Бастард. Холодное дыхание тьмы. Глава 1


Бастард. Холодное дыхание тьмы. Глава 1
Человек может изменить многое,
но он никогда не сможет изменить
свое прошлое.
1324 год. Юг Франции

Глава 1

Холодный ветер дул с холмов, обдувая густые южные леса. Он подгонял рано опавшие листья вдоль дороги, и оставлял на речной воде легкую зыбь . Из леса вышел красивый олень с огромными рогами, он чутко прислушался, и повернул голову в сторону дороги. По Южному тракту, не торопясь, ехали два всадника. Впереди ехал белокурый юноша, в плаще-накидке, одетом поверх плотной туники и в сапогах. Он уверенно держался в седле, и внимательно осматривался вокруг. Второй всадник – пожилой, седой аббат в монашеской рясе, подпоясанной веревочным поясом с розарием, и в шапероне, ехал сзади. Монах тихо что-то напевал себе под нос.
Начинало быстро смеркаться. Ветер утих и из-за туч выглянул бледный полный месяц.
– Сын мой, пора нам подумать о ночлеге,– аббат показал рукой в сторону моста,– там, за рекой, есть отличный трактир.
Они проехали реку по каменному мосту, и вскоре подъехали к развилке дороги. Там путники увидели – сгоревшие останки деревянного строения, с завалившимися бревнами и рассыпавшейся черепичной крышей.
– Да… – печально вздохнул аббат,– а ведь два года назад здесь был хороший трактир, с гостевыми комнатами.
Они проехали пепелища и остановились возле опушки леса.
– Ну что же, Донат. Сегодня придется ночевать на улице, у костра. А лучшего места для ночлега, я думаю, мы уже не найдем,– аббат остановился и слез с лошади. – Спустись к реке, и напои коней, только дай им перед водопоем остыть немного.
– Хорошо, отец Жак, – юноша повел под узды обоих коней вниз, к реке.
Он привязал их к дереву на берегу, снял плащ-накидку, и умылся холодной освежающей водой, смывая с лица дорожную пыль. Под плащом, сзади, у него были прикреплены к спине ремнями ножны, обшитые кожей. Он достал из ножен меч. Этот меч был не очень большой, длиной клинка около двух футов, и толщиной в три пальца, его выковал специально для него мастер-кузнец Джори. Учитель Клод всегда говорил, что у меча должно быть имя. Донат назвал его «Вершитель». Юноша залюбовался завораживающей красотой меча, резным эфесом, строгим долом, проходившим точно посередине. Даже в сумерках металл меча красиво отблескивал. Донат аккуратно вложил его обратно в ножны, и повел коней к воде.
Когда он вернулся с реки, его спутник был связан веревкой. Возле него стоял бородатый одноглазый мужчина, приставив к горлу аббата огромный нож. Еще один, рыжий верзила, вытряхивал содержимое походных мешков.
– Старик, отдавай все – что у тебя есть,– Одноглазый яростно, будто коршун, склонился над монахом, и тут, обернувшись на шум, он увидел юношу с лошадьми.– О, да… Сегодня определенно наш день!
Одноглазый кивнул головой на юношу:
– Эл, проверь щенка!
К парню подошел рыжебородый верзила, он уставился на его новые мягкие сапоги из оленьей кожи.
– Приятель, отдавай все, если тебе дорога жизнь, и быстро снимай эти великолепные сапожки.
Юноша покорно вздохнул, сел на траву, и начал снимать сапоги. Верзила ощерился и присел рядом. Рыжий конь фыркнул сзади.
Резко выдернув небольшой нож из голенища сапога, юнец вонзил его по дуге снизу, прямо в шею разбойнику, нож вошел почти по самую рукоятку. Тот выпучил глаза, обхватив шею, кровь хлынула темно-алым фонтаном, он захрипел и упал на землю.
Быстро оттолкнув старика - аббата, одноглазый вытащил из-за пояса топор, и не торопясь пошел на парня, держа в одной руке нож, а в другой топор:
– Молись, щенок!– прорычал он.
Юноша резко вытащил меч из-за спины, и стоя на своем месте, терпеливо ждал. Увидев меч, одноглазый остановился, но потом резко бросился на парня. Тот взмахнул мечом, уйдя чуть в сторону, но разбойник оказался проворным, несмотря на свою тяжелую фигуру. Он выбил сильным ударом топора – меч из рук юноши, и ударил его ногой в грудь. Парнишка охнул, упав на землю. Одноглазый улыбнулся, подошел ближе, и быстро замахнулся топором, целясь прямо в голову, но парнишка вдруг резко ударил его по ногам, под изгиб колен, и свалил одноглазого на землю. Затем он быстро перекатился, поднял свой меч, и уже в прыжке, когда одноглазый попытался встать, ударил им, рассекая противника наискосок, от левого плеча и вниз. Меч просвистел в воздухе, и вошел в плоть, будто нож в масло. Разбойник охнул, что-то булькнуло, и одноглазый упал на траву, которая тут же стала красно-бурая от крови. « Пш-шшш…» – прошипел одноглазый и уткнулся лицом в землю.
Затем юноша достал платок, и вытер лезвие меча.
Аббат смиренно сидел связанный на траве, приподняв глаза к небу, и что-то нашептывая губами. Парень подошел и быстро перерезал веревку, которой связали его попутчика.
– Они появились так неожиданно, будто выросли из-под земли,– проворчал аббат.
– Отец Жак, так мы сегодня ужинать будем?
Растерянный старик-аббат вздохнул, и начал сгребать в кучу хворост, чтобы разжечь костер.
– Да, Донат, мастер Клод многому тебя научил за эти три года…
Юноша молча оттащил поверженных разбойников в сторону, затем обмыл руки водой из фляжки, и стал доставать из холщовой торбы вяленую оленину и ячменные лепешки. Аббат разжег костер, сухой хворост затрещал, обдавая путников своим жаром. Они молча сидели у костра и жевали лепешки.
– Смутные времена настали, мой мальчик,– аббат задумчиво уставился на отлетевшую головешку. – Не помню, чтобы когда-либо нападали на священников…
Донат вдруг застыл и прислушался. Из темноты, со стороны Южного тракта показались два всадника. Они ехали прямо к ним. Донат быстро, пружинисто встал.
Всадники спешились и не торопясь подошли к путникам. Это были два городских стражника в коротких кольчугах, вооруженные мечами. Один из них был высокий, черноусый, с огромными покатыми плечами:
– Доброй ночи – мирным людям. Вы, друзья мои, выбрали неудачное место для ночлега,– стражники встали возле костра и внимательно рассматривали путников.– В этих краях полно разбойников и дикого зверья. До Авиньона около двух часов пути на лошадях. Не хотите составить нам компанию?
Монах внимательно посмотрел на стражников:
– Благодарим вас, но мы решили заночевать здесь. Не разделите с нами трапезу, славные стражи?
– Нет, святой отец, мы спешим. Не встречались ли вам подозрительные лица возле Южного тракта?
Отец Жак откусил лепешку, и махнул головой в сторону лежащих мертвых разбойников. Стражники подошли и осмотрели их:
– О, Святые!­ – воскликнул второй стражник, чуть полноватый, с маленькими, как у хорька глазами,– это же одноглазый Милтон, а точнее –то, что от него осталось. Мы охотимся за ним уже четыре месяца. Он самый известный в округе головорез.
– Был,– поправил его черноусый стражник, и удивленно покачал головой,–
Да, святой отец, а по виду сразу и не скажешь, что вы – войны,– он посмотрел на парнишку, который как ни в чем не бывало жевал лепешки, и встретившись с ним взглядом, почему-то вздрогнул,– ну а кто вы такие, куда путь держите?
– Я аббат Жак Баттист, из Приората Серрабоны. Этот юноша – мой сопровождающий Донат,– святой отец достал и показал стражникам круглую золотистую печать приората,– Мы следуем в город Валанс, везем важные книги и рукописи, по поручению Приора Иосифа.
Черноусый стражник внимательно осмотрел печать и вернул ее старику.
– Все же не советуем вам здесь ночевать, не ровен час покажется остальная шайка. Хотя… Без главаря Милтона – это просто вонючая кучка отбросов.
Он еще раз посмотрел на юношу, а затем они сели на лошадей, и поскакали в сторону Южного тракта.
Путники закончили трапезу, и лениво растянулись у костра.
– Донат, я все же думаю нужно спать по очереди. Ты ложись, а мне что-то не спится, тем более рядом с ними,– он кивнул в сторону поверженных разбойников.
Донат положил под голову походную торбу, и устало вытянул ноги:
– Мастер Клод учит нас, что остерегаться нужно живых, а не мертвых.
– Знаешь, Донат, мне все равно немного не по себе, ты поспи первым, а после полуночи я тебя разбужу.
Аббат явно ощущал чье-то присутствие рядом.
Из-за кустов можжевельника за ними наблюдали. Полная луна освещала поле вдоль дороги матовым отблеском. Филин аукнул в лесной чаще и замолк. Ломая кусты, играючи, пробежали три молодых кабанчика-подранка. Лес жил своей ночной жизнью. Наблюдающий за путниками, внимательно оглядел их, а затем быстро скрылся в лесной чаще.
Донат вскоре уснул крепким, молодым сном…
«А я теперь еще долго не усну»– подумал отец Жак, и прижавшись спиной к холодному валуну начал тихо молиться…

