Не-живая 12,13


Не-живая 12. Казнь
Николай
Ров широкий заполнен на треть грудой тел.
Здесь фашисты вчера проводили расстрел.
За урон, что нанёс им Ивана отряд,
Расстреляли каратели сотню подряд
Взрослых, старых, подростков и даже детей…
Ненавижу ублюдков, фашистских зверей!!!
Ноги ватные. Тихо ко рву подхожу,
Сняв пилотку, в молчаньи на трупы гляжу.
Вот мальчишка – ему и пятнадцати нет…
Рядом женщина – с виду под сорок ей лет…
Вот старик с совершенно седой головой…
Мать с младенцем прострелены пулей одной…
Катя рядом стоит, и в зрачках её ад…
Тёмным диким огнём разгорается взгляд.
Ни за что не хочу оказаться сейчас
Под прицелом её багровеющих глаз…

Не-живая
Злоба, ненависть, боль… В них тону с головой…
Я полна до краёв всесжигающей тьмой.
И, сгорая от боли на тёмном ветру,
Я сама Николая за руку беру…
«Катя, видишь? Ведь ров-то ещё не зарыт!
Понимаешь, в чём дело?» - он мне говорит. –
«Это значит – они сюда снова придут!
Снова, твари, людей на расстрел приведут!»
«Пусть ведут – я их встречу. Ты будешь со мной?»
Коля молча кивает в ответ головой.


…Возле рва двадцать мумий в мундирах лежат,
С диким ужасом в серое небо глядят…
Не- живая 13. Нашла
Николай
Что ты, Кать, непонятно сегодня глядишь –
Как на сыра кусочек голодная мышь?..
Что случилось? Могу я хоть чем-то помочь?
«Можешь… Надо мне выйти в астрал в эту ночь.
Я нашла одного из своих палачей…»
«Чем могу – помогу!» - отвечаю я ей.
«Я сейчас улечу. Как наступит рассвет,
Меня за руку тронь… Всё, до встречи, привет!»
Тело сразу обмякло… Ну что ж, буду ждать…
Ты в астрале уж будь осторожнее, Кать…

Отто
Всё, признали негодным! Я еду домой!
Скоро буду в Тюрингии, милой, родной!
Русских пуль и штыков больше я не боюсь,
Из кошмара России живым я вернусь!
Утром поезд – война не страшна мне теперь!
В коридоре шаги… Открывается дверь…
Медсестра? Не похоже… глядят на меня,
Разгораясь, два тёмно-багровых огня…

Курт
От шипенья проснулся… О Боже мой, нет!!!
Рядом с койкой соседней застыл силуэт…
Тёмно-красным огнём взгляд кошмарный горит…
«Вот тебя и нашла я» – на Отто шипит.
«Помнишь, тварь, как колени мои раздвигал?
Как потом сапогами мне рёбра ломал?
Как стоял господином на нашей земле
И смотрел, как я корчусь, повиснув в петле?!
Как стреляли потом для забавы в мой труп,
Как вы ржали тогда – не забыл, душегуб?!
Вижу – помнишь… Настала расплаты пора.
Ты заплатишь за всё… Время есть до утра…»
Закричать попытался – не в силах… Лежу
И на гибель ужасную Отто гляжу…
Он под взглядом багровым беззвучно кричит,
Понемногу ссыхаясь… Мой Бог, что за вид!!!
А чудовище молча глядит на него… Утро…
В Отто постели лишь прах. Никого.
Встал с трудом. Рядом зеркало… Боже ты мой!
Отразился старик, совершенно седой…

Николай
Рассветает. Я Катю за руку беру –
Открывает глаза, как дитя поутру,
Потянулась… А взгляд – совершенно живой!
И о руку мою вдруг потёрлась щекой…





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 27
© 11.08.2017 Вадим Кочетов

Рубрика произведения: Поэзия -> Драмы в стихах
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1