погрозив кулаком.
***
Обсуждать проступок Брида собралось все селение.
- О чем говорить? - удивленно шептал Итану Генрик. - Дали бы по морде, да отпустили.
- Дикий ты человек.
Сосед с сыном между тем кричали, что молодежь распустилась, порядка нет, и даже на своем дворе в сохранности имущества нельзя быть уверенным. Старый Финн поддакивал, мол, сорок лет назад и вообразить не могли, чтобы кто-то взял чужое. Все, вздыхая, кивали, соглашаясь. Лишь когда Данн заявил, что Брида стоило бы отдать для суда эльфам, общество дружно возмутилось, мол, никогда еще эльфов в дела Туле не вмешивали и вмешивать не будут. А Финн принялся шуметь, что от эльфов все безобразия и идут, молодежь за легкой жизнью в Эмайн бежит, а работать никто не хочет, что вернувшиеся от эльфов бездельники своими россказнями баламутят всю округу. Тут Финн вспомнил о Генрике и принялся предупреждать Карма, мол, добром дружба Итана с пришлым мальчишкой не кончится, и коли он, Карм, не хочет, чтоб и Итан следом за Майдом сбежал к эльфам, пускай держит сына от Генрика подальше.
- Мы обсуждаем не моих сыновей и не Генрика, а Брида, - напомнил Карм. - Парня следует примерно наказать, поскольку это не первый случай хищения в селении. Да и домашняя птица что-то часто стала в последнее время исчезать.
- Точно, точно! - подтвердил Финн. - У меня гусь в прошлом году пропал, да в нынешнем две курицы. Либо Бекома, либо Брида рук дело, больше некому, разве что этот, из Внешнего мира.
- Причем тут я! - возмутился Беком. - Ежели я по малолетству однажды на черешне попался, так я уж и вор!
- Что птицу похитили, никто не доказал! - отрезал Кулв. - Обсуждаем только вчерашнее происшествие. Стоимость поврежденного имущества отец Брида выплатит, а парня выпороть на площади, чтобы впредь не повадно было.
Согласились все, кроме отца Брида:
- Ему только пятнадцать, зачем сразу на площади?
- Хочешь освободить от наказания - виру плати. Поскольку парень провинился в первый раз, достаточно серебряной дюжины.
На том и порешили. Отец провинившегося отсчитал деньги, и народ разошелся.
- Молодец, не выдал, - кивнул Генрику Беком.
- Ну и дерьмо же ты!
- Что ты сказал? Повтори!
- Как еще назвать человека, бросающего товарища в беде?
- Болван ты! Если бы сцапали и меня, Бриду легче б не стало. А меня, между прочим, никто бы от наказания не откупил. А ну, пойдем со мной!
Беком нагнал старого Финна.
- Дядюшка Финн, вам сапоги эльфийские не нужны? Новенькие, с каблучками и пряжками, глядите, какие красивые.
- Чтобы у меня краденную у эльфов вещь нашли?!
- Какую краденную?! Я их в прошлое новолуние на рынке купил. Сапожник из Малых Овражков за двенадцать монет такие шьет. Жмут, заразы, сил нет, иначе нипочем бы не продал.
- А вроде не шибко маленькие. Ну-ка дай примерить. Ничего, довольно удобные. У Нейла нога, кажись, не больше моей. За пять монет, пожалуй, куплю.
- Да я за них десять заплатил!
- Никто тебе больше пяти за ношеные сапоги не даст.
- Они совсем новые, вот, подошву поглядите. За пять у меня и Генрик просил, да я не согласился.
- Я и больше бы заплатил, кабы деньги были.
- Так и быть, шесть.
- Идет.
Пошли к Финну за деньгами.
- Нейл вернется, ему пригодятся, - забирая сапоги, сказал старик.
Беком, получив деньги, побежал к другу. Тот вышел на зов не сразу.
- На, отцу отдашь, - велел Беком, вручая Бриду шесть монет. - Здесь половина, так что все честно.
- Откуда у тебя столько? Давай лучше себе оставим.
- Я тебе оставлю! Отец за тебя платил.
- Толку-то, если он мне все причитающееся сам отсчитал и даже с лихвой.
- Дома - ерунда, дома всех пороли, а на площади - позор на всю жизнь.
