Верона. Часть I. Глава VI. I


Вера
Мы сидим в роскошном ресторане, Руссо только что сделал заказ, а я еще взяла минутку на размышление и официант терпеливо ждет. Глаза разбегаются от мудреных названий: «Бланкет», «кассуле», «крет дё кок», «жезье». Боже, я никогда в них не разберусь! Названия в меню выведено кривым танцующим шрифтом, да такими гигантскими буквами, что можно увидеть, что я читаю прямо из припаркованного у ресторана «Мустанга», а ингредиенты прописаны так мелко, что даже с моим стопроцентным зрением нужна лупа.
– Детка, я сейчас умру от голода, – ворчит Руссо и со вздохом откидывается на спинку кресла.
Я выбираю фаршированную стерлядь и салат с авокадо и креветками.
– Отличный выбор, – с явным облегчением подбадривает меня официант и удаляется.
На самом деле я не люблю, когда что-то фаршируют, тем более ели это делаю не я сама, но мне не хотелось на людях возиться с костями от рыбы.
Я осматриваю зал, здесь очень красиво. Классический интерьер в мягких бежевых тонах с огромными хрустальными люстрами и массивными портьерами. Атмосфера мягкая, уютная, располагающая к общению.
На мне потрясающее черное платье, кружевной верх с лифом на подкладке и пышной юбкой из гипюра. Оно такое сексуальное, что когда мы вошли, половина мужчин в зале обратили на меня внимание. Мне это приятно, но мое внимание приковано только к Руссо. Он надел темно бордовую рубашку и черные зауженные к низу брюки. Волнистые волосы уложены гелем и зачесаны назад. Рубашка с длинными рукавами прячет от посторонних глаз все татуировки, кроме одной на груди – моего имени. Это так волнительно...
– Ты здесь раньше бывал?
– Да, – признается он и накрывает мою руку своей широкой ладонью. – Обедал с партнерами пару раз.
Боже, у меня настоящее свидание! Надо держаться, главное не расплакаться от счастья, а то тушь потечет.
– С Егором?
– Нет, детка, с другими.
– Т.е. бои и суши это еще не все?
Он кивает, а у меня захватывает дух. Я совершенно не знаю Руссо. Мне хочется окунуться в его жизнь и исследовать каждую закоулок, но я боюсь показаться излишне любопытной.
– Ты полон тайн.
– Стараюсь.
То, что я считаю неприемлемым в отношениях пары, он считает преимуществом. Мне нужно при случае объяснить ему свою позицию.
– Верона, нужно бронировать билеты, – в голосе Руссо слышу беспокойство. – Мне нужен твой паспорт.
– Загранпаспорт у меня в общежитии. Но у меня записаны все данные в блокноте, – я лезу в сумку, выуживаю оттуда блокнот и открываю на нужной странице. – Вот.
Руссо тут же забивает мои данные в телефон и начинает искать подходящий рейс.
– На сколько дней мы полетим?
– Сначала думал о выходных. Сейчас уже размышляю о неделе. Есть рейс в ночь на субботу. Прилет утром. Обратно можно вылететь в следующее воскресенье. Побудем три дня в Вероне. Потом можно будет взять машину и смотаться в Милан. Как тебе такой план?
– Я пропущу целую неделю занятий...
– Нагонишь, – уверенно заявляет Руссо, – сейчас только начало учебы. Ну что? Бронируем?
И тут я вспоминаю, что у Сани день рождение через неделю. Называю число и говорю, что к этому дню я готовлю ему специальный подарок. Руссо сверлит меня взглядом, губы нервно дергаются, и снова погружается в поиск рейса.
– О’кей, полетим на четыре дня и три ночи.
Я молча киваю, от осознания того по какой причине мы туда летим, у меня вспыхивает лицо.
– Не могу поверить, что мы это сделаем, – признаюсь я.
Руссо целует костяшки моих пальцев и загадочно улыбается.
Официант приносит воду и разливает по бокалам. Руссо за рулем, поэтому мы отказались от вина.
– Сделаем, – он кривит рот и закатывает глаза, – если я доживу.
– Мне кажется, ты волнуешься больше меня, – усмехаюсь я.
– Не то слово детка, – он поглаживает мою щеку, затем делает два больших глотка воды и тяжело вздыхает. – Не хочу тебя разочаровать.
