И расставил Паук свои сети. Глава VI. II


Устойчивый запах паркетного лака напоминал любому входившему в приемную и кабинет начальника управления, что здесь недавно проводился ремонт. Мебель, перевезенная полковником со старого здания, была почти антиквариатом и тоже подверглась значительной реставрации. Светло-зеленые стены придавали хозяину кабинета нездоровый цвет лица и уже через две минуты вгоняли майора в депрессию.
Логинов посмотрел на входящего в кабинет Терентьева, и молча кивнул, указывая на ближайший стул. Майор пересек кабинет, опустился на стул и выжидательно уставился на шефа, который с особой скрупулезностью начищал полированную столешницу.
– Что у тебя? – наконец-то недовольно пробормотал полковник после короткой паузы.
– Александр Васильевич, нужно кое-что обсудить.
– Выкладывай.
Майор подметил, что шеф в хорошем настроении и это вселяло надежду в то, что разговор не закончится его выдворением из кабинета. Демонстрируя перед Германом уверенность в своем шефе, он осознавал, что это мальчишеская бравада. На самом деле, узнав адрес сестры полковника, он испытал жгучую боль и предательские сомнения, неужели его шеф замешан в деле Паука? Это объясняло бы его желание лично допросить Демидову и прием на работу Сорокиной. Именно Логинов проводил с ней собеседование и подписал приказ о приеме на работу.
Открыв портфель, Терентьев стал перелистывать одну страницу списка за другой. Найдя нужный абзац, он обвел его ручкой и показал полковнику.
– Что это? – в недоумении спросил шеф, голос его был ровным и спокойным.
– Мы получили данные по IP-адресам, с которых заходили на сервер Лурье и скачивали файлы, предположительно для последующего шантажа.
– Так, хорошо. И что там? – в глазах полковника Терентьев увидел нечто похожее на тревогу.
– Посмотрите адрес, который я обвел ручкой.
Полковник прочитал обведенный абзац и поднял удивленные глаза на майора.
– Это адрес моей сестры. Правда, сейчас она там уже не живет.
– Но жила в то время, которое указано в списке.
Несколько секунд полковник внимательно вглядывался в лицо майора, пытаясь предугадать последующий ход беседы. Терентьев виновато опустил глаза, как бы извиняясь за недоверие.
– Вот значит как, – напряженно произнес полковник, брови взметнулись вверх, верхняя губа судорожно дрогнула, – что нам это дает в свете общей картины?
– То, что в квартире вашей сестры кто-то воспользовался компьютером и зашел на сайт шантажиста Лурье.
– Факт шантажа пока не доказан, – отрывисто напомнил полковник с хмурым лицом.
Тяжело поднявшись с кресла, Логинов размеренными шагами подошел к окну и стал всматриваться в урбанистический пейзаж. Майор знал, когда шеф сильно нервничает он всегда подходит к окну – так он пытался успокоиться.
– Помню вы, когда-то говорили, что ваш племянник очень смышленый в компьютерах.
– Так и есть, – не отрывая взгляда от дороги, согласился полковник.
– Может, это его рук дело?
– А кто ж его знает? Это у него надо спрашивать.
Всем своим видом Логинов давал понять, что разговор ему неприятен, но глубоко внутри был благодарен майору за то, что тот, не делая поспешных выводов, пришел и напрямую задал вопрос. Вернувшись к столу, он взял мобильный телефон и набрал номер сестры.
– Вера, здравствуй, это я. Пашка дома? Дай ему трубку, – пока происходила передача трубки, полковник постукивал костяшками пальцев по столу и не сводил взгляда с семейных фотографий, – Паша привет. Слушай, мне срочно нужна твоя помощь по очень важному делу, можешь приехать ко мне в управление? Хорошо, бери такси и сейчас же дуй ко мне.
С тяжелым вздохом полковник опустился в рабочее кресло и сказал:
– Пашка, конечно, тот еще сорванец, сестра постоянно на него жалуется. Но я уверен, что в криминал он не полезет. Знает, что с ним будет. Я ему еще год назад сказал: «Попадешься – отмазывать не стану».