-Все равно теперь тысячу лет не забудут, что меня к порке приговорили. Чуть что, Брид, скажут, виноват.
- Это и про меня говорят. Все равно мы через год отсюда уйдем.
-Не навсегда же. Годков пять послужим, а там жениться пора, дом свой заводить.
-Куда спешить. Там девки есть красивые. Это уж годам к сорока, когда состаримся, денег накопим, да работу поспокойнее в Эмайне найдем, можно будет и домик купить, и жениться, если захочешь. Мы с Бридом решили, как шестнадцать исполнится, в солдаты идти, - пояснил Беком Генрику. - А тебе и раздумывать нечего, коли у тебя брат там. Этот Генрик, похоже, свой парень, хоть и пришел из Внешнего мира, которого, как известно, не существует. Хочешь, будешь с нами в компании?
-По чужим огородам лазить? Ради этого мне из Внешнего мира не стоило уходить.
-Ну и наглецы вы в вашем Внешнем мире! Давно бы тебя отлупил, да станут говорить, что я с малышней связался.
2
Генрик, сидя во дворе, старательно рисовал буквы куском угля на старой доске.
- Пошли скорее! - завопил Итан. - Ты все спрашивал, что за границей мира. К нашим соседям родич приехал из Старых Вязов, он по молодости да неопытности туда попал, целых три года мучился, покуда эльфа случайно не повстречал. У соседа уже полдеревни собралось, а ты здесь просиживаешь.
Итан не преувеличивал - изба не вмещала любопытствующих, молодежь толпилась во дворе, заглядывая в окна. Рассказчик оказался глубоким стариком, со времени его путешествия минуло почти пятьдесят лет, тем не менее повествование его, наверняка уже слышанное не раз, вызывало не просто сочувствие, а почти ужас. Впрочем, молодежь настроена была довольно скептически. Беком и вовсе утверждал, что весь рассказ - сплошное вранье, старика, должно быть, занесло после кораблекрушения на какой-то пустынный остров, откуда его и спасли эльфы. А загробный мир то ли привиделся бедолаге с голодухи, то ли он попросту его выдумал. Генрик, готовый уже разделить мнение Бекома, внезапно заинтересовался рассказом, уселся на окно и от комментариев Итана отмахивался.
Потом, спрыгнув вниз, подошел к стоящим поодаль Бекому и Бриду:
- У вас в Туле, случайно, не было таких сумасшедших, чтоб по доброй воле за границу Мира плыть решались?
- Появлялись иногда. Вон про Брана девчонки до сих пор песни поют.
- Ты что, уплыть туда хочешь? - заволновался Итан. - С ума сошел?
- Я был прав с самого начала - за морем выход во Внешний мир! Старик называл места, которые я знаю, он был в моем мире! А ты мне насчет ада лапшу на уши вешал.
- А как же все ужасы, которые старикан рассказывает? - заинтересовался Брид. - Вранье?
- Через раз. Кое-где приврал, кое-где правда.
- Он говорит, там холод такой, что жить невозможно.
- Врет, мы же жили.
***
Вроде бы никто кроме Бекома, Брида и Итана разговора не слышал, но, непонятным образом, уже к утру вся деревня была в курсе. Малыши в школе старались коснуться Генрика, чтобы убедиться, что он не призрак. Девушки интересовались у Герды, где она жила в прежний жизни, и за какие провинности попала в ад. А старый Финн каждому встречному поперечному сообщал, что выходцы с того света зазывают молодежь к себе, так что Итан имел вечером серьезный разговор со своим отцом. Карм нежданно разрешил сыну уезжать хоть в Эмайн, хоть даже в армию, но только не во Внешний мир.
Известие о том, что Генрик с Гердой пришли не откуда-нибудь, а из-за границы Мира быстро распространилось за пределы деревни. Через три дня пришло сообщение, что с Генриком желает говорить Хранитель Мудрости. Кулв заставил девчонок подровнять Генрику волосы и выстирать для него лучшую рубаху и наутро сам повез мальчика на телеге к Хранителю. Ехали почти целый день, и всю дорогу Кулв волновался.
