Мертвые и живые


Марина откинула одеяло и подошла к шторе. Отдернула, блаженно потянулась, вглядываясь в поднимающееся над крышами солнце. Потом глянула вниз и недовольно дернула головой.
- Хороводов, ты меня любишь?
- После вчерашнего могла бы и не спрашивать, - сонно пробубнил в подушку Павел. Поднял голову и кивнул в сторону журнального столика, на котором едва уместились огромный букет розовых роз, два фужера и недопитая бутылка шампанского.
- Пашка, подать заявление в ЗАГС можно и с нелюбимым человеком.
- Угу. И такие браки по статистике нерушимы, - простонал парень и снова ткнулся лицом в подушку.
- И все-таки? – не унималась Марина. – Любишь?
- Люблю!
- А как?
- Сильно! – выдохнул Павел.
- Насколько? – хитро улыбнулась девушка.
- Сильно-пресильно! Иди сюда! – Хороводов понял невесту по-своему.
- Это хорошо! А на поступок ради любви способен?
- Тебе вчерашнего поступка мало? – ухмыльнулся Пашка.
- Я серьезно…- деланно надула губки Марина.
- Ну, способен… - обреченно кивнул парень, понимая, что выспаться ему не удастся.
- Тогда давай переедем, - девушка глянула ему в глаза.- Не могу я на кладбище жить.
- Марин, ты чего? – вскинул брови Хороводов.- Какое кладбище? Посмотри! У нас четырехкомнатная квартира на главном проспекте. Вокруг магазины, кинотеатры, рестораны. Этаж, правда, десятый, но ничего.
- Магазины, рестораны… - протянула Марина. – А это что?
Марина снова посмотрела вниз на распростертое во дворе кладбище. Ржавый, покосившийся забор, в пяти метрах от подъезда, выглядел не очень серьезной границей между мертвыми и живыми.
- И кому в голову пришло построить дом на кладбище? – вздохнула Марина.
- Не на кладбище, а около кладбища, - поправил Пашка невесту. – Город рос, строили новые микрорайоны. Кладбище раньше было на краю, а потом оказалось почти в центре города. Куда его девать?
- Снести. Зачем людям жить в этом кошмаре? Мертвым мертвое, а живым живое, - Марина пошарила глазами по комнате и найдя рубашку Павла, накинула её на плечи.
- Нельзя было сносить. Не положено. Есть порядок. Сроки…
- А теперь можно?
- Давно можно. На этом кладбище уже лет пятьдесят никого не хоронили, - Пашка потянулся к бутылке и выпил остатки из горлышка. – А район наш, знаешь, как прозвали?
”Живые и мертвые».
- Слышала! А почему никто не добивается сноса?- Марина присела рядам с Хороводовым. – Зачем оно здесь? У нас дети будут. Ты хочешь, чтобы они играли среди могил?
- Ну, я же играл, - безразлично кинул Пашка. – Знаешь, сколько у нас во дворе детей было. Не то, что сейчас. Не родятся они, что ли?
- Родятся. Только по домам сидят. На компьютерах.
- Точно, - вздохнул Хороводов. – Пропащее поколение. Вместо имен ники, вместо людей профили и клоны.
- Паш, я насчет переезда не поняла. Ты согласен?- Марина уставилась на жениха и он, не выдержав взгляда, отвернулся.
- Понимаешь… - вздохнул Павел. – Я тут с рождения живу. Это мой дом, мой двор…
- И кладбище твоё… - ехидно продолжила девушка.
- И оно тоже, - парень поднялся, взял Марину за руку и подвел к окну. – Видишь вон тот высокий памятник? А рядом с ним крест железный, с загогулинами?
- Ну…
- Вот там я и родился.
- Там?! На кладбище? Как это?
- Братан мой, Юрка. Еще маленький был. Аппендицит у него вырезали. Мама с отцом из больницы шли, во втором часу ночи. Она уже на сносях была.
- Через кладбище? Беременная? Ночью?- вытаращила глаза Марина.
- А тут другой дороги не было. В общем, приспичило мамке рожать. Или мне приспичило… Вот там, между могил, и разрешилась. А потом уже скорая подъехала.
- Бывает же, - проговорила Марина. – Так тебе кладбище, как Родина теперь. Сын погоста…
- Чего? Я тебе покажу Родину! – Хороводов схватил невесту за руку и бросил в постель.
- Нет, погоди! – девушка уперлась локтями в его грудь. – Это правда?
- Я тебе когда-нибудь врал?
- Н-нет…- ответила Марина, на секунду задумавшись. – Это, наверно, страшно… Рожать ночью, на кладбище…
- Что в этом страшного? Ночью там никого нет, кроме случайных прохожих, - Пашка отпустил невесту и, решив, что пора вставать, направился к шкафу.
- Мне все равно страшно… - негромко проговорила Марина.
- Марин, - обернулся Павел. – Это не просто кладбище во дворе. Это часть жизни. Ты еще не все знаешь.
- Что? Есть еще одна жуткая кладбищенская тайна твоего семейства? Ты вампир? Нет! Ты - привидение! С мотором! – девушка подняла руки, закатила глаза и пошла на Хороводова.
- Нет там никаких привидений,- обиженно произнес Пашка. – Никто и никогда их тут не видел. Вообще, мама говорила, что бояться надо живых, а не мертвых.
- Наверно, она права. От живых вреда больше, - кивнула Марина и опустила руки.- Так что там еще за история?