Солдаты-стражники ехали неторопливо, осматриваясь вокруг.
– Странный все-таки тот парнишка, сопровождающий старика.
– Я даже вздрогнул, когда встретился с ним взглядом,– ответил черноусый,– У него глаза – как у волка, я таких еще не видел. Хотя многих повидал на своем веку, поверь мне, Рульф.
Лошадь под черноусым стражником сопела и устало хватала воздух ноздрями.
– Ну, потерпи, милая, немного осталось…
Вдали были уже видны высокие каменные стены Авиньона.
– Смотри, Марк, еще один бродяга.
У обочины дороги, в кустах терновника, у костра сидел странный человек в черной сюркотте и накинутом на голову капюшоне .
– Рульф, нужно проверить его...
– Оставь, Марк, наверняка пьяный крестьянин, решил заночевать в поле…
Однако стражник Марк уже слез с коня и пошел к путнику. Второй стражник вздохнул, тоже спешился, и пошел за напарником.
Марк подошел вплотную и похлопал незнакомца по плечу:
– Эй, бродяга, опусти капюшон,
Путник встал, обернулся, и быстро снял капюшон. Марк застыл от ужаса, взглянув ему в лицо. Незнакомец коротким взмахом руки, и тут стражник с ужасом заметил вместо пальцев на руке – огромный коготь, он рассек Марку шею от уха до уха. Стражник охнув, рухнул прямо на траву, пытаясь зажать руками свою страшную рану. Рульф быстро достал меч с ножен, и уже замахнулся им на бродягу, на миг осознавая, что где-то видел это бледное лицо, но тот отскочил чуть в сторону, и располосовал ему шею сбоку, меч выпал из рук и звякнул, упав на камень, стражник упал на землю, и последнее, что он увидел – это бледное, восковое лицо, склонившееся перед ним в презрительной усмешке…