Официант приносит наш заказ. На несколько минут за столом воцаряется тишина. Пока я пробую фаршированную рыбу, Руссо все сметает со своей тарелки.
– Ты меня никогда не разочаровываешь, – возвращаюсь я к нашему разговору. – Шокируешь – да, но не разочаровываешь это точно, – он улыбается, и я продолжаю: – Мне нравится твоя уверенность в себе и быстрота. Пока я соображу, что нужно сделать, ты уже это сделал. Мне бы тоже хотелось быть такой.
– Тебе не нужно на меня походить. Будь собой детка, – мягко произносит он, его глаза поблескивают от огня свечи. – Что тебе еще нравится во мне?
– Твое чувство стиля. Я бы сутки просидела в твоей гардеробной, разглядывая все детали, – он смеется. – Ты очень разный, словно у тебя множество лиц. Это пугает и интригует. Мне нравится твое тело, и как ты пахнешь, не твой парфюм, хотя он тоже потрясающий, а твой собственный запах. Твоя машина мне тоже нравится, она такая же напористая и быстрая как ты.
– А квартира? – он зажмуривается, видимо знает, что я отвечу.
– Нет, она мне не нравится.
– Почему? Из-за траходрома?
Меня передергивает при этих словах. Хорошо, что я не видела, как была обставлена безликая комната раньше.
– И поэтому тоже. Пустая комната меня пугает.
– Меня тоже, детка. Теперь она меня тоже пугает.
– Поэтому я не хочу брать ключи... ты меня понимаешь?
Он кивает и нервно сглатывает. Улыбка сползает с лица, и я спешу перевести разговор на другую тему.
– Расскажи чем ты еще занимаешься помимо того что я знаю.
– Не хочу об этом говорить, – отрезает он.
Мне словно дали пощечину, я утыкаюсь в тарелку и делаю вид, что занята поглощением еды, но есть мне уже совсем не хочется. Меня беспокоят вспышки настроения Руссо. Он, то сверх меры веселый и озорной, то вдруг мгновенно мрачнеет и злиться из-за мелочи. Только что он был необычайно нежным, эта новая сторона его натуры проявилась впервые, как опять возвращается грубый Руссо и портит все на корню.
– Что там за коттедж сняла София?
Я уже говорила ему, но видимо он плохо слушал, уф... я повторяю свой рассказ, теперь уже не так подробно. Он задает кучу вопросов, но не на все у меня есть ответы.
– Значит, мать Софии сняла коттедж, а она потащила вас к себе. Одна служанка будет убирать, другая готовить. Хм... лихо эта королева устроилась...
Когда он это говорит, идея с переездом мне уже не кажется такой удачной.
– Жить одной в такой махине жутко.
– Значит, она будет устраивать там вечеринки, приводить своих парней, у которых, конечно же, есть друзья, – его глаза постепенно наливаются гневом, – и это вопрос времени, когда ты с кем-то закрутишь роман.
– Что? Нет! – я вспыхиваю. – Почему ты мне не доверяешь?
– Я тебе доверяю, но я не доверяю всем тем засранцам, которые могут вторгнуться в твою жизнь.
С минуту он молчал, я резко отодвинула тарелку, но не рассчитала, бокал с водой грохнулся на пол и разлетелся на мелкие кусочки. Все в зале повернули в нашу сторону головы. Я покраснела и сконфузилась. Официант сделал знак и женщина в униформе смела осколки, а сам он убрал посуду со стола. Руссо попросил счет, и как ни в чем не бывало, продолжил разговор.
– Мне не нравится эта идея, Верона. Но лучше там, чем в общаге, ясный пень, – он потер лицо ладонями, от чего оно покрылось красными пятнами. – Я бы перевез тебя к себе, но ты только что заявила, что тебе не нравится моя квартира.
Я хлопаю ресницами, не могу поверить, что он только что это сказал!
– Ты хочешь, чтобы я переехала к тебе?
Он молчит, а я уже прыгаю в негодование как сорвавшийся со скалы альпинист.
– Как ты можешь мне такое предлагать? Мы знакомы всего месяц, по сути, между нами все сложилось только сегодня. Ты меня даже не знаешь! – я понижаю голос. – Мы даже еще не занимались... этим, вдруг я тебе не подойду?