- Ты лучше не говори, что хочешь уехать во Внешний мир. Хотя и врать Хранителю ни в коем случае нельзя. Не знаю, что и делать. Скажи, что я доволен тобой, и что грамоте уже почти выучился. Не пойму, отчего он тебя вызвал, обычно каждый по достижении шестнадцати лет с Хранителем беседует. Если станет попрекать, что с Бекомом и Бридом дружбу водишь, поясни, что сам ничего плохого не делал, а парни те не такие уж и пропащие. Провинились, это было, но они еще исправятся, скажи, и дядька Кулв тоже так считает.
Кулв остановил лошадь, не доехав почти тысячу шагов до неприметного жилища Хранителя, и приказал Генрику идти дальше пешком. Сам же остался ждать.
Хранитель мудрости оказался высоким худым белобородым стариком. Вопреки ожиданиям, весьма дружелюбно настроенным.
- Это ты, стало быть, Генрик из Внешнего мира? Решил вызвать тебя, не дожидаясь совершеннолетия, не то ты, глядишь, до того времени назад домой удерешь.
- Я, действительно, хочу уплыть во Внешний мир, господин Хранитель. Должен я там про Туле рассказать. Но то, что говорят, будто я зову с собой ребят, это неправда. Никого я с собой не звал. Не понравится им там, а назад дороги, сказывают, нету.
- В одиночку тебе море не переплыть, не вздумай и пытаться. Есть у нас любители дальних странствий. Думаю, вы скоро друг друга найдете. А я вот хотел расспросить тебя про Внешний мир. Давно не приходило оттуда людей, способных без истерик обо всем рассказать.
- Да я ведь дальше ярмарки и не бывал нигде. Что же я Вам сумею рассказать?
- А вот что знаешь, о том и рассказывай, как жили, чем занимались, каких богов чтили.
- Позвольте, господин Хранитель, о богах с Вами не говорить. В Ваших здешних богов я не верую, в храмы не хожу и ходить не буду, потому что нету таких богов, а есть Единый Господь - Иисус Христос. Но спорить я с Вами не хочу, потому что бесполезное это дело, все равно никто никого не переубедит. Были когда-то святые проповедники, которые словом единым в истинности веры своей язычников убеждали, но я-то не святой.
- Слыхал я про твоего Бога, простым смертным на земле родившегося, дабы, пройдя путь человеческий, жизни праведной людей научить. Вижу теперь, что учения его не позабыли, это хорошо, но стал ли мир добрее со времен жертвы той великой?
- Честно говоря, я весьма плохо представляю, каков был мир в те далекие времена.
- Не столь уж те времена далеки. Ты рассказывай, каков Внешний мир теперь, а уж я сравню.
Беседа длилась долго, Хранителя Мудрости интересовала каждая мелочь.
- Вы теперь тоже решите, что мой мир ужасен.
- Во Внешнем мире нет справедливости уже несколько тысяч лет, с тех пор, как знания стали доступны людям, не готовым их воспринять. Толпа вообразила себя могущественной и перестала подчиняться Мудрым, равновесие между добром и злом нарушилось, до сих пор никому не удается его восстановить. Мы долго оставались в стороне от бед, но спокойствие уже нарушено, и никто не знает, сколько существовать Эмайну и Туле. Эльфы слишком беспечны, они полагают, что сумеют сами противостоять силе Демонов. Им следовало бы звать на помощь всех Мудрых, оставшихся еще во Внешнем мире, а они беспокоятся о нерушимости границ.
- Это Вы о колдунах Хельбурга? Эльфам пока удается сдерживать их.
- Демоны сидят в своем замке и никого не трогают. Должно быть, возможность совращать людей и эльфов развлекает их. Меж тем, стоит лишь Демонам протянуть руку - Эмайн падет.
- Вы тоже колдун?
- Нет. В Туле редко рождаются люди со способностями к магии. Эльфы, отбирая крестьян для переселения сюда, отбраковывали всякого, состоящего хотя бы в дальнем родстве с колдунами, дабы оставить волшебство исключительно своей привилегией.
- И Вы еще утверждаете, что Ваше общество справедливо! Вы рабы эльфов.
- Ничего подобного! Народ Туле свободен. Эльфы не вмешиваются в наши дела. Мы сами устанавливаем законы и сами следим за их выполнением. Разумеется, мы не должны нарушать и законов, установленных эльфами, поскольку живем на их территории.
- Вы работаете на них, платите оброк.