***
Лучи солнца щекотали его веки. Отец Жак открыл глаза. Лошади стояли запряженные. Чуть вдалеке Донат притаптывал свежий холмик, присыпая его пушистыми ветками можжевельника.
– Где же тебе удалось раздобыть лопату, сын мой?
­– Я нашел ее в лодке, на берегу. Пора выдвигаться, отец Жак.
Они ехали молча. Отец Жак посматривал на своего спутника с уважением:
« Да, мальчик вырос, и из волчонка превратился в настоящего молодого волка, который скоро покажет свои клыки»
Он вспомнил историю Доната. Раньше мальчика звали Жан. Он жил в городе Леоне. Жан был бастардом барона Ганиса Лувье, самого известного и древнего рода в Леоне. Мать Жана звали Марта, она была обычная служанка, при дворе Ганиса. Вскоре барон женился на Жаклин Сент-Марше, герцогине из Прованса, а через год уехал на войну. Жаклин, узнав о бастарде, выгнала со двора его мать вместе с мальчиком, они переехали из города – в рыбацкую деревню. Вскоре, по приказу Жаклин, Марту похитили и продали африканским работорговцам.
Жан жил с дядей Клементом, пожилым, бывшим стражником, ставшим обычным рыбаком. Однажды Жаклин подослала к мальчику убийцу из клана Черных истребителей . На счастье, дядя в этот день приехал раньше с рыбалки. Он выхватил меч, и долго бился с наемником, наконец, он убил его, но сам был ранен. Посадив мальчика на коня, они мчались с ним ночь и день не останавливаясь, дядя загнал двух коней, и на следующую ночь привез его в Приорат Серрабоны. Дядя Клемент рассказал историю мальчика своему другу, аббату Жаку Баттисту, а потом, потрепав мальчишку по вихрам, умер от полученных ран. Мальцу было тогда семь лет. До четырнадцати он рос в детском приюте при приорате Серрабоны, а потом его заметил и забрал в свою школу мастер Клод.
Мастер Клод – это человек, полный загадок, он был по происхождению из виконтов, но долго живший где-то в далекой восточной стране. Мастер Клод открыл свою Школу, куда сам набирал учеников, он обучал их всем тайнам боевого искусства и владению всеми видами боевого оружия. Ходили слухи, что покровителем школы был тайный Орден Клинка и Розы. Ученики его школы были суровыми, бесстрашными воинами, их часто нанимали для охраны высоких церковных особ и духовенства, а также других влиятельных лиц. Во Франции наступили неспокойные, смутные времена. А поскольку священникам иногда приходилось перевозить священные книги, рукописи и различные артефакты, то они пользовались услугами учеников школы мастера Клода.
­ – Донат, –окликнул путника аббат,– а почему ученики школы Мастера Клода всегда скрытно носят оружие?
– Учитель всегда говорит, что оружие нужно прятать также, как тщеславие и гордыню. И обнажать меч только в случае явной угрозы…
Аббат задумался.
– Сын мой, пожалуй, нужно заехать в город Авиньон. Пополнить наши скудные запасы продовольствия, да и коням дать денек отдыха...
Юноша молча кивнул, и они повернули к городу…







Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 22
© 12.08.2017 Роман Соловьев

Метки: Прошлое уже не изменить...,
Рубрика произведения: Проза -> Остросюжетная литература
Оценки: отлично 0, интересно 1, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора














1