– На первый взгляд эта информация могла и не вызвать никаких подозрений, – предположил Терентьев, словно давая полковнику место для маневра.
– Хорошо, я разберусь, а ты пока иди, занимайся делом. Я тебя позову, когда он приедет, – сказал полковник и взялся за телефон внутренней линии.
Майор взял список со стола, положил его в портфель и вышел из кабинета. Войдя в конференц-зал, он увидел Германа стоящего в задумчивости перед доской с уликами.
– На что смотришь?
– Да вот, сделал одно предположение, и после этого у меня вся схемка-то и сложилась, – сказал Герман, глядя на Терентьева горящими глазами.
– Какое предположение?
– А что если Паук – это Грозовой?
Майор отмахнулся от слов, словно от назойливой мухи и скривился в ухмылке.
– Скажешь тоже.
– А что? «Мокрухи» на нем нет. Всю грязную работу за него делают другие. А он развлекается с бабами и собирает деньги. Чистая работенка. И ты подумай, если даже возьмем его с поличным, что мы ему предъявим?
– Как что? – Терентьев загнул большой палец. – Во-первых, похищение и насильственное удержание, во-вторых, – в дело пошел указательный палец, – сговор в целях вымогательства и шантажа, в-третьих, подстрекательство к убийству.
– А женщина, скажет, что она сама к нему пришла. Шантаж доказать сложно, для этого нужны жертва и ее показания. Факт подстрекательства ты тоже не докажешь, потому что Рогов взял всю вину на себя. Он ведь сказал, что он убил всех этих женщин, и никакого сообщника у него не было, так?
Терентьев неохотно кивнул, против воли соглашаясь с железными доводами Германа.
– И что ты предлагаешь? – Терентьев посмотрел на Германа, и не удержался. – Умник.
– Предлагаю сосредоточиться на поиске Гулямова, – парировал Герман, не обращая внимания на ехидство напарника, – и закрыть дело полковника, Лурье и сомелье. Затем всерьез приняться за Рогова, это ты уже без меня сделаешь. Ну, а потом, когда все дела будут закрыты, может тебе повезет, и в отсутствии Гулямова и Рогова, Грозовой пойдет на убийство сам или попытается нанять убийцу. Вот тогда ты подставишь ему своего человека-киллера и докажешь факт найма убийцы. Но случится это не раньше чем через три месяца, и при условии, если женщина не забеременеет.
– Черт! – Терентьев стукнул по столу кулаком. – Достало меня это дело! До самой печенки достало!
Майор подошел к окну, заложил руки за спину, его взгляд бесцельно блуждал между проезжающими машинами и спешащими прохожими.
– Где сейчас Гулямов? Вот в чем вопрос, – задумчиво произнес Герман и поскреб подбородок.
– Отсиживается где-то.
– Почему он пришел к врачу Рогова в открытую, не таясь?
Дверь открылась, и на пороге вновь появилась секретарь Логинова.
– Михаил Матвеевич, Логинов снова просит вас зайти в его кабинет.

&&&
Терентьев вернулся в кабинет полковника и увидел парнишку лет семнадцати в кожаной куртке-косухе. Ни испуга, ни беспокойства на его лице не было, из чего майор сделал вывод, что полковник к делу не причастен, и мгновенно испытал глубочайшее облегчение. Сев за стол, Терентьев вопросительно посмотрел на полковника. Тот кивнул и сказал:
– Он уже в курсе дела, так что задавай свои вопросы.
Майор пристально посмотрел на юношу и спросил:
– Павел, зачем ты заходил на тот сервер?
– Я не помню, – с вызовом ответил племянник полковника.
– Пашка, не юли! Не хватало, чтобы я из-за твоих делишек своих погон лишился! – не выдержал Логинов, и резко стукнул ладонью по столу.
Парнишка вздрогнул и от испуга закричал:
– Я ничего такого не делал! Мне предложили пару баксов срубить, вот я и подписался!