- Не оброк, а арендную плату за землю. Кстати, она не столь уж велика, учитывая, что колдуны обеспечивают нам погоду, гарантирующую ежегодное получение хорошего урожая. К тому же, плата вносится не деньгами, а зерном, что тоже удобно для нас. Причем, за семь с половиной тысяч лет общая сумма выплат ни разу не увеличивалась, несмотря на то, что население Эмайна возросло, и сейчас эльфы покупают у нас впятеро больше зерна, чем получают за землю. Правда, почти все деньги возвращаются к ним же в качестве подушного налога, население Туле выросло несоизмеримо больше, чем население Эмайна.
- Эльфы ничего не делают и живут за ваш счет. Вы даже подати сами для них собираете.
- Разумеется, ведь мы распределяем выплаты так, как считают справедливым люди Туле. Что касается эльфов, то они вовсе не бездельничают, по крайней мере, колдуны, а в разделении труда никакой несправедливости нет. Наш народ всегда специализировался на земледелии, так же как гномы - на металлургии и горном деле. Только не надо сравнивать свою жизнь с жизнью эльфов. Жить каждому так же хорошо никогда не удастся. Можно только заставить эльфов жить хуже, но вряд ли это сделает кого-либо счастливее.
3
- Что ты сидишь? - возмущался Итан. - Домой пора, дядька Кулв заругает.
- Не заругает. Он знает, что я корабль жду.
- Меня отец, если б я во Внешний мир намылился, вообще убил бы. Да и зачем тебе этот корабль? Гляди, не гляди, такой же не сделаешь.
- Да, жалко, что здесь мастеров, которые корабли строят, нет. На другую сторону Туле топать, поди, долго придется. Лучше бы сперва в матросы поступить, но я уже на двух кораблях спрашивал, им ученики не нужны. Этот последний остался, нельзя мне его пропустить.
- Подумаешь, не велика беда, через два месяца опять придет. Если, конечно, они за это время совсем не разорятся. Вон опять опаздывают. Штрафов, поди, больше платят, чем дохода имеют. На их корабль никто и не садится. Разгильдяи. Ну, ты как хочешь, а я домой.
Парусник подошел под утро.
- Эй, которые вылезать собирались, что спите? Видите, никого нет, стоять не будем, дальше поплывем, - проорал широкоплечий кудрявый моряк.
- Вас четверо целый день дожидались, ночевать ушли. Я сейчас за ними сбегаю, - предложил Генрик.
- Не стану я никого ждать, - заявил молодой парень с едва пробивающейся бородкой бывший здесь, судя по отношению к нему прочих, капитаном. - У меня важный груз, а я опаздываю. Нечего было с пристани уходить.
- Они ведь издалека приехали. Могут с вас, наверное, штраф какой-нибудь взять.
- Нам за задержку груза больше штраф будет, - миролюбиво пояснил широкоплечий. - Впрочем, беги, только пусть поторопятся, через десять минут отходим. Кстати, Бекома знаешь? Заскочи к нему, он, вроде, писал, дело есть.
- Не стану я твоего Бекома дожидаться. Какое у этого молокососа может быть дело? Если какой криминал, так лучше бы ему здесь не появляться.
Генрик со всех ног помчался к корчме, где остановились приезжие, потом, уже спокойнее, к дому Бекома.
- Какой еще корабль? С ума сошел – ни свет, ни заря будить, - разорался отец парня. - Пошел прочь!
Разбуженный шумом Беком, выпрыгнув в окно, чтобы избежать объяснений с отцом, нагнал Генрика.
- Парусник пришел. Просили тебя позвать. Только они могут и не дождаться. Торопятся очень.
- Не дождутся – сами будут виноваты. Я в другой раз караулить их не стану. Ты чего отстаешь?
- Я только что сюда бежал.
- Ладно, догоняй.
Парусник все еще был у пристани. Хорошо одетый мужик бранился, требуя немедленного отправления.
- Сейчас, сейчас, через две минуты отходим.
- Вам матросы нужны? - поинтересовался Генрик.
- Какие матросы, сами пятый месяц бесплатно работаем.
- Так и я могу бесплатно.
- А кормить тебя кто будет? Такой, как ты, моряк больше проест, чем наработает. Раньше, чем через три года, ты вряд ли на море кому понадобишься, а нас к тому времени здесь уже не будет.