Он усмехается и говорит:
– Поверь мне, Верона, с этим у нас будет все в порядке.
– Откуда ты знаешь?
– Знаю. Я просто это знаю, детка. Мне хорошо с тобой, тебе со мной. Надо быть слепцом, чтобы не видеть, как ты на меня реагируешь. У меня большой опыт, уж в этом-то я разбираюсь, поверь.
– Кто бы сомневался, – от упоминания опыта меня всю передергивает.
– Как только я заглянул в твои глаза, сразу понял – я попал! Просто мне понадобилось время, чтобы это принять. А по поводу остального, я тебе отвечу так: ты сестренка Курта, а он мой самый близкий друг. Он может меня ненавидеть, злиться, но если надо, жизнь отдаст за меня. Так что я доверяю тебе так же как ему.
– Но я по-прежнему притягиваю всякий сброд, – ехидничаю я, увы, не могу сдержаться. Зачем он сказал про опыт?
– С этим я как-нибудь справлюсь, надо же на ком-то зло срывать.
– Вот это я тоже хотела бы обсудить. Почему ты постоянно злишься?
Он тяжело вздыхает.
– Дай мне передышку! У меня был тяжелый день.

***
Мы молча едем, куда я не знаю... Руссо о чем-то думает, но я не хочу лезть ему в голову. Его настойчивость и упрямство меня доконают. Не знаю, что было бы не появись я у него сегодня дома. Думаю, что ситуация могла пойти совсем по-другому сценарию. Он приехал бы за мной вечером и увез туда, где сделал бы то, чего мы оба хотели. Наверняка после этого у меня были бы совсем другие мысли и заботы, и он никогда бы не узнал о моем отношении к героям Шекспира и про Верону. Но что сделано, то сделано... И теперь мы летим в Италию! Мне в это трудно поверить... еще нужно сделать визу. Наверное, нужны какие-то документы, как я соберу их за три дня? Смотрю на него и боюсь спросить.
Он останавливает машину на стоянке торгового центра такого масштаба, что кажется, в нем могут уместиться жители целого города.
– Идем, нужно тебя сфотографировать, – бурчит он, голос безрадостный.
Мы выходим из машины, он не берет меня за руку, как обычно, а бежит вперед. Мои опасения подтвердились, он на меня злится.
– Руссо! – кричу я и останавливаюсь, он оборачивается. – Я так не могу!
– Что? Верона! Что ты не можешь? – гневно кричит он и разводит руками.
– Ты снова на что-то злишься и не говоришь причину! Не хочу играть в догадки! Что я опять сделала не так?
– Да просто когда я пытаюсь сделать шаг к тебе, ты отходишь на два, и мы еще дальше, чем были, когда только встретились!
– О чем ты говоришь?
– О твоем переезде к Софии! Я говорю, что если ты переедешь, то для нас это будет путь в никуда!
– Что за глупости!
– Я сам был студентом, Верона! Я знаю, что получится из того, когда три симпатичные девчонки поселяются одни в коттедже. Вечеринки каждые выходные! Выпивка льется рекой. У вас еще и бассейн! Отлично! Я не видел это место, но в моей голове это прямо какой-то рай для траха!
Я подхожу ближе и заглядываю ему в глаза. Руссо отводит гневный взгляд, дыхание частое, поверхностное. Я поворачиваю его за подбородок и как можно ласковее спрашиваю:
– Ты знаешь, почему София именно мне выделила самую дальнюю спальню? – он нервно сглатывает, но молчит. – Потому что там самая лучшая звукоизоляция. И потому что по ее мнению тебе должен понравиться дизайн. Тебе, Руссо. Мои подруги знают, что я к тебе чувствую. Они даже готовы к тому, что время от времени ты будешь ночевать у меня. Я же сказала, Руссо: я твоя.
Он ошарашено смотрит на меня и несколько секунд молчит. Потом притягивает меня с такой силой, что выбивает весь воздух из легких.
– Прости, детка, я, наверное, с ума схожу...
– Это точно!
Через минуту Руссо уже тащит меня к главному входу торгового центра. Я улыбаюсь. Он не злится, а большего мне и не надо. Мы проходим мимо кричащих витрин – скопление роскоши и люксовых брендов. Этот центр отличается от тех, в какие мы ходили с мамой или подругами, когда приезжали в Москву.