– Кто предложил? – холодно спросил Терентьев.
– Знакомый!
– Как зовут? Где живет? Кто такой? – с каждым вопросом голос Терентьева становился все жестче.
– Кожухов Димка. Мы учились в одном классе. Потом он куда-то переехал! Куда – не знаю!
– Что ты должен был сделать? За что деньги?
– Ну, он сказал, зайдешь на сервер в определенное время и скачаешь файл. Сказал, чтоб я не смотрел, что там, просто скачал на флешку и отдал одной женщине.
– И ты, как последний идиот, так и сделал?! – было заметно, что полковник с трудом удерживается от более крепких выражений.
– Да! Эта тетка пришла в колледж, отдала мне деньги, а я ей флешку.
– Она или Димка знали, что у тебя дядя служит в органах?
– Нет, – Паша искоса глянул на дядю, – я об этом не распространялся, что я дурак что ли?
– А, по-моему, дурак, каких еще поискать! – Логинов покраснел от злости, глядя на беспутного племянника.
– Что с файлом, Паша? Ты видел, что в нем?
Павел, нервно кашлянул и потупил взгляд.
– Ну, попытался я открыть – ни хрена не получилось. Запросили пароль доступа. Я сделал несколько попыток, чтобы его взломать, но все впустую.
– Ясно, – сказал Терентьев, – так..., а что за женщина, опиши ее.
– Молодая, лет двадцать пять, длинные рыжие волосы, симпатичная такая. Рассказала пару анекдотов.
Майор испуганно уставился на парнишку и шумно сглотнул. Полковник перехватил его обеспокоенный взгляд и спросил:
– Что?
Вместо ответа, Терентьев быстро вышел из кабинета. Через минуту он вернулся, держа в руках фотографию, которую вынул из досье на адвоката.
– Она? – спросил Терентьев, показывая фотографию Демидовой.
– Да, это точно она, – ответил Павел и с опаской покосился на родственника.
Логинов оторопело смотрел на племянника, за считанные секунды он понял действия пронырливого адвоката, играющую не по правилам. Сопоставив временные отрезки, Логинов понял, что адвокат привлекла его племянника уже через три дня после задержания Рогова, а значит, в разработке у преступной группы был не только Архангельский.
«Быстро действуют», – подумал Логинов, а вслух сказал:
– Паша, ты иди, будешь нужен, я позвоню. О нашем разговоре никому ни слова. Даже маме. Ты понял?
– Понял, – недовольно пробубнил племянник, надвинул бейсболку козырьком назад и вышел из кабинета, по-стариковски шаркая ногами.
Когда полковник и майор остались в кабинете одни, Логинов сказал:
– Выходит адвокатша подстраховалась...
– Выходит, что так.
– Какая ушлая, отыскала моего племянника, нашла точки соприкосновения и без всякого нажима уговорила зайти на сервер сообщников, тем самым обеспечивая себе туз в рукаве.
– И не один у нее туз...
Полковник изучающее замер и через минуту спросил:
– Мне показалось или тебе есть, что сказать об этой Демидове?
– Не показалось, – Терентьев посмотрел полковнику в глаза.
– Опять с дамочками на работе фокусничаешь? – догадался полковник. – Тебе мало прежних инцидентов?
– Да я... она... – глаза майора блеснули, брови сомкнулись в одну сплошную линию, он шумно сглотнул и потянулся к графину с водой. Напившись воды, он вытер ладонью губы и начал объяснять: – Она подошла ко мне на похоронах Архангельского... я был в расстроенных чувствах... предложила выпить по рюмочке.
– Ты ведь тогда уже знал, что она адвокат Рогова?
– Знал, – обреченно выдохнул Терентьев.
– Идиот! Дальше?
– Выпили и хотели уже разойтись, но она предложила послушать у нее музыку. Я зашел…
– Наслушался?
– Так точно, – Терентьев опустил голову, – на всю жизнь.