- Эй, Генрик, иди-ка сюда! - появившись из каюты, крикнул Беком. - Пропусти этого парня, его Арт к себе требует.
- Какой еще Арт? Зачем? - удивился мальчик.
- Капитан парусника. Ты его видел. Заходи, не бойся.
- Ты, стало быть, из Внешнего мира. А откуда? - спросил давешний молодой человек.
- Недалеко от Люнебурга жили.
- Где это?
- В Священной Римской Империи.
- На карте такой нет. Покажи.
Арт развернул на столе большой лист бумаги с двумя кругами, плотно заполненными надписями. Хотя Генрик читал уже довольно бойко, знакомых названий не попадалось.
- Выход за границу Мира помечен красным крестиком. Красная дуга - места, где открываются Врата эльфов. Там и ищи.
- Говорили, будто от границы Мира до берега далеко.
- Дней пять пути при попутном ветре.
- Вот это расстояние?
- А ты как думал!
- Я думал, мир куда меньше. И потом, почему здесь не один Мир, а два?
- Мне объяснили, что между ними существует переход. Дойдя до границы одного, оказываешься в симметричной точке второго. Или теперь этот проход уже закрыт?
-Не знаю. У нас никто так далеко не бывал. Солнце восходит там?
- Да. Откуда не гляди - с той стороны.
- Тогда все верно – север здесь, а на юге Средиземное море. Единственное название знакомое попалось, остальные на нашем языке, видно, по-другому звучат. Все христианские страны, стало быть, вот этот кусочек мира занимают. А что уж вокруг, врать не буду. Сарацины, мавры, татары, дальше, может, еще кто есть, а может, это их земли столь велики - не ведаю.
- Да, не слишком много ты о своем мире знаешь. Ну, хоть говорить по тамошнему умеешь.
- Так ведь языков у нас не счесть. Каждый народ по-своему разговаривает. Со своими господами я, конечно, объясниться смогу. Язычники тоже почти по-нашему говорят. А вот в Риме или во Франкии вовсе другая речь. Мне их не понять, латыни я, считай, не знаю.
-Неужто столько разных языков?
- Это Бог людей наказал, смешал языки, когда башню Вавилонскую строили.
- Что за башня такая?
- Огромная, до самого неба.
- Действительно до неба достает?
- Нет, ее не достроили. Перестали друг друга понимать и по домам разошлись.
- Жаль. А зачем вам башня такая понадобилась?
- Должно быть, до рая хотели добраться. Давно это было.
- Не много от тебя будет пользы, а все лучше, чем ничего. В этом году плыть поздно, слишком холодно там. В начале следующего лета пойдем. А ты за два месяца с делами рассчитайся, в следующий заход с нами отправишься. Без привычки-то куда тебя в открытое море брать.
- Так это про Вас мне Хранитель Мудрости говорил?
- Может, и про меня. Я всех Хранителей обошел, пока карту эту срисовать дали. Сидят на знаниях, как собаки на сене. Сами не жрут и другим не позволяют. От знаний будто бы вред - это надо же до такого додуматься! Совсем из ума повыжили, черви книжные. Ну, ступай, мне поторапливаться надо.
- Почему задержка? Все погрузились давно! - вопил на палубе хозяин важного груза. - Чтоб я еще раз с вами связался!
- Не волнуйся, дядя, ни на час не опоздаем, - заверил Арт. - Отвязывай канат! Живее, ребята, нам за год денег надо накопить!
Поскольку уже начал просыпаться народ, Генрик побежал к Итану, поделиться нежданной радостью.
- Нечего к нам приходить, - заявил вдруг Карм. - Ты, конечно, парень неплохой и с Майдом нашим был приятелем, но Итану я с тобой общаться запрещаю.
У калитки старый Финн сообщал Кулву:
- Говорил я, не будет от пришлого толку. Во Внешний мир уплывают на паруснике бездельника Арта. Бекома с Бридом с собой берут. Им теперь сам черт не брат. Во Внешнем-то мире кто их достанет? Всех в свою банду скликают, погуляем, говорят, напоследок, добром чужим разживемся.





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 6
© 12.08.2017 Ольга Кобецкая

Метки: Эльфы, гоблины, чародеи,
Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор














1