Руссо заводит меня в часовой бутик. П-образная витрина забита дорогими часами. На ходу я снимаю плащ. Я объясняю свои действия тем, что здесь довольно тепло, но на самом деле он резко контрастирует с моим остальным нарядом и окружающей обстановкой. Продавец, длинноногая блондинка при виде Руссо расплывается в улыбке и здоровается голосом, напоминающим звонкий колокольчик. Но заметив меня, резко меняется в лице.
– Маша, мне звонил Генрих, сказал, чтобы я заехал.
– Да, он оставил тебе конверт и просил взглянуть на новый каталог.
Девушка уходит в подсобку, через минуту выносит конверт и рекламный проспект. Руссо вскрывает конверт, пересчитывает деньги и называет сумму. Девушка кивает и просит его где-то расписаться.
Руссо листает проспект и делает на нем пометки черным фломастером. Я заглядываю через плечо и вижу, что он проставляет какие-то цифры напротив моделей часов. Не могу стоять рядом с ним и не притрагиваться. Особенно когда он так сосредоточен. Между бровями залегают две параллельные складки. Нижняя губа немного выпирает. Я обнимаю его за талию, рука заползает в боковой карман. Руссо выгибает бровь и напоминает:
– Ты помнишь, какой валютой будешь расплачиваться.
Я улыбаюсь и прижимаюсь к его спине.
Руссо возвращает каталог девушке и поворачивается ко мне.
– Пойдем, зафиксируем твою мардаху в объектив, – он обнимает меня за плечи и ведет в фотоателье.
Мы заходим в небольшую студию. На стенах черно-белые портреты. Руссо называет фотографа Ворон. Они болтают по-приятельски, из разговора я понимаю, что они из одного байкерского клуба. На рабочем столе я вижу семейное фото с женой и маленьким ребенком. Руссо просит сделать мне фото на визу, я подкрашиваю помадой губы и поправляю прическу. Ворон быстро усаживает меня на регулируемый по высоте стул, фиксирует голову и просит не вертеться. Далее он под моим чутким руководством подправляет «недостатки» в фотошопе и распечатывает фотографии на принтере. Весь процесс занял не более получаса, после чего мы уже идем назад к машине и выезжаем со стоянки.
– Теперь куда? – спрашиваю я, пристегивая ремень безопасности.
– Заедем за паспортом в общежитие. Заполним вместе онлайн анкету на визу. Соберем вещи, и я отвезу тебя к подругам.
– Хороший план.
– У меня плохих не бывает, – дерзко бросает Руссо и подмигивает. – Пиши Софии, пусть скинет адрес. Забью в навигатор.

***
– Ого! Вы посмотрите, кто к нам приехал! – встречает нас София у входа, за ней маячит Анна.
Подруги помогают Руссо с вещами, я беру пакеты с обувью. Всей процессией мы поднимаемся на второй этаж и заходим в дальнюю спальню. Руссо присвистывает и ставит чемоданы на пол гардеробной. Он впечатлен домом и моей комнатой. Заглядывает в ванную и восклицает:
– Ничего себе!
Софа расплывается в улыбке. Но я уже чувствую, что его восторг поддельный, в нем поднимается новая волна ревности и недоверия. На лице отпечатывается то самое выражение: «Рай для траха». Боже, что же мне сделать, чтобы он так не реагировал?
Подруги ведут Руссо на первый этаж, показывает остальную часть дома. Они не понимают, что только подогревают его злость. Анна отстает от процессии, мы почти не говорим, обе все еще сконфужены после последних событий.
– Клевое платье, – наконец говорит она.
Вполголоса я рассказываю, как мое бордовое платье пало смертью храбрых. Анна одними губами спрашивает: «У вас все уже было?». Я качаю головой, но даю понять, что что-то все же было и она хитро щурится. Похоже, лед между нами начал трещать и плавиться. Подруга просит зайти меня к ней в комнату, когда провожу Руссо, и я киваю. Хочу побыстрее с ней все уладить, напряжение в наших отношениях выбивает меня из колеи.
Подруги прощаются и оставляют нас одних в гостиной.