- Это было в девяносто пятом. Я во втором классе учился. Отец тогда решил бизнесом заняться, кредит взял, занял кое у кого… И пролетел. В общем, ни денег, ни бизнеса. Одни долги. И те оплачивать нечем. А тут бригадные приехали.
- Кто?
- Рэкетиры... Бандиты. Долги с отца вышибать, - Пашка нашарил в кармане брюк пачку сигарет, нервно закурил. – Забрали они меня.
- Как это «забрали»?
- Заложником. Дали отцу сутки на размышление, а после этого обещали меня им по частям подкинуть.
- Кошмар какой! – всплеснула руками девушка. – А дальше? Отец в милицию пошел?
- А смысл? Милиция у бандитов с рук ела.
- А как же тогда? Где деньги нашли?
- На кладбище, - Хороводов глубоко затянулся, помолчал и кивнул головой, как будто что-то решил. – Кладбище-то старинное. Тут еще дореволюционные могилы есть.
- Ну и что? – не поняла Марина.
- Отец подумал, что в старых могилах могут быть какие-то ценности… Украшения, золото. Вот и решили они ночью одну старую могилку раскопать. Взяли лопаты и пошли втроем: папа, мама и Юрка.
- Бррр! – содрогнулась девушка. – Правда? И как же они решились? Грех же!
- С одной стороны грех, а с другой жизнь сына. Ты бы что выбрала? – Павел испытующе глянул на невесту.
- Не знаю…- честно призналась она.
- А они знали! Раскопали они ночью могилу, а там два гроба. В одном офицер в эполетах, в другом женщина. Жена, наверно. Или невеста.
- И? – Марина почему-то перешла на шепот.- Дальше что?
- Нашли там перстни, кольца обручальные, бриллиантовое колье и серебряные часы. Именные. А у офицера еще и ордена были. Короче, хватило на все и еще осталось.
- А потом?
- Что «потом»? Днем отец все в скупку унес. Вернул долги и меня домой забрал.
- А с могилой как же? – нетерпеливо спросила девушка.
- Ничего. Они её сразу же в порядок привели. И с тех пор за ней ухаживали еще десять лет, пока не погибли. А теперь я за могилкой слежу. Вон она, где
бронзовый ангел. Видишь?- Пашка кивнул за окно.
- Жуть какая! Даже не знаю, что сказать.
- А ничего не надо говорить. Для меня это не просто кладбище, - Хороводов помолчал. – И не только для меня. А ты говоришь…
- Паш, я понимаю… Но все равно. Давай разменяемся, а?
Из прихожей раздался звонок.
- Поживем- увидим, - уклончиво ответил Павел и пошел открывать дверь.
В квартиру ввалился шумный и необъятный Валерка Сосницкий из соседнего подъезда. Прямо с порога он протянул Хороводову увесистые серебряные часы с цепочкой.
- Пользуйся! – громко взвизгнул Валерка. – Починил, почистил. Сто лет ходить будут и музыку играть.
Пашка открыл крышку с Георгием Победоносцем, и из часов полилось «Боже царя храни».
- Класс! – выскочила из комнаты Марина. – Дай посмотреть!
- Слышали? Кладбище сносить будут, - сообщил Сосницкий.
- Кто сказал? – не поверил Павел.
- В «новостях» сегодня передали. Тупицына помнишь? Депутатом был, пока не посадили. – чему-то обрадовался Валерка. Хороводов кивнул.
- Вот он хочет эту землю выкупить под парк культуры и отдыха. С аквапарком и все такое…
- Культуры, значит?
- И замечательно! – оторвалась от часов Марина. – Паш, это твои? А откуда они?
- Оттуда! – парень кивнул в сторону окна.
- Оттуда? – девушка положила часы на полку и вытерла руки о рубашку.- Те самые?
- Маришка, ты даже не представляешь, сколько они стоят! Это же историческая ценность! – снова возопил Сосницкий. Схватил часы. – Вот смотри! Под крышкой, с обратной стороны часов, была видна надпись: «Хорунжему Георгию Гагарину от его Императорского величества. За храбрость.» О! Ты же у нас тоже Гагарина!
- Георгий? Деда моего звали Виктор Георгиевич. У него отец был кавалерист, кажется. Офицер. Они вместе с женой погибли, когда деду пять лет было. Мать его под лед провалилась, а отец кинулся её спасать. Оба утонули. Неужели это они? Ведь их где-то в нашем городе похоронили.
- Может быть, - пожал плечами Пашка и повернулся к Сосницкому. – Так что с кладбищем делать будем?
- Как, что? – возмутился Валерка – Бороться будем! Народ поднимать! Это же память! Может, у этих покойников еще живые родственники есть? Нельзя так!
- Давай, братан! Дуй кАндрюхе и Ване Смирнову. Они мужики серьезные и своих в беде не бросят.
- Кого это «своих»? – сощурила глаза Марина.
- А мы тут всесвои. Мы жеживые и мертвые, - хрипло ответил Хороводов.- Я понимаю, со стороны дико выглядит, наверно. Да и по закону уже можно сносить. Но как?! Или ты считаешь, что твоих предков уже можно под бульдозер?
-Нет, Паша. Прав ты. Память должна быть. И совесть.
-Вот именно! – гаркнул Сосницкий.- Я побежал. И вы подтягивайтесь на наше место.
Пашка снова кивнул.
-А где тут ваше место, а Паш? – ухмыльнулась девушка.
-Где-где…Все там же, - Хороводов сдвинул брови и бросил взгляд за окно.





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 41
© 11.08.2017 Николай Поляков

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1