– А ты не подумал, Миша, – начал полковник, делая ударение на имени, – что зная, какое дело ты ведешь, эта адвокатша специально заманила тебя к себе, и сделала для страховки видеозапись ваших… «прослушиваний»?!
Майор качнул головой:
– Как-то не подумал.
– Так подумай! – рявкнул Логинов и стукнул по столу. – Она подставила моего племянника, чтобы при первой же возможности разыграть эту карту. Думаешь, ты такой неотразимый и она примостилась рядом с тобой на похоронах, чтобы утешить? Она может приберечь видеозапись с вашими кувырканиями для того чтобы снять с дела ведущего следователя и поставить под сомнение все собранные тобой улики.
– Да уж, с нее станется, – вынужден был признать Терентьев.
– А заодно придумай, как это обойти! Ее арест не за горами и такая изворотливая проныра без боя не сдастся. Надеюсь, это ты понимаешь?!
Терентьев молча кивнул.
– Все! Можешь идти и начни шевелить мозгами, а не... тьфу! – полковник указал майору на дверь.
С понурой головой майор, словно нашкодивший мальчуган, вышел из кабинета и, постояв немного в задумчивости в приемной, спустился по лестнице на второй этаж и вошел в свой кабинет. Сейчас ему не хотелось никого видеть. Ну как он мог так вляпаться? Стыдно было признавать, но его, как школьника обвела вокруг пальца рыжеволосая бестия.
Тем временем, сидя в конференц-зале, Герман говорил по мобильному телефону с Ефимом.
– У меня есть новости.
– Слушаю, – сказал Герман и положил перед собой блокнот.
– Я вскрыл последний скопированный диск – там просто жуть! Это без содрогания смотреть нельзя... год без сна мне обеспечен!
Герман откинулся на спинку стула и раздраженно осадил расчувствовавшегося хакера:
– Фима, давай без эмоций. Только факты, что там?
– Это издевательства над женщиной! У меня мурашки по коже…, э-э-э, в общем, ее заживо расчленили!
– Вези сюда все, что удалось вскрыть.
– Один?!
– Прислать Кинг Конга?
– Нет! Только не его!
– Ну, тогда воспользуйся такси. Все. Жду тебя в управлении.
– Вот черт! – Ефим помолчал пару секунд, и обреченно добавил: – Ладно, постараюсь приехать через час.
Отбив звонок Герман прислушался, в приемной был слышен голос Логинова, он говорил секретарше, что уезжает на встречу и вернется через два часа. Майор после беседы с полковником в штаб так и не вернулся, поэтому Герман набрал номер его мобильного.
– Ты где?
– У себя, – сухо ответил Михаил.
– Сейчас приду, – Герман вышел в коридор через приемную и пошел к лестнице.
Патрикеев преодолел два лестничных пролета, спустился на второй этаж и вошел в кабинет майора. Открыв дверь, он увидел, что следователь сидит в темноте за своим столом, обхватив голову руками.
– Ты чего? Один, в темноте... что-то случилось?
– Думаю.
– Да неужели?! – Герман попытался пошутить, но мрачный вид Терентьева смел с лица так и не успевшую родиться улыбку.
– Я рассказал полковнику про Демидову, – глухо произнес Терентьев, – он сказал, что я должен быть готов к тому, что она попытается отстранить меня от дела.
– Ну, это мы еще посмотрим, – неунывающе ответил Герман, – скоро Ефим привезет видео, которое ему удалось скопировать с компьютера Лурье. Насколько я понял, на них запечатлена казнь жертвы.
– Достало все, сил нет, – ответил майор и закрыл лицо руками.
– Эй, ты чего? Скис, как простокваша.
– Я по уши в дерьме! До сих пор не пойму, как я мог так вляпаться!
– Ох уж эти бабы…, – начал было Герман, но осекся и, уже другим тоном, продолжил: – Придумаем что-нибудь, не впервой!
Майор нервно откашлялся, вынул сигарету из пачки и закурил. Сделав пару глубоких затяжек, он с шумом выдохнул и сказал:
– А если Логинов прав и она записала, как мы того… кувыркаемся?!
– Ты говорил что-нибудь, что может тебе навредить?
– Нет. Это был просто секс.
– Вот и успокойся. Секс в нашей стране теперь есть, и не является уголовным преступлением. И потом, еще неизвестно, существует ли вообще эта запись. А проблемы будем решать по мере их поступления.
– Мне нужно на воздух. Пойдем, подышим.
– Свежезагазованный московский смог – это то, что сейчас нужно! – снова попытался пошутить Герман, но шутка вновь осталась неоцененной.

&&&
За последние три месяца Ефим впервые вышел из дома один. Обычно его сопровождал охранник из ГРУ. Но три дня назад его отозвали, мотивируя тем, что опасность миновала. На управление Ефим начал работать около полугода назад, после того как из праздного любопытства вскрыл федеральную базу Пентагона и попал в поле зрения внешней разведки. В результате его действий под угрозой оказалась приватная информация сотен тысяч сотрудников американского военного ведомства. Серьезность последствий своего бездумного поступка он смог ощутить после того как заметил слежку за собой и другими членами семьи. После короткого расследования выяснилось, что следит за ним вовсе не наша разведка. Именно этот фактор сыграл решающую роль и Ефим был вынужден принять предложение о сотрудничестве с ГРУ, которое ранее неоднократно отклонял.
Хакер нахлобучил капюшон на голову, а лицо скрыл под медицинской маской. От страха мороз пробивал все тело, и даже теплая зимняя куртка не могла его согреть. То и дело оборачиваясь, он дошел до стоянки такси и сел в третью по счету машину, чем вызвал разноязычное негодование водителей впереди стоявших такси.
– На Малый Кисельный переулок! – нервно бросил он светловолосому коротышке с добродушным лицом.
Водитель вырулил со стоянки и выехал на шоссе Энтузиастов. Минут десять Ефим следил через боковое зеркало за дорогой и, убедившись, что слежки нет, скинул капюшон и снял маску. Водитель опасливо покосился на странного пассажира и прижался к дверце, словно готов был выпрыгнуть на ходу в любой момент.
Ефим вынул из кармана телефон матери и начал просматривать настройки мобильных приложений. Своего мобильника у него по понятным причинам не было, слишком большой риск, поэтому он уговорил мать снабдить его телефоном на пару часов.
Приехав в управление, Ефим поднялся в конференц-зал и открыл дверь. За столом сидели Герман, Терентьев и Мануйлов.
– Не прошло и года, – недовольно пробурчал Герман, глядя на сконфуженное лицо хакера.
– Сказал же через час, – Ефим прикрывая за собой дверь.
Поздоровавшись со всеми за руку, он присел к единственному компьютеру, вставил флешку и открыл несколько файлов.
– Без потерь удалось сохранить только три видеозаписи. Остальные сильно повреждены. На первой болтовня блатных, – словами сопроводил свои действия Ефим, запуская видео.
На черно-белой записи отчетливо были видны трое сидящих в ресторане мужчин. Между ними шел оживленный разговор. Майор сразу узнал одного из собеседников, ткнул пальцем в экран и сказал:
– Этого прыща я знаю! Заноза в заднице!
– Кто он? – осведомился Герман.
– Бахреев Руслан. Владелец охранного агентства «Легион».
– А почему заноза? – Герман сделал знак Ефиму приостановить запись.
– Мутный, как болото, а прижать не получается. Каждый раз выкручивается!
Герман кивнул Ефиму, и тот снова включил воспроизведение. Один из мужчин, тот что сидел к камере спиной, громко сказал: «Денег я дам, но остальное без меня». Бахреев говорил с кавказским акцентом: «Есть на примете один человечек. Уберет «Литву» чисто, без шума и пыли. А валить козла нужно за кордоном – меньше подозрений на банк».
– О чем это они? – спросил Мануйлов.
– Кажется, я понял, – просиял Терентьев, – пару лет назад в Таиланде был убит некто Литовский, банкир по прозвищу «Литва». Он был соучредителем одного из московских банков, который отмывал деньги всякой нечисти – торговцев наркотой, оружием. Думаю, речь о нем.
– Не поделили бабло? – предположил Мануйлов.
– А хрен его знает, что они там не поделили! – Терентьев даже поморщился от брезгливости. – Ладно, крути дальше.
Мужчины на записи еще немного поспорили, а в конце разговора Бахреев сказал: «Через три дня Литва летит в Тайланд, там все и сделаем». Третий собеседник спросил: «Сколько возьмет твой человек?». Бахреев придвинулся ближе и ответил вполголоса: «В доле пятеро, так что с каждого по двадцатке».
Ефим открыл вторую запись.
– Здесь разговор между женщиной и мужчиной.
Сначала на экране было размытое изображение, потом картинка прояснилась и все увидели роскошно обставленную комнату. Интерьер в классическом стиле, в центре большая кровать с балдахином, на кровати лежали красивая молодая блондинка и Грозовой. Лежа на груди поэта, женщина расточала ему комплименты: «Дорогой, это было как во сне. В какой-то момент мне показалось, что я от наслаждения теряю сознание. А мой придурок даже не знает, где у меня эрогенные зоны».
Мануйлов резко вскочил со стула и рванул к доске, сорвал увеличенную фотографию, на которой было запечатлено генеалогическое древо Паука.
– Вот она!
Все подняли глаза и увидели фото женщины, а рядом с ней фотографию девочки лет пяти.
– Блондинка родила от него дочь, – резюмировал майор.
– Говорю тебе Паук и есть Грозовой, – настойчиво произнес Герман.
– Похоже, ты прав, – нехотя признался Терентьев и в задумчивости потер подбородок.
Далее на записи женщина ласкала Грозового и нежилась в его объятиях. Затем он отстранился и встал с кровати. Накинув халат, он подошел к бару, который был расположен ближе к видеокамере, налил вина и добавил женщине в бокал белый порошок. Женщина лежала на кровати и что-то напевала вполголоса.
Грозовой: «Бокал вина?».
Она привстала, взяла бокал и сделала пару глотков. Поэт лег на кушетку, напротив кровати и как бы, между прочим, спросил: «Ты говорила, твой муж чиновник. Где конкретно?».
«Он большая шишка, член совета федерации», – ответила она после паузы.
«А ты что не могла мне об этом раньше сказать?! – нарочито возмущенно спросил Грозовой и как ужаленный вскочил с кушетки.
«А в чем дело? – в недоумении спросила женщина. – Что бы это изменило между нами? Я может, даже боялась этого и не хотела тебе говорить. Предполагала, как ты отреагируешь».
Грозовой сделал вид, что смягчился: «Хотя это даже придает нашим отношениям немного интриги. Известный поэт и писатель уводит жену члена совета федерации».
Он театрально расхохотался и, поставив свой бокал на прикроватную тумбу, лег рядом с ней и сдернул с нее одеяло. Поглаживая ее обнаженное тело, он слащаво улыбнулся и сказал: «Знаешь, дорогая, мне кажется, что ты недооцениваешь своего мужа. Мы ведь не сможем долго скрывать свои отношения. Он может нанести вред не только мне, но и моей семье. А ты ведь знаешь, в каком я положении – жена при смерти, на моих руках четверо детей».
– Вот урод! – не удержался Мануйлов. – Его жена здорова как космонавт! По утрам делает забег на десять километров вдоль набережной Москвы-реки!
– Классический прием, – ответил майор, – ты подожди, я пока развестись не могу, моя жена умирает или смертельно больна. Мы с ней не живем. Наш брак просто фикция, ну и так далее. Вариантов – море.
Тем временем, Грозовой продолжал ласкать и расспрашивать женщину: «Расскажи мне о нем. Какой он?»
«Он нудный и скучный финансист. Ни о чем кроме политики и экономики говорить не может. Илюша, я одинока и предоставлена самой себе. Ему дела до меня нет. Я как красивая кукла, которую нужно выводить в свет и показывать. В постели он просто невыносим», – ответила она томным голосом, язык стал у нее немного вялый.
«А чем он конкретно занимается?» – спросил Грозовой и стал целовать женщине грудь. Она застонала и отрывисто произнесла:
«Он… он решает вопросы с землей… и недвижимостью».
– Сейчас снова будет секс, – сказал Ефим, прокрутил немного запись вперед и остановил, – здесь, самое интересное, – добавил он, нажав на воспроизведение записи.
Женщина была сильно пьяна, язык уже заплетался, разговор крутился вокруг все той же темы, видно Грозовому было важно собрать как можно больше информации, чтобы выжить максимум выгоды. Блондинка лежала на груди у Грозового и говорила:
«...Был какой-то разговор, связанный с приватизацией завода, вроде его сначала обанкротили, а потом он и еще один его друг, через подставную фирму выкупили за копейки. Был организован аукцион для видимости, но его проводили тайно и все участники были фиктивными. Вообще он так много чего прибрал к рукам».
Женщина стала перечислять объекты недвижимости, среди них были офисные здания, торговые центры и производственные предприятия, в основном по выпуску продовольственных товаров.
Грозовой внимательно выслушал ее и сказал: «А он у тебя не промах. Смелый парень. Другой бы побоялся».
«А чего ему бояться? Он со всеми делится. Никому не мешает. Прибирает к рукам только то, что плохо лежит», – сказала она.
«Так все думают», – сказал Грозовой, и запись закончилась.
– Интересно, они выставили на аукцион эту запись или сами ею воспользовались? – спросил майор.
– Мне кажется что сами. Эта же клад для шантажиста, – сделал вывод Мануйлов.
– Не все так просто, – вступил в прения Герман, – недвижимость приобреталась через подставных лиц, нигде свою подпись муж жертвы, наверняка, не ставил. Доказать его вину будет очень трудно. Да и не наше это дело. Ставь следующую, Фима.
Глаза Ефима испуганно вспыхнули, дрожащими пальцами он запустил третью запись. Увидев первые кадры, все в комнате напряглись. На записи Рогов издевался над молодой женщиной, связанная по рукам и ногам она извивалась на полу и орала во все горло. Сначала Рогов ее сильно избил, потом изнасиловал, и в конце взял электропилу и подошел к обезумевшей от страха женщине.
– Выключи, – сказал майор.
Ефим выключил запись и сказал:
– Остальные записи я не смог восстановить.
– На сегодня и этого достаточно, – Герман обессилено опустился на стул.
В комнате воцарилось гнетущее молчание. Никто не горел желанием комментировать только что увиденное на экране. Ефим решил, что его миссия закончена, встал и пошел к выходу.
– Флешку я вам оставил. Звоните, если что…
Никто даже не поднял головы. После просмотра последней записи у всех на душе было мерзко и тягостно. Наполненные ужасом глаза и замогильный крик жертвы надолго отпечатались в сознании следователей. Герман и Михаил в унисон закурили. Комната стала быстро заполняться удушливым дымом.
Дверь конференц-зала резко распахнулась и в комнату вбежал Задорнов.
– Сорокину привезли! Ее адвокат тоже здесь! Сейчас оформляют!
– Ее адвокат Демидова? – поинтересовался майор.
– Нет, – покачал головой лейтенант и назвал фамилию известного адвоката, который в основном вел громкие дела, широко освещающиеся прессой.
Выпустив струю дыма, майор посмотрел на Германа и спросил:
– Пойдешь со мной?
Допрос Сорокиной Герман планировал с особой тщательностью, но как только услышал фамилию адвоката, понял, что его присутствие в комнате для допроса нежелательно. Расследование он должен был вести в тени, не привлекая к своей персоне излишнее внимание, а адвоката Сорокиной он знал лично – сокурсник по юридическому факультету, в котором Герман проучился два года, а потом понял, что это не его путь и перевелся в другое учебное заведение. Поэтому он сочувственно похлопал напарника по плечу и сказал:
– Сам справишься. Я пока займусь Гулямовым.
Терентьев тяжело поднялся со стула и неспешно вышел в коридор. Когда дверь за ним закрылась, Герман посмотрел на Мануйлова.
– Надо найти Мономаха.
– Проверяем все точки, где он может объявиться, а у дома его подружки круглосуточное наблюдение. Придет, никуда не денется.
– У него есть подружка? Почему раньше об этом не сказал?
– Мы определили телефон, по которому он звонил после врача. Это его старая подруга. Она обеспечила ему алиби в деле об убийстве. Видимо, он опять обратился к ней за помощью.
– Зачем он ей звонил?
– Оперативник, следящий за Гулямовым, слышал что-то про новые документы…
– Новые документы? – Герман на мгновение умолк. – Но почему только сейчас, почему раньше не подготовился к отходу?
– Вы намекаете на то, что его что-то удерживает здесь?
– Вывод сам собой напрашивается. Гулямов в прошлый раз улетел в Сочи по поддельным документам в день совершения преступления. Почему сейчас он так рискует? Думаю, у него есть еще одна цель.
– Кто? Как вы думаете?
Герман подошел к доске и нарисовал новую пирамиду. На самую верхушку он прикрепил фото Грозового. Под ним, Рогова и Лурье, еще ниже Демидову, Сорокину, Гулямова, сомелье и водителя.
– Рогов нанимает Гулямова для убийства Лурье, сомелье и полковника Архангельского, – Герман по очереди ткнул в каждого из названных, – он пытается убрать свидетелей, которые могут дать показания против него. Вопрос – что знает Демидова и Сорокина? Представляют ли они для него угрозу? В списке остался еще водитель, но его я даже рассматривать не хочу.
– Почему?
– Водитель был сыном сомелье и, скорее всего, выполнял мелкие поручения хозяина. Лурье не стал бы посвящать его в детали.
– Значит, остаются Демидова и Сорокина?
– Да. Слушай, а ты часом не знаешь, где Долгин?
– Нет. Его с утра никто найти не может. Он сегодня обещал мне деньги вернуть, поэтому я его с утра ищу.
– И много он тебе должен?
– Половину оклада.
– А зачем он у тебя занимал?
– Сказал, что матери на лекарства нужно. А что случилось? Почему вы им интересуетесь?
– Она больна? – осторожно поинтересовался Герман, не обращая внимания на вопрос коллеги.
– У нее рак, – тяжело вздохнул Мануйлов, – последняя стадия. Она сейчас в хосписе.
– Терентьев знает об этом? – Герман сощурился.
– Не думаю. Вовка мало с кем делится. А почему вы спрашиваете?
– Хотел с ним переговорить и не могу найти. А у тебя есть телефон его родителей или подруги?
– Нет у него подруги. Все свое свободное время они с сестрой уделяют матери.
– А номер сестры есть?
– Нет, но могу дать телефон хосписа, он у него под стеклом на столе лежит.
– Будь добр позвони по этому телефону и узнай адрес. Затем поезжай в больницу и найди его сестру. Если увидишь там Долгина, скажи, чтобы позвонил мне. А если его там нет, то расспроси сестру, когда она его видела в последний раз, где и все такое.
– Что случилось? – встревожился Мануйлов и взлохматил волосы.
– Сотрудник полиции не является на службу, дома его нет, телефон молчит, – Герман пристально посмотрел на Мануйлова, – тебе ничего тут не кажется странным?
– Может, с его матерью что-то…, – недоговорил Мануйлов.
– Вот и узнай, так ли это, – убедительно вставил Герман.
Мануйлов надел куртку, взял свою папку со стола и с озадаченным видом вышел из конференц-зала…

ttp://idavydova.ru/
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 42
© 11.08.2017 Инесса Давыдова

Метки: детектив, роман, паук, маньяк, жертва, убийство, следствие, следователь,
Рубрика произведения: Проза -> Детектив
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1