– Завтра с утра приедет Наталья и сделает тебе депиляцию. Я выслал ей адрес и твой телефон. Я приеду, как она закончит, поедем в Итальянское посольство. Потом отвезу в институт. Кобра теперь вольная птичка, так что ты должна быть осторожной.
Честно говоря, мне жаль, что не увижу больше Кобру. Мы с ней подружились, и я буду скучать.
– Мне нужно после обеда в бутик... очень много работы.
– Как тебе там работается? – Руссо смотрит на наручные часы, видимо, пора прощаться, но мне так не хочется.
– Нормально. В любой работе есть приятные и неприятные аспекты.
– Меня интересуют неприятные, – он хмурится.
– Сложные клиенты, всем нужно угодить, под всех подладиться. Раньше я работала в цеху, наша продукция шла на прилавки в магазины, где уже продавцы работают с клиентами. А тут... все разные... каждый со своими странностями...
Мне, наверное, нужно рассказать об Адаме, но в последний момент я решаю, что справлюсь с ним сама. У Руссо и так много сейчас хлопот.
Мы выходим из коттеджа. Я в одном платье и туфлях, а на улице уже довольно прохладно. Руссо видит, что я ежусь и, поцеловав меня на прощание, идет к машине. У него снова испортилось настроение.
– Пока, детка, – кидает он на ходу.
– Спокойной ночи, – отзываюсь я.
Мне не хочется, чтобы он уезжал, но уже поздно, а завтра насыщенный день. Он садиться за руль, звонит его мобильный и Руссо тянется к телефону. Я вконец замерзла и, помахав ему на прощанье, закрываю металлическую дверь и убегаю в дом.
Анна еще не спит и сразу отзывается на мой стук. Захожу и вижу, что она уже легла в кровать и наносит крем на руки. Мы болтаем около часу без остановки. Я рассказываю ей про предстоящую поездку, как мы покупали платья, как ходили в ресторан. Она улыбается, комментирует, но про себя ничего не говорит. Не хочу ее торопить, сама все расскажет, когда наступит время. Мне и так хорошо. Анна снова рядом. Теперь даже ближе чем раньше. Стоит только постучать в ближайшую дверь, и я увижу ее улыбку, почувствую ее поддержку.
Я зеваю и смотрю на часы. Боже! Уже первый час ночи!
Мы прощаемся, и я довольная выпархиваю из комнаты. Из коридора через узкое окно в пол видна та часть улицы, что расположена перед воротами, и я буквально застываю, увидев, что Руссо еще не уехал. Меня одолевает беспокойство. Забегаю в спальню, накидываю куртку и мчусь к лестнице.
Руссо сидит в машине и смотрит на руль. Не могу понять, что с ним. Приближаюсь к машине со стороны водителя и всматриваюсь в салон. Он не двигается, и никак не реагирует на мое появление. Стучу по стеклу, он вздрагивает и открывает дверь.
– Милый, что случилось? – мой голос дрожит от волнения.
– Ничего, – его глаза сонные, он еле шевелит языком.
– Почему ты не уезжаешь? – я накрываю его холодную руку ладонью.
– Не знаю, – откровенно признается он и прижимается щекой к моей руке.
– Ты в порядке?
– Не знаю... нет...
Боже что случилось? Почему он такой странный?
– Пойдем со мной, милый, – говорю я спокойно, но настойчиво.
Он выходит из машины, словно робот. Глаза стеклянные. Из него будто выкачали всю энергию. Я завожу его в дом и веду в свою комнату. Расправляю постель и помогаю ему сесть.
– Давай с тебя все снимем.
Он раздевается и бросает вещи на пол. Я поднимаю их и развешиваю на вешалки в гардеробной. Укладываю его в постель, переодеваюсь в пижаму и забираюсь под одеяло. Он сразу сгребает меня в объятия и зарывается лицом в мои волосы.
– Я с тобой, милый, с тобой. Что бы ни случилось, мы справимся.
Из груди Руссо тут же вырывается протяжный стон. Через несколько минут тело расслабляется и он проваливается в сон.

http://idavydova.ru/
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470






Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 23
© 12.08.2017 Inessa Davydoff

Метки: роман, любовь, отношения, Верона, любовный роман,
Рубрика произведения: Проза -> Роман
